ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 4

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 4

3 декабря 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Четвёртая
Слежка (Продолжение)

Внутри оказалось уютно и чисто. Стояла старинная мебель из какого-то красивого дерева, повсюду были постелены вышитые, вязанные и плетеные салфетки, скатерти и коврики. На полках стояли книги, лежали раковины и ракушки.
Он усадил меня за стол и поставил передо мною еду и питьё. Глиняный кувшин со сладким вином, несколько головок сыров, эмпанадас – мясные и рыбные пирожки, и даже фильоас – традиционные блинчики, которыми славится Ла-Корунья.
Я, немного стесняясь, принялась за угощение. Хозяин составил мне компанию. Мы разговорились. Я рассказала, что бежала из революционного Лондона в Ирландию. Теперь вот держу путь в Венецию, чтобы развеяться и поправить здоровье.
- И что всё, что говорят о победе коммунистов в Англии, всё это правда? – поинтересовался он.
- Увы, да. – сказала я.
- Это, наверное, ужасно. – заметил он, сочувственно глядя на меня. – Я читал о Французской революции, и на меня это произвело самое неблагоприятное впечатление.
- Да, это ужасно! – подтвердила я. – Революции – это кошмар.
Затем немного помолчав, спросила как бы, между прочим:
- А вы не испанец и не галисиец?
- Да, правда. – кивнул Марко. – Я – итальянец. Мой предок в семнадцатом веке прибыл сюда из Флоренции. Какие-то дела заставили его покинуть родные берега, уж не знаю какие. Он открыл здесь таверну «Маркитанская лодка». После его смерти ей заправлял его сын, после сын сына. Но мой отец продал её двадцать лет назад. Ему нужны были деньги, да и дела шли плохо. Он мечтал, что мы сможем вернуться во Флоренцию, родную Флоренцию. Но так и не осуществил свои планы…
- Почему? – спросила я.
Марко пожал плечами.
- Честно говоря, я не знаю. Хотя нет, лгу. Я знаю, почему…
Сказав это, он замолк, потупившись.
- В чём дело? – удивилась я.
- Да! – махнул он рукою. – Дело в клятве, которую дал тот мой предок, Ампелайо Бальдуччи. Когда-то один человек помог ему покинуть Флоренцию, и дал денег, на которые он собственно и открыл свою таверну. Затем тот человек взамен отдал ему на хранение некий ларец. Взял с него клятву, что он и его потомки, с которых каждый новый хранитель из нашего рода, будет брать эту клятву, никогда не покинут Ла-Коруньи, никогда не продадут ларец, и не попробуют узнать, что хранится в нём. Они обязаны хранить его до тех пор, пока не придут за ним и не спросят его себе. Лишь после этого они освобождаются от клятвы и вольны покинуть это место.
- Странная история. – заметила я.
Марко кивнул и сказал:
- Как раз за минуту до вас, я отдал ларец некому весьма неприятному типу.
- Зачем же вы отдали?
- Клятва. Я тоже принёс клятву на смертном одре моего отца. Да и, кроме того, теперь я могу покинуть Ла-Корунью и стать моряком.
Я немного подумала, испытующе глядя на молодого итальянца. Тот казался честным и добродушным парнем. Наш пакетбот нуждался в матросах…
- Кстати, - сказала я, - могу протежировать вас капитану судна, на котором путешествую. Ему как раз нужны матросы.
Марко радостно вскочил. На его лице появилось выражение искренней и бесконечной благодарности.
- Это правда?! – воскликнул он, преодолев охватившее его волнение. – Что за корабль?! Когда он отправляется?!
- Ирландский пакетбот «Загадочная незнакомка». Отправляется завтра. У вас есть время, чтобы договориться с капитаном, собрать вещи и попрощаться с родными.
- Замечательно! – снова воскликнул он и даже хлопнул в ладоши. – Сбудется моя мечта! Я должен был благодарить того типа, я должен был расцеловать его!
Я иронически усмехнулась. Ясно представилась мне эта картина. Какое бы было выражение на лице у Бальдассаре! Смешно было представить.
Я попыталась вернуть Марко к интересовавшей меня теме, тем более что радостное состояние, в котором он теперь пребывал, расположило его ко мне.
- Что же такое было в этом ларце? – поинтересовалась я, самым невинным тоном, изображая обыкновенное человеческое любопытство. Пребывающий в радости молодой человек, не сразу понял, о чём идёт речь. Он некоторое время сидел, стараясь сосредоточиться.
- А в ларце! – наконец, сказал он. – Я не знаю. Да и никто не знал. Мы ведь давали клятву, что не попробуем узнать, что в нём.
- А было интересно?
- Ещё бы! Когда я был ребёнком, часто сидел и вертел его в руках. Он тяжёлый был, несмотря на свои сравнительно небольшие размеры. А что ещё самое главное, у него не было ни замка, ни отверстия для ключа! Лишь на крышке какие-то металлические пластинки, квадратики со значками. Их ещё можно было крутить, их было много и все разные. Хотя иногда попадались одни и те же. А ещё странные вещи случались с ним, но или не с ним, а с другими вещами, оказывавшимися поблизости. У нас был компас, старинный, флорентийской работы. Так он, полежав рядом с этим ларцом, просто с ума сошёл. Долгое время стрелка его вертелась во все стороны! А несколько раз, когда зимою бушевала непогода, молния ударяла в ларец! Только подумайте она попала в старый маяк, да к нам в комнату через окно!
Я, выслушав всё это, поняла, что время было потрачено мною не зря. Конечно, я так и не узнала, что было в ларце, но ведь совсем недавно я не знала вообще о существовании оного.
Теперь же можно было сопоставить некоторые факты. Во-первых, неизвестный тип, назвавший себя Бальдассаре Чеккарелли. Жертва пиратов, долго скитавшийся неизвестно где, жаждущий вернуться в Италию, конкретно требующий, чтобы его высадили либо в Ливорно, либо на худой конец в Генуе. Во-вторых, он был когда-то в Ла-Коруньи и судя по всему, было это давно. Он думал найти Бальдуччи, притом я не сомневалась в этом. Что-то когда он спрашивал о нём, прозвучало в его голосе. Но, что удивление, отчаяние, испуг? Как бы там не было, Бальдуччи был здесь в веке семнадцатом. Тогда же, как бы странно это не звучало, был здесь и Бальдассаре. Всё указывало на это. Хорошее знание старых улиц, удивление по поводу новых, притом удивляли его дома, как нынешнего века, так и прошлого. Наконец, в-третьих, загадочный ларец, который очень нужен был мнимому итальянцу, и который он получил. Что было в нём, оставалось только гадать. Хотя я могла бы попробовать покопаться в вещах Бальдассаре и найти его. Тем более, что вещей у того особенных не было. Кстати странным было то, где он умудрился достать чёрный плащ? Одежду ему, конечно, выдали, только матросскую, но плаща никто не давал.
Теперь, в-четвёртых, предмет, который лежит в ларце, обладает какою-то силою. Не случайно всё то, что случалось с ним: испорченный компас, удар молнии…
Я посмотрела на своего собеседника.
- Думаю, мне пора. – сказала я. – Покажите мне дорогу, а после приходите в порт, найдите пакетбот «Загадочная незнакомка» и спросите капитана Ангуса Уа`Бриэна.
- Хорошо, - воскликнул молодой человек, вставая.
Мы вышли на улицу и двинулись по ней. Шли долго, то и дело, сворачивая и петляя. Я поняла, что поступила правильно. Если бы я попробовала сама выбраться отсюда, легко бы заблудилась.
Марко вывел меня на площадь Марии Пита и тут остановился.
- Знаете, Элизабет, - виновато сказал он, - я не могу вести вас дальше. Совсем забыл! Мать просила меня кое-что сделать. Но надеюсь, отсюда вы сможете найти дорогу к порту. Сам я обязательно приду, предупредите капитана. И большое спасибо вам за всё!
Он сжал мою руку и отправился обратно. Я вздохнула, но делать было нечего, нужно было выбираться самой. Попробовала напрячь память и вспомнить, как накануне вёл нас Дуглас, и свернула на какую-то улицу, показавшуюся мне знакомой. И тут, я лицом к лицу столкнулась с Юджином!

***

Он в ужасе попробовал скрыться от меня, но понял, что поздно.
- Юджин! – воскликнула я поражённо. – Что ты здесь делаешь?! Ты же болен и должен лежать в постели?!
- Как и ты. – сказал он, пытаясь не глядеть на меня, и игнорируя первый вопрос.
- А что я?
- У тебя ведь тоже вроде, как голова болела. И ты никуда не собиралась идти. – проговорил он неприятным язвительным голосом.
- Откуда ты это знаешь? – изумилась я. – Ты, что подслушивал?!
Этот вопрос он тоже оставил без ответа, притворившись, что не расслышал его. Я же махнула на это рукой и решила хоть как-то воспользоваться неожиданно встречей, чтобы выбраться отсюда.
- Ты не видел никого из наших? – спросила я, и поскольку он ничего не говорил, упорно не глядя на меня, продолжила, надеясь, что хоть на один вопрос получу ответ:
- Алекса с Ниаллом? Ильму с Фредериком? Моего брата? Наконец, Горацио?
Реакция, которая последовала, едва я произнесла имя последнего, была сравнима лишь с недавно пережитым штормом.
- Горацио?! – взвопил Юджин, в первый раз с момента нашей ссоры, взглянув мне в лицо. – Почему я должен знать, где находиться какой-то Горацио?!
В его глазах блеснула ярость и злость. Я даже отступила назад. Никогда ещё Юджин не был таким, как сейчас.
- Юджин! – пролепетала я, поражённая. – Ты, что с ума сошёл?
- Сошёл ли я с ума?! – пуще прежнего взвопил он. – Может быть, а может быть, и нет. Может быть, наоборот поумнел. Хватит держать меня за идиота! Я вам всем покажу, всем! Мне наплевать за кого вы меня держите, когда-нибудь вы все пожалеете, что так вели себя со мною!
Угроза, которая звучала в этих его словах была нешуточная, а злость, которой было пронизано каждое слово, казалось, капала и прожигала дыры на камнях, которыми была выложена улица.
- Знаешь, что, - проговорила я, - лучше бы ты утонул. Так бы, по крайней мере, было лучше для всех.
- Особенно для вас. – сказал он, делая ударение на последнее слово.
Юджин тронулся прочь, но на мгновение остановился и смерил меня напоследок испепеляющим взглядом. Таким же Бальдассаре наградил добродушного и разговорчивого бородача.
После он пошёл в противоположную от меня сторону, оставив стоять и изумлённо и испуганно смотреть ему вслед.
Я опять осознала, что осталась одна и понятия не имею, куда идти. Постояла немного и пошла обратно к площади. Там я свернула на другую улицу и к своему глубокому изумлению и радости столкнулась с Фредериком.
- Фредерик! – воскликнула я.
- Рад тебя видеть! – сказал он в ответ и ласково улыбнулся мне. Я почувствовала резкую разницу между ним и его другом. Фредерик выглядел открытым и добрым. Вспомнив о частых подтруниваниях над ним, ощутила уколы совести. Чтобы как-то смягчить их, дала себе слово в дальнейшем относиться к Фредерику так, как он того заслуживает.
Я огляделась по сторонам и только тут заметила, что он один.
- А где Ильма и её испанец? – поинтересовалась я.
Фредерик беспомощно развёл руками.
- Я их потерял! Заинтересовался каким-то домом, очень уж занятная у него была арка, оглянулся – а их уже нет. Вот теперь пытаюсь их отыскать. Я-то сам плохо ориентируюсь в этом городе. Боюсь, что без помощи дона Хуана мне отсюда не выбраться.
- Плохо, плохо. – расстроилась я. – Я ведь тоже потерялась. Так рассчитывала на тебя…
- Мне жаль. – со вздохом проговорил Фредерик и замолчал, затем со смехом сказал:
- А знаешь, ведь та же история со мною произошла и вчера. Только ближе к вечеру. До ночи мне пришлось бродить сначала здесь, а потом по набережной. Еле смог отыскать порт и наш пакетбот.
Я рассмеялась, присоединившись к нему. Мы пошли по улице. Тут я вспомнила об Юджине и снова нахмурилась. Весёлости, как не бывало. Фредерик заметив это, спросил:
- В чём дело?
- Да так, - махнула я рукою, затем вдруг неожиданно для себя самой откровенно призналась:
- В Юджине.
И сама удивилась сказанному. До сих пор никому я не делала попытки рассказать о наших испорченных отношениях. Даже Алексу, а здесь не выдержала, и решилась рассказать, да ещё кому? Лучшему другу Юджина, человеку, которого знала не так уж и хорошо и которого до недавнего времени не считала особенным другом.
Фредерик приподнял брови от удивления.
- А что с ним?
Я поколебалась с минуту, затем неуверенно сказала:
- Он ведёт себя странно.
Фредерик вздохнул и тоже немного поколебавшись, сказал:
- Честно говоря, я заметил это. Думал и пытался убедить себя, что это не так. Но если и ты, так говоришь, значит всё это правда. С Юджином что-то не так.
- Он стал грубым и каким-то недоброжелательным. Резким, вспыльчивым…
- И замкнутым. – добавил Фредерик. – Когда я знал его, он был совсем другим. Он был добрым, весёлым и общительным. На все штаты не было никого кто бы мог сравниться с Юджином. Все шалости, все глупости, которые мы творили и в которые ввязывались, были с его подачи.
- Что же с ним случилось? – спросила я.
Мой собеседник пожал плечами и снова вздохнул. Затем продолжил:
- Я не узнаю его, он стал другим, совсем другим. Всё время о чём-то думает и думы эти не слишком добрые и светлые. Сторонится всех, даже меня. С одной стороны вроде бы нуждается во мне, я это чувствую, но в тоже время чуждается.
Я опять заколебалась, говорить – не говорить. Решила, что всё-таки надо с кем-то поделиться, потому сказала, зачем-то оглядевшись по сторонам и перейдя на шёпот:
- Я только, что столкнулась с ним.
- Не может быть! – воскликнул Фредерик. – Когда?! Где?! Разве он ещё не болен, я думал, что он лежит в постели!
- Я тоже так думала. – сказала я. – Но нет, свернула с площади на какую-то улицу и столкнулась с ним. Ещё между нами вышел не слишком приятный и дружеский разговор. А вчера, он куда-то тоже ходил!
- Правда? – изумился он и, покачав головою, заметил:
- Странно.
Затем вдруг резко схватил меня за руку и воскликнул:
- Знаешь, Элизабет! Вчера, когда я блуждал среди камней на побережье, мне почудилось, что кто-то прячется во мраке. Ещё ощущение такое возникло, словно чья-то недобрая воля таится и наблюдает за мною.
- Ты же не думаешь, что это Юджин? – вскричала я.
Фредерик испуганно проговорил:
- Ну что ты, конечно, я не думаю. Юджин ведь один из нас… а это было что-то враждебное. Юджин же, как бы он не изменился, ведь Юджином и остался! Разве нет?
Последнее фраза была сказана не слишком уверенно. В ней звучали страх и трепет. Потому я поспешила заверить его, что, конечно же, это не так. Хотя сама в первый раз подумала об обратном.
Улица завела нас в тупик, и нам пришлось ретироваться на площадь. Зато тут нас ожидало сразу несколько встреч. Со стороны здания Городской администрации, шли Ильма с доном Хуаном. С другой стороны, прямо противоположной, шли Алекс и Ниалл. Фредерик простился со мною, велев не вешать нос, и отправился ловить своих спутников. Я же окликнула кузена.
- О! – воскликнул Алекс, увидев меня. – Рад видеть тебя, Лизи.
По его голосу, какой-то бесконечной и неудержимой весёлости, а также не твёрдой поступи и тому факту, что он обнимал своего нового друга, я поняла, что он, как впрочем, и Ниалл, не слишком трезвые. Меня это не порадовало, а даже рассердило. Ночью они вернулись нетрезвые и теперь продолжали это беспечное гуляние. Стоило положить этому конец.
- Так-так, - вместо приветствия сказала я, - вы – пьяные?!
- Элизабет! – вскричал оскорблено кузен. – Как ты могла подумать такое?! Безусловно, вчера мы позволили себе немного… правда, Ниалл?
Тот утвердительно кивнул.
- Но сегодня, - продолжил Алекс, - мы не пили нечего кроме эля. Старого благородного эля…
- Значит наэлились? – грозно спросила я. – В жару? Фи, какой мувитон. Я-то рассчитывала, что вы выведите меня отсюда.
- А что ты заблудилась? – живо заинтересовался Алекс.
Я рассказала в общих чертах, упустив тот факт, что оказалась здесь потому, что выслеживала выловленного типа. Однако не умолчала о Марко, которому предложила поступить в матросы к нам на корабль. Рассказала и о Юджине.
- Ха! – воскликнул Алекс. – Что это на него нашло?!
- Нашло это на него уже давно. – сердито буркнула я. – Даже Фредерик заметил это…
- Ты?! – неожиданно сердито вскричал, бывший до того спокойным, кузен. – Ты говорила с ним?! Вместо того чтобы поговорить со мною?! Говорила с моим отъявленным врагом?!
- Не говори глупостей, - отмахнулась от него я, - он не враг, он друг. Кроме того он рассказал мне любопытную вещь.
И я поведала Алексу о том, как Фредерик заметил кого-то во мраке, кого-то кто пришёлся ему не по душе.
- Да я тоже кого-то слышал! – презрительно пожал плечами кузен и, толкнув своего, как я поняла, нового брата, обратился к тому:
 – Помнишь, я тебе говорил, что во мраке кто-то был!
Ниалл кивнул.
- Если и был, - сказала я, - то он скрылся, и никто не знает, кто это был и что замышляет. Господи! Как сразу много тайного и непонятного. И от всего веет чем-то зловещим.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0257046

от 3 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0257046 выдан для произведения:
Глава Четвёртая
Слежка (Продолжение)
 
Внутри оказалось уютно и чисто. Стояла старинная мебель из какого-то красивого дерева, повсюду были постелены вышитые, вязанные и плетеные салфетки, скатерти и коврики. На полках стояли книги, лежали раковины и ракушки.
Он усадил меня за стол и поставил передо мною еду и питьё. Глиняный кувшин со сладким вином, несколько головок сыров, эмпанадас – мясные и рыбные пирожки, и даже фильоас – традиционные блинчики, которыми славится Ла-Корунья.
Я, немного стесняясь, принялась за угощение. Хозяин составил мне компанию. Мы разговорились. Я рассказала, что бежала из революционного Лондона в Ирландию. Теперь вот держу путь в Венецию, чтобы развеяться и поправить здоровье.
- И что всё, что говорят о победе коммунистов в Англии, всё это правда? – поинтересовался он.
- Увы, да. – сказала я.
- Это, наверное, ужасно. – заметил он, сочувственно глядя на меня. – Я читал о Французской революции, и на меня это произвело самое неблагоприятное впечатление.
- Да, это ужасно! – подтвердила я. – Революции – это кошмар.
Затем немного помолчав, спросила как бы, между прочим:
- А вы не испанец и не галисиец?
- Да, правда. – кивнул Марко. – Я – итальянец. Мой предок в семнадцатом веке прибыл сюда из Флоренции. Какие-то дела заставили его покинуть родные берега, уж не знаю какие. Он открыл здесь таверну «Маркитанская лодка». После его смерти ей заправлял его сын, после сын сына. Но мой отец продал её двадцать лет назад. Ему нужны были деньги, да и дела шли плохо. Он мечтал, что мы сможем вернуться во Флоренцию, родную Флоренцию. Но так и не осуществил свои планы…
- Почему? – спросила я.
Марко пожал плечами.
- Честно говоря, я не знаю. Хотя нет, лгу. Я знаю, почему…
Сказав это, он замолк, потупившись.
- В чём дело? – удивилась я.
- Да! – махнул он рукою. – Дело в клятве, которую дал тот мой предок, Ампелайо Бальдуччи. Когда-то один человек помог ему покинуть Флоренцию, и дал денег, на которые он собственно и открыл свою таверну. Затем тот человек взамен отдал ему на хранение некий ларец. Взял с него клятву, что он и его потомки, с которых каждый новый хранитель из нашего рода, будет брать эту клятву, никогда не покинут Ла-Коруньи, никогда не продадут ларец, и не попробуют узнать, что хранится в нём. Они обязаны хранить его до тех пор, пока не придут за ним и не спросят его себе. Лишь после этого они освобождаются от клятвы и вольны покинуть это место.
- Странная история. – заметила я.
Марко кивнул и сказал:
- Как раз за минуту до вас, я отдал ларец некому весьма неприятному типу.
- Зачем же вы отдали?
- Клятва. Я тоже принёс клятву на смертном одре моего отца. Да и, кроме того, теперь я могу покинуть Ла-Корунью и стать моряком.
Я немного подумала, испытующе глядя на молодого итальянца. Тот казался честным и добродушным парнем. Наш пакетбот нуждался в матросах…
- Кстати, - сказала я, - могу протежировать вас капитану судна, на котором путешествую. Ему как раз нужны матросы.
Марко радостно вскочил. На его лице появилось выражение искренней и бесконечной благодарности.
- Это правда?! – воскликнул он, преодолев охватившее его волнение. – Что за корабль?! Когда он отправляется?!
- Ирландский пакетбот «Загадочная незнакомка». Отправляется завтра. У вас есть время, чтобы договориться с капитаном, собрать вещи и попрощаться с родными.
- Замечательно! – снова воскликнул он и даже хлопнул в ладоши. – Сбудется моя мечта! Я должен был благодарить того типа, я должен был расцеловать его!
Я иронически усмехнулась. Ясно представилась мне эта картина. Какое бы было выражение на лице у Бальдассаре! Смешно было представить.
Я попыталась вернуть Марко к интересовавшей меня теме, тем более что радостное состояние, в котором он теперь пребывал, расположило его ко мне.
- Что же такое было в этом ларце? – поинтересовалась я, самым невинным тоном, изображая обыкновенное человеческое любопытство. Пребывающий в радости молодой человек, не сразу понял, о чём идёт речь. Он некоторое время сидел, стараясь сосредоточиться.
- А в ларце! – наконец, сказал он. – Я не знаю. Да и никто не знал. Мы ведь давали клятву, что не попробуем узнать, что в нём.
- А было интересно?
- Ещё бы! Когда я был ребёнком, часто сидел и вертел его в руках. Он тяжёлый был, несмотря на свои сравнительно небольшие размеры. А что ещё самое главное, у него не было ни замка, ни отверстия для ключа! Лишь на крышке какие-то металлические пластинки, квадратики со значками. Их ещё можно было крутить, их было много и все разные. Хотя иногда попадались одни и те же. А ещё странные вещи случались с ним, но или не с ним, а с другими вещами, оказывавшимися поблизости. У нас был компас, старинный, флорентийской работы. Так он, полежав рядом с этим ларцом, просто с ума сошёл. Долгое время стрелка его вертелась во все стороны! А несколько раз, когда зимою бушевала непогода, молния ударяла в ларец! Только подумайте она попала в старый маяк, да к нам в комнату через окно!
Я, выслушав всё это, поняла, что время было потрачено мною не зря. Конечно, я так и не узнала, что было в ларце, но ведь совсем недавно я не знала вообще о существовании оного. 
Теперь же можно было сопоставить некоторые факты. Во-первых, неизвестный тип, назвавший себя Бальдассаре Чеккарелли. Жертва пиратов, долго скитавшийся неизвестно где, жаждущий вернуться в Италию, конкретно требующий, чтобы его высадили либо в Ливорно, либо на худой конец в Генуе. Во-вторых, он был когда-то в Ла-Коруньи и судя по всему, было это давно. Он думал найти Бальдуччи, притом я не сомневалась в этом. Что-то когда он спрашивал о нём, прозвучало в его голосе. Но, что удивление, отчаяние, испуг? Как бы там не было, Бальдуччи был здесь в веке семнадцатом. Тогда же, как бы странно это не звучало, был здесь и Бальдассаре. Всё указывало на это. Хорошее знание старых улиц, удивление по поводу новых, притом удивляли его дома, как нынешнего века, так и прошлого. Наконец, в-третьих, загадочный ларец, который очень нужен был мнимому итальянцу, и который он получил. Что было в нём, оставалось только гадать. Хотя я могла бы попробовать покопаться в вещах Бальдассаре и найти его. Тем более, что вещей у того особенных не было. Кстати странным было то, где он умудрился достать чёрный плащ? Одежду ему, конечно, выдали, только матросскую, но плаща никто не давал.
Теперь, в-четвёртых, предмет, который лежит в ларце, обладает какою-то силою. Не случайно всё то, что случалось с ним: испорченный компас, удар молнии…
Я посмотрела на своего собеседника.
- Думаю, мне пора. – сказала я. – Покажите мне дорогу, а после приходите в порт, найдите пакетбот «Загадочная незнакомка» и спросите капитана Ангуса Уа`Бриэна.
- Хорошо, - воскликнул молодой человек, вставая.
Мы вышли на улицу и двинулись по ней. Шли долго, то и дело, сворачивая и петляя. Я поняла, что поступила правильно. Если бы я попробовала сама выбраться отсюда, легко бы заблудилась.
Марко вывел меня на площадь Марии Пита и тут остановился. 
- Знаете, Элизабет, - виновато сказал он, - я не могу вести вас дальше. Совсем забыл! Мать просила меня кое-что сделать. Но надеюсь, отсюда вы сможете найти дорогу к порту. Сам я обязательно приду, предупредите капитана. И большое спасибо вам за всё!
Он сжал мою руку и отправился обратно. Я вздохнула, но делать было нечего, нужно было выбираться самой. Попробовала напрячь память и вспомнить, как накануне вёл нас Дуглас, и свернула на какую-то улицу, показавшуюся мне знакомой. И тут, я лицом к лицу столкнулась с Юджином!
***
Он в ужасе попробовал скрыться от меня, но понял, что поздно.
- Юджин! – воскликнула я поражённо. – Что ты здесь делаешь?! Ты же болен и должен лежать в постели?!
- Как и ты. – сказал он, пытаясь не глядеть на меня, и игнорируя первый вопрос.
- А что я?
- У тебя ведь тоже вроде, как голова болела. И ты никуда не собиралась идти. – проговорил он неприятным язвительным голосом.
- Откуда ты это знаешь? – изумилась я. – Ты, что подслушивал?!
Этот вопрос он тоже оставил без ответа, притворившись, что не расслышал его. Я же махнула на это рукой и решила хоть как-то воспользоваться неожиданно встречей, чтобы выбраться отсюда.
- Ты не видел никого из наших? – спросила я, и поскольку он ничего не говорил, упорно не глядя на меня, продолжила, надеясь, что хоть на один вопрос получу ответ:
- Алекса с Ниаллом? Ильму с Фредериком? Моего брата? Наконец, Горацио?
Реакция, которая последовала, едва я произнесла имя последнего, была сравнима лишь с недавно пережитым штормом.
- Горацио?! – взвопил Юджин, в первый раз с момента нашей ссоры, взглянув мне в лицо. – Почему я должен знать, где находиться какой-то Горацио?!
В его глазах блеснула ярость и злость. Я даже отступила назад. Никогда ещё Юджин не был таким, как сейчас.
- Юджин! – пролепетала я, поражённая. – Ты, что с ума сошёл?
- Сошёл ли я с ума?! – пуще прежнего взвопил он. – Может быть, а может быть, и нет. Может быть, наоборот поумнел. Хватит держать меня за идиота! Я вам всем покажу, всем! Мне наплевать за кого вы меня держите, когда-нибудь вы все пожалеете, что так вели себя со мною!
Угроза, которая звучала в этих его словах была нешуточная, а злость, которой было пронизано каждое слово, казалось, капала и прожигала дыры на камнях, которыми была выложена улица. 
- Знаешь, что, - проговорила я, - лучше бы ты утонул. Так бы, по крайней мере, было лучше для всех.
- Особенно для вас. – сказал он, делая ударение на последнее слово.
Юджин тронулся прочь, но на мгновение остановился и смерил меня напоследок испепеляющим взглядом. Таким же Бальдассаре наградил добродушного и разговорчивого бородача.
После он пошёл в противоположную от меня сторону, оставив стоять и изумлённо и испуганно смотреть ему вслед.
Я опять осознала, что осталась одна и понятия не имею, куда идти. Постояла немного и пошла обратно к площади. Там я свернула на другую улицу и к своему глубокому изумлению и радости столкнулась с Фредериком.
- Фредерик! – воскликнула я.
- Рад тебя видеть! – сказал он в ответ и ласково улыбнулся мне. Я почувствовала резкую разницу между ним и его другом. Фредерик выглядел открытым и добрым. Вспомнив о частых подтруниваниях над ним, ощутила уколы совести. Чтобы как-то смягчить их, дала себе слово в дальнейшем относиться к Фредерику так, как он того заслуживает.
Я огляделась по сторонам и только тут заметила, что он один.
- А где Ильма и её испанец? – поинтересовалась я.
Фредерик беспомощно развёл руками.
- Я их потерял! Заинтересовался каким-то домом, очень уж занятная у него была арка, оглянулся – а их уже нет. Вот теперь пытаюсь их отыскать. Я-то сам плохо ориентируюсь в этом городе. Боюсь, что без помощи дона Хуана мне отсюда не выбраться. 
- Плохо, плохо. – расстроилась я. – Я ведь тоже потерялась. Так рассчитывала на тебя…
- Мне жаль. – со вздохом проговорил Фредерик и замолчал, затем со смехом сказал:
- А знаешь, ведь та же история со мною произошла и вчера. Только ближе к вечеру. До ночи мне пришлось бродить сначала здесь, а потом по набережной. Еле смог отыскать порт и наш пакетбот.
Я рассмеялась, присоединившись к нему. Мы пошли по улице. Тут я вспомнила об Юджине и снова нахмурилась. Весёлости, как не бывало. Фредерик заметив это, спросил:
- В чём дело?
- Да так, - махнула я рукою, затем вдруг неожиданно для себя самой откровенно призналась:
- В Юджине.
И сама удивилась сказанному. До сих пор никому я не делала попытки рассказать о наших испорченных отношениях. Даже Алексу, а здесь не выдержала, и решилась рассказать, да ещё кому? Лучшему другу Юджина, человеку, которого знала не так уж и хорошо и которого до недавнего времени не считала особенным другом.
Фредерик приподнял брови от удивления.
- А что с ним?
Я поколебалась с минуту, затем неуверенно сказала:
- Он ведёт себя странно.
Фредерик вздохнул и тоже немного поколебавшись, сказал:
- Честно говоря, я заметил это. Думал и пытался убедить себя, что это не так. Но если и ты, так говоришь, значит всё это правда. С Юджином что-то не так.
- Он стал грубым и каким-то недоброжелательным. Резким, вспыльчивым…
- И замкнутым. – добавил Фредерик. – Когда я знал его, он был совсем другим. Он был добрым, весёлым и общительным. На все штаты не было никого кто бы мог сравниться с Юджином. Все шалости, все глупости, которые мы творили и в которые ввязывались, были с его подачи.
- Что же с ним случилось? – спросила я.
Мой собеседник пожал плечами и снова вздохнул. Затем продолжил:
- Я не узнаю его, он стал другим, совсем другим. Всё время о чём-то думает и думы эти не слишком добрые и светлые. Сторонится всех, даже меня. С одной стороны вроде бы нуждается во мне, я это чувствую, но в тоже время чуждается.
Я опять заколебалась, говорить – не говорить. Решила, что всё-таки надо с кем-то поделиться, потому сказала, зачем-то оглядевшись по сторонам и перейдя на шёпот:
- Я только, что столкнулась с ним.
- Не может быть! – воскликнул Фредерик. – Когда?! Где?! Разве он ещё не болен, я думал, что он лежит в постели!
- Я тоже так думала. – сказала я. – Но нет, свернула с площади на какую-то улицу и столкнулась с ним. Ещё между нами вышел не слишком приятный и дружеский разговор. А вчера, он куда-то тоже ходил!
- Правда? – изумился он и, покачав головою, заметил:
- Странно.
Затем вдруг резко схватил меня за руку и воскликнул:
- Знаешь, Элизабет! Вчера, когда я блуждал среди камней на побережье, мне почудилось, что кто-то прячется во мраке. Ещё ощущение такое возникло, словно чья-то недобрая воля таится и наблюдает за мною.
- Ты же не думаешь, что это Юджин? – вскричала я.
Фредерик испуганно проговорил:
- Ну что ты, конечно, я не думаю. Юджин ведь один из нас… а это было что-то враждебное. Юджин же, как бы он не изменился, ведь Юджином и остался! Разве нет?
Последнее фраза была сказана не слишком уверенно. В ней звучали страх и трепет. Потому я поспешила заверить его, что, конечно же, это не так. Хотя сама в первый раз подумала об обратном.
Улица завела нас в тупик, и нам пришлось ретироваться на площадь. Зато тут нас ожидало сразу несколько встреч. Со стороны здания Городской администрации, шли Ильма с доном Хуаном. С другой стороны, прямо противоположной, шли Алекс и Ниалл. Фредерик простился со мною, велев не вешать нос, и отправился ловить своих спутников. Я же окликнула кузена.
- О! – воскликнул Алекс, увидев меня. – Рад видеть тебя, Лизи.
По его голосу, какой-то бесконечной и неудержимой весёлости, а также не твёрдой поступи и тому факту, что он обнимал своего нового друга, я поняла, что он, как впрочем, и Ниалл, не слишком трезвые. Меня это не порадовало, а даже рассердило. Ночью они вернулись нетрезвые и теперь продолжали это беспечное гуляние. Стоило положить этому конец.
- Так-так, - вместо приветствия сказала я, - вы – пьяные?!
- Элизабет! – вскричал оскорблено кузен. – Как ты могла подумать такое?! Безусловно, вчера мы позволили себе немного… правда, Ниалл?
Тот утвердительно кивнул.
- Но сегодня, - продолжил Алекс, - мы не пили нечего кроме эля. Старого благородного эля…
- Значит наэлились? – грозно спросила я. – В жару? Фи, какой мувитон. Я-то рассчитывала, что вы выведите меня отсюда.
- А что ты заблудилась? – живо заинтересовался Алекс.
Я рассказала в общих чертах, упустив тот факт, что оказалась здесь потому, что выслеживала выловленного типа. Однако не умолчала о Марко, которому предложила поступить в матросы к нам на корабль. Рассказала и о Юджине.
- Ха! – воскликнул Алекс. – Что это на него нашло?!
- Нашло это на него уже давно. – сердито буркнула я. – Даже Фредерик заметил это…
- Ты?! – неожиданно сердито вскричал, бывший до того спокойным, кузен. – Ты говорила с ним?! Вместо того чтобы поговорить со мною?! Говорила с моим отъявленным врагом?!
- Не говори глупостей, - отмахнулась от него я, - он не враг, он друг. Кроме того он рассказал мне любопытную вещь.
И я поведала Алексу о том, как Фредерик заметил кого-то во мраке, кого-то кто пришёлся ему не по душе.
- Да я тоже кого-то слышал! – презрительно пожал плечами кузен и, толкнув своего, как я поняла, нового брата, обратился к тому:
 – Помнишь, я тебе говорил, что во мраке кто-то был!
Ниалл кивнул.
- Если и был, - сказала я, - то он скрылся, и никто не знает, кто это был и что замышляет. Господи! Как сразу много тайного и непонятного. И от всего веет чем-то зловещим.
Рейтинг: 0 174 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!