ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 18

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 18

24 декабря 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Восемнадцатая
Алеск и Ниалл выходят на тропу войны

Алекс и Ниалл целый день провели в тревогах. Они старались по возможности не упускать из виду Бальдассаре. Несколько раз они натыкались на Юджина, и то и дело им казалось, что это не случайно. Тот же делал вид, что прогуливается и от нечего делать посещает те или иные места. Тем не менее, Юджин постоянно дёргался и оглядывался по сторонам. Каждый раз, завидев синьору Аннэлису, он умудрялся вовремя спрятаться и затаиться.
Дело в том, что молодая венецианка за время затянувшегося пребывания на Гибралтаре, успела порядком надоесть несчастному влюблённому. Она неустанно преследовала его, и когда ей удавалось, всеми силами пыталась удержать.
Одним словом Юджин бы весь на нервах, что не укрылось от двух новоиспечённых братьев.
Кроме того странное возбуждение и волнение встрепенуло вялый городишко. То и дело какие-то крики долетали до пакетбота. К тому же ещё ветер принёс, неизвестно откуда взявшийся, запах дыма и гари.
В полдень к кораблю подошла толпа вооружённых и воинственно настроенных горожан, предводительствуемая неким ловким пройдохой по имени Лео.
Горожане неустанно что-то вопили и яростно сотрясали воздух оружием. Дугласу всё это не понравилось, и он на всякий случай велел матросам, а также оставшимся на корабле людям, вооружиться. Конечно, он понимал, что идти против толпы в чужом городе полная бессмыслица. Ведь на её стороне столько преимуществ, а на их?! Лишь корабль с шестнадцатью пушками да горстка людей. Но он надеялся, что до оружия дела не дойдёт. Потому, когда предводитель горожан Лео самым наглым и неприятным образом потребовал капитана, Дуглас скрепя сердце, вышел к нему.
- Я требую капитана, – заявил ему Лео.
- Капитана нет, – спокойно проговорил Дуглас. Его лицо не выражало никаких чувств. Оно сохраняло хладнокровие и твёрдость.
- Значит, капитан презирает нас и не желает с нами вести никаких дел? – с издёвкой спросил тот. – А может он присоединился к Чёрному Графу и тот даже пожаловал ему какой-нибудь титул? Всё уж лучшее приобретение для ирландского лосося…
- Не понимаю о чём вы говорите, любезнейший. – сухо сказал Дуглас. – Однако сообщаю вам: капитана нет. А пока его нет, вы будете говорить только со мной, как с его помощником.
По толпе прошёл гул, который не предвещал ничего хорошего. Но Лео поднял руку и горожане послушно замолкли.
- Что ж, - сказал он, - извольте тогда выдать нам Чёрного Графа, синьор помощник.
- Не понимаю о чём вы, – снова повторил Дуглас.
- Сомневаюсь, - криво усмехнулся Лео, - но так, и быть объясню вам, коли вы изволите не знать. Чёрный Граф – гроза морей, вероломный и жестокий убийца и исчадие зла. Теперь с вас довольно?
- То, что вы изволили мне перечислить всего лишь старые легенды и суеверия и ничего более. – сказал Дуглас. – Чёрный Граф – это вымысел для запугивания детей и слабоверных.
Толпа снова недовольно зашумела, но и на этот раз, её предводитель приказал ей замолчать. Он поглядел в упор на помощника капитана и произнёс официальным тоном, в котором, однако слышалась угроза:
- Жители свободного города Гибралтара требуют от вас немедленной выдачи преступника и убийцы графа ди Онори. Если же вы не изволите выполнить их требований, я не ручаюсь за последствия, но могу убедить вас, что вы, ваш корабль и все люди на нём понесут кару, ибо будут считаться соучастниками Чёрного Графа.
Эта речь была встречена одобрительными улюлюканьем. Но Дуглас, тем не менее, даже бровью не повёл.
- Если в этом ваше требование, - ещё более спокойно, чем в начале, сказал он, - тогда ничем не могу вам помочь. Графа ди Онори на корабле нет. И я бы посоветовал поискать его в другом месте.
По толпе прошла волна возмущения.
- Он лжёт!
- Они прячут его!
- Убить их всех!
Лео снова поднял руку, и когда толпа стихла, сказал:
- Графа ди Онори нет ни в городе, ни в проклятом доме. Кроме того если бы он был в последнем, то ветер уже бы развеял по ветру его презренный пепел!
При этих словах он махнул рукою в сторону скал, возвышавшихся над городскими улицами и домами. Только теперь Дугласу и всем тем, кто оставался на корабле, стал понятен источник дыма. Многие при этом содрогнулись. Алекс с ужасом подумал об Элизабет и остальных. Ниалл не на шутку встревожился. И лишь Дуглас продолжал сохранять хладнокровие.
- Я повторяю вам ещё раз, - спокойно и твёрдо, выговаривая каждое слово, сказал он, - что на корабле нет графа ди Онори.
- И какие доказательства? – спросил Лео, ядовито прищурив глаз.
- Слово чести моряка Ирландского Королевства.
С этими словами Дуглас повернулся лицом к той стороне, где находилась его Изумрудная Родина, и приложил руку к сердцу.
Толпа недовольно замычала, а её предводитель разошёлся в смехе.
- Вы полагаете, что этого достаточно?
Это было серьёзным оскорблением. Все моряки на пакетботе схватились за кортики. В их глазах блеснули гнев и ярость. На этот раз даже Дуглас не выдержал. Его рука метнулась к оружию, но он во время сумел совладать со своими чувствами. Ведь он понимал, какая ответственность возложена на него. Он не мог так просто дать волю гневу, когда на его попечении, ладно были бы только такие же, как и он, моряки, но были ведь ещё и пассажиры!
Потому он сказал спокойно:
- Этого более чем достаточно.
При этом он смотрел прямо в глаза Лео. В его взгляде было столько скрытой силы и властности, что внезапно тот ощутил какую-то дрожь. Лео поспешил отвести глаза. Он сказал, в голосе его уже не было и следа той прежней наглости и самодовольства:
- Что ж если вы так считаете… Я поверю вашему слову. Но если к полудню завтрашнего дня мы не найдём Чёрного Графа, вам несдобровать.
И толпа, возглавляемая им, удалилась.
- Негодяи! – крикнул им вслед Ниалл. Его переполняло возмущение.
- Но у них большое преимущество перед нами. – сказал Дуглас. – Они у себя, а наша Родина далеко.
- Но вы ведь не сдадите им графа ди Онори? – поинтересовался у него Алекс. – Вы ведь не верите в эти глупости, что он – это Чёрный Граф?
- Безусловно нет. – сказал Дуглас. – Кроме того с ним ведь часть наших пассажиров. И флайтха Элизабет в их числе. Страшно представить, что эти дикари сделают с ней и со всеми ими. Но я надеюсь, что с ними всё в порядке.
- Но, что мы будем делать, господин помощник капитана? – вопросил Ниалл. – Ведь они дали нам отсрочку до полудня.
- Если вы не забыли, Ниалл, то мы сумели пережить тот остров, хотя в нём орудовали силы пострашнее горстки обывателей, вооружённых вилами. – заметил Дуглас. – А, кроме того, мы можем выйти в море.
- И бросить остальных, в том числе и капитана? – спросил Алекс.
- Нет, не бросить. Уйти, а после вернуться. Если бы на Гибралтаре сейчас был губернатор, можно было бы обратиться к нему. Да и, кроме того, он бы не позволил твориться такому бесчинству. Но он уехал. – проговорил Дуглас. – И, однако же, думаю, нам не стоит отвлекаться от своих обязанностей.
Ниалл и Алекс с трудом провели день. Всё это время они были, как на иголках. Алекс неустанно боролся с желанием броситься искать Элизабет и остальных. Хотя, конечно, больше он жаждал отыскать именно её. Ну, может быть ещё Горацио Лефроя с его слугою. К графу он питал равнодушие с оттенком какого-то странного чувства, что словно грызло и жгло ему сердце. Но, безусловно, отдавать графа толпе разъярённых горожан, он не желал, несмотря, ни на что.
Но вот, наконец, ночь опустилась на Гибралтар подобно чёрной и бархатной накидке. Два друга сидели на палубе, привалившись спинами к фальшборту и полностью сливаясь с тенью, которую он отбрасывал. Две пары глаз держали под надзором носовую часть корабля, ту, где располагалось жилое помещение для матросов.
Пакетбот стоял погружённый во мрак и тишину, и мало-помалу это стало усыплять друзей. Один из них даже уже стал клевать носом, когда, наконец, послышались чьи-то быстрые, уверенные, но приглушённые шаги. Алекс и Ниалл моментально встряхнули с себя всякие остатки сна, насторожились и приготовились действовать.
Вскоре они уже следовали за своею жертвой, так же незаметно, как и она, миновав корабль, а после и порт. Тёмной и едва уловимой тенью, Бальдассаре, а это был он, в своём чёрном плаще, прошёл насквозь весь городок. Он ловко и умело обходил отряды из вооружённых горожан, неусыпно патрулировавших, как сами улицы, так и пригород. Таким образом, Бальдассаре, а за ним и двое друзей, достигли Одинокого дома. Но, что предстало им, троим, вместо величавого когда-то особняка? Обгорелые и ещё дымящиеся руины и лишённые стёкол окна.
Здесь мнимый итальянец помедлил, словно дожидаясь кого-то, тем не менее, оставаясь начеку. Алекс и Ниалл держались всего в нескольких шагах от него, тихие и невидимые, как его собственная тень. Поэтому, когда внезапно из ближайших кустов выскочила фигура, укутанная в такой же чёрный плащ, оба друга едва успели отскочить в сторону, иначе бы та налетела на них, и тогда бы об их наличие стало известным. Таинственный сообщник итальянца, подошёл к нему и что-то сказал.
- Он сбежал, - сообщил ему Бальдассаре тихо, свистящим шёпотом, - но мы достанем его. Снова, как уже когда-то в пещерах. На этот раз я надеюсь, что с ним будет покончено полностью, и больше он не посмеет вставать на чужом пути. В мире может быть лишь одна сила и один властелин!
Что на это ответил его сообщник, снова не удалось разобрать, как двое друзей не старались. Тут со стороны дороги раздались голоса горожан, и оба злодея скрылись в ближайших зарослях жимолости. Алекс и Ниалл с минуту помешкали, не зная как им быть. Ведь преследуемые могли просто притаиться, а могли уже пуститься в путь по одной им известной тропе. Если первое, то оба друга не могли себе позволить так легко попасться в руки врага, а если второе, то было бы обидно упустить добычу.
Но вот, когда Алекс уже собрался принять решение согласно со вторым мнением, преследуемые неожиданно показались буквально в двух шагах от него и его спутника. Благо, что луна только что зашла за тучи, а на них обоих отбрасывал свою тень вымерший Одинокий дом.
- Они скрылись. Мы же двинемся тропами, о которых здесь никто не знает. – прозвучал голос Бальдассаре.
И оба негодяя пустились в обход особняка. За ними медленно и осторожно двинулись их преследователи, стараясь, чтобы расстояние между ними было не слишком велико, но и не слишком мало. Шли долго. Несколько раз путь представлял собою явную угрозу для непосвящённых. Попадались крутые подъёмы вверх и столь же крутые спуски вниз. Несколько раз прямо под ногами оказывались глубокие расщелины и один раз обрыв в сотню футов глубиной и шириной. Выступающие и острые скалы, малозаметные и поросшие травой камни, которые и при дневном свете представляли собою хитрую и коварную ловушку, а уж при безлунной ночной тьме и подавно, могли стать погибелью. А кроме того Алексу и Ниаллу приходилось не издавать ни малейшего звука, что было само по себе маловероятным. Пару раз, каждый из них позволил себе нашуметь.
Один раз Алекс наступил на камень, который не только сам сорвался в пропасть, но и сделал попытку увлечь за собою и свою жертву. Потому чтобы воспрепятствовать сей малопривлекательной перспективе, Алекс с едва слышными чертыханиями, в самый последний момент успел ухватиться за плечо своего друга. Но грохот падающего камня привлёк внимание врага. И Бальдассаре и его спутник, бывшие в уже десятке шагов от этого места, насторожились и даже вернулись назад. Только чудом всё обошлось.
Другой раз шум поднял Ниалл. Он наскочил на кем-то сложенную пирамидку из небольших круглых камней и та с шумом разлетелась. На этот раз спутник мнимого итальянца проявил дотошность и подозрительность. Если бы не близлежащие кусты, а под ними не некое подобие пещерки, оба преследователя бы оказались обнаруженными. Но Алекс успел вовремя затащить своего друга в укрытие, где они просидели затаив дыхание, пока опасность не миновала.
В конце концов, Бальдассаре и его молчаливый спутник, вышли к узкой горной тропе, какой разве что пользовались дикие козы. Идти по ней пришлось не долго. Вскоре тропа стремительно поднимаясь, вывела к голому и открытому всем ветрам гребню гористого кряжа. И преследуемые, и преследователи оказались на маленькой каменной платформе, которая с трех сторон круто обрывалась вниз. С четвертой же стороны чернел вход или даже скорее не вход, а лаз в пещеру, полускрытый колючим кустарником, заваленный камнями и совсем низкий. Глядя на него, даже не верилось, что туда может войти человек.
Луна, выглянув из-за туч, озарила все вокруг мертвенным светом. И две мрачные фигуры – Бальдассаре и его сообщника, закутанные в чёрные плащи, так что было невидно их лиц, показались Ниаллу и Алексу какими-то палачами или посланниками зла, вершащими свой тёмный ритуал.
После непродолжительных манипуляций, один за другим, преследуемые скрылись. Преследователи же так и остались стоять в нерешительности, не зная, идти или им следом, или не стоит.
Очень спонтанно и не сговариваясь, оба друга пришли к единому решению. Ибо перед внутренним взором Алекса предстал укоризненный и в тоже время слегка насмешливый образ Элизабет. Ниалл же вспомнил о долге и о своём капитане, который был для него, как и для всех других на корабле чем-то большим, чем просто вышестоящее начальство, здесь на чужбине, вдалеке от Изумрудного острова и родных, он был им всем, как отец и справедливый властитель.
Потому оба они устремились по направлению к лазу. При ближайшем рассмотрении, друзья пришли к выводу, что Бальдассаре и его таинственный спутник, не иначе как исчезли или переместились в пространстве, а может даже прошли сквозь камень. То, что вначале, при тусклом свете луны почудилось лазом, было небольшим тупиковым отверстием.
- И что теперь? – спросил Ниалл, свистящим шёпотом. Звук его голоса в окружающем безмолвии прозвучал зловеще, так что и он и его названный брат, невольно содрогнулись.
- Не могли же они пройти сквозь стену! – отозвался в ответ Алекс. – Пусть один из них Чёрный Граф или кто бы там ни было, пусть он хоть сущий дьявол! Но до сей поры он почему-то покидал корабль обыкновенным способом.
- Ты прав. – проговорил Ниалл. – Но тогда, как они прошли?
Алекс не ответил. Он принялся обшаривать стену из камня, старательно избегая соприкосновения с разросшимся кустарником. Но всё было тщетно. Камень оставался недвижим и непоколебим.
Алекс бросил попытки и повернулся к названному брату. Тот опустился на колена и, указав в чёрную тупиковую дыру, спросил:
- Может, стоит поискать там?
И не дожидаясь ответа, снял с пояса кортик и ткнул им в черноту. Сразу же камень пришёл в движение. Заработал тихий едва различимый механизм. Спустя несколько минут, оба друга стояли в узком тоннеле. Проход за ними закрылся, и насколько они могли судить, открыть его с этой стороны возможности не было. Впереди чернела неизвестность и тишина, непроницаемая и щемящая, как в забытой могиле…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0261262

от 24 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0261262 выдан для произведения:
Глава Восемнадцатая
Алеск и Ниалл выходят на тропу войны

Алекс и Ниалл целый день провели в тревогах. Они старались по возможности не упускать из виду Бальдассаре. Несколько раз они натыкались на Юджина, и то и дело им казалось, что это не случайно. Тот же делал вид, что прогуливается и от нечего делать посещает те или иные места. Тем не менее, Юджин постоянно дёргался и оглядывался по сторонам. Каждый раз, завидев синьору Аннэлису, он умудрялся вовремя спрятаться и затаиться.
Дело в том, что молодая венецианка за время затянувшегося пребывания на Гибралтаре, успела порядком надоесть несчастному влюблённому. Она неустанно преследовала его, и когда ей удавалось, всеми силами пыталась удержать.
Одним словом Юджин бы весь на нервах, что не укрылось от двух новоиспечённых братьев.
Кроме того странное возбуждение и волнение встрепенуло вялый городишко. То и дело какие-то крики долетали до пакетбота. К тому же ещё ветер принёс, неизвестно откуда взявшийся, запах дыма и гари.
В полдень к кораблю подошла толпа вооружённых и воинственно настроенных горожан, предводительствуемая неким ловким пройдохой по имени Лео.
Горожане неустанно что-то вопили и яростно сотрясали воздух оружием. Дугласу всё это не понравилось, и он на всякий случай велел матросам, а также оставшимся на корабле людям, вооружиться. Конечно, он понимал, что идти против толпы в чужом городе полная бессмыслица. Ведь на её стороне столько преимуществ, а на их?! Лишь корабль с шестнадцатью пушками да горстка людей. Но он надеялся, что до оружия дела не дойдёт. Потому, когда предводитель горожан Лео самым наглым и неприятным образом потребовал капитана, Дуглас скрепя сердце, вышел к нему.
- Я требую капитана, – заявил ему Лео.
- Капитана нет, – спокойно проговорил Дуглас. Его лицо не выражало никаких чувств. Оно сохраняло хладнокровие и твёрдость.
- Значит, капитан презирает нас и не желает с нами вести никаких дел? – с издёвкой спросил тот. – А может он присоединился к Чёрному Графу и тот даже пожаловал ему какой-нибудь титул? Всё уж лучшее приобретение для ирландского лосося…
- Не понимаю о чём вы говорите, любезнейший. – сухо сказал Дуглас. – Однако сообщаю вам: капитана нет. А пока его нет, вы будете говорить только со мной, как с его помощником.
По толпе прошёл гул, который не предвещал ничего хорошего. Но Лео поднял руку и горожане послушно замолкли.
- Что ж, - сказал он, - извольте тогда выдать нам Чёрного Графа, синьор помощник.
- Не понимаю о чём вы, – снова повторил Дуглас.
- Сомневаюсь, - криво усмехнулся Лео, - но так, и быть объясню вам, коли вы изволите не знать. Чёрный Граф – гроза морей, вероломный и жестокий убийца и исчадие зла. Теперь с вас довольно?
- То, что вы изволили мне перечислить всего лишь старые легенды и суеверия и ничего более. – сказал Дуглас. – Чёрный Граф – это вымысел для запугивания детей и слабоверных.
Толпа снова недовольно зашумела, но и на этот раз, её предводитель приказал ей замолчать. Он поглядел в упор на помощника капитана и произнёс официальным тоном, в котором, однако слышалась угроза:
- Жители свободного города Гибралтара требуют от вас немедленной выдачи преступника и убийцы графа ди Онори. Если же вы не изволите выполнить их требований, я не ручаюсь за последствия, но могу убедить вас, что вы, ваш корабль и все люди на нём понесут кару, ибо будут считаться соучастниками Чёрного Графа.
Эта речь была встречена одобрительными улюлюканьем. Но Дуглас, тем не менее, даже бровью не повёл.
- Если в этом ваше требование, - ещё более спокойно, чем в начале, сказал он, - тогда ничем не могу вам помочь. Графа ди Онори на корабле нет. И я бы посоветовал поискать его в другом месте.
По толпе прошла волна возмущения.
- Он лжёт!
- Они прячут его!
- Убить их всех!
Лео снова поднял руку, и когда толпа стихла, сказал:
- Графа ди Онори нет ни в городе, ни в проклятом доме. Кроме того если бы он был в последнем, то ветер уже бы развеял по ветру его презренный пепел!
При этих словах он махнул рукою в сторону скал, возвышавшихся над городскими улицами и домами. Только теперь Дугласу и всем тем, кто оставался на корабле, стал понятен источник дыма. Многие при этом содрогнулись. Алекс с ужасом подумал об Элизабет и остальных. Ниалл не на шутку встревожился. И лишь Дуглас продолжал сохранять хладнокровие.
- Я повторяю вам ещё раз, - спокойно и твёрдо, выговаривая каждое слово, сказал он, - что на корабле нет графа ди Онори.
- И какие доказательства? – спросил Лео, ядовито прищурив глаз.
- Слово чести моряка Ирландского Королевства.
С этими словами Дуглас повернулся лицом к той стороне, где находилась его Изумрудная Родина, и приложил руку к сердцу.
Толпа недовольно замычала, а её предводитель разошёлся в смехе.
- Вы полагаете, что этого достаточно?
Это было серьёзным оскорблением. Все моряки на пакетботе схватились за кортики. В их глазах блеснули гнев и ярость. На этот раз даже Дуглас не выдержал. Его рука метнулась к оружию, но он во время сумел совладать со своими чувствами. Ведь он понимал, какая ответственность возложена на него. Он не мог так просто дать волю гневу, когда на его попечении, ладно были бы только такие же, как и он, моряки, но были ведь ещё и пассажиры!
Потому он сказал спокойно:
- Этого более чем достаточно.
При этом он смотрел прямо в глаза Лео. В его взгляде было столько скрытой силы и властности, что внезапно тот ощутил какую-то дрожь. Лео поспешил отвести глаза. Он сказал, в голосе его уже не было и следа той прежней наглости и самодовольства:
- Что ж если вы так считаете… Я поверю вашему слову. Но если к полудню завтрашнего дня мы не найдём Чёрного Графа, вам несдобровать.
И толпа, возглавляемая им, удалилась.
- Негодяи! – крикнул им вслед Ниалл. Его переполняло возмущение.
- Но у них большое преимущество перед нами. – сказал Дуглас. – Они у себя, а наша Родина далеко.
- Но вы ведь не сдадите им графа ди Онори? – поинтересовался у него Алекс. – Вы ведь не верите в эти глупости, что он – это Чёрный Граф?
- Безусловно нет. – сказал Дуглас. – Кроме того с ним ведь часть наших пассажиров. И флайтха Элизабет в их числе. Страшно представить, что эти дикари сделают с ней и со всеми ими. Но я надеюсь, что с ними всё в порядке.
- Но, что мы будем делать, господин помощник капитана? – вопросил Ниалл. – Ведь они дали нам отсрочку до полудня.
- Если вы не забыли, Ниалл, то мы сумели пережить тот остров, хотя в нём орудовали силы пострашнее горстки обывателей, вооружённых вилами. – заметил Дуглас. – А, кроме того, мы можем выйти в море.
- И бросить остальных, в том числе и капитана? – спросил Алекс.
- Нет, не бросить. Уйти, а после вернуться. Если бы на Гибралтаре сейчас был губернатор, можно было бы обратиться к нему. Да и, кроме того, он бы не позволил твориться такому бесчинству. Но он уехал. – проговорил Дуглас. – И, однако же, думаю, нам не стоит отвлекаться от своих обязанностей.
Ниалл и Алекс с трудом провели день. Всё это время они были, как на иголках. Алекс неустанно боролся с желанием броситься искать Элизабет и остальных. Хотя, конечно, больше он жаждал отыскать именно её. Ну, может быть ещё Горацио Лефроя с его слугою. К графу он питал равнодушие с оттенком какого-то странного чувства, что словно грызло и жгло ему сердце. Но, безусловно, отдавать графа толпе разъярённых горожан, он не желал, несмотря, ни на что.
Но вот, наконец, ночь опустилась на Гибралтар подобно чёрной и бархатной накидке. Два друга сидели на палубе, привалившись спинами к фальшборту и полностью сливаясь с тенью, которую он отбрасывал. Две пары глаз держали под надзором носовую часть корабля, ту, где располагалось жилое помещение для матросов.
Пакетбот стоял погружённый во мрак и тишину, и мало-помалу это стало усыплять друзей. Один из них даже уже стал клевать носом, когда, наконец, послышались чьи-то быстрые, уверенные, но приглушённые шаги. Алекс и Ниалл моментально встряхнули с себя всякие остатки сна, насторожились и приготовились действовать.
Вскоре они уже следовали за своею жертвой, так же незаметно, как и она, миновав корабль, а после и порт. Тёмной и едва уловимой тенью, Бальдассаре, а это был он, в своём чёрном плаще, прошёл насквозь весь городок. Он ловко и умело обходил отряды из вооружённых горожан, неусыпно патрулировавших, как сами улицы, так и пригород. Таким образом, Бальдассаре, а за ним и двое друзей, достигли Одинокого дома. Но, что предстало им, троим, вместо величавого когда-то особняка? Обгорелые и ещё дымящиеся руины и лишённые стёкол окна.
Здесь мнимый итальянец помедлил, словно дожидаясь кого-то, тем не менее, оставаясь начеку. Алекс и Ниалл держались всего в нескольких шагах от него, тихие и невидимые, как его собственная тень. Поэтому, когда внезапно из ближайших кустов выскочила фигура, укутанная в такой же чёрный плащ, оба друга едва успели отскочить в сторону, иначе бы та налетела на них, и тогда бы об их наличие стало известным. Таинственный сообщник итальянца, подошёл к нему и что-то сказал.
- Он сбежал, - сообщил ему Бальдассаре тихо, свистящим шёпотом, - но мы достанем его. Снова, как уже когда-то в пещерах. На этот раз я надеюсь, что с ним будет покончено полностью, и больше он не посмеет вставать на чужом пути. В мире может быть лишь одна сила и один властелин!
Что на это ответил его сообщник, снова не удалось разобрать, как двое друзей не старались. Тут со стороны дороги раздались голоса горожан, и оба злодея скрылись в ближайших зарослях жимолости. Алекс и Ниалл с минуту помешкали, не зная как им быть. Ведь преследуемые могли просто притаиться, а могли уже пуститься в путь по одной им известной тропе. Если первое, то оба друга не могли себе позволить так легко попасться в руки врага, а если второе, то было бы обидно упустить добычу.
Но вот, когда Алекс уже собрался принять решение согласно со вторым мнением, преследуемые неожиданно показались буквально в двух шагах от него и его спутника. Благо, что луна только что зашла за тучи, а на них обоих отбрасывал свою тень вымерший Одинокий дом.
- Они скрылись. Мы же двинемся тропами, о которых здесь никто не знает. – прозвучал голос Бальдассаре.
И оба негодяя пустились в обход особняка. За ними медленно и осторожно двинулись их преследователи, стараясь, чтобы расстояние между ними было не слишком велико, но и не слишком мало. Шли долго. Несколько раз путь представлял собою явную угрозу для непосвящённых. Попадались крутые подъёмы вверх и столь же крутые спуски вниз. Несколько раз прямо под ногами оказывались глубокие расщелины и один раз обрыв в сотню футов глубиной и шириной. Выступающие и острые скалы, малозаметные и поросшие травой камни, которые и при дневном свете представляли собою хитрую и коварную ловушку, а уж при безлунной ночной тьме и подавно, могли стать погибелью. А кроме того Алексу и Ниаллу приходилось не издавать ни малейшего звука, что было само по себе маловероятным. Пару раз, каждый из них позволил себе нашуметь.
Один раз Алекс наступил на камень, который не только сам сорвался в пропасть, но и сделал попытку увлечь за собою и свою жертву. Потому чтобы воспрепятствовать сей малопривлекательной перспективе, Алекс с едва слышными чертыханиями, в самый последний момент успел ухватиться за плечо своего друга. Но грохот падающего камня привлёк внимание врага. И Бальдассаре и его спутник, бывшие в уже десятке шагов от этого места, насторожились и даже вернулись назад. Только чудом всё обошлось.
Другой раз шум поднял Ниалл. Он наскочил на кем-то сложенную пирамидку из небольших круглых камней и та с шумом разлетелась. На этот раз спутник мнимого итальянца проявил дотошность и подозрительность. Если бы не близлежащие кусты, а под ними не некое подобие пещерки, оба преследователя бы оказались обнаруженными. Но Алекс успел вовремя затащить своего друга в укрытие, где они просидели затаив дыхание, пока опасность не миновала.
В конце концов, Бальдассаре и его молчаливый спутник, вышли к узкой горной тропе, какой разве что пользовались дикие козы. Идти по ней пришлось не долго. Вскоре тропа стремительно поднимаясь, вывела к голому и открытому всем ветрам гребню гористого кряжа. И преследуемые, и преследователи оказались на маленькой каменной платформе, которая с трех сторон круто обрывалась вниз. С четвертой же стороны чернел вход или даже скорее не вход, а лаз в пещеру, полускрытый колючим кустарником, заваленный камнями и совсем низкий. Глядя на него, даже не верилось, что туда может войти человек.
Луна, выглянув из-за туч, озарила все вокруг мертвенным светом. И две мрачные фигуры – Бальдассаре и его сообщника, закутанные в чёрные плащи, так что было невидно их лиц, показались Ниаллу и Алексу какими-то палачами или посланниками зла, вершащими свой тёмный ритуал.
После непродолжительных манипуляций, один за другим, преследуемые скрылись. Преследователи же так и остались стоять в нерешительности, не зная, идти или им следом, или не стоит.
Очень спонтанно и не сговариваясь, оба друга пришли к единому решению. Ибо перед внутренним взором Алекса предстал укоризненный и в тоже время слегка насмешливый образ Элизабет. Ниалл же вспомнил о долге и о своём капитане, который был для него, как и для всех других на корабле чем-то большим, чем просто вышестоящее начальство, здесь на чужбине, вдалеке от Изумрудного острова и родных, он был им всем, как отец и справедливый властитель.
Потому оба они устремились по направлению к лазу. При ближайшем рассмотрении, друзья пришли к выводу, что Бальдассаре и его таинственный спутник, не иначе как исчезли или переместились в пространстве, а может даже прошли сквозь камень. То, что вначале, при тусклом свете луны почудилось лазом, было небольшим тупиковым отверстием.
- И что теперь? – спросил Ниалл, свистящим шёпотом. Звук его голоса в окружающем безмолвии прозвучал зловеще, так что и он и его названный брат, невольно содрогнулись.
- Не могли же они пройти сквозь стену! – отозвался в ответ Алекс. – Пусть один из них Чёрный Граф или кто бы там ни было, пусть он хоть сущий дьявол! Но до сей поры он почему-то покидал корабль обыкновенным способом.
- Ты прав. – проговорил Ниалл. – Но тогда, как они прошли?
Алекс не ответил. Он принялся обшаривать стену из камня, старательно избегая соприкосновения с разросшимся кустарником. Но всё было тщетно. Камень оставался недвижим и непоколебим.
Алекс бросил попытки и повернулся к названному брату. Тот опустился на колена и, указав в чёрную тупиковую дыру, спросил:
- Может, стоит поискать там?
И не дожидаясь ответа, снял с пояса кортик и ткнул им в черноту. Сразу же камень пришёл в движение. Заработал тихий едва различимый механизм. Спустя несколько минут, оба друга стояли в узком тоннеле. Проход за ними закрылся, и насколько они могли судить, открыть его с этой стороны возможности не было. Впереди чернела неизвестность и тишина, непроницаемая и щемящая, как в забытой могиле…
Рейтинг: 0 145 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!