ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 16

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 16

16 декабря 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Шестнадцатая
Злоключения Ильмы

После долгих часов подъёма, скитания по низким и мрачным коридорам, путники, ведомые Лефроем, устали и чуть ли не валились с ног. Всё новые и новые ходы один за другим сменяли друг друга, пересекая путь, поднимаясь или переходя в очередные пещеры. Наконец, в одной из пещер Ильма не выдержала. До того она твёрдо заставляла себя держаться и не подавать признаков усталости. Но внезапно она ощутила, что силы её на исходе.
- Не знаю, как вы, - сердито заявила она, - но я больше идти не могу.
Дон Хуан и Фредерик тут же рассыпались в извинениях по поводу своей не чуткости и не внимательности. Фредерик поспешил соорудить ей царское сидение из сундуков и кое-каких вещей.
Но Горацио, как ни странно, усталости почти, что не ощущал. Оставив свою спутницу отдыхать, а двух кавалеров охранять её, сам он, позвав Патрика, отправился исследовать очередные ходы. Надо же было определить, каким путём им дальше следовать. Пещера, в которой они оказались на этот раз, была вытянутой. Из неё шло много ходов. Дальний же её конец терялся во мраке и путь к нему был загромождён камнями. Потому Горацио решил обследовать его лишь в крайнем случае. Выбрав проход, который пришёлся ему больше по душе, он со слугою двинулся по нему. Однако дон Хуан и Фредерик недолго смогли выдержать в бездействии.
- Донья Ильма, - вкрадчиво проговорил испанский грант, держа её за руку и заглядывая в глаза, Фредерику это не слишком понравилось, но он смолчал, - вы извините меня, если я тоже немного пройдусь. Совсем недалеко.
- Я тоже с вашего позволенья. – сказал Фредерик, почему-то обращаясь к Ильме в том же великосветском тоне, что и испанец.
- Что ж, - произнесла та, которой порядком надоели оба, - идите.
Когда они, рассыпаясь в любезностях, скрылись из глаз, Ильма ещё некоторое время просидела, вслушиваясь в тишину. Затем она поднялась и стала прогуливаться по пещере, освещая путь мечом. Её внимание привлёк дальний конец пещеры. Обойдя препятствия из камней, она оказалась в широком коридоре. Пещера плавно переходила в него. Ильма двинулась по нему, стараясь ступать бесшумно и осторожно. На какой-то краткий миг её даже охватил страх, но поворачивать назад не хотелось. Она шла, глядя перед собою, вдруг под её ногами что-то хрустнуло. Посветив вниз, она с ужасом увидела скелет. Первым порывом было броситься назад, но немного постояв и рассудив, что ничего особенного в скелете нет, она обошла его и направилась дальше. Коридор пошёл на спуск и упёрся в груду камней. Ильма уже решила, что напрасно проделала весь путь и ей придётся возвращаться назад, как нашла узкий проход. Протиснувшись, она вышла в другую пещеру. Как и все предыдущие погруженную во мрак и тишину, но это был особенный мрак и особенная тишина. Мрак был похож на тот мрак, который обычно царит в гробницах, а тишина какая-то замогильная, словно навеянная молчанием умерших. Воздух был запустелый, как в месте, полностью лишённом жизни.
Раздумывая об этом, Ильма шагнула в черноту пещеры и только хотела выставить перед собою меч, как обо что-то споткнулась и полетела вперёд. Врезалась во что-то, что-то с оглушительным треском и грохотом посыпалось, сама же она оказалась в углублении. К счастью меч, она так и не выпустила из рук. Подняла его и огляделась, и тут из груди у неё вырвался сдавленный вопль. Позади неё стоял каменный гроб, а впереди по полу были разбросаны черепа. Ильма вскочила на ноги и бросилась бежать. Но свернула не туда и потеряла незаметное отверстие в стене, через которое сюда попала. Зато налетела на ещё одну стену из черепов, те снова посыпались вниз с оглушительным грохотом. Вскоре подобные звуки огласили вековой покой пещерного города мёртвых. Ильма же всё бежала и бежала, а пещера тянулась и тянулась, не желая оканчиваться и тут, случилось ещё более ужасное. Она с разбегу налетела на что-то, и это что-то схватило её! Крик ужаса был готов сорваться с её губ, но рука зажала ей рот. Тогда Ильма принялась отчаянно вырываться, колотить неизвестного руками и ногами, и даже мечом. Когда это не помогло, она попыталась укусить его ладонь.
- Успокойтесь, милостивая синьора! – услышала она неожиданный спокойный голос. – Я не причиню вам вреда. Только обещайте мне, что не станете кричать, когда я отпущу вас. Я бы не советовал этого делать. Всё-таки здесь пещеры, от сильного шума может произойти обвал.
Ильма кивнула, рассчитывая, тем не менее, сразу же броситься бежать. Но голос говорившего показался ей знакомым. Тот же сдержал слово и отпустил её.
- Лоренцо? – спросила, не веря своим ушам, Ильма.
- Синьора Ильма? – в свою очередь не поверил тот. – Как вы здесь оказались одна?! Где остальные ваши спутники, где его сиятельство граф ди Онори?!
- Со мною были все, кроме Элизабет, графа, и его слуги. Я пошла, прогуляться и заблудилась. А тут ещё эти черепа и гробы…
- Не мудрено. – усмехнулся Лоренцо. – Ведь вы попали в одну из пещер старого кладбища. Но вы говорите, что с вами все кроме графа! Как это получилось?
- Пойдёмте отсюда. – взмолилась Ильма. – И по дороге я вам всё расскажу.
Ей всё ещё было жутко, и, несмотря на то, что в пещерах было тепло и сухо, била мелкая дрожь. Тот же факт, что ей было не видно лицо собеседника, а кругом царила кромешная тьма, только усугубляли её плохое состояние.
- К сожалению, - проговорил Лоренцо, когда они тронулись прочь из некрополя, - я не могу пойти с вами. Моего друга Марио ранили и он без сознания.
И он рассказал о том, что произошло утром. Ильма слушала и ужасалась неистовой злобе народа. Когда же Лоренцо дошёл до того места, где их с Марио отвели на чердак заброшенного дома и бросили умирать, она не выдержала и воскликнула:
- Да они просто звери, а не люди!
- Это ещё не всё. – сказал Лоренцо горько.
Он продолжил свой рассказ. К его счастью, у него оказался припрятан кинжал. С трудом, ему удалось дотянуться до него и перерезать верёвки. Затем он занялся своим раненым другом. Тот потерял много крови и потому был без сознания. Пришлось заняться раной. Кое-как остановив кровь и перевязав, Лоренцо перенёс Марио в другое помещение, на тот случай, если кому-то взбредёт в голову вернуться и убедиться что они не сбежали. После этого он отправился на разведку. Он видел, как пылал Одинокий дом, как повсюду сновали вооружённые отряды из горожан и рыбаков. Добраться до пещер не было возможности, и Лоренцо решил дождаться ночи и под покровом темноты пробраться к ним.
Раненому в это время лучше не становилось, он так и не пришёл в себя. Раздобыть воды не было возможности.
Едва начали сгущаться сумерки, а солнце стало клониться к закату, Лоренцо решился пуститься в путь. Взвалив на плечи, всё ещё бывшего без сознания Марио, он прокрался из дома и, поднявшись по лестнице, выбрался на дорогу. Это было ошибкой. Дороги патрулировали и он чуть не попался. Пришлось искать другой путь. Дикими заросшими тропами, бегущими порою по крайне опасным местам, добрался он до пещер. Как он и ожидал, здесь никого не было. Не нашлось смельчаков. Очень силён страх был у местных перед пещерами, даже больше, чем перед Чёрным Графом. А всё, потому что по их словам убиенные им жертвы, похороненные на Старом кладбище и так и не упокоенные, мстили каждому живому, ненароком забредшему в некрополь. А ещё потому, что как говорили, Чёрный Граф бежал в пещеры, а двадцать горожан отправившихся на его поиски так и не вернулись назад и их тени до сих пор бродят по тёмным коридорам.
Ильму при этих рассказах передёрнуло. Она даже стала напряжённо вглядываться во мрак, царивший по сторонам, ожидая, что оттуда что-нибудь вылезет. Ведь не раз ей приходилось видеть, как самые бредовые слухи о каких-нибудь чудовищах, на деле оказывались чистейшей правдой, скорее недооцененной, чем приукрашенной.
Лоренцо же продолжал. Он рассказал, как забрался по возможности подальше от входа, но в тоже время, рассчитывая на то, чтобы граф смог найти его. Постарался по возможности лучше устроить Марио. Принёс тому воды. После отправился бродить по пещерам в надежде найти или хотя бы услышать графа или его спутников. Проходя через гнетущее молчание некрополя, он буквально чуть не умер от страха. В этом признался чистосердечно, но уже с оттенком иронии. Поначалу ему пришли в голову все суеверные россказни местных о мертвецах Старого кладбища. Ужасный грохот и какофония заставили его поверить в это. Но он усомнился, едва заприметил звук стремительно бегущих ног. По лёгкости он определил, что это женщина.
- Ну, дальше, любезная госпожа, - закончил он, - вы сами знаете.
Ильма пробормотала что-то маловразумительное и принялась за своё повествование. Лоренцо слушал, молча и очень внимательно. Лишь известие о неизвестной участи графа и его спутников, заставили перебить рассказчицу.
- О. горе мне! – вскричал он. – Я не должен был оставлять вас и его сиятельство! Что теперь сталось с ними?!
Эти слова причинили боль Ильме. Она снова содрогнулась при мысли, что Элизабет могла погибнуть. Но справившись с волнением, она продолжила, уже менее складно и внятно. Её голос то и дело начинал дрожать. Когда она закончила, Лоренцо задумался. Затем спросил:
- Значит, вы говорите: ваши спутники были в пещере, в которую ведёт туннель, вход в который полузавален и находится в дальнем конце некрополя? Что ж, если вы не возражаете, я отведу вас к Марио. Побудите с ним, пока я попробую отыскать ваших спутников. После с ними вернусь и мы решим, что делать.
В это время они вышли из мрака и оказались в большой пещере, слабо освещаемой тусклой лампой, стоящей на каменном подобии скамьи. Рядом на ней же лежал неподвижный человек. Подойдя ближе, Ильма узнала в нём Марио. Она огляделась. Всё пространство пещеры занимали каменные скамьи, расположенные в симметричном порядке, составляя круг. Лишь в середине да ближе к стенам оставалось большое пустое пространство. Кое-где его занимали каменные ниши с чашами, в которых поблескивала вода.
- Что это за место? – спросила она.
- Укромное. – ответил Лоренцо, подходя к бесчувственному другу и наклоняясь над ним. – Оно расположено в самом центре некрополя. Обычно тут любили сидеть и горевать об умерших. Но это было очень давно. Не бойтесь, сюда никто не посмеет сунуться.
- Из кого? – пробормотала Ильма.
- Из живых.
- А из мёртвых? – проговорила Ильма, бледнея.
Лоренцо улыбнулся и сказал:
- Уж из мёртвых тем более. Те спят вечным сном, им нет дела до живых.
Он собрался уходить, когда подумав о чём-то, остановился и повернулся к ней.
- Оставить вам кинжал?
- Зачем? – спросила Ильма встревожено.
- На всякий случай.
Ильма подумала о мече, который Лоренцо видеть не мог, и отрицательно покачала головою.
Тот пожал плечами и скрылся из виду. Ильма же сидела, боясь пошевелиться. Она неустанно вслушивалась в окружавшую её тишину. Слова Лоренцо не успокоили её. Соседство с покойниками, пусть давным-давно истлевшими или обратившимися в черепа и кости, её не устраивало. Подобные места всегда внушали ей трепет и омерзение. А кроме того если, как рассказывал Лоренцо, так жестоко вели себя живые, то что мешало мёртвым продолжать вредить окружающим только за то что их кто-то убил?
Так сидела Ильма, размышляя и ловя каждый звук, а вернее полное их отсутствие. Который уже был час? Близка ли была полночь? Хотелось верить, что, или ещё совсем не близка, или уже совсем далека. Ведь именно в полночь все тёмные силы выходили из своих укромных пристанищ.
Но по мере сидения, сон стал одолевать её. Сказывался целый день беспрестанных скитаний. Поначалу Ильма пыталась бороться со сном. Но глаза её склеивались, ум приятно затуманивался, голова тяжелела и клонилась вниз. Тишина окружала и словно оплетала невидимой паутиной. Тусклый свет жалкой лампы терялся во мраке пещеры…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0259442

от 16 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0259442 выдан для произведения:
Глава Шестнадцатая
Злоключения Ильмы

После долгих часов подъёма, скитания по низким и мрачным коридорам, путники, ведомые Лефроем, устали и чуть ли не валились с ног. Всё новые и новые ходы один за другим сменяли друг друга, пересекая путь, поднимаясь или переходя в очередные пещеры. Наконец, в одной из пещер Ильма не выдержала. До того она твёрдо заставляла себя держаться и не подавать признаков усталости. Но внезапно она ощутила, что силы её на исходе.
- Не знаю, как вы, - сердито заявила она, - но я больше идти не могу.
Дон Хуан и Фредерик тут же рассыпались в извинениях по поводу своей не чуткости и не внимательности. Фредерик поспешил соорудить ей царское сидение из сундуков и кое-каких вещей.
Но Горацио, как ни странно, усталости почти, что не ощущал. Оставив свою спутницу отдыхать, а двух кавалеров охранять её, сам он, позвав Патрика, отправился исследовать очередные ходы. Надо же было определить, каким путём им дальше следовать. Пещера, в которой они оказались на этот раз, была вытянутой. Из неё шло много ходов. Дальний же её конец терялся во мраке и путь к нему был загромождён камнями. Потому Горацио решил обследовать его лишь в крайнем случае. Выбрав проход, который пришёлся ему больше по душе, он со слугою двинулся по нему. Однако дон Хуан и Фредерик недолго смогли выдержать в бездействии.
- Донья Ильма, - вкрадчиво проговорил испанский грант, держа её за руку и заглядывая в глаза, Фредерику это не слишком понравилось, но он смолчал, - вы извините меня, если я тоже немного пройдусь. Совсем недалеко.
- Я тоже с вашего позволенья. – сказал Фредерик, почему-то обращаясь к Ильме в том же великосветском тоне, что и испанец.
- Что ж, - произнесла та, которой порядком надоели оба, - идите.
Когда они, рассыпаясь в любезностях, скрылись из глаз, Ильма ещё некоторое время просидела, вслушиваясь в тишину. Затем она поднялась и стала прогуливаться по пещере, освещая путь мечом. Её внимание привлёк дальний конец пещеры. Обойдя препятствия из камней, она оказалась в широком коридоре. Пещера плавно переходила в него. Ильма двинулась по нему, стараясь ступать бесшумно и осторожно. На какой-то краткий миг её даже охватил страх, но поворачивать назад не хотелось. Она шла, глядя перед собою, вдруг под её ногами что-то хрустнуло. Посветив вниз, она с ужасом увидела скелет. Первым порывом было броситься назад, но немного постояв и рассудив, что ничего особенного в скелете нет, она обошла его и направилась дальше. Коридор пошёл на спуск и упёрся в груду камней. Ильма уже решила, что напрасно проделала весь путь и ей придётся возвращаться назад, как нашла узкий проход. Протиснувшись, она вышла в другую пещеру. Как и все предыдущие погруженную во мрак и тишину, но это был особенный мрак и особенная тишина. Мрак был похож на тот мрак, который обычно царит в гробницах, а тишина какая-то замогильная, словно навеянная молчанием умерших. Воздух был запустелый, как в месте, полностью лишённом жизни.
Раздумывая об этом, Ильма шагнула в черноту пещеры и только хотела выставить перед собою меч, как обо что-то споткнулась и полетела вперёд. Врезалась во что-то, что-то с оглушительным треском и грохотом посыпалось, сама же она оказалась в углублении. К счастью меч, она так и не выпустила из рук. Подняла его и огляделась, и тут из груди у неё вырвался сдавленный вопль. Позади неё стоял каменный гроб, а впереди по полу были разбросаны черепа. Ильма вскочила на ноги и бросилась бежать. Но свернула не туда и потеряла незаметное отверстие в стене, через которое сюда попала. Зато налетела на ещё одну стену из черепов, те снова посыпались вниз с оглушительным грохотом. Вскоре подобные звуки огласили вековой покой пещерного города мёртвых. Ильма же всё бежала и бежала, а пещера тянулась и тянулась, не желая оканчиваться и тут, случилось ещё более ужасное. Она с разбегу налетела на что-то, и это что-то схватило её! Крик ужаса был готов сорваться с её губ, но рука зажала ей рот. Тогда Ильма принялась отчаянно вырываться, колотить неизвестного руками и ногами, и даже мечом. Когда это не помогло, она попыталась укусить его ладонь.
- Успокойтесь, милостивая синьора! – услышала она неожиданный спокойный голос. – Я не причиню вам вреда. Только обещайте мне, что не станете кричать, когда я отпущу вас. Я бы не советовал этого делать. Всё-таки здесь пещеры, от сильного шума может произойти обвал.
Ильма кивнула, рассчитывая, тем не менее, сразу же броситься бежать. Но голос говорившего показался ей знакомым. Тот же сдержал слово и отпустил её.
- Лоренцо? – спросила, не веря своим ушам, Ильма.
- Синьора Ильма? – в свою очередь не поверил тот. – Как вы здесь оказались одна?! Где остальные ваши спутники, где его сиятельство граф ди Онори?!
- Со мною были все, кроме Элизабет, графа, и его слуги. Я пошла, прогуляться и заблудилась. А тут ещё эти черепа и гробы…
- Не мудрено. – усмехнулся Лоренцо. – Ведь вы попали в одну из пещер старого кладбища. Но вы говорите, что с вами все кроме графа! Как это получилось?
- Пойдёмте отсюда. – взмолилась Ильма. – И по дороге я вам всё расскажу.
Ей всё ещё было жутко, и, несмотря на то, что в пещерах было тепло и сухо, била мелкая дрожь. Тот же факт, что ей было не видно лицо собеседника, а кругом царила кромешная тьма, только усугубляли её плохое состояние.
- К сожалению, - проговорил Лоренцо, когда они тронулись прочь из некрополя, - я не могу пойти с вами. Моего друга Марио ранили и он без сознания.
И он рассказал о том, что произошло утром. Ильма слушала и ужасалась неистовой злобе народа. Когда же Лоренцо дошёл до того места, где их с Марио отвели на чердак заброшенного дома и бросили умирать, она не выдержала и воскликнула:
- Да они просто звери, а не люди!
- Это ещё не всё. – сказал Лоренцо горько.
Он продолжил свой рассказ. К его счастью, у него оказался припрятан кинжал. С трудом, ему удалось дотянуться до него и перерезать верёвки. Затем он занялся своим раненым другом. Тот потерял много крови и потому был без сознания. Пришлось заняться раной. Кое-как остановив кровь и перевязав, Лоренцо перенёс Марио в другое помещение, на тот случай, если кому-то взбредёт в голову вернуться и убедиться что они не сбежали. После этого он отправился на разведку. Он видел, как пылал Одинокий дом, как повсюду сновали вооружённые отряды из горожан и рыбаков. Добраться до пещер не было возможности, и Лоренцо решил дождаться ночи и под покровом темноты пробраться к ним.
Раненому в это время лучше не становилось, он так и не пришёл в себя. Раздобыть воды не было возможности.
Едва начали сгущаться сумерки, а солнце стало клониться к закату, Лоренцо решился пуститься в путь. Взвалив на плечи, всё ещё бывшего без сознания Марио, он прокрался из дома и, поднявшись по лестнице, выбрался на дорогу. Это было ошибкой. Дороги патрулировали и он чуть не попался. Пришлось искать другой путь. Дикими заросшими тропами, бегущими порою по крайне опасным местам, добрался он до пещер. Как он и ожидал, здесь никого не было. Не нашлось смельчаков. Очень силён страх был у местных перед пещерами, даже больше, чем перед Чёрным Графом. А всё, потому что по их словам убиенные им жертвы, похороненные на Старом кладбище и так и не упокоенные, мстили каждому живому, ненароком забредшему в некрополь. А ещё потому, что как говорили, Чёрный Граф бежал в пещеры, а двадцать горожан отправившихся на его поиски так и не вернулись назад и их тени до сих пор бродят по тёмным коридорам.
Ильму при этих рассказах передёрнуло. Она даже стала напряжённо вглядываться во мрак, царивший по сторонам, ожидая, что оттуда что-нибудь вылезет. Ведь не раз ей приходилось видеть, как самые бредовые слухи о каких-нибудь чудовищах, на деле оказывались чистейшей правдой, скорее недооцененной, чем приукрашенной.
Лоренцо же продолжал. Он рассказал, как забрался по возможности подальше от входа, но в тоже время, рассчитывая на то, чтобы граф смог найти его. Постарался по возможности лучше устроить Марио. Принёс тому воды. После отправился бродить по пещерам в надежде найти или хотя бы услышать графа или его спутников. Проходя через гнетущее молчание некрополя, он буквально чуть не умер от страха. В этом признался чистосердечно, но уже с оттенком иронии. Поначалу ему пришли в голову все суеверные россказни местных о мертвецах Старого кладбища. Ужасный грохот и какофония заставили его поверить в это. Но он усомнился, едва заприметил звук стремительно бегущих ног. По лёгкости он определил, что это женщина.
- Ну, дальше, любезная госпожа, - закончил он, - вы сами знаете.
Ильма пробормотала что-то маловразумительное и принялась за своё повествование. Лоренцо слушал, молча и очень внимательно. Лишь известие о неизвестной участи графа и его спутников, заставили перебить рассказчицу.
- О. горе мне! – вскричал он. – Я не должен был оставлять вас и его сиятельство! Что теперь сталось с ними?!
Эти слова причинили боль Ильме. Она снова содрогнулась при мысли, что Элизабет могла погибнуть. Но справившись с волнением, она продолжила, уже менее складно и внятно. Её голос то и дело начинал дрожать. Когда она закончила, Лоренцо задумался. Затем спросил:
- Значит, вы говорите: ваши спутники были в пещере, в которую ведёт туннель, вход в который полузавален и находится в дальнем конце некрополя? Что ж, если вы не возражаете, я отведу вас к Марио. Побудите с ним, пока я попробую отыскать ваших спутников. После с ними вернусь и мы решим, что делать.
В это время они вышли из мрака и оказались в большой пещере, слабо освещаемой тусклой лампой, стоящей на каменном подобии скамьи. Рядом на ней же лежал неподвижный человек. Подойдя ближе, Ильма узнала в нём Марио. Она огляделась. Всё пространство пещеры занимали каменные скамьи, расположенные в симметричном порядке, составляя круг. Лишь в середине да ближе к стенам оставалось большое пустое пространство. Кое-где его занимали каменные ниши с чашами, в которых поблескивала вода.
- Что это за место? – спросила она.
- Укромное. – ответил Лоренцо, подходя к бесчувственному другу и наклоняясь над ним. – Оно расположено в самом центре некрополя. Обычно тут любили сидеть и горевать об умерших. Но это было очень давно. Не бойтесь, сюда никто не посмеет сунуться.
- Из кого? – пробормотала Ильма.
- Из живых.
- А из мёртвых? – проговорила Ильма, бледнея.
Лоренцо улыбнулся и сказал:
- Уж из мёртвых тем более. Те спят вечным сном, им нет дела до живых.
Он собрался уходить, когда подумав о чём-то, остановился и повернулся к ней.
- Оставить вам кинжал?
- Зачем? – спросила Ильма встревожено.
- На всякий случай.
Ильма подумала о мече, который Лоренцо видеть не мог, и отрицательно покачала головою.
Тот пожал плечами и скрылся из виду. Ильма же сидела, боясь пошевелиться. Она неустанно вслушивалась в окружавшую её тишину. Слова Лоренцо не успокоили её. Соседство с покойниками, пусть давным-давно истлевшими или обратившимися в черепа и кости, её не устраивало. Подобные места всегда внушали ей трепет и омерзение. А кроме того если, как рассказывал Лоренцо, так жестоко вели себя живые, то что мешало мёртвым продолжать вредить окружающим только за то что их кто-то убил?
Так сидела Ильма, размышляя и ловя каждый звук, а вернее полное их отсутствие. Который уже был час? Близка ли была полночь? Хотелось верить, что, или ещё совсем не близка, или уже совсем далека. Ведь именно в полночь все тёмные силы выходили из своих укромных пристанищ.
Но по мере сидения, сон стал одолевать её. Сказывался целый день беспрестанных скитаний. Поначалу Ильма пыталась бороться со сном. Но глаза её склеивались, ум приятно затуманивался, голова тяжелела и клонилась вниз. Тишина окружала и словно оплетала невидимой паутиной. Тусклый свет жалкой лампы терялся во мраке пещеры…
Рейтинг: 0 155 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!