ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 14

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 14

14 декабря 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Четырнадцатая
Конец контрабандистов

Мы шли уже несколько часов, а конца и края всё не было. Не было и никаких боковых коридоров. Но вот туннель вдруг начал расширяться и пошёл на подъём. Внезапно перед нами открылась небольшая пещера. В три стороны, не считая той, откуда мы пришли, шли ходы.
Все озадаченно остановились. Посреди пещеры лежал огромный кусок камня, и мы с Ильмою в изнеможении опустились на него. Наши спутники же тем временем, оглядывали стены в поисках хоть каких-то указателей.
Наконец, граф ди Онори спросил:
- И что теперь?
Горацио задумчиво посветил в каждый из трёх проходов. Затем пустился в в мысленные расчёты. Его губы при тусклом свете беззвучно шевелились.
После он сказал медленно:
- По моим расчётам туннель постепенно сворачивал к северу. На севере находятся пещеры. Левый проход скорее всего ведёт на запад. Правый на восток. Нам нужен центральный.
- Что ж, - проговорил граф, - пусть будет так.
И мы двинулись дальше. Я же погрузилась в размышления. Поведение графа было странным. Мне было не по себе от того, что я решила тогда, что если граф сразу найдёт потайной ход, то этот факт укажет на то, что он и есть пресловутый Чёрный Граф!
Граф нашёл потайной ход притом почти что сразу, и что мне теперь было делать с этим! Признать, что он тот за кого его считают местные?! От этих мыслей делалось жутко. Пусть ди Онори был порою очень даже необычным и загадочным, скрывающим что-то и недоговаривающим, но мне он невольно нравился. Может именно за счёт этих вышеперечисленных особенностей? Как бы там ни было, мне не хотелось верить, что он Чёрный Граф. Не хотелось и всё тут. Зато захотелось доказать себе его невиновность. Единственно, как это можно было сделать, это попытаться узнать у него что-нибудь о его жизни и посмотреть, насколько он искренен. И даже если впоследствии выяснится что он Чёрный Граф, я соглашусь признать это лишь самой последней.
Поскольку коридор здесь был достаточно широким, я поравнялась с графом. Он был мрачен, бледен и задумчив. При бледном свете канделябра, его лицо казалось осунувшимся и смертельно-усталым.
- Вы хорошо себя чувствуете? – участливо поинтересовалась я. Но отчего-то мой простой и добросердечный вопрос, напугал его и привёл в смятение.
- А какое это имеет значение? – как-то чересчур грубо спросил он и тут же сам понял это. – Простите меня, синьора Элизабет. – виновато улыбнулся он. – Я, что, в самом деле, выгляжу плохо?
- Мне показалось, что да. – сказала я, уже более холодно.
- Право не сердитесь. – взмолился он с внезапным жаром и свободной рукою схватил мою. – Мне бы очень не хотелось, чтобы вы сердились на меня. Может быть, сейчас не то время и не то место, но я хотел вам сказать…
Тут туннель закончился, и граф не договорил своей фразы. Нам предстала другая пещера, больше предыдущей. Из неё в разные направления вели уже четыре хода.
- Что теперь, синьор Лефрой? – обратился ди Онори к Горацио.
- Надо подумать. – отозвался тот. – Да и уж во всяком случае, устроить отдых.
Он сверился с репетиром.
- А то мы уже в пути около трёх часов.
Нам с Ильмою слуги устроили удобные сидения на сундуках, остальные же садится не стали.
Граф отошёл в сторону ото всех и снова погрузился в свои невесёлые думы. Немного передохнув, я встала и подошла к нему. Раздумывая, как завязать беседу на интересующую меня тему.
- Вам не кажется странным, - спросила я у него, - что Лоренцо велел вам идти потайным ходом в пещеры! Откуда он мог знать, что ход ведёт в пещеры?
Сказав это, я прикусила язык, но было уже поздно. Ведь откуда я могла слышать, что говорил Лоренцо, если меня там якобы не было? Тем не менее, граф не заметил этого, или заметил, но не показал вида.
- А он и не говорил этого. – ответил он. – Лоренцо лишь велел спасаться из дома через потайной ход, а после отправляться к пещерам. Но каким образом, он не говорил. А, кроме того, он мог предполагать, что ход связан с пещерами.
- Мог. – признала я.
- Вы ведь не думаете, что он связан с контрабандистами? – с улыбкою поинтересовался граф. – И прекрасно знал о потайном ходе, да и сам подбросил нам тело той девушки?
- Нет-нет, конечно. – сказала я, улыбаясь. То, что сказал граф, до сих пор даже не думало приходить мне в голову. Лоренцо, связанный с контрабандистами! А что, это звучало вполне вероятным. Единственный из местных, что не боялся графа. Даже пожелал помочь ему. А кроме того рискнул жизнью ради него!
И что вообще нам было известно о нём? Может он и вправду был одним из контрабандистов! Может он был подослан к нам разбойником Просперо!
Хотя может он просто желал покинуть надоевший и опротивевший ему остров? За что тут можно было винить его? Я бы с радостью сама уже давно покинула Гибралтар, если бы не таинственная участь капитана. Только уважение и привязанность к этому человеку сдерживали меня.
Я рискнула прямо обратиться к графу:
- А как вы сумели отыскать потайной ход? С чего вы взяли, что вход находится за камином?
Граф растерянно улыбнулся и сказал:
- Я сам не понимаю, как это получилось… странное чувство охватило меня. Я был словно в тумане. Было такое ощущение, что кто-то направляет меня.
Он замолк, задумавшись. Затем снова заговорил, словно говоря сам с собою:
- Я много думал ночью, где он может быть. Перебирал в голове зал. Всё что находится в нём. После, когда сон охватил меня, я видел его, будто сам шёл по нему… Может я нашёл ход благодаря сну?
- Вполне возможно. – проговорила я, не сводя пристального взгляда с его лица. Что-то всё же было в нём необычное, странное и пугающее. Даже когда он говорил вроде бы искренне, что-то было не так в его словах. Я же с ужасом начинала осознавать, что меня это не отталкивало от него, как должно было, а наоборот притягивало.
К нам подошёл Лефрой, и меня это обрадовало. Его приход будто вернул меня к действительности. Я бросила на него благодарный взгляд и поспешила уйти подальше от графа.
- Можно отправляться дальше. – сказал Горацио. – Наш туннель третий.
И мы снова тронулись в путь. Шли долго. Коридор то расширялся, то сужался. То поднимался вверх, то стремительно опускался вниз. Но вот и он закончился, выведя в огромную пещеру. Обойдя её и оглядев, мы обнаружили в стенах великое множество отверстий. Но какое нужно было нам? И куда собственно мы держали путь? Я предполагала, что в те пещеры, в которые водили нас Лоренцо и Марио, в Главную пещеру или хотя бы в ту, где располагалось старое кладбище. Но, как можно было отыскать нужную дорогу среди такого множества ходов? А ведь если вспомнить, то, что говорилось об этих пещерах, то легко можно было сгинуть в них навеки.
- Теперь дело усложняется. – заметил Горацио. Придётся исследовать каждый проход и помечать, пройденные и те, откуда мы пришли.
Он что-то тихо сказал Патрику. Тот порылся в своих карманах и извлёк из них жестяную коробку и протянул хозяину. Горацио открыл её и аккуратно достал длинный кусочек мела, обёрнутый в бумажку, чтобы не запачкать пальцы.
- Чтобы ускорить дело, - сказал он, - разделимся.
- Нас шестеро, - добавил дон Хуан, - не считая дам…
- Это почему это «не считая дам»? – возмутилась я. – Мы тоже можем исследовать проходы!
- Но это очень опасно! – заметил граф. – Кто знает, что кроется там…
- А кто из уважаемых господ, - сказал Горацио льстивым голосом, лукаво улыбаясь, - знает, какая сила и отвага кроется в этих хрупких и миловидных барышнях!
- Хорошо. – согласился граф. – Решим так: вы, господин Лефрой, пойдёте со своим слугою, любезная синьора Ильма пойдёт в сопровождении уважаемых дона Хуана и синьора Фредерика, а синьора Элизабет со мною и моим слугою.
Было видно, что Горацио не слишком устроил такой поворот. Он бы, безусловно, предпочел, чтобы я пошла с ним. Но граф сказал это таким безапелляционным тоном, с явно повелительной нотой, что он не посмел ничего возразить. Мне же вдруг стало как-то не по себе. Я могла поклясться, что ощутила лёгкий трепет перед графом.
Горацио выдал каждому из нас по два куска мела, и мы разошлись, выбрав первые три прохода.
Мне уже приходилось бродить по подземельям КингХед Кастла, и потому я не особенно страшилась этих ходов и опасностей которые они могли скрывать в своих недрах. Лишь уныние охватывало моё сердце, хандра и желание выбраться на свежий пронизанный ветрами воздух, где над головою синеет небо.
Проход, которым пошли мы с графом и его слугою, был вначале самым широким. Однако по мере продвижения вперёд он стал сужаться. Неожиданно он начал спускаться вниз, притом настолько круто, что в своё время пришлось выдолбить в полу грубое подобие ступенек. И вот перед нашими глазами открылась небольшая круглая пещера. Из неё вели шесть проходов. Антонио пометил тот, из которого мы пришли какой-то маловразумительной закорючкой. После этого один за другим мы стали исследовать эти проходы. Но всё безуспешно. Двое из них заканчивались тупиками, несколько были завалены или сужались до такой степени, что сквозь них нельзя было даже проползти, ещё одни вели в пустоту, стремительно срываясь вниз…
Вернувшись в круглую пещеру, немного передохнули.
- Что ж, - сказал граф, - может, повезло остальным! А если нет, то там ещё много ходов, уж один из них, вероятно, точно ведёт дальше.
- Тише. – вдруг проговорил его слуга и прислушался. Тоже сделали я и граф. Откуда-то из того туннеля, по которому мы пришли, доносились какие-то пока едва различимые звуки. Но с каждой минутой они делались отчётливее. И вот уже легко можно было различить в них топот нескольких ног.
- Может быть это наши спутники? – неуверенно предположила я. Но граф отрицательно помотал головою и положил руку на эфес шпаги, а Антонио проверил, заряжены ли пистолеты.
- Их слишком много. – заметил он вполголоса. – По меньшей мере, их около десятка.
- Вы полагаете, - прошептала я, - что это могут быть наши преследователи?
- Не исключено, что они снарядили за нами погоню. – сказал граф. – Но не волнуйтесь, синьора Элизабет! Сколько бы их ни было, они не уйдут отсюда живыми, а уж тем более не причинят вам вреда!
С этими словами, он немного отступил к противоположному проходу, Антонио последовал его примеру. Я встала за их спинами. В конце концов, подобные вещи, на мой взгляд, сугубо мужское занятие.
Шаги приближались. Вот уже на стенах туннеля заплясали огоньки. Наконец нам предстало изуродованное шрамом, одноглазое лицо Просперо. Один за другим он и его приспешники очутились в пещере. Их оказалось восьмеро. Меня смутил такой перевес сил, явно в пользу противника. В намерениях преследователей сомневаться не приходилось. Вид у них был бандитский, а лица перекорёжены ненавистью и злобою. Даже те, что выглядели простыми горожанами и рыбаками, были под стать своим спутникам.
- Какая встреча, любезный граф! – вскричал Просперо, отвешивая тому издевательский полупоклон. Его спутники разразились буйным хохотом. Тот, отразившись от высоких сводов пещеры, многократно усилился, и от этого задрожали стены.
До того, мы переговаривались негромко, понимая, что в пещерах шуметь небезопасно. Но Просперо и его сателлитам это было невдомёк.
Граф и Антонио с ужасом огляделись, опасаясь, как бы, не начался обвал. Но вскоре всё стихло. На этот раз обошлось.
- Что ж, - сказал граф, - вот мы и встретились. Я ждал этой встречи. Но зачем было вовлекать в это дело посторонних?
- Это дело наше общее. – заявил один из горожан.
- Пора покончить с вами, Чёрный Граф, раз и навсегда. – сказал другой.
- Если я – Чёрный Граф, - медленно произнёс ди Онори, - то зачем мне особенно напрягаться, чтобы разделаться с вами со всеми?
Его слова, сказанные тихим спокойным голосом, безо всякой угрозы, более походившие на рассуждения, произвели неожиданное действие. Если бы граф разразился инфернальным хохотом и начал рассыпать угрозы, это произвело бы меньшее впечатление. Ведь именно этого они, вероятно, и ожидали от него.
Оба горожанина смертельно побледнели и отступили назад. Лица рыбаков напряглись. Судя по некоторым признакам, их владельцы принялись выполнять непривычную для них умственную работу. Только контрабандисты продолжали оставаться как прежде невозмутимыми.
Граф же продолжил свои рассуждения вслух:
- Разве все те мои жертвы были настолько беспомощными, чтобы выступить против меня? Какая сила, какой простой смертный может противостоять Чёрному Графу?!
С горожан этого было достаточно. Пока граф говорил, они продолжали отступать назад. Когда же они случайно врезались в стену, перепугались ещё больше. Побросали оружие на землю. После этого они развернулись и пустились прочь по туннелю. Им в спины полетели насмешки контрабандистов. Рыбаки тоже побледнели и попятились к выходу. Ещё немного и они тоже бросились бежать.
Громкие вопли огласили пещеру и снова сотрясли её до основания. Едва слышный и различимый рокот и треск долетели до нас.
- Хватит шутки шутить. – серьёзно заявил Просперо. – Ведь вы сами не особенно верите во все эти небылицы о «Чёрном Графе»! Они годны лишь для этих малограмотных дурачков, а не для деловых людей…
- А какая разница и какое вам дело до того, во что я верю? – воскликнул граф. – В конце концов, население Гибралтара вбило себе в голову, что я – Чёрный Граф и, кстати, не без вашей помощи!
- Что вы, что вы, ваше сиятельство! – снова издевательски раскланялся контрабандист. – Тут одни лишь ваши заслуги! И, однако же, мне надоели эти пустые разговоры, и думаю вам тоже. На вашем месте я бы сдался. Даже после того, как эти трусы бежали, численный перевес на моей стороне. Вас ведь всего двое…
- Не двое, - гордо заявила я, выходя вперёд, - а трое.
Мои слова рассмешили разбойников. Они снова разошлись в буйном хохоте. На этот раз сверху посыпались небольшие камешки. Это вызвало некоторое замешательство в среде Просперовцев. Граф воспользовался этим. Он отстранил меня. Ловко и со звоном извлёк шпагу и бросился на одноглазого разбойника. Тот не успел даже глазом моргнуть, как остриё вошло ему в грудь. Другие контрабандисты схватились за пистолеты. Но Антонио опередил их. Он выстрелил сразу сначала в одного – тот упал, затем в другого и тот со стоном повалился наземь. Остался ещё один. Он успел вытащить пистолет. Антонио, у которого кончились заряды, а перезаряжать времени не было, не раздумывая, кинулся на противника и повалил его на пол. Перехватил руку того с пистолетом. Тут раздался оглушительный выстрел вверх и в туже секунду огромные куски породы стремительно обрушились вниз.
Граф схватил меня и затащил в один из ходов. И во время. На то место, где мы с ним минуту назад стояли с грохотом обвалились камни, отгородив путь к отступлению. На миг воцарилась полная тьма. Затем граф извлёк из кожаного мешочка, который заменял у многих аристократов карманы, огниво и свечу. И вот её слабый огонёк озарил его бледное лицо. Он посмотрел на меня.
- Что теперь? – спросила я его. – Попробуем пробиться сквозь завал?
Он сокрушённо покачал головою, но, тем не менее, посветил в ту сторону и опустился на колена. Я опустилась близ него.
- Бессмысленно. – сказал граф. – Мы погребены здесь заживо. Антонио, вероятно, погиб. Остальные подумают, что мы тоже погибли…
- У нас имеется запас воды? – спросила я, ощущая внезапную сухость во рту. Граф показал мне небольшую флягу, которая висела у него на поясе.
- Совсем немного. – сказал он и взяв меня за руку, прошептал:
- О, синьора Элизабет! Простите меня! Не должно мне было брать вас с собою…
- Полно вам, граф. – сказала я, высвобождая руку и поднимаясь. За мною встал и мой спутник.
- Куда ведёт этот туннель? – спросила я. – Надеюсь не в тупик?
- Думаю, в одну из тех пустот. – ответил он.
- Что ж пойдёмте и посмотрим. – сказала я и двинулась вперёд. Граф пошёл следом. Тусклый свет единственной свечи слабо разгонял сумрак. Непроницаемая тишина царила вокруг…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0259123

от 14 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0259123 выдан для произведения:
Глава Четырнадцатая
Конец контрабандистов

Мы шли уже несколько часов, а конца и края всё не было. Не было и никаких боковых коридоров. Но вот туннель вдруг начал расширяться и пошёл на подъём. Внезапно перед нами открылась небольшая пещера. В три стороны, не считая той, откуда мы пришли, шли ходы.
Все озадаченно остановились. Посреди пещеры лежал огромный кусок камня, и мы с Ильмою в изнеможении опустились на него. Наши спутники же тем временем, оглядывали стены в поисках хоть каких-то указателей.
Наконец, граф ди Онори спросил:
- И что теперь?
Горацио задумчиво посветил в каждый из трёх проходов. Затем пустился в в мысленные расчёты. Его губы при тусклом свете беззвучно шевелились.
После он сказал медленно:
- По моим расчётам туннель постепенно сворачивал к северу. На севере находятся пещеры. Левый проход скорее всего ведёт на запад. Правый на восток. Нам нужен центральный.
- Что ж, - проговорил граф, - пусть будет так.
И мы двинулись дальше. Я же погрузилась в размышления. Поведение графа было странным. Мне было не по себе от того, что я решила тогда, что если граф сразу найдёт потайной ход, то этот факт укажет на то, что он и есть пресловутый Чёрный Граф!
Граф нашёл потайной ход притом почти что сразу, и что мне теперь было делать с этим! Признать, что он тот за кого его считают местные?! От этих мыслей делалось жутко. Пусть ди Онори был порою очень даже необычным и загадочным, скрывающим что-то и недоговаривающим, но мне он невольно нравился. Может именно за счёт этих вышеперечисленных особенностей? Как бы там ни было, мне не хотелось верить, что он Чёрный Граф. Не хотелось и всё тут. Зато захотелось доказать себе его невиновность. Единственно, как это можно было сделать, это попытаться узнать у него что-нибудь о его жизни и посмотреть, насколько он искренен. И даже если впоследствии выяснится что он Чёрный Граф, я соглашусь признать это лишь самой последней.
Поскольку коридор здесь был достаточно широким, я поравнялась с графом. Он был мрачен, бледен и задумчив. При бледном свете канделябра, его лицо казалось осунувшимся и смертельно-усталым.
- Вы хорошо себя чувствуете? – участливо поинтересовалась я. Но отчего-то мой простой и добросердечный вопрос, напугал его и привёл в смятение.
- А какое это имеет значение? – как-то чересчур грубо спросил он и тут же сам понял это. – Простите меня, синьора Элизабет. – виновато улыбнулся он. – Я, что, в самом деле, выгляжу плохо?
- Мне показалось, что да. – сказала я, уже более холодно.
- Право не сердитесь. – взмолился он с внезапным жаром и свободной рукою схватил мою. – Мне бы очень не хотелось, чтобы вы сердились на меня. Может быть, сейчас не то время и не то место, но я хотел вам сказать…
Тут туннель закончился, и граф не договорил своей фразы. Нам предстала другая пещера, больше предыдущей. Из неё в разные направления вели уже четыре хода.
- Что теперь, синьор Лефрой? – обратился ди Онори к Горацио.
- Надо подумать. – отозвался тот. – Да и уж во всяком случае, устроить отдых.
Он сверился с репетиром.
- А то мы уже в пути около трёх часов.
Нам с Ильмою слуги устроили удобные сидения на сундуках, остальные же садится не стали.
Граф отошёл в сторону ото всех и снова погрузился в свои невесёлые думы. Немного передохнув, я встала и подошла к нему. Раздумывая, как завязать беседу на интересующую меня тему.
- Вам не кажется странным, - спросила я у него, - что Лоренцо велел вам идти потайным ходом в пещеры! Откуда он мог знать, что ход ведёт в пещеры?
Сказав это, я прикусила язык, но было уже поздно. Ведь откуда я могла слышать, что говорил Лоренцо, если меня там якобы не было? Тем не менее, граф не заметил этого, или заметил, но не показал вида.
- А он и не говорил этого. – ответил он. – Лоренцо лишь велел спасаться из дома через потайной ход, а после отправляться к пещерам. Но каким образом, он не говорил. А, кроме того, он мог предполагать, что ход связан с пещерами.
- Мог. – признала я.
- Вы ведь не думаете, что он связан с контрабандистами? – с улыбкою поинтересовался граф. – И прекрасно знал о потайном ходе, да и сам подбросил нам тело той девушки?
- Нет-нет, конечно. – сказала я, улыбаясь. То, что сказал граф, до сих пор даже не думало приходить мне в голову. Лоренцо, связанный с контрабандистами! А что, это звучало вполне вероятным. Единственный из местных, что не боялся графа. Даже пожелал помочь ему. А кроме того рискнул жизнью ради него!
И что вообще нам было известно о нём? Может он и вправду был одним из контрабандистов! Может он был подослан к нам разбойником Просперо!
Хотя может он просто желал покинуть надоевший и опротивевший ему остров? За что тут можно было винить его? Я бы с радостью сама уже давно покинула Гибралтар, если бы не таинственная участь капитана. Только уважение и привязанность к этому человеку сдерживали меня.
Я рискнула прямо обратиться к графу:
- А как вы сумели отыскать потайной ход? С чего вы взяли, что вход находится за камином?
Граф растерянно улыбнулся и сказал:
- Я сам не понимаю, как это получилось… странное чувство охватило меня. Я был словно в тумане. Было такое ощущение, что кто-то направляет меня.
Он замолк, задумавшись. Затем снова заговорил, словно говоря сам с собою:
- Я много думал ночью, где он может быть. Перебирал в голове зал. Всё что находится в нём. После, когда сон охватил меня, я видел его, будто сам шёл по нему… Может я нашёл ход благодаря сну?
- Вполне возможно. – проговорила я, не сводя пристального взгляда с его лица. Что-то всё же было в нём необычное, странное и пугающее. Даже когда он говорил вроде бы искренне, что-то было не так в его словах. Я же с ужасом начинала осознавать, что меня это не отталкивало от него, как должно было, а наоборот притягивало.
К нам подошёл Лефрой, и меня это обрадовало. Его приход будто вернул меня к действительности. Я бросила на него благодарный взгляд и поспешила уйти подальше от графа.
- Можно отправляться дальше. – сказал Горацио. – Наш туннель третий.
И мы снова тронулись в путь. Шли долго. Коридор то расширялся, то сужался. То поднимался вверх, то стремительно опускался вниз. Но вот и он закончился, выведя в огромную пещеру. Обойдя её и оглядев, мы обнаружили в стенах великое множество отверстий. Но какое нужно было нам? И куда собственно мы держали путь? Я предполагала, что в те пещеры, в которые водили нас Лоренцо и Марио, в Главную пещеру или хотя бы в ту, где располагалось старое кладбище. Но, как можно было отыскать нужную дорогу среди такого множества ходов? А ведь если вспомнить, то, что говорилось об этих пещерах, то легко можно было сгинуть в них навеки.
- Теперь дело усложняется. – заметил Горацио. Придётся исследовать каждый проход и помечать, пройденные и те, откуда мы пришли.
Он что-то тихо сказал Патрику. Тот порылся в своих карманах и извлёк из них жестяную коробку и протянул хозяину. Горацио открыл её и аккуратно достал длинный кусочек мела, обёрнутый в бумажку, чтобы не запачкать пальцы.
- Чтобы ускорить дело, - сказал он, - разделимся.
- Нас шестеро, - добавил дон Хуан, - не считая дам…
- Это почему это «не считая дам»? – возмутилась я. – Мы тоже можем исследовать проходы!
- Но это очень опасно! – заметил граф. – Кто знает, что кроется там…
- А кто из уважаемых господ, - сказал Горацио льстивым голосом, лукаво улыбаясь, - знает, какая сила и отвага кроется в этих хрупких и миловидных барышнях!
- Хорошо. – согласился граф. – Решим так: вы, господин Лефрой, пойдёте со своим слугою, любезная синьора Ильма пойдёт в сопровождении уважаемых дона Хуана и синьора Фредерика, а синьора Элизабет со мною и моим слугою.
Было видно, что Горацио не слишком устроил такой поворот. Он бы, безусловно, предпочел, чтобы я пошла с ним. Но граф сказал это таким безапелляционным тоном, с явно повелительной нотой, что он не посмел ничего возразить. Мне же вдруг стало как-то не по себе. Я могла поклясться, что ощутила лёгкий трепет перед графом.
Горацио выдал каждому из нас по два куска мела, и мы разошлись, выбрав первые три прохода.
Мне уже приходилось бродить по подземельям КингХед Кастла, и потому я не особенно страшилась этих ходов и опасностей которые они могли скрывать в своих недрах. Лишь уныние охватывало моё сердце, хандра и желание выбраться на свежий пронизанный ветрами воздух, где над головою синеет небо.
Проход, которым пошли мы с графом и его слугою, был вначале самым широким. Однако по мере продвижения вперёд он стал сужаться. Неожиданно он начал спускаться вниз, притом настолько круто, что в своё время пришлось выдолбить в полу грубое подобие ступенек. И вот перед нашими глазами открылась небольшая круглая пещера. Из неё вели шесть проходов. Антонио пометил тот, из которого мы пришли какой-то маловразумительной закорючкой. После этого один за другим мы стали исследовать эти проходы. Но всё безуспешно. Двое из них заканчивались тупиками, несколько были завалены или сужались до такой степени, что сквозь них нельзя было даже проползти, ещё одни вели в пустоту, стремительно срываясь вниз…
Вернувшись в круглую пещеру, немного передохнули.
- Что ж, - сказал граф, - может, повезло остальным! А если нет, то там ещё много ходов, уж один из них, вероятно, точно ведёт дальше.
- Тише. – вдруг проговорил его слуга и прислушался. Тоже сделали я и граф. Откуда-то из того туннеля, по которому мы пришли, доносились какие-то пока едва различимые звуки. Но с каждой минутой они делались отчётливее. И вот уже легко можно было различить в них топот нескольких ног.
- Может быть это наши спутники? – неуверенно предположила я. Но граф отрицательно помотал головою и положил руку на эфес шпаги, а Антонио проверил, заряжены ли пистолеты.
- Их слишком много. – заметил он вполголоса. – По меньшей мере, их около десятка.
- Вы полагаете, - прошептала я, - что это могут быть наши преследователи?
- Не исключено, что они снарядили за нами погоню. – сказал граф. – Но не волнуйтесь, синьора Элизабет! Сколько бы их ни было, они не уйдут отсюда живыми, а уж тем более не причинят вам вреда!
С этими словами, он немного отступил к противоположному проходу, Антонио последовал его примеру. Я встала за их спинами. В конце концов, подобные вещи, на мой взгляд, сугубо мужское занятие.
Шаги приближались. Вот уже на стенах туннеля заплясали огоньки. Наконец нам предстало изуродованное шрамом, одноглазое лицо Просперо. Один за другим он и его приспешники очутились в пещере. Их оказалось восьмеро. Меня смутил такой перевес сил, явно в пользу противника. В намерениях преследователей сомневаться не приходилось. Вид у них был бандитский, а лица перекорёжены ненавистью и злобою. Даже те, что выглядели простыми горожанами и рыбаками, были под стать своим спутникам.
- Какая встреча, любезный граф! – вскричал Просперо, отвешивая тому издевательский полупоклон. Его спутники разразились буйным хохотом. Тот, отразившись от высоких сводов пещеры, многократно усилился, и от этого задрожали стены.
До того, мы переговаривались негромко, понимая, что в пещерах шуметь небезопасно. Но Просперо и его сателлитам это было невдомёк.
Граф и Антонио с ужасом огляделись, опасаясь, как бы, не начался обвал. Но вскоре всё стихло. На этот раз обошлось.
- Что ж, - сказал граф, - вот мы и встретились. Я ждал этой встречи. Но зачем было вовлекать в это дело посторонних?
- Это дело наше общее. – заявил один из горожан.
- Пора покончить с вами, Чёрный Граф, раз и навсегда. – сказал другой.
- Если я – Чёрный Граф, - медленно произнёс ди Онори, - то зачем мне особенно напрягаться, чтобы разделаться с вами со всеми?
Его слова, сказанные тихим спокойным голосом, безо всякой угрозы, более походившие на рассуждения, произвели неожиданное действие. Если бы граф разразился инфернальным хохотом и начал рассыпать угрозы, это произвело бы меньшее впечатление. Ведь именно этого они, вероятно, и ожидали от него.
Оба горожанина смертельно побледнели и отступили назад. Лица рыбаков напряглись. Судя по некоторым признакам, их владельцы принялись выполнять непривычную для них умственную работу. Только контрабандисты продолжали оставаться как прежде невозмутимыми.
Граф же продолжил свои рассуждения вслух:
- Разве все те мои жертвы были настолько беспомощными, чтобы выступить против меня? Какая сила, какой простой смертный может противостоять Чёрному Графу?!
С горожан этого было достаточно. Пока граф говорил, они продолжали отступать назад. Когда же они случайно врезались в стену, перепугались ещё больше. Побросали оружие на землю. После этого они развернулись и пустились прочь по туннелю. Им в спины полетели насмешки контрабандистов. Рыбаки тоже побледнели и попятились к выходу. Ещё немного и они тоже бросились бежать.
Громкие вопли огласили пещеру и снова сотрясли её до основания. Едва слышный и различимый рокот и треск долетели до нас.
- Хватит шутки шутить. – серьёзно заявил Просперо. – Ведь вы сами не особенно верите во все эти небылицы о «Чёрном Графе»! Они годны лишь для этих малограмотных дурачков, а не для деловых людей…
- А какая разница и какое вам дело до того, во что я верю? – воскликнул граф. – В конце концов, население Гибралтара вбило себе в голову, что я – Чёрный Граф и, кстати, не без вашей помощи!
- Что вы, что вы, ваше сиятельство! – снова издевательски раскланялся контрабандист. – Тут одни лишь ваши заслуги! И, однако же, мне надоели эти пустые разговоры, и думаю вам тоже. На вашем месте я бы сдался. Даже после того, как эти трусы бежали, численный перевес на моей стороне. Вас ведь всего двое…
- Не двое, - гордо заявила я, выходя вперёд, - а трое.
Мои слова рассмешили разбойников. Они снова разошлись в буйном хохоте. На этот раз сверху посыпались небольшие камешки. Это вызвало некоторое замешательство в среде Просперовцев. Граф воспользовался этим. Он отстранил меня. Ловко и со звоном извлёк шпагу и бросился на одноглазого разбойника. Тот не успел даже глазом моргнуть, как остриё вошло ему в грудь. Другие контрабандисты схватились за пистолеты. Но Антонио опередил их. Он выстрелил сразу сначала в одного – тот упал, затем в другого и тот со стоном повалился наземь. Остался ещё один. Он успел вытащить пистолет. Антонио, у которого кончились заряды, а перезаряжать времени не было, не раздумывая, кинулся на противника и повалил его на пол. Перехватил руку того с пистолетом. Тут раздался оглушительный выстрел вверх и в туже секунду огромные куски породы стремительно обрушились вниз.
Граф схватил меня и затащил в один из ходов. И во время. На то место, где мы с ним минуту назад стояли с грохотом обвалились камни, отгородив путь к отступлению. На миг воцарилась полная тьма. Затем граф извлёк из кожаного мешочка, который заменял у многих аристократов карманы, огниво и свечу. И вот её слабый огонёк озарил его бледное лицо. Он посмотрел на меня.
- Что теперь? – спросила я его. – Попробуем пробиться сквозь завал?
Он сокрушённо покачал головою, но, тем не менее, посветил в ту сторону и опустился на колена. Я опустилась близ него.
- Бессмысленно. – сказал граф. – Мы погребены здесь заживо. Антонио, вероятно, погиб. Остальные подумают, что мы тоже погибли…
- У нас имеется запас воды? – спросила я, ощущая внезапную сухость во рту. Граф показал мне небольшую флягу, которая висела у него на поясе.
- Совсем немного. – сказал он и взяв меня за руку, прошептал:
- О, синьора Элизабет! Простите меня! Не должно мне было брать вас с собою…
- Полно вам, граф. – сказала я, высвобождая руку и поднимаясь. За мною встал и мой спутник.
- Куда ведёт этот туннель? – спросила я. – Надеюсь не в тупик?
- Думаю, в одну из тех пустот. – ответил он.
- Что ж пойдёмте и посмотрим. – сказала я и двинулась вперёд. Граф пошёл следом. Тусклый свет единственной свечи слабо разгонял сумрак. Непроницаемая тишина царила вокруг…
Рейтинг: 0 141 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!