ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 11

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 3 Глава 11

10 декабря 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Одиннадцатая
Таинственная смерть

Этой ночью мне привиделся странный сон. Чёрный зев пещеры, туннель, ведущий вглубь. Голос, шепчущий о чём-то очень важном. Словно там, в пещере что-то сокрыто, что-то или кто-то…
Когда я проснулась рано утром, у меня осталось ясное воспоминание об этом сне. Я глубоко задумалась. Хотелось верить, что где-нибудь в пещерах удастся нам отыскать капитана. Ведь именно это так манило меня посетить их.
В доме же тем временем кипела работа. Началась она, судя по всему, ещё засветло. Марио и Лоренцо сдержали слово. Кроме того, поняв, что граф собирается привести в порядок своё имение, они привели с собою ещё несколько дюжих молодцов, которые не были местными и от того слухи их не особенно занимали.
Таким образом, к полудню, стёкла были вставлены, на окнах были помещены ставни, а все замки стали работать исправно.
Граф ди Онори осмотрел всё и собственноручно проверил. Он остался доволен результатом и даже стал потирать руки, заранее представляя себе какой удар нанёс контрабандистам.
После мы отправились на прогулку. Нас вели Марио и Лоренцо. Они оказались не только хорошими работниками, но и отличными провожатыми. Оба эти факта заметно улучшили и подняли настроение графа. Однако он не потерял бдительности. Его рука то и дело опускалась на эфес шпаги.
Наши провожатые привели нас ко входу в огромную пещеру. По их словам из неё можно было попасть в любую из множества пещер Гибралтара. Кроме того, она была связана с оборонительною крепостью, служившей в неспокойные времена своего рода бастионом. Её туннели образовывали запутанный лабиринт и располагались в самых недрах скалы и опускались вглубь на многие сотни футов. Они имели неисчислимое количество выходов в самых различных и неприметных местах.
Также эта пещера была соединенна с тем другим легендарным туннелем, который связывал Скалу с Африкой и, по которой на остров перебрались обезьяны. Тем не менее, никто никогда так и сумел найти входа в последний туннель, то ли его завалило, то ли ещё что. Хотя немало было смельчаков, что пытались отыскать его. Многие из них, как говорят так и не вернулись назад, и их больше никто никогда не видел.
Пещера эта изумляла своею величиною. Пройдя через огромный проход, мы очутились в подобии какого-то зала. С высоких, как в храме сводов, свисало великое множество сталактитов самых причудливых форм и размеров. Миновав зал, мы начали спускаться по выдолбленной в камне лестнице, что шла по крутому склону главной галереи. Ряд колеблющихся огней от факелов в руках провожатых, смутно освещал высокие каменистые стены почти до самых сводов, сходившихся над головой на высоте шестидесяти футов. Главная галерея была не шире девяти футов. На каждом шагу по обеим сторонам открывались новые высокие расщелины, как правило, теснее и уже главной галереи. Эта пещера представляла собою подлинный лабиринт извилистых, пересекающихся между собой коридоров, которым не было конца. Говорили, что если не знать дороги, то можно было целыми днями и ночами, а то и годами, блуждать по запутанной, как паутина, сети расщелин и провалов во мраке вечной ночи. Блуждать не находя выхода на белый свет. Можно было спускаться и спускаться, все ниже и ниже, туда, в самую глубь земли, и там встретить лишь то же – непроглядный мрак да лабиринт под лабиринтом, без начала и без конца.
Недаром когда-то именно эту пещеру считали входом в подземное царство смерти…
Но мы были спокойны, ибо нас вели люди, хорошо знавшие многие эти проходы. Несколько раз мы сворачивали, несколько раз опускались. Глядя на эти каменные стены, я думала о том, чтобы сказал Алекс, насчёт очередных «подземелий». А ведь если задуматься, он был прав. Что-то в последние время то и дело попадаются на пути тёмные каменные проходы…
Через полчаса странствий, мы вышли в новую пещеру. Факелы высветили высокую стену, из каких-то кругловатых камней. Но приглядевшись повнимательнее, я поняла, что это не камни, а черепа.
- Что это? – спросил граф, поморщившись.
- Старое Гибралтарское кладбище. – пояснил Лоренцо. – Катакомбы. Однако здесь уже около двухсот лет никого не хоронят. Всё из-за тех жертв. Говорят, они были последними кого здесь похоронили. После жители объявили это место проклятым.
- Вы говорите о жертвах, связанных с моим предком? – поинтересовался граф.
Лоренцо молча, кивнул, и мы двинулись дальше. Кое-где в каменных стенах пещеры были выдолблены ниши. В них лежали гробы и плиты. Кое-где плиты находились в самом полу.
Мы в молчании, немного поёживаясь, прошли весь этот некрополь. Далее двинулись по очередным галереям. Долго спускались вниз. Наконец снизу свет факела высветил мерцающую поверхность воды. Спустившись, мы оказались на берегу подземного озера. Его воды сверкали и переливались, прозрачные и чистые, как зеркало, бездонные, как океан.
Я нагнулась и опустила руку в воду. Но тут же отдёрнула. Вода была ледяная.
- Ну, что? – спросил Марио. – Желаете ещё куда-нибудь пойти или вернёмся назад?
- Думаю, - сказал граф, - вернёмся назад.
- Эти пещеры… - задумчиво протянула я. – Их бесконечное множество. А что если капитана надо было искать именно в них?
- Синьора Элизабет, - проговорил граф, - вы представляете себе насколько это невозможно! Даже если капитан странным и непостижимым образом из своей закрытой каюты переместился в одну из этих пещер, разве возможно определить в какую именно и найти его?
Я понуро склонила голову. Подумала о своём сне. Что если это был вещий сон? Что если в нём была подсказка, где стоит искать капитана? Но все пещеры, что мы посетили, все эти переходы не были похожи на те, из моего сна.
Медленно мы тронулись в обратный путь.
- А где же обезьяны? – поинтересовалась я. – Ведь говорилось, что именно в пещеры их загнали местные жители.
- Обычно они попадаются ещё в главной пещере. – задумчиво проговорил Лоренцо. – Странно. Не понимаю, куда они могли подеваться.
- Да уж. – поддержал его Марио. – Обычно здесь всё кишит ими.
- Так, где же они? – удивилась Ильма.
Оба провожатых растерянно пожали плечами.
Весь обратный путь мы проделали в молчании. Прислушивались. Но всюду царила тишина, нарушаемая лишь гулким эхом шагов, да едва слышным капанием воды. И больше ни звука и ни следа кого бы, то не было живого.
За всю дорогу нам никто не встретился, хотя граф всё продолжал быть на стороже. Когда мы добрались до Одинокого дома, начал спускаться вечер. Как всегда, мы зашли переодеться, намереваясь после отправиться в «Ухмыляющуюся акулу».
Граф с самодовольным видом победителя ещё раз оглядел все свои нововведения. Он зашёл в зал и осмотрелся. После потирая руки, вернулся к нам и сказал:
- Ну, теперь они получили от меня! Наконец-то можно будет спокойно возвратиться домой.
И мы отправились в трактир. Марио и Лоренцо пошли с нами. Ещё до того они попросили у графа разрешения поселиться в доме, чтобы всегда быть в его распоряжении. Тот с радостью и некоторым благодушием позволил им. Настроение у него было самое лучшее, что несколько роняло его в моих глазах. Ведь разве могло быть таким настроение у кого бы то ни было из нас, когда капитан так и не был найден!
Когда мы уже подходили к зданию с акулой на вывеске, услышали в стороне от себя лёгкое покашливанье. Обернувшись, увидели: напротив нас, прислонившись спиною к глухой стене дома, стоял одноглазый Просперо. Он сделал издевательский полупоклон графу. Его изуродованное лицо расплылось в насмешливой и отвратительной улыбке. Рука графа непроизвольно метнулась к эфесу шпаги, но Горацио вовремя перехватил её и придержал, отрицательно помотав головою.
Графу пришлось удовольствоваться лишь испепеляющим взглядом, которым он поспешил наградить своего противника. На того однако это не произвело ни малейшего впечатления.
- Как продвигаются ваши дела, граф? – спросил тот издевательски. – Не дня без жертвы? А?! Как не запирайте мышеловку, в ней найдётся лазейка!
С этими словами он прошёл мимо графа. Ди Онори сделал попытку высвободить руку, которую всё ещё держал Лефрой и броситься вдогонку. Но безрезультатно.
- Ах, синьор Лефрой! – укоризненно вскричал он, когда контрабандист скрылся из глаз, и Горацио освободил его. – Но почему вы не дали мне разобраться с ним, как он того заслуживает!
- Не хотелось, чтобы вы совершили это близ трактира, в котором мы изволим кушать – это первое. – сказал Горацио. – Не знаю, как с вами, но уверен, что мне бы это испортило аппетит. Так же не хотелось, чтобы вы делали это в столь людном месте – это второе. Где-нибудь за городом, в глухом месте, пожалуйста. Разве с вас недовольно тех вещей, которые о вас толкуют! Вы же не хотите, чтобы вас обвинили в убийстве всех тех людей!
- Я не понимаю, - проговорил граф капризно и раздражённо, - какое отношение все эти оскорбительные и беспочвенный слухи самого что ни на есть дикого смысла и содержания имеют ко мне – это первое. И почему я не имею право наказывать того, кто нанёс мне двойное оскорбление – это второе. Дворянин я, в конце концов, или нет?!
Пришлось всем начать заверять его, что, конечно же, он дворянин и имеет полное право наказывать подобных негодяев, но обстоятельства не слишком благоприятствуют.
Граф ди Онори после наших заверений немного успокоился и уж во всяком случае, у него перестал быть такой вид, что он сейчас ринется в погоню за одноглазым разбойником. Кроме того он дал себя ввести в трактир.
Здесь нас уже поджидал хозяин. Как всегда гостеприимный и рассыпающийся в любезностях. Он приготовил нам особые блюда, и мы как раз вовремя подоспели. Те уже были приготовлены и дожидались того, чтобы ублажить наш вкус.
Отменно откушав, захватив с собою запасы еды и питья, мы двинулись обратно.
Мрак уже сгустился. Ночь звёздная и овеянная прохладою, опустилась на Гибралтар. Как обычно тишина и безмолвие сопровождали нас. Граф шёл впереди, поглаживая эфес своей шпаги. Антонио боязливо оглядывался по сторонам, то и дело, ощупывая пистолеты.
Одинокий дом встретил нас своим обычным молчанием и тьмою. Граф облегчённо вздохнул, когда убедился что все замки в порядке. В холле, однако, он замешкал. Было видно, что несмотря ни на что, он страшится идти в зал. Но, не желая выказывать этого, он первым направился туда. Притом забыв запастись канделябром. За ним двинулся Антонио, по дороге зажигая свечи. Некоторое время слышались их гулкие удаляющиеся шаги, затем всё вдруг разом стихло. После раздался какой-то грохот и крик.
Мы все бросились в зал. Граф ди Онори замер на полпути к окнам. Антонио стоял, прислонясь к стене. У его ног покоился канделябр. На лице застыло выражение ужаса. Взоры и хозяина и слуги были прикованы к распростёртой на полу бездыханной фигуре. Горацио первый справился с потрясением. Он подошёл и склонился над телом. Я за ним. После приблизились Марио и Лоренцо.
В тусклом свете нескольких зажжённых канделябров, которые успел зажечь Антонио, мне удалось разглядеть тело. Это был труп совсем юной тёмноволосой девушки. Одета она была в традиционный костюм, который здесь на Гибралтаре носили лишь очень бедные жители. Пышная юбка чуть ниже колен, из какого-то красного дешёвого сукна, белая рубашка и чёрный корсаж. На ногах лёгкая кожаная обувь. Глаза её были широко раскрыты, на лице застыли страх и мольба.
То, как она была убита, не вызывало сомнения, как и то, что она была именно убита. Пониже груди, с левой стороны торчал кинжал.
- Удар был нанесён прямо в сердце. – констатировал Лефрой. – Смерть наступила мгновенно.
- Но, кто, - пролепетал Марио, - кто мог сделать это?..
- Вы знаете, кто она? – спросил оправившийся от потрясения граф, подходя к нам и склоняясь над телом.
- Мы знаем. – сказал Лоренцо, имея ввиду себя и Марио. – Это Марсела. Дочь одного из рыбаков.
- Самая красивая девушка Гибралтара… – слабо проговорил Марио.
- Но кто, как и зачем?! – еле слышно выдавил из себя граф.
- Кто? – переспросила я. – Я думаю ваш знакомый – одноглазый Просперо.
- Вседержатель Врат бы его побрал! – в ярости вскричал ди Онори и в порыве гнева со звоном извлёк из ножен шпагу.
Я же продолжила:
- Как? Стоит вспомнить его сегодняшние слова! Что-то про мышеловку… думаю, в этом доме есть потайной ход.
Граф в изумлении воззрился на меня.
- Потайной ход?! Этого ещё не хватало! – пробормотал он. – Одно дело закрыть окна ставнями, поставить замки, другое найти то, что не знаешь, что к тому же знают другие!
- Теперь наконец: зачем. – сказала я. – Подумайте сами, граф.
- Откуда мне знать! – вскричал ди Онори, явно от пережитых потрясений потерявший остатки ума.
- Чтобы обвинить вас, ваше сиятельство. – проговорил Лоренцо тихо.
- Меня?! Да зачем мне было убивать дочь какого-то рыбака, которую я к тому же никогда не видел!
- Многие на острове верят в то, что вы – Чёрный граф. – сказал Лоренцо.
Брови графа поползли вверх, сам же он чуть не задохнулся от возмущения.
- Но вы-то, надеюсь, не верите в это вздор?! – обратился он, наконец, к обоим аборигенам.
- Милостивый господин Лефрой! – обратился Лоренцо к Горацио, который всё ещё осматривал тело. – Вы можете сказать, когда её… когда она умерла?
Тот кивнул и, подумав, сказал:
- Не более двух-трёх часов назад.
- Видите, ваше сиятельство? – сказал Лоренцо. – В это время вы были с нами. Вы просто не сумели бы этого сделать. Конечно, мы не верим в то, что вы – Чёрный граф.
- Её убил Просперо или его сообщники. – сказал Марио. – Он рассчитывает оклеветать вас.
- Что же делать? – спросил граф. – Не можем же мы оставить здесь труп!
- Конечно, нет. – сказал Лоренцо. – Завтра утром Просперо наверняка распространит слух о том, что это вы убили её, как и тех остальных, и перед вашим домом соберётся толпа разъярённых горожан и рыбаков.
- И они линчуют Вас, а заодно и всех нас! – добавила я мрачно. Граф не понял, что означает «линчуют», но, похоже, перспектива перед его мысленным взором открылась весьма впечатляющая.
- Значит, - медленно проговорил он, - мы должны спрятать тело. Бедняжке уже всё равно ничем не поможешь. Кроме того ни один из нас не виноват в её гибели. А этим суеверным людям не удастся внушить то, что я не причастен ко всему этому.
- Решено. – твёрдо произнёс Лоренцо. – Мы с Марио отнесём её тело в пещеры и спрячем на старом кладбище. Там её никто не найдёт. Никто из местных туда не ходит.
Тело мёртвой девушки было завёрнуто в парусину. После Лоренцо и Марио взвалили её на плечи, и ушли в ночь.
Мы ещё некоторое время сидели. Граф изредка бросал тревожные взгляды то на то место, где лежал труп, то на глухие стены, словно опасался, что те разверзнутся. Наконец, он не выдержал молчания, и спросил:
- Как вы думаете, где может быть потайной ход?
- Здесь. – не задумываясь выпалила я.
По выражению, появившемуся на лице графа, я поняла, что высказала и его подозрение.
- Завтра днём, - сказал он, - я найду его. Если будет нужно, здесь камня на камне не останется, но я положу конец всему этому. А после займусь самим негодяем. И на этот раз вам, господин Лефрой, не удастся меня остановить.
Он замолчал и тут же вскричал гневно:
- Если бы вы сегодня не помешали мне, ничего бы этого не было!
- Может быть, и не было бы, - мрачно проговорил Горацио, - а может статься, что и вас бы с нами уже не было. А может быть, не было бы и нас. Кто знает до чего дошло местное население…
- Завтра увидим. – усмехнулся ди Онори. – Они ведь придут. Ведь как рассчитывает этот подлец, я полный идиот, одним словом благородный, (ведь благородство в их представлении это то, что я, когда меня будут казнить за то, чего я не совершал, буду утешаться мыслью, что я этого не делал и говорить им об этом!) оставлю труп у себя. Когда они придут, покажу им и начну оправдываться, что не только не убивал этой девушки, но и вовсе никогда её не видел!
- Он именно так и думал на мой взгляд. – заметила я.
- Хорошо, что ночами все горожане боятся выходить на улицу. – сказал дон Хуан. – А то этот контрабандист мог и не дожидаться утра.
- Это уж точно. – сказал граф.
Мы погрузились в гнетущее молчание. Каждый прислушивался и ожидал возвращения Марио и Лоренцо. Горацио несколько раз проверял время по репетиру. Но вот, глубоко, за полночь, те вернулись. Оба выглядели усталыми и мрачными. Но всё прошло удачно. Это подбодрило многих.
После такого завершения дня, мы, наконец, разбрелись по комнатам. Дом погрузился в тишину и мрак. Только напольные часы внизу отбивали положенное время, да ветер шелестел за окнами.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0258374

от 10 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0258374 выдан для произведения:
Глава Одиннадцатая
Таинственная смерть

Этой ночью мне привиделся странный сон. Чёрный зев пещеры, туннель, ведущий вглубь. Голос, шепчущий о чём-то очень важном. Словно там, в пещере что-то сокрыто, что-то или кто-то…
Когда я проснулась рано утром, у меня осталось ясное воспоминание об этом сне. Я глубоко задумалась. Хотелось верить, что где-нибудь в пещерах удастся нам отыскать капитана. Ведь именно это так манило меня посетить их.
В доме же тем временем кипела работа. Началась она, судя по всему, ещё засветло. Марио и Лоренцо сдержали слово. Кроме того, поняв, что граф собирается привести в порядок своё имение, они привели с собою ещё несколько дюжих молодцов, которые не были местными и от того слухи их не особенно занимали.
Таким образом, к полудню, стёкла были вставлены, на окнах были помещены ставни, а все замки стали работать исправно.
Граф ди Онори осмотрел всё и собственноручно проверил. Он остался доволен результатом и даже стал потирать руки, заранее представляя себе какой удар нанёс контрабандистам.
После мы отправились на прогулку. Нас вели Марио и Лоренцо. Они оказались не только хорошими работниками, но и отличными провожатыми. Оба эти факта заметно улучшили и подняли настроение графа. Однако он не потерял бдительности. Его рука то и дело опускалась на эфес шпаги.
Наши провожатые привели нас ко входу в огромную пещеру. По их словам из неё можно было попасть в любую из множества пещер Гибралтара. Кроме того, она была связана с оборонительною крепостью, служившей в неспокойные времена своего рода бастионом. Её туннели образовывали запутанный лабиринт и располагались в самых недрах скалы и опускались вглубь на многие сотни футов. Они имели неисчислимое количество выходов в самых различных и неприметных местах.
Также эта пещера была соединенна с тем другим легендарным туннелем, который связывал Скалу с Африкой и, по которой на остров перебрались обезьяны. Тем не менее, никто никогда так и сумел найти входа в последний туннель, то ли его завалило, то ли ещё что. Хотя немало было смельчаков, что пытались отыскать его. Многие из них, как говорят так и не вернулись назад, и их больше никто никогда не видел.
Пещера эта изумляла своею величиною. Пройдя через огромный проход, мы очутились в подобии какого-то зала. С высоких, как в храме сводов, свисало великое множество сталактитов самых причудливых форм и размеров. Миновав зал, мы начали спускаться по выдолбленной в камне лестнице, что шла по крутому склону главной галереи. Ряд колеблющихся огней от факелов в руках провожатых, смутно освещал высокие каменистые стены почти до самых сводов, сходившихся над головой на высоте шестидесяти футов. Главная галерея была не шире девяти футов. На каждом шагу по обеим сторонам открывались новые высокие расщелины, как правило, теснее и уже главной галереи. Эта пещера представляла собою подлинный лабиринт извилистых, пересекающихся между собой коридоров, которым не было конца. Говорили, что если не знать дороги, то можно было целыми днями и ночами, а то и годами, блуждать по запутанной, как паутина, сети расщелин и провалов во мраке вечной ночи. Блуждать не находя выхода на белый свет. Можно было спускаться и спускаться, все ниже и ниже, туда, в самую глубь земли, и там встретить лишь то же – непроглядный мрак да лабиринт под лабиринтом, без начала и без конца.
Недаром когда-то именно эту пещеру считали входом в подземное царство смерти…
Но мы были спокойны, ибо нас вели люди, хорошо знавшие многие эти проходы. Несколько раз мы сворачивали, несколько раз опускались. Глядя на эти каменные стены, я думала о том, чтобы сказал Алекс, насчёт очередных «подземелий». А ведь если задуматься, он был прав. Что-то в последние время то и дело попадаются на пути тёмные каменные проходы…
Через полчаса странствий, мы вышли в новую пещеру. Факелы высветили высокую стену, из каких-то кругловатых камней. Но приглядевшись повнимательнее, я поняла, что это не камни, а черепа.
- Что это? – спросил граф, поморщившись.
- Старое Гибралтарское кладбище. – пояснил Лоренцо. – Катакомбы. Однако здесь уже около двухсот лет никого не хоронят. Всё из-за тех жертв. Говорят, они были последними кого здесь похоронили. После жители объявили это место проклятым.
- Вы говорите о жертвах, связанных с моим предком? – поинтересовался граф.
Лоренцо молча, кивнул, и мы двинулись дальше. Кое-где в каменных стенах пещеры были выдолблены ниши. В них лежали гробы и плиты. Кое-где плиты находились в самом полу.
Мы в молчании, немного поёживаясь, прошли весь этот некрополь. Далее двинулись по очередным галереям. Долго спускались вниз. Наконец снизу свет факела высветил мерцающую поверхность воды. Спустившись, мы оказались на берегу подземного озера. Его воды сверкали и переливались, прозрачные и чистые, как зеркало, бездонные, как океан.
Я нагнулась и опустила руку в воду. Но тут же отдёрнула. Вода была ледяная.
- Ну, что? – спросил Марио. – Желаете ещё куда-нибудь пойти или вернёмся назад?
- Думаю, - сказал граф, - вернёмся назад.
- Эти пещеры… - задумчиво протянула я. – Их бесконечное множество. А что если капитана надо было искать именно в них?
- Синьора Элизабет, - проговорил граф, - вы представляете себе насколько это невозможно! Даже если капитан странным и непостижимым образом из своей закрытой каюты переместился в одну из этих пещер, разве возможно определить в какую именно и найти его?
Я понуро склонила голову. Подумала о своём сне. Что если это был вещий сон? Что если в нём была подсказка, где стоит искать капитана? Но все пещеры, что мы посетили, все эти переходы не были похожи на те, из моего сна.
Медленно мы тронулись в обратный путь.
- А где же обезьяны? – поинтересовалась я. – Ведь говорилось, что именно в пещеры их загнали местные жители.
- Обычно они попадаются ещё в главной пещере. – задумчиво проговорил Лоренцо. – Странно. Не понимаю, куда они могли подеваться.
- Да уж. – поддержал его Марио. – Обычно здесь всё кишит ими.
- Так, где же они? – удивилась Ильма.
Оба провожатых растерянно пожали плечами.
Весь обратный путь мы проделали в молчании. Прислушивались. Но всюду царила тишина, нарушаемая лишь гулким эхом шагов, да едва слышным капанием воды. И больше ни звука и ни следа кого бы, то не было живого.
За всю дорогу нам никто не встретился, хотя граф всё продолжал быть на стороже. Когда мы добрались до Одинокого дома, начал спускаться вечер. Как всегда, мы зашли переодеться, намереваясь после отправиться в «Ухмыляющуюся акулу».
Граф с самодовольным видом победителя ещё раз оглядел все свои нововведения. Он зашёл в зал и осмотрелся. После потирая руки, вернулся к нам и сказал:
- Ну, теперь они получили от меня! Наконец-то можно будет спокойно возвратиться домой.
И мы отправились в трактир. Марио и Лоренцо пошли с нами. Ещё до того они попросили у графа разрешения поселиться в доме, чтобы всегда быть в его распоряжении. Тот с радостью и некоторым благодушием позволил им. Настроение у него было самое лучшее, что несколько роняло его в моих глазах. Ведь разве могло быть таким настроение у кого бы то ни было из нас, когда капитан так и не был найден!
Когда мы уже подходили к зданию с акулой на вывеске, услышали в стороне от себя лёгкое покашливанье. Обернувшись, увидели: напротив нас, прислонившись спиною к глухой стене дома, стоял одноглазый Просперо. Он сделал издевательский полупоклон графу. Его изуродованное лицо расплылось в насмешливой и отвратительной улыбке. Рука графа непроизвольно метнулась к эфесу шпаги, но Горацио вовремя перехватил её и придержал, отрицательно помотав головою.
Графу пришлось удовольствоваться лишь испепеляющим взглядом, которым он поспешил наградить своего противника. На того однако это не произвело ни малейшего впечатления.
- Как продвигаются ваши дела, граф? – спросил тот издевательски. – Не дня без жертвы? А?! Как не запирайте мышеловку, в ней найдётся лазейка!
С этими словами он прошёл мимо графа. Ди Онори сделал попытку высвободить руку, которую всё ещё держал Лефрой и броситься вдогонку. Но безрезультатно.
- Ах, синьор Лефрой! – укоризненно вскричал он, когда контрабандист скрылся из глаз, и Горацио освободил его. – Но почему вы не дали мне разобраться с ним, как он того заслуживает!
- Не хотелось, чтобы вы совершили это близ трактира, в котором мы изволим кушать – это первое. – сказал Горацио. – Не знаю, как с вами, но уверен, что мне бы это испортило аппетит. Так же не хотелось, чтобы вы делали это в столь людном месте – это второе. Где-нибудь за городом, в глухом месте, пожалуйста. Разве с вас недовольно тех вещей, которые о вас толкуют! Вы же не хотите, чтобы вас обвинили в убийстве всех тех людей!
- Я не понимаю, - проговорил граф капризно и раздражённо, - какое отношение все эти оскорбительные и беспочвенный слухи самого что ни на есть дикого смысла и содержания имеют ко мне – это первое. И почему я не имею право наказывать того, кто нанёс мне двойное оскорбление – это второе. Дворянин я, в конце концов, или нет?!
Пришлось всем начать заверять его, что, конечно же, он дворянин и имеет полное право наказывать подобных негодяев, но обстоятельства не слишком благоприятствуют.
Граф ди Онори после наших заверений немного успокоился и уж во всяком случае, у него перестал быть такой вид, что он сейчас ринется в погоню за одноглазым разбойником. Кроме того он дал себя ввести в трактир.
Здесь нас уже поджидал хозяин. Как всегда гостеприимный и рассыпающийся в любезностях. Он приготовил нам особые блюда, и мы как раз вовремя подоспели. Те уже были приготовлены и дожидались того, чтобы ублажить наш вкус.
Отменно откушав, захватив с собою запасы еды и питья, мы двинулись обратно.
Мрак уже сгустился. Ночь звёздная и овеянная прохладою, опустилась на Гибралтар. Как обычно тишина и безмолвие сопровождали нас. Граф шёл впереди, поглаживая эфес своей шпаги. Антонио боязливо оглядывался по сторонам, то и дело, ощупывая пистолеты.
Одинокий дом встретил нас своим обычным молчанием и тьмою. Граф облегчённо вздохнул, когда убедился что все замки в порядке. В холле, однако, он замешкал. Было видно, что несмотря ни на что, он страшится идти в зал. Но, не желая выказывать этого, он первым направился туда. Притом забыв запастись канделябром. За ним двинулся Антонио, по дороге зажигая свечи. Некоторое время слышались их гулкие удаляющиеся шаги, затем всё вдруг разом стихло. После раздался какой-то грохот и крик.
Мы все бросились в зал. Граф ди Онори замер на полпути к окнам. Антонио стоял, прислонясь к стене. У его ног покоился канделябр. На лице застыло выражение ужаса. Взоры и хозяина и слуги были прикованы к распростёртой на полу бездыханной фигуре. Горацио первый справился с потрясением. Он подошёл и склонился над телом. Я за ним. После приблизились Марио и Лоренцо.
В тусклом свете нескольких зажжённых канделябров, которые успел зажечь Антонио, мне удалось разглядеть тело. Это был труп совсем юной тёмноволосой девушки. Одета она была в традиционный костюм, который здесь на Гибралтаре носили лишь очень бедные жители. Пышная юбка чуть ниже колен, из какого-то красного дешёвого сукна, белая рубашка и чёрный корсаж. На ногах лёгкая кожаная обувь. Глаза её были широко раскрыты, на лице застыли страх и мольба.
То, как она была убита, не вызывало сомнения, как и то, что она была именно убита. Пониже груди, с левой стороны торчал кинжал.
- Удар был нанесён прямо в сердце. – констатировал Лефрой. – Смерть наступила мгновенно.
- Но, кто, - пролепетал Марио, - кто мог сделать это?..
- Вы знаете, кто она? – спросил оправившийся от потрясения граф, подходя к нам и склоняясь над телом.
- Мы знаем. – сказал Лоренцо, имея ввиду себя и Марио. – Это Марсела. Дочь одного из рыбаков.
- Самая красивая девушка Гибралтара… – слабо проговорил Марио.
- Но кто, как и зачем?! – еле слышно выдавил из себя граф.
- Кто? – переспросила я. – Я думаю ваш знакомый – одноглазый Просперо.
- Вседержатель Врат бы его побрал! – в ярости вскричал ди Онори и в порыве гнева со звоном извлёк из ножен шпагу.
Я же продолжила:
- Как? Стоит вспомнить его сегодняшние слова! Что-то про мышеловку… думаю, в этом доме есть потайной ход.
Граф в изумлении воззрился на меня.
- Потайной ход?! Этого ещё не хватало! – пробормотал он. – Одно дело закрыть окна ставнями, поставить замки, другое найти то, что не знаешь, что к тому же знают другие!
- Теперь наконец: зачем. – сказала я. – Подумайте сами, граф.
- Откуда мне знать! – вскричал ди Онори, явно от пережитых потрясений потерявший остатки ума.
- Чтобы обвинить вас, ваше сиятельство. – проговорил Лоренцо тихо.
- Меня?! Да зачем мне было убивать дочь какого-то рыбака, которую я к тому же никогда не видел!
- Многие на острове верят в то, что вы – Чёрный граф. – сказал Лоренцо.
Брови графа поползли вверх, сам же он чуть не задохнулся от возмущения.
- Но вы-то, надеюсь, не верите в это вздор?! – обратился он, наконец, к обоим аборигенам.
- Милостивый господин Лефрой! – обратился Лоренцо к Горацио, который всё ещё осматривал тело. – Вы можете сказать, когда её… когда она умерла?
Тот кивнул и, подумав, сказал:
- Не более двух-трёх часов назад.
- Видите, ваше сиятельство? – сказал Лоренцо. – В это время вы были с нами. Вы просто не сумели бы этого сделать. Конечно, мы не верим в то, что вы – Чёрный граф.
- Её убил Просперо или его сообщники. – сказал Марио. – Он рассчитывает оклеветать вас.
- Что же делать? – спросил граф. – Не можем же мы оставить здесь труп!
- Конечно, нет. – сказал Лоренцо. – Завтра утром Просперо наверняка распространит слух о том, что это вы убили её, как и тех остальных, и перед вашим домом соберётся толпа разъярённых горожан и рыбаков.
- И они линчуют Вас, а заодно и всех нас! – добавила я мрачно. Граф не понял, что означает «линчуют», но, похоже, перспектива перед его мысленным взором открылась весьма впечатляющая.
- Значит, - медленно проговорил он, - мы должны спрятать тело. Бедняжке уже всё равно ничем не поможешь. Кроме того ни один из нас не виноват в её гибели. А этим суеверным людям не удастся внушить то, что я не причастен ко всему этому.
- Решено. – твёрдо произнёс Лоренцо. – Мы с Марио отнесём её тело в пещеры и спрячем на старом кладбище. Там её никто не найдёт. Никто из местных туда не ходит.
Тело мёртвой девушки было завёрнуто в парусину. После Лоренцо и Марио взвалили её на плечи, и ушли в ночь.
Мы ещё некоторое время сидели. Граф изредка бросал тревожные взгляды то на то место, где лежал труп, то на глухие стены, словно опасался, что те разверзнутся. Наконец, он не выдержал молчания, и спросил:
- Как вы думаете, где может быть потайной ход?
- Здесь. – не задумываясь выпалила я.
По выражению, появившемуся на лице графа, я поняла, что высказала и его подозрение.
- Завтра днём, - сказал он, - я найду его. Если будет нужно, здесь камня на камне не останется, но я положу конец всему этому. А после займусь самим негодяем. И на этот раз вам, господин Лефрой, не удастся меня остановить.
Он замолчал и тут же вскричал гневно:
- Если бы вы сегодня не помешали мне, ничего бы этого не было!
- Может быть, и не было бы, - мрачно проговорил Горацио, - а может статься, что и вас бы с нами уже не было. А может быть, не было бы и нас. Кто знает до чего дошло местное население…
- Завтра увидим. – усмехнулся ди Онори. – Они ведь придут. Ведь как рассчитывает этот подлец, я полный идиот, одним словом благородный, (ведь благородство в их представлении это то, что я, когда меня будут казнить за то, чего я не совершал, буду утешаться мыслью, что я этого не делал и говорить им об этом!) оставлю труп у себя. Когда они придут, покажу им и начну оправдываться, что не только не убивал этой девушки, но и вовсе никогда её не видел!
- Он именно так и думал на мой взгляд. – заметила я.
- Хорошо, что ночами все горожане боятся выходить на улицу. – сказал дон Хуан. – А то этот контрабандист мог и не дожидаться утра.
- Это уж точно. – сказал граф.
Мы погрузились в гнетущее молчание. Каждый прислушивался и ожидал возвращения Марио и Лоренцо. Горацио несколько раз проверял время по репетиру. Но вот, глубоко, за полночь, те вернулись. Оба выглядели усталыми и мрачными. Но всё прошло удачно. Это подбодрило многих.
После такого завершения дня, мы, наконец, разбрелись по комнатам. Дом погрузился в тишину и мрак. Только напольные часы внизу отбивали положенное время, да ветер шелестел за окнами.
Рейтинг: 0 169 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!