ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 2 Глава 5

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 2 Глава 5

14 ноября 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Пятая
Экспедиция

Всю ночь нас одолевали кошмары и видения, притом порою было трудно понять, был ли это сон или реальность. То и дело кто-нибудь из нас вскрикивал, будил остальных и в ужасе вскакивал сам. Таким образом, нам удалось протянуть до рассвета. Едва солнце начало свой подъём, как каждый с радостью, нашёл предлог прервать эти тщетные и невыносимые попытки.
Снова завтракали рыбой и могу сказать, что на этот раз, это не вызвало уже такой радости, как накануне. Кое-кто даже затеял разговоры о своих кулинарных предпочтениях. Матросы наперебой рассказывали, какие кушанья готовили их матушки и тётушки, а испанский грант расхваливал таланты своего повара. Итальянцы с тоскою мечтали о спагетти, и говорили, что никогда особенно не питали доброжелательных чувств к фрутти ди маре. Ирландские барышни и сопровождавшие их братья, вздыхали о чайных салонах, которые любили посещать…
Чай немного утешил оголодавших мучеников рыбы и даров моря. Он обладал целым букетом вкусов и был необыкновенного качества, и все уже в который раз оценили это. Но отсутствие каких-нибудь сластей и десертов к нему, огорчало всех.
Капитан прервал кулинарный митинг и напомнил о том, что несколько человек так и не вернулось. А это настораживало. Куда могли подеваться вооружённые бывалые моряки на вроде бы необитаемом острове?
Потому было решено организовать экспедицию, которая, во-первых, осмотрит остров и выяснит что к чему, во-вторых, отправится на поиски пропавших и выяснит причину их исчезновения.
Но прежде чем заняться организацией поисков, капитан отправился разузнать, как продвигается починка пакетбота. Та шла полным ходом, люди трудились не покладая рук. Такими темпами починка должна была завершиться дня через два.
Спасённый незнакомец, находился всё в том же состоянии. Лекарь беспомощно опускал руки, все, что он мог – уже сделал. Ничего не помогало. Тогда добросердечная мисс Присли, оставшаяся на судне, взяла страдальца под свою опеку. По её словам, ей были знакомы способы вылечивать и ставить на ноги тех, кого уже готовились отпевать.
Она настояла на том, чтобы повар приготовил наваристый бульон, за неимением дичи, она решила, что подойдёт и рыбный, и сама умудрилась накормить им больного. Она извлекла из своего саквояжа какие-то пакетики с порошками и какие-то травяные чаи. Ими она делала примочки, натирала виски и поила несчастного. Мисс Присли имела самое отрицательное отношение ко всякого рода лекарям, никогда не пользовалась их услугами и всегда лечила себя и остальных, только ей известными способами и методами.
Вот и теперь, казалось, делом принципа для неё, стало, назло лекарю, вылечить неизлечимого.
Так обстояли дела на пакетботе. Капитан удовлетворился происходящим и вернулся к нам.
- Пора распределить обязанности и решить кто отправится в экспедицию. – сказал он. – Это важно для нашего быстрого отбытия отсюда. Думаю, никому этот остров не по душе.
И экипаж и пассажиры, как один подтвердили это. Капитан же продолжил:
- Во-первых, нужно заняться заготовлением хоть какого-то провианта. Пусть это будет рыба, водоросли, моллюски и крабы.
Последнее не вызвало особенного расположения и поддержки. Все были сыты по горло дарами моря. Но они понимали, что особенно привередничать не придётся, всё равно ничего другого нет. Не умирать же с голода.
Капитан обратился к матросам:
- Доставьте с корабля коптильню и займитесь заготовкой.
Несколько матросов отправилось исполнять приказание.
- Теперь кто пойдёт… думаю стоит пойти вам, Дуглас, и выберите с собою нескольких людей.
С этими словами он обратился к своему помощнику. Тот сразу принялся выполнять приказ. Дуглас выбрал четырёх матросов, среди них был и Ниалл.
Я ощутила неожиданную потребность не оставаться здесь, а отправиться с ними. Поэтому громко и многозначительно кашлянула. Помощник капитана почтительно посмотрел на меня.
- Прошу вас, - сказала я, - возьмите меня с собою. Мне часто приходилось сталкиваться с подобными происшествиями.
Дуглас, да и капитан тоже, остолбенели. Алекс вместе с Горацио, поддержал меня и изъявил желание составить мне компанию. Поскольку всем на корабле уже было известно военно-морское прошлое моего кузена, а Лефрой выглядел исключительно храбрым молодым человеком, им идти разрешили, а вот мне нет.
- Поймите, - говорил мне капитан, - вы, безусловно, отважная и очаровательная барышня, но я не могу рисковать вами. Мало ли что таится на этом острове…
- Вот потому, - решительно и безапелляционно заявила я, - мне и надо пойти.
Через несколько минут препирательств, и капитан, и его помощник сдались.
Наша экспедиция в количестве девяти человек: Дугласа, четырёх матросов, меня, Алекса и Горацио, а также его слуги Патрика, двинулась в путь.
Всем было выдано оружие – ружья и арбалеты, кортики матросы всегда носили с собою. У Дугласа было два пистолета и запасные пули к ним.
Мы же трое были вооружены своими мечами – невидимыми окружающими, пистолетом, прихваченным мною из кабинета Джастина, и серебряным кинжалом, моим неизменным спутником. Как оказалось, у Лефроя тоже имелся меч, что вызвало малую толику иронии со стороны Алекса. Тот выразил удивление относительно того, почему «профессор» в 1950 году проведёт несколько месяцев заключённый в темнице, когда имея при себе меч, он мог бы свободно разрезать им любые двери. Затем он наставительно заявил ему, что на его месте никогда бы не расставался с мечом, чтобы избежать в будущем подобного конфуза. На что я посоветовала Алексу всегда носить при себе акваланг или, по меньшей мере, подводную маску и ласты. Только после этого Алекс отстал от Горацио, который так толком ничего и не понял.
Матросы прихватили также с собою немного еды и питья, а ещё пустые меха для пресной воды и корзину, по всей видимости, всё ещё надеясь раздобыть какого-нибудь провианта, не морского происхождения.
Пошли мы тем же путём, которым я бродила ночью и которым ушли пропавшие матросы. Солнце светило ярко и горячо, а от неприступной стены, разросшихся тропических деревьев, что высились направо от нас, веяло сыростью и мраком. Тяжелые болотные испарения и запахи гнили исходили от леса. Ниалл изучил следы, хорошо отпечатавшиеся на песке, и выяснилось, что пропавшие в лес не сворачивали, а шли всё время прямо. Хотя трудно было представить, как бы им удалось продраться сквозь эти первородные заросли.
Ниалл отыскал и мои следы и долго изучал их, когда же он хотел возвестить окружающим о своей находке таинственных следов, я огорчила его, сказав, что это мои. Я напомнила ему, что ночью мы с ним столкнулись, поскольку я слишком быстро и не слишком осторожно возвращалась со своей прогулки. Было видно, что это обстоятельство его огорчило.
Наша экспедиция пошла дальше. Вот мы приблизились к двум скалам. Скалы были, как скалы, но что-то в них не понравилось, ни мне, ни моим спутникам. Они были огромными и грозными. Возвышаясь, они словно в глубоком презрении взирали на нас свысока. В глаза бросалась их седина и древность. Казалось, что они были здесь от начала существования этого мира. Но не это отвратило нас от них, а вот что. Поверхность их во многих местах была словно прогрызена или процарапана когтями. А ещё в них зияли чёрные, крупных размеров отверстия, которые уходили куда-то вглубь камня и, судя по тошнотворному запаху рыбы и гнилых водорослей, вели к морю. Что-то в этих отверстиях настораживало. Сначала я не могла понять что, а после поняла. Безусловно, это было то, что они не выглядели естественно образовавшимися. Они походили на какие-то ходы или лазы, так же прогрызенные или прокарябанные в скале. И, что самое главное, болота здесь не было, кроме того не было и канавы. Но это ещё было не всё. Когда мы оказались в узком проходе, Ниалл по своему обыкновению обратился к следам. Результаты его взысканий привели в замешательство не только его, но и всех нас. На глинистой почве, чётко и ясно виднелись следы. И не просто следы, а великое множество следов. Это были отпечатки перепончатых лап крупного размера и чего-то длинного. Последнее натолкнуло меня на мысль о хвосте. Что бы это ни было, обладатели этого передвигались каким-то подобием прыжков и приволакивания конечностей. В нескольких местах Ниалл обнаружил и показал нам отпечатки, похожие на следы острых когтей. Ясно, что среди такого нашествия неизвестных тварей, следы матросов были уже неразличимы. Но мы не сомневались, что те пошли именно этим путём, ведь другого нормального пути здесь не было.
Но, несмотря на это мы не спешили отправляться дальше. Мы долго не могли справиться с потрясением, которое испытали, увидев эти следы. Стояли и молча, рассматривали их, старательно избегая взглядов, друг друга. Наконец, один из матросов неуверенно предложил такую версию их  происхождения.
- Вероятно, это вараны или ещё какие подобные твари. – сказал он. – Их было большое число, вот и всё.
- Да, да. – поддержал его Ниалл. – Их я, должно быть, и слышал ночью. Какая-нибудь островная разновидность. Охотятся по ночам или ещё что.
- Вот и прекрасно. – сказал Дуглас. – В таком случае нам незачем задерживаться здесь. Пойдёмте.
С этими словами, он первый двинулся вперёд по проходу, матросы последовали за ним. А мы отстали, некоторое время, ещё рассматривая и следы, и лазы в скалах. Простое объяснение отчего-то не удовлетворяло нас и не успокаивало.
Проход вывел на опушку открытой песчаной равнины, около мили длиной. Здесь росли одинокие пальмы и какие-то скрюченные, кривые деревья, неизвестной породы. Следы встречались и здесь. Поначалу мы обращали на них внимание, но тут один из матросов внезапно остановился и спросил:
- А где вообще на этом острове хоть какие-то звуки?
Поначалу мы не поняли его вопроса. Но мало-помалу смысл дошёл-таки до нас. Действительно за весь наш путь единственным источником звуков были мы сами да море. Нам не попалась никакая живность, даже насекомые. Обычно на островах, стоит сделать шаг, как из-под ног вылетают птицы, в кустах шелестят какие-нибудь звери, бегают и прыгают обезьяны, ползают змеи…
Но здесь ничего этого не было. Стояла какая-то неестественная тишина, нарушаемая лишь нами. Мы казались единственными источниками жизни в этом краю безмолвия и смерти. Нас окружали серые камни да угрюмая и мрачная зелень, гнилостный смрад и рыбное зловоние.
С тех пор как наш пакетбот достиг этого острова, мы видели лишь рыбу да чаек, ловящих её и то лишь в одном месте.
Это новое открытие поразило нас сильнее первого.
- Что ж, - проговорил Дуглас, - либо мы своим появлением перепугали всю живность на много миль в округе, и она спряталась и затаилась, либо она отчего-либо вымерла.
Пришлось согласиться и с этим объяснением, и мы снова двинулись вперёд. Оглядели пальмы в поисках каких-нибудь съедобных плодов, но на них ничего не оказалось. Шли долго и в молчании, каждый погрузился в свои думы. Тишина же давила своей неестественностью. Не знаю, как у остальных, но у меня создалось такое впечатление, что я завязла в ней. Мне даже стало невыразимо душно и как будто нечем дышать.
Наконец мы вошли в небольшую чащу деревьев. Они росли в песке, низкие и колючие. Узловатые ветви их были причудливо изогнуты, листва густо переплетена. Заросли эти, становясь понемногу выше и гуще, спускались с песчаного откоса к широкому, поросшему тростником болоту, через которое протекала какая-то узкая речушка. Тяжелые пары поднимались над болотом, и очертания гор и холмов с острыми камнями на вершинах, высившихся впереди, дрожали в знойной дымке.
- Вот и болото. – сказал Ниалл, озирая его. – Однако и здесь ни следа какой-либо живности. Ни назойливых насекомых, ни лягушек.
- Ну и хорошо, что нет насекомых. – заметил один из матросов. – Хоть что-то положительное. Хотя не могу сказать, что люблю болота. Предпочёл бы, чтобы их тоже не было.
- Я и не хочу сказать, что меня огорчает отсутствие насекомых. – заметил Ниалл. – Просто странно, вот и всё.
- Странно, странно, не то слово. – согласился помощник капитана. – Какая духота, и какой смрад! Просто невыносимо.
- Вы уверены вообще, что нам следует идти туда? – робко поинтересовался до того молчавший Патрик. – Не нравится мне здесь.
- Так кому нравится. – буркнул кто-то из матросов, недоброжелательно посматривая на окружающий пейзаж.
- Те, кто не хотят идти дальше, - заметил Дуглас, - вольны вернуться пока не поздно, и мы не ушли так далеко.
Однако Патрик, уже молчал, смирившись с тем, что ему придётся лезть в болота, поскольку его хозяин возвращаться не собирался.
Через реку и болото нужно было как-то перебираться. К счастью, то там, то здесь торчали из мутной воды и склизкой трясины, крупные камни. Это позволило нам благополучно миновать это препятствие. Все мои спутники при этом показали себя воспитанными джентльменами. Всячески оказывали мне помощь и следили, чтобы я не дай бог, не поскользнулась и не оступилась.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0252873

от 14 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0252873 выдан для произведения:
Глава Пятая
Экспедиция

Всю ночь нас одолевали кошмары и видения, притом порою было трудно понять, был ли это сон или реальность. То и дело кто-нибудь из нас вскрикивал, будил остальных и в ужасе вскакивал сам. Таким образом, нам удалось протянуть до рассвета. Едва солнце начало свой подъём, как каждый с радостью, нашёл предлог прервать эти тщетные и невыносимые попытки.
Снова завтракали рыбой и могу сказать, что на этот раз, это не вызвало уже такой радости, как накануне. Кое-кто даже затеял разговоры о своих кулинарных предпочтениях. Матросы наперебой рассказывали, какие кушанья готовили их матушки и тётушки, а испанский грант расхваливал таланты своего повара. Итальянцы с тоскою мечтали о спагетти, и говорили, что никогда особенно не питали доброжелательных чувств к фрутти ди маре. Ирландские барышни и сопровождавшие их братья, вздыхали о чайных салонах, которые любили посещать…
Чай немного утешил оголодавших мучеников рыбы и даров моря. Он обладал целым букетом вкусов и был необыкновенного качества, и все уже в который раз оценили это. Но отсутствие каких-нибудь сластей и десертов к нему, огорчало всех.
Капитан прервал кулинарный митинг и напомнил о том, что несколько человек так и не вернулось. А это настораживало. Куда могли подеваться вооружённые бывалые моряки на вроде бы необитаемом острове?
Потому было решено организовать экспедицию, которая, во-первых, осмотрит остров и выяснит что к чему, во-вторых, отправится на поиски пропавших и выяснит причину их исчезновения.
Но прежде чем заняться организацией поисков, капитан отправился разузнать, как продвигается починка пакетбота. Та шла полным ходом, люди трудились не покладая рук. Такими темпами починка должна была завершиться дня через два.
Спасённый незнакомец, находился всё в том же состоянии. Лекарь беспомощно опускал руки, все, что он мог – уже сделал. Ничего не помогало. Тогда добросердечная мисс Присли, оставшаяся на судне, взяла страдальца под свою опеку. По её словам, ей были знакомы способы вылечивать и ставить на ноги тех, кого уже готовились отпевать.
Она настояла на том, чтобы повар приготовил наваристый бульон, за неимением дичи, она решила, что подойдёт и рыбный, и сама умудрилась накормить им больного. Она извлекла из своего саквояжа какие-то пакетики с порошками и какие-то травяные чаи. Ими она делала примочки, натирала виски и поила несчастного. Мисс Присли имела самое отрицательное отношение ко всякого рода лекарям, никогда не пользовалась их услугами и всегда лечила себя и остальных, только ей известными способами и методами.
Вот и теперь, казалось, делом принципа для неё, стало, назло лекарю, вылечить неизлечимого.
Так обстояли дела на пакетботе. Капитан удовлетворился происходящим и вернулся к нам.
- Пора распределить обязанности и решить кто отправится в экспедицию. – сказал он. – Это важно для нашего быстрого отбытия отсюда. Думаю, никому этот остров не по душе.
И экипаж и пассажиры, как один подтвердили это. Капитан же продолжил:
- Во-первых, нужно заняться заготовлением хоть какого-то провианта. Пусть это будет рыба, водоросли, моллюски и крабы.
Последнее не вызвало особенного расположения и поддержки. Все были сыты по горло дарами моря. Но они понимали, что особенно привередничать не придётся, всё равно ничего другого нет. Не умирать же с голода.
Капитан обратился к матросам:
- Доставьте с корабля коптильню и займитесь заготовкой.
Несколько матросов отправилось исполнять приказание.
- Теперь кто пойдёт… думаю стоит пойти вам, Дуглас, и выберите с собою нескольких людей.
С этими словами он обратился к своему помощнику. Тот сразу принялся выполнять приказ. Дуглас выбрал четырёх матросов, среди них был и Ниалл.
Я ощутила неожиданную потребность не оставаться здесь, а отправиться с ними. Поэтому громко и многозначительно кашлянула. Помощник капитана почтительно посмотрел на меня.
- Прошу вас, - сказала я, - возьмите меня с собою. Мне часто приходилось сталкиваться с подобными происшествиями.
Дуглас, да и капитан тоже, остолбенели. Алекс вместе с Горацио, поддержал меня и изъявил желание составить мне компанию. Поскольку всем на корабле уже было известно военно-морское прошлое моего кузена, а Лефрой выглядел исключительно храбрым молодым человеком, им идти разрешили, а вот мне нет.
- Поймите, - говорил мне капитан, - вы, безусловно, отважная и очаровательная барышня, но я не могу рисковать вами. Мало ли что таится на этом острове…
- Вот потому, - решительно и безапелляционно заявила я, - мне и надо пойти.
Через несколько минут препирательств, и капитан, и его помощник сдались.
Наша экспедиция в количестве девяти человек: Дугласа, четырёх матросов, меня, Алекса и Горацио, а также его слуги Патрика, двинулась в путь.
Всем было выдано оружие – ружья и арбалеты, кортики матросы всегда носили с собою. У Дугласа было два пистолета и запасные пули к ним.
Мы же трое были вооружены своими мечами – невидимыми окружающими, пистолетом, прихваченным мною из кабинета Джастина, и серебряным кинжалом, моим неизменным спутником. Как оказалось, у Лефроя тоже имелся меч, что вызвало малую толику иронии со стороны Алекса. Тот выразил удивление относительно того, почему «профессор» в 1950 году проведёт несколько месяцев заключённый в темнице, когда имея при себе меч, он мог бы свободно разрезать им любые двери. Затем он наставительно заявил ему, что на его месте никогда бы не расставался с мечом, чтобы избежать в будущем подобного конфуза. На что я посоветовала Алексу всегда носить при себе акваланг или, по меньшей мере, подводную маску и ласты. Только после этого Алекс отстал от Горацио, который так толком ничего и не понял.
Матросы прихватили также с собою немного еды и питья, а ещё пустые меха для пресной воды и корзину, по всей видимости, всё ещё надеясь раздобыть какого-нибудь провианта, не морского происхождения.
Пошли мы тем же путём, которым я бродила ночью и которым ушли пропавшие матросы. Солнце светило ярко и горячо, а от неприступной стены, разросшихся тропических деревьев, что высились направо от нас, веяло сыростью и мраком. Тяжелые болотные испарения и запахи гнили исходили от леса. Ниалл изучил следы, хорошо отпечатавшиеся на песке, и выяснилось, что пропавшие в лес не сворачивали, а шли всё время прямо. Хотя трудно было представить, как бы им удалось продраться сквозь эти первородные заросли.
Ниалл отыскал и мои следы и долго изучал их, когда же он хотел возвестить окружающим о своей находке таинственных следов, я огорчила его, сказав, что это мои. Я напомнила ему, что ночью мы с ним столкнулись, поскольку я слишком быстро и не слишком осторожно возвращалась со своей прогулки. Было видно, что это обстоятельство его огорчило.
Наша экспедиция пошла дальше. Вот мы приблизились к двум скалам. Скалы были, как скалы, но что-то в них не понравилось, ни мне, ни моим спутникам. Они были огромными и грозными. Возвышаясь, они словно в глубоком презрении взирали на нас свысока. В глаза бросалась их седина и древность. Казалось, что они были здесь от начала существования этого мира. Но не это отвратило нас от них, а вот что. Поверхность их во многих местах была словно прогрызена или процарапана когтями. А ещё в них зияли чёрные, крупных размеров отверстия, которые уходили куда-то вглубь камня и, судя по тошнотворному запаху рыбы и гнилых водорослей, вели к морю. Что-то в этих отверстиях настораживало. Сначала я не могла понять что, а после поняла. Безусловно, это было то, что они не выглядели естественно образовавшимися. Они походили на какие-то ходы или лазы, так же прогрызенные или прокарябанные в скале. И, что самое главное, болота здесь не было, кроме того не было и канавы. Но это ещё было не всё. Когда мы оказались в узком проходе, Ниалл по своему обыкновению обратился к следам. Результаты его взысканий привели в замешательство не только его, но и всех нас. На глинистой почве, чётко и ясно виднелись следы. И не просто следы, а великое множество следов. Это были отпечатки перепончатых лап крупного размера и чего-то длинного. Последнее натолкнуло меня на мысль о хвосте. Что бы это ни было, обладатели этого передвигались каким-то подобием прыжков и приволакивания конечностей. В нескольких местах Ниалл обнаружил и показал нам отпечатки, похожие на следы острых когтей. Ясно, что среди такого нашествия неизвестных тварей, следы матросов были уже неразличимы. Но мы не сомневались, что те пошли именно этим путём, ведь другого нормального пути здесь не было.
Но, несмотря на это мы не спешили отправляться дальше. Мы долго не могли справиться с потрясением, которое испытали, увидев эти следы. Стояли и молча, рассматривали их, старательно избегая взглядов, друг друга. Наконец, один из матросов неуверенно предложил такую версию их  происхождения.
- Вероятно, это вараны или ещё какие подобные твари. – сказал он. – Их было большое число, вот и всё.
- Да, да. – поддержал его Ниалл. – Их я, должно быть, и слышал ночью. Какая-нибудь островная разновидность. Охотятся по ночам или ещё что.
- Вот и прекрасно. – сказал Дуглас. – В таком случае нам незачем задерживаться здесь. Пойдёмте.
С этими словами, он первый двинулся вперёд по проходу, матросы последовали за ним. А мы отстали, некоторое время, ещё рассматривая и следы, и лазы в скалах. Простое объяснение отчего-то не удовлетворяло нас и не успокаивало.
Проход вывел на опушку открытой песчаной равнины, около мили длиной. Здесь росли одинокие пальмы и какие-то скрюченные, кривые деревья, неизвестной породы. Следы встречались и здесь. Поначалу мы обращали на них внимание, но тут один из матросов внезапно остановился и спросил:
- А где вообще на этом острове хоть какие-то звуки?
Поначалу мы не поняли его вопроса. Но мало-помалу смысл дошёл-таки до нас. Действительно за весь наш путь единственным источником звуков были мы сами да море. Нам не попалась никакая живность, даже насекомые. Обычно на островах, стоит сделать шаг, как из-под ног вылетают птицы, в кустах шелестят какие-нибудь звери, бегают и прыгают обезьяны, ползают змеи…
Но здесь ничего этого не было. Стояла какая-то неестественная тишина, нарушаемая лишь нами. Мы казались единственными источниками жизни в этом краю безмолвия и смерти. Нас окружали серые камни да угрюмая и мрачная зелень, гнилостный смрад и рыбное зловоние.
С тех пор как наш пакетбот достиг этого острова, мы видели лишь рыбу да чаек, ловящих её и то лишь в одном месте.
Это новое открытие поразило нас сильнее первого.
- Что ж, - проговорил Дуглас, - либо мы своим появлением перепугали всю живность на много миль в округе, и она спряталась и затаилась, либо она отчего-либо вымерла.
Пришлось согласиться и с этим объяснением, и мы снова двинулись вперёд. Оглядели пальмы в поисках каких-нибудь съедобных плодов, но на них ничего не оказалось. Шли долго и в молчании, каждый погрузился в свои думы. Тишина же давила своей неестественностью. Не знаю, как у остальных, но у меня создалось такое впечатление, что я завязла в ней. Мне даже стало невыразимо душно и как будто нечем дышать.
Наконец мы вошли в небольшую чащу деревьев. Они росли в песке, низкие и колючие. Узловатые ветви их были причудливо изогнуты, листва густо переплетена. Заросли эти, становясь понемногу выше и гуще, спускались с песчаного откоса к широкому, поросшему тростником болоту, через которое протекала какая-то узкая речушка. Тяжелые пары поднимались над болотом, и очертания гор и холмов с острыми камнями на вершинах, высившихся впереди, дрожали в знойной дымке.
- Вот и болото. – сказал Ниалл, озирая его. – Однако и здесь ни следа какой-либо живности. Ни назойливых насекомых, ни лягушек.
- Ну и хорошо, что нет насекомых. – заметил один из матросов. – Хоть что-то положительное. Хотя не могу сказать, что люблю болота. Предпочёл бы, чтобы их тоже не было.
- Я и не хочу сказать, что меня огорчает отсутствие насекомых. – заметил Ниалл. – Просто странно, вот и всё.
- Странно, странно, не то слово. – согласился помощник капитана. – Какая духота, и какой смрад! Просто невыносимо.
- Вы уверены вообще, что нам следует идти туда? – робко поинтересовался до того молчавший Патрик. – Не нравится мне здесь.
- Так кому нравится. – буркнул кто-то из матросов, недоброжелательно посматривая на окружающий пейзаж.
- Те, кто не хотят идти дальше, - заметил Дуглас, - вольны вернуться пока не поздно, и мы не ушли так далеко.
Однако Патрик, уже молчал, смирившись с тем, что ему придётся лезть в болота, поскольку его хозяин возвращаться не собирался.
Через реку и болото нужно было как-то перебираться. К счастью, то там, то здесь торчали из мутной воды и склизкой трясины, крупные камни. Это позволило нам благополучно миновать это препятствие. Все мои спутники при этом показали себя воспитанными джентльменами. Всячески оказывали мне помощь и следили, чтобы я не дай бог, не поскользнулась и не оступилась.
Рейтинг: 0 173 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!