ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 2 Глава 2

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 2 Часть 2 Глава 2

11 ноября 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Вторая
Буря грянула!

Плаванье «Загадочной незнакомки» продолжалось уже несколько дней, когда погода внезапно начала резко ухудшаться. Небо стало хмурым и затянулось свинцовыми тучами. Откуда не возьмись, налетел резкий и холодный ветер. С каждым следующим днём погода становилась всё хуже и хуже. Всё вокруг предвещало грядущий шторм. Капитан был озадачен этим и немало встревожен. По его словам, а им бесспорно можно было довериться, не задумываясь, такого никогда не могло быть в мае. Да и вообще бывало лишь в зимние месяцы и то очень редко, потому, что в этой реальности климат был лучше.
Делать было нечего, и капитан распорядился готовиться к предстоящему шторму. Люки были задраены, багаж и все предметы внизу и на палубе надежно закреплены. По мере того как ветер крепчал, матросы убирали паруса и несли теперь только контрбизань и фор-марсель, взяв на них по два рифа.
Но этим дело не кончилось. Одним туманным и на редкость хмурым днём, где-то ближе к вечеру, «Вперёд смотрящий» из своей смотровой бочки заметил вдали какой-то корабль. Сквозь непроглядную пелену ему удалось разглядеть подробности, и они ещё более встревожили капитана и без того озабоченного грядущей непогодою.
- Чёрный флаг! – закричал «Вперёд смотрящий». – Пираты!
Капитан велел пассажирам разойтись по каютам. Сам же он в бинокль разглядывал медленно приближающееся судно - это были пираты.
 В этой реальности множество пиратских кораблей держали под страхом всю Атлантику, о самом отъявленном и кровожадном из них, неком «Чёрном Графе» ходило множество ужасных историй. Тот был окружён целым ореолом тайн и загадок, обладал необыкновенной властью и мощью. Его боялись все, начиная от какого-нибудь адмирала, кончая мелкой пиратской сошкой. Он имел особенность внезапно появляться, и также внезапно исчезать. Ходили даже слухи, что он был и много сотен лет назад. Однако это объяснялось более приземленными, весьма просто. Они говорили, что, скорее всего под его наводящим трепет именем, давно уже прячется другое лицо, а если учесть сотню лет приписываемых ему, то и лица. Скорее всего, это либо кто-нибудь из его потомков продолжил выгодное и прибыльное дело своего предка, либо вовсе кто-нибудь из посторонних, очень лукавых и ловких.
Но что бы там не говорили одни, другие, которых было большинство, продолжали верить в то, что «Чёрный Граф» всегда один и тот же, и он само исчадие ада, потому и так долог его век и велика сила.
Вот  уже много лет о нём никто ничего не слышал и предсказывали его скорое появление, а моряки молились своим покровителям, дабы те уберегли их от него. Кем бы ни был загадочный злодей: земным или инфернальным, он умудрился обуздать и подчинить себе всех прочих пиратов и их предводителей. Притом не только морских разбойников, но даже сухопутных. Особенно злобствовавших в Испании и Италии. Потому поговаривали, что загадочный «Чёрный Граф», лица которого никто никогда не видел и настоящего имени никто не знал, был подданным Римской империи. Кстати тот факт, что его никто не видел, давал пищу для размышления. Выходило, что ему было вовсе не обязательно самому показываться тем, кто так его боялся. В этом и рационально мыслящие, и мистики сходились во мнении, что вероятно его роль всегда исполняет подставное лицо.
Всё это капитан знал прекрасно.
Чужой корабль заметно превышал пакетбот размерами. Однако плохая видимость и внезапность встречи, давали хоть какую-то надежду.
Капитан кликнул канонирам, чтобы те привели в готовность пушки, и велел развернуть судно. Приказания были выполнены. «Загадочная незнакомка» вся напряглась и приготовилась к атаке. Медленно тянулось время ожидания. Пиратский бриг приближался к пакетботу. Капитан терпеливо ждал, когда тот подойдёт на расстояние пушечного залпа. Важно было не упустить возможность, ведь настоящего боя пакетботу было не выдержать, а абордаж был смерти подобен.
Наконец пираты приблизились на нужное расстояние. Главное было успеть выстрелить первыми. Капитан отдал приказ. Пушки пакетбота дали громогласный залп по вражескому кораблю.
Прицел был взят слишком высоко: одно из ядер пролетело сквозь ванты пиратского брига, едва ли задев его гротмачту, несколько упало в воду. Когда дым от выстрелов рассеялся, стало видно, что враг готовится нанести ответный удар. Не теряя времени, капитан отдал новый приказ. Канониры снова зарядили пушки. На этот раз «Загадочная незнакомка» дала мощный залп из всех восьми пушек левого борта по корпусу врага. На этот раз удачно. Вражеский корабль вздрогнул от носа до кормы и от киля до верхушки грот-мачты. Палуба его покрылась клубами едкого дыма. Покачиваясь на волнах, пиратский бриг медленно двигался вперед. В его борту зияли огромные дыры, фокмачта была разбита, а в натянутой над палубой сетке чернели обломки рей. Нос корабля был изуродован: одно из ядер разорвалось внутри огромной носовой каюты, превратив ее в щепы. Но пираты не думали сдаваться. Ответный залп задел пакетбот, сделав пробоину в борту выше ватерлинии. Двое матросов погибли.
Надвигающийся шторм спас положение. Обе стороны были вынуждены прекратить сражение, озаботившись свирепствующей стихией. Поднялся ураганный ветер, контрбизань оказалась разорвана в клочья. «Загадочная незнакомка» потеряла ход. На неё подряд обрушилось несколько гигантских валов. Они увлекли за собою в море двух матросов и часть левого фальшборта. Но этим всё не закончилось. Лопнул фор-марсель и пришлось ставить штормовые паруса. Но, несмотря на это, пакетбот в течение ещё нескольких часов продолжал продвигаться вперёд.
Всё вокруг бурлило и пенилось, грохотало и скрежетало. Видимость была нулевая. Где-то позади, вдалеке, слышались крики, стенания и грохот. Шторм же не стихал, и ничто не предвещало скорого его прекращения.
На корму явился плотник и сказал,  что вода в трюме поднялась уже на три фута и продолжает поступать.
Пассажиры давно покинули свои каюты и старались хоть чем-то помочь капитану и его команде. Юджин смекнул, что может быть вот он, час его героической гибели. Потому он откинул в сторону Данте со всеми его кругами ада и ринулся в первых рядах. К счастью это было издание конца восемнадцатого века. У Юджина хватило ума, не брать с собою старинные манускрипты.
Через несколько часов неустанной борьбы со стихией, случилось ужасное. Бейфуты, все время испытывавшие излишнее напряжение не выдержали. То ли кожа, которой был обшит трос, сначала высохла, а теперь намокла и лопнула, то ли ещё чего, но так или иначе, когда корабль в очередной раз сильно качнуло, грота-рей с чудовищным грохотом упала. Юджин, как раз в это время находился под нею. Никто не успел придти к нему на помощь, огромная волна накатила и смыла и рею, и её жертву.
Суматоха царила на судне. Вода в трюме стремительно прибывала и напрасны были все усилия вычерпать её, и заделать пробоину. Проклятые помпы засорились и ничего не откачивали. А груда сваленных бочек и прочих подобных предметов, плохо сдерживала воду. Нормально же заделать пробоину, не было ни времени, ни сил, ни возможности. Корабль мотало из стороны в сторону. Он то и дело поднимался вверх на чудовищных гребнях волн, а после низвергался вниз, грозясь сгинуть в пучине вместе со всеми находившимися на нём людьми. Те же, измученные, раненные, еле стоящие на ногах, боролись со стихией, не желая сдаваться. Так прошло много безумных часов, много часов неустанной борьбы не на жизнь, а на смерть. Было очевидно, что пакетботу – ничтожной песчинке посреди могучего океана – не выстоять. В шлюпках же тоже было мало проку, ибо, как могут устоять и они!..

***

Так длилось бесконечно долго. Каждый раз казалось, что вот он конец, но он не наступал. Зато неожиданно шторм затих. Резко, словно его кто-то выключил или остановил. Тучи разошлись, небо развиднелось, оказалось, что прошла целая ночь, и наступило утро. Солнце медленно вставало и высвечивало всё своим светом. Море стало спокойным, и лишь пенные барашки да обломки дерева, указывали на то, что ещё совсем недавно бушевали лихие валы.
И капитан, и все уцелевшие на судне, с глубоким удивлением и неверием взирали на эту столь мгновенную перемену.
Плотник не стал долго дивиться этому, поскольку предпочитал ещё остаться на этом свете, а не отправиться на дно. Он взял себе помощников, и они отправились в трюм. Как ни странно дело пошло споро. Помпы заработали усердно, словно стараясь загладить свою вину, и вскоре вся вода была выкачена из трюма, а пробоина заделана. Только с реей всё обстояло куда хуже. Нужно было делать новую, а для этого необходимо было найти какую-нибудь землю. Но куда там! Корабль сбился с курса и теперь неизвестно, где находился. Если до шторма, пакетбот уже находился около Бискайского залива и подходил к берегам Испании, до которых были какие-нибудь сутки пути, то теперь оставалось, лишь гадать где они оказались. Ещё с продовольствием было плохо. Вместе с частью фальшборта смыло и все запасы. Еды оставалось ничтожно мало, а воды и того меньше. Дела обстояли скверно.  
Капитан осмотрелся в бинокль. Но ничего не видно было в бескрайних просторах, кроме воды, несшей обломки, неба и медленно встающего солнца. Не было ни следа вражеского брига, не было видно ничего. Хотя возможно, что те обломки дерева принадлежали именно ему, сгинувшему в стихии. Так или иначе, не было ничего, лишь вода и алеющее небо, слабые волны и синяя гладь. Но внезапно капитан разглядел в воде какой-то тёмный предмет. Тот, слабо покачиваясь, плыл к кораблю. Таинственный предмет, возбудил любопытство не только капитана, но и всего экипажа. Медленно приближался, увеличиваясь в размерах. Через некоторое время его уже можно было рассмотреть, как следует.
- Человек за бортом! – вскричал капитан. – Шлюпку на воду!
Матросы поспешили выполнить приказания. Несмотря на усталость, никто из них не думал роптать, они продолжали исполнять приказания своего капитана безоговорочно.
Спустив шлюпку, двое матросов отплыли от пакетбота и приблизились к человеку. С трудом им удалось выловить его и погрузить в лодку. Неизвестный мёртвой хваткой вцепился в обломок мачты и был без сознания.
На корабле наконец удалось разглядеть его. Он был донельзя грязный, рваные лохмотья едва прикрывали истощённое тело. Впалое лицо всё заросшее бородою, длинные спутанные волосы. Казалось, что он доживает последние минуты своей жизни, пребывая в бреду и забытьи.
Капитан озабоченно осмотрел его и покачал головою.
- Что будем с ним делать? – спросил его боцман.
- Он наверное из пиратов. – сказал один из матросов. – Что возиться с ним! Они-то, небось, не стали бы с нами возиться!
- Нет, - сказал боцман, - он не из пиратов! Скорее всего, из невольников.
Капитан подумал и велел крикнуть лекаря, и вверил тому заботу о несчастном. Хотя ему возможно уже ничто не могло помочь.
Пакетбот же медленно плыл, покачиваясь на волнах…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0252282

от 11 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0252282 выдан для произведения:

Глава Вторая

Буря грянула!

Плаванье «Загадочной незнакомки» продолжалось уже несколько дней, когда погода внезапно начала резко ухудшаться. Небо стало хмурым и затянулось свинцовыми тучами. Откуда не возьмись, налетел резкий и холодный ветер. С каждым следующим днём погода становилась всё хуже и хуже. Всё вокруг предвещало грядущий шторм. Капитан был озадачен этим и немало встревожен. По его словам, а им бесспорно можно было довериться, не задумываясь, такого никогда не могло быть в мае. Да и вообще бывало лишь в зимние месяцы и то очень редко, потому, что в этой реальности климат был лучше. 
Делать было нечего, и капитан распорядился готовиться к предстоящему шторму. Люки были задраены, багаж и все предметы внизу и на палубе надежно закреплены. По мере того как ветер крепчал, матросы убирали паруса и несли теперь только контрбизань и фор-марсель, взяв на них по два рифа. 
Но этим дело не кончилось. Одним туманным и на редкость хмурым днём, где-то ближе к вечеру, «Вперёд смотрящий» из своей смотровой бочки заметил вдали какой-то корабль. Сквозь непроглядную пелену ему удалось разглядеть подробности, и они ещё более встревожили капитана и без того озабоченного грядущей непогодою.
- Чёрный флаг! – закричал «Вперёд смотрящий». – Пираты!
Капитан велел пассажирам разойтись по каютам. Сам же он в бинокль разглядывал медленно приближающееся судно - это были пираты. 
В этой реальности множество пиратских кораблей держали под страхом всю Атлантику, о самом отъявленном и кровожадном из них, неком «Чёрном Графе» ходило множество ужасных историй. Тот был окружён целым ореолом тайн и загадок, обладал необыкновенной властью и мощью. Его боялись все, начиная от какого-нибудь адмирала, кончая мелкой пиратской сошкой. Он имел особенность внезапно появляться, и также внезапно исчезать. Ходили даже слухи, что он был и много сотен лет назад. Однако это объяснялось более приземленными, весьма просто. Они говорили, что, скорее всего под его наводящим трепет именем, давно уже прячется другое лицо, а если учесть сотню лет приписываемых ему, то и лица. Скорее всего, это либо кто-нибудь из его потомков продолжил выгодное и прибыльное дело своего предка, либо вовсе кто-нибудь из посторонних, очень лукавых и ловких. 
Но что бы там не говорили одни, другие, которых было большинство, продолжали верить в то, что «Чёрный Граф» всегда один и тот же, и он само исчадие ада, потому и так долог его век и велика сила. 
Вот уже много лет о нём никто ничего не слышал и предсказывали его скорое появление, а моряки молились своим покровителям, дабы те уберегли их от него. Кем бы ни был загадочный злодей: земным или инфернальным, он умудрился обуздать и подчинить себе всех прочих пиратов и их предводителей. Притом не только морских разбойников, но даже сухопутных. Особенно злобствовавших в Испании и Италии. Потому поговаривали, что загадочный «Чёрный Граф», лица которого никто никогда не видел и настоящего имени никто не знал, был подданным Римской империи. Кстати тот факт, что его никто не видел, давал пищу для размышления. Выходило, что ему было вовсе не обязательно самому показываться тем, кто так его боялся. В этом и рационально мыслящие, и мистики сходились во мнении, что вероятно его роль всегда исполняет подставное лицо.
Всё это капитан знал прекрасно.
Чужой корабль заметно превышал пакетбот размерами. Однако плохая видимость и внезапность встречи, давали хоть какую-то надежду.
Капитан кликнул канонирам, чтобы те привели в готовность пушки, и велел развернуть судно. Приказания были выполнены. «Загадочная незнакомка» вся напряглась и приготовилась к атаке. Медленно тянулось время ожидания. Пиратский бриг приближался к пакетботу. Капитан терпеливо ждал, когда тот подойдёт на расстояние пушечного залпа. Важно было не упустить возможность, ведь настоящего боя пакетботу было не выдержать, а абордаж был смерти подобен.
Наконец пираты приблизились на нужное расстояние. Главное было успеть выстрелить первыми. Капитан отдал приказ. Пушки пакетбота дали громогласный залп по вражескому кораблю.
Прицел был взят слишком высоко: одно из ядер пролетело сквозь ванты пиратского брига, едва ли задев его гротмачту, несколько упало в воду. Когда дым от выстрелов рассеялся, стало видно, что враг готовится нанести ответный удар. Не теряя времени, капитан отдал новый приказ. Канониры снова зарядили пушки. На этот раз «Загадочная незнакомка» дала мощный залп из всех восьми пушек левого борта по корпусу врага. На этот раз удачно. Вражеский корабль вздрогнул от носа до кормы и от киля до верхушки грот-мачты. Палуба его покрылась клубами едкого дыма. Покачиваясь на волнах, пиратский бриг медленно двигался вперед. В его борту зияли огромные дыры, фокмачта была разбита, а в натянутой над палубой сетке чернели обломки рей. Нос корабля был изуродован: одно из ядер разорвалось внутри огромной носовой каюты, превратив ее в щепы. Но пираты не думали сдаваться. Ответный залп задел пакетбот, сделав пробоину в борту выше ватерлинии. Двое матросов погибли.
Надвигающийся шторм спас положение. Обе стороны были вынуждены прекратить сражение, озаботившись свирепствующей стихией. Поднялся ураганный ветер, контрбизань оказалась разорвана в клочья. «Загадочная незнакомка» потеряла ход. На неё подряд обрушилось несколько гигантских валов. Они увлекли за собою в море двух матросов и часть левого фальшборта. Но этим всё не закончилось. Лопнул фор-марсель и пришлось ставить штормовые паруса. Но, несмотря на это, пакетбот в течение ещё нескольких часов продолжал продвигаться вперёд. 
Всё вокруг бурлило и пенилось, грохотало и скрежетало. Видимость была нулевая. Где-то позади, вдалеке, слышались крики, стенания и грохот. Шторм же не стихал, и ничто не предвещало скорого его прекращения.
На корму явился плотник и сказал, что вода в трюме поднялась уже на три фута и продолжает поступать. 

Пассажиры давно покинули свои каюты и старались хоть чем-то помочь капитану и его команде. Юджин смекнул, что может быть вот он, час его героической гибели. Потому он откинул в сторону Данте со всеми его кругами ада и ринулся в первых рядах. К счастью это было издание конца восемнадцатого века. У Юджина хватило ума, не брать с собою старинные манускрипты.

Через несколько часов неустанной борьбы со стихией, случилось ужасное. Бейфуты, все время испытывавшие излишнее напряжение не выдержали. То ли кожа, которой был обшит трос, сначала высохла, а теперь намокла и лопнула, то ли ещё чего, но так или иначе, когда корабль в очередной раз сильно качнуло, грота-рей с чудовищным грохотом упала. Юджин, как раз в это время находился под нею. Никто не успел придти к нему на помощь, огромная волна накатила и смыла и рею, и её жертву. 
Суматоха царила на судне. Вода в трюме стремительно прибывала и напрасны были все усилия вычерпать её, и заделать пробоину. Проклятые помпы засорились и ничего не откачивали. А груда сваленных бочек и прочих подобных предметов, плохо сдерживала воду. Нормально же заделать пробоину, не было ни времени, ни сил, ни возможности. Корабль мотало из стороны в сторону. Он то и дело поднимался вверх на чудовищных гребнях волн, а после низвергался вниз, грозясь сгинуть в пучине вместе со всеми находившимися на нём людьми. Те же, измученные, раненные, еле стоящие на ногах, боролись со стихией, не желая сдаваться. Так прошло много безумных часов, много часов неустанной борьбы не на жизнь, а на смерть. Было очевидно, что пакетботу – ничтожной песчинке посреди могучего океана – не выстоять. В шлюпках же тоже было мало проку, ибо, как могут устоять и они!..
***
Так длилось бесконечно долго. Каждый раз казалось, что вот он конец, но он не наступал. Зато неожиданно шторм затих. Резко, словно его кто-то выключил или остановил. Тучи разошлись, небо развиднелось, оказалось, что прошла целая ночь, и наступило утро. Солнце медленно вставало и высвечивало всё своим светом. Море стало спокойным, и лишь пенные барашки да обломки дерева, указывали на то, что ещё совсем недавно бушевали лихие валы. 
И капитан, и все уцелевшие на судне, с глубоким удивлением и неверием взирали на эту столь мгновенную перемену.
Плотник не стал долго дивиться этому, поскольку предпочитал ещё остаться на этом свете, а не отправиться на дно. Он взял себе помощников, и они отправились в трюм. Как ни странно дело пошло споро. Помпы заработали усердно, словно стараясь загладить свою вину, и вскоре вся вода была выкачена из трюма, а пробоина заделана. Только с реей всё обстояло куда хуже. Нужно было делать новую, а для этого необходимо было найти какую-нибудь землю. Но куда там! Корабль сбился с курса и теперь неизвестно, где находился. Если до шторма, пакетбот уже находился около Бискайского залива и подходил к берегам Испании, до которых были какие-нибудь сутки пути, то теперь оставалось, лишь гадать где они оказались. Ещё с продовольствием было плохо. Вместе с частью фальшборта смыло и все запасы. Еды оставалось ничтожно мало, а воды и того меньше. Дела обстояли скверно. 
Капитан осмотрелся в бинокль. Но ничего не видно было в бескрайних просторах, кроме воды, несшей обломки, неба и медленно встающего солнца. Не было ни следа вражеского брига, не было видно ничего. Хотя возможно, что те обломки дерева принадлежали именно ему, сгинувшему в стихии. Так или иначе, не было ничего, лишь вода и алеющее небо, слабые волны и синяя гладь. Но внезапно капитан разглядел в воде какой-то тёмный предмет. Тот, слабо покачиваясь, плыл к кораблю. Таинственный предмет, возбудил любопытство не только капитана, но и всего экипажа. Медленно приближался, увеличиваясь в размерах. Через некоторое время его уже можно было рассмотреть, как следует.
- Человек за бортом! – вскричал капитан. – Шлюпку на воду!
Матросы поспешили выполнить приказания. Несмотря на усталость, никто из них не думал роптать, они продолжали исполнять приказания своего капитана безоговорочно.
Спустив шлюпку, двое матросов отплыли от пакетбота и приблизились к человеку. С трудом им удалось выловить его и погрузить в лодку. Неизвестный мёртвой хваткой вцепился в обломок мачты и был без сознания.
На корабле наконец удалось разглядеть его. Он был донельзя грязный, рваные лохмотья едва прикрывали истощённое тело. Впалое лицо всё заросшее бородою, длинные спутанные волосы. Казалось, что он доживает последние минуты своей жизни, пребывая в бреду и забытьи. 
Капитан озабоченно осмотрел его и покачал головою.
- Что будем с ним делать? – спросил его боцман.
- Он наверное из пиратов. – сказал один из матросов. – Что возиться с ним! Они-то, небось, не стали бы с нами возиться!
- Нет, - сказал боцман, - он не из пиратов! Скорее всего, из невольников.
Капитан подумал и велел крикнуть лекаря, и вверил тому заботу о несчастном. Хотя ему возможно уже ничто не могло помочь.
Пакетбот же медленно плыл, покачиваясь на волнах…
Рейтинг: 0 163 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!