ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 4

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 4

25 сентября 2013 - Даннаис дде Даненн

Глава Четвёртая

От серпа да к молоту! (Продолжение)

Фредерик и Ильма шли всю ночь и ещё до рассвета достигли какого-то города. Их взорам предстали какие-то грязные и убогие трущобы. Однако к счастью час был слишком ранний, и весь город был погружён в предрассветный продымлённый сон.

Они прибавили шаг, желая поскорее пройти это отвратительное место. В скором времени они достигли огромных заводов, которые дымили трубами, погружая всё окружающее во мглу. Дышать здесь было нечем и усталые еле стоящие на ногах путники, чуть не задохнулись.

К счастью, у них открылось, уже неизвестно какое по счёту, дыханье, и они припустили мимо этого места с такой прытью, которой запросто могли позавидовать участники спринта.

Когда зловонное место осталось позади и начались жилые дома серого цвета, наши бегуны перешли на шаг. Иногда среди этой сплошной серости, нет-нет, да попадались дома старой постройки. На них у Фредерика и Ильмы просто отдыхал взгляд. Пусть эти дома обветшали, краска на них облупилась, но они были осколком какого-то былого уюта и красоты.

Так Ильма и Фредерик, чудом не заплутав во множестве кривых улочек и бесконечных улиц, сплетений дорог и шоссе, достигли какой-то площади.

Солнце к тому времени уже было близко к полудню, однако в этом городе его было почти не видно. Над городом висела не продуваемая мгла.

Тут силы, наконец, покинули бедняг и они, пройдя мимо какого-то памятника, не обратив на него внимания, опустились на скамейку.

- Пить…- только и смогла выдавить из себя Ильма.

- Да, воды… - вторил ей Фредерик. – Хоть из фонтана…

- Ну, нет, - недовольным голосом проговорила Ильма, неожиданно придя в себя, - из фонтана я не буду пить, даже если мне будет грозить смерть. Нам бы раздобыть где-нибудь денег, чтобы утолить жажду в какой-нибудь здешней кофейне.

- Фонтан, – внезапно встрепенулся Фредерик и рванул с места.

Ильма решила уже, что тот дошёл до крайнего состояния и побежал искать фонтан, чтобы утолить в нём жажду, а может быть и вовсе утопиться. Но Фредерик, расслышавший журчание воды за одним из зданий, устремился на этот звук, подумав о монетках, которые обычно кидают в фонтаны, в надежде когда-нибудь вернуться в памятное место. Он бежал и думал, что вряд ли кому-нибудь в здравом уме могло захотеться вернуться в подобное место. Подбегая к фонтану, Фредерик принялся молить провидение, чтобы подобные ненормальные нашлись.

И, правда, на дне скудного фонтана, в мутной воде, поблескивали монеты. К удивлению Фредерика они полностью закрывали его дно. Сам фонтан представлял собою зрелище просто неповторимое. Зверского вида субъект, с неимоверно мелкой для столь внушительного тела, головой, колотил огромным, чуть ли не больше его самого, молотом, по крохотным цепям, которые стягивали маленький шарик, на котором чудом умещался, выше описанный громила. Из-под молота вытекала жалкая струйка воды. Но бедному Фредерику было не до эстетики. Он, осмотрелся по сторонам, и, перегнувшись через край, зачерпнул со дна пригоршню монет. После радостный вернулся со своей добычей к Ильме.

Они с подозрением осмотрели монеты.

- Какая-то непонятная валюта, – сказала Ильма и, с трудом различив, на уже подёрнутой лёгкой ржавчиной монете, надпись, прочла вслух:

- «Five Liberties».

- Это, что ещё за «либерти» такие? – изумился Фредерик.

Ильма неопределённо пожала плечами и сказала:

- Ладно, не всё ли равно! Давай пересчитаем и узнаем, можем ли мы на них купить хоть глоток воды.

Пересчитали, и получилось тридцать пять либерти и пятьдесят восемь каких-то «минимума». С ними Фредерик устремился к киоску неподалёку от монумента и вскоре вернулся с двумя бутылками воды и двадцатью оставшимися либертями с мелочью из «минимумов».

- Ну и цены! – пожаловался он Ильме, когда они вдвоём каждый из своей бутылки, жадно напились воды. – Пятнадцать либерти за две бутылки какой-то жалкой воды!

- Может здесь у них есть и более крупная монета! – предположила Ильма.

Фредерик пожал плечами, а Ильма, наконец, соизволила окинуть окружающую местность изучающим взглядом. Её взгляд задержался на памятнике.

- Что?! – издала она сдавленный вопль и устремилась к монументу. Фредерик встревожился и бросился за ней.

- В чём дело? – удивлённо спросил он и посмотрел на памятник. Он с минуту изучал его и, прочтя надпись, спросил непонимающе:

- Ну, здесь написано Ленин, и что?

Ильма буквально накинулась на него и, вцепившись в рубашку, принялась говорить каким-то безумным голосом:

- Что значит и что?! Это памятник Ленину! Вождю мирового пролетариата!

Проходивший мимо какой-то субъект, с любопытством обратил своё внимание на двух молодых людей, одетых очень хорошо, и, желая показать собственный патриотизм, сказал им воодушевлённо:

- О, да это великий Ленин! Крепкого ему здравия, пусть долго ещё он сидит во дворце своём, в Лондоне, сердце социализма!

Сказав это, субъект пошёл своим путём, а Ильма отцепившись от Фредерика, уставилась вслед уходящему.

- Ленин жив?! – с ужасом выговорила она. – Сидит, где?.. В Лондоне?..

И покачнулась, чуть не упав на землю, но Фредерик вовремя успел подхватить её.

Подтащив её обратно к скамейке, он принялся приводить Ильму в чувство, брызгая ей в лицо водой из бутылки.

- Мне надо в библиотеку… - пробормотала Ильма, как только пришла в себя и, отстранив Фредерика, поднялась на дрожащие ноги.

Фредерик попробовал задержать её, но она неожиданно ясным и твёрдым голосом объявила ему:

- Мы должны пойти в библиотеку и выяснить, что здесь происходит. Уверена, здесь, в центре города, должна быть где-нибудь библиотека. Мы должны её найти.

Ильма ещё не слишком верно держалась на ногах, и Фредерику пришлось пойти на поиски одному. Обойдя площадь и оглядевшись по сторонам Фредерик, без труда нашёл искомое: большую выгоревшую вывеску «Библиотека и народная читальня».

Когда уже они сидели в читальном зале библиотеки, Ильма совсем пришла в себя и даже сказала:

- У меня идея. Я знаю Элизабет и Юджина, если они тоже попали в этот мир и где-то поблизости, то они придут в библиотеку, чтобы понять, что к чему, потому давай положим им куда-нибудь записку.

- Да, идея хорошая! – восхитился Фредерик. – Только куда? Разве что в какую-нибудь книгу, чтобы они точно её взяли?

- Вот в эту! – указала Ильма головою на книгу, которую держала в руке. Это была толстая книга, озаглавленная «История нашей Родины».

Они решили написать записку заранее, до того, как начнут читать.

Ильма своим пером, на тонком листке, пропахшем фиалками, красиво и аккуратно вывела:

«Ильма и Фредерик читали это».

После того, как записка была вложена под титульный лист «Истории …», они углубились в многотомные труды и кипы старых газет. И были повержены, тем, что прочли.

***

Коротко всё сводилось к тому, что в отличие от мира, из которого они прибыли, здесь к 1817 году кризис в Британии дошёл до своей высшей стадии и закончился вооружённым восстанием. Деньги на него дал Роберт Оуэн, который в этом мире не ограничился только невинным баловством с коммунами. А вдохновителем и так сказать идеологом, стал некий Лейба Давид Бронштейн. Именно он повёл вооружённые массы на штурм Виндзорского замка и с лёгкостью одержал победу. Короли, Георг III и Георг IV, один своим сумасшествием, другой – развратом, давно надоели всем британцам. Поэтому смена власти прошла очень быстро и просто.

Как товарищ Оуэн, так и товарищ Бронштейн отличались хорошо подвешенными языками, и нарисовали такую светлую перспективу райской жизни при светлом коммунистическом будущем, что даже многие лорды перешли на сторону трудового пролетариата. Что там с ними стало потом, история умалчивала.

Кроме того т. Бронштейн явился основоположником рабочего учения, названного им Ленинизм-Бронштейнизм. И в русле этого учения пошло всё дальнейшее экономическое и политическое развитие страны. Она была названа СССР, с расшифровкой аналогичной общеизвестной. В Советский Союз вошли, бывшие колонии Британской Империи, ставшие Советскими Социалистическими республиками. Среди них значились: Новая Зеландия, Австралия, Северо-Восточная Африка и Семиречье (земли Древней Месопотамии и Леванта). Сама Англия была объявлена Советской Федеративной Социалистической Республикой. В качестве Федеративных республик в неё вошли: Корнуолл, Уэльс, Шотландия и Гебридские острова.

Первым председателем или главой страны стал Роберт Оуэн. Т. Бронштейн занял пост председателя Реввоенсовета Республики. И, как следовало из написанного, несмотря на то, о чём будет сказано ниже, занимает, его по сей день.

В этой истории, после смены власти, тоже были и иностранная интервенция, и гражданская война, которые длились четыре года, но только в Британии.

Именно Лейба Давид предсказал появление Вождя Мирового Пролетариата – В.И. Ленина, которое и произошло в 1895 году. После этого все стали считать Бронштейна чуть ли не Иоанном Предтечей.

Собственно Бронштейну принадлежала грандиозная идея постройки такого здания, которое превзошло бы собою все дотоль известные и колоссальные по своим размерам сооружения. Этим он желал низвергнуть и втоптать в грязь древние верования и представления о Высшей Власти Божьей и, по его выражению, «подпереть» небо. После того, как закончилась гражданская война и была кое-как налажена экономика, т. Бронштейн приступил к воплощению своей грандиозной идеи в жизнь. В 1823 году он собрал вокруг себя большое число архитекторов и дал им задание создать нечто исполинское. Обратившись к древней истории, архитекторы спустя полгода разработали проект здания около шестисот метров высотою. Здание должно было чем-то походить на греческие храмы, но с восходящими восьмью ступенями, что, в свою очередь, уподобило бы его вавилонским зиккуратам с формою близкой к египетским пирамидам. Венчать сие творение должен был постамент с памятником высотою в сотню метров. Как рассчитывал Бронштейн его собственным. Само же здание должно было нести сразу несколько функций. Во-первых, быть дворцом съездов. Во-вторых, культовым местом, куда бы спешили со всех концов света, дабы прикоснуться к сосредоточию революционных сил. В-третьих, нести мистический смысл и действительно являть собою место сосредоточия революционных сил. В-четвёртых, стать гробницей, как будущего Вождя, явление которого он предсказал, так и его самого, Бронштейна. Четвёртая его функция была взята из египетской мифологии, и во многом возведение этого здания соответствовало представлению о построении пирамид.

Однако строительство хотя и шло полным ходом, но заметно затянулось. В большей степени именно из-за отсутствия в те времена особенных технических средств и использования, как было уже сказано выше, способа воздвижения пирамид. Здесь не трудно было догадаться, что имелся в виду подневольный труд для поднятия громадных блоков человеческими силами при помощи простейших механизмов и верёвок. Откуда же брали людей, тоже можно понять. Скорее всего, это были заключённые лагерей, которые, безусловно, в больших количествах изобиловали на территории всего СССР и по сей день. Что было с этими людьми можно себе представить, опять же-таки взглянув на страницы истории Древнего Египта.

Так как строительство затянулось, т. Бронштейн просто не донаходился до его окончания. В 1846 году его настигла трагическая смерть на сто первом году жизни. К тому времени едва ли закончилась кладка фундамента высотной части и главного входа. Но строительство продолжалось и длилось ещё около полувека. К моменту пришествия предсказанного Вождя, оно, наконец, завершилось. Тогда же была воздвигнута статуя Ленина.

Ныне пост главы страны занимает сам великий Вождь. Правительство располагается в Тауэре, а т. Ленин в Виндзорском Замке, с ним же обитает его верная соратница и боевая подруга т. Крупская.

В этом мире не было Наполеона, но революционная Франция была. Была создана Французская Социалистическая Республика (ФСР). В ней безостановочно работала гильотина, казня почти ежедневно «Врагов Народа». Возникло даже такое поверье: что если она остановится, то наступит конец всему социалистическому миру.

Та часть Африки, которая была колонией Французского королевства, стала отдельным социалистическим государством, под влиянием и управлением ФСР, и именовалась Социалистическим Африканским Союзом (САС).

Была Социалистическая Индия и Народный Китай, который, кстати, прихватил себе не только, Монголию, Индокитай, но ещё и Японию, вместе с Курилами, объявив себя Азиатским Социалистическим Союзом (АСС). Однако Непал, Бутан, Монтанг, Сикким и Тибет сумели каким-то образом выстоять от натисков китайских коммунистов, сохранить независимость, и, объединившись, создать новое государство «Союз Пяти Княжеств».

Никакой Русско-Японской войны в этом мире не было. Наоборот, бедный японский микадо вместе с несколькими верными ему самураями еле спасся от китайских коммунистов и нашёл убежище у Императора Российско-Польского государства. Как оказалось, в этом мире большую часть Евразии составляло монархическое государство, объединявшее Россию с Польшей. В Российско-Польскую Империю входили такие земли как: Царство Российское, Речь Посполитая – Царство Польское, Герцогство Прусское, Княжество Финляндское, Великое княжество Литовское, Герцогство Курляндия и Семигалия, Задвинское герцогство, Земли Румелийские и Анатолийские, Земля Сибирская, Земля Дальневосточная, Северные Владения, Степные Края, Кавкасийские Горные Земли. Столица этой громадной империи находилась во Львове. Кроме того здесь не было никакой Москвы. На её месте, много веков назад образовалась впадина, названная Московской. Вместо Санкт-Петербурга, стоит Невоград.

Также коммунизм в этой реальности строила ещё и Канада, именовавшаяся Канадской Народной Республикой (КНР). А вся Южная Америка представляла собою Южно-Американский Социалистический Союз (ЮАСС) и была под властью диктатора, товарища Сальвадора. Последний твёрдой поступью вёл народы к «светлой» жизни. Тех же, кто не так себе представлял светлую жизнь для себя и своих детей, отправляли в исправительно-трудовые лагеря, не нужные – уничтожались.

В этом мире союзу Антанте – Французской Социалистической Республике (ФСР), Азиатскому Социалистическому Союзу (АСС), Южно Американскому Социалистическому Союзу (ЮАСС), Канадской Народной Республике (КНР), Социалистическому Африканскому Союзу (САС), Социалистической Индии, и наконец, оплоту социализма Союзу Советских Социалистических Республик – Советской Британии, противостояла Конкордия. В неё входили: Российско-Польская, Австро-Венгерская, Римская и Германская Империи, Соединенные Штаты Америки, Ирландское Королевство, Скандинавия или Союз Северных Княжеств, Союз Пяти Княжеств и ещё другие страны.

К тому же в Африке шла борьба за независимость между порабощённым коренным населением и красными захватчиками. В неимущей Советской Шотландской Республике в горах сидели повстанцы, которых поддерживала Конкордия.

С другой стороны, неспокойно было в той части Балкан, что входили в состав Австро-Венгерской Империи. И коммунистам для этого не пришлось особенно стараться! Дело в том, что в этой реальности, там также бунтовали вечно недовольные сербы, которых всегда что-нибудь да не устраивает. Особенно когда никто не жаждет работать на них или содержать их за свой счёт, в то время как они изволят пить кафу с ракией, держа наготове шляпу для подаяний. Вот и теперь они с легкостью и без лишних сомнений и раздумий пошли на поводу у разносчиков «красной чумы».

Кроме Русско-Японской войны, в этом мире также не было войн: ни 1914 года, ни 1939. Не было ни Сталина, ни Гитлера. Коммунисты были, всё это время заняты какими-то своими делами, и воевать с сильными «буржуазными» державами не стремились. Мощная Российско-Польская Империя вместе с дружественными ей Великой Германской и Австро-Венгерской Империями, а также с США и другими странами представляли довольно грозную силу.

Однако нельзя сказать, что всё было уж так тихо и что вообще не было никаких вооружённых столкновений между странами Антанты и Конкордии. В 1901 году был так называемый Мэнский Конфликт, когда британские коммунисты попытались захватить и присоединить к себе остров Мэн, принадлежащий Ирландской короне. Но в решающий момент Император Российско-Польский прислал на помощь Ирландскому королю военно-морскую эскадру и коммунисты попросту говоря, струсили. Всё это могло послужить поводом для войны, но СССР тогда ещё не стремились к ней.

Затем в 1912 году был так называемый Аляскинский Конфликт. Тогда канадские коммунисты сделали попытку отвоевать у Российско-Польской Империи Аляску и часть её Северных Владений. Тогда была прислана военно-морская эскадра дружественных Американских Штатов и канадские коммунисты отказались от своих намерений.

Но в последнее время большинство населения стран соцлагеря, как-то расхотело строить всё более отдалявшееся светлое будущее. Ленин и его окружение стало всё серьёзнее задумываться о войне. Главными врагами были объявлены жиреющее население и правительства стран Конкордии. Поэтому местный СССР начал активно готовиться к войне.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0161291

от 25 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0161291 выдан для произведения:

Глава Четвёртая

От серпа да к молоту! (Продолжение)

Фредерик и Ильма шли всю ночь и ещё до рассвета достигли какого-то города. Их взорам предстали какие-то грязные и убогие трущобы. Однако к счастью час был слишком ранний, и весь город был погружён в предрассветный продымлённый сон.

Они прибавили шаг, желая поскорее пройти это отвратительное место. В скором времени они достигли огромных заводов, которые дымили трубами, погружая всё окружающее во мглу. Дышать здесь было нечем и усталые еле стоящие на ногах путники, чуть не задохнулись.

К счастью, у них открылось, уже неизвестно какое по счёту, дыханье, и они припустили мимо этого места с такой прытью, которой запросто могли позавидовать участники спринта.

Когда зловонное место осталось позади и начались жилые дома серого цвета, наши бегуны перешли на шаг. Иногда среди этой сплошной серости, нет-нет, да попадались дома старой постройки. На них у Фредерика и Ильмы просто отдыхал взгляд. Пусть эти дома обветшали, краска на них облупилась, но они были осколком какого-то былого уюта и красоты.

Так Ильма и Фредерик, чудом не заплутав во множестве кривых улочек и бесконечных улиц, сплетений дорог и шоссе, достигли какой-то площади.

Солнце к тому времени уже было близко к полудню, однако в этом городе его было почти не видно. Над городом висела не продуваемая мгла.

Тут силы, наконец, покинули бедняг и они, пройдя мимо какого-то памятника, не обратив на него внимания, опустились на скамейку.

- Пить…- только и смогла выдавить из себя Ильма.

- Да, воды… - вторил ей Фредерик. – Хоть из фонтана…

- Ну, нет, - недовольным голосом проговорила Ильма, неожиданно придя в себя, - из фонтана я не буду пить, даже если мне будет грозить смерть. Нам бы раздобыть где-нибудь денег, чтобы утолить жажду в какой-нибудь здешней кофейне.

- Фонтан, – внезапно встрепенулся Фредерик и рванул с места.

Ильма решила уже, что тот дошёл до крайнего состояния и побежал искать фонтан, чтобы утолить в нём жажду, а может быть и вовсе утопиться. Но Фредерик, расслышавший журчание воды за одним из зданий, устремился на этот звук, подумав о монетках, которые обычно кидают в фонтаны, в надежде когда-нибудь вернуться в памятное место. Он бежал и думал, что вряд ли кому-нибудь в здравом уме могло захотеться вернуться в подобное место. Подбегая к фонтану, Фредерик принялся молить провидение, чтобы подобные ненормальные нашлись.

И, правда, на дне скудного фонтана, в мутной воде, поблескивали монеты. К удивлению Фредерика они полностью закрывали его дно. Сам фонтан представлял собою зрелище просто неповторимое. Зверского вида субъект, с неимоверно мелкой для столь внушительного тела, головой, колотил огромным, чуть ли не больше его самого, молотом, по крохотным цепям, которые стягивали маленький шарик, на котором чудом умещался, выше описанный громила. Из-под молота вытекала жалкая струйка воды. Но бедному Фредерику было не до эстетики. Он, осмотрелся по сторонам, и, перегнувшись через край, зачерпнул со дна пригоршню монет. После радостный вернулся со своей добычей к Ильме.

Они с подозрением осмотрели монеты.

- Какая-то непонятная валюта, – сказала Ильма и, с трудом различив, на уже подёрнутой лёгкой ржавчиной монете, надпись, прочла вслух:

- «Five Liberties».

- Это, что ещё за «либерти» такие? – изумился Фредерик.

Ильма неопределённо пожала плечами и сказала:

- Ладно, не всё ли равно! Давай пересчитаем и узнаем, можем ли мы на них купить хоть глоток воды.

Пересчитали, и получилось тридцать пять либерти и пятьдесят восемь каких-то «минимума». С ними Фредерик устремился к киоску неподалёку от монумента и вскоре вернулся с двумя бутылками воды и двадцатью оставшимися либертями с мелочью из «минимумов».

- Ну и цены! – пожаловался он Ильме, когда они вдвоём каждый из своей бутылки, жадно напились воды. – Пятнадцать либерти за две бутылки какой-то жалкой воды!

- Может здесь у них есть и более крупная монета! – предположила Ильма.

Фредерик пожал плечами, а Ильма, наконец, соизволила окинуть окружающую местность изучающим взглядом. Её взгляд задержался на памятнике.

- Что?! – издала она сдавленный вопль и устремилась к монументу. Фредерик встревожился и бросился за ней.

- В чём дело? – удивлённо спросил он и посмотрел на памятник. Он с минуту изучал его и, прочтя надпись, спросил непонимающе:

- Ну, здесь написано Ленин, и что?

Ильма буквально накинулась на него и, вцепившись в рубашку, принялась говорить каким-то безумным голосом:

- Что значит и что?! Это памятник Ленину! Вождю мирового пролетариата!

Проходивший мимо какой-то субъект, с любопытством обратил своё внимание на двух молодых людей, одетых очень хорошо, и, желая показать собственный патриотизм, сказал им воодушевлённо:

- О, да это великий Ленин! Крепкого ему здравия, пусть долго ещё он сидит во дворце своём, в Лондоне, сердце социализма!

Сказав это, субъект пошёл своим путём, а Ильма отцепившись от Фредерика, уставилась вслед уходящему.

- Ленин жив?! – с ужасом выговорила она. – Сидит, где?.. В Лондоне?..

И покачнулась, чуть не упав на землю, но Фредерик вовремя успел подхватить её.

Подтащив её обратно к скамейке, он принялся приводить Ильму в чувство, брызгая ей в лицо водой из бутылки.

- Мне надо в библиотеку… - пробормотала Ильма, как только пришла в себя и, отстранив Фредерика, поднялась на дрожащие ноги.

Фредерик попробовал задержать её, но она неожиданно ясным и твёрдым голосом объявила ему:

- Мы должны пойти в библиотеку и выяснить, что здесь происходит. Уверена, здесь, в центре города, должна быть где-нибудь библиотека. Мы должны её найти.

Ильма ещё не слишком верно держалась на ногах, и Фредерику пришлось пойти на поиски одному. Обойдя площадь и оглядевшись по сторонам Фредерик, без труда нашёл искомое: большую выгоревшую вывеску «Библиотека и народная читальня».

Когда уже они сидели в читальном зале библиотеки, Ильма совсем пришла в себя и даже сказала:

- У меня идея. Я знаю Элизабет и Юджина, если они тоже попали в этот мир и где-то поблизости, то они придут в библиотеку, чтобы понять, что к чему, потому давай положим им куда-нибудь записку.

- Да, идея хорошая! – восхитился Фредерик. – Только куда? Разве что в какую-нибудь книгу, чтобы они точно её взяли?

- Вот в эту! – указала Ильма головою на книгу, которую держала в руке. Это была толстая книга, озаглавленная «История нашей Родины».

Они решили написать записку заранее, до того, как начнут читать..

Ильма своим пером, на тонком листке, пропахшем фиалками, красиво и аккуратно вывела:

«Ильма и Фредерик читали это».

После того, как записка была вложена под титульный лист «Истории …», они углубились в многотомные труды и кипы старых газет. И были повержены, тем, что прочли.

***

Коротко всё сводилось к тому, что в отличие от мира, из которого они прибыли, здесь к 1817 году кризис в Британии дошёл до своей высшей стадии и закончился вооружённым восстанием. Деньги на него дал Роберт Оуэн, который в этом мире не ограничился только невинным баловством с коммунами. А вдохновителем и так сказать идеологом, стал некий Лейба Давид Бронштейн. Именно он повёл вооружённые массы на штурм Виндзорского замка и с лёгкостью одержал победу. Короли, Георг III и Георг IV, один своим сумасшествием, другой – развратом, давно надоели всем британцам. Поэтому смена власти прошла очень быстро и просто.

Как товарищ Оуэн, так и товарищ Бронштейн отличались хорошо подвешенными языками, и нарисовали такую светлую перспективу райской жизни при светлом коммунистическом будущем, что даже многие лорды перешли на сторону трудового пролетариата. Что там с ними стало потом, история умалчивала.

Кроме того т. Бронштейн явился основоположником рабочего учения, названного им Ленинизм-Бронштейнизм. И в русле этого учения пошло всё дальнейшее экономическое и политическое развитие страны. Она была названа СССР, с расшифровкой аналогичной общеизвестной. В Советский Союз вошли, бывшие колонии Британской Империи, ставшие Советскими Социалистическими республиками. Среди них значились: Новая Зеландия, Австралия, Северо-Восточная Африка и Семиречье (земли Древней Месопотамии и Леванта). Сама Англия была объявлена Советской Федеративной Социалистической Республикой. В качестве Федеративных республик в неё вошли: Корнуолл, Уэльс, Шотландия и Гебридские острова.

Первым председателем или главой страны стал Роберт Оуэн. Т. Бронштейн занял пост председателя Реввоенсовета Республики. И, как следовало из написанного, несмотря на то, о чём будет сказано ниже, занимает, его по сей день.

В этой истории, после смены власти, тоже были и иностранная интервенция, и гражданская война, которые длились четыре года, но только в Британии.

Именно Лейба Давид предсказал появление Вождя Мирового Пролетариата – В.И. Ленина, которое и произошло в 1895 году. После этого все стали считать Бронштейна чуть ли не Иоанном Предтечей.

Собственно Бронштейну принадлежала грандиозная идея постройки такого здания, которое превзошло бы собою все дотоль известные и колоссальные по своим размерам сооружения. Этим он желал низвергнуть и втоптать в грязь древние верования и представления о Высшей Власти Божьей и, по его выражению, «подпереть» небо. После того, как закончилась гражданская война и была кое-как налажена экономика, т. Бронштейн приступил к воплощению своей грандиозной идеи в жизнь. В 1823 году он собрал вокруг себя большое число архитекторов и дал им задание создать нечто исполинское. Обратившись к древней истории, архитекторы спустя полгода разработали проект здания около шестисот метров высотою. Здание должно было чем-то походить на греческие храмы, но с восходящими восьмью ступенями, что, в свою очередь, уподобило бы его вавилонским зиккуратам с формою близкой к египетским пирамидам. Венчать сие творение должен был постамент с памятником высотою в сотню метров. Как рассчитывал Бронштейн его собственным. Само же здание должно было нести сразу несколько функций. Во-первых, быть дворцом съездов. Во-вторых, культовым местом, куда бы спешили со всех концов света, дабы прикоснуться к сосредоточию революционных сил. В-третьих, нести мистический смысл и действительно являть собою место сосредоточия революционных сил. В-четвёртых, стать гробницей, как будущего Вождя, явление которого он предсказал, так и его самого, Бронштейна. Четвёртая его функция была взята из египетской мифологии, и во многом возведение этого здания соответствовало представлению о построении пирамид.

Однако строительство хотя и шло полным ходом, но заметно затянулось. В большей степени именно из-за отсутствия в те времена особенных технических средств и использования, как было уже сказано выше, способа воздвижения пирамид. Здесь не трудно было догадаться, что имелся в виду подневольный труд для поднятия громадных блоков человеческими силами при помощи простейших механизмов и верёвок. Откуда же брали людей, тоже можно понять. Скорее всего, это были заключённые лагерей, которые, безусловно, в больших количествах изобиловали на территории всего СССР и по сей день. Что было с этими людьми можно себе представить, опять же-таки взглянув на страницы истории Древнего Египта.

Так как строительство затянулось, т. Бронштейн просто не донаходился до его окончания. В 1846 году его настигла трагическая смерть на сто первом году жизни. К тому времени едва ли закончилась кладка фундамента высотной части и главного входа. Но строительство продолжалось и длилось ещё около полувека. К моменту пришествия предсказанного Вождя, оно, наконец, завершилось. Тогда же была воздвигнута статуя Ленина.

Ныне пост главы страны занимает сам великий Вождь. Правительство располагается в Тауэре, а т. Ленин в Виндзорском Замке, с ним же обитает его верная соратница и боевая подруга т. Крупская.

В этом мире не было Наполеона, но революционная Франция была. Была создана Французская Социалистическая Республика (ФСР). В ней безостановочно работала гильотина, казня почти ежедневно «Врагов Народа». Возникло даже такое поверье: что если она остановится, то наступит конец всему социалистическому миру.

Та часть Африки, которая была колонией Французского королевства, стала отдельным социалистическим государством, под влиянием и управлением ФСР, и именовалась Социалистическим Африканским Союзом (САС).

Была Социалистическая Индия и Народный Китай, который, кстати, прихватил себе не только, Монголию, Индокитай, но ещё и Японию, вместе с Курилами, объявив себя Азиатским Социалистическим Союзом (АСС). Однако Непал, Бутан, Монтанг, Сикким и Тибет сумели каким-то образом выстоять от натисков китайских коммунистов, сохранить независимость, и, объединившись, создать новое государство «Союз Пяти Княжеств».

Никакой Русско-Японской войны в этом мире не было. Наоборот, бедный японский микадо вместе с несколькими верными ему самураями еле спасся от китайских коммунистов и нашёл убежище у Императора Российско-Польского государства. Как оказалось, в этом мире большую часть Евразии составляло монархическое государство, объединявшее Россию с Польшей. В Российско-Польскую Империю входили такие земли как: Царство Российское, Речь Посполитая – Царство Польское, Герцогство Прусское, Княжество Финляндское, Великое княжество Литовское, Герцогство Курляндия и Семигалия, Задвинское герцогство, Земли Румелийские и Анатолийские, Земля Сибирская, Земля Дальневосточная, Северные Владения, Степные Края, Кавкасийские Горные Земли. Столица этой громадной империи находилась во Львове. Кроме того здесь не было никакой Москвы. На её месте, много веков назад образовалась впадина, названная Московской. Вместо Санкт-Петербурга, стоит Невоград.

Также коммунизм в этой реальности строила ещё и Канада, именовавшаяся Канадской Народной Республикой (КНР). А вся Южная Америка представляла собою Южно-Американский Социалистический Союз (ЮАСС) и была под властью диктатора, товарища Сальвадора. Последний твёрдой поступью вёл народы к «светлой» жизни. Тех же, кто не так себе представлял светлую жизнь для себя и своих детей, отправляли в исправительно-трудовые лагеря, не нужные – уничтожались.

В этом мире союзу Антанте – Французской Социалистической Республике (ФСР), Азиатскому Социалистическому Союзу (АСС), Южно Американскому Социалистическому Союзу (ЮАСС), Канадской Народной Республике (КНР), Социалистическому Африканскому Союзу (САС), Социалистической Индии, и наконец, оплоту социализма Союзу Советских Социалистических Республик – Советской Британии, противостояла Конкордия. В неё входили: Российско-Польская, Австро-Венгерская, Римская и Германская Империи, Соединенные Штаты Америки, Ирландское Королевство, Скандинавия или Союз Северных Княжеств, Союз Пяти Княжеств и ещё другие страны.

К тому же в Африке шла борьба за независимость между порабощённым коренным населением и красными захватчиками. В неимущей Советской Шотландской Республике в горах сидели повстанцы, которых поддерживала Конкордия.

С другой стороны, неспокойно было в той части Балкан, что входили в состав Австро-Венгерской Империи. И коммунистам для этого не пришлось особенно стараться! Дело в том, что в этой реальности, там также бунтовали вечно недовольные сербы, которых всегда что-нибудь да не устраивает. Особенно когда никто не жаждет работать на них или содержать их за свой счёт, в то время как они изволят пить кафу с ракией, держа наготове шляпу для подаяний. Вот и теперь они с легкостью и без лишних сомнений и раздумий пошли на поводу у разносчиков «красной чумы».

Кроме Русско-Японской войны, в этом мире также не было войн: ни 1914 года, ни 1939. Не было ни Сталина, ни Гитлера. Коммунисты были, всё это время заняты какими-то своими делами, и воевать с сильными «буржуазными» державами не стремились. Мощная Российско-Польская Империя вместе с дружественными ей Великой Германской и Австро-Венгерской Империями, а также с США и другими странами представляли довольно грозную силу.

Однако нельзя сказать, что всё было уж так тихо и что вообще не было никаких вооружённых столкновений между странами Антанты и Конкордии. В 1901 году был так называемый Мэнский Конфликт, когда британские коммунисты попытались захватить и присоединить к себе остров Мэн, принадлежащий Ирландской короне. Но в решающий момент Император Российско-Польский прислал на помощь Ирландскому королю военно-морскую эскадру и коммунисты попросту говоря, струсили. Всё это могло послужить поводом для войны, но СССР тогда ещё не стремились к ней.

Затем в 1912 году был так называемый Аляскинский Конфликт. Тогда канадские коммунисты сделали попытку отвоевать у Российско-Польской Империи Аляску и часть её Северных Владений. Тогда была прислана военно-морская эскадра дружественных Американских Штатов и канадские коммунисты отказались от своих намерений.

Но в последнее время большинство населения стран соцлагеря, как-то расхотело строить всё более отдалявшееся светлое будущее. Ленин и его окружение стало всё серьёзнее задумываться о войне. Главными врагами были объявлены жиреющее население и правительства стран Конкордии. Поэтому местный СССР начал активно готовиться к войне.

Рейтинг: +1 188 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!