ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 1 Часть 2 Глава 31

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 1 Часть 2 Глава 31

Глава Тридцать Первая
…Пора в путь-дорогу!..


Профессор пребывал  в дурном настроении. Несмотря на то, что шест ему достали, проволоки нужной длины найти не смогли, хотя в буквальном смысле слова, перерыли все подземелья.
Шест мне показался похожим на копьё. Однако цельнометаллическое, что немало удивило меня. Что ж видно воины здесь отличались большей силой, чем в том мире, откуда мы пришли и куда стремились вернуться.
 А погода тем временем стремительно  портилась. Наружи вовсю свирепствовал ветер, грохотал гром, и сверкала молния.
Повстанцы бегали, не находя себе места, профессор бегал и тоже не находил себе места. Казалось, что уже всё. Но неожиданно проволока нашлась. Её отобрали у пилота геликоптера, который собирался взлететь, но оказался застигнут неожиданно разыгравшейся бурей. А везти он должен был, никого иного как нашего знакомого, агента фон Брюллоффа.
Мне еле удалось избавиться от своего соотечественника. Ибо он посчитал непогоду знамением свыше, и предложил отужинать и побеседовать. Как бы мне этого не хотелось, времени на это не было. Нужно было собрать остальных и отправляться к башне.
Потому оставив огорчённого Брюллоффа ужинать в компании с пилотом, я с Алексом и профессором, кинулась искать своих друзей.
Их мы обнаружили в зале, где они сидели за каменным столом и  о чём-то весело болтали, попивая эль и закусывая. Все были в сборе, а Баргестр к тому же восседал, в окружении поклонников, на скамье. Не было лишь Юджина. Этот факт не на шутку встревожил меня.
- Где Юджин? – спросила я.
Никто не знал.
- Лично я, - сказала Ильма, - в последний раз видела его, когда мы расходились по комнатам.
- Был он как-то не в себе. – заметил Фредегар.
- Где же он, может быть?! – воскликнула я.
Тут какая-то девушка, которая сидела рядом с Виктором, и с которой он безостановочно шутил и смеялся, спросила:
- Юджин… вы говорите о таком светловолосом? Так я видела его. Правда сомневаюсь, что он видел меня или вообще хоть что-то. Он был в очень странном состоянии. Я встретила его в коридоре, а потом он вышел через один из наших тайных ходов.
- Можете показать где? – оживилась я.
Неожиданно Алекс произнёс:
- Я могу показать. Я видел его.
- И только сейчас говоришь? – набросилась я на него. Он удивлённо вскинул брови, как и другие.
- Нам пора отправляться. – пояснила я, как можно более спокойно. – А мы не знаем, где находится Юджин. Уже и так бушует буря.
- Так может, останемся? – спросил мой брат, отпивая из кружки. – Здесь не так уж и плохо!
- Решили всё-таки записаться в повстанцы? – ядовито поинтересовался профессор. – Поезда пускать под откос и всё такое!..
Виктор проигнорировал его высказывание, и более того как ни в чём не бывало, продолжил разговаривать и шутить со своею соседкой.
- Ты можешь оставаться. – внезапно сухо произнесла Ильма, вставая. При этих словах мой брат вздрогнул и пролил часть эля на стол. – Лично я уже готова снова в путь.
Остальные, а именно Фредерик, Фредди и Баргестр последовали её примеру. Виктор тоже нехотя и с извинениями поднялся, с тоскою обведя недопитый эль и недоеденную еду.
- Мы идём к башне. – сказала Ильма.
- Мы отведём вас, - проговорил один из повстанцев и поднялся, за ним поднялись ещё несколько его товарищей, - а то вы запросто заблудитесь. Кстати, там сильно дождь льёт, можем вам дать плащ-палатки, чтобы вы сумели добежать.
- Добежать. – буркнул Виктор. – Надо карабкаться в гору. А там всё размыло.
- И это говорит мужчина, да ещё бывший морской офицер! – презрительно бросила Ильма.
Профессор сказал:
- Вы идите, мы потом вас догоним, и уж заодно подождем Юджина. Нам всё равно надо перекусить. И ещё прихватите с собой необходимое оборудование, да смотрите, чтобы не намокло, отнесите всё в башню. Там ждите и ничего не трогайте.
Мои друзья кивнули и сопровождаемые повстанцами вышли прочь. Мы же сели за стол и принялись за еду. Баргестр остался с нами и устроился рядом со мной. Он приветливо махал хвостом и дружелюбно ворчал.
Мне кусок в горло не лез, я всё думала о Юджине и беспокоилась. Но тут в зал вошёл он, весь промокший, грязный  и угрюмый. Не говоря ни слова и ни на кого не глядя, он устроился на скамье напротив и жадно стал пить и есть.
От сердца отлегло, хотя вид угрюмого Юджина, не прибавил мне радости, а даже наоборот расстроил. Зато уж я смогла, есть со спокойно совестью, правда она не совсем была такой.
Я вспомнила об эдельвейсах и решила кое-что прояснить. Обратилась к профессору, ибо он до того проявлял большую осведомлённость об этих краях.
- Профессор! – сказала я , на что он кивнул и устремил на меня внимательный взгляд. – В этих горах растут эдельвейсы?
При этих словах, могу поклясться, сначала Юджин, а за ним и Алекс дёрнулись, а после сделали вид, что ничего не слышали. Юджин принялся разглядывать ячменную лепёшку, а кузен кружку, с таким видом, словно в жизни своей ни тот ни другой не видели ничего бесподобнее.
- Эдельвейсы! – повторил профессор как-то вдохновенно и задумчиво. – О, да здесь растут эдельвейсы! Самый редкий и прекрасный из всех видов этого цветка. Они большая редкость и найти их считается большой удачей. Обладанье же ими принесёт счастье. Обычно бесстрашные гаэльские юноши, чтобы завоевать сердце той, которую они любят, отправлялись на их поиски. После тайно преподносили их. Однако это очень опасно. Если обычные эдельвейсы растут в труднодоступных местах, то эти и вовсе! Достать эдельвейс, значит проявить мужество, достойное витязя! Кстати эти цветы единственные обладают ароматом, ни с чем несравнимым. Их латинское название Leontopodium Scotica, а гаэльское Reula Fionnta, что означает Белая или Ясная Звезда.
Он замолчал. Пока же он рассказывал, я следила за обоими нашими сотрапезниками. Алекс, и даже Юджин проявили заметный интерес, когда услышали о гаэльских юношах, стремящихся завоевать сердце. Это меня озадачило. Ладно, возможно Алекс в тайне раздобыл эдельвейс и как мы договаривались, преподнес его Ильме, и скрывает он это от непосвящённых. Но почему тогда он не сказал об этом мне? И кто подарил мне букет эдельвейсов? Юджин? Нет, он явно только, что вернулся. Ведь был такой мокрый. Сидел, наверное, предавался скорби под дождём. Так кто же тогда? Юджину, конечно, очень бы подошло, но я сомневаюсь, в том, что это был он. А уж по поводу лилии, у меня вообще не было никаких идей.
- А лилии здесь растут? – как бы, между прочим, поинтересовалась я. Этот вопрос вызвал глубокое изумление со стороны Алекса и недоумение со стороны Юджина, который, тем не менее, продолжал мрачно разглядывать очередную лепёшку.
- Лилии? – переспросил профессор. – Нет, конечно, лилии здесь не растут. Не водяные, ни какие бы, то ни было ещё.
Я, молча, кивнула. Лилия ещё больше всё запутывала. Кто мог подарить её, и откуда он её достал? Я вспомнила свой сон. А что если это был не сон? Вспомнила таинственного незнакомца, который спас меня и Ильму от фигуры в чёрном плаще. Только я видела его и больше никто. Что если это он приходил ко мне и подарил лилию? Всё это было так фантастично. Хотя сколько всего случилось со мной за последнее время и продолжает  случаться фантастичного, почему бы не быть и этому?
- Думаю, - наконец, проговорил профессор, - нам пора.
Мы встали из за стола, на ходу допивая и доедая. После двинулись по коридору. Баргестр уверенно вёл нас вперёд, и мы полностью доверились ему, ибо он неоднократно доказал нам свои таланты проводника. Было уже поздно и потому мы никого не встретили. Все разошлись по своим комнатам. Иногда до нас долетали отрывки разговоров, песни и смех.
Профессор предусмотрительно запасся факелами. С одним шёл он, с другим Алекс. Юджин плёлся где-то позади, на приличном отдалении, всячески избегая приблизиться не только ко мне, но и к кому-либо.
Когда мы прошли эти длинные сплетения коридоров и наконец, вышли в ту самую пещеру, что, впервые, увидели днём, нас обдало промозглостью и сыростью. Наружи бушевала буря. Неистовствовали ветры. Страшно гремел гром, и ослепительные вспышки молний прорезали черноту небес.
После сухости и тепла подземелий, мы сразу же замёрзли. Может быть, конечно, и не было так уж холодно, но из-за контраста нам так показалось.
У выхода мы обнаружили четыре плащ-палатки, предусмотрительно оставленные нам, хозяевами. Накинули их на себя.
А лило так, словно целые океаны вдруг решили излиться на землю. У меня в голове даже мелькнула мысль об очередном великом потопе.
Быстро миновали долину и добрались до подъёма на гору, где едва различимая в пелене дождя и мрака, стояла башня. Когда молнии пересекали небо, она становилась, на мгновения видна. Огромная вздымающая свою остроконечную вершину к вышине, словно перст или клык, она нагоняла трепет.
Здесь перед нами встала трудность, как подняться. Безусловно, наши предшественники сумели взобраться наверх, но за, то время, что прошло, место подъёма сильно размыло, и там образовалась небольшая речушка.
Тут мы услышали крики. Несколько повстанцев, стояли на верху, чуть поодаль от нас и подзывали. Они спустили нам верёвку и мы, по очереди подстраховывая друг друга снизу, сумели подняться. Баргестр же взобрался сам, какими-то только ему известными путями.
Распрощавшись с нашими отзывчивыми хозяевами, которые сразу после того, как мы поднялись, отбыли тем же путём, мы вошли в башню. Скинули на пол мокрые плащ-палатки. Я критически осмотрела свои туфли. Те намокли и запачкались в грязи, но другой обуви у меня не было. Пришлось оставаться в этой.
В башне оказалось на удивление сухо, и мы смогли немного согреться. По стенам горели зажженные факелы, потому недостатка в освещении не было.
Неподалёку от машины лежал моток проволоки и длинный шест. Профессор сразу же стремительно кинулся к ним. Гром грохотал уже почти прямо над башней, медлить было нельзя.
Фредди наблюдая за манипуляциями профессора, сказал мне:
- Думаю, здесь мы расстанемся.
- Станешь повстанцем? – поинтересовалась я.
Тот неопределённо пожал плечами, а потом буркнул:
- Какой из меня повстанец!
- Тогда, - неуверенно начала я, - может, ты пойдёшь к профессору, например помощником?
Фредди с сомнением посмотрел на того и покачал головою:
- Какой ему от меня будет толк!
Я задумалась. У профессора, наверное, никого нет, ему бы было веселее. Он сам говорил нам тогда, перед тем, как отправить нас в этот мир, что хороших слуг не найти, только вот с Фредегаром ему повезло…
Тут я чуть не вскрикнула он удивления. У профессора был повар, которого звали Фредегаром! И тогда он уже двадцать лет служил профессору…
А этот профессор как раз моложе того, лет на двадцать!
- Фредди! – сказала я. – Ты будешь жить у профессора! Ты станешь его поваром.
Фредди рассмеялся.
- Элизабет, - сказал он, - я в жизни своей ничего хоть сколько-то съедобного ни разу так и не сумел приготовить! Вряд ли профессор захочет себе такого повара…
- Захочет! – решительно заявила я. – Ещё как захочет. Потому что ты научишься со временем и тебе в этом деле не станет равных!
Фредегар посмотрел на меня внимательно и серьёзно, благодарно и как-то неловко пожал мне руку.
- И всё-таки, - проговорила я сердито, - почему ты мне ничего не сказал! Ведь мы виделись с тобою там в Бразервилле!
Фредди удивлённо и озадаченно уставился на меня. Но так и не успел никак среагировать, потому что в это время профессор привлёк к себе внимание.
Он сказал:
- Нужно, сначала установить этот шест на самом верху башни, затем провести проволоку от верха до машины. Я бы мог сделать это сам, но я нужен здесь.
- В общих словах вам требуются добровольцы? – саркастически заметил Виктор.
Профессор пропустил его реплику мимо ушей. В последнее время он старался не замечать моего брата.
- Это очень опасно. – продолжал он, как ни в чём не бывало. – Может быть даже смертельно опасно.
- Это сделаю я. – безапелляционно сказал Юджин. При этом на его лице появилась какая-то странная улыбка._
- А я помогу. – объявил Алекс. – Одному здесь не справиться.
Профессор порылся в самых сокровенных частях своего творения и протянул им обоим две пары резиновых перчаток. Другие он одел сам.
- Приступим. – сказал он.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0223120

от 25 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0223120 выдан для произведения:
Глава Тридцать Первая
…Пора в путь-дорогу!..


Профессор пребывал  в дурном настроении. Несмотря на то, что шест ему достали, проволоки нужной длины найти не смогли, хотя в буквальном смысле слова, перерыли все подземелья.
Шест мне показался похожим на копьё. Однако цельнометаллическое, что немало удивило меня. Что ж видно воины здесь отличались большей силой, чем в том мире, откуда мы пришли и куда стремились вернуться.
 А погода тем временем стремительно  портилась. Наружи вовсю свирепствовал ветер, грохотал гром, и сверкала молния.
Повстанцы бегали, не находя себе места, профессор бегал и тоже не находил себе места. Казалось, что уже всё. Но неожиданно проволока нашлась. Её отобрали у пилота геликоптера, который собирался взлететь, но оказался застигнут неожиданно разыгравшейся бурей. А везти он должен был, никого иного как нашего знакомого, агента фон Брюллоффа.
Мне еле удалось избавиться от своего соотечественника. Ибо он посчитал непогоду знамением свыше, и предложил отужинать и побеседовать. Как бы мне этого не хотелось, времени на это не было. Нужно было собрать остальных и отправляться к башне.
Потому оставив огорчённого Брюллоффа ужинать в компании с пилотом, я с Алексом и профессором, кинулась искать своих друзей.
Их мы обнаружили в зале, где они сидели за каменным столом и  о чём-то весело болтали, попивая эль и закусывая. Все были в сборе, а Баргестр к тому же восседал, в окружении поклонников, на скамье. Не было лишь Юджина. Этот факт не на шутку встревожил меня.
- Где Юджин? – спросила я.
Никто не знал.
- Лично я, - сказала Ильма, - в последний раз видела его, когда мы расходились по комнатам.
- Был он как-то не в себе. – заметил Фредегар.
- Где же он, может быть?! – воскликнула я.
Тут какая-то девушка, которая сидела рядом с Виктором, и с которой он безостановочно шутил и смеялся, спросила:
- Юджин… вы говорите о таком светловолосом? Так я видела его. Правда сомневаюсь, что он видел меня или вообще хоть что-то. Он был в очень странном состоянии. Я встретила его в коридоре, а потом он вышел через один из наших тайных ходов.
- Можете показать где? – оживилась я.
Неожиданно Алекс произнёс:
- Я могу показать. Я видел его.
- И только сейчас говоришь? – набросилась я на него. Он удивлённо вскинул брови, как и другие.
- Нам пора отправляться. – пояснила я, как можно более спокойно. – А мы не знаем, где находится Юджин. Уже и так бушует буря.
- Так может, останемся? – спросил мой брат, отпивая из кружки. – Здесь не так уж и плохо!
- Решили всё-таки записаться в повстанцы? – ядовито поинтересовался профессор. – Поезда пускать под откос и всё такое!..
Виктор проигнорировал его высказывание, и более того как ни в чём не бывало, продолжил разговаривать и шутить со своею соседкой.
- Ты можешь оставаться. – внезапно сухо произнесла Ильма, вставая. При этих словах мой брат вздрогнул и пролил часть эля на стол. – Лично я уже готова снова в путь.
Остальные, а именно Фредерик, Фредди и Баргестр последовали её примеру. Виктор тоже нехотя и с извинениями поднялся, с тоскою обведя недопитый эль и недоеденную еду.
- Мы идём к башне. – сказала Ильма.
- Мы отведём вас, - проговорил один из повстанцев и поднялся, за ним поднялись ещё несколько его товарищей, - а то вы запросто заблудитесь. Кстати, там сильно дождь льёт, можем вам дать плащ-палатки, чтобы вы сумели добежать.
- Добежать. – буркнул Виктор. – Надо карабкаться в гору. А там всё размыло.
- И это говорит мужчина, да ещё бывший морской офицер! – презрительно бросила Ильма.
Профессор сказал:
- Вы идите, мы потом вас догоним, и уж заодно подождем Юджина. Нам всё равно надо перекусить. И ещё прихватите с собой необходимое оборудование, да смотрите, чтобы не намокло, отнесите всё в башню. Там ждите и ничего не трогайте.
Мои друзья кивнули и сопровождаемые повстанцами вышли прочь. Мы же сели за стол и принялись за еду. Баргестр остался с нами и устроился рядом со мной. Он приветливо махал хвостом и дружелюбно ворчал.
Мне кусок в горло не лез, я всё думала о Юджине и беспокоилась. Но тут в зал вошёл он, весь промокший, грязный  и угрюмый. Не говоря ни слова и ни на кого не глядя, он устроился на скамье напротив и жадно стал пить и есть.
От сердца отлегло, хотя вид угрюмого Юджина, не прибавил мне радости, а даже наоборот расстроил. Зато уж я смогла, есть со спокойно совестью, правда она не совсем была такой.
Я вспомнила об эдельвейсах и решила кое-что прояснить. Обратилась к профессору, ибо он до того проявлял большую осведомлённость об этих краях.
- Профессор! – сказала я , на что он кивнул и устремил на меня внимательный взгляд. – В этих горах растут эдельвейсы?
При этих словах, могу поклясться, сначала Юджин, а за ним и Алекс дёрнулись, а после сделали вид, что ничего не слышали. Юджин принялся разглядывать ячменную лепёшку, а кузен кружку, с таким видом, словно в жизни своей ни тот ни другой не видели ничего бесподобнее.
- Эдельвейсы! – повторил профессор как-то вдохновенно и задумчиво. – О, да здесь растут эдельвейсы! Самый редкий и прекрасный из всех видов этого цветка. Они большая редкость и найти их считается большой удачей. Обладанье же ими принесёт счастье. Обычно бесстрашные гаэльские юноши, чтобы завоевать сердце той, которую они любят, отправлялись на их поиски. После тайно преподносили их. Однако это очень опасно. Если обычные эдельвейсы растут в труднодоступных местах, то эти и вовсе! Достать эдельвейс, значит проявить мужество, достойное витязя! Кстати эти цветы единственные обладают ароматом, ни с чем несравнимым. Их латинское название Leontopodium Scotica, а гаэльское Reula Fionnta, что означает Белая или Ясная Звезда.
Он замолчал. Пока же он рассказывал, я следила за обоими нашими сотрапезниками. Алекс, и даже Юджин проявили заметный интерес, когда услышали о гаэльских юношах, стремящихся завоевать сердце. Это меня озадачило. Ладно, возможно Алекс в тайне раздобыл эдельвейс и как мы договаривались, преподнес его Ильме, и скрывает он это от непосвящённых. Но почему тогда он не сказал об этом мне? И кто подарил мне букет эдельвейсов? Юджин? Нет, он явно только, что вернулся. Ведь был такой мокрый. Сидел, наверное, предавался скорби под дождём. Так кто же тогда? Юджину, конечно, очень бы подошло, но я сомневаюсь, в том, что это был он. А уж по поводу лилии, у меня вообще не было никаких идей.
- А лилии здесь растут? – как бы, между прочим, поинтересовалась я. Этот вопрос вызвал глубокое изумление со стороны Алекса и недоумение со стороны Юджина, который, тем не менее, продолжал мрачно разглядывать очередную лепёшку.
- Лилии? – переспросил профессор. – Нет, конечно, лилии здесь не растут. Не водяные, ни какие бы, то ни было ещё.
Я, молча, кивнула. Лилия ещё больше всё запутывала. Кто мог подарить её, и откуда он её достал? Я вспомнила свой сон. А что если это был не сон? Вспомнила таинственного незнакомца, который спас меня и Ильму от фигуры в чёрном плаще. Только я видела его и больше никто. Что если это он приходил ко мне и подарил лилию? Всё это было так фантастично. Хотя сколько всего случилось со мной за последнее время и продолжает  случаться фантастичного, почему бы не быть и этому?
- Думаю, - наконец, проговорил профессор, - нам пора.
Мы встали из за стола, на ходу допивая и доедая. После двинулись по коридору. Баргестр уверенно вёл нас вперёд, и мы полностью доверились ему, ибо он неоднократно доказал нам свои таланты проводника. Было уже поздно и потому мы никого не встретили. Все разошлись по своим комнатам. Иногда до нас долетали отрывки разговоров, песни и смех.
Профессор предусмотрительно запасся факелами. С одним шёл он, с другим Алекс. Юджин плёлся где-то позади, на приличном отдалении, всячески избегая приблизиться не только ко мне, но и к кому-либо.
Когда мы прошли эти длинные сплетения коридоров и наконец, вышли в ту самую пещеру, что, впервые, увидели днём, нас обдало промозглостью и сыростью. Наружи бушевала буря. Неистовствовали ветры. Страшно гремел гром, и ослепительные вспышки молний прорезали черноту небес.
После сухости и тепла подземелий, мы сразу же замёрзли. Может быть, конечно, и не было так уж холодно, но из-за контраста нам так показалось.
У выхода мы обнаружили четыре плащ-палатки, предусмотрительно оставленные нам, хозяевами. Накинули их на себя.
А лило так, словно целые океаны вдруг решили излиться на землю. У меня в голове даже мелькнула мысль об очередном великом потопе.
Быстро миновали долину и добрались до подъёма на гору, где едва различимая в пелене дождя и мрака, стояла башня. Когда молнии пересекали небо, она становилась, на мгновения видна. Огромная вздымающая свою остроконечную вершину к вышине, словно перст или клык, она нагоняла трепет.
Здесь перед нами встала трудность, как подняться. Безусловно, наши предшественники сумели взобраться наверх, но за, то время, что прошло, место подъёма сильно размыло, и там образовалась небольшая речушка.
Тут мы услышали крики. Несколько повстанцев, стояли на верху, чуть поодаль от нас и подзывали. Они спустили нам верёвку и мы, по очереди подстраховывая друг друга снизу, сумели подняться. Баргестр же взобрался сам, какими-то только ему известными путями.
Распрощавшись с нашими отзывчивыми хозяевами, которые сразу после того, как мы поднялись, отбыли тем же путём, мы вошли в башню. Скинули на пол мокрые плащ-палатки. Я критически осмотрела свои туфли. Те намокли и запачкались в грязи, но другой обуви у меня не было. Пришлось оставаться в этой.
В башне оказалось на удивление сухо, и мы смогли немного согреться. По стенам горели зажженные факелы, потому недостатка в освещении не было.
Неподалёку от машины лежал моток проволоки и длинный шест. Профессор сразу же стремительно кинулся к ним. Гром грохотал уже почти прямо над башней, медлить было нельзя.
Фредди наблюдая за манипуляциями профессора, сказал мне:
- Думаю, здесь мы расстанемся.
- Станешь повстанцем? – поинтересовалась я.
Тот неопределённо пожал плечами, а потом буркнул:
- Какой из меня повстанец!
- Тогда, - неуверенно начала я, - может, ты пойдёшь к профессору, например помощником?
Фредди с сомнением посмотрел на того и покачал головою:
- Какой ему от меня будет толк!
Я задумалась. У профессора, наверное, никого нет, ему бы было веселее. Он сам говорил нам тогда, перед тем, как отправить нас в этот мир, что хороших слуг не найти, только вот с Фредегаром ему повезло…
Тут я чуть не вскрикнула он удивления. У профессора был повар, которого звали Фредегаром! И тогда он уже двадцать лет служил профессору…
А этот профессор как раз моложе того, лет на двадцать!
- Фредди! – сказала я. – Ты будешь жить у профессора! Ты станешь его поваром.
Фредди рассмеялся.
- Элизабет, - сказал он, - я в жизни своей ничего хоть сколько-то съедобного ни разу так и не сумел приготовить! Вряд ли профессор захочет себе такого повара…
- Захочет! – решительно заявила я. – Ещё как захочет. Потому что ты научишься со временем и тебе в этом деле не станет равных!
Фредегар посмотрел на меня внимательно и серьёзно, благодарно и как-то неловко пожал мне руку.
- И всё-таки, - проговорила я сердито, - почему ты мне ничего не сказал! Ведь мы виделись с тобою там в Бразервилле!
Фредди удивлённо и озадаченно уставился на меня. Но так и не успел никак среагировать, потому что в это время профессор привлёк к себе внимание.
Он сказал:
- Нужно, сначала установить этот шест на самом верху башни, затем провести проволоку от верха до машины. Я бы мог сделать это сам, но я нужен здесь.
- В общих словах вам требуются добровольцы? – саркастически заметил Виктор.
Профессор пропустил его реплику мимо ушей. В последнее время он старался не замечать моего брата.
- Это очень опасно. – продолжал он, как ни в чём не бывало. – Может быть даже смертельно опасно.
- Это сделаю я. – безапелляционно сказал Юджин. При этом на его лице появилась какая-то странная улыбка._
- А я помогу. – объявил Алекс. – Одному здесь не справиться.
Профессор порылся в самых сокровенных частях своего творения и протянул им обоим две пары резиновых перчаток. Другие он одел сам.
- Приступим. – сказал он.
Рейтинг: 0 161 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!