ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 1 Часть 2 Глава 27

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 1 Часть 2 Глава 27

Глава Двадцать Седьмая
…Погоня и выстрел…



Было уже не так темно, потому что близился рассвет. Небо уже теряло свою черноту и становилось сероватым. Кругом стояла звенящая тишина. Дорога привела нас в поля. Повсюду разносился дивный, пьянящий аромат трав и цветов. Ночь таяла на глазах. Одна за другой, гасли звёзды. Мы же всё мчали и мчали. Баргестр бодрой рысью бежал рядом с моим вороным конём.
Окружавший нас пейзаж был таким умиротворяюще спокойным, что в наши сердца посмела вкрасться легкомысленная беззаботность. Фредерик и Юджин летели впереди всех, оглашая безмолвие боевым кличем, и стараясь обогнать, друг друга.
Тут раздался оглушительный выстрел. Пуля пролетела всего в нескольких дюймах от моего плеча. Конь испуганно заржал и встал на дыбы, но мне удалось его удержать. Я обернулась, нас стремительно настигали двое всадников. В руках у обоих были ружья.
- Проклятье! – воскликнул Юджин, разворачивая лошадь. – Сдаётся мне, мы не со всеми разобрались. Скачите, мы с Фредериком с ними покончим, и догоним вас.
Выхватив пистолеты, двое друзей, ринулись навстречу противнику. Мы двинулись дальше. Скакали долго, иногда срезая дорогу, когда она слишком петляла. Всё было спокойно, лишь позади, доносились глухие выстрелы, яростный свист и крики.
Внезапно, порыв ледяного ветра заставил всех вздрогнуть. Неестественная тишина воцарилась вокруг. Пропали, какие бы то ни было, звуки, словно наступила внезапная глухота. К сердцу стал подбираться могильный холод. Кони резко остановились и, встав на дыбы, испугано заржали, чудом не сбросив, своих седоков. Уже начавшая рассеиваться тьма, снова стала сгущаться.
И вот впереди я различила её, чёрную фигуру в плаще. Кони сходили с ума. Они дико ржали, били копытами землю, и нам никак не удавалось их унять. Тогда Баргестр звонко залаял на них, и они немного успокоились. Но лишь для того, чтобы помчать вперёд в обгон фигуры.
Мы снова неслись по полям, иногда переходя вброд ручейки и речки. Уже давно мы потеряли из виду дорогу и не знали, куда мы так несёмся сломя голову. За нами же неустанно, неслась вслед погоня.
Вот внезапно, впереди оказалось озеро. Мы очутились в ловушке. Сзади на нас надвигался враг, спереди была вода. Кони пошли в воду. Озеро в этом месте было неглубоким, и до маячившего впереди берега было каких-то метров пять. Дно было неровным и каменистым. Иногда копыта лошадей проваливались в какие-то ямы. Но они уверенно сами шли вперёд, прочь от чёрной фигуры и её соратников. Вода стала доходить коням до шеи, но они плыли. Вода была ледяная.
Но вот лошади выбрались на берег и снова помчали вперёд. Вокруг всё ещё было темно. Где-то слева показались очертания каких-то строений.
- Ангары! – закричал профессор. – Мы на месте!
Направив коней к ангарам, спешились, быстро кинулись к ближайшему. Лошади почти сразу ускакали дальше, кроме вороного красавца. Тот пошёл за нами, а вернее за мною. Я несколько раз пыталась втолковать ему, что не могу взять его с собою, но он лишь смешно шевелил губами и ушами, норовил облизать меня, и неустанно ласкался, прямо как собака.
Ангаров было несколько, огромных прямоугольных строений из железа. Почти все были пусты и мы уже отчаялись, когда набрели на один, самый дальний. В нём стоял аэроплан. Тут встала другая трудность. Кто его поведёт? Виктор превосходно разбирался в автомобилях, и в вождении ему не было равных. Но одно дело автомобиль, другое самолёт, хоть он так и называется, но сам не летает. Ещё нам нужно было дождаться наших ковбоев, а их всё не было. Враг лишь на время отстал от нас и уже приближался.  Недолго думая, мы залезли в ангар и закрыли за собой тяжёлые двери. Вот только запереть их не было никакой возможности. Пришлось забаррикадировать какими-то железными и деревянными ящиками. Когда мои братья с профессором тащили очередной на редкость тяжёлый ящик, они уронили его и из него выпали связки каких-то длинных трубок со шнурами.
- Динамит! – воскликнул профессор.
- Может, попробуем отпугнуть эту нечисть динамитом? – предложил Алекс.
- Попробуем.
Я покопалась в карманах и, вытащив из них коробок спичек, протянула им.
- Замечательно! – обрадовался, принимая их профессор. – Устроим небольшой фейерверк!
В крыше ангара была дыра. До неё можно было добраться, если залезть на самый верх аэроплана. Было решено долезть до неё и выбраться на крышу. Первым полез Фредди, как самый ловкий. После Алекс. Виктор стоял на аэроплане и подавал им связки динамита, которые сам получал от профессора. Вскоре снаружи послышался взрыв. Один, другой, третий. После всё стихло и в ангар обратно спустились довольные собою пиротехники.
- Хорошо мы их! – кричал Алекс. – Может это им никакого вреда и не причиняет, но на время они убрались восвояси!
- Вот это было весело! – с восторгом вторил ему Фредди.
- Наших ковбоев не было видно? – спросила Ильма, она явно тревожилась.
Алекс отрицательно помотал головою. Немного поразмыслив, сказал, обращаясь ко мне:
- Помнится, у тебя был бинокль, может, дашь мне его?
Я покопалась в сумке и извлекла свой небольшой театральный бинокль. Передала своему кузену. Как я только не потеряла его и как у меня его не отобрали?
Алекс с биноклем полез обратно. Шло время. Всё было спокойно. Вороной конь, который увязался за мною даже в ангар, теперь стоял рядом, а я рассеянно поглаживала его. Сквозь дыру виднелось небо, постепенно светлеющее. В ангаре стал рассеиваться сумрак. Вот снаружи совсем рассвело, а Юджина и Фредерика всё не было. Мои спутники нервно ходили из угла в угол. Профессор с интересом рассматривал мой коммуникатор, когда тот внезапно завопил голосом Алекса:
- Приём. Вижу Юджина и Фредерика. Открывайте ворота.
Мы последовали его приказу. Алекс же оглашал окружающую местность воплями. Он, по всей видимости, то орал в рацию, то просто так, стараясь привлечь внимание всадников.
Те подъехали к нам и спешились. С плеч у них свисали трофейные ружья. Выглядели они устало, но победоносно. Увидев аэроплан, совсем повеселели. Однако, я поспешила их огорчить.
- Аэроплан имеется. – сказала я. – Только пилота не имеется, пусть даже самого завалящего.
Тогда меня поразил Фредерик. Он расплылся в белозубой и ослепительной улыбке.
- Как это нет? А я?
Мы удивлённо уставились на него. Даже Юджин.
- Ты, пилот? – выговорил он. – Ведь мы с тобою сбегали во флот?
На это справедливое замечание и удивление, Фредерик лишь смущённо пожал плечами. Зато уж мой кузен поспешил высказаться.
- Стоит ли нам рисковать своими жизнями? – воскликнул он, как-то уж чересчур театрально. – Можем, ли мы доверится сему нашему знакомому, до сей минуты ни разу, не упоминавшего нам о своих лётных талантах?
Ильма бросила на Алекса взгляд, явно усомнившись в его нормальности. Я же наоборот поспешила поддержать своего кузена, вспомнив о нашем с ним заговоре, а заодно, чтобы хоть как-то сгладить его высказывание.
- Мы, конечно, не хотим тебя обидеть, Фредерик. Но ты уверен, что тебе под силу поднять в воздух аэроплан…
- …и в целости и сохранности посадить его туда куда нужно. – докончил за меня Алекс, незаметно и благодарно кивнув мне.
- Конечно, я в этом уверен! – раздражённо сказал тот, неожиданно утратив свою прежнюю робость и вежливость. – Не хочу быть не скромным, но я – ас.
- Тоже мне Нестеров! – презрительно бросил Алекс. – А петли ты тоже будешь делать? Смотри не кончи, как сэр Чарльз Роллс!
Фредерик сделал вид, что не расслышал его последних слов. Он сказал, как бы, между прочим:
- Кстати. Хотелось бы увидеть карту того места, куда надо лететь.
Я порылась в бауле и, выудив из него план, протянула новоиспечённому асу. Тот, схватив план, поспешил скрыться от нас в ангаре, уединившись на пару с аэропланом, и лишь там приступил к самозабвенному изучению сего документа. Юджин же бросив на нас с Алексом недоброжелательный взгляд, удалился прочь что-то посвистывая. Он прислонился спиною к стене ангара, заложил ногу за ногу, и так застыл в позе скучающего ковбоя. Нет, Юджин явно отбился от рук за столь малое пребывание на родине.
Ильма же поспешила наброситься на Алекса:
- Как тебе не стыдно!
- О чём это ты? – не понял или притворился, что не понимает тот.
- О Фредерике! – сердито вскричала она и тоже оставила нас, направившись в ангар.
Алекс презрительно фыркнул, но ничего не сказал, но заметно увял. От его ярости и неистовости сакса не осталось и следа.
Шло время, страшно хотелось есть. Доселе дремавший голод, давал о себе знать. Не знаю, когда в последний раз обедал профессор, но мы с Алексом точно в последний раз ели  уже ровно сутки назад.
- Еды нет? – спросила я брата. – Уж очень есть хочется.
Тот беспомощно развёл руками.
- Еды нет. Наши сумки с провиантом и вещами мы оставили на свалке. Хорошо бы всё-таки вернутся за ними…
Наконец, из ангара выбежала взволнованная Ильма.
- Освободите дорогу! Фредерик выводит аэроплан!
Мы отступили прочь, и столпились вдоль стен ангара. Вороной конь так и стоял рядом со мною. Однако теперь не только я чесала ему за ухом, но и Алекс.
- Подумаешь, аэроплан он выводит! – презрительно в полголоса возмутился он, обращаясь ко мне. Я кивнула.
Вскоре раздался шум мотора, и аэроплан выехал из своего укрытия. Прокатившись немного, он остановился поодаль от нас. Фредерик спустил нам трап и, обращаясь только к Ильме, проговорил лучезарно улыбаясь:
- Прошу садиться!
Все направились к самолёту, все кроме Алекса. Он неожиданно сказал:
- Там остались несколько ящиков, которые мы не трогали. А что если в них какое оружие? Неплохо было бы его прихватить. Мало ли что нас ожидает! Вдруг полчища вооружённых комиссаров!
С этими словами он ринулся в ангар. Я, немного подумав, последовала за ним. Баргестр тоже было собрался идти со мною, но я уговорила его идти в аэроплан. Профессор тоже двинулся за нами.
Осмотр ящиков дал положительный результат. Мы запаслись ящиком гранат и несколькими винтовками. Однако, когда мы погрузили всё это в аэроплан, Алекс этим не удовлетворился. Он двинулся обратно, я за ним. Но тут… до того сиявшее вовсю яркое полуденное солнце, скрылось за неизвестно откуда взявшимися свинцовыми тучами. Дунул стремительный ледяной ветер. Стало тихо…
Слева к нам медленно приближалась фигура в чёрном плаще, справа её приспешники. Алекс, а вместе с ним и я, находились далеко от аэроплана, почти в самом ангаре. Конь, неотрывно следовавший за нами, дико заржал и начал бить копытами землю. Неприятели разделились. Часть из них, возглавляемая фигурою направилась к аэроплану, другая часть приближалась к нам.
- Скорее! – заорал нам Виктор, размахивая руками. – Бегите!
Но мы уже не могли. Слишком большое расстояние разделяло нас, а враг был уже так близко…
- Взлетайте! – завопил Алекс. – Взлетайте без нас!
- А как же мы?! – воскликнула я.
Алекс ничего не сказал, он лишь лихо запрыгнул на коня, и мне не осталось ничего, как последовать его примеру. Я устроилась сзади него, вцепившись в него изо всей силы.
Аэроплан пошёл на взлёт. Враг надвигался на нас. Алекс ловким движением руки, извлёк меч и, издав воинственный вопль, ринулся вперёд прямо на врага. Я зажмурила глаза, но столкновения не последовало. Когда открыла их, то увидела, что мы мчимся по полю пытаясь настичь стремительно уходящий от нас самолёт. Сзади была слышна погоня. Вороной мчал, как пущенная стрела, и только в ушах шумел ветер да долетал до нас шум мотора.
Расстояние между нами и аэропланом стало уменьшаться. Вот мы уже поравнялись с ним. Виктор приготовился ловить нас. Надо было только прыгнуть. Но каково это было! Прыгать на полной скорости со скачущего коня в мчащийся и взлетающий аэроплан!
- Прыгай! – закричал мне Алекс.
- А как же ты?!
- Прыгай, я после!
Я послушно приготовилась. Напрягла все свои силы, как физические, так и умственные. И прыгнула! Виктор ловко поймал меня и втянул внутрь.
Однако, Алекс не спешил прыгать. Дело в том, что в это время на него обрушился противник, и он стал мужественно отбиваться от него. Он отстал.
- Алекс! – заорала я. – Брось корчить из себя героя!
Немного отбившись от врага, Алекс снова нагнал нас. Он на прощание похлопал коня по шее и крикнул ему:
- Спасибо тебе! Извини, что бросаю тебя! Береги себя!
И он прыгнул. Мы с Виктором поймали его, но втянуть не втянули, не получилось. Фредерик, наконец, стал взлетать, а Алекс висел, болтая ногами в воздухе, пытаясь подтянуться на руках и влезть. Неожиданно аэроплан толкнул куда-то влево, и нас отбросило в сторону. Виктор ползком добрался до края и со всей силы рванул брата к себе. Тут машину снова толкнуло туда же, и Алекс влетел внутрь. Его вместе с Виктором отбросило к стене. Профессор с Юджином кинулись закрывать люк и вовремя. Едва они, со всех сил навалившись, закрыли его, аэроплан неожиданно качнуло вправо. Но этим всё не кончилось. Машину неустанно мотало из стороны в сторону. Явно она не желала повиноваться своему пилоту и вела себя, как безумная. Неожиданно она перекувыркнулась в воздухе и вместо того, чтобы продолжать подниматься, стала стремительно падать вниз.
Алекс, с трудом поднявшись на ноги, хватаясь за всё, что попадётся под руку, чтобы не упасть, рванул в кабину пилота и стал громко вопить:
- Какого чёрта ты вытворяешь! А ещё говорил, что ты – ас! Не иначе угробить нас решил!
В ответ раздались вопли Фредерика, который страшно вспотел и всеми силами пытался вывести аэроплан из пике:
- Я что говорил, то, правда! Я-то причём, если эта машина меня не слушается!
Фредерик боролся с взбесившимся аэропланом, а земля становилась к нам всё ближе и ближе. Я уже различала стоявшую внизу фигуру в чёрном плаще, и  была твёрдо уверена, что это её рук дело. Тут небо перечеркнула вспышка света. Аэроплан внезапно рванул вверх, уже едва не врезавшись в ангары. Мы стремительно стали набирать высоту. Вокруг же стало твориться что-то невообразимое. Дул неистовый ветер, то и дело ослепительно вспыхивало, завывало и гремело. Самолёт с трудом продирался сквозь какую-то беспросветную мглу. Но вот, наконец, вдали показался просвет. Мы летели к нему.
Не прошло и нескольких минут, как аэроплан спокойно и плавно понёс нас по ясному и безоблачному небу.
- Немного сбились. – сказал Фредерик. – Но я уже взял правильный курс.
Ильма, сидевшая рядом с ним, воскликнула:
- Фредерик ты – золото! Я с самого начала верила в тебя.
И при этих словах она чмокнула его в щёку, после встала и ушла в салон. К смущённому Фредерику, подсел Юджин.
- Скоро будем на месте? – спросил тот.
- Если больше ничего такого не произойдёт, то скоро. Через полчаса, я думаю. – проговорил пилот.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0219135

от 5 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0219135 выдан для произведения:
Глава Двадцать Седьмая
…Погоня и выстрел…



Было уже не так темно, потому что близился рассвет. Небо уже теряло свою черноту и становилось сероватым. Кругом стояла звенящая тишина. Дорога привела нас в поля. Повсюду разносился дивный, пьянящий аромат трав и цветов. Ночь таяла на глазах. Одна за другой, гасли звёзды. Мы же всё мчали и мчали. Баргестр бодрой рысью бежал рядом с моим вороным конём.
Окружавший нас пейзаж был таким умиротворяюще спокойным, что в наши сердца посмела вкрасться легкомысленная беззаботность. Фредерик и Юджин летели впереди всех, оглашая безмолвие боевым кличем, и стараясь обогнать, друг друга.
Тут раздался оглушительный выстрел. Пуля пролетела всего в нескольких дюймах от моего плеча. Конь испуганно заржал и встал на дыбы, но мне удалось его удержать. Я обернулась, нас стремительно настигали двое всадников. В руках у обоих были ружья.
- Проклятье! – воскликнул Юджин, разворачивая лошадь. – Сдаётся мне, мы не со всеми разобрались. Скачите, мы с Фредериком с ними покончим, и догоним вас.
Выхватив пистолеты, двое друзей, ринулись навстречу противнику. Мы двинулись дальше. Скакали долго, иногда срезая дорогу, когда она слишком петляла. Всё было спокойно, лишь позади, доносились глухие выстрелы, яростный свист и крики.
Внезапно, порыв ледяного ветра заставил всех вздрогнуть. Неестественная тишина воцарилась вокруг. Пропали, какие бы то ни было, звуки, словно наступила внезапная глухота. К сердцу стал подбираться могильный холод. Кони резко остановились и, встав на дыбы, испугано заржали, чудом не сбросив, своих седоков. Уже начавшая рассеиваться тьма, снова стала сгущаться.
И вот впереди я различила её, чёрную фигуру в плаще. Кони сходили с ума. Они дико ржали, били копытами землю, и нам никак не удавалось их унять. Тогда Баргестр звонко залаял на них, и они немного успокоились. Но лишь для того, чтобы помчать вперёд в обгон фигуры.
Мы снова неслись по полям, иногда переходя вброд ручейки и речки. Уже давно мы потеряли из виду дорогу и не знали, куда мы так несёмся сломя голову. За нами же неустанно, неслась вслед погоня.
Вот внезапно, впереди оказалось озеро. Мы очутились в ловушке. Сзади на нас надвигался враг, спереди была вода. Кони пошли в воду. Озеро в этом месте было неглубоким, и до маячившего впереди берега было каких-то метров пять. Дно было неровным и каменистым. Иногда копыта лошадей проваливались в какие-то ямы. Но они уверенно сами шли вперёд, прочь от чёрной фигуры и её соратников. Вода стала доходить коням до шеи, но они плыли. Вода была ледяная.
Но вот лошади выбрались на берег и снова помчали вперёд. Вокруг всё ещё было темно. Где-то слева показались очертания каких-то строений.
- Ангары! – закричал профессор. – Мы на месте!
Направив коней к ангарам, спешились, быстро кинулись к ближайшему. Лошади почти сразу ускакали дальше, кроме вороного красавца. Тот пошёл за нами, а вернее за мною. Я несколько раз пыталась втолковать ему, что не могу взять его с собою, но он лишь смешно шевелил губами и ушами, норовил облизать меня, и неустанно ласкался, прямо как собака.
Ангаров было несколько, огромных прямоугольных строений из железа. Почти все были пусты и мы уже отчаялись, когда набрели на один, самый дальний. В нём стоял аэроплан. Тут встала другая трудность. Кто его поведёт? Виктор превосходно разбирался в автомобилях, и в вождении ему не было равных. Но одно дело автомобиль, другое самолёт, хоть он так и называется, но сам не летает. Ещё нам нужно было дождаться наших ковбоев, а их всё не было. Враг лишь на время отстал от нас и уже приближался.  Недолго думая, мы залезли в ангар и закрыли за собой тяжёлые двери. Вот только запереть их не было никакой возможности. Пришлось забаррикадировать какими-то железными и деревянными ящиками. Когда мои братья с профессором тащили очередной на редкость тяжёлый ящик, они уронили его и из него выпали связки каких-то длинных трубок со шнурами.
- Динамит! – воскликнул профессор.
- Может, попробуем отпугнуть эту нечисть динамитом? – предложил Алекс.
- Попробуем.
Я покопалась в карманах и, вытащив из них коробок спичек, протянула им.
- Замечательно! – обрадовался, принимая их профессор. – Устроим небольшой фейерверк!
В крыше ангара была дыра. До неё можно было добраться, если залезть на самый верх аэроплана. Было решено долезть до неё и выбраться на крышу. Первым полез Фредди, как самый ловкий. После Алекс. Виктор стоял на аэроплане и подавал им связки динамита, которые сам получал от профессора. Вскоре снаружи послышался взрыв. Один, другой, третий. После всё стихло и в ангар обратно спустились довольные собою пиротехники.
- Хорошо мы их! – кричал Алекс. – Может это им никакого вреда и не причиняет, но на время они убрались восвояси!
- Вот это было весело! – с восторгом вторил ему Фредди.
- Наших ковбоев не было видно? – спросила Ильма, она явно тревожилась.
Алекс отрицательно помотал головою. Немного поразмыслив, сказал, обращаясь ко мне:
- Помнится, у тебя был бинокль, может, дашь мне его?
Я покопалась в сумке и извлекла свой небольшой театральный бинокль. Передала своему кузену. Как я только не потеряла его и как у меня его не отобрали?
Алекс с биноклем полез обратно. Шло время. Всё было спокойно. Вороной конь, который увязался за мною даже в ангар, теперь стоял рядом, а я рассеянно поглаживала его. Сквозь дыру виднелось небо, постепенно светлеющее. В ангаре стал рассеиваться сумрак. Вот снаружи совсем рассвело, а Юджина и Фредерика всё не было. Мои спутники нервно ходили из угла в угол. Профессор с интересом рассматривал мой коммуникатор, когда тот внезапно завопил голосом Алекса:
- Приём. Вижу Юджина и Фредерика. Открывайте ворота.
Мы последовали его приказу. Алекс же оглашал окружающую местность воплями. Он, по всей видимости, то орал в рацию, то просто так, стараясь привлечь внимание всадников.
Те подъехали к нам и спешились. С плеч у них свисали трофейные ружья. Выглядели они устало, но победоносно. Увидев аэроплан, совсем повеселели. Однако, я поспешила их огорчить.
- Аэроплан имеется. – сказала я. – Только пилота не имеется, пусть даже самого завалящего.
Тогда меня поразил Фредерик. Он расплылся в белозубой и ослепительной улыбке.
- Как это нет? А я?
Мы удивлённо уставились на него. Даже Юджин.
- Ты, пилот? – выговорил он. – Ведь мы с тобою сбегали во флот?
На это справедливое замечание и удивление, Фредерик лишь смущённо пожал плечами. Зато уж мой кузен поспешил высказаться.
- Стоит ли нам рисковать своими жизнями? – воскликнул он, как-то уж чересчур театрально. – Можем, ли мы доверится сему нашему знакомому, до сей минуты ни разу, не упоминавшего нам о своих лётных талантах?
Ильма бросила на Алекса взгляд, явно усомнившись в его нормальности. Я же наоборот поспешила поддержать своего кузена, вспомнив о нашем с ним заговоре, а заодно, чтобы хоть как-то сгладить его высказывание.
- Мы, конечно, не хотим тебя обидеть, Фредерик. Но ты уверен, что тебе под силу поднять в воздух аэроплан…
- …и в целости и сохранности посадить его туда куда нужно. – докончил за меня Алекс, незаметно и благодарно кивнув мне.
- Конечно, я в этом уверен! – раздражённо сказал тот, неожиданно утратив свою прежнюю робость и вежливость. – Не хочу быть не скромным, но я – ас.
- Тоже мне Нестеров! – презрительно бросил Алекс. – А петли ты тоже будешь делать? Смотри не кончи, как сэр Чарльз Роллс!
Фредерик сделал вид, что не расслышал его последних слов. Он сказал, как бы, между прочим:
- Кстати. Хотелось бы увидеть карту того места, куда надо лететь.
Я порылась в бауле и, выудив из него план, протянула новоиспечённому асу. Тот, схватив план, поспешил скрыться от нас в ангаре, уединившись на пару с аэропланом, и лишь там приступил к самозабвенному изучению сего документа. Юджин же бросив на нас с Алексом недоброжелательный взгляд, удалился прочь что-то посвистывая. Он прислонился спиною к стене ангара, заложил ногу за ногу, и так застыл в позе скучающего ковбоя. Нет, Юджин явно отбился от рук за столь малое пребывание на родине.
Ильма же поспешила наброситься на Алекса:
- Как тебе не стыдно!
- О чём это ты? – не понял или притворился, что не понимает тот.
- О Фредерике! – сердито вскричала она и тоже оставила нас, направившись в ангар.
Алекс презрительно фыркнул, но ничего не сказал, но заметно увял. От его ярости и неистовости сакса не осталось и следа.
Шло время, страшно хотелось есть. Доселе дремавший голод, давал о себе знать. Не знаю, когда в последний раз обедал профессор, но мы с Алексом точно в последний раз ели  уже ровно сутки назад.
- Еды нет? – спросила я брата. – Уж очень есть хочется.
Тот беспомощно развёл руками.
- Еды нет. Наши сумки с провиантом и вещами мы оставили на свалке. Хорошо бы всё-таки вернутся за ними…
Наконец, из ангара выбежала взволнованная Ильма.
- Освободите дорогу! Фредерик выводит аэроплан!
Мы отступили прочь, и столпились вдоль стен ангара. Вороной конь так и стоял рядом со мною. Однако теперь не только я чесала ему за ухом, но и Алекс.
- Подумаешь, аэроплан он выводит! – презрительно в полголоса возмутился он, обращаясь ко мне. Я кивнула.
Вскоре раздался шум мотора, и аэроплан выехал из своего укрытия. Прокатившись немного, он остановился поодаль от нас. Фредерик спустил нам трап и, обращаясь только к Ильме, проговорил лучезарно улыбаясь:
- Прошу садиться!
Все направились к самолёту, все кроме Алекса. Он неожиданно сказал:
- Там остались несколько ящиков, которые мы не трогали. А что если в них какое оружие? Неплохо было бы его прихватить. Мало ли что нас ожидает! Вдруг полчища вооружённых комиссаров!
С этими словами он ринулся в ангар. Я, немного подумав, последовала за ним. Баргестр тоже было собрался идти со мною, но я уговорила его идти в аэроплан. Профессор тоже двинулся за нами.
Осмотр ящиков дал положительный результат. Мы запаслись ящиком гранат и несколькими винтовками. Однако, когда мы погрузили всё это в аэроплан, Алекс этим не удовлетворился. Он двинулся обратно, я за ним. Но тут… до того сиявшее вовсю яркое полуденное солнце, скрылось за неизвестно откуда взявшимися свинцовыми тучами. Дунул стремительный ледяной ветер. Стало тихо…
Слева к нам медленно приближалась фигура в чёрном плаще, справа её приспешники. Алекс, а вместе с ним и я, находились далеко от аэроплана, почти в самом ангаре. Конь, неотрывно следовавший за нами, дико заржал и начал бить копытами землю. Неприятели разделились. Часть из них, возглавляемая фигурою направилась к аэроплану, другая часть приближалась к нам.
- Скорее! – заорал нам Виктор, размахивая руками. – Бегите!
Но мы уже не могли. Слишком большое расстояние разделяло нас, а враг был уже так близко…
- Взлетайте! – завопил Алекс. – Взлетайте без нас!
- А как же мы?! – воскликнула я.
Алекс ничего не сказал, он лишь лихо запрыгнул на коня, и мне не осталось ничего, как последовать его примеру. Я устроилась сзади него, вцепившись в него изо всей силы.
Аэроплан пошёл на взлёт. Враг надвигался на нас. Алекс ловким движением руки, извлёк меч и, издав воинственный вопль, ринулся вперёд прямо на врага. Я зажмурила глаза, но столкновения не последовало. Когда открыла их, то увидела, что мы мчимся по полю пытаясь настичь стремительно уходящий от нас самолёт. Сзади была слышна погоня. Вороной мчал, как пущенная стрела, и только в ушах шумел ветер да долетал до нас шум мотора.
Расстояние между нами и аэропланом стало уменьшаться. Вот мы уже поравнялись с ним. Виктор приготовился ловить нас. Надо было только прыгнуть. Но каково это было! Прыгать на полной скорости со скачущего коня в мчащийся и взлетающий аэроплан!
- Прыгай! – закричал мне Алекс.
- А как же ты?!
- Прыгай, я после!
Я послушно приготовилась. Напрягла все свои силы, как физические, так и умственные. И прыгнула! Виктор ловко поймал меня и втянул внутрь.
Однако, Алекс не спешил прыгать. Дело в том, что в это время на него обрушился противник, и он стал мужественно отбиваться от него. Он отстал.
- Алекс! – заорала я. – Брось корчить из себя героя!
Немного отбившись от врага, Алекс снова нагнал нас. Он на прощание похлопал коня по шее и крикнул ему:
- Спасибо тебе! Извини, что бросаю тебя! Береги себя!
И он прыгнул. Мы с Виктором поймали его, но втянуть не втянули, не получилось. Фредерик, наконец, стал взлетать, а Алекс висел, болтая ногами в воздухе, пытаясь подтянуться на руках и влезть. Неожиданно аэроплан толкнул куда-то влево, и нас отбросило в сторону. Виктор ползком добрался до края и со всей силы рванул брата к себе. Тут машину снова толкнуло туда же, и Алекс влетел внутрь. Его вместе с Виктором отбросило к стене. Профессор с Юджином кинулись закрывать люк и вовремя. Едва они, со всех сил навалившись, закрыли его, аэроплан неожиданно качнуло вправо. Но этим всё не кончилось. Машину неустанно мотало из стороны в сторону. Явно она не желала повиноваться своему пилоту и вела себя, как безумная. Неожиданно она перекувыркнулась в воздухе и вместо того, чтобы продолжать подниматься, стала стремительно падать вниз.
Алекс, с трудом поднявшись на ноги, хватаясь за всё, что попадётся под руку, чтобы не упасть, рванул в кабину пилота и стал громко вопить:
- Какого чёрта ты вытворяешь! А ещё говорил, что ты – ас! Не иначе угробить нас решил!
В ответ раздались вопли Фредерика, который страшно вспотел и всеми силами пытался вывести аэроплан из пике:
- Я что говорил, то, правда! Я-то причём, если эта машина меня не слушается!
Фредерик боролся с взбесившимся аэропланом, а земля становилась к нам всё ближе и ближе. Я уже различала стоявшую внизу фигуру в чёрном плаще, и  была твёрдо уверена, что это её рук дело. Тут небо перечеркнула вспышка света. Аэроплан внезапно рванул вверх, уже едва не врезавшись в ангары. Мы стремительно стали набирать высоту. Вокруг же стало твориться что-то невообразимое. Дул неистовый ветер, то и дело ослепительно вспыхивало, завывало и гремело. Самолёт с трудом продирался сквозь какую-то беспросветную мглу. Но вот, наконец, вдали показался просвет. Мы летели к нему.
Не прошло и нескольких минут, как аэроплан спокойно и плавно понёс нас по ясному и безоблачному небу.
- Немного сбились. – сказал Фредерик. – Но я уже взял правильный курс.
Ильма, сидевшая рядом с ним, воскликнула:
- Фредерик ты – золото! Я с самого начала верила в тебя.
И при этих словах она чмокнула его в щёку, после встала и ушла в салон. К смущённому Фредерику, подсел Юджин.
- Скоро будем на месте? – спросил тот.
- Если больше ничего такого не произойдёт, то скоро. Через полчаса, я думаю. – проговорил пилот.
Рейтинг: 0 136 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!