ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 1 Часть 2 Глава 26

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени Волюм 1 Часть 2 Глава 26

Глава Двадцать Шестая

…Вперёд заре навстречу!..

 

 

- Вы, что?! – закричала и без того сильно напуганная Ильма. – Это же я! Вы, что меня убить хотели?

Оторопелый и смущённый Алекс нагнулся и поднял пистолет, я отобрала его у него от греха подальше. В это время из тьмы, царившей за дверями, выскочило огромное лохматое существо и кинулось ко мне.

- Баргестр! – воскликнула я, обнимая пса, тот лизал мне лицо, руки, в общем, всё, что ему подворачивалось. – Живой!

- А почему он должен был быть… не живой? – спросила Ильма.

- Я своими глазами видел как Докер выстрелила в него и ранила. – сказал Алекс.

- А я слышала. – добавила я. – И выстрел, и как он кричал. Кстати, меня ведь тоже ранили.

С этими словами я пощупала плечо. Оно было всё ещё забинтованным, но не болело. Да и вообще, если вспомнить, болело оно в последний раз в кабинете, а потом перестало. Профессор снял бинт.

- Ничего. Даже следа нет. – заявил он, осмотрев то место, где была рана.

Я посмотрела и правда: плечо было как новое.

- Надо же. – удивилась я. – А раньше бывало обыкновенный порез целую неделю не заживал. А тут, пулевое ранение меньше, чем за сутки пропало!

- Всё это более, чем удивительно! – сказала Ильма. – но не пора ли нам идти? Кстати, где профессор?

- Как, где? – изумился Алекс и, кивнув на стоявшего рядом со мной профессора, сказал:

- Вот он.

Ильма воззрилась на того и даже открыла рот.

- Вы такой молодой!

И испугавшись того, что сказала что-то слишком уж невежливое, смущённо замолкла и отвернулась.

Я направилась к дверям и, обернувшись, сказала:

- Идём же, наконец.

Алекс схватил всё ещё лежавшую на столе картонную папку, быстро напихал в неё какие-то бумаги, которые нашёл, и, подбежав к сейфу, засунул её в него. Захлопнув дверцу, пояснил:

- Чтобы не выглядело так, словно его обчистили. Всё равно никто кроме этого прохиндея, наверное, не знал о том, что лежало в сейфе. А прохиндей ныне не в счёт.

Мы, наконец, покинули кабинет, и двинулись по тёмному коридору. Снова пришлось освещать путь мечами.

Ильма спросила:

- А о каком прохиндее вы говорили? Уж не о том ли безумном, который напугал нас с Баргестром, когда внезапно вылез из окна?

- Так вот от кого вы бежали! – воскликнула я. – Да, Алекс имел в виду именно его. Это вроде, как его замок и это он нас засадил в подземелье.

- В подземелье? – удивилась и ужаснулась Ильма. – Ну-ка расскажите, пока мы всё равно идём.

Я в весьма лаконичной форме поведала ей о наших злоключениях. Алекс иногда вставлял в моё повествование некоторые поэтические нюансы. Когда я закончила, он рассказал о том, что произошло с ним, и как он открыл потайной проход.

- Так всё-таки это был ты! – обрадовано воскликнула Ильма. – Я знала, что это кто-то из вас. А Юджин всё сомневался и пугал всех страшными историями.

- Юджин? – удивлённо приподняла я брови. – Раньше в этом специализировался Виктор!

- Да он вообще стал невыносимым. – пожаловалась Ильма.

Мы беспрепятственно прошли весь коридор, и вышли во двор.

- О, - воскликнул Алекс, когда мы прошли в открытые двери, - когда я тут был, они были закрыты. Потому мне и пришлось лезть в окно.

- Наверное Джастин открыл. – сказала я. – А вон кстати и он. Спит сном младенца.

И, правда, мы все узрели эту необыкновенно умиляющую картину. Луна светила вовсю и в её свете всё было прекрасно различимо. В центре двора бил небольшой фонтан. А близ него располагался газон. На травке же, прикорнув в позе котёнка, лежал Джастин. До нас то и дело долетал его мерный храп и сопение. И хотя лицо его было мне не так отчётливо видно, я различила на нём, какое-то блаженное выражение.

Мы в безмолвии пересекли двор и скрылись в замке. Баргестр опять шёл впереди, находя нам дорогу в этом сплетении коридоров и дверей. Когда мы вышли в холл, нашим взорам предстало небольшое сражение. Юджин и Фредерик дрались каждый со своим противником.

- Ого! – воскликнула Ильма. – Я вижу, битва уже подходит к концу! Когда я уходила, их было целых восемь.

- Она бы уже давно закончилась, - проговорил Юджин, отбиваясь от типа, который ловко орудовал мечом, - если бы их всё время не прибывало.

Покончив со своим, Юджин подошёл к лестнице и, усевшись на нижнюю ступеньку, отёр пот со лба, и сказал:

- Ну, наконец-то! Надоели они мне. Кстати, у меня семеро.

Фредерикдолго не мог разобраться со своим, внушительных размеров громилой, лихо орудовавшим топором. Тот безо всякого трепета или смущения крушил им всё на своём пути. Наконец замешкался, ибо всадил своё орудие по рукоять в какую-то мебель. Что это был за предмет интерьера, уже понять было невозможно. Как бы то ни было, топор вошёл в дерево и выходить обратно не хотел. И лишившийся оружия громила, всё ещё не верящий в своё поражение, напрасно дёргавший за рукоять, был сражён мечом Фредерика. Тот опустился рядом с Юджином, и тоже отерев пот со лба, сказал:

- У меня пятеро. Хотя этого можно было бы посчитать и за троих.

- Хорошо, так и быть будем считать, что у тебя шестеро. – проговорил Юджин. – Не забывай, у меня тоже были ещё те. Кроме того, ты забыл первых двух амбалов. Уж они были похлеще этого твоего!

Неизвестно сколько бы ещё длилось эта похвальба и разбирательство того, кто больше перебил противников, однако Алекс перебил их.

- Мы нашли профессора и знаем, где «эти» прячут машину.

- Да ну, - каким-то саркастическим голосом сказал Юджин, и мне стало понятно, на что жаловалась Ильма. Ещё Юджин словно бы не заметил моего присутствия. Это меня задело, но не так, как если бы это произошло года два назад.

- Как враг наверху? – поинтересовалась Ильма у Фредерика. Мы с профессором обратили взоры верх. Там горел свет и изредка долетал какой-то не слишком сильный шум.

- Должно быть дошёл до кондиции. – сказал тот. – Петь, однако, перестал буквально перед вашим приходом. Мы уходим отсюда?

При этих словах, он решительно поднялся на ноги.

- Нет. – столь же решительно заявила я.

Тут даже Юджин, в первый раз за всё время, обратил на меня взгляд. Я же наоборот старалась не смотреть на него.

- Нам надо разобраться кое с кем. Они слишком много знают, могут пуститься в погоню. Нам же не нужно, чтобы нас преследовали? Идти всем необязательно. Пусть со мною пойдут мои недавние товарищи по несчастью.

- Хорошо. – сказал Фредерик. – В случае чего, мы будем в резерве. Вам достаточно только свистнуть. Или может вам вернуть ваши рации?

С этими словами, он извлёк откуда-то из карманов рацию и протянул её мне. Юджин сделал то же самое и отдал свою Алексу.

- Олл райт! – сказала я. – Мы пошли.

Я кивнула профессору и кузену, и мы двинулись вверх по лестнице, Баргестр шёл впереди. Мои спутники пошли по бокам, выставив мечи. Профессор так и не вернул мне мой меч, но я и не возражала.

Поднявшись по высокой лестнице, мы оказались в освещённом коридоре. Мне уже приходилось бывать здесь, когда мы с Алексом были гостями. Мы свернули влево, и пошли, даже не стараясь ступать тихо. Гвалт по мере нашего приближения к его источнику усиливался. Мы дошли до последних дверей в самом конце коридора. Они были приоткрыты и, оттуда долетал шум. Мы с Баргестром заглянули в щель. Нашим взорам предстал огромный зал с высоким потолком поддерживаемым колоннами. С потолка, на толстых цепях, свисало множество бронзовых тяжёлых люстр, которые горели настолько ярко, что у нас заслезились глаза. Уж очень долгое время нам не приходилось видеть такого света, в основном полумрак и тьму.

Где-то в глубине, было какое-то подобие сцены, на ней расположились рояль, пианино, арфы и виолончели. Ближе к нам стоял длинный прямоугольный стол со множеством стульев. Чуть поодаль диваны и кресла с пуфиками и столиками. Число, разбросанных по всюду пустых бутылок, красноречиво свидетельствовало о размерахпирушки.

Несколько участников сего торжества крепко спало, в самых неудобных позах и непредвиденных местах. Другие ещё что-то пили и даже жевали, находясь в каком-то мрачном расположении духа. Кто-то пытался сыграть что-то на рояле. Из-под клавиш вылетали такие звуки, какие ни за что не издаст даже целый батальон кошек. Всего мне удалось насчитать около тринадцати участников. Видно Джастин планировал собрать у себя чёртову дюжину вместе с собою, но некстати прибывшая Докер, нарушила его планы. Сама она, сидела, развалившись на диване. У её ног лежала собака, а подле неустанным ужом крутился Паркер. Мне бросился в глаза тот факт, что и она и он, по всей видимости, были трезвыми. Докер курила сигарету за сигаретой, а Паркер, морщась от дыма, то поджигал ей новую, то подносил ей пепельницу, в общем, всячески за ней ухлёстывал. В сторону дверей не один из них не смотрел.

Мы протиснулись в зал, то и дело, перебегая от колонны к колонне, прячась за ними, приближались всё ближе и ближе к своим жертвам, окружая их. Вот между нами каких-то шагов пять. Вот уже почти ничего. Собака сладко спала и даже ухом не повела, когда я, решив, что пора, махнула рукой своим друзьям и стремительно выскочила из-за прикрытия. В мгновение ока я выхватила пистолет и приставила его к голове Докер. Баргестр прыгнул на спящую собаку и придавил её лапами.. Паркер при виде меня чуть не упал. Докер, чуть не подавившись сигаретой, в ужасе раскрыла рот и та выпала из него, затерявшись где-то в складках её платья.

- Опять вы, мисс Дулиттл? – попробовал выдавить из себя злорадную улыбку, до смерти перепуганный Паркер, ибо Алекс приставил к его горлу меч. Хотя тот не был ему виден, зато уж ощутим был вполне. Профессор стоял поблизости и следил за остальными участниками пирушки, но те ничего не слышали и не видели, занятые своими делами.

- Не ожидали? – улыбнулась я.

- Нет, отчего ж… - лукаво проговорил Паркер. – Это ваша очередная зажигалка?

- Мне доказать вам, что это не так? – вежливо поинтересовалась я. Докер пожалуй такая перспектива оказалась не по душе, она задрожала и даже всхлипнула. До меня донёсся, откуда-то снизу едва уловимый запах гари. Пора было разбираться с ними, пока Докер не сгорела и не подожгла собою весь замок.

- Мисс Докер, - сказала я, издевательски вежливо, - посмотрите мне в глаза.

Моя просьба до того изумила обоих, что они оторопело и дружно уставились на меня. Я настроилась на Докер и ощутила как неожиданно легко и быстро это у меня получилось. Я сделала попытку заодно уж настроиться и на Паркера. И это у меня тоже получилось.

- Кому вы рассказали о нас? – мысленно спросила я их.

Они одновременно вздрогнули, когда мой вопрос раздался у них в головах, ведь я сама не разомкнула уст.

Я снова повторила свой вопрос. Докер не отвечала. Запах палёного усиливался. Мне даже почудился слабый дымок, начавший исходить от неё. Они оба казалось, впали в транс. Только Докер при этом напрочь лишилась дара речи, а вот Паркер поддался.

- Никому. – сказал он. – О вас знали лишь я, Джастин Крив, Элизабет Докер и обслуживающий персонал, слуги, телохранители, охрана. Остальные не знают ничего.

Поскольку меня мучило любопытство, я решила, почему бы не удовлетворить его, коли представился удобный случай?

- Что вы планировали? – снова спросила я мысленно, уже одного Паркера.

- Джастин Крив, я и находящиеся здесь одиннадцать человек, вместе с нами составляющие тринадцать, тайное число успеха, готовили заговор. Джастин где-то, мне не известно где, раздобыл тайные документы, и держал их в сейфе. Мы хотели скинуть старую гвардию и «самого» и занять их место. Однако я решил сдать своих сотоварищей, чтобы таким образом доказать свою преданность Партии и Вождю, проникнуть в верхушку, после же самому устроить переворот. Я собирался сегодня вытащить из пьяного Джастина шифр сейфа, для этого напоил его. Я собирался вскрыть сейф и забрать его содержимое, показав всё это мисс Докер, и разоблачив заговорщиков.

Он замолчал, это было всё. Что ж, с меня этого было достаточно, самое время было приступать к стиранию памяти.

Я напрягла всю свои силы, напрягла разум и отдала мысленный приказ:

- Вы не знаете нас, вы никогда нас не видели. Вы ничего не помните. Нас никогда не было.

Я окунулась сначала в память Паркера. Я видела, как он впервые встретился нам с Баргестром, как он подвозил нас, как мы расстались. Затем, как он нашёл меня с Алексом и Баргестром в своём автомобиле, все последующие контакты и воспоминания связанные с нами. Разоблачение, мой блеф, побег, то, как нас схватили, допрос в кабинете, последующие воспоминания и размышления. Заодно уж, когда мне попались воспоминания Паркера связанные с сейфом и его содержимым, я тоже заставила их обратиться в ни что. Всё, что было связанно с нами, оказалось стёртым, сам же Паркер, как тогда Джастин, потерял сознание.

То же я проделала с Докер. Она уже начала дымиться, но даже не ощутила этого, была полностью в моей власти. Профессор схватил стоявший на столике графин с водою и вылил всё разом на неё.

Когда я закончила стирать память Докер, она тоже потеряла сознание. Я же покончив со всем этим, ощутила усталость, но всё же не такую, как тогда в свой, так сказать, дебют. Всё было кончено, мы могли отправляться в Девоншир.

Остальные участники пьянки так и не заметили ничего. Они тоже уснули. Мы же стараясь не шуметь в воцарившейся тишине, оглашаемой лишь редкими всхрапами и сопением, прошли к выходу.

Когда дошли до лестницы, я неожиданно вспомнила ещё кое о чём.

- Друзья мои, - сказала я, - мы не можем отправляться в таком виде. Лично я собираюсь и дальше играть роль очаровательной мисс Докер, которую никто на территории СССР не видел. Для этого мне надо переодеться. Не могу же я ходить такой грязной и чумазой оборванкой? Да и Вам, профессор, не мешает взять с собою какую-нибудь одежду. Сейчас вам, конечно, не стоит переодеваться, будет выглядеть слишком подозрительно, но вот потом – да.

- Элизабет права. – сказал профессор. – Тебе, Алекс тоже не мешало бы переодеться.

- Хорошо, хорошо. – проворчал Алекс. – Только, где взять одежду?

- В покоях. – сказала я. – Я просмотрела в их памяти, где они находятся, чтобы не очень тут задерживаться. Так что идём.

Мы бегом пустились по коридору. К счастью нужные нам комнаты оказались не заперты. Алекса я отправила в комнату Паркера, поскольку тот ростом и фигурой был ближе к нему. Сама я вошла в покои, отведённые Докер. Баргестр последовал за мной.

Причесавшись, умывшись и смыв с себя грязь моих странствий, в отведённой вместе с покоями ванной, я, наконец, приступила к выбору одежды.

Чемодан, надо же, как удачно, был распакован и все наряды Докер были развешены в шкафу. Увидев такое количество туалетов, у меня аж глаза разбежались. Каких тут только не было платьев! И всё было этой образине, справедливо ничего не скажешь. Я выбрала несколько платьев, которые мне и Баргестру понравились больше всего. Одно надела на себя, ещё одно припасла на потом и пару для Ильмы. Мне платье было немного длинновато, но могло ведь статься что это такой фасон. С туфлями оказалось труднее. Почему-то у этой Докер, оказалось несколько пар абсолютно разного размера. Одни были мне малы, другие наоборот велики. Перемерив с десяток, я, наконец, нашла те, что были мне в пору. Даже цвет у них оказался подходящий не только для того платья, что было на мне, но и для других.

Закончив со всем этим, прихватив с собою обновки и свои испорченные вещи, вышла в коридор. Почти сразу же появились Алекс и профессор. Алекс щегольски, приоделся и даже зачем-то прилизал себе волосы. В ответ на мои недоброжелательные взгляды на его причёску, он заявил:

- Это для конспирации. Я вхожу в роль.

- Ладно! – буркнула я, стараясь не глядеть на его причёску. – Вам нашли что-нибудь подходящее?

- Да. – кивнул профессор и показал на свёрток в своих руках.

- Тогда уходим отсюда. – сказала я.

Не прошло и пяти минут, как мы уже спустились по лестнице в холл. В нём было пусто. Мы вышли на улицу. Здесь нас поджидала Ильма и Фредерик.

- Всё сделали? – полюбопытствовала она.

Я, молча, кивнула и, протянув ей платья, сказала:

- Раздобыла тебе здесь кое-какой одежды.

- Замечательно. – сказала она, беря у меня вещи.

Фредерик откашлявшись, проговорил:

- Мы с Юджином тут кое-какую подрывную деятельность провели, пока вас не было. Испортили им коммуникацию, Юджин сейчас пытается вышибить электричество.

Буквально в одно время с этими его словами, все огни в замке погасли, и наступила полная темнота. Спустя некоторое время вернулся запыхавшийся и довольный собою Юджин.

- Уходим отсюда? – вопросил он.

Мы, молча, закивали и кинулись к тайному проходу, где нас поджидали Виктор и Фредегар.

- Наконец-то! – воскликнул Виктор, увидев нас. – Мы тут уж вас заждались. Всё уже давно закончили, устали ужасно.

- Мы тоже. – сказал Алекс. – К вашему сведению мы трудились, как волы. Вам хоть бегать по подземельям не пришлось!

Было видно, что назревает спор о больших заслугах, поэтому я посчитала нужным вмешаться.

- Ладно, - примирительно сказала я всем, - мы все потрудились на славу. Пора нам и честь, как говорится, знать. Берём автомобиль и едем в Девоншир.

Моё заявление почему-то привело Виктора и Фредди в полное замешательство. Они напугано, почти, что с одинаковым выражением на лицах, переглянулись и воззрились на меня.

- Что смотрите? – изумилась я. – Машина профессора находится в Девоншире. Я не виновата в этом, поэтому можете на меня так не смотреть. Её туда большевики утащили.

- Да, нет, - проговорил, наконец, Виктор каким-то, слишком, тихим и подозрительно оправдывающимся голосом, - дело не в машине профессора и не в том, где она находится…

Сказав это, он замолк.

- А в чём же тогда дело? – с подозрением поинтересовалась я, предчувствуя самое худшее.

- Видишь ли… - пролепетал мой брат ещё тише. – Автомобили…все средства передвижения, она сама велела нам вывести их все из строя…

Я бросила на Ильму суровый взгляд.

- А, что! – вскинулась та. – Разве мне могло придти в голову, что эти два осла не додумаются оставить хоть один целым!

- Замечательно! – проговорила я таким голосом, что виновники всего этого поспешили отойти от меня подальше. – Значит, мы никуда не едем! По вашей милости. Можете возвращаться обратно на свою родную свалку.

Профессор всё это время в безмолвном спокойствии и не без интереса наблюдавший за нашей дискуссией, внезапно сказал:

- Всё в порядке. Мы не поедем в Девоншир, мы туда полетим.

Все воззрились на него.

- Полетим это как? – поспешил осведомиться Виктор, не без иронии в голосе. – На крыльях? Вы создали приставные крылья для передвиженья по воздуху?

Я бросила на него испепеляющий взгляд, и он напугано замолк. Я же вспомнила, о том, как Паркер рассказывал мне о том, что теперь все пользуются аэропланами. Ну, конечно! Профессор имеет в виду аэроплан.

Профессор же будто и, не заметив иронического высказывания моего брата, продолжил:

- Меня в этот замок доставили на аэроплане. Где-то в той стороне, за территорией замка, какие-то поля и там находятся ангары. Не знаю, есть ли в них сейчас хоть один аэроплан, но если сюда прибыло так много гостей, можно надеяться, что он там стоит. Вот только до ангаров, надо долго добираться. Меня оттуда везли автомобилем.

- Нам придётся идти пешком, - сказала Ильма, - спасибо этим двум старателям!

Неожиданно меня, как громом поразило.

- Ничего подобного. – радостно воскликнула я, теперь все молча воззрились на меня. – Что смотрите? Остались лошади!

Я поспешила сделать язвительное замечание, обращаясь к Виктору и Фредегару:

- Если вы, конечно, не поотрывали им подковы или ещё чего-нибудь в этом роде!

Фредди рассмеялся и толкнул в бок оскорблено надувшегося Виктора, чтобы и тот посмеялся шутке.

Я же кинулась к конюшням, откуда доносилось такое приветливое и умиротворяющее фырканье. Другие последовали моему примеру. Прошло несколько минут возни, наконец, всё было готово.

Я вывела из стойла моего старого знакомого, красавца вороного. Тот несказанно мне обрадовался, ласкался и приветливо ржал. Я почесала его за ухом и пожалела, что не могу ничем угостить.

Ловко оседлав, своего коня я стала дожидаться друзей. Моему брату, Фредди и Ильме долго и упорно не удавалось оседлать своих коней. Хотя те и отличались завидною терпимостью. Стояли спокойно и ждали, посматривая на незатейливых седоков добродушно и снисходительно.

Профессор и Алекс поразили меня своими навыками заядлых всадников. Однако если у профессора это получилось с изяществом аристократа, то у Алекса каким-то неистовством. Юджин и Фредерик, вспомнив свою ковбойскую юность, ловко запрыгнули на коней и, издав лихой вопль, кинулись вперёд.

Наша кавалькада двинулась по дороге, вздымая целые столбы пыли. Баргестр помчался впереди. Сначала кони шли не очень быстро, но вскоре перешли на галоп. Спустя некоторое время, мы уже мчались, только ветер свистел в ушах.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0218305

от 1 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0218305 выдан для произведения:

Глава Двадцать Шестая

…Вперёд заре навстречу!..

 

 

- Вы, что?! – закричала и без того сильно напуганная Ильма. – Это же я! Вы, что меня убить хотели?

Оторопелый и смущённый Алекс нагнулся и поднял пистолет, я отобрала его у него от греха подальше. В это время из тьмы, царившей за дверями, выскочило огромное лохматое существо и кинулось ко мне.

- Баргестр! – воскликнула я, обнимая пса, тот лизал мне лицо, руки, в общем, всё, что ему подворачивалось. – Живой!

- А почему он должен был быть… не живой? – спросила Ильма.

- Я своими глазами видел как Докер выстрелила в него и ранила. – сказал Алекс.

- А я слышала. – добавила я. – И выстрел, и как он кричал. Кстати, меня ведь тоже ранили.

С этими словами я пощупала плечо. Оно было всё ещё забинтованным, но не болело. Да и вообще, если вспомнить, болело оно в последний раз в кабинете, а потом перестало. Профессор снял бинт.

- Ничего. Даже следа нет. – заявил он, осмотрев то место, где была рана.

Я посмотрела и правда: плечо было как новое.

- Надо же. – удивилась я. – А раньше бывало обыкновенный порез целую неделю не заживал. А тут, пулевое ранение меньше, чем за сутки пропало!

- Всё это более, чем удивительно! – сказала Ильма. – но не пора ли нам идти? Кстати, где профессор?

- Как, где? – изумился Алекс и, кивнув на стоявшего рядом со мной профессора, сказал:

- Вот он.

Ильма воззрилась на того и даже открыла рот.

- Вы такой молодой!

И испугавшись того, что сказала что-то слишком уж невежливое, смущённо замолкла и отвернулась.

Я направилась к дверям и, обернувшись, сказала:

- Идём же, наконец.

Алекс схватил всё ещё лежавшую на столе картонную папку, быстро напихал в неё какие-то бумаги, которые нашёл, и, подбежав к сейфу, засунул её в него. Захлопнув дверцу, пояснил:

- Чтобы не выглядело так, словно его обчистили. Всё равно никто кроме этого прохиндея, наверное, не знал о том, что лежало в сейфе. А прохиндей ныне не в счёт.

Мы, наконец, покинули кабинет, и двинулись по тёмному коридору. Снова пришлось освещать путь мечами.

Ильма спросила:

- А о каком прохиндее вы говорили? Уж не о том ли безумном, который напугал нас с Баргестром, когда внезапно вылез из окна?

- Так вот от кого вы бежали! – воскликнула я. – Да, Алекс имел в виду именно его. Это вроде, как его замок и это он нас засадил в подземелье.

- В подземелье? – удивилась и ужаснулась Ильма. – Ну-ка расскажите, пока мы всё равно идём.

Я в весьма лаконичной форме поведала ей о наших злоключениях. Алекс иногда вставлял в моё повествование некоторые поэтические нюансы. Когда я закончила, он рассказал о том, что произошло с ним, и как он открыл потайной проход.

- Так всё-таки это был ты! – обрадовано воскликнула Ильма. – Я знала, что это кто-то из вас. А Юджин всё сомневался и пугал всех страшными историями.

- Юджин? – удивлённо приподняла я брови. – Раньше в этом специализировался Виктор!

- Да он вообще стал невыносимым. – пожаловалась Ильма.

Мы беспрепятственно прошли весь коридор, и вышли во двор.

- О, - воскликнул Алекс, когда мы прошли в открытые двери, - когда я тут был, они были закрыты. Потому мне и пришлось лезть в окно.

- Наверное Джастин открыл. – сказала я. – А вон кстати и он. Спит сном младенца.

И, правда, мы все узрели эту необыкновенно умиляющую картину. Луна светила вовсю и в её свете всё было прекрасно различимо. В центре двора бил небольшой фонтан. А близ него располагался газон. На травке же, прикорнув в позе котёнка, лежал Джастин. До нас то и дело долетал его мерный храп и сопение. И хотя лицо его было мне не так отчётливо видно, я различила на нём, какое-то блаженное выражение.

Мы в безмолвии пересекли двор и скрылись в замке. Баргестр опять шёл впереди, находя нам дорогу в этом сплетении коридоров и дверей. Когда мы вышли в холл, нашим взорам предстало небольшое сражение. Юджин и Фредерик дрались каждый со своим противником.

- Ого! – воскликнула Ильма. – Я вижу, битва уже подходит к концу! Когда я уходила, их было целых восемь.

- Она бы уже давно закончилась, - проговорил Юджин, отбиваясь от типа, который ловко орудовал мечом, - если бы их всё время не прибывало.

Покончив со своим, Юджин подошёл к лестнице и, усевшись на нижнюю ступеньку, оттёр пот со лба, и сказал:

- Ну, наконец-то! Надоели они мне. Кстати, у меня семеро.

Фредерикдолго не мог разобраться со своим, внушительных размеров громилой, лихо орудовавшим топором. Тот безо всякого трепета или смущения крушил им всё на своём пути. Наконец замешкался, ибо всадил своё орудие по рукоять в какую-то мебель. Что это был за предмет интерьера, уже понять было невозможно. Как бы то ни было, топор вошёл в дерево и выходить обратно не хотел. И лишившийся оружия громила, всё ещё не верящий в своё поражение, напрасно дёргавший за рукоять, был сражён мечом Фредерика. Тот опустился рядом с Юджином, и тоже оттерев пот со лба, сказал:

- У меня пятеро. Хотя этого можно было бы посчитать и за троих.

- Хорошо, так и быть будем считать, что у тебя шестеро. – проговорил Юджин. – Не забывай, у меня тоже были ещё те. Кроме того, ты забыл первых двух амбалов. Уж они были похлеще этого твоего!

Неизвестно сколько бы ещё длилось эта похвальба и разбирательство того, кто больше перебил противников, однако Алекс перебил их.

- Мы нашли профессора и знаем, где «эти» прячут машину.

- Да ну, - каким-то саркастическим голосом сказал Юджин, и мне стало понятно, на что жаловалась Ильма. Ещё Юджин словно бы не заметил моего присутствия. Это меня задело, но не так, как если бы это произошло года два назад.

- Как враг наверху? – поинтересовалась Ильма у Фредерика. Мы с профессором обратили взоры верх. Там горел свет и изредка долетал какой-то не слишком сильный шум.

- Должно быть дошёл до кондиции. – сказал тот. – Петь, однако, перестал буквально перед вашим приходом. Мы уходим отсюда?

При этих словах, он решительно поднялся на ноги.

- Нет. – столь же решительно заявила я.

Тут даже Юджин, в первый раз за всё время, обратил на меня взгляд. Я же наоборот старалась не смотреть на него.

- Нам надо разобраться кое с кем. Они слишком много знают, могут пуститься в погоню. Нам же не нужно, чтобы нас преследовали? Идти всем необязательно. Пусть со мною пойдут мои недавние товарищи по несчастью.

- Хорошо. – сказал Фредерик. – В случае чего, мы будем в резерве. Вам достаточно только свистнуть. Или может вам вернуть ваши рации?

С этими словами, он извлёк откуда-то из карманов рацию и протянул её мне. Юджин сделал то же самое и отдал свою Алексу.

- Олл райт! – сказала я. – Мы пошли.

Я кивнула профессору и кузену, и мы двинулись вверх по лестнице, Баргестр шёл впереди. Мои спутники пошли по бокам, выставив мечи. Профессор так и не вернул мне мой меч, но я и не возражала.

Поднявшись по высокой лестнице, мы оказались в освещённом коридоре. Мне уже приходилось бывать здесь, когда мы с Алексом были гостями. Мы свернули влево, и пошли, даже не стараясь ступать тихо. Гвалт по мере нашего приближения к его источнику усиливался. Мы дошли до последних дверей в самом конце коридора. Они были приоткрыты и, оттуда долетал шум. Мы с Баргестром заглянули в щель. Нашим взорам предстал огромный зал с высоким потолком поддерживаемым колоннами. С потолка, на толстых цепях, свисало множество бронзовых тяжёлых люстр, которые горели настолько ярко, что у нас заслезились глаза. Уж очень долгое время нам не приходилось видеть такого света, в основном полумрак и тьму.

Где-то в глубине, было какое-то подобие сцены, на ней расположились рояль, пианино, арфы и виолончели. Ближе к нам стоял длинный прямоугольный стол со множеством стульев. Чуть поодаль диваны и кресла с пуфиками и столиками. Число, разбросанных по всюду пустых бутылок, красноречиво свидетельствовало о размерахпирушки.

Несколько участников сего торжества крепко спало, в самых неудобных позах и непредвиденных местах. Другие ещё что-то пили и даже жевали, находясь в каком-то мрачном расположении духа. Кто-то пытался сыграть что-то на рояле. Из-под клавиш вылетали такие звуки, какие ни за что не издаст даже целый батальон кошек. Всего мне удалось насчитать около тринадцати участников. Видно Джастин планировал собрать у себя чёртову дюжину вместе с собою, но некстати прибывшая Докер, нарушила его планы. Сама она, сидела, развалившись на диване. У её ног лежала собака, а подле неустанным ужом крутился Паркер. Мне бросился в глаза тот факт, что и она и он, по всей видимости, были трезвыми. Докер курила сигарету за сигаретой, а Паркер, морщась от дыма, то поджигал ей новую, то подносил ей пепельницу, в общем, всячески за ней ухлёстывал. В сторону дверей не один из них не смотрел.

Мы протиснулись в зал, то и дело, перебегая от колонны к колонне, прячась за ними, приближались всё ближе и ближе к своим жертвам, окружая их. Вот между нами каких-то шагов пять. Вот уже почти ничего. Собака сладко спала и даже ухом не повела, когда я, решив, что пора, махнула рукой своим друзьям и стремительно выскочила из-за прикрытия. В мгновение ока я выхватила пистолет и приставила его к голове Докер. Баргестр прыгнул на спящую собаку и придавил её лапами.. Паркер при виде меня чуть не упал. Докер, чуть не подавившись сигаретой, в ужасе раскрыла рот и та выпала из него, затерявшись где-то в складках её платья.

- Опять вы, мисс Дулиттл? – попробовал выдавить из себя злорадную улыбку, до смерти перепуганный Паркер, ибо Алекс приставил к его горлу меч. Хотя тот не был ему виден, зато уж ощутим был вполне. Профессор стоял поблизости и следил за остальными участниками пирушки, но те ничего не слышали и не видели, занятые своими делами.

- Не ожидали? – улыбнулась я.

- Нет, отчего ж… - лукаво проговорил Паркер. – Это ваша очередная зажигалка?

- Мне доказать вам, что это не так? – вежливо поинтересовалась я. Докер пожалуй такая перспектива оказалась не по душе, она задрожала и даже всхлипнула. До меня донёсся, откуда-то снизу едва уловимый запах гари. Пора было разбираться с ними, пока Докер не сгорела и не подожгла собою весь замок.

- Мисс Докер, - сказала я, издевательски вежливо, - посмотрите мне в глаза.

Моя просьба до того изумила обоих, что они оторопело и дружно уставились на меня. Я настроилась на Докер и ощутила как неожиданно легко и быстро это у меня получилось. Я сделала попытку заодно уж настроиться и на Паркера. И это у меня тоже получилось.

- Кому вы рассказали о нас? – мысленно спросила я их.

Они одновременно вздрогнули, когда мой вопрос раздался у них в головах, ведь я сама не разомкнула уст.

Я снова повторила свой вопрос. Докер не отвечала. Запах палёного усиливался. Мне даже почудился слабый дымок, начавший исходить от неё. Они оба казалось, впали в транс. Только Докер при этом напрочь лишилась дара речи, а вот Паркер поддался.

- Никому. – сказал он. – О вас знали лишь я, Джастин Крив, Элизабет Докер и обслуживающий персонал, слуги, телохранители, охрана. Остальные не знают ничего.

Поскольку меня мучило любопытство, я решила, почему бы не удовлетворить его, коли представился удобный случай?

- Что вы планировали? – снова спросила я мысленно, уже одного Паркера.

- Джастин Крив, я и находящиеся здесь одиннадцать человек, вместе с нами составляющие тринадцать, тайное число успеха, готовили заговор. Джастин где-то, мне не известно где, раздобыл тайные документы, и держал их в сейфе. Мы хотели скинуть старую гвардию и «самого» и занять их место. Однако я решил сдать своих сотоварищей, чтобы таким образом доказать свою преданность Партии и Вождю, проникнуть в верхушку, после же самому устроить переворот. Я собирался сегодня вытащить из пьяного Джастина шифр сейфа, для этого напоил его. Я собирался вскрыть сейф и забрать его содержимое, показав всё это мисс Докер, и разоблачив заговорщиков.

Он замолчал, это было всё. Что ж, с меня этого было достаточно, самое время было приступать к стиранию памяти.

Я напрягла всю свои силы, напрягла разум и отдала мысленный приказ:

- Вы не знаете нас, вы никогда нас не видели. Вы ничего не помните. Нас никогда не было.

Я окунулась сначала в память Паркера. Я видела, как он впервые встретился нам с Баргестром, как он подвозил нас, как мы расстались. Затем, как он нашёл меня с Алексом и Баргестром в своём автомобиле, все последующие контакты и воспоминания связанные с нами. Разоблачение, мой блеф, побег, то, как нас схватили, допрос в кабинете, последующие воспоминания и размышления. Заодно уж, когда мне попались воспоминания Паркера связанные с сейфом и его содержимым, я тоже заставила их обратиться в ни что. Всё, что было связанно с нами, оказалось стёртым, сам же Паркер, как тогда Джастин, потерял сознание.

То же я проделала с Докер. Она уже начала дымиться, но даже не ощутила этого, была полностью в моей власти. Профессор схватил стоявший на столике графин с водою и вылил всё разом на неё.

Когда я закончила стирать память Докер, она тоже потеряла сознание. Я же покончив со всем этим, ощутила усталость, но всё же не такую, как тогда в свой, так сказать, дебют. Всё было кончено, мы могли отправляться в Девоншир.

Остальные участники пьянки так и не заметили ничего. Они тоже уснули. Мы же стараясь не шуметь в воцарившейся тишине, оглашаемой лишь редкими всхрапами и сопением, прошли к выходу.

Когда дошли до лестницы, я неожиданно вспомнила ещё кое о чём.

- Друзья мои, - сказала я, - мы не можем отправляться в таком виде. Лично я собираюсь и дальше играть роль очаровательной мисс Докер, которую никто на территории СССР не видел. Для этого мне надо переодеться. Не могу же я ходить такой грязной и чумазой оборванкой? Да и Вам, профессор, не мешает взять с собою какую-нибудь одежду. Сейчас вам, конечно, не стоит переодеваться, будет выглядеть слишком подозрительно, но вот потом – да.

- Элизабет права. – сказал профессор. – Тебе, Алекс тоже не мешало бы переодеться.

- Хорошо, хорошо. – проворчал Алекс. – Только, где взять одежду?

- В покоях. – сказала я. – Я просмотрела в их памяти, где они находятся, чтобы не очень тут задерживаться. Так что идём.

Мы бегом пустились по коридору. К счастью нужные нам комнаты оказались не заперты. Алекса я отправила в комнату Паркера, поскольку тот ростом и фигурой был ближе к нему. Сама я вошла в покои, отведённые Докер. Баргестр последовал за мной.

Причесавшись, умывшись и смыв с себя грязь моих странствий, в отведённой вместе с покоями ванной, я, наконец, приступила к выбору одежды.

Чемодан, надо же, как удачно, был распакован и все наряды Докер были развешены в шкафу. Увидев такое количество туалетов, у меня аж глаза разбежались. Каких тут только не было платьев! И всё было этой образине, справедливо ничего не скажешь. Я выбрала несколько платьев, которые мне и Баргестру понравились больше всего. Одно надела на себя, ещё одно припасла на потом и пару для Ильмы. Мне платье было немного длинновато, но могло ведь статься что это такой фасон. С туфлями оказалось труднее. Почему-то у этой Докер, оказалось несколько пар абсолютно разного размера. Одни были мне малы, другие наоборот велики. Перемерив с десяток, я, наконец, нашла те, что были мне в пору. Даже цвет у них оказался подходящий не только для того платья, что было на мне, но и для других.

Закончив со всем этим, прихватив с собою обновки и свои испорченные вещи, вышла в коридор. Почти сразу же появились Алекс и профессор. Алекс щегольски, приоделся и даже зачем-то прилизал себе волосы. В ответ на мои недоброжелательные взгляды на его причёску, он заявил:

- Это для конспирации. Я вхожу в роль.

- Ладно! – буркнула я, стараясь не глядеть на его причёску. – Вам нашли что-нибудь подходящее?

- Да. – кивнул профессор и показал на свёрток в своих руках.

- Тогда уходим отсюда. – сказала я.

Не прошло и пяти минут, как мы уже спустились по лестнице в холл. В нём было пусто. Мы вышли на улицу. Здесь нас поджидала Ильма и Фредерик.

- Всё сделали? – полюбопытствовала она.

Я, молча, кивнула и, протянув ей платья, сказала:

- Раздобыла тебе здесь кое-какой одежды.

- Замечательно. – сказала она, беря у меня вещи.

Фредерик откашлявшись, проговорил:

- Мы с Юджином тут кое-какую подрывную деятельность провели, пока вас не было. Испортили им коммуникацию, Юджин сейчас пытается вышибить электричество.

Буквально в одно время с этими его словами, все огни в замке погасли, и наступила полная темнота. Спустя некоторое время вернулся запыхавшийся и довольный собою Юджин.

- Уходим отсюда? – вопросил он.

Мы, молча, закивали и кинулись к тайному проходу, где нас поджидали Виктор и Фредегар.

- Наконец-то! – воскликнул Виктор, увидев нас. – Мы тут уж вас заждались. Всё уже давно закончили, устали ужасно.

- Мы тоже. – сказал Алекс. – К вашему сведению мы трудились, как волы. Вам хоть бегать по подземельям не пришлось!

Было видно, что назревает спор о больших заслугах, поэтому я посчитала нужным вмешаться.

- Ладно, - примирительно сказала я всем, - мы все потрудились на славу. Пора нам и честь, как говорится, знать. Берём автомобиль и едем в Девоншир.

Моё заявление почему-то привело Виктора и Фредди в полное замешательство. Они напугано, почти, что с одинаковым выражением на лицах, переглянулись и воззрились на меня.

- Что смотрите? – изумилась я. – Машина профессора находится в Девоншире. Я не виновата в этом, поэтому можете на меня так не смотреть. Её туда большевики утащили.

- Да, нет, - проговорил, наконец, Виктор каким-то, слишком, тихим и подозрительно оправдывающимся голосом, - дело не в машине профессора и не в том, где она находится…

Сказав это, он замолк.

- А в чём же тогда дело? – с подозрением поинтересовалась я, предчувствуя самое худшее.

- Видишь ли… - пролепетал мой брат ещё тише. – Автомобили…все средства передвижения, она сама велела нам вывести их все из строя…

Я бросила на Ильму суровый взгляд.

- А, что! – вскинулась та. – Разве мне могло притти в голову, что эти два осла не додумаются оставить хоть один целым!

- Замечательно! – проговорила я таким голосом, что виновники всего этого поспешили отойти от меня подальше. – Значит, мы никуда не едем! По вашей милости. Можете возвращаться обратно на свою родную свалку.

Профессор всё это время в безмолвном спокойствии и не без интереса наблюдавший за нашей дискуссией, внезапно сказал:

- Всё в порядке. Мы не по едем в Девоншир, мы туда полетим.

Все воззрились на него.

- Полетим это как? – поспешил осведомиться Виктор, не без иронии в голосе. – На крыльях? Вы создали приставные крылья для передвиженья по воздуху?

Я бросила на него испепеляющий взгляд, и он напугано замолк. Я же вспомнила, о том, как Паркер рассказывал мне о том, что теперь все пользуются аэропланами. Ну, конечно! Профессор имеет в виду аэроплан.

Профессор же будто и, не заметив иронического высказывания моего брата, продолжил:

- Меня в этот замок доставили на аэроплане. Где-то в той стороне, за территорией замка, какие-то поля и там находятся ангары. Не знаю, есть ли в них сейчас хоть один аэроплан, но если сюда прибыло так много гостей, можно надеяться, что он там стоит. Вот только до ангаров, надо долго добираться. Меня оттуда везли автомобилем.

- Нам придётся идти пешком, - сказала Ильма, - спасибо этим двум старателям!

Неожиданно меня, как громом поразило.

- Ничего подобного. – радостно воскликнула я, теперь все молча воззрились на меня. – Что смотрите? Остались лошади!

Я поспешила сделать язвительное замечание, обращаясь к Виктору и Фредегару:

- Если вы, конечно, не поотрывали им подковы или ещё чего-нибудь в этом роде!

Фредди рассмеялся и толкнул в бок оскорблено надувшегося Виктора, чтобы и тот посмеялся шутке.

Я же кинулась к конюшням, откуда доносилось такое приветливое и умиротворяющее фырканье. Другие последовали моему примеру. Прошло несколько минут возни, наконец, всё было готово.

Я вывела из стойла моего старого знакомого, красавца вороного. Тот несказанно мне обрадовался, ласкался и приветливо ржал. Я почесала его за ухом и пожалела, что не могу ничем угостить.

Ловко оседлав, своего коня я стала дожидаться друзей. Моему брату, Фредди и Ильме долго и упорно не удавалось оседлать своих коней. Хотя те и отличались завидною терпимостью. Стояли спокойно и ждали, посматривая на незатейливых седоков добродушно и снисходительно.

Профессор и Алекс поразили меня своими навыками заядлых всадников. Однако если у профессора это получилось с изяществом аристократа, то у Алекса каким-то неистовством. Юджин и Фредерик, вспомнив свою ковбойскую юность, ловко запрыгнули на коней и, издав лихой вопль, кинулись вперёд.

Наша кавалькада двинулась по дороге, вздымая целые столбы пыли. Баргестр помчался впереди. Сначала кони шли не очень быстро, но вскоре перешли на галоп. Спустя некоторое время, мы уже мчались, только ветер свистел в ушах.

Рейтинг: 0 179 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!