ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 24

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 24

Глава Двадцать Четвёртая
Иль жертвой падём в борьбе роковой?

День клонился к закату, а Элизабет и Алекса не было. Однако, никто не тревожился, ведь они сказали, что могут вернуться поздно. Юджин не слишком хорошо воспринявший, что Элизабет отправилась с Алексом, а не с ним, весь день был неразговорчивым, а если у него что-то спрашивали, отвечал раздражённо. Вообще, в последнее время Элизабет старательно пыталась избегать его общества. Тоже заметила и Ильма. Прошедшая рука об руку с Элизабет через все испытания, ставшая ей единственной и верной подругой, она научилась без слов понимать всё то, что происходило на душе у той, так же понимала, всё, что происходит с Юджином. Ведь тот действительно стал ей, как брат, по крайней мере, был им до последнего времени, пока Ильма не почувствовала в нём какое-то отчуждение.
С той поры, как все они благополучно прибыли в Америку, в отношениях Элизабет и Юджина пошёл какой-то разлад. Хотя, честно говоря, Ильма порою сильно сомневалась насчёт того, что Элизабет так уж любит её названного брата. Может быть, конечно, вначале, (явно до того как Ильма познакомилась с ними обоими!), самой Элизабет казалось, что она любит его, и он ей нравился, но теперь всё стало иначе. Элизабет насколько сумела узнать её Ильма, а знала она её теперь достаточно хорошо, всегда отличалась стремлением к романтизму и к какому-то идеалу, а Юджин явно не подходил под этот идеал. До рыцаря ему было далеко. Единственное же чего от него можно было ожидать это только какой-нибудь псевдоромантики в образе ковбоя вперемешку с бывалым воякой – моряком. Но таково было мнение Ильмы, подкреплённое разве что опытом тех двух лет, на которые она была старше своей подруги. Хотя даже Ильма вполне могла ошибаться и ей этого очень хотелось…
Внезапно вихрем ворвавшийся Баргестр прервал ход её путанных и невесёлых мыслей. Пёс был один. Ни Алекса, ни Элизабет за ним не последовало, зато Ильма обнаружила за его ошейником записку. Как и следовало ожидать, текст её вызвал волну возмущения, особенно от Юджина.
- Какие-то глупости! – вскричал он. – В каком ещё замке они находятся?
- Наверное в замке Вильгельма Завоевателя. – сказал Фредди.
- Мне всё равно, - проговорил раздражённо Юджин, - в каком именно! По мне хоть Карла Великого! Я не понимаю, зачем им нужно сидеть в каком-то там замке! Мало ли за кого они приняли Элизабет! Ей-то какая разница?
- Она правильно делает. – вступилась Ильма за подругу. – Может быть, от этого будет какая польза!
- Такая же как от той глупости из-за которой мы полезли в музей и чуть не попались. – презрительно ткнув пальцем в устройство из-за которого была затеяна музейная афёра, промолвил Юджин. Ильма отобрала  у него зеркало, сунула его обратно в ларец, и убрала тот в сумку с вещами.
- Ведь ты с самого начала одобрял эту затею! – изумилась она. – Алекс был против, а ты был за!
Юджин неопределённо пожал плечами и ничего не сказал.
- Думаю, - решительно заявила Ильма, обдав того холодным и презрительным взглядом, - пусть выяснят, что там происходит.
Фредегар утвердительно кивнул:
- Элизабет всегда вела себя умно, и я доверяю её мнению.
Юджин удивлённо воззрился на него. Фредди же смутился и пояснил тихо:
- Она единственная в моей жизни, которая считает меня человеком, и мой первый друг.
Виктор с минуту поколебался и согласился с Ильмой.
- Так, что Юджин, - сказала та злорадно, - ты в меньшинстве. Может быть, конечно, Баргестр поддержит тебя?!
Юджин снова промолчал и, махнув на них рукой, удалился на свалку. Ильма же села и написала ответ. Затем сунула Баргестру за ошейник, поблагодарила его, дала ему кусочек окорока и отпустила обратно.
Ночь прошла спокойно. Наутро снова прибежал Баргестр. Новая записка всех заметно обнадёживала. Ведь из неё выходило, что профессор, тот самый профессор, что отправил их сюда, был узником подземелья того замка, куда попали Элизабет и Алекс. Саму же Элизабет приняли за дочь приближённого к Ленину! Конечно, в этом были плюсы, но минусы как-то перевешивали. Что могло бы произойти с их друзьями, если бы приехала эта настоящая особа или ещё каким бы, то ни было образом, раскрылась истина?
Поэтому посовещавшись (Юджин при этом демонстративно не принял участия!) все единодушно пришли к выводу, что пора Элизабет и Алексу покидать замок. А потом уж все вместе будут решать, каким образом освободить профессора и добраться до машины перемещения.
Потому Ильма написала в очередной записке, чтобы они возвращались. Все стали с нетерпением дожидаться возвращения неутомимой троицы. Но прошло утро, прошёл полдень, а их всё не было. Ильма уже места себе не находила, что могло произойти?
А вдруг… нет, эту мысль она поспешила отбросить. Наконец, Виктор заявил, что пора отправляться на выручку. Ильма в ответ предложила ещё немного подождать, и вот когда солнце стало клониться к закату, они наконец, хоть чего-то дождались.

***

В ту минуту, когда Элизабет и Алекса окружили, перед Баргестром встала трудная задача. Оставить их и отправиться, чтобы привести подмогу или остаться и защищать их до последнего. Пёс решил, что всё-таки лучше первое и кинулся бежать. Но тут, мерзкая особа, у которой была столь трусливая и бестолковая собака, закричала, что надо остановить его. Она требовала, чтобы эти, которые захватили его друзей, убили его. И, наконец, сама выстрелила в него. Баргестр оглянулся и ему почудилась, какая-то тень, стоящая рядом с ней. Он понял: его нашли, те, что преследовали столько тысячелетий, через столько миров и пространств, те, от которых он считал, что смог уйти…
Миссия, которую он так и не выполнил, высокие и первозданные горы родного мира, стены древнего храма – всё это в мгновение ока пронеслось в его мозгу.
Внезапно Баргестр ощутил, как что-то обожгло ему спину, что-то до боли знакомое, что-то, что уже однажды чуть не лишило его жизни…
Да, это не была простая пуля, пущенная Докер из простого земного оружия, что неспособно нанести ему, древнему созданию, никакого вреда. Нет, это было пущено его заклятым врагом то, что несёт смерть и боль, сознанию и сущности.
И он взвыл от этой нестерпимой боли, и упал в воду, что окружала высокую стену. Едва не теряя сознание, Баргестр решил не всплывать, пока  не скроются «эти», и с ними его враг. Ибо тот знал, что Баргестру в этот раз не от кого ждать помощи и исцеления, и теперь для него всё кончено.
Баргестр старательно грёб лапами, плывя под водой. Спустя несколько минут, он, наконец, решился вылезти на сушу, ибо силы его были на исходе. Всё вокруг было тихо и спокойно, опасность миновала. Тот, что нанёс ему смертельный удар, ушёл и уже не вернётся.
С трудом передвигаясь, Баргестр добрался до кустов и там упал. Бедный пёс лежал долго и неподвижно, а кровь хлестала из раны, вместе с ней его покидали последние силы. Нестерпимая боль терзала его душу и разум. Он медленно погружался в какой-то туман, густой и непроглядный. Он старался бороться, бороться и не сдаваться. Но туман, хоть и медленно, но надвигался, а с ним надвигалась и сама смерть.
Но вот, когда уже казалось, что ждать нечего и неоткуда, туман вдруг начал рассеиваться. Всё вокруг озарил свет, белый и чистый. Но это не был конец, это скорее было начало. К псу подплыла высокая фигура в плаще и наклонилась над ним. Подошедший улыбнулся и ласково погладив Баргестра по голове, заговорил с ним. Провёл рукой по ране и боль исчезла. Ощутив покой и умиротворение, он уснул.
Солнце уже садилось, когда Баргестр проснулся. Ощущая себя, как никогда лучше, он вспомнил о том, что произошло и быстро поднявшись с места, устремился вперёд по только ему известному пути. Он бежал, стремительный и неуловимый как тень или ветер и меньше, чем за полчаса достиг развалин на холме.

***

Баргестр уверенно вёл своих спутников. Те осознавали, что сами никогда не добрались бы до замка. Пёс выбирал наикратчайшие и наиудобнейшие дороги, едва заметные тропы и тропинки. Уже давно сгустились сумерки, и выплыла луна. Светили звёзды. Едва заметный ветерок трогал листья и волосы. Друзья брели в полной тьме, если не считать серебристого свечения трёх мечей. Идти пришлось долго и трудно. Вначале пришлось пролезать через какие-то колючие и густорастущие кусты, затем форсировать заборы, пролезать через узкую нору. Потом опрометью бежать по дороге, иногда срезать видимо звериными тропами. Никто не знал, что могло произойти с двумя их друзьями, где они, что им придётся делать теперь не только для спасения профессора, но и их самих.
- Говорил я, что ничем хорошим эта затея не кончится! – раздражительно бубнил Юджин, хотя у всех и без того было самое что ни на есть скверное настроение.
- Почему они не вернулись, когда мы им велели! – вздохнула Ильма. – Может просто не могли!
- Ну, да! – воскликнул Виктор. – Ты, что моей сестры и моего брата не знаешь?! Остались они из чисто ослиного упрямства и ничего более. Задумали сами вытащить этого негодяя профессора!
- Виктор! – нахмурилась Ильма. – Как тебе не совестно так говорить…
- Если ты о профессоре, - сердито проговорил он, - то ни капельки. Если честно, то я бы его так и оставил бы сидеть в темнице, и была бы моя воля упрятал куда-нибудь поглубже. Но он прекрасно понимал, что ему это не грозит, ведь от него зависит, выберемся мы отсюда иль «жертвой падём в борьбе роковой…»
Ильма поморщилась, услышав последние его слова, немного переделанную цитату из какой-то революционной песни. Однако больше не проронила ни слова. Лишь Фредерик с Юджином иногда перебрасывались словами в полголоса. Баргестр уверенно вел их, порою останавливаясь и дожидаясь, если они сильно отставали. Сумки с вещами и провиантом они с собою не взяли. Так и оставили, запрятанными в подвале. Вернуться за ними потом, а пока от них мало проку, одна лишь обуза в пути.
Над головами еле слышно шумел лес. Деревья словно переговаривались друг с другом вполголоса. Иногда в прорехах, виднелось чёрное небо, обсыпанное огоньками звёзд. То и дело жёлтым глазом подмигивала луна. Воздух был свежим, пропитанным запахами трав и листвы.
Неожиданно Баргестр вывел путников на дорогу. Пёс на время остановился и принюхался. Затем пошёл, сбавив шаг. Вскоре лес закончился. Взорам друзей предстал залитый тусклым лунным сиянием замок. При виде высоких стен и грозных устремлённых ввысь башен, путникам стало не по себе.
- И что, - почти шёпотом проговорил Фредерик, - нам придётся брать эту неприступную твердыню?!
- Нет такой твердыни, которую нельзя было бы взять! – сказала Ильма с наигранным оптимизмом, потому что сама ощутила дрожь.
- Если только в той твердыне не сидим мы сами! – неожиданно добавил Виктор и засмеялся совсем невесело.
Баргестр посмотрел на них и едва слышно гавкнув, велел им следовать дальше. Приунывшие путники, двинулись следом. Они прошли по дороге вдоль глубокого рва. Тёмная вода зловеще блестела в свете луны. Лес остался позади и вдали стали вырисовываться смутные силуэты каких-то строений. Оказалось что это хозяйственные постройки. В одних по резкому запаху бензина, определялись гаражи, в других, судя по фырканью, похрустыванью и звону уздечек угадывались конюшни. Но Баргестр решительно направился в самую глубь всего этого и остановился лишь перед каким-то сараем. Пёс поскуливанием пригласил их туда войти и сам первый скрылся в нём. Ничего не понимающие, усталые путники переглянулись, хотя в темноте это было бесполезно. Затем те из них, что были некогда узниками страны советов, проговорили еле слышно, так чтобы не слышали другие, по-русски:
«Была, не была!»
И с этими словами устремились в черноту сарая. Там они налетели на какие-то внезапно материализовавшиеся на их пути, предметы, выругались, столкнулись друг с другом. Произведя при этом немалый шум, они разглядели какой-то зияющий чернотою проход. Баргестр, дожидавшийся их там, недовольно гавкнул и устремился вперёд. Незадачливые спасатели, потирая ушибленные и отдавленные части тела, поплелись за ним. Настроение у них было не самое лучшее. Однако, когда они покинули низкий свод тайного хода, и увидели вдали замок, немного повеселели. Они очутились в каменной беседке. То, что они так легко проникли в замок, немало подивило их.
- Не понимаю, - сказал Виктор, - это, что местные забыли закрыть проход?
- Вряд ли бы они забыли. – заметила Ильма. – Может быть, это наши открыли его для нас. Помниться Элизабет во второй записке говорила о каком-то ходе, через который можно будет проникнуть, когда они сегодня перепьются на своей пирушке.
- Так значит, их не нужно вызволять? – изумился Фредерик. – Тогда почему они тут нас не ждут?
- Не знаю. – сказала Ильма. – Думаю, пора разработать тактику. Сначала пусть кто-нибудь сходит, проверит, действительно ли враг пьян.
Идти вызвался Фредегар. Ему было не в первый раз пробираться куда-нибудь не замеченным. Прошло минут десять, прежде чем он вернулся запыхавшийся.
- Враг на втором этаже распевает пиратские песни. – доложил он, после того как отдышался. – И ещё кое-что, что вас порадует. Парадные двери настежь.
- Да, ну! – удивился Юджин. – По-моему всё это подозрительно. Может быть ловушка?
- Да ладно тебе! – махнула на него рукою Ильма. – Хотя, эту возможность мы тоже возьмём на заметку. Значит так. Поскольку Элизабет здесь нет, я беру командованье на себя.
- Почему это? – спросил Виктор.
- Потому что Мы в таких вещах смыслим больше, чем мужчины. Хватит мужчинам командовать, вон, что натворили в обоих этих мирах! Но сейчас не об этом. Кто-то из нас отправляется на поиски Элизабет и Алекса. Кто-то остаётся, чтобы вывести из строя все виды транспорта, которые обнаружит вокруг. Теперь распределяем роли. Кто идёт?
Все поспешили поднять руки. Даже Баргестр поспешил тявкнуть.
- Нет, - покачала головой Ильма, - так не пойдёт. Хорошо, я решу за вас. Виктор и Фредди остаются и выводят из строя всё, что им подвернётся под руку.
Виктору такое решение не понравилось, и он запротестовал.
- Ты отлично разбираешься в автомобилях. – заметила Ильма. – У тебя это выйдет, как нельзя лучше. Старайся, чтобы все повреждения выглядели, как можно более естественно.
- Естественно! – усмехнулся Виктор. – Ты как себе это представляешь! Не полные же они кретины, чтобы посчитать, что всё это разом сломалось по вполне естественным причинам!
Ильма пожала плечами, что могло означать, а почему бы и нет!
- Ну, хорошо, - наконец пробормотал Виктор, - идём ломать и крушить. Фредди, за мной!
Виктору всегда не слишком нравилось, когда им повелевают, и что бы как-то это компенсировать, он решил командовать Фредегаром. Тот, честно говоря, нормально воспринял это и с готовностью двинулся за Виктором, обратно во мрак прохода.
Ильма же занялась оставшимися.
- Теперь, - сказала она, - пусть один из вас останется здесь и будет нести караул.
- Какой это ещё караул? – не понял Юджин.
- Ну, сторожить проход. – пожала она плечами. – Следить, чтобы никто не сбежал.
- Думаю так, - решительно высказался Юджин, - я и Фредерик, идём в замок, а ты и Баргестр остаётесь здесь и сторожите.
Ильму такой поворот и даже можно сказать бунт, никак не устроил. Не для её воинственной натуры было прохлаждаться в стороне, пока другие участвуют в интересном и захватывающем деле.
- Так не пойдёт. – твёрдым и не требующим возражений голосом, заявила она. – Я пойду в замок и точка.
- Но это, же опасно! – попробовал вразумить её Фредерик. – Нас всех могут схватить и сослать в эти… как вы там их называете? А, вспомнил, лагеря.
- Вот потому что опасно, потому я и пойду. Всё это, в конце концов, не опаснее, того, что со мною происходило до сих пор. А остаться лучше тебе, Юджин!
- И не подумаю. – раздражённо буркнул он. – Пусть остаётся Баргестр!
- От Баргестра, как раз там будет больше проку, чем от тебя! – неожиданно сердито закричала Ильма. – И вообще, сил моих больше нет терпеть тебя! Ты думаешь, я не знаю, почему ты так бросаешься на всех?
- И почему же? – свирепо раздувая ноздри, спросил Юджин. – Нет, скажи, скажи!
- Из-за того, что ты такой, какой ты есть и не более! – разъярённо прошипела Ильма. – Обыкновенный коровий мальчик и благородства в тебе не больше, чем в старых ржавых латах!
- Ах, так! – воскликнул он. – Хорошо же! Спасибо, что, наконец, сообщила мне правду о своём отношении ко мне. А может не только о своём.
С этими словами, он прошел мимо взбешённой Ильмы и растерянного Фредерика, и направился в сторону замка. Фредерик, ни слова не говоря, поплёлся следом. Ильма же опустилась на каменную скамейку. Баргестр подошёл к ней и ткнулся носом в её колени.
- Ладно, - сказала она, шмыгнув носом, и прижавшись к нему, - пусть будет так. Мы же с тобой, Баргестр, пойдём своим путём. Им всё равно не найти Элизабет и Алекса. А ты сможешь меня к ним вывести.
Она поднялась и тоже пошла к замку. Пёс, ободряюще ласкаясь к ней, побежал рядом.
Виктор же и Фредди вылезли из прохода. Виктор, поглядев на замок, кивнул куда-то в сторону от него и спросил:
- Говоришь, там было несколько автомобилей? Думаю, стоит для начала вывести их из строя. Глупо было бы начинать с тех, что находятся далеко. Так они могут выбежать из замка, сразу в автомобиль залезть и всё. Так, что пошли с теми разберёмся.
Таким образом, и эти двое, тоже направились в сторону замка.

***

Буквально через несколько секунд после этого, по дороге, что шла вдоль рва и стены, проехал автомобиль. Он почти бесшумно подъехал к постройкам и остановился за одним из гаражей. Из автомобиля, ловко и беззвучно спрыгнули две тени.
- Надо поглядеть в гараже, - заговорческим шёпотом сказала одна из теней, - там должны быть канистры с бензином. Чуешь, какой запах стоит!
- Ты, что совсем спятил или нет?! – замахала на него руками другая. – Мы, что, по-твоему, сейчас тут во тьме будем бензин заливать?! Ты хочешь, что бы нас эти двое застали! Представляю себе, как они бы воззрились бы на нас, особенно же на тебя, болвана! Нет, лучше, мы по-быстрому, влезем в гараж и угоним другой автомобиль. Наше счастье, что они надумали начать с тех автомобилей! А то бы действительно пришлось заливать бензин.
- Хорошо! – ответила первая. – Только я бы прихватил с собою несколько запасных канистр. Мало ли, что! Вдруг эти кретины не заправили, как следует. Далеко же мы тогда доедем! Придётся нам пешком идти в Шотландию. Может быть, через полгода дойдём.
- Лучше бы поменьше говорил, а больше бы делал! – рассердилась вторая. – Сейчас эти остолопы вернутся!
Первая неожиданно оскорблено запыхтела, но больше ничего говорить не стала, а направилась к ближайшему гаражу и распахнула ворота. Пока первая возилась внутри, вторая стояла и зорко поглядывала по сторонам. Шло время, и чем больше его проходило, тем беспокойнее становилась она. Прошло минут пять, и она, наконец, не выдержав, стремительно рванула внутрь, неистово, бранясь.
- Что ты копаешься! – раздалось из гаража. – Ну, пихни вот эти несколько канистр. И всё.
- А вдруг это не бензин! – вторил в ответ оправдывающийся шёпот. – Вдруг это…
- А что это, по-твоему, может быть?! Коньяк, что ли? Хочешь, можешь попробовать!
Однако в ответ на столь заманчивое предложение не последовало желания претворить его в жизнь. Раздалось ещё более громкое обиженное пыхтение. Опять какая-то возня и ругательства, как в адрес тупого сообщника, так и вообще всего мира. Наконец, раздался шум мотора и из гаража выехал автомобиль. За ним выскользнула тень, неизвестно какая – первая или вторая, и закрыла ворота. Затем ловко запрыгнула на переднее сидение. Автомобиль рванул вперёд на полной скорости, не прошло и минуты, как он скрылся из виду. Только некоторое время клубилась пыль, после же и она улеглась.
Виктор и Фредди, нисколько не подозревавшее о разыгравшейся сцене у гаражей, в это время были заняты делом. Фредди, раздобыв неизвестно, где какой-то острый штырь, прокалывал последнее колесо у вверенного ему автомобиля. Виктор в это время, что-то бубня себе под нос, возился под капотом. Закончив эти загадочные манипуляции, он свистнул своему соумышленнику, и они стремительной рысцой направились обратно к беседке в глубине парка.
Всё было спокойно, если не считать то и дело доносившихся пиратских страданий и грохота. До того же, у парадных дверей разыгралась другая прелюбопытнейшая сцена. Юджин на полной скорости, наплевав на всю конспирацию, мчал к парадному входу. За ним сильно отставая, бежал Фредерик. Ничто вокруг не подавало признаков жизни, лишь вопли долетали, из озарённых ярким светом множества огромных люстр, окон второго этажа. Внезапно двери распахнулись, и из них явилась взору внушительных размеров фигура. За ней вылезла и вторая. Всё это произошло так неожиданно, что застало Юджина на ступеньках. Фигуры воззрились на него и приняли боевую позицию. Он же, в первую минуту оробев, быстро сообразил, что делать дальше. Бодро преодолел разделявшее его и амбалов расстояние, и брякнул первое, что ему пришло в голову:
- Коммрады! К вам прибыл Ленин.
Как и следовало ожидать, те пришли в полное замешательство. Они обычно-то соображали еле-еле, а теперь после выпитых ими бочек виски и рома и вовсе потеряли остатки своих атрофированных мозгов. Юджин, воспользовавшийся их замешательством, ловко взмахнул мечом, и стало на этом свете двумя амбалами меньше. Тела их сначала грузно упали, а после исчезли, словно их и не бывало никогда.
Юджин с видом победителя вошёл внутрь. Он оказался в полуосвещённом единственным канделябром, холле. Огромная каменная лестница, устланная ковром, вела наверх. Оттуда доносились пьяные вопли. Влево и право шли какие-то коридоры. В них царил мрак. Куда идти, Юджин не имел ни малейшего понятия. Тут к нему подоспел запыхавшийся Фредерик.
- И что? – спросил он его.
- Не знаю. – хмуро ответил Юджин. Может быть, надо было прежде ему выяснить у амбалов? Но как бы, то, ни было, теперь было поздно. Нужно было думать самому. Да и вообще, может быть, эти двое ничего бы ему и не сказали.
- Мы запросто заблудимся в этом замке. – заметил Фредерик. – Мы ведь не знаем, куда нам надо идти!
- Элизабет… - прошептал Юджин. Он подумал о ней, и воспоминание отдалось болью. Неожиданно для себя самого признал: она не любит его, она так холодна с ним в последнее время. Сомнений больше нет. Ведь и  Ильма говорила о своём отношение к нему, а словно бы намекала на отношение к нему Элизабет. А за что собственно его можно любить? Действительно, какое в нём благородство! Коровий он мальчик! И больше ничего!
Неожиданно Юджин рассердился, что ж пусть будет так. Он никогда ничего не скрывал. В конце концов, она говорила, что любит его! Значит она подлая обманщица. Она оскорбила его. Но он в отличие от неё поступит благородно и гордо, несмотря на то, что он «коровий мальчик».
- Не знаю, куда нам идти. – наконец, сказал он мрачно, отогнав прочь дурные мысли.
- Зато Баргестр знает. – раздался за спинами его и Фредерика тихий и уверенный голос Ильмы. Они оба разом обернулись. Ильма протиснулась между ними и шепнула что-то на ухо псу. Тот лизнул её в нос и направился к левому коридору. Ильма устремилась за ним, но на полпути обернулась:
- Вы идёте или нет?
Фредерик, а за ним и Юджин сделали шаг вперёд, но тут откуда-то слева, из мрака вылезли три лакея и ещё пятеро каких-то типов. Все они были пьяны, но, тем не менее, в руках у них были какие-то тяжёлые предметы, а у нескольких даже ружья и шпаги.
- Что ж, - заметил Юджин, - ночь обещает быть весёлой!
- Иди, Ильма! – крикнул Фредерик. – Найди наших, а мы пока тут разберёмся.
Ильма немного поколебалась, но Баргестр зубами схватил её за края платья и утащил в темноту.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0216785

от 24 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216785 выдан для произведения:
Глава Двадцать Четвёртая
Иль жертвой падём в борьбе роковой?

День клонился к закату, а Элизабет и Алекса не было. Однако, никто не тревожился, ведь они сказали, что могут вернуться поздно. Юджин не слишком хорошо воспринявший, что Элизабет отправилась с Алексом, а не с ним, весь день был неразговорчивым, а если у него что-то спрашивали, отвечал раздражённо. Вообще, в последнее время Элизабет старательно пыталась избегать его общества. Тоже заметила и Ильма. Прошедшая рука об руку с Элизабет через все испытания, ставшая ей единственной и верной подругой, она научилась без слов понимать всё то, что происходило на душе у той, так же понимала, всё, что происходит с Юджином. Ведь тот действительно стал ей, как брат, по крайней мере, был им до последнего времени, пока Ильма не почувствовала в нём какое-то отчуждение.
С той поры, как все они благополучно прибыли в Америку, в отношениях Элизабет и Юджина пошёл какой-то разлад. Хотя, честно говоря, Ильма порою сильно сомневалась насчёт того, что Элизабет так уж любит её названного брата. Может быть, конечно, вначале, (явно до того как Ильма познакомилась с ними обоими!), самой Элизабет казалось, что она любит его, и он ей нравился, но теперь всё стало иначе. Элизабет насколько сумела узнать её Ильма, а знала она её теперь достаточно хорошо, всегда отличалась стремлением к романтизму и к какому-то идеалу, а Юджин явно не подходил под этот идеал. До рыцаря ему было далеко. Единственное же чего от него можно было ожидать это только какой-нибудь псевдоромантики в образе ковбоя вперемешку с бывалым воякой – моряком. Но таково было мнение Ильмы, подкреплённое разве что опытом тех двух лет, на которые она была старше своей подруги. Хотя даже Ильма вполне могла ошибаться и ей этого очень хотелось…
Внезапно вихрем ворвавшийся Баргестр прервал ход её путанных и невесёлых мыслей. Пёс был один. Ни Алекса, ни Элизабет за ним не последовало, зато Ильма обнаружила за его ошейником записку. Как и следовало ожидать, текст её вызвал волну возмущения, особенно от Юджина.
- Какие-то глупости! – вскричал он. – В каком ещё замке они находятся?
- Наверное в замке Вильгельма Завоевателя. – сказал Фредди.
- Мне всё равно, - проговорил раздражённо Юджин, - в каком именно! По мне хоть Карла Великого! Я не понимаю, зачем им нужно сидеть в каком-то там замке! Мало ли за кого они приняли Элизабет! Ей-то какая разница?
- Она правильно делает. – вступилась Ильма за подругу. – Может быть, от этого будет какая польза!
- Такая же как от той глупости из-за которой мы полезли в музей и чуть не попались. – презрительно ткнув пальцем в устройство из-за которого была затеяна музейная афёра, промолвил Юджин. Ильма отобрала  у него зеркало, сунула его обратно в ларец, и убрала тот в сумку с вещами.
- Ведь ты с самого начала одобрял эту затею! – изумилась она. – Алекс был против, а ты был за!
Юджин неопределённо пожал плечами и ничего не сказал.
- Думаю, - решительно заявила Ильма, обдав того холодным и презрительным взглядом, - пусть выяснят, что там происходит.
Фредерик утвердительно кивнул:
- Элизабет всегда вела себя умно, и я доверяю её мнению.
Юджин удивлённо воззрился на него. Фредди же смутился и пояснил тихо:
- Она единственная в моей жизни, которая считает меня человеком, и мой первый друг.
Виктор с минуту поколебался и согласился с Ильмой.
- Так, что Юджин, - сказала та злорадно, - ты в меньшинстве. Может быть, конечно, Баргестр поддержит тебя?!
Юджин снова промолчал и, махнув на них рукой, удалился на свалку. Ильма же села и написала ответ. Затем сунула Баргестру за ошейник, поблагодарила его, дала ему кусочек окорока и отпустила обратно.
Ночь прошла спокойно. Наутро снова прибежал Баргестр. Новая записка всех заметно обнадёживала. Ведь из неё выходило, что профессор, тот самый профессор, что отправил их сюда, был узником подземелья того замка, куда попали Элизабет и Алекс. Саму же Элизабет приняли за дочь приближённого к Ленину! Конечно, в этом были плюсы, но минусы как-то перевешивали. Что могло бы произойти с их друзьями, если бы приехала эта настоящая особа или ещё каким бы, то ни было образом, раскрылась истина?
Поэтому посовещавшись (Юджин при этом демонстративно не принял участия!) все единодушно пришли к выводу, что пора Элизабет и Алексу покидать замок. А потом уж все вместе будут решать, каким образом освободить профессора и добраться до машины перемещения.
Потому Ильма написала в очередной записке, чтобы они возвращались. Все стали с нетерпением дожидаться возвращения неутомимой троицы. Но прошло утро, прошёл полдень, а их всё не было. Ильма уже места себе не находила, что могло произойти?
А вдруг… нет, эту мысль она поспешила отбросить. Наконец, Виктор заявил, что пора отправляться на выручку. Ильма в ответ предложила ещё немного подождать, и вот когда солнце стало клониться к закату, они наконец, хоть чего-то дождались.

***

В ту минуту, когда Элизабет и Алекса окружили, перед Баргестром встала трудная задача. Оставить их и отправиться, чтобы привести подмогу или остаться и защищать их до последнего. Пёс решил, что всё-таки лучше первое и кинулся бежать. Но тут, мерзкая особа, у которой была столь трусливая и бестолковая собака, закричала, что надо остановить его. Она требовала, чтобы эти, которые захватили его друзей, убили его. И, наконец, сама выстрелила в него. Баргестр оглянулся и ему почудилась, какая-то тень, стоящая рядом с ней. Он понял: его нашли, те, что преследовали столько тысячелетий, через столько миров и пространств, те, от которых он считал, что смог уйти…
Миссия, которую он так и не выполнил, высокие и первозданные горы родного мира, стены древнего храма – всё это в мгновение ока пронеслось в его мозгу.
Внезапно Баргестр ощутил, как что-то обожгло ему спину, что-то до боли знакомое, что-то, что уже однажды чуть не лишило его жизни…
Да, это не была простая пуля, пущенная Докер из простого земного оружия, что неспособно нанести ему, древнему созданию, никакого вреда. Нет, это было пущено его заклятым врагом то, что несёт смерть и боль, сознанию и сущности.
И он взвыл от этой нестерпимой боли, и упал в воду, что окружала высокую стену. Едва не теряя сознание, Баргестр решил не всплывать, пока  не скроются «эти», и с ними его враг. Ибо тот знал, что Баргестру в этот раз не от кого ждать помощи и исцеления, и теперь для него всё кончено.
Баргестр старательно грёб лапами, плывя под водой. Спустя несколько минут, он, наконец, решился вылезти на сушу, ибо силы его были на исходе. Всё вокруг было тихо и спокойно, опасность миновала. Тот, что нанёс ему смертельный удар, ушёл и уже не вернётся.
С трудом передвигаясь, Баргестр добрался до кустов и там упал. Бедный пёс лежал долго и неподвижно, а кровь хлестала из раны, вместе с ней его покидали последние силы. Нестерпимая боль терзала его душу и разум. Он медленно погружался в какой-то туман, густой и непроглядный. Он старался бороться, бороться и не сдаваться. Но туман, хоть и медленно, но надвигался, а с ним надвигалась и сама смерть.
Но вот, когда уже казалось, что ждать нечего и неоткуда, туман вдруг начал рассеиваться. Всё вокруг озарил свет, белый и чистый. Но это не был конец, это скорее было начало. К псу подплыла высокая фигура в плаще и наклонилась над ним. Подошедший улыбнулся и ласково погладив Баргестра по голове, заговорил с ним. Провёл рукой по ране и боль исчезла. Ощутив покой и умиротворение, он уснул.
Солнце уже садилось, когда Баргестр проснулся. Ощущая себя, как никогда лучше, он вспомнил о том, что произошло и быстро поднявшись с места, устремился вперёд по только ему известному пути. Он бежал, стремительный и неуловимый как тень или ветер и меньше, чем за полчаса достиг развалин на холме.

***

Баргестр уверенно вёл своих спутников. Те осознавали, что сами никогда не добрались бы до замка. Пёс выбирал наикратчайшие и наиудобнейшие дороги, едва заметные тропы и тропинки. Уже давно сгустились сумерки, и выплыла луна. Светили звёзды. Едва заметный ветерок трогал листья и волосы. Друзья брели в полной тьме, если не считать серебристого свечения трёх мечей. Идти пришлось долго и трудно. Вначале пришлось пролезать через какие-то колючие и густорастущие кусты, затем форсировать заборы, пролезать через узкую нору. Потом опрометью бежать по дороге, иногда срезать видимо звериными тропами. Никто не знал, что могло произойти с двумя их друзьями, где они, что им придётся делать теперь не только для спасения профессора, но и их самих.
- Говорил я, что ничем хорошим эта затея не кончится! – раздражительно бубнил Юджин, хотя у всех и без того было самое что ни на есть скверное настроение.
- Почему они не вернулись, когда мы им велели! – вздохнула Ильма. – Может просто не могли!
- Ну, да! – воскликнул Виктор. – Ты, что моей сестры и моего брата не знаешь?! Остались они из чисто ослиного упрямства и ничего более. Задумали сами вытащить этого негодяя профессора!
- Виктор! – нахмурилась Ильма. – Как тебе не совестно так говорить…
- Если ты о профессоре, - сердито проговорил он, - то ни капельки. Если честно, то я бы его так и оставил бы сидеть в темнице, и была бы моя воля упрятал куда-нибудь поглубже. Но он прекрасно понимал, что ему это не грозит, ведь от него зависит, выберемся мы отсюда иль «жертвой падём в борьбе роковой…»
Ильма поморщилась, услышав последние его слова, немного переделанную цитату из какой-то революционной песни. Однако больше не проронила ни слова. Лишь Фредерик с Юджином иногда перебрасывались словами в полголоса. Баргестр уверенно вел их, порою останавливаясь и дожидаясь, если они сильно отставали. Сумки с вещами и провиантом они с собою не взяли. Так и оставили, запрятанными в подвале. Вернуться за ними потом, а пока от них мало проку, одна лишь обуза в пути.
Над головами еле слышно шумел лес. Деревья словно переговаривались друг с другом вполголоса. Иногда в прорехах, виднелось чёрное небо, обсыпанное огоньками звёзд. То и дело жёлтым глазом подмигивала луна. Воздух был свежим, пропитанным запахами трав и листвы.
Неожиданно Баргестр вывел путников на дорогу. Пёс на время остановился и принюхался. Затем пошёл, сбавив шаг. Вскоре лес закончился. Взорам друзей предстал залитый тусклым лунным сиянием замок. При виде высоких стен и грозных устремлённых ввысь башен, путникам стало не по себе.
- И что, - почти шёпотом проговорил Фредерик, - нам придётся брать эту неприступную твердыню?!
- Нет такой твердыни, которую нельзя было бы взять! – сказала Ильма с наигранным оптимизмом, потому что сама ощутила дрожь.
- Если только в той твердыне не сидим мы сами! – неожиданно добавил Виктор и засмеялся совсем невесело.
Баргестр посмотрел на них и едва слышно гавкнув, велел им следовать дальше. Приунывшие путники, двинулись следом. Они прошли по дороге вдоль глубокого рва. Тёмная вода зловеще блестела в свете луны. Лес остался позади и вдали стали вырисовываться смутные силуэты каких-то строений. Оказалось что это хозяйственные постройки. В одних по резкому запаху бензина, определялись гаражи, в других, судя по фырканью, похрустыванью и звону уздечек угадывались конюшни. Но Баргестр решительно направился в самую глубь всего этого и остановился лишь перед каким-то сараем. Пёс поскуливанием пригласил их туда войти и сам первый скрылся в нём. Ничего не понимающие, усталые путники переглянулись, хотя в темноте это было бесполезно. Затем те из них, что были некогда узниками страны советов, проговорили еле слышно, так чтобы не слышали другие, по-русски:
«Была, не была!»
И с этими словами устремились в черноту сарая. Там они налетели на какие-то внезапно материализовавшиеся на их пути, предметы, выругались, столкнулись друг с другом. Произведя при этом немалый шум, они разглядели какой-то зияющий чернотою проход. Баргестр, дожидавшийся их там, недовольно гавкнул и устремился вперёд. Незадачливые спасатели, потирая ушибленные и отдавленные части тела, поплелись за ним. Настроение у них было не самое лучшее. Однако, когда они покинули низкий свод тайного хода, и увидели вдали замок, немного повеселели. Они очутились в каменной беседке. То, что они так легко проникли в замок, немало подивило их.
- Не понимаю, - сказал Виктор, - это, что местные забыли закрыть проход?
- Вряд ли бы они забыли. – заметила Ильма. – Может быть, это наши открыли его для нас. Помниться Элизабет во второй записке говорила о каком-то ходе, через который можно будет проникнуть, когда они сегодня перепьются на своей пирушке.
- Так значит, их не нужно вызволять? – изумился Фредерик. – Тогда почему они тут нас не ждут?
- Не знаю. – сказала Ильма. – Думаю, пора разработать тактику. Сначала пусть кто-нибудь сходит, проверит, действительно ли враг пьян.
Идти вызвался Фредегар. Ему было не в первый раз пробираться куда-нибудь не замеченным. Прошло минут десять, прежде чем он вернулся запыхавшийся.
- Враг на втором этаже распевает пиратские песни. – доложил он, после того как отдышался. – И ещё кое-что, что вас порадует. Парадные двери настежь.
- Да, ну! – удивился Юджин. – По-моему всё это подозрительно. Может быть ловушка?
- Да ладно тебе! – махнула на него рукою Ильма. – Хотя, эту возможность мы тоже возьмём на заметку. Значит так. Поскольку Элизабет здесь нет, я беру командованье на себя.
- Почему это? – спросил Виктор.
- Потому что Мы в таких вещах смыслим больше, чем мужчины. Хватит мужчинам командовать, вон, что натворили в обоих этих мирах! Но сейчас не об этом. Кто-то из нас отправляется на поиски Элизабет и Алекса. Кто-то остаётся, чтобы вывести из строя все виды транспорта, которые обнаружит вокруг. Теперь распределяем роли. Кто идёт?
Все поспешили поднять руки. Даже Баргестр поспешил тявкнуть.
- Нет, - покачала головой Ильма, - так не пойдёт. Хорошо, я решу за вас. Виктор и Фредди остаются и выводят из строя всё, что им подвернётся под руку.
Виктору такое решение не понравилось, и он запротестовал.
- Ты отлично разбираешься в автомобилях. – заметила Ильма. – У тебя это выйдет, как нельзя лучше. Старайся, чтобы все повреждения выглядели, как можно более естественно.
- Естественно! – усмехнулся Виктор. – Ты как себе это представляешь! Не полные же они кретины, чтобы посчитать, что всё это разом сломалось по вполне естественным причинам!
Ильма пожала плечами, что могло означать, а почему бы и нет!
- Ну, хорошо, - наконец пробормотал Виктор, - идём ломать и крушить. Фредди, за мной!
Виктору всегда не слишком нравилось, когда им повелевают, и что бы как-то это компенсировать, он решил командовать Фредегаром. Тот, честно говоря, нормально воспринял это и с готовностью двинулся за Виктором, обратно во мрак прохода.
Ильма же занялась оставшимися.
- Теперь, - сказала она, - пусть один из вас останется здесь и будет нести караул.
- Какой это ещё караул? – не понял Юджин.
- Ну, сторожить проход. – пожала она плечами. – Следить, чтобы никто не сбежал.
- Думаю так, - решительно высказался Юджин, - я и Фредерик, идём в замок, а ты и Баргестр остаётесь здесь и сторожите.
Ильму такой поворот и даже можно сказать бунт, никак не устроил. Не для её воинственной натуры было прохлаждаться в стороне, пока другие участвуют в интересном и захватывающем деле.
- Так не пойдёт. – твёрдым и не требующим возражений голосом, заявила она. – Я пойду в замок и точка.
- Но это, же опасно! – попробовал вразумить её Фредерик. – Нас всех могут схватить и сослать в эти… как вы там их называете? А, вспомнил, лагеря.
- Вот потому что опасно, потому я и пойду. Всё это, в конце концов, не опаснее, того, что со мною происходило до сих пор. А остаться лучше тебе, Юджин!
- И не подумаю. – раздражённо буркнул он. – Пусть остаётся Баргестр!
- От Баргестра, как раз там будет больше проку, чем от тебя! – неожиданно сердито закричала Ильма. – И вообще, сил моих больше нет терпеть тебя! Ты думаешь, я не знаю, почему ты так бросаешься на всех?
- И почему же? – свирепо раздувая ноздри, спросил Юджин. – Нет, скажи, скажи!
- Из-за того, что ты такой, какой ты есть и не более! – разъярённо прошипела Ильма. – Обыкновенный коровий мальчик и благородства в тебе не больше, чем в старых ржавых латах!
- Ах, так! – воскликнул он. – Хорошо же! Спасибо, что, наконец, сообщила мне правду о своём отношении ко мне. А может не только о своём.
С этими словами, он прошел мимо взбешённой Ильмы и растерянного Фредерика, и направился в сторону замка. Фредерик, ни слова не говоря, поплёлся следом. Ильма же опустилась на каменную скамейку. Баргестр подошёл к ней и ткнулся носом в её колени.
- Ладно, - сказала она, шмыгнув носом, и прижавшись к нему, - пусть будет так. Мы же с тобой, Баргестр, пойдём своим путём. Им всё равно не найти Элизабет и Алекса. А ты сможешь меня к ним вывести.
Она поднялась и тоже пошла к замку. Пёс, ободряюще ласкаясь к ней, побежал рядом.
Виктор же и Фредди вылезли из прохода. Виктор, поглядев на замок, кивнул куда-то в сторону от него и спросил:
- Говоришь, там было несколько автомобилей? Думаю, стоит для начала вывести их из строя. Глупо было бы начинать с тех, что находятся далеко. Так они могут выбежать из замка, сразу в автомобиль залезть и всё. Так, что пошли с теми разберёмся.
Таким образом, и эти двое, тоже направились в сторону замка.

***

Буквально через несколько секунд после этого, по дороге, что шла вдоль рва и стены, проехал автомобиль. Он почти бесшумно подъехал к постройкам и остановился за одним из гаражей. Из автомобиля, ловко и беззвучно спрыгнули две тени.
- Надо поглядеть в гараже, - заговорческим шёпотом сказала одна из теней, - там должны быть канистры с бензином. Чуешь, какой запах стоит!
- Ты, что совсем спятил или нет?! – замахала на него руками другая. – Мы, что, по-твоему, сейчас тут во тьме будем бензин заливать?! Ты хочешь, что бы нас эти двое застали! Представляю себе, как они бы воззрились бы на нас, особенно же на тебя, болвана! Нет, лучше, мы по-быстрому, влезем в гараж и угоним другой автомобиль. Наше счастье, что они надумали начать с тех автомобилей! А то бы действительно пришлось заливать бензин.
- Хорошо! – ответила первая. – Только я бы прихватил с собою несколько запасных канистр. Мало ли, что! Вдруг эти кретины не заправили, как следует. Далеко же мы тогда доедем! Придётся нам пешком идти в Шотландию. Может быть, через полгода дойдём.
- Лучше бы поменьше говорил, а больше бы делал! – рассердилась вторая. – Сейчас эти остолопы вернутся!
Первая неожиданно оскорблено запыхтела, но больше ничего говорить не стала, а направилась к ближайшему гаражу и распахнула ворота. Пока первая возилась внутри, вторая стояла и зорко поглядывала по сторонам. Шло время, и чем больше его проходило, тем беспокойнее становилась она. Прошло минут пять, и она, наконец, не выдержав, стремительно рванула внутрь, неистово, бранясь.
- Что ты копаешься! – раздалось из гаража. – Ну, пихни вот эти несколько канистр. И всё.
- А вдруг это не бензин! – вторил в ответ оправдывающийся шёпот. – Вдруг это…
- А что это, по-твоему, может быть?! Коньяк, что ли? Хочешь, можешь попробовать!
Однако в ответ на столь заманчивое предложение не последовало желания претворить его в жизнь. Раздалось ещё более громкое обиженное пыхтение. Опять какая-то возня и ругательства, как в адрес тупого сообщника, так и вообще всего мира. Наконец, раздался шум мотора и из гаража выехал автомобиль. За ним выскользнула тень, неизвестно какая – первая или вторая, и закрыла ворота. Затем ловко запрыгнула на переднее сидение. Автомобиль рванул вперёд на полной скорости, не прошло и минуты, как он скрылся из виду. Только некоторое время клубилась пыль, после же и она улеглась.
Виктор и Фредди, нисколько не подозревавшее о разыгравшейся сцене у гаражей, в это время были заняты делом. Фредди, раздобыв неизвестно, где какой-то острый штырь, прокалывал последнее колесо у вверенного ему автомобиля. Виктор в это время, что-то бубня себе под нос, возился под капотом. Закончив эти загадочные манипуляции, он свистнул своему соумышленнику, и они стремительной рысцой направились обратно к беседке в глубине парка.
Всё было спокойно, если не считать то и дело доносившихся пиратских страданий и грохота. До того же, у парадных дверей разыгралась другая прелюбопытнейшая сцена. Юджин на полной скорости, наплевав на всю конспирацию, мчал к парадному входу. За ним сильно отставая, бежал Фредерик. Ничто вокруг не подавало признаков жизни, лишь вопли долетали, из озарённых ярким светом множества огромных люстр, окон второго этажа. Внезапно двери распахнулись, и из них явилась взору внушительных размеров фигура. За ней вылезла и вторая. Всё это произошло так неожиданно, что застало Юджина на ступеньках. Фигуры воззрились на него и приняли боевую позицию. Он же, в первую минуту оробев, быстро сообразил, что делать дальше. Бодро преодолел разделявшее его и амбалов расстояние, и брякнул первое, что ему пришло в голову:
- Коммрады! К вам прибыл Ленин.
Как и следовало ожидать, те пришли в полное замешательство. Они обычно-то соображали еле-еле, а теперь после выпитых ими бочек виски и рома и вовсе потеряли остатки своих атрофированных мозгов. Юджин, воспользовавшийся их замешательством, ловко взмахнул мечом, и стало на этом свете двумя амбалами меньше. Тела их сначала грузно упали, а после исчезли, словно их и не бывало никогда.
Юджин с видом победителя вошёл внутрь. Он оказался в полуосвещённом единственным канделябром, холле. Огромная каменная лестница, устланная ковром, вела наверх. Оттуда доносились пьяные вопли. Влево и право шли какие-то коридоры. В них царил мрак. Куда идти, Юджин не имел ни малейшего понятия. Тут к нему подоспел запыхавшийся Фредерик.
- И что? – спросил он его.
- Не знаю. – хмуро ответил Юджин. Может быть, надо было прежде ему выяснить у амбалов? Но как бы, то, ни было, теперь было поздно. Нужно было думать самому. Да и вообще, может быть, эти двое ничего бы ему и не сказали.
- Мы запросто заблудимся в этом замке. – заметил Фредерик. – Мы ведь не знаем, куда нам надо идти!
- Элизабет… - прошептал Юджин. Он подумал о ней, и воспоминание отдалось болью. Неожиданно для себя самого признал: она не любит его, она так холодна с ним в последнее время. Сомнений больше нет. Ведь и  Ильма говорила о своём отношение к нему, а словно бы намекала на отношение к нему Элизабет. А за что собственно его можно любить? Действительно, какое в нём благородство! Коровий он мальчик! И больше ничего!
Неожиданно Юджин рассердился, что ж пусть будет так. Он никогда ничего не скрывал. В конце концов, она говорила, что любит его! Значит она подлая обманщица. Она оскорбила его. Но он в отличие от неё поступит благородно и гордо, несмотря на то, что он «коровий мальчик».
- Не знаю, куда нам идти. – наконец, сказал он мрачно, отогнав прочь дурные мысли.
- Зато Баргестр знает. – раздался за спинами его и Фредерика тихий и уверенный голос Ильмы. Они оба разом обернулись. Ильма протиснулась между ними и шепнула что-то на ухо псу. Тот лизнул её в нос и направился к левому коридору. Ильма устремилась за ним, но на полпути обернулась:
- Вы идёте или нет?
Фредерик, а за ним и Юджин сделали шаг вперёд, но тут откуда-то слева, из мрака вылезли три лакея и ещё пятеро каких-то типов. Все они были пьяны, но, тем не менее, в руках у них были какие-то тяжёлые предметы, а у нескольких даже ружья и шпаги.
- Что ж, - заметил Юджин, - ночь обещает быть весёлой!
- Иди, Ильма! – крикнул Фредерик. – Найди наших, а мы пока тут разберёмся.
Ильма немного поколебалась, но Баргестр зубами схватил её за края платья и утащил в темноту.
Рейтинг: 0 163 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!