ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 23

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 23

Глава Двадцать Третья

Вода и Мрак

 

Когда, не слушавшиеся своего хозяина, ноги наступили на какую-то шаткую плиту, Алекс услышал уже ставший знакомым скрежет. Он в ужасе на мгновение замер и обернувшись, выставил вперёд руку с мечом. Из открывшегося в стене отверстия стремительно поступала вода. Алекс моментально нашёл в себе какие-то силы и, не чуя ног, ринулся к проходу. Но тот уже закрылся. Напрасно он колотил в стену и бился об неё чуть ли не головой, напрасны были его крики. Что могли сделать друзья, оказавшиеся по ту сторону?

Вода же всё прибывала и прибывала. Словно бы разом целая река решила излиться в крохотное помещение. Не прошло и нескольких минут, как Алекс уже стал плавать. Вода была ледяная. У Алекса начали неметь руки, стало сводить ноги, но он лишь энергичнее заставлял себя работать всеми частями тела, при этом мертвой хваткой сжимая меч. Вода всё лилась и лилась. Алекса от потолка уже отделяли каких-то десять дюймов. Тут он увидел дыру, из которой они попали в это помещение. Она была закрыта, неизвестно откуда, взявшейся решёткой. Это был единственный выход отсюда. Алекс принялся рубить по решётке мечом, пытаясь хотя бы высадить её. Уровень воды всё повышался и повышался. В последний раз Алекс сделал глубокий вдох и полностью ушёл под воду. Окаянная решётка упрямо не поддавалась. Лезвие меча то и дело соскальзывало. Прошло несколько минут. И вот, наконец, проклятая железка поддалась. Алекс выломал её и по-пластунски продрался вперёд, стараясь заползти, как можно глубже. Достиг места, куда ещё не добралась вода, и сделал вдох. Его била дрожь, силы были на исходе, но он твёрдо двинулся дальше, освещая туннель светом меча. Вот в стене он обнаружил какую-то узкую дыру, и не мгновение не колеблясь, заполз в неё. Вода прибывала. Алекс, извиваясь как какая-то змея, твёрдо и упорно полз и полз. Дыра стала расширяться, и пошла на подъём. То и дело, соскальзывая, Алекс карабкался вверх. Он не имел ни малейшего понятия, куда выведет его этот лаз, и выведет ли вообще. Он просто не думал об этом. В его голове осталась одна-единственная мысль, скорее, скорее пробираться наверх, подальше от этой воды, которая всё догоняла и догоняла его, не желая оставить в покое. Внезапно Алекс перевалился через край и оказался в очередном чёрном пространстве. Он лежал не в силах двинуться дальше и даже пошевелиться. Только, когда прибывающая вода, достигла его и без того мокрых и продрогших ног, он стремительно дёрнулся и выбрался полностью из дыры в полу. С трудом поднявшись на ноги, дрожащей рукой, с крепко зажатым в ней мечом, посветил вокруг. Разглядев поодаль проход, он издал какой-то вопль, и не глядя по сторонам, ринулся к нему. Тут вблизи его ног откуда не возьмись, вылезло острое копьё. Он отшатнулся от него и свернул в сторону, но и тут произошло, то, же самое. В полу зияли небольшие дыры, но стоило к ним приблизиться или не дай бог наступить, как из них вылезали железные штыри. Всё это вызвало у Алекса прилив сил и всплеск бешенства. Он стремительно ринулся вперёд, разрубая вылезающие копья своим мечом и издавая при этом яростные вопли. От его меча так и летели искры, он же, наконец, согрелся и впал в боевой транс. Исполняя своего рода воинственный танец, лихо, рубя мечом налево и направо, он добрался до прохода. Ивовремя. Вода бурным потоком разлилась по только что покинутому полю боя, стена запечатала вход. Но Алекс уже на полной скорости мчался по коридору. Бежалибежал. Оказалсянаперепутье. Наугад выбрал правый путь и помчался по нему. Добежал до какой-то лестницы, устремился по ней, перепрыгивая через три ступеньки. Снова оказался в коридоре. Опять побежал. Вышел в какое-то переплетение коридоров, снова наугад кинулся в первый попавшийся. Взлетел по лестнице и тут выдохся. Привалился к стене и попытался отдышаться. Внезапный громкий гул привёл его в чувства. Он глянул вниз и, чертыхаясь, припустил дальше. Вода, опять эта проклятая вода, наступала, поглощая лестницу. Алекс же, как истинный моряк терпеть не мог воду. Потому он пролетел ещё бесчисленное число поворотов и коридоров, лестниц и проходов на одном дыхании.

Неожиданно перед ним оказалась стена. Позади, бушевал стремительный поток. Изо всей силы Алекс стукнул мечом по препятствию на своём пути и о, чудо! Стена отъехала, и несчастный беглец упал в свежую благоухающую тьму ночи.

***

Мы всё карабкались и карабкались вверх. Вода неотрывно следовала за нами. Вот вдали мне померещились огни. Нет, я попыталась скинуть с себя наваждение. Но огни не исчезли, а лишь становились всё ярче и ярче. Я увидела конец туннеля, долгожданный конец. Профессор вылез сам и помог выбраться мне. Мы оказались в низком и маленьком помещении. Прямо перед нами виднелся проход, и из него сомнения не было, лился тусклый свет. Ни слова не говоря, мы бросились к нему. Мы оказались в каком-то коридоре, его пересекал другой, из которого и лился свет. Мы двинулись на этот свет, и очутились в коридоре, ярко освещённым факелами. После долгого пребывания почти в кромешной тьме, мы ослепли от яркого пламени. Подождав немного, пока глаза не привыкнут, мы двинулись вперёд. По крайней мере, мы были уверены, что идём вперёд. И не ошиблись. Коридор вывел нас к лестнице. Когда мы уже поднимались по ней, вода достигла пределов лестницы и замерла, больше не пребывая. Все подземелья оказались затоплены, и теперь все будут считать узников погибшими. Что ж неплохо. Главное, только найти Алекса живого и невредимого.

Мы поднялись по этой столь бесконечной лестнице и оказались перед стеною. Профессор стукнул по стене и та, отъехала в сторону. Нашим взорам предстал кабинет, погружённый во тьму и покой.

Я помнила, что на письменном столе видела лампу. Дело в том, что профессора мы из подземелья вытащили, но это было только полдела. Нужно было ещё добраться до его машины. А та, судя по всему, была каким-то образом вывезена из особняка. Конечно, на такое были способны только «эти». Ну, это ж надо перевезти такую огромную машину! Хоть бы не повредили они чего в ней. Но как бы там, ни было, нужно было узнать, куда они её увезли и как туда попасть. Честно говоря, у меня в голове уже стал вырисовываться кое-какой план. Докер сама подбросила мне такую идею. Но об этом позже, ибо план требовалось обдумать вместе со всеми.

Проход за нами закрылся и снова на его месте появился камин. Мы стали потихоньку продвигаться. Вот свет меча в руке профессора высветил стулья, на которых давеча сидели в наручниках мы с Алексом. Вот диван, на котором нога на ногу курила Докер. Вот кресло, на котором сидел Паркер. А вот и письменный стол, а на нём лампа. Я подошла к нему и зажгла её. Осмотрелась. Зажигалки не было. Ну, что ж поделаешь! Утащили себе, либо «сами», либо их прислужники. А может быть, Докер от злости её где-нибудь утопила, например в озере. Даже не поленилась туда съездить. Ладно, вернусь в Америку, куплю себе новую. А вообще было бы неплохо приобрести такую, что для непосвящённых была бы зажигалкой, а для владельца настоящим пистолетом!

Я покопалась в бумагах, лежавших на столе. Профессор подошёл к книжной полке.

- Это ж надо же! – воскликнул он. – Собрание сочинений Бронштейна в ста тринадцати томах. О чём же это он пишет?

И он достал первый том. Я просмотрела кипу каких-то скучных счетов и квитанций. Больше ничего не нашла. Приступила к знакомству с содержимым ящиков. В нижнем ящике обнаружила небольшой заряженный револьвер и патроны к нему. Что ж, пригодится. Жаль, что мы не знали о нём тогда. Я засунула револьвер за резинку чулка. Тут вспомнила о кинжале и испугалась, что потеряла его. Было бы жалко, ведь мне его дал посланник какой-то высшей силы. Пошарила в карманах и, вздохнув с облегчением, извлекла его и переложила обратно в прежнее место. Хорошие были у меня чулки. Столько пришлось пережить, а они ничего, целы. Вот платье стоило бы сменить. Хорошо бы позаимствовать из гардероба Докер.

Я продолжила изучение содержимого ящиков. Во втором обнаружила кипу журналов и колоду игральных карт с какими-то политическими деятелями. Ничего примечательного или полезного. В нескольких вообще оказался какой-то мусор. Только в последнем попались мне бумаги, но тоже с какой-то глупостью. Я уже хотела задвинуть ящик, как разглядела, что в самой глубине лежит какая-то шкатулка. Достала и когда открыла, увидела деньги. Что ж деньги пригодятся. Их я сунула в свой баул. Как я его только не потеряла вовремя странствия по подземельям?

Профессор же уже заканчивал просматривать двенадцатый том и полез за тринадцатым. Едва его рука прикоснулась к нему, полка отъехала в сторону, и нашим поражённым взорам предстал сейф.

- Вот оно что! – воскликнула я, подойдя к нему. – Что же такое он тут прячет? Очень интересно. Надо обязательно вскрыть.

Профессор внимательно осмотрел сейф и, покачав головой, сказал:

- Здесь нужен код, без него ничего не получится.

- Что ж, - сказала я решительно и сжала кулаки, - мы его получим. Не знаю, как, но получим.

***

Внезапно благоухающая темнота стала мокрой. Снова была вода. Алекс готов был убить всех и всякого, так ему осточертела вода. Опять пришлось ему плыть. Однако, не смотря на своё раздражительное состояние, он вскоре оценил плюсы. Во-первых, ночной воздух был тёплым, а не каким-нибудь промозглым, и приятный ветерок ласкал волосы. Во-вторых, сама вода оказалась славной температуры. Сомнения не было, он, наконец, выбрался на волю из каменных застенков, но, где он мог оказаться? Сколько Алекс не припоминал свои недолгие прогулки по окрестностям замка, никак не мог вспомнить, чтобы рядом с ними было озеро. Нет, конечно, в автомобиле они проезжали какое-то озеро, но оно-то ведь было за пределами замка. А этот водоём точно находился где-то на его территории. Алексу было невдомёк, ведь он не успел обойти всю её, и он не знал, что с противоположной стороны этого огромного замка была низина. Сам-то замок основною своею частью стоял на возвышенности. Но с одной стороны к нему было пристроена небольшая часть, расположенная в низменности, которую родники щедро потчевали водою и со временем образовали небольшое озерцо. К счастью для Алекса вода оказалась проточной, потому что иначе трудно себе представить какие бы специфические органолептические свойства она бы приобрела.

Алекс каким-то бодрым брасом, наконец, достиг выложенного камнем берега. Благодаря солнцепёку, камни за день нагрелись так, что спокойно могли бы заменить собой печь. Алексу же они пошли в самый раз. Он разделся и, разложив на камнях одежду, растянулся. Наконец, он мог дать себе хоть, немного, отдыха. Только теперь он ощутил насколько устал. Однако долго разлёживаться ему было некогда, но хоть немного просушиться стоило. Пока же у него появилась возможность, а так же обратно вернулась способность, мыслить.

Профессора и свою сестру он потерял. Подземелья, по всей видимости, затопило. Смогли ли его спутники выбраться оттуда? Повезло ли им так, как ему? Могло ведь статься, что нет. Однако при одной только мысли, что его любимая кузина погибла, ему делалось не по себе. Потому он поспешил отбросить эту мысль и сразу же оказался погребённым под ворохом других. Где остальные его друзья? Где Баргестр? Добрался ли он до них, не убила ли его эта безумная и припадочная уродина, как там её зовут? А ну, да, Докер. Он видел, как она, поняв, что зажигалка не выстрелит, сколько она не будет стараться, выхватила пистолет у какого-то типа и выстрелила. Баргестр взвыл от боли и упал прямо в ров с водой и больше Алекс его не видел. Неужели пёс утонул? Нет, этот пёс не был так прост. Он выжил, Алекс был в этом уверен. Иное он не мог принять. Поэтому эту мысль, Алекс тоже поспешил откинуть в сторону.

Вернулся к своему вороху. Сразу всплыл жирный вопрос. Вообще, зачем они с Элизабет остались в замке? Хотели спасти профессора. Но каковы были дальнейшие планы? Не собирались же они его тоже затащить на свою свалку, в самом деле?! Нет, конечно. Ах, ну да, у этого варианта профессора тоже есть машина. Им-то она и нужна была. Элизабет подслушала, что машину где-то охраняют, притом отдельно от дома. Это звучало странно. Трудно было себе представить, что у кого-то получилось бы перевезти такой сложный и огромный агрегат! Хотя, если вспомнить коммунистов, они на всё способны. Они бы, если бы узнали, скажем, что пирамида это оружие массового поражения, и её бы умудрились транспортировать. Что уж тут говорить о машине профессора!

Значит, вставала задача, узнать, где прячут машину. Скорее всего, в кабинете, где их держали и, где вход в подземелья можно что-нибудь найти.

Потому Алекс решительно поднялся. Одежда ещё не совсем высохла, но это было неважно. Было душно и даже жарковато, так что влажная одежда была кстати. В конце концов, обсохнуть она может и на нём. Быстренько одевшись, Алекс двинулся в путь, не представляя, где может находиться. Перед ним вставало сразу несколько задач. Во-первых, нужно было отыскать Элизабет и профессора. Во-вторых, нужно было открыть тайный проход, чтобы друзья, ведомые Баргестром, смогли попасть в замок. В-третьих: проникнуть в кабинет. И наконец, в-четвёртых: поквитаться с врагами. В порыве воодушевления, Алекс провёл рукой по сверкающему лезвию меча. Устроит он им «Ночь длинных мечей». При этом он ощутил себя древним неистовым и кровожадным саксом, каким его изображают историки. Враги его сомнения нет, перепили и придаются пьяным утехам, пока он проведёт в их лагерь своих соратников.

Алекс шёл, освещая себе путь мечом и зорко поглядывая по сторонам. Ему было приятно снова идти по земле и ощущать над собою бескрайнее звёздное небо. Какое это было счастье! Не видеть над собою низких и угрюмых сводов и не чувствовать себя, окружённым седыми насупленными камнями. При мысли о подземелье, Алекс поёжился. А ведь он в детстве, да и в юности, мечтал оказаться в настоящих подземельях, пусть даже сидящим в темнице. Как он завидовал графу Монте-Кристо! Что ж тяжёлое детство, лишённое красок и радости могло и не такому завидовать! Теперь же Алекс мечтал о том, как будет осаждать, или наоборот защищать замки, но не шататься по подземельям. Когда кто-нибудь возведёт его в рыцари, он возьмёт себе другое куда более благозвучное и красивое имя, чем Алекс, и прозвище Непотопляемый. После всего пережитого он имеет на это полное право.

Все окна замка, мимо которых проходил Алекс, были тёмными. Нигде не светилось ни огонька. Вот, наконец, вдали стали вырисовываться силуэты деревьев, освещённых тусклым светом луны. Это начинался парк. Недавний узник подземелья, ускорил шаг, а спустя некоторое время и вовсе побежал. Добравшись до заветной беседки, отдышавшись, осмотрелся и прислушался. Стояла тишина, лишь иногда доносились вопли каких-то птиц да стрекот цикад. Алекс отыскал фонтан, нащупал на нём нужную ему лепнину и нажал. Фонтан отъехал в сторону, разверзнув чёрную дыру прохода. Поскольку в последнее время подобного вида проходы стали вызывать у него дурные ассоциации и что-то вроде невроза, он поспешил покинуть это место. Резвой рысцой устремился обратно к замку, а точнее к входу в него, решил попытать удачу. Оставив парк позади, Алекс остановился и замер, прислушиваясь. Далеко в стороне, чуть поодаль от входа, на втором этаже светились сразу несколько окон. Откуда-то оттуда доносились вопли, но какие понять было невозможно. Однако, Алекс прибавил шагу, ибо на мгновение ему вкралось страшное предположение, что там мучают его друзей и это они кричат. Но, по мере приближения иллюзия рассеялась, и он стал различать фальшивые звуки каких-то музыкальных инструментов, наверное, скрипок и рояля, дружный, но отнюдь неладный хор из пьяных голосов и какие-то резкие удары.

Сначала шло что-то заунывное, словно бы, кошек драли за хвосты. Алексструдомразличилвэтомвытье:

«Good bye, my dear Mary, we went to the sea,

Good bye, oh, good bye, we lie so deep in sea,

Good bye, I will never come back to thee

I will never, never, never come back to thee…»

Потом всё это неожиданно закончилось буйными воплями и грохотом:

«Yo ho ho and a bottle of rum!..»

Значит, враг уже дошёл до кондиции. Алекс снова ускорил шаг. Вот крыльцо. Тут он сбавил темп и стал красться. То и дело осматривался по сторонам и прислушивался, но в громе этого: «Yo ho ho» ничего не было слышно. Поднялся по ступеням и увидел, что дверь приоткрыта! Просунул в щель сначала голову, осмотрелся – всё было спокойно, если не считать, конечно, во стократ усилившихся воплей наверху, затем пролез полностью. Нигде не было и намёка на лакеев или охрану. Видно те тоже устроили себе выходной, в связи с тем, что их начальство упилось вдрызг. Неожиданно Алекс вспомнил тюремщиков. Те ведь тоже, наверное, отдыхали в обнимку с бутылкой и в это время их настигли бурные потоки разбушевавшейся стихии. Представив себе такую картину, ощутил мстительную радость и моральное удовлетворение. Судя по виду, те были из потомственных тюремщиков, один старше, другой моложе. Одинотец, другойегосын. Всё. Теперь род местных тюремщиков оборвался. Подземелья утонули и они вместе с ними.

В приподнятом настроении, Алекс направился тем путём, каким шёл, когда Элизабет держала на мушке Докер. Немного проплутал, потому что свернул не туда, но, в конце концов, дошёл-таки до внутреннего двора. Тут хотел было идти дальше, как водится через двери, но те оказались заперты. Глупость, конечно. Парадные двери настежь, а эти заперты. Несколько раз он пересёк двор, прошёл вдоль множества окон, и удача улыбнулась ему. Какое-то окно на первом этаже было приоткрыто. Находилось оно, однако, высоковато и Алексу пришлось несколько раз подпрыгнуть, прежде чем удалось ухватиться за подоконник. Алекс подтянулся и устроился на нём. Ещё немного приоткрыл окно и прислушался. Было тихо. Просунул голову, спустил ноги, ещё мгновение и он уже был внутри. Запутался в длинной, тяжёлой и очень плотной портьере, кое-как выбрался из неё и огляделся. Чуть поодаль от него стояли стеллажи и полки с книгами. Вероятно, это была библиотека. Он вспомнил, что кабинет был очень велик и тоже походил на библиотеку. Двинулся вдоль полок, стараясь ступать бесшумно, то и дело, останавливаясь и прислушиваясь. Он всё шёл и шёл, а ряды полок с книгами всё тянулись и тянулись. Всё было тихо. Алекс уже расслабился, когда внезапно долетевшие до него голоса, заставили его резко затормозить и попятиться. При этом он налетел на что-то, и оно с грохотом рухнуло. Лишь чудом Алекс успел увернуться, а то бы оказался погребённым.

Голоса испуганно смолкли. Алекс в ужасе замер и даже хотел было в страхе ретироваться к окну, через, которое попал сюда. Но неожиданно в нём взыграла какая-то ярость. Он возомнил из себя неистового сакса, выставив вперёд меч, ринулся вперёд. И остолбенел.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0213641

от 7 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0213641 выдан для произведения:

Глава Двадцать Третья

Вода и Мрак

 

Когда, не слушавшиеся своего хозяина, ноги наступили на какую-то шаткую плиту, Алекс услышал уже ставший знакомым скрежет. Он в ужасе на мгновение замер и обернувшись, выставил вперёд руку с мечом. Из открывшегося в стене отверстия стремительно поступала вода. Алекс моментально нашёл в себе какие-то силы и, не чуя ног, ринулся к проходу. Но тот уже закрылся. Напрасно он колотил в стену и бился об неё чуть ли не головой, напрасны были его крики. Что могли сделать друзья, оказавшиеся по ту сторону?

Вода же всё прибывала и прибывала. Словно бы разом целая река решила излиться в крохотное помещение. Не прошло и нескольких минут, как Алекс уже стал плавать. Вода была ледяная. У Алекса начали неметь руки, стало сводить ноги, но он лишь энергичнее заставлял себя работать всеми частями тела, при этом мертвой хваткой сжимая меч. Вода всё лилась и лилась. Алекса от потолка уже отделяли каких-то десять дюймов. Тут он увидел дыру, из которой они попали в это помещение. Она была закрыта, неизвестно откуда, взявшейся решёткой. Это был единственный выход отсюда. Алекс принялся рубить по решётке мечом, пытаясь хотя бы высадить её. Уровень воды всё повышался и повышался. В последний раз Алекс сделал глубокий вдох и полностью ушёл под воду. Окаянная решётка упрямо не поддавалась. Лезвие меча то и дело соскальзывало. Прошло несколько минут. И вот, наконец, проклятая железка поддалась. Алекс выломал её и по-пластунски продрался вперёд, стараясь заползти, как можно глубже. Достиг места, куда ещё не добралась вода, и сделал вдох. Его била дрожь, силы были на исходе, но он твёрдо двинулся дальше, освещая туннель светом меча. Вот в стене он обнаружил какую-то узкую дыру, и не мгновение не колеблясь, заполз в неё. Вода прибывала. Алекс, извиваясь как какая-то змея, твёрдо и упорно полз и полз. Дыра стала расширяться, и пошла на подъём. То и дело, соскальзывая, Алекс карабкался вверх. Он не имел ни малейшего понятия, куда выведет его этот лаз, и выведет ли вообще. Он просто не думал об этом. В его голове осталась одна-единственная мысль, скорее, скорее пробираться наверх, подальше от этой воды, которая всё догоняла и догоняла его, не желая оставить в покое. Внезапно Алекс перевалился через край и оказался в очередном чёрном пространстве. Он лежал не в силах двинуться дальше и даже пошевелиться. Только, когда прибывающая вода, достигла его и без того мокрых и продрогших ног, он стремительно дёрнулся и выбрался полностью из дыры в полу. С трудом поднявшись на ноги, дрожащей рукой, с крепко зажатым в ней мечом, посветил вокруг. Разглядев поодаль проход, он издал какой-то вопль, и не глядя по сторонам, ринулся к нему. Тут вблизи его ног откуда не возьмись, вылезло острое копьё. Он отшатнулся от него и свернул в сторону, но и тут произошло, то, же самое. В полу зияли небольшие дыры, но стоило к ним приблизиться или не дай бог наступить, как из них вылезали железные штыри. Всё это вызвало у Алекса прилив сил и всплеск бешенства. Он стремительно ринулся вперёд, разрубая вылезающие копья своим мечом и издавая при этом яростные вопли. От его меча так и летели искры, он же, наконец, согрелся и впал в боевой транс. Исполняя своего рода воинственный танец, лихо, рубя мечом налево и направо, он добрался до прохода. Ивовремя. Вода бурным потоком разлилась по только что покинутому полю боя, стена запечатала вход. Но Алекс уже на полной скорости мчался по коридору. Бежалибежал. Оказалсянаперепутье. Наугад выбрал правый путь и помчался по нему. Добежал до какой-то лестницы, устремился по ней, перепрыгивая через три ступеньки. Снова оказался в коридоре. Опять побежал. Вышел в какое-то переплетение коридоров, снова наугад кинулся в первый попавшийся. Взлетел по лестнице и тут выдохся. Привалился к стене и попытался отдышаться. Внезапный громкий гул привёл его в чувства. Он глянул вниз и, чертыхаясь, припустил дальше. Вода, опять эта проклятая вода, наступала, поглощая лестницу. Алекс же, как истинный моряк терпеть не мог воду. Потому он пролетел ещё бесчисленное число поворотов и коридоров, лестниц и проходов на одном дыхании.

Неожиданно перед ним оказалась стена. Позади, бушевал стремительный поток. Изо всей силы Алекс стукнул мечом по препятствию на своём пути и о, чудо! Стена отъехала, и несчастный беглец упал в свежую благоухающую тьму ночи.

***

Мы всё карабкались и карабкались вверх. Вода неотрывно следовала за нами. Вот вдали мне померещились огни. Нет, я попыталась скинуть с себя наваждение. Но огни не исчезли, а лишь становились всё ярче и ярче. Я увидела конец туннеля, долгожданный конец. Профессор вылез сам и помог выбраться мне. Мы оказались в низком и маленьком помещении. Прямо перед нами виднелся проход, и из него сомнения не было, лился тусклый свет. Ни слова не говоря, мы бросились к нему. Мы оказались в каком-то коридоре, его пересекал другой, из которого и лился свет. Мы двинулись на этот свет, и очутились в коридоре, ярко освещённым факелами. После долгого пребывания почти в кромешной тьме, мы ослепли от яркого пламени. Подождав немного, пока глаза не привыкнут, мы двинулись вперёд. По крайней мере, мы были уверены, что идём вперёд. И не ошиблись. Коридор вывел нас к лестнице. Когда мы уже поднимались по ней, вода достигла пределов лестницы и замерла, больше не пребывая. Все подземелья оказались затоплены, и теперь все будут считать узников погибшими. Что ж неплохо. Главное, только найти Алекса живого и невредимого.

Мы поднялись по этой столь бесконечной лестнице и оказались перед стеною. Профессор стукнул по стене и та, отъехала в сторону. Нашим взорам предстал кабинет, погружённый во тьму и покой.

Я помнила, что на письменном столе видела лампу. Дело в том, что профессора мы из подземелья вытащили, но это было только полдела. Нужно было ещё добраться до его машины. А та, судя по всему, была каким-то образом вывезена из особняка. Конечно, на такое были способны только «эти». Ну, это ж надо перевезти такую огромную машину! Хоть бы не повредили они чего в ней. Но как бы там, ни было, нужно было узнать, куда они её увезли и как туда попасть. Честно говоря, у меня в голове уже стал вырисовываться кое-какой план. Докер сама подбросила мне такую идею. Но об этом позже, ибо план требовалось обдумать вместе со всеми.

Проход за нами закрылся и снова на его месте появился камин. Мы стали потихоньку продвигаться. Вот свет меча в руке профессора высветил стулья, на которых давеча сидели в наручниках мы с Алексом. Вот диван, на котором нога на ногу курила Докер. Вот кресло, на котором сидел Паркер. А вот и письменный стол, а на нём лампа. Я подошла к нему и зажгла её. Осмотрелась. Зажигалки не было. Ну, что ж поделаешь! Утащили себе, либо «сами», либо их прислужники. А может быть, Докер от злости её где-нибудь утопила, например в озере. Даже не поленилась туда съездить. Ладно, вернусь в Америку, куплю себе новую. А вообще было бы неплохо приобрести такую, что для непосвящённых была бы зажигалкой, а для владельца настоящим пистолетом!

Я покопалась в бумагах, лежавших на столе. Профессор подошёл к книжной полке.

- Это ж надо же! – воскликнул он. – Собрание сочинений Бронштейна в ста тринадцати томах. О чём же это он пишет?

И он достал первый том. Я просмотрела кипу каких-то скучных счетов и квитанций. Больше ничего не нашла. Приступила к знакомству с содержимым ящиков. В нижнем ящике обнаружила небольшой заряженный револьвер и патроны к нему. Что ж, пригодится. Жаль, что мы не знали о нём тогда. Я засунула револьвер за резинку чулка. Тут вспомнила о кинжале и испугалась, что потеряла его. Было бы жалко, ведь мне его дал посланник какой-то высшей силы. Пошарила в карманах и, вздохнув с облегчением, извлекла его и переложила обратно в прежнее место. Хорошие были у меня чулки. Столько пришлось пережить, а они ничего, целы. Вот платье стоило бы сменить. Хорошо бы позаимствовать из гардероба Докер.

Я продолжила изучение содержимого ящиков. Во втором обнаружила кипу журналов и колоду игральных карт с какими-то политическими деятелями. Ничего примечательного или полезного. В нескольких вообще оказался какой-то мусор. Только в последнем попались мне бумаги, но тоже с какой-то глупостью. Я уже хотела задвинуть ящик, как разглядела, что в самой глубине лежит какая-то шкатулка. Достала и когда открыла, увидела деньги. Что ж деньги пригодятся. Их я сунула в свой баул. Как я его только не потеряла вовремя странствия по подземельям?

Профессор же уже заканчивал просматривать двенадцатый том и полез за тринадцатым. Едва его рука прикоснулась к нему, полка отъехала в сторону, и нашим поражённым взорам предстал сейф.

- Вот оно что! – воскликнула я, подойдя к нему. – Что же такое он тут прячет? Очень интересно. Надо обязательно вскрыть.

Профессор внимательно осмотрел сейф и, покачав головой, сказал:

- Здесь нужен код, без него ничего не получится.

- Что ж, - сказала я решительно и сжала кулаки, - мы его получим. Не знаю, как, но получим.

***

Внезапно благоухающая темнота стала мокрой. Снова была вода. Алекс готов был убить всех и всякого, так ему осточертела вода. Опять пришлось ему плыть. Однако, не смотря на своё раздражительное состояние, он вскоре оценил плюсы. Во-первых, ночной воздух был тёплым, а не каким-нибудь промозглым, и приятный ветерок ласкал волосы. Во-вторых, сама вода оказалась славной температуры. Сомнения не было, он, наконец, выбрался на волю из каменных застенков, но, где он мог оказаться? Сколько Алекс не припоминал свои недолгие прогулки по окрестностям замка, никак не мог вспомнить, чтобы рядом с ними было озеро. Нет, конечно, в автомобиле они проезжали какое-то озеро, но оно-то ведь было за пределами замка. А этот водоём точно находился где-то на его территории. Алексу было невдомёк, ведь он не успел обойти всю её, и он не знал, что с противоположной стороны этого огромного замка была низина. Сам-то замок основною своею частью стоял на возвышенности. Но с одной стороны к нему было пристроена небольшая часть, расположенная в низменности, которую родники щедро потчевали водою и со временем образовали небольшое озерцо. К счастью для Алекса вода оказалась проточной, потому что иначе трудно себе представить какие бы специфические органолептические свойства она бы приобрела.

Алекс каким-то бодрым брасом, наконец, достиг выложенного камнем берега. Благодаря солнцепёку, камни за день нагрелись так, что спокойно могли бы заменить собой печь. Алексу же они пошли в самый раз. Он разделся и, разложив на камнях одежду, растянулся. Наконец, он мог дать себе хоть, немного, отдыха. Только теперь он ощутил насколько устал. Однако долго разлёживаться ему было некогда, но хоть немного просушиться стоило. Пока же у него появилась возможность, а так же обратно вернулась способность, мыслить.

Профессора и свою сестру он потерял. Подземелья, по всей видимости, затопило. Смогли ли его спутники выбраться оттуда? Повезло ли им так, как ему? Могло ведь статься, что нет. Однако при одной только мысли, что его любимая кузина погибла, ему делалось не по себе. Потому он поспешил отбросить эту мысль и сразу же оказался погребённым под ворохом других. Где остальные его друзья? Где Баргестр? Добрался ли он до них, не убила ли его эта безумная и припадочная уродина, как там её зовут? А ну, да, Докер. Он видел, как она, поняв, что зажигалка не выстрелит, сколько она не будет стараться, выхватила пистолет у какого-то типа и выстрелила. Баргестр взвыл от боли и упал прямо в ров с водой и больше Алекс его не видел. Неужели пёс утонул? Нет, этот пёс не был так прост. Он выжил, Алекс был в этом уверен. Иное он не мог принять. Поэтому эту мысль, Алекс тоже поспешил откинуть в сторону.

Вернулся к своему вороху. Сразу всплыл жирный вопрос. Вообще, зачем они с Элизабет остались в замке? Хотели спасти профессора. Но каковы были дальнейшие планы? Не собирались же они его тоже затащить на свою свалку, в самом деле?! Нет, конечно. Ах, ну да, у этого варианта профессора тоже есть машина. Им-то она и нужна была. Элизабет подслушала, что машину где-то охраняют, притом отдельно от дома. Это звучало странно. Трудно было себе представить, что у кого-то получилось бы перевезти такой сложный и огромный агрегат! Хотя, если вспомнить коммунистов, они на всё способны. Они бы, если бы узнали, скажем, что пирамида это оружие массового поражения, и её бы умудрились транспортировать. Что уж тут говорить о машине профессора!

Значит, вставала задача, узнать, где прячут машину. Скорее всего, в кабинете, где их держали и, где вход в подземелья можно что-нибудь найти.

Потому Алекс решительно поднялся. Одежда ещё не совсем высохла, но это было неважно. Было душно и даже жарковато, так что влажная одежда была кстати. В конце концов, обсохнуть она может и на нём. Быстренько одевшись, Алекс двинулся в путь, не представляя, где может находиться. Перед ним вставало сразу несколько задач. Во-первых, нужно было отыскать Элизабет и профессора. Во-вторых, нужно было открыть тайный проход, чтобы друзья, ведомые Баргестром, смогли попасть в замок. В-третьих: проникнуть в кабинет. И наконец, в-четвёртых: поквитаться с врагами. В порыве воодушевления, Алекс провёл рукой по сверкающему лезвию меча. Устроит он им «Ночь длинных мечей». При этом он ощутил себя древним неистовым и кровожадным саксом, каким его изображают историки. Враги его сомнения нет, перепили и придаются пьяным утехам, пока он проведёт в их лагерь своих соратников.

Алекс шёл, освещая себе путь мечом и зорко поглядывая по сторонам. Ему было приятно снова идти по земле и ощущать над собою бескрайнее звёздное небо. Какое это было счастье! Не видеть над собою низких и угрюмых сводов и не чувствовать себя, окружённым седыми насупленными камнями. При мысли о подземелье, Алекс поёжился. А ведь он в детстве, да и в юности, мечтал оказаться в настоящих подземельях, пусть даже сидящим в темнице. Как он завидовал графу Монте-Кристо! Что ж тяжёлое детство, лишённое красок и радости могло и не такому завидовать! Теперь же Алекс мечтал о том, как будет осаждать, или наоборот защищать замки, но не шататься по подземельям. Когда кто-нибудь возведёт его в рыцари, он возьмёт себе другое куда более благозвучное и красивое имя, чем Алекс, и прозвище Непотопляемый. После всего пережитого он имеет на это полное право.

Все окна замка, мимо которых проходил Алекс, были тёмными. Нигде не светилось ни огонька. Вот, наконец, вдали стали вырисовываться силуэты деревьев, освещённых тусклым светом луны. Это начинался парк. Недавний узник подземелья, ускорил шаг, а спустя некоторое время и вовсе побежал. Добравшись до заветной беседки, отдышавшись, осмотрелся и прислушался. Стояла тишина, лишь иногда доносились вопли каких-то птиц да стрекот цикад. Алекс отыскал фонтан, нащупал на нём нужную ему лепнину и нажал. Фонтан отъехал в сторону, разверзнув чёрную дыру прохода. Поскольку в последнее время подобного вида проходы стали вызывать у него дурные ассоциации и что-то вроде невроза, он поспешил покинуть это место. Резвой рысцой устремился обратно к замку, а точнее к входу в него, решил попытать удачу. Оставив парк позади, Алекс остановился и замер, прислушиваясь. Далеко в стороне, чуть поодаль от входа, на втором этаже светились сразу несколько окон. Откуда-то оттуда доносились вопли, но какие понять было невозможно. Однако, Алекс прибавил шагу, ибо на мгновение ему вкралось страшное предположение, что там мучают его друзей и это они кричат. Но, по мере приближения иллюзия рассеялась, и он стал различать фальшивые звуки каких-то музыкальных инструментов, наверное, скрипок и рояля, дружный, но отнюдь неладный хор из пьяных голосов и какие-то резкие удары.

Сначала шло что-то заунывное, словно бы, кошек драли за хвосты. Алексструдомразличилвэтомвытье:

«Good bye, my dear Mary, we went to the sea,

Good bye, oh, good bye, we lie so deep in sea,

Good bye, I will never come back to thee

I will never, never, never come back to thee…»

Потом всё это неожиданно закончилось буйными воплями и грохотом:

«Yo ho ho and a bottle of rum!..»

Значит, враг уже дошёл до кондиции. Алекс снова ускорил шаг. Вот крыльцо. Тут он сбавил темп и стал красться. То и дело осматривался по сторонам и прислушивался, но в громе этого: «Yo ho ho» ничего не было слышно. Поднялся по ступеням и увидел, что дверь приоткрыта! Просунул в щель сначала голову, осмотрелся – всё было спокойно, если не считать, конечно, во стократ усилившихся воплей наверху, затем пролез полностью. Нигде не было и намёка на лакеев или охрану. Видно те тоже устроили себе выходной, в связи с тем, что их начальство упилось вдрызг. Неожиданно Алекс вспомнил тюремщиков. Те ведь тоже, наверное, отдыхали в обнимку с бутылкой и в это время их настигли бурные потоки разбушевавшейся стихии. Представив себе такую картину, ощутил мстительную радость и моральное удовлетворение. Судя по виду, те были из потомственных тюремщиков, один старше, другой моложе. Одинотец, другойегосын. Всё. Теперь род местных тюремщиков оборвался. Подземелья утонули и они вместе с ними.

В приподнятом настроении, Алекс направился тем путём, каким шёл, когда Элизабет держала на мушке Докер. Немного проплутал, потому что свернул не туда, но, в конце концов, дошёл-таки до внутреннего двора. Тут хотел было идти дальше, как водится через двери, но те оказались заперты. Глупость, конечно. Парадные двери настежь, а эти заперты. Несколько раз он пересёк двор, прошёл вдоль множества окон, и удача улыбнулась ему. Какое-то окно на первом этаже было приоткрыто. Находилось оно, однако, высоковато и Алексу пришлось несколько раз подпрыгнуть, прежде чем удалось ухватиться за подоконник. Алекс подтянулся и устроился на нём. Ещё немного приоткрыл окно и прислушался. Было тихо. Просунул голову, спустил ноги, ещё мгновение и он уже был внутри. Запутался в длинной, тяжёлой и очень плотной портьере, кое-как выбрался из неё и огляделся. Чуть поодаль от него стояли стеллажи и полки с книгами. Вероятно, это была библиотека. Он вспомнил, что кабинет был очень велик и тоже походил на библиотеку. Двинулся вдоль полок, стараясь ступать бесшумно, то и дело, останавливаясь и прислушиваясь. Он всё шёл и шёл, а ряды полок с книгами всё тянулись и тянулись. Всё было тихо. Алекс уже расслабился, когда внезапно долетевшие до него голоса, заставили его резко затормозить и попятиться. При этом он налетел на что-то, и оно с грохотом рухнуло. Лишь чудом Алекс успел увернуться, а то бы оказался погребённым.

Голоса испуганно смолкли. Алекс в ужасе замер и даже хотел было в страхе ретироваться к окну, через, которое попал сюда. Но неожиданно в нём взыграла какая-то ярость. Он возомнил из себя неистового сакса, выставив вперёд меч, ринулся вперёд. И остолбенел.

Рейтинг: 0 146 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!