ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 20

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 20

22 марта 2014 - Даннаис дде Даненн

Глава Двадцатая

Допрос не коммунистов

В себя я пришла в кабинете. Я сидела в наручниках на стуле. Плечо было наспех перевязано и всё ещё саднило. Неподалёку, тоже со скованными руками, сидел Алекс. Напротив нас за столом сидел Джастин. Слева от него, одна, на диване развалилась Докер, справа в мягком кресле - Паркер.

В дверях стояли давешние амбалы с оружием в руках. На столе лежало содержимое моего баула: модные журналы, молитвенник, косметичка, словарь и злополучная зажигалка.

Докер сидела нога на ногу и курила тонкую сигарету в мундштуке. К счастью дым шёл ни в мою сторону, а в сторону Паркера, который кашляя, отмахивался от него. Я ощутила злорадство. Так ему и надо.

Не выношу табачный дым, как впрочем, любой из моих друзей. А эта особа с наслаждением затягивалась, выпуская изящные кольца дыма. Должно быть, Докер привезла эту вредную привычку из социалистической Южной Америки, где она распространена среди коммунистов. Потому что, как мне удалось выяснить позже, нигде больше в этом мире никто никогда не курил табак, никакой Колумб его не привозил и не повергал целый мир в пучину дымного порока.

Подумав о том, что меня могли обыскивать в то время, когда я была без сознания, я встревожилась. Но ощутив в одном чулке письмо, а в другом кинжал, успокоилась. Видно обошлось.

С трудом припомнились недавние события. Когда же к девице подошла её бестолковая и уродливая собака, с ужасом вспомнила о Баргестре. Что могло случиться с ним? Отчётливо вспомнила выстрелы, вой и всплеск воды. Они убили его. Я ощутила боль, и слёзы навернулись на глаза. С великим трудом сдержалась. Мне не хотелось, чтобы мои враги увидели у меня в глазах слёзы. Надо было быть твёрдой. В конце концов, Баргестр не просто пёс. Может быть он жив.

Я почувствовала жгучую ненависть к моим визави и желание отомстить им, особенно этой расфуфыренной мымре.

Заметив, что я пришла в себя, они оживились.

- Так-так, - проговорил Джастин. – Может быть, вы нам что-нибудь расскажите? А то ваш спутник не больно разговорчив. Я не настолько глуп, чтобы просто так без оружия придти Вас разоблачать! После того, как прибыла настоящая… то есть я хотел сказать единственная мисс Докер! Нет! Я велел своим людям держать замок под прицелом. Умно придумано, не так ли?

Я ничего не сказала, а лишь сделала презрительное выражение лица. Немного подождав от меня ответа и не дождавшись оного, он продолжил:

- Судя по всем этим вещам, вы американская шпионка. Будете отрицать?

Я снова не сказала ни слова.

- Модные журналы с названием «American girl», зажигалка, на которой значится «Made in USA»…

- Ловко вы нас провели с этой зажигалкой. – вставил Паркер, при этих словах Докер, недоброжелательно покосилась на него. И вопреки всему своему невыгодному положению, я рассмеялась. Они удивлённо воззрились на меня, а амбалы приняли боевую стойку. Однако Джастин махнул на них рукой, и они снова увяли.

- Всё же, несмотря на всё это, я ожидал от американцев чего-то более умного. – скучающе договорил он свою фразу. – Таскать при себе вещи, которые запросто могут вас скомпрометировать. Верх глупости. Настолько вы презираете нас и считаете полными идиотами? Может это такой хитроумный шпионский приём?

Я упрямо продолжала молчать.

- Молчите? – спросил он. – Что ж, ваше дело. Может неделя другая заключения в сыром подземелье развяжет вам язык.

- Кто вы такая? – неожиданно задала вопрос Докер. – Вы ловко взялись изображать меня, пользуюсь тем, что меня никто не знает в лицо на этом острове. Если бы я не поехала сразу сюда, то возможно ваша операция бы удалась. Я, однако, быстро справилась со всеми делами. Вы были хорошо оповещены относительно меня, кто ваши агенты? От кого вы получали сведения?

Я снова рассмеялась, и наконец, сказала:

- Не понимаю не только, о каких агентах идёт речь, но и вообще о чём вы?

Докер разозлил мой смех. Она яростно вскочила со своего места и закричала:

- Всё вы прекрасно понимаете! Спрашиваю в последний раз: кто вы такая?

Я задумалась и, улыбаясь, заявила первое, что пришло в голову:

- Я международная аферистка Лиза Дулиттл. Может быть, слышали о такой?

Как я и ожидала моё заявление доконало их. Не имею ни малейшего понятия, почему мне пришло именно такое сочетание, но я решила довериться первому, что взбредает в голову. И это прошло. Судя по всему, в этом мире не было Бернарда Шоу с его «Пигмалионом».

Как бы то ни было, мои визави пришли в ярость. Почему-то они не спешили прибегать к пыткам или избиению. Всё-таки они не знали, кто попал к ним. А вдруг я особо важная персона? Они, наверное, считали, что быстренько вытянут из меня хоть что-нибудь. Я не оправдала их ожиданий.

- Что ж. – наконец, взял себя в руки Джастин и поднялся со своего места. Он взял и затолкал обратно в баул мои вещи, все кроме зажигалки.

- Вещи мы вам вернём. – продолжил он. – Всё равно в наручниках вам будет мало проку от них. Но так и быть. Знайте, какие мы благородные и запомните это на будущее.

Он кивнул своим барбосам, и они подошли к нам. Загородили собою камин. Сам же прилизанный хозяин кабинета, подошёл к нему и, наверное, нажал на лепнину. Специально подозвал своих телохранителей, чтобы они закрыли нам обозрение, не знал, что это уже ни к чему, ибо я прекрасно знаю, как открывается проход в подземелья. Джастин сказал:

- Не изволите, ли, пройти с нами, мисс Дулиттл. Кажется, вы желали увидеться с нашим пленником. Что ж Вам выпала прекрасная возможность.

Я поднялась со стула, за мною последовал и Алекс. Не слова ни говоря, я напоследок бросила полный презрения и нескрываемой ненависти взгляд на Докер и Паркера, и гордо прошла к проходу. Прилизанный зажёг канделябр и шагнул вперёд, за ним пошли я и Алекс, замыкали шествие грузно сопящие вооружённые амбалы. Я шла, и зачем-то считала ступеньки, с трудом различимые в тусклом свете маячившего впереди канделябра. Но когда дошла до сотни с чем-то, сбилась. Мы спускались всё ниже и ниже. Холод и сырость становились всё сильнее. Меня передёрнуло при мысли о том, что там, куда нас ведут, будет ещё хуже. Зубы застучали. Сказывался не только болевой шок от раны, но и пережитые недавно треволнения.

Ступени всё шли и шли вниз. Вроде мы уже и так достаточно опустились. Куда ведёт эта лестница, неужто в ад? Так там должно быть жарко, а тут наоборот холодно и промозгло. Хотя это вроде в христианском аду - пекло, а в скандинавском как раз как здесь!

Но вот спуск, казавшийся бесконечным, подошёл к концу. Мы оказались в узком и низком туннеле. Сырые заплесневелые стены обступили со всех сторон. Освещалось всё тусклыми факелами, натырканными кое-где вдоль стен. Теперь мы пошли бесконечно длинными коридорами. Мы то и дело сворачивали, кружили какими-то боковыми галереями. Опять спускались вниз по полуразвалившимся ступенькам, к счастью их оказалось не так много. Вот навстречу прилизанному вышли два угрюмых типа. Один из них остался, а другой пошёл впереди. Мы снова спустились вниз. Казалось, что теперь до конца дней своих мы только и будем спускаться вниз по бесконечным лестницам и блуждать по столь же бесконечным коридорам. Эта лестница оказалась очень длинной, но все, же конечно в сравнение не шла с первой. После мы вышли к каким-то переплетениям коридоров и свернули в крайний. Опять шли, опять свернули, опять спустились, опять свернули. У меня уже голова пошла кругом от всех этих поворотов и спусков.

Мы же тем временем снова шли очередным коридором. На этот раз, однако, пришлось идти не так долго. В дальнем конце показались очертания обитой железом, двери. Угрюмый тип отпер её ключом и со скрежетом распахнул. За ней снова оказался коридор с множеством дверей. Мы прошли к самой дальней.

- Вот мы и пришли! – весело проговорил прилизанный. Он снял с шеи ключ и открыл им дверь.

- Прошу вас мисс! – он с наигранной галантностью, жестом пригласил меня войти.

Я, даже не посмотрев на него, вошла. Когда Алекс тоже оказался внутри, дверь закрылась. Послышался звук удаляющихся шагов, грохот закрываемой и запираемой двери в конце коридора, затем всё стихло.

В дальнем углу камеры, освещённый тусклой керосиновой лампой, сидел на полу человек.

- Ну, здравствуйте, профессор! – сказала я.

***

- Ну и что нам теперь делать? – спросил хозяин замка, когда они со Стивеном остались наедине в кабинете.

Очаровательная мисс Докер отправилась отдохнуть после пережитых волнений.

- Неужели «сам» пронюхал что-то про нас? Не похожи эти двое на американских шпионов. Уж скорее на местных провокаторов! Или они там совсем обнаглели, зажирели, капиталисты проклятые?! Или может, хотят предложить нам сотрудничество? Как ты думаешь? Ты там, в Лондоне не растрепал случайно что-нибудь, а может за тобой следили?

Стив хлопнул себя по лбу:

- Точно! Я же видел эту барышню в городе, ещё подбрасывал её на своём автомобиле до центра! А потом поймал её и этого её спутника рядом с авто. Ещё она сказала, что прокатилась в моём авто до Лондона и обратно! Всё, кто-то нас продал Ленину, а этих прислали, чтобы всё выяснить про наш заговор. Недооценили мы этого старого упыря, так просто он власть не отдаст. И что же нам теперь делать?

- Ничего, трогать их пока не будем, пусть посидят в холодной, поостынут. А потом решим, что делать. Посоветуемся с товарищами. Может не всё так страшно.

На всякий случай, Джастин решил проверить все ли бумаги на месте. Он подошёл к стенному шкафу, за которым стояло полное собрание сочинений Бронштейна в ста тринадцати томах, нажал на тринадцатый том, полка отъехала в сторону и за ней оказалась дверца сейфа. Заслонив спиной от сотоварища, он набрал какую-то комбинацию цифр. Раздался щелчок, дверца распахнулась, Стивен, подошедший к Джастину, с интересом заглянул внутрь. Он разочаровано присвистнул. Там не оказалось ничего кроме картонной папки. Он-то ожидал увидеть там, по меньшей мере, золотые слитки.

Словно прочитав его мысли, Джастин повернувшись, сказал:

- Это дороже, чем Форт-Нокс. Здесь планы обороны и карты оборонительных сооружений, всего СССР и даже всех наших союзников.

«Откуда это они у него, - подумал Паркер, - ладно, какое это имеет значение? Ведь всё равно не признается».

Вслух же спросил:

- Как поступим с мисс Докер?

- Никак, - сказал Джастин, - но будем с ней осторожны. Я думаю, что эта парочка, её люди. Всё это она подстроила, чтобы выведать наши планы. Авось мы ей всё расскажем. Ой, надо же испугалась зажигалки! Могли бы что-нибудь поумнее придумать. Слишком уж ловко всё это у них произошло.

Теперь ещё придется действительно вечеринку устраивать! Не будем же мы при ней обсуждать наши планы?! Притащилась какого-то чёрта так рано!

- Да уж, - вздохнул Стивен, - все наши прожекты идут Бронштейн знает куда! Так хотелось бы, чтобы, наконец, эти старые кретины освободили нам дорогу. Сколько уже можно! Пятьдесят пять лет!

Джастин кивнул, закрыл и снова спрятал сейф.

- Пошли! – проговорил он. – Надо распорядиться насчёт пирушки.

В дверях Стивен оглянулся на полку, за которой был несгораемый сейф. В голове мелькнула соблазнительная мысль, а не выкрасть ли ему эти бумаги и не провернуть всё это самому?! Хотя почему бы не использовать этого кретина Джастина, а после разделаться с ним? Неплохо было бы ещё очаровать эту дуру Докер и с помощью её папочки пробраться к «Самому»…

Но все эти планы были ещё слишком туманы и для своего осуществления нуждались в тщательном обдумывании. А думать было не к спеху. Приволочиться за Докер в любом случае можно, а вдруг для чего понадобиться?! Жаль, что столько прошлых стараний прошло зря. Не та была…

Таким обманутым идиотом Паркер ещё ни разу не чувствовал себя. Он считал себя неотразимым и страшно умным. А тут. Нет, этого он так просто не оставит. Когда-нибудь все свидетели его позора заплатят своими шкурами. А он станет во главе СССР новых масштабов. Он представил себе глобус с надписью СССР и себя стоящего на нём, а под его ногами все, кто смел когда-либо встать на его пути или оскорбить его…

Вот так!

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0203092

от 22 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0203092 выдан для произведения:

Глава Двадцатая

Допрос не коммунистов

В себя я пришла в кабинете. Я сидела в наручниках на стуле. Плечо было наспех перевязано и всё ещё саднило. Неподалёку, тоже со скованными руками, сидел Алекс. Напротив нас за столом сидел Джастин. Слева от него, одна, на диване развалилась Докер, справа в мягком кресле - Паркер.

В дверях стояли давешние амбалы с оружием в руках. На столе лежало содержимое моего баула: модные журналы, молитвенник, косметичка, словарь и злополучная зажигалка.

Докер сидела нога на ногу и курила тонкую сигарету в мундштуке. К счастью дым шёл ни в мою сторону, а в сторону Паркера, который кашляя, отмахивался от него. Я ощутила злорадство. Так ему и надо.

Не выношу табачный дым, как впрочем, любой из моих друзей. А эта особа с наслаждением затягивалась, выпуская изящные кольца дыма. Должно быть, Докер привезла эту вредную привычку из социалистической Южной Америки, где она распространена среди коммунистов. Потому что, как мне удалось выяснить позже, нигде больше в этом мире никто никогда не курил табак, никакой Колумб его не привозил и не повергал целый мир в пучину дымного порока.

Подумав о том, что меня могли обыскивать в то время, когда я была без сознания, я встревожилась. Но ощутив в одном чулке письмо, а в другом кинжал, успокоилась. Видно обошлось.

С трудом припомнились недавние события. Когда же к девице подошла её бестолковая и уродливая собака, с ужасом вспомнила о Баргестре. Что могло случиться с ним? Отчётливо вспомнила выстрелы, вой и всплеск воды. Они убили его. Я ощутила боль, и слёзы навернулись на глаза. С великим трудом сдержалась. Мне не хотелось, чтобы мои враги увидели у меня в глазах слёзы. Надо было быть твёрдой. В конце концов, Баргестр не просто пёс. Может быть он жив.

Я почувствовала жгучую ненависть к моим визави и желание отомстить им, особенно этой расфуфыренной мымре.

Заметив, что я пришла в себя, они оживились.

- Так-так, - проговорил Джастин. – Может быть, вы нам что-нибудь расскажите? А то ваш спутник не больно разговорчив. Я не настолько глуп, чтобы просто так без оружия пришёл Вас разоблачать! После того, как прибыла настоящая… то есть я хотел сказать единственная мисс Докер! Нет! Я велел своим людям держать замок под прицелом. Умно придумано, не так ли?

Я ничего не сказала, а лишь сделала презрительное выражение лица. Немного подождав от меня ответа и не дождавшись оного, он продолжил:

- Судя по всем этим вещам, вы американская шпионка. Будете отрицать?

Я снова не сказала ни слова.

- Модные журналы с названием «American girl», зажигалка, на которой значится «Made in USA»…

- Ловко вы нас провели с этой зажигалкой. – вставил Паркер, при этих словах Докер, недоброжелательно покосилась на него. И вопреки всему своему невыгодному положению, я рассмеялась. Они удивлённо воззрились на меня, а амбалы приняли боевую стойку. Однако Джастин махнул на них рукой, и они снова увяли.

- Всё же, несмотря на всё это, я ожидал от американцев чего-то более умного. – скучающе договорил он свою фразу. – Таскать при себе вещи, которые запросто могут вас скомпрометировать. Верх глупости. Настолько вы презираете нас и считаете полными идиотами? Может это такой хитроумный шпионский приём?

Я упрямо продолжала молчать.

- Молчите? – спросил он. – Что ж, ваше дело. Может неделя другая заключения в сыром подземелье развяжет вам язык.

- Кто вы такая? – неожиданно задала вопрос Докер. – Вы ловко взялись изображать меня, пользуюсь тем, что меня никто не знает в лицо на этом острове. Если бы я не поехала сразу сюда, то возможно ваша операция бы удалась. Я, однако, быстро справилась со всеми делами. Вы были хорошо оповещены относительно меня, кто ваши агенты? От кого вы получали сведения?

Я снова рассмеялась, и наконец, сказала:

- Не понимаю не только, о каких агентах идёт речь, но и вообще о чём вы?

Докер разозлил мой смех. Она яростно вскочила со своего места и закричала:

- Всё вы прекрасно понимаете! Спрашиваю в последний раз: кто вы такая?

Я задумалась и, улыбаясь, заявила первое, что пришло в голову:

- Я международная аферистка Лиза Дулиттл. Может быть, слышали о такой?

Как я и ожидала моё заявление доконало их. Не имею ни малейшего понятия, почему мне пришло именно такое сочетание, но я решила довериться первому, что взбредает в голову. И это прошло. Судя по всему, в этом мире не было Бернарда Шоу с его «Пигмалионом».

Как бы то ни было, мои визави пришли в ярость. Почему-то они не спешили прибегать к пыткам или избиению. Всё-таки они не знали, кто попал к ним. А вдруг я особо важная персона? Они, наверное, считали, что быстренько вытянут из меня хоть что-нибудь. Я не оправдала их ожиданий.

- Что ж. – наконец, взял себя в руки Джастин и поднялся со своего места. Он взял и затолкал обратно в баул мои вещи, все кроме зажигалки.

- Вещи мы вам вернём. – продолжил он. – Всё равно в наручниках вам будет мало проку от них. Но так и быть. Знайте, какие мы благородные и запомните это на будущее.

Он кивнул своим барбосам, и они подошли к нам. Загородили собою камин. Сам же прилизанный хозяин кабинета, подошёл к нему и, наверное, нажал на лепнину. Специально подозвал своих телохранителей, чтобы они закрыли нам обозрение, не знал, что это уже ни к чему, ибо я прекрасно знаю, как открывается проход в подземелья. Джастин сказал:

- Не изволите, ли, пройти с нами, мисс Дулиттл. Кажется, вы желали увидеться с нашим пленником. Что ж Вам выпала прекрасная возможность.

Я поднялась со стула, за мною последовал и Алекс. Не слова ни говоря, я напоследок бросила полный презрения и нескрываемой ненависти взгляд на Докер и Паркера, и гордо прошла к проходу. Прилизанный зажёг канделябр и шагнул вперёд, за ним пошли я и Алекс, замыкали шествие грузно сопящие вооружённые амбалы. Я шла, и зачем-то считала ступеньки, с трудом различимые в тусклом свете маячившего впереди канделябра. Но когда дошла до сотни с чем-то, сбилась. Мы спускались всё ниже и ниже. Холод и сырость становились всё сильнее. Меня передёрнуло при мысли о том, что там, куда нас ведут, будет ещё хуже. Зубы застучали. Сказывался не только болевой шок от раны, но и пережитые недавно треволнения.

Ступени всё шли и шли вниз. Вроде мы уже и так достаточно опустились. Куда ведёт эта лестница, неужто в ад? Так там должно быть жарко, а тут наоборот холодно и промозгло. Хотя это вроде в христианском аду - пекло, а в скандинавском как раз как здесь!

Но вот спуск, казавшийся бесконечным, подошёл к концу. Мы оказались в узком и низком туннеле. Сырые заплесневелые стены обступили со всех сторон. Освещалось всё тусклыми факелами, натырканными кое-где вдоль стен. Теперь мы пошли бесконечно длинными коридорами. Мы то и дело сворачивали, кружили какими-то боковыми галереями. Опять спускались вниз по полуразвалившимся ступенькам, к счастью их оказалось не так много. Вот навстречу прилизанному вышли два угрюмых типа. Один из них остался, а другой пошёл впереди. Мы снова спустились вниз. Казалось, что теперь до конца дней своих мы только и будем спускаться вниз по бесконечным лестницам и блуждать по столь же бесконечным коридорам. Эта лестница оказалась очень длинной, но все, же конечно в сравнение не шла с первой. После мы вышли к каким-то переплетениям коридоров и свернули в крайний. Опять шли, опять свернули, опять спустились, опять свернули. У меня уже голова пошла кругом от всех этих поворотов и спусков.

Мы же тем временем снова шли очередным коридором. На этот раз, однако, пришлось идти не так долго. В дальнем конце показались очертания обитой железом, двери. Угрюмый тип отпер её ключом и со скрежетом распахнул. За ней снова оказался коридор с множеством дверей. Мы прошли к самой дальней.

- Вот мы и пришли! – весело проговорил прилизанный. Он снял с шеи ключ и открыл им дверь.

- Прошу вас мисс! – он с наигранной галантностью, жестом пригласил меня войти.

Я, даже не посмотрев на него, вошла. Когда Алекс тоже оказался внутри, дверь закрылась. Послышался звук удаляющихся шагов, грохот закрываемой и запираемой двери в конце коридора, затем всё стихло.

В дальнем углу камеры, освещённый тусклой керосиновой лампой, сидел на полу человек.

- Ну, здравствуйте, профессор! – сказала я.

***

- Ну и что нам теперь делать? – спросил хозяин замка, когда они со Стивеном остались наедине в кабинете.

Очаровательная мисс Докер отправилась отдохнуть после пережитых волнений.

- Неужели «сам» пронюхал что-то про нас? Не похожи эти двое на американских шпионов. Уж скорее на местных провокаторов! Или они там совсем обнаглели, зажирели, капиталисты проклятые?! Или может, хотят предложить нам сотрудничество? Как ты думаешь? Ты там, в Лондоне не растрепал случайно что-нибудь, а может за тобой следили?

Стив хлопнул себя по лбу:

- Точно! Я же видел эту барышню в городе, ещё подбрасывал её на своём автомобиле до центра! А потом поймал её и этого её спутника рядом с авто. Ещё она сказала, что прокатилась в моём авто до Лондона и обратно! Всё, кто-то нас продал Ленину, а этих прислали, чтобы всё выяснить про наш заговор. Недооценили мы этого старого упыря, так просто он власть не отдаст. И что же нам теперь делать?

- Ничего, трогать их пока не будем, пусть посидят в холодной, поостынут. А потом решим, что делать. Посоветуемся с товарищами. Может не всё так страшно.

На всякий случай, Джастин решил проверить все ли бумаги на месте. Он подошёл к стенному шкафу, за которым стояло полное собрание сочинений Бронштейна в ста тринадцати томах, нажал на тринадцатый том, полка отъехала в сторону и за ней оказалась дверца сейфа. Заслонив спиной от сотоварища, он набрал какую-то комбинацию цифр. Раздался щелчок, дверца распахнулась, Стивен, подошедший к Джастину, с интересом заглянул внутрь. Он разочаровано присвистнул. Там не оказалось ничего кроме картонной папки. Он-то ожидал увидеть там, по меньшей мере, золотые слитки.

Словно прочитав его мысли, Джастин повернувшись, сказал:

- Это дороже, чем Форт-Нокс. Здесь планы обороны и карты оборонительных сооружений, всего СССР и даже всех наших союзников.

«Откуда это они у него, - подумал Паркер, - ладно, какое это имеет значение? Ведь всё равно не признается».

Вслух же спросил:

- Как поступим с мисс Докер?

- Никак, - сказал Джастин, - но будем с ней осторожны. Я думаю, что эта парочка, её люди. Всё это она подстроила, чтобы выведать наши планы. Авось мы ей всё расскажем. Ой, надо же испугалась зажигалки! Могли бы что-нибудь поумнее придумать. Слишком уж ловко всё это у них произошло.

Теперь ещё придется действительно вечеринку устраивать! Не будем же мы при ней обсуждать наши планы?! Притащилась какого-то чёрта так рано!

- Да уж, - вздохнул Стивен, - все наши прожекты идут Бронштейн знает куда! Так хотелось бы, чтобы, наконец, эти старые кретины освободили нам дорогу. Сколько уже можно! Пятьдесят пять лет!

Джастин кивнул, закрыл и снова спрятал сейф.

- Пошли! – проговорил он. – Надо распорядиться насчёт пирушки.

В дверях Стивен оглянулся на полку, за которой был несгораемый сейф. В голове мелькнула соблазнительная мысль, а не выкрасть ли ему эти бумаги и не провернуть всё это самому?! Хотя почему бы не использовать этого кретина Джастина, а после разделаться с ним? Неплохо было бы ещё очаровать эту дуру Докер и с помощью её папочки пробраться к «Самому»…

Но все эти планы были ещё слишком туманы и для своего осуществления нуждались в тщательном обдумывании. А думать было не к спеху. Приволочиться за Докер в любом случае можно, а вдруг для чего понадобиться?! Жаль, что столько прошлых стараний прошло зря. Не та была…

Таким обманутым идиотом Паркер ещё ни разу не чувствовал себя. Он считал себя неотразимым и страшно умным. А тут. Нет, этого он так просто не оставит. Когда-нибудь все свидетели его позора заплатят своими шкурами. А он станет во главе СССР новых масштабов. Он представил себе глобус с надписью СССР и себя стоящего на нём, а под его ногами все, кто смел когда-либо встать на его пути или оскорбить его…

Вот так!

Рейтинг: +1 146 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!