ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 2

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 2

7 сентября 2013 - Даннаис дде Даненн

Глава вторая

Ну, господин профессор…

Я очнулся внезапно и обнаружил себя лежащим на жёсткой пожухлой траве. Невдалеке от себя я расслышал какие-то стенания. Поднявшись, я сел и огляделся. Только, что пришедшие в себя Алекс и Виктор со стонами и ругательствами, поднимались на ноги.

- Эта чёртова сумка с едой огрела меня по голове, – пожаловался Виктор, потирая травмированную голову.

- Зато сумка с нашим барахлом, - буркнул Алекс, растирая ушибленную ногу, - создала тебе мягкую посадку. Вечно ты чем-то недоволен! А, что касается головы, то она всё равно у тебя пустая!

- Это у кого пустая? – переспросил Виктор, не веря своим ушам. Его глаза угрожающе блеснули.

- Стойте! – остановил я назревающий скандал. – Где остальные?

- А, что с нами ещё кто-то, было? – пробормотал Алекс, явно не соображая, что говорит.

- Вроде головой ударился я, – недовольно проговорил Виктор. – А ещё говорит, что она у меня пустая. Разуй глаза, ты, что ещё кого-нибудь видишь?

Алекс окинул окружавшую нас местность ошалелым взором.

- Где это мы?.. – только и выговорил он.

Оказались мы действительно в довольно импозантном месте. Притом явно на какой-то свалке. Повсюду валялись целые груды какого-то тряпья, поломанной мебели, битой посуды, старых книг и газет. Были и останки старых автомобилей. Вдали я различил очертания каких-то полуразвалившихся строений. Слава богу, это была свалка из вещей, а не помойка и ничем таким уж специфически вонючим не отдавала. Ну, просто запах старых разломанных и никому ненужных вещей.

Мы старательно обшарили свалку, то есть, конечно, искал я, ибо от этой парочки толку было, как от старой раздолбанной ванны и битого горшка, на которые я наткнулся в своих поисках. Эти двое, как ни в чём не бывало, продолжали свою перепалку, из которой выяснилось, что я нахожусь в компании двух «ослов», хотя мне это было и так ясно.

Как я не искал, нигде не обнаружилось и следа Элизабет, Фредерика или Ильмы. Всё указывало на то, что их вообще здесь никогда не было.

Что могло приключиться с ними? Живы ли они? Где оказались, и увижу ли я их когда-нибудь ещё? На все эти горькие вопросы некому было ответить.

Я устало опустился на старый кожаный диван и закрыл лицо руками.

Почему мне так «повезло», почему я не мог оказаться с Элизабет? Хоть смог бы побыть с нею наедине…

Нет, вместо этого я должен думать и гадать где она и что с ней, и наслаждаться обществом этой парочки, которая с годами становиться всё невыносимее.

Или хоть были бы рядом с Фредериком или Ильмой. Они хоть отличаются разумностью.

Но всё-таки, почему нас разъединило? И, где они все? Чёрт подери эту профессорову адскую машину! Отправил, ничего не скажешь!

Ко мне подошёл Алекс.

- Надеюсь что это всё-таки не Камелот, – сказал он мне.

- Я тоже, - буркнул я в ответ. – Просто чудное местечко! Интересно мы попали в мир, состоящий из свалки?

- Так пойдёмте, выясним это! – неожиданно бодро предложил Виктор, приближаясь к нам. – Все вещи целы?

Мы проверили мечи, а я ещё и карту. Всё было на месте. Мы двинулись через свалку к видневшимся вдали развалинам.

Неожиданно на глаза мне попался целый ворох, перевязанных бечевкою, старых и пожелтевших газет. А так же какая-то небрежно кинутая книга. Я поднял всё это.

- Желаешь насладиться чтением старых газет? – поинтересовался Алекс. Он тащил сумку с провиантом, а Виктор с нашими вещами. Видно им не давало покоя то, что я иду налегке.

- Можем дать тебе что-нибудь понести, если тебе тащить нечего, и ты собираешь всякий хлам, – недовольно буркнул Виктор. Он согнулся под тяжестью сумки. И я подумал, какого чёрта вообще они вспомнили об этой сумке в самый последний момент! Уж лучше быть налегке, чем заделаться мулом.

- Дураки вы оба! – огрызнулся я. – Самый лучший способ узнать о мире, где мы оказались, это почитать его газеты или книги.

- По-моему об этом мире всё ясно! – пожал плечами Алекс. – Свалка и ничего больше. Неизвестно даже, может, здесь и людей никаких нет. Взяли, например, и вымерли.

- А вещи сами на свалку перекочевали? – съязвил я. – Молчи уж, мыслитель.

- Может статься, - сказал Виктор, - что профессор нас вообще обманул. Перенёс не в другой мир, а на какую-нибудь местную свалку.

- А может, - продолжал Алекс, - мы перенеслись во времени и немного в пространстве. Оказались опять в стране Советов, но в тридцатые годы. Всё население в лагерях, вот и нет никого.

Я ничего не сказал, а только поудобнее зажал в руках свои находки. Пусть думают, что им хочется. А сам я на досуге почитаю и разберусь, что к чему…

Мы приблизились к постройкам. Когда-то это были обыкновенные жилые дома. По-видимому, уютные и красивые строения с садиками. Теперь же они превратились в развалины. У многих обвалились стены, крыш не было и в помине. В лучшем случае уцелел первый и второй этажи.

Время ли поработало над этими домами или этому процессу кто способствовал, не знаю. Вид у всего этого пейзажа был жуткий. Особенно жуткой была стоявшая здесь тишина, мёртвая тишина запустения. Ни звука, лишь ветер гуляет в развалинах.

Картина за всеми этими домами открывалась не лучше. Дома стояли на пригорке, и потом пейзаж за ними был перед нами как на ладони. С левой стороны какая-то выжженная пустошь и пустынная дорога устремлённая вдаль. С правой, не слишком близко, но и не слишком далеко отсюда, виднелся какой-то город, окутанный дымной мглой. Сквозь неё были видны едва различимые дома и курящиеся трубы нескольких заводов или фабрик. Не знаю почему, но вид этого города произвёл на меня не менее обескураживающее и унылое впечатление, чем вся эта свалка, развалины домов и пустошь вместе взятые. Дымящиеся трубы указывали на наличие населения, которое, по мнению Алекса, вымерло. Но я явственно ощущал, что ничего хорошего в этом городе нас не ожидает.

Я решил не спешить на встречу с цивилизацией и потому предложил своим спутникам немного отдохнуть среди развалин. Когда мы устроились, я аккуратно развязал бечевку, связывающую стопку газет, и засунул её в карман. Вдруг пригодиться!

Увидев это, Алекс не замедлил съязвить:

- Верёвочкой запасаешься?

На этот раз я был уже научен этому юмору о верёвках и мыле, и потому не замедлил огрызнуться в ответ:

- Да, осталось лишь мылом запастись.

Видно этот юмор был тяжёлым наследием, жертв советской власти.

Не обращая внимания на реплики Алекса, я, как ни в чём не бывало, развернул первую газету и углубился в чтение. Алекс же вытащил свой коммуникатор и сделал попытку связаться хоть с кем-нибудь. С тем же успехом он проверил и наши с Виктором коммуникаторы. Поняв всю тщету, сунул их обратно, и извлёк карты, что-то бубня себя под нос. Неужели он ещё на что-то надеялся?! Лично я и не ожидал, что коммуникаторы станут работать. Судя по некоторым признакам, все профессоровы изобретения похожи один на другой в своей особенности не работать или работать, как им вздумается.

Виктор и Алекс затеяли игру в карты. Я же вгрызался в источники информации с каким-то безумным остервенением. Мне повезло, там, куда мы попали, говорили на английском. Это меня немного успокоило. Но рано, ибо то, что я узнал из этих газет и из старого школьного учебника по истории местного отечества, выяснилось нечто, мягко скажу, ужасное, если не катастрофическое.

***

Первым пришёл в себя Фредерик. К своему ужасу, никого, кроме лежащей неподалёку, неподвижной Ильмы, он не обнаружил. Своим ярко-розовым платьем, она составляла очень яркое цветовое пятно среди пожухлой травы.

Как не смотрел Фредерик, ни следа своих друзей он не увидел. Видимость же ему открывалась замечательная, ибо оказались они вдвоём среди какой-то выжженной пустоши. Всё было видно, на много миль вокруг. Где-то вдали серела пустынная дорога. Больше же, куда не гляди – пустошь.

Солнце светило вовсю и пекло беспощадно. Укрыться же было некуда. Ни намёка на тень.

Медленно, Ильма пришла в себя. Увидев одного только Фредерика и себя в месте весьма неприглядном, она сникла.

Она сделала попытку подняться на ноги, и не удачно. Фредерику пришлось помочь ей.

- Где мы? – простонала она. – Это, что пустыня или степь?

- Полагаю, что пустошь, – сказал Фредерик.

- Там дорога, - заметила Ильма, - думаю, нам стоит пойти к ней.

Сказано, сделано. По пути, Ильма додумалась и извлекла из своего баула шёлковый платок и повязала им себе голову, чтобы не напекло. Голова у неё кружилась, в глазах темнело.

С большим трудом они преодолели немалое расстояние до серой ленты.

Дорога оказалась асфальтовая, старая и заброшенная. Вдоль неё стояли покосившиеся электрические столбы.

Фредерик и Ильма, взявшись за руки, пошли по дороге, в сторону, где как им показалось, вдали виднелись деревья.

Только часа через два, дошли они до них. Это оказался какой-то лес. От основного шоссе к нему вела более узкая дорога и «изжарившиеся» на солнце путники, недолго думая, свернули на неё. Им хотелось лишь одного, найти хоть какую-нибудь тень и упасть там же, возможно с «концами».

Дорога вывела их, к расположенным друг за другом, ограде и забору. Ограда была низкой, а забор, наоборот, очень высокий, решётчатый и поверху него шла колючая проволока. На воротах забора красовалась большая, но уже поблекшая надпись на английском: «Опасно! Вход запрещён».

За ним дорога продолжалась, уводя, как казалось двум страждущим, в заповедную прохладу и зелень.

- Интересно, – сказал Фредерик.

- Тебе действительно интересно? – удивилась Ильма. – Лично мне нисколько.

- Нет, я о том, что мы хотя бы попали в место, где говорят на английском языке. Обойдём, посмотрим можно ли попасть в лес?

- А надпись? – опасливо спросила Ильма, не сводя недоверчивого взгляда с забора.

- Да, ну её к черту! – махнул рукой Фредерик. – Если мы не пойдём, то ещё чего доброго нас хватит удар. А в лесу, наверное, прохладно и возможно мы найдём ручей или родник.

Ильма с минуту колебалась, но всё-таки приняла предложение Фредерика. Он велел ей подождать его под одиноко стоявшим деревом, пока он поищет проход. Оба ограждения казались старыми, по всей видимости, где-нибудь да должен оказаться в них пролом. Правда, низкая ограда не очень нравился Фредерику. Нечто похожее ему неоднократно приходилось видеть и даже форсировать. Обычно такие ограды, только выше, находились под электричеством, у Фредерика же не было ни малейшего желания это проверять.

Он залез в густо разросшиеся кусты и уже через четверть часа продирания сквозь них, проклял всё и вся. Но пробудившееся в нём откуда-то упорство и какое-то баранье упрямство, заставило его не бросить это занятие, а лишь с ещё большим остервенением устремиться вперёд. Ещё черёз столько же времени, он наконец-то нашёл искомое. В дальнем решётчатом заборе виднелся огромный пролом от когда-то давно упавшего и уже сгнившего дерева. Однако ближайшая ограда стояла, как ни в чём не бывало, целёхонькая, только немного покосившаяся. Фредерик зачем-то, наверное, жара плохо сказалась на его умственных способностях, дотронулся до неё. И получил сильный удар током. Чертыхаясь, он упал на землю, вернее в кусты. Тут он заметил, что кусты в этом месте были недавно поломаны и смяты. Приглядевшись внимательней, он разглядел повисший на них какой-то блестящий предмет. Подняв его, Фредерик увидел, что это компас.

Он уже отказался от идеи форсировать заборы и махнул рукою на этот лес. Мало ли что там вообще может быть! Может это и не лес, а какой-нибудь испытательный полигон или ещё что похуже…

Обратный путь Фредерик проделал по следам того или тех, что обронили компас. Это заняло куда меньше времени.

Когда он потрёпанный, расцарапанный, с листьями и ветками в волосах, полуживой вернулся к Ильме, та набросилась на него.

- Господи! – кричала она. – Где ты был всё это время?! Я уж думала, ты тоже сгинул, и я теперь останусь здесь, неизвестно где, около этого места с подозрительной надписью.

- Извини, – виновато проговорил Фредерик и стряхнул с себя мусор. – Я нашёл пролом, но мне что-то не очень нравится этот лес… в общем, давай туда не пойдём. Посидим здесь и, когда ближе к вечеру станет немного прохладней, пойдём по шоссе дальше.

- Это было ясно с самого начала, – всё ещё сердито проговорила Ильма. – Я с самого начала не хотела туда идти. Это была твоя идея.

- И ты была права, – сказал Фредерик и расположился рядом с ней. – Кстати, посмотри, что я нашёл, там в кустах.

Он протянул ей свою находку. Едва взяв её, Ильма воскликнула:

- Это же наш с Элизабет компас! То есть компас когда-то принадлежал моему отцу, а потом мне. Когда мы перераспределяли с ней вещи в автомобиле, там… у дома профессора, я отдала его ей. А то моя сумка и так была слишком тяжёлая…

- Так это значит! – радостно восклицая, вскочил со своего места, Фредерик. – Что она была здесь! Может быть совсем недавно, и мы ещё догоним её!

- Так быстрее в путь! – неожиданно бодро воскликнула Ильма и вслед за ним вскочила на ноги.

И они с неожиданною и завидно бодрою энергичностью, забыв об усталости и о жаре, устремились обратно. На перепутье они задержались, раздумывая, в какую сторону могла пойти Элизабет. Фредерик проявил внезапную сообразительность и смекалку. Он опустился на корточки и осмотрел поверхность дороги. Дело в том, что на её поверхности, конечно же, лежал слой пыли, и на нём что-то могло остаться. Ведь дорогою никто не пользовался уже давным-давно.

- В детстве, - пропыхтел он Ильме, чуть ли не носом, упираясь в пыль, - мы были следопытами. Юджин, конечно, в этом деле был лучше меня. Но его нет. Что ж попробую! Вспомню свою озорную ковбойско-индейскую юность!

Таким вот образом он тщательно осмотрел сначала тот участок, откуда они пришли и обнаружил лишь их с Ильмой следы.

- А вдруг, - сказала Ильма, опускаясь рядом с ним, - она как раз пришла по дороге и перелезла через забор в ту сторону, а не так как решили мы с тобою.

- Вряд ли! – пропыхтел Фредерик. – Как бы ни было, мы это выясним!

Осмотрев дорогу к лесу, он недовольно проговорил:

- Мы с тобою сильно тут натоптали! Если тут, что и было, теперь не различить!

Фредерик оставил в покое это направление и направил свои поиски на манящую часть шоссе. И тут на пыли он различил чёткие следы, а точнее две пары следов: следы какого-то крупного животного, должно быть собаки и следы туфель.

- Есть! – завопил он так громко, что Ильма, которая стояла задумчиво, глядя вдаль, чуть не подпрыгнула от неожиданности.

- Следы собаки и туфель! – торжественно объявил Фредерик. – Шли туда, куда мы решили с самого начала.

- Собаки? – изумилась Ильма. – Но откуда собака? Ладно, туфли я думаю Элизабет. Компас она обронила, когда перелезала через забор.

- Не знаю, откуда собака, - сказал Фредерик, поднимаясь на ноги, - но идти нам нужно, сейчас же, если мы хотим её догнать.

Только теперь до них обоих дошёл смысл того, что открыли для них следы. Следы туфель, только одной Элизабет. Совсем одна, неизвестно, что с ней может случиться! Надо быстрее нагнать её.

И один вопрос, невысказанный вслух, появился одновременно у них в головах, где же могут быть остальные?..

Так в полном неведении пошли они по дороге. Когда совсем стемнело, они вышли на другую более широкую дорогу. Темнота не позволила Фредерику, изучить следы и понять в какую сторону могла пойти Элизабет и потому они решили пойти налево, ни на что, уже не надеясь, усталые, измученные и потерянные в неизвестном им месте…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0157236

от 7 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0157236 выдан для произведения:

Глава вторая

Ну, господин профессор…

Я очнулся внезапно и обнаружил себя лежащим на жёсткой пожухлой траве. Невдалеке от себя я расслышал какие-то стенания. Поднявшись, я сел и огляделся. Только, что пришедшие в себя Алекс и Виктор со стонами и ругательствами, поднимались на ноги.

- Эта чёртова сумка с едой огрела меня по голове, – пожаловался Виктор, потирая травмированную голову.

- Зато сумка с нашим барахлом, - буркнул Алекс, растирая ушибленную ногу, - создала тебе мягкую посадку. Вечно ты чем-то недоволен! А, что касается головы, то она всё равно у тебя пустая!

- Это у кого пустая? – переспросил Виктор, не веря своим ушам. Его глаза угрожающе блеснули.

- Стойте! – остановил я назревающий скандал. – Где остальные?

- А, что с нами ещё кто-то, было? – пробормотал Алекс, явно не соображая, что говорит.

- Вроде головой ударился я, – недовольно проговорил Виктор. – А ещё говорит, что она у меня пустая. Разуй глаза, ты, что ещё кого-нибудь видишь?

Алекс окинул окружавшую нас местность ошалелым взором.

- Где это мы?.. – только и выговорил он.

Оказались мы действительно в довольно импозантном месте. Притом явно на какой-то свалке. Повсюду валялись целые груды какого-то тряпья, поломанной мебели, битой посуды, старых книг и газет. Были и останки старых автомобилей. Вдали я различил очертания каких-то полуразвалившихся строений. Слава богу, это была свалка из вещей, а не помойка и ничем таким уж специфически вонючим не отдавала. Ну, просто запах старых разломанных и никому ненужных вещей.

Мы старательно обшарили свалку, то есть, конечно, искал я, ибо от этой парочки толку было, как от старой раздолбанной ванны и битого горшка, на которые я наткнулся в своих поисках. Эти двое, как ни в чём не бывало, продолжали свою перепалку, из которой выяснилось, что я нахожусь в компании двух «ослов», хотя мне это было и так ясно.

Как я не искал, нигде не обнаружилось и следа Элизабет, Фредерика или Ильмы. Всё указывало на то, что их вообще здесь никогда не было.

Что могло приключиться с ними? Живы ли они? Где оказались, и увижу ли я их когда-нибудь ещё? На все эти горькие вопросы некому было ответить.

Я устало опустился на старый кожаный диван и закрыл лицо руками.

Почему мне так «повезло», почему я не мог оказаться с Элизабет? Хоть смог бы побыть с нею наедине…

Нет, вместо этого я должен думать и гадать где она и что с ней, и наслаждаться обществом этой парочки, которая с годами становиться всё невыносимее.

Или хоть были бы рядом с Фредериком или Ильмой. Они хоть отличаются разумностью.

Но всё-таки, почему нас разъединило? И, где они все? Чёрт подери эту профессорову адскую машину! Отправил, ничего не скажешь!

Ко мне подошёл Алекс.

- Надеюсь что это всё-таки не Камелот, – сказал он мне.

- Я тоже, - буркнул я в ответ. – Просто чудное местечко! Интересно мы попали в мир, состоящий из свалки?

- Так пойдёмте, выясним это! – неожиданно бодро предложил Виктор, приближаясь к нам. – Все вещи целы?

Мы проверили мечи, а я ещё и карту. Всё было на месте. Мы двинулись через свалку к видневшимся вдали развалинам.

Неожиданно на глаза мне попался целый ворох, перевязанных бечевкою, старых и пожелтевших газет. А так же какая-то небрежно кинутая книга. Я поднял всё это.

- Желаешь насладиться чтением старых газет? – поинтересовался Алекс. Он тащил сумку с провиантом, а Виктор с нашими вещами. Видно им не давало покоя то, что я иду налегке.

- Можем дать тебе что-нибудь понести, если тебе тащить нечего, и ты собираешь всякий хлам, – недовольно буркнул Виктор. Он согнулся под тяжестью сумки. И я подумал, какого чёрта вообще они вспомнили об этой сумке в самый последний момент! Уж лучше быть налегке, чем заделаться мулом.

- Дураки вы оба! – огрызнулся я. – Самый лучший способ узнать о мире, где мы оказались, это почитать его газеты или книги.

- По-моему об этом мире всё ясно! – пожал плечами Алекс. – Свалка и ничего больше. Неизвестно даже, может, здесь и людей никаких нет. Взяли, например, и вымерли.

- А вещи сами на свалку перекочевали? – съязвил я. – Молчи уж, мыслитель.

- Может статься, - сказал Виктор, - что профессор нас вообще обманул. Перенёс не в другой мир, а на какую-нибудь местную свалку.

- А может, - продолжал Алекс, - мы перенеслись во времени и немного в пространстве. Оказались опять в стране Советов, но в тридцатые годы. Всё население в лагерях, вот и нет никого.

Я ничего не сказал, а только поудобнее зажал в руках свои находки. Пусть думают, что им хочется. А сам я на досуге почитаю и разберусь, что к чему…

Мы приблизились к постройкам. Когда-то это были обыкновенные жилые дома. По-видимому, уютные и красивые строения с садиками. Теперь же они превратились в развалины. У многих обвалились стены, крыш не было и в помине. В лучшем случае уцелел первый и второй этажи.

Время ли поработало над этими домами или этому процессу кто способствовал, не знаю. Вид у всего этого пейзажа был жуткий. Особенно жуткой была стоявшая здесь тишина, мёртвая тишина запустения. Ни звука, лишь ветер гуляет в развалинах.

Картина за всеми этими домами открывалась не лучше. Дома стояли на пригорке, и потом пейзаж за ними был перед нами как на ладони. С левой стороны какая-то выжженная пустошь и пустынная дорога устремлённая вдаль. С правой, не слишком близко, но и не слишком далеко отсюда, виднелся какой-то город, окутанный дымной мглой. Сквозь неё были видны едва различимые дома и курящиеся трубы нескольких заводов или фабрик. Не знаю почему, но вид этого города произвёл на меня не менее обескураживающее и унылое впечатление, чем вся эта свалка, развалины домов и пустошь вместе взятые. Дымящиеся трубы указывали на наличие населения, которое, по мнению Алекса, вымерло. Но я явственно ощущал, что ничего хорошего в этом городе нас не ожидает.

Я решил не спешить на встречу с цивилизацией и потому предложил своим спутникам немного отдохнуть среди развалин. Когда мы устроились, я аккуратно развязал бечевку, связывающую стопку газет, и засунул её в карман. Вдруг пригодиться!

Увидев это, Алекс не замедлил съязвить:

- Верёвочкой запасаешься?

На этот раз я был уже научен этому юмору о верёвках и мыле, и потому не замедлил огрызнуться в ответ:

- Да, осталось лишь мылом запастись.

Видно этот юмор был тяжёлым наследием, жертв советской власти.

Не обращая внимания на реплики Алекса, я, как ни в чём не бывало, развернул первую газету и углубился в чтение. Алекс же вытащил свой коммуникатор и сделал попытку связаться хоть с кем-нибудь. С тем же успехом он проверил и наши с Виктором коммуникаторы. Поняв всю тщету, сунул их обратно, и извлёк карты, что-то бубня себя под нос. Неужели он ещё на что-то надеялся?! Лично я и не ожидал, что коммуникаторы станут работать. Судя по некоторым признакам, все профессоровы изобретения похожи один на другой в своей особенности не работать или работать, как им вздумается.

Виктор и Алекс затеяли игру в карты. Я же вгрызался в источники информации с каким-то безумным остервенением. Мне повезло, там, куда мы попали, говорили на английском. Это меня немного успокоило. Но рано, ибо то, что я узнал из этих газет и из старого школьного учебника по истории местного отечества, выяснилось нечто, мягко скажу, ужасное, если не катастрофическое.

***

Первым пришёл в себя Фредерик. К своему ужасу, никого, кроме лежащей неподалёку, неподвижной Ильмы, он не обнаружил. Своим ярко-розовым платьем, она составляла очень яркое цветовое пятно среди пожухлой травы.

Как не смотрел Фредерик, ни следа своих друзей он не увидел. Видимость же ему открывалась замечательная, ибо оказались они вдвоём среди какой-то выжженной пустоши. Всё было видно, на много миль вокруг. Где-то вдали серела пустынная дорога. Больше же, куда не гляди – пустошь.

Солнце светило вовсю и пекло беспощадно. Укрыться же было некуда. Ни намёка на тень.

Медленно, Ильма пришла в себя. Увидев одного только Фредерика и себя в месте весьма неприглядном, она сникла.

Она сделала попытку подняться на ноги, и не удачно. Фредерику пришлось помочь ей.

- Где мы? – простонала она. – Это, что пустыня или степь?

- Полагаю, что пустошь, – сказал Фредерик.

- Там дорога, - заметила Ильма, - думаю, нам стоит пойти к ней.

Сказано, сделано. По пути, Ильма додумалась и извлекла из своего баула шёлковый платок и повязала им себе голову, чтобы не напекло. Голова у неё кружилась, в глазах темнело.

С большим трудом они преодолели немалое расстояние до серой ленты.

Дорога оказалась асфальтовая, старая и заброшенная. Вдоль неё стояли покосившиеся электрические столбы.

Фредерик и Ильма, взявшись за руки, пошли по дороге, в сторону, где как им показалось, вдали виднелись деревья.

Только часа через два, дошли они до них. Это оказался какой-то лес. От основного шоссе к нему вела более узкая дорога и «изжарившиеся» на солнце путники, недолго думая, свернули на неё. Им хотелось лишь одного, найти хоть какую-нибудь тень и упасть там же, возможно с «концами».

Дорога вывела их, к расположенным друг за другом, ограде и забору. Ограда была низкой, а забор, наоборот, очень высокий, решётчатый и поверху него шла колючая проволока. На воротах забора красовалась большая, но уже поблекшая надпись на английском: «Опасно! Вход запрещён».

За ним дорога продолжалась, уводя, как казалось двум страждущим, в заповедную прохладу и зелень.

- Интересно, – сказал Фредерик.

- Тебе действительно интересно? – удивилась Ильма. – Лично мне нисколько.

- Нет, я о том, что мы хотя бы попали в место, где говорят на английском языке. Обойдём, посмотрим можно ли попасть в лес?

- А надпись? – опасливо спросила Ильма, не сводя недоверчивого взгляда с забора.

- Да, ну её к черту! – махнул рукой Фредерик. – Если мы не пойдём, то ещё чего доброго нас хватит удар. А в лесу, наверное, прохладно и возможно мы найдём ручей или родник.

Ильма с минуту колебалась, но всё-таки приняла предложение Фредерика. Он велел ей подождать его под одиноко стоявшим деревом, пока он поищет проход. Оба ограждения казались старыми, по всей видимости, где-нибудь да должен оказаться в них пролом. Правда, низкая ограда не очень нравился Фредерику. Нечто похожее ему неоднократно приходилось видеть и даже форсировать. Обычно такие ограды, только выше, находились под электричеством, у Фредерика же не было ни малейшего желания это проверять.

Он залез в густо разросшиеся кусты и уже через четверть часа продирания сквозь них, проклял всё и вся. Но пробудившееся в нём откуда-то упорство и какое-то баранье упрямство, заставило его не бросить это занятие, а лишь с ещё большим остервенением устремиться вперёд. Ещё черёз столько же времени, он наконец-то нашёл искомое. В дальнем решётчатом заборе виднелся огромный пролом от когда-то давно упавшего и уже сгнившего дерева. Однако ближайшая ограда стояла, как ни в чём не бывало, целёхонькая, только немного покосившаяся. Фредерик зачем-то, наверное, жара плохо сказалась на его умственных способностях, дотронулся до неё. И получил сильный удар током. Чертыхаясь, он упал на землю, вернее в кусты. Тут он заметил, что кусты в этом месте были недавно поломаны и смяты. Приглядевшись внимательней, он разглядел повисший на них какой-то блестящий предмет. Подняв его, Фредерик увидел, что это компас.

Он уже отказался от идеи форсировать заборы и махнул рукою на этот лес. Мало ли что там вообще может быть! Может это и не лес, а какой-нибудь испытательный полигон или ещё что похуже…

Обратный путь Фредерик проделал по следам того или тех, что обронили компас. Это заняло куда меньше времени.

Когда он потрёпанный, расцарапанный, с листьями и ветками в волосах, полуживой вернулся к Ильме, та набросилась на него.

- Господи! – кричала она. – Где ты был всё это время?! Я уж думала, ты тоже сгинул, и я теперь останусь здесь, неизвестно где, около этого места с подозрительной надписью.

- Извини, – виновато проговорил Фредерик и стряхнул с себя мусор. – Я нашёл пролом, но мне что-то не очень нравится этот лес… в общем, давай туда не пойдём. Посидим здесь и, когда ближе к вечеру станет немного прохладней, пойдём по шоссе дальше.

- Это было ясно с самого начала, – всё ещё сердито проговорила Ильма. – Я с самого начала не хотела туда идти. Это была твоя идея.

- И ты была права, – сказал Фредерик и расположился рядом с ней. – Кстати, посмотри, что я нашёл, там в кустах.

Он протянул ей свою находку. Едва взяв её, Ильма воскликнула:

- Это же наш с Элизабет компас! То есть компас когда-то принадлежал моему отцу, а потом мне. Когда мы перераспределяли с ней вещи в автомобиле, там… у дома профессора, я отдала его ей. А то моя сумка и так была слишком тяжёлая…

- Так это значит! – радостно восклицая, вскочил со своего места, Фредерик. – Что она была здесь! Может быть совсем недавно, и мы ещё догоним её!

- Так быстрее в путь! – неожиданно бодро воскликнула Ильма и вслед за ним вскочила на ноги.

И они с неожиданною и завидно бодрою энергичностью, забыв об усталости и о жаре, устремились обратно. На перепутье они задержались, раздумывая, в какую сторону могла пойти Элизабет. Фредерик проявил внезапную сообразительность и смекалку. Он опустился на корточки и осмотрел поверхность дороги. Дело в том, что на её поверхности, конечно же, лежал слой пыли, и на нём что-то могло остаться. Ведь дорогою никто не пользовался уже давным-давно.

- В детстве, - пропыхтел он Ильме, чуть ли не носом, упираясь в пыль, - мы были следопытами. Юджин, конечно, в этом деле был лучше меня. Но его нет. Что ж попробую! Вспомню свою озорную ковбойско-индейскую юность!

Таким вот образом он тщательно осмотрел сначала тот участок, откуда они пришли и обнаружил лишь их с Ильмой следы.

- А вдруг, - сказала Ильма, опускаясь рядом с ним, - она как раз пришла по дороге и перелезла через забор в ту сторону, а не так как решили мы с тобою.

- Вряд ли! – пропыхтел Фредерик. – Как бы ни было, мы это выясним!

Осмотрев дорогу к лесу, он недовольно проговорил:

- Мы с тобою сильно тут натоптали! Если тут, что и было, теперь не различить!

Фредерик оставил в покое это направление и направил свои поиски на манящую часть шоссе. И тут на пыли он различил чёткие следы, а точнее две пары следов: следы какого-то крупного животного, должно быть собаки и следы туфель.

- Есть! – завопил он так громко, что Ильма, которая стояла задумчиво, глядя вдаль, чуть не подпрыгнула от неожиданности.

- Следы собаки и туфель! – торжественно объявил Фредерик. – Шли туда, куда мы решили с самого начала.

- Собаки? – изумилась Ильма. – Но откуда собака? Ладно, туфли я думаю Элизабет. Компас она обронила, когда перелезала через забор.

- Не знаю, откуда собака, - сказал Фредерик, поднимаясь на ноги, - но идти нам нужно, сейчас же, если мы хотим её догнать.

Только теперь до них обоих дошёл смысл того, что открыли для них следы. Следы туфель, только одной Элизабет. Совсем одна, неизвестно, что с ней может случиться! Надо быстрее нагнать её.

И один вопрос, невысказанный вслух, появился одновременно у них в головах, где же могут быть остальные?..

Так в полном неведении пошли они по дороге. Когда совсем стемнело, они вышли на другую более широкую дорогу. Темнота не позволила Фредерику, изучить следы и понять в какую сторону могла пойти Элизабет и потому они решили пойти налево, ни на что, уже не надеясь, усталые, измученные и потерянные в неизвестном им месте…

Рейтинг: +1 170 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!