ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 19

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 19

19 марта 2014 - Даннаис дде Даненн

Глава Девятнадцатая

Ловушка захлопывается

Нам предоставили такие покои, какие, мне трудно было себе вообразить. В Бразервилле мы жили не в дурном доме, да и дом профессора был шикарен. Но тут…это было что-то невообразимое. У меня сразу же возникло желание захватить замок, ведь как бы мы могли славно, с удобствами и в роскоши пожить. А не сидеть на свалке в каких-то руинах. Но это были лишь мимолётные мысли. Я всё время думала только о том, как нам отсюда сбежать, и как дать знать о себе остальным.

В лесу ведь была дыра под оградой, в которую мы с Баргестром лазили туда-сюда, когда только что оказались в этом мире. Значит надо написать записку, всунуть её Баргестру в ошейник и отправить его к нашим на свалке. Но для этого надо было как-то настоять на прогулке, заодно узнать, как они попадают в лес. Сомневаюсь, что они постоянно ходят через ворота. Вряд ли они способны постоянно открывать и закрывать подобную сложную и тяжеловесную конструкцию. Скорее всего, есть какой-то тайный ход. Он кстати и будет в случае чего прорехой в этой непоколебимой твердыне.

После обильного ужина, я с самой миловидной и обезоруживающей улыбкой, но в тоже время тоном, не требующим возражений, сообщила, что мой пёс привык совершать длительные моционы на свежем воздухе по несколько раз в день. И я бы хотела, чтобы он совершал их в лесу.

Джастин поначалу как-то заколебался, и попытался навязать мне аллею в парке. Но Стив, из желания, то ли угодить мне, то ли позлить хозяина, тут, же вызвался проводить меня. Записку я написала заранее.

«За нас не беспокойтесь. Мы в замке. Меня принимают за кого-то другого. Хочу выяснить, что тут происходит. Пока тревожиться не о чем. Постараемся быть на связи. Элизабет и Алекс.»

Как я и ожидала, действительно имелся проход. Он находился в таком месте, где бы мне никогда не пришло в голову искать его. В дальнем конце парка, было что-то вроде каменной беседки, из одной из стен изливался водопадом фонтан. Стив надавил на одну из каменных лепнин и в мгновение ока, всё сооружение со скрежетом отодвинулось в сторону, открыв узкий туннель.

Мой спутник с наигранной вежливостью пропустил меня. Я взяла под руку Алекса и двинулась вперёд. Баргестр же замыкал шествие.

Мы очутились в низком помещении с какими-то телегами, лопатами и прочим старым хламом. Проход за нами не закрылся, поэтому я так и не узнала, как он открывается снаружи. И вообще, открывается ли?

Вышли из каменного сооружения и очутились во дворе среди непонятных хозяйственных построек. Похоже на то, что это были гаражи и конюшни.

Мы прошли немного вдоль рва, и оказались на дороге, ведущей в лес. Я узнала это место, как раз здесь я впервые увидела замок.

Пройдя вглубь, я, сделав вид, что глажу Баргестра, незаметно сунула ему записку под ошейник. Алекс должен был сопроводить его в его моционе.

Самой же мне пришлось остаться наедине с этим омерзительным типом, но делать было нечего. Я гадала, сколько потребуется Баргестру, чтобы добежать до моих друзей. Обернётся он за час или нет? Ведь если вспомнить, сколько мы здесь с ним бродили, может статься, что и не успеет. Как бы там ни было, мне нужно было, протянуть время, и отвлечь этого типа.

Я выразила желание покататься верхом и прилизанному Стиву, ничего не оставалось, как идти мне угождать. Я нарочно всё старалась делать не спеша. Критически осматривала лошадей и долго выбирала, разговаривая с ними и гладя их. Наконец, остановила свой выбор, на вороном красавце коне, который как я после узнала, отличался исключительно диким, вольным и строптивым норовом. До сих пор ещё никому не удавалось с ним поладить. Держали его исключительно из-за породистости. Ко мне же он сразу проникся симпатией. Оказался на удивление послушным. Стив ни на минуту не мог перестать удивляться этому. Я обнаружила у себя удивительные способности к верховой езде, коих ранее не замечала.

Прошло около, получаса, когда к моему глубокому изумлению Алекс привёл Баргестра. Пёс не выглядел запыхавшимся или усталым. Он, как всегда был бодр и энергичен. Даже ещё немного побегал. Я наблюдая за ним, восхищалась, и думала, что этот пёс не так прост каким кажется или хочет казаться.

Когда уединившись в своих покоях, извлекла из-под ошейника Баргестра записку, то сразу узнала подчерк Ильмы, хотя уже была предупреждена заранее ароматом фиалок, которыми пропахла бумага.

«Мы всё поняли. Ждём вестей.»

Я кинула записку в камин, и проследила, чтобы она сгорела дотла. При этом почувствовала себя каким-то шпионом или тайным агентом.

Замок погрузился в тишину. Хоть я и закрыла дверь на ключ, а ключ засунула в карман, мне было тревожно. О, Господи, ведь когда-то это уже было! Два года назад в доме для приезжих, в богом забытом месте… там всё и началось и так до сих пор и продолжается.

Ничего собственно удивительного не было в моём тревожном состоянии. Оказалась, пусть не совсем одна, а в обществе Алекса и Баргестра, в очередном «Приюте для В*», ещё принятая за какую-то очень важную персону. Чуяло моё сердце, добром это не кончится. Сколько ещё продержится их неведение? Хорошо если эта особа не даст о себе знать или того хуже не прикатит сюда!..

Потому неудивительно, что эту ночь я спала плохо, и меня терзали кошмары. Единственным утешением было отсутствие каких-либо портретов.

Проведя почти бессонную ночь, наутро встала чуть свет. В замке было тихо. Алекс, наверное, ещё спал, и я решила его не тревожить. Пусть после стольких ночёвок, где попало, наконец, выспится по-человечески.

Стараясь ступать бесшумно, спустилась по лестнице и, пройдя по каким-то коридорам, очутилась во внутреннем дворе замка. Здесь я, однако, не стала задерживаться, потому что ничего особенно интересного не нашла.

Вышла в закрытый сад и тут… услышала голоса. Они привели меня в некоторое замешательство. Я заметалась по оранжерее, не зная прятаться мне или нет. Решила, что лучше всё-таки первое и затаилась в зарослях бамбука и раскидистых пальм. Только я успела это сделать, как в сад, разговаривая, вошли оба прилизанных. Они остановились, как раз перед моими зарослями, и потому не только весь их разговор, но и сопровождавшая его мимика, были мне отчётливо слышны и видны.

- Он всё ещё отказывается. – сказал Джастин. – Говорит, что не желает иметь с охлосом каких бы то ни было дел. Так что зря ты приехал или думаешь, что у тебя получится развязать ему язык?

В его голосе мелькнула насмешка.

- Этим делом, - проговорил с нескрываемой неприязнью Стив, - интересуется Сам. Не случайно же Левая рука прислал свою дочь. Она приехала из Южной Америки, там жила у самого Товарища Сальвадора.

- Это я и без тебя знаю. – насмешливо проговорил Джастин. – Ты уверен, что это она?

- Безусловно, - уверенно воскликнул Стив, - путешествует инкогнито, выполняет задание отца. Черноволосая, лет около двадцати, с огромной собакой, зовут Элизабет. Или, по-твоему, этих примет не достаточно?! Собаки нынче большая редкость. По одному этому можно определить. И кстати, не очень рассчитывай на то, что тебе удастся её окрутить.

- Это ты не особенно рассчитывай! – сказал Джастин. – Считаешь себя настолько неотразимым? Крутишь, свои интрижки с рабочими девицами, вот и крути. Эта тебе не по зубам.

Я замерла от услышанного. Значит, меня приняли за какую-то Элизабет. Хотя собственно не какую-то, а дочь приближённого к Ленину! Недаром они так и крутились вокруг меня, думая, что я это она. Как же, такая завидная невеста!

У меня чуть не вырвался стон ужаса, но я вовремя спохватилась. Надо бежать, бежать и немедленно. Не дай бог, приедет настоящая, и тогда точно лагерей не избежать. А может и вовсе расстреляют. Однако, чтобы бежать нужно было дождаться ухода этих субъектов. Они же с этим не торопились, а продолжали разговор.

- Ты-то что прикатил? – спросил Джастин. – Думаешь, чего-нибудь добьёшься?

- Не знаешь, не говори, - проговорил раздражённо Стив, - во-первых, я приехал на вечеринку. Она будет сегодня вечером, если не ошибаюсь? А во-вторых, несколько дней назад, наблюдался всплеск энергии. Там, где этот дом, где машина и здесь. Все приборы, машины и даже автомобили повыходили из строя.

- Что-то такое припоминаю! – воскликнул Джастин. – У нас автомобиль заглох и ещё что-то, на время. Что бы это могло быть?

- Это мне и поручено выяснить. – произнес Стив. – Ты веришь в эту историю с домом, который полгода назад появился неизвестно откуда?

- «Сам» уверен, что это правда. Он очень заинтересовался этим делом. Ты же знаешь. Найденная там машина в точности соответствует описанию Бронштейна, которое тот сделал ещё в те времена. Машине потому уделено особое внимание. Её увезли в тайное место и охраняют. Говорят, что этот учёный…

- Как там его? – лениво и так как бы, между прочим, поинтересовался Стив.

- Лефрой. Так вот этот учёный обладает ключом власти. А уж сверхоружие для нас, он запросто может сделать.

Я отказывалась верить только, что услышанному. Сразу же все страхи о какой-то там дочке важного боса, выветрились из моей головы. Все мои мысли заняла лишь одна: Профессор здесь! Не было ни малейшего сомнения, в том, что это именно он. А кто это ещё мог быть, с таким же именем, машиной, загадочными всплесками энергии?! Именно тогда, когда мы переместились. Дом, наверное, тот самый, о котором в Бразервилле говорили, что он появился неоткуда. Правда, выходило, что здесь этот дом тоже возник невесть откуда. Получалось, что профессор переместил его сюда, как после переместил его в Бразервилль в ту нашу реальность. Но, откуда? Ох, уж этот профессор, одни у него тайны! А я-то думала, что мы первые принявшие участие в его эксперименте с этой адской машиной! А он всё уже знал! Ведь это был его не первый и даже думаю не второй эксперимент.

Письмо, которое я ношу с собою! Конечно же письмо, адресовано ему. Ай да, профессор! Но насколько было бы проще и лучше, если бы он нам обо всём рассказал. А не ломал бы эту комедию. Мы бы, как дураки не лазили бы в музей, почём зря. Хотя ведь знак на этой штуковине такой же, как на медальоне и мечах. Может за все эти времена, устройство просто сломалось! Кто знает?! Как бы там ни было, теперь я профессору о нём не скажу. В отместку за то, что он ничего нам не объяснил толком. Ладно, это всё равно потом. Теперь главное вытащить его отсюда. У них сегодня вечеринка. Надо воспользоваться этим. Наверняка они все упьются вдрызг, а тогда хоть весь замок выноси, не то, что профессора. Не знаю уж, какой у него там ключ, для нас у него ключик к спасению, к тому, чтобы убраться отсюда.

Но где профессор? Судя по всему, они его где-то держат. Наверное, в подземелье. Надо выяснить это.

И как ответ на моё желание, прилизанный Стив проявил оживление и инициативу.

- Что ж, - сказал он, - неплохо было бы поговорить с ним прямо сейчас.

- Если ты так самоуверен, - зло сказал его дружок, - так и быть, отведу тебя к нему. Пошли.

Они вышли из оранжереи, а я немного выждав, поспешила выбраться из зарослей. И устремилась за ними. Было важно узнать, где они держат профессора и в тоже время не попасться на глаза врагу.

Их голоса, гулким эхом разносимые по коридору, ещё были слышны, хотя они ушли уже довольно далеко. Я ускорила шаг, в тоже время, стараясь, чтобы меня было не слышно. Нагнала их, когда они входили в какую-то комнату. К счастью во время остановилась и притаилась за углом.

Дверь они оставили приоткрытой. На цыпочках подошла ближе и заглянула в щель. Это была библиотека или кабинет, а может и то и другое. Все стены занимали высокие полки и стеллажи, заставленные книгами, бросался в глаза огромный письменный стол. Были ещё камин, диваны, столы и столики, стулья и скульптуры. Прилизанные стояли подле камина. Джастин для чего-то зажёг свечи в канделябре. Одной рукой сжимая канделябр, другой он дотронулся до лепнины на камине. В ту же секунду раздался скрежет. Камин отъехал в сторону, открыв чёрный зияющий проход. Одного за другим, тьма, царившая там, поглотила их. До меня донёсся гул удаляющихся шагов. Я приоткрыла дверь, и всё ещё стараясь не шуметь, подбежала к проходу. Заглянула внутрь – увидела сбегающие вниз ступеньки. А дальше тьма кромешная. До меня в последний раз донеслись отзвуки шагов и голосов, и стихли. Я ощутила промозглый холод и запах сырости. Вот она дорога в подземелья, где сидит Горацио Лефрой.

***

Я опрометью кинулась будить Алекса. Однако воздержалась от того, чтобы говорить что-либо вслух. Кто знает, может быть, нас подслушивают. Я написала ему на листке вкратце всё, что мне удалось услышать. После именно эту записку, мы всунули в ошейник Баргестру и поспешили якобы на прогулку.

Из замка мы вышли свободно и устремились к беседке, в дальнем конце парка. Я надавила на лепнину, открылся проход, и мы скрылись в нём.

Кругом не было ни души. Мы бегом ринулись по дороге в лес и отпустили Баргестра.

Как и вчера, Баргестр вернулся через полчаса. Я ласково потрепала пса и вытащила записку.

«Всё поняли. Уходите оттуда»

Я подожгла записку зажигалкой. Подумала о письме. Проверила на месте ли оно. Хорошо было бы его куда-нибудь спрятать. Вдруг всё-таки меня схватят.

Мы медленно возвращались к замку. У его входа нас встретил Стив и расплылся в своей тошнотворной улыбке. Мы позавтракали, затем Джастин пригласил нас, а точнее меня в свой кабинет. То самое место, где я была утром. Алекс и Баргестр пошли со мною, и ему пришлось с этим смириться.

- Нас интересует одно и то же дело. – начал он прямо. Хорошо, что я слышала их разговор и знала о чём идёт речь. – Желаете поговорить с ним прямо сейчас?

У меня замерло сердце. Я попробовала взять себя в руки и сказала презрительным и равнодушным голосом:

- Что ж, поговорила бы.

Я развалилась в кресле с видом капризной королевы из грязи. Он встал, чтобы пойти, но тут… зазвонил телефон. Он поднял трубку и его лицо и без того мерзкое, стало ещё отвратительней. Если такое вообще возможно.

Он что-то выслушал и, дав короткий утвердительный ответ, положил трубку. Джастин посмотрел на меня и мне не понравился этот взгляд. На его губах играла противненькая улыбочка.

- Подождёте меня? – спросил он, поднимаясь. – Надо тут кое в чём разобраться.

С этими словами он вышел. Я же почувствовала неладное. В сердце зароился страх, а что если приехала настоящая?

Недолго думая, я засунула кинжал в правый чулок, а письмо в левый. Алекс, увидев это, понял что что-то не так.

- Надо выпустить Баргестра. – сказала я ему. – Пока не поздно.

Но было уже поздно. Дверь отворилась, и в кабинет вошёл Джастин, Стив, два амбала и она.

Я сразу поняла, что это она. Высокая, тощая, расфуфыренная, в дорогой одежде, с чёрными, как вороново крыло волосами до плеч, с избытком макияжа на некрасивом и вульгарном лице, с глазами, как у рыбы и горбатым чересчур длинным носом – такой мне предстала дочь левой руки «Самого». С ней рядом была большая собака, уродливая, под стать своей хозяйке.

Некоторое время длилась немая сцена.

- И что? – сказала я, в моём голосе звучал вызов. Мне было уже всё равно. Не дело, Лоттеанину робеть пред всякими ничтожествами.

- Это вас мы хотим спросить. – проговорил Джастин. Каждое слово его истончало яд, казалось, что он сейчас прожжёт глубокие дыры в дорогом персидском ковре на полу.

- Кто вы такая? – спросил в лоб Стив Паркер. – Вы не та за кого себя выдавали. Вот настоящая Элизабет Докер. Кто же вы, может быть шпионка?

- Вы знаете, что вам будет за весь ваш маскарад? – злобно поинтересовался Джастин.

Я рассмеялась, встала и подошла к новоприбывшей. Быстрое движение руки. Они не успели и глазом моргнуть. Моя рука с пистолетом-зажигалкой оказалась у виска черноволосой девицы.

- Ни шагу, ни одного резкого движения, - прошипела я, - если не хотите, чтобы я украсила лепнину вашего камина мозгами драгоценной мисс Докер!

Они замерли в ужасе и даже отступили.

Это был блеф, но что мне оставалось делать? Я решила пойти на блеф.

Алекс в изумлении уставился на меня, да и не скрою, я бы сама изумилась бы собственному поведению. Откуда-то во мне взялась эта решительность, смекалка и холодная ненависть. Не горячая, а именно холодная. Это она велела мне так просто не сдаваться. Но мне в отличие от Алекса некогда было удивляться, неожиданным проявлениям собственного характера.

Надо было всё хорошенько продумать, в тоже время, соблюдая осторожность и настороженность. Эти могли выкинуть всё что угодно. Мне же надо было не только держать свою жертву якобы на мушке, но и ещё диктовать условия. Неплохо было бы раздобыть настоящее оружие. Я оглядела амбалов – оружия у них не было. Странно.

- Алекс. – сказала я. – Обыщи их и забери у них оружие.

Алекс поднялся с места и направился к сгрудившимся и прижавшимся к стене. Баргестр оскалившись, стоял напротив собаки. Та, несмотря на свои внушительные размеры, даже не подумала защищать свою хозяйку, а вся сжалась, и наконец, не выдержав, трусливо поджав хвост, кинулась под стол.

Алекс ловким движением обыскал наших врагов и повернулся ко мне, отрицательно покачав головой. Меня это огорчило и удивило. Я уже начала рассчитывать на их оружие. Они же были настолько самоуверенны, что пришли брать нас без оружия. Думали, что одной силы этих двоих будет достаточно. Глупо. Но кто знает, какие сюрпризы у них могут быть. Ведь это их замок, и они прекрасно знают его.

Я ощутила дрожь в руках, ногах, да и во всём теле, в горле пересохло. Постаралась взять себя в руки. Пора диктовать условия.

- Значит так. – проговорила я ледяным и властным голосом. – Вы должны очистить нам дорогу из замка и не чинить никаких препятствий. Не то – я стреляю. А стреляю я, смею заметить метко и с более отдалённого расстояния. А тут, любой ребёнок попадёт.

Я ощутила, как при этих словах задрожала моя пленница и даже всхлипнула. Видно только теперь до неё дошло, что её жизнь в моей власти. Если бы только это действительно было так…

Я старалась говорить, как можно увереннее, хотя сама ощущала всю глупость этой затеи. Ничего у нас не выйдет. Но может, удастся хотя бы Баргестра выпустить к друзьям. Он приведёт их, ведь он прекрасно знает дорогу. Это было единственное, на, что я рассчитывала. В тоже время пыталась вспомнить все когда-либо читанные мною детективы, в которых были бы полезные способы, брать заложников и какие оплошности при этом не совершать. Перед моим взором на мгновение проплыли и Отец Браун с Фламбо, и Арсен Люпен, и Нат Пинкертон и даже Иван Дмитриевич Путилин,… но особой ясности в это дело их временные и смутные образы не внесли. Что и говори – трудное это дело, особенно, когда у тебя в этом нет ни малейшего опыта.

Я велела Баргестру идти впереди и очищать мне дорогу, Алексу замыкать шествие.

Так мы и пошли. Идти пришлось невыразимо долго. Время казалось, остановилось. Рука с якобы пистолетом затекла и, покрывшись холодным потом, стала леденеть. Я прокляла всё и вся, особенно свою глупость, ту, что втянула меня в эту с самого начала сомнительную затею.

Вот мы вышли во внутренний двор замка, вот снова вошли внутрь. Коридоры, коридоры… бесчисленные сплетения коридоров, как только я ориентировалась в них? Помогла моя утренняя прогулка.

Наконец, лестница и холл.

Лакеи, увидев нас в ужасе попятились и бросились в рассыпную. Никто не пытался помешать нашему выходу из замка.

И вот спустя вечность, мы оказались во дворе. Теперь на воле мне стало соображаться лучше, а в голосе прибавилось уверенности и властности.

- Так, - сказала я. – Теперь вы приведёте сюда Горацио Лефроя.

Волна возмущения прошла меж прилизанных, которые стояли поодаль от нас, в компании своих амбалов.

- Значит, мне пристрелить её? – спросила я у них.

При этих словах они вздрогнули.

- Хорошо. – проговорил сквозь зубы Джастин. – Я сам приведу его.

- Нет. – сказала я. – Ты останешься здесь. Его же пусть приведут твои слуги. Приказывать им будешь громко и отчётливо в моём присутствии. Иначе, я нажимаю на курок.

Скрепя сердце, хозяин замка, взялся исполнять мои требования. Он позвал слуг и громко велел им привести пленника. При этом снял с шеи цепочку, на которой у него висел ключ и протянул одному из слуг. Те удалились, и растянулась долгая пауза ожидания. Хуже того, чтобы вот так стоять, ломая чистую комедию, якобы держа кого-то под дулом нельзя было представить. Обе ночи – эта, которую я провела очень плохо и предыдущая, полностью бессонная, когда мне пришлось бегать по музею, давали о себе знать. Голова была какая-то тяжёлая и свинцовая, мысли путались, глаза слипались. Я взяла себя в руки, потому что едва не уснула. Никогда не обладала способностью спать стоя, а тут на тебе, когда не нужно она проявилась.

- Вы чудовищная особа. – неожиданно проговорил Паркер. – Самое ужасное в вас это то, что ваш вид обезоруживает. Кто бы мог подумать, что такая хрупкая и глупенькая девушка, способна на такое.

Я ничего не сказала. Уж очень были подозрительны его разговоры. Чего он добивался ими? Заговорить меня хотел, чтобы я потеряла бдительность и кинулась на него с кулаками?

Джастин же подхватил монолог Паркера и продолжил за него:

- Что такого мы сделали вам? Что сделала вам эта очаровательная мисс, которая борется за счастье народов, за свободу от власти капитала. Пока вы защищаете капитал и его прислужников, и ведёте свою подрывную деятельность…

Неслыханная наглость, говорить этими, за всю мою недолгую жизнь, осточертевшими мне лозунгами. Они борются с капиталом, находясь в роскоши, пока население вкалывает на фабриках и не знает даже что такое собака или зелёная травка.

- Молчать! – рявкнула я, во мне против воли стала вскипать волна жгучей горячей ненависти. Я жалела лишь о том, что у меня в руках идиотская зажигалка, а не «Калашников», чтобы раз и навсегда покончить с несколькими яркими представителями большевистской золотой молодёжи.

- Как грубо и как буржуазно. Вы только и можете, что стрелять…

Тут… всё произошло так внезапно и неожиданно. Откуда-то сверху или снизу, понять было невозможно, раздались выстрелы. Я чудом успела пасть на землю, увлекая за собою свою заложницу. Несколько раз мне пришлось перекатиться по земле. Пули летели отовсюду. Черноволосая фурия, воспользовавшись тем, что я отвлеклась, вцепилась мне в волосы. Постаралась вывернуть мне руку с пистолетом, который я всё ещё цепко сжимала. Я оставила ей ненужную вещь и, пригибаясь, кинулась бежать. Баргестр обгоняя меня, устремился вперёд, к парку. За собою я слышала дыхание своего кузена. Странно, но выстрелы закончились. Зато за нами устремилась погоня.

- Держите их! – визжала, как резаная свинья, Докер, прытко настигая нас. Она пыталась прицелиться на бегу из моей зажигалки и если бы не наше положение, я бы, наверное, рассмеялась этим её попыткам.

- Стреляйте по ногам! – орал Паркер или это был Джастин. Понять было невозможно, да и не к чему. – Они нужны нам живыми и невредимыми!

Мы уже добежали до парка. Вот вдали начала вырисовываться заветная беседка. Баргестр уже был там. Он встал на задние лапы и передними нажал на лепнину. О, гениальный и бесконечно любимый мною пёс! Просто не иначе Сами Пятеро послали его нам…

Проход разверзся. Но в спины мне и Алексу уже дышали наши преследователи. Я напрягла все свои усилия.

«Главное поверить, поверить, только и всего…

Все дороги ведут в Камелот…»

Это помогло, откуда-то появилась какая-то бешеная энергия и сила. Я мчалась так быстро, как не бежала никогда. И, что самое главное дыхание было в порядке. Я уже не задыхалась, не ощущала ног, словно летела, движимая каким-то ветром, что дул мне в спину. Вот Алекс отстал, заметно отстал. Я вернулась за ним и, схватив его за куртку, потащила за собою.

- Алекс! – кричала я ему. – Надо только поверить! Ты же Лоттеанин! Неужели ты слабее меня?!

При этих словах он ожил и, вырвавшись из моих рук, сам припустил, как стрела. Наконец, мы добежали до прохода, влетели в него. Баргестр ждал нас здесь. Тут опять раздались выстрелы. Откуда-то показались вооружённые враги. Внезапная жгучая боль в плече заставила меня упасть.

Алекс уже далеко убежавший вернулся за мною

- Беги! – закричала я ему. – Оставь меня! Приведи подмогу.

- Нет, - тоже заорал он, - Элизабет, я не брошу тебя!

Алекс поднял меня на руки. Тут нас окружили.

- Баргестр, где Баргестр… - прошептала я, впадая в какой-то бред. Всё стало путаться.

До меня откуда-то из тумана долетели злобные, переходящие в визг, вопли девицы:

- Ловите собаку! Не дайте ей уйти! Стреляйте! Да застрелите вы её, НКВД вас забери!

И выстрелы, выстрелы… после ужасный душераздирающий вопль раненого существа и всплеск воды…

- Баргестр! Нет! Баргестр! – заорала я из последних сил и потеряла сознание.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0202296

от 19 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0202296 выдан для произведения:

Глава Девятнадцатая

Ловушка захлопывается

Нам предоставили такие покои, какие, мне трудно было себе вообразить. В Бразервилле мы жили не в дурном доме, да и дом профессора был шикарен. Но тут…это было что-то невообразимое. У меня сразу же возникло желание захватить замок, ведь как бы мы могли славно, с удобствами и в роскоши пожить. А не сидеть на свалке в каких-то руинах. Но это были лишь мимолётные мысли. Я всё время думала только о том, как нам отсюда сбежать, и как дать знать о себе остальным.

В лесу ведь была дыра под оградой, в которую мы с Баргестром лазили туда-сюда, когда только что оказались в этом мире. Значит надо написать записку, всунуть её Баргестру в ошейник и отправить его к нашим на свалке. Но для этого надо было как-то настоять на прогулке, заодно узнать, как они попадают в лес. Сомневаюсь, что они постоянно ходят через ворота. Вряд ли они способны постоянно открывать и закрывать подобную сложную и тяжеловесную конструкцию. Скорее всего, есть какой-то тайный ход. Он кстати и будет в случае чего прорехой в этой непоколебимой твердыне.

После обильного ужина, я с самой миловидной и обезоруживающей улыбкой, но в тоже время тоном, не требующим возражений, сообщила, что мой пёс привык совершать длительные моционы на свежем воздухе по несколько раз в день. И я бы хотела, чтобы он совершал их в лесу.

Джастин поначалу как-то заколебался, и попытался навязать мне аллею в парке. Но Стив, из желания, то ли угодить мне, то ли позлить хозяина, тут, же вызвался проводить меня. Записку я написала заранее.

«За нас не беспокойтесь. Мы в замке. Меня принимают за кого-то другого. Хочу выяснить, что тут происходит. Пока тревожиться не о чем. Постараемся быть на связи. Элизабет и Алекс.»

Как я и ожидала, действительно имелся проход. Он находился в таком месте, где бы мне никогда не пришло в голову искать его. В дальнем конце парка, было что-то вроде каменной беседки, из одной из стен изливался водопадом фонтан. Стив надавил на одну из каменных лепнин и в мгновение ока, всё сооружение со скрежетом отодвинулось в сторону, открыв узкий туннель.

Мой спутник с наигранной вежливостью пропустил меня. Я взяла под руку Алекса и двинулась вперёд. Баргестр же замыкал шествие.

Мы очутились в низком помещении с какими-то телегами, лопатами и прочим старым хламом. Проход за нами не закрылся, поэтому я так и не узнала, как он открывается снаружи. И вообще, открывается ли?

Вышли из каменного сооружения и очутились во дворе среди непонятных хозяйственных построек. Похоже на то, что это были гаражи и конюшни.

Мы прошли немного вдоль рва, и оказались на дороге, ведущей в лес. Я узнала это место, как раз здесь я впервые увидела замок.

Пройдя вглубь, я, сделав вид, что глажу Баргестра, незаметно сунула ему записку под ошейник. Алекс должен был сопроводить его в его моционе.

Самой же мне пришлось остаться наедине с этим омерзительным типом, но делать было нечего. Я гадала, сколько потребуется Баргестру, чтобы добежать до моих друзей. Обернётся он за час или нет? Ведь если вспомнить, сколько мы здесь с ним бродили, может статься, что и не успеет. Как бы там ни было, мне нужно было, протянуть время, и отвлечь этого типа.

Я выразила желание покататься верхом и прилизанному Стиву, ничего не оставалось, как идти мне угождать. Я нарочно всё старалась делать не спеша. Критически осматривала лошадей и долго выбирала, разговаривая с ними и гладя их. Наконец, остановила свой выбор, на вороном красавце коне, который как я после узнала, отличался исключительно диким, вольным и строптивым норовом. До сих пор ещё никому не удавалось с ним поладить. Держали его исключительно из-за породистости. Ко мне же он сразу проникся симпатией. Оказался на удивление послушным. Стив ни на минуту не мог перестать удивляться этому. Я обнаружила у себя удивительные способности к верховой езде, коих ранее не замечала.

Прошло около, получаса, когда к моему глубокому изумлению Алекс привёл Баргестра. Пёс не выглядел запыхавшимся или усталым. Он, как всегда был бодр и энергичен. Даже ещё немного побегал. Я наблюдая за ним, восхищалась, и думала, что этот пёс не так прост каким кажется или хочет казаться.

Когда уединившись в своих покоях, извлекла из-под ошейника Баргестра записку, то сразу узнала подчерк Ильмы, хотя уже была предупреждена заранее ароматом фиалок, которыми пропахла бумага.

«Мы всё поняли. Ждём вестей.»

Я кинула записку в камин, и проследила, чтобы она сгорела дотла. При этом почувствовала себя каким-то шпионом или тайным агентом.

Замок погрузился в тишину. Хоть я и закрыла дверь на ключ, а ключ засунула в карман, мне было тревожно. О, Господи, ведь когда-то это уже было! Два года назад в доме для приезжих, в богом забытом месте… там всё и началось и так до сих пор и продолжается.

Ничего собственно удивительного не было в моём тревожном состоянии. Оказалась, пусть не совсем одна, а в обществе Алекса и Баргестра, в очередном «Приюте для В*», ещё принятая за какую-то очень важную персону. Чуяло моё сердце, добром это не кончится. Сколько ещё продержится их неведение? Хорошо если эта особа не даст о себе знать или того хуже не прикатит сюда!..

Потому неудивительно, что эту ночь я спала плохо, и меня терзали кошмары. Единственным утешением было отсутствие каких-либо портретов.

Проведя почти бессонную ночь, наутро встала чуть свет. В замке было тихо. Алекс, наверное, ещё спал, и я решила его не тревожить. Пусть после стольких ночёвок, где попало, наконец, выспится по-человечески.

Стараясь ступать бесшумно, спустилась по лестнице и, пройдя по каким-то коридорам, очутилась во внутреннем дворе замка. Здесь я, однако, не стала задерживаться, потому что ничего особенно интересного не нашла.

Вышла в закрытый сад и тут… услышала голоса. Они привели меня в некоторое замешательство. Я заметалась по оранжерее, не зная прятаться мне или нет. Решила, что лучше всё-таки первое и затаилась в зарослях бамбука и раскидистых пальм. Только я успела это сделать, как в сад, разговаривая, вошли оба прилизанных. Они остановились, как раз перед моими зарослями, и потому не только весь их разговор, но и сопровождавшая его мимика, были мне отчётливо слышны и видны.

- Он всё ещё отказывается. – сказал Джастин. – Говорит, что не желает иметь с охлосом каких бы то ни было дел. Так что зря ты приехал или думаешь, что у тебя получится развязать ему язык?

В его голосе мелькнула насмешка.

- Этим делом, - проговорил с нескрываемой неприязнью Стив, - интересуется Сам. Не случайно же Левая рука прислал свою дочь. Она приехала из Южной Америки, там жила у самого Товарища Сальвадора.

- Это я и без тебя знаю. – насмешливо проговорил Джастин. – Ты уверен, что это она?

- Безусловно, - уверенно воскликнул Стив, - путешествует инкогнито, выполняет задание отца. Черноволосая, лет около двадцати, с огромной собакой, зовут Элизабет. Или, по-твоему, этих примет не достаточно?! Собаки нынче большая редкость. По одному этому можно определить. И кстати, не очень рассчитывай на то, что тебе удастся её окрутить.

- Это ты не особенно рассчитывай! – сказал Джастин. – Считаешь себя настолько неотразимым? Крутишь, свои интрижки с рабочими девицами, вот и крути. Эта тебе не по зубам.

Я замерла от услышанного. Значит, меня приняли за какую-то Элизабет. Хотя собственно не какую-то, а дочь приближённого к Ленину! Недаром они так и крутились вокруг меня, думая, что я это она. Как же, такая завидная невеста!

У меня чуть не вырвался стон ужаса, но я вовремя спохватилась. Надо бежать, бежать и немедленно. Не дай бог, приедет настоящая, и тогда точно лагерей не избежать. А может и вовсе расстреляют. Однако, чтобы бежать нужно было дождаться ухода этих субъектов. Они же с этим не торопились, а продолжали разговор.

- Ты-то что прикатил? – спросил Джастин. – Думаешь, чего-нибудь добьёшься?

- Не знаешь, не говори, - проговорил раздражённо Стив, - во-первых, я приехал на вечеринку. Она будет сегодня вечером, если не ошибаюсь? А во-вторых, несколько дней назад, наблюдался всплеск энергии. Там, где этот дом, где машина и здесь. Все приборы, машины и даже автомобили повыходили из строя.

- Что-то такое припоминаю! – воскликнул Джастин. – У нас автомобиль заглох и ещё что-то, на время. Что бы это могло быть?

- Это мне и поручено выяснить. – произнес Стив. – Ты веришь в эту историю с домом, который полгода назад появился неизвестно откуда?

- «Сам» уверен, что это правда. Он очень заинтересовался этим делом. Ты же знаешь. Найденная там машина в точности соответствует описанию Бронштейна, которое тот сделал ещё в те времена. Машине потому уделено особое внимание. Её увезли в тайное место и охраняют. Говорят, что этот учёный…

- Как там его? – лениво и так как бы, между прочим, поинтересовался Стив.

- Лефрой. Так вот этот учёный обладает ключом власти. А уж сверхоружие для нас, он запросто может сделать.

Я отказывалась верить только, что услышанному. Сразу же все страхи о какой-то там дочке важного боса, выветрились из моей головы. Все мои мысли заняла лишь одна: Профессор здесь! Не было ни малейшего сомнения, в том, что это именно он. А кто это ещё мог быть, с таким же именем, машиной, загадочными всплесками энергии?! Именно тогда, когда мы переместились. Дом, наверное, тот самый, о котором в Бразервилле говорили, что он появился неоткуда. Правда, выходило, что здесь этот дом тоже возник невесть откуда. Получалось, что профессор переместил его сюда, как после переместил его в Бразервилль в ту нашу реальность. Но, откуда? Ох, уж этот профессор, одни у него тайны! А я-то думала, что мы первые принявшие участие в его эксперименте с этой адской машиной! А он всё уже знал! Ведь это был его не первый и даже думаю не второй эксперимент.

Письмо, которое я ношу с собою! Конечно же письмо, адресовано ему. Ай да, профессор! Но насколько было бы проще и лучше, если бы он нам обо всём рассказал. А не ломал бы эту комедию. Мы бы, как дураки не лазили бы в музей, почём зря. Хотя ведь знак на этой штуковине такой же, как на медальоне и мечах. Может за все эти времена, устройство просто сломалось! Кто знает?! Как бы там ни было, теперь я профессору о нём не скажу. В отместку за то, что он ничего нам не объяснил толком. Ладно, это всё равно потом. Теперь главное вытащить его отсюда. У них сегодня вечеринка. Надо воспользоваться этим. Наверняка они все упьются вдрызг, а тогда хоть весь замок выноси, не то, что профессора. Не знаю уж, какой у него там ключ, для нас у него ключик к спасению, к тому, чтобы убраться отсюда.

Но где профессор? Судя по всему, они его где-то держат. Наверное, в подземелье. Надо выяснить это.

И как ответ на моё желание, прилизанный Стив проявил оживление и инициативу.

- Что ж, - сказал он, - неплохо было бы поговорить с ним прямо сейчас.

- Если ты так самоуверен, - зло сказал его дружок, - так и быть, отведу тебя к нему. Пошли.

Они вышли из оранжереи, а я немного выждав, поспешила выбраться из зарослей. И устремилась за ними. Было важно узнать, где они держат профессора и в тоже время не попасться на глаза врагу.

Их голоса, гулким эхом разносимые по коридору, ещё были слышны, хотя они ушли уже довольно далеко. Я ускорила шаг, в тоже время, стараясь, чтобы меня было не слышно. Нагнала их, когда они входили в какую-то комнату. К счастью во время остановилась и притаилась за углом.

Дверь они оставили приоткрытой. На цыпочках подошла ближе и заглянула в щель. Это была библиотека или кабинет, а может и то и другое. Все стены занимали высокие полки и стеллажи, заставленные книгами, бросался в глаза огромный письменный стол. Были ещё камин, диваны, столы и столики, стулья и скульптуры. Прилизанные стояли подле камина. Джастин для чего-то зажёг свечи в канделябре. Одной рукой сжимая канделябр, другой он дотронулся до лепнины на камине. В ту же секунду раздался скрежет. Камин отъехал в сторону, открыв чёрный зияющий проход. Одного за другим, тьма, царившая там, поглотила их. До меня донёсся гул удаляющихся шагов. Я приоткрыла дверь, и всё ещё стараясь не шуметь, подбежала к проходу. Заглянула внутрь – увидела сбегающие вниз ступеньки. А дальше тьма кромешная. До меня в последний раз донеслись отзвуки шагов и голосов, и стихли. Я ощутила промозглый холод и запах сырости. Вот она дорога в подземелья, где сидит Горацио Лефрой.

***

Я опрометью кинулась будить Алекса. Однако воздержалась от того, чтобы говорить что-либо вслух. Кто знает, может быть, нас подслушивают. Я написала ему на листке вкратце всё, что мне удалось услышать. После именно эту записку, мы всунули в ошейник Баргестру и поспешили якобы на прогулку.

Из замка мы вышли свободно и устремились к беседке, в дальнем конце парка. Я надавила на лепнину, открылся проход, и мы скрылись в нём.

Кругом не было ни души. Мы бегом ринулись по дороге в лес и отпустили Баргестра.

Как и вчера, Баргестр вернулся через полчаса. Я ласково потрепала пса и вытащила записку.

«Всё поняли. Уходите оттуда»

Я подожгла записку зажигалкой. Подумала о письме. Проверила на месте ли оно. Хорошо было бы его куда-нибудь спрятать. Вдруг всё-таки меня схватят.

Мы медленно возвращались к замку. У его входа нас встретил Стив и расплылся в своей тошнотворной улыбке. Мы позавтракали, затем Джастин пригласил нас, а точнее меня в свой кабинет. То самое место, где я была утром. Алекс и Баргестр пошли со мною, и ему пришлось с этим смириться.

- Нас интересует одно и то же дело. – начал он прямо. Хорошо, что я слышала их разговор и знала о чём идёт речь. – Желаете поговорить с ним прямо сейчас?

У меня замерло сердце. Я попробовала взять себя в руки и сказала презрительным и равнодушным голосом:

- Что ж, поговорила бы.

Я развалилась в кресле с видом капризной королевы из грязи. Он встал, чтобы пойти, но тут… зазвонил телефон. Он поднял трубку и его лицо и без того мерзкое, стало ещё отвратительней. Если такое вообще возможно.

Он что-то выслушал и, дав короткий утвердительный ответ, положил трубку. Джастин посмотрел на меня и мне не понравился этот взгляд. На его губах играла противненькая улыбочка.

- Подождёте меня? – спросил он, поднимаясь. – Надо тут кое в чём разобраться.

С этими словами он вышел. Я же почувствовала неладное. В сердце зароился страх, а что если приехала настоящая?

Недолго думая, я засунула кинжал в правый чулок, а письмо в левый. Алекс, увидев это, понял что что-то не так.

- Надо выпустить Баргестра. – сказала я ему. – Пока не поздно.

Но было уже поздно. Дверь отворилась, и в кабинет вошёл Джастин, Стив, два амбала и она.

Я сразу поняла, что это она. Высокая, тощая, расфуфыренная, в дорогой одежде, с чёрными, как вороново крыло волосами до плеч, с избытком макияжа на некрасивом и вульгарном лице, с глазами, как у рыбы и горбатым чересчур длинным носом – такой мне предстала дочь левой руки «Самого». С ней рядом была большая собака, уродливая, под стать своей хозяйке.

Некоторое время длилась немая сцена.

- И что? – сказала я, в моём голосе звучал вызов. Мне было уже всё равно. Не дело, Лоттеанину робеть пред всякими ничтожествами.

- Это вас мы хотим спросить. – проговорил Джастин. Каждое слово его истончало яд, казалось, что он сейчас прожжёт глубокие дыры в дорогом персидском ковре на полу.

- Кто вы такая? – спросил в лоб Стив Паркер. – Вы не та за кого себя выдавали. Вот настоящая Элизабет Докер. Кто же вы, может быть шпионка?

- Вы знаете, что вам будет за весь ваш маскарад? – злобно поинтересовался Джастин.

Я рассмеялась, встала и подошла к новоприбывшей. Быстрое движение руки. Они не успели и глазом моргнуть. Моя рука с пистолетом-зажигалкой оказалась у виска черноволосой девицы.

- Ни шагу, ни одного резкого движения, - прошипела я, - если не хотите, чтобы я украсила лепнину вашего камина мозгами драгоценной мисс Докер!

Они замерли в ужасе и даже отступили.

Это был блеф, но что мне оставалось делать? Я решила пойти на блеф.

Алекс в изумлении уставился на меня, да и не скрою, я бы сама изумилась бы собственному поведению. Откуда-то во мне взялась эта решительность, смекалка и холодная ненависть. Не горячая, а именно холодная. Это она велела мне так просто не сдаваться. Но мне в отличие от Алекса некогда было удивляться, неожиданным проявлениям собственного характера.

Надо было всё хорошенько продумать, в тоже время, соблюдая осторожность и настороженность. Эти могли выкинуть всё что угодно. Мне же надо было не только держать свою жертву якобы на мушке, но и ещё диктовать условия. Неплохо было бы раздобыть настоящее оружие. Я оглядела амбалов – оружия у них не было. Странно.

- Алекс. – сказала я. – Обыщи их и забери у них оружие.

Алекс поднялся с места и направился к сгрудившимся и прижавшимся к стене. Баргестр оскалившись, стоял напротив собаки. Та, несмотря на свои внушительные размеры, даже не подумала защищать свою хозяйку, а вся сжалась, и наконец, не выдержав, трусливо поджав хвост, кинулась под стол.

Алекс ловким движением обыскал наших врагов и повернулся ко мне, отрицательно покачав головой. Меня это огорчило и удивило. Я уже начала рассчитывать на их оружие. Они же были настолько самоуверенны, что пришли брать нас без оружия. Думали, что одной силы этих двоих будет достаточно. Глупо. Но кто знает, какие сюрпризы у них могут быть. Ведь это их замок, и они прекрасно знают его.

Я ощутила дрожь в руках, ногах, да и во всём теле, в горле пересохло. Постаралась взять себя в руки. Пора диктовать условия.

- Значит так. – проговорила я ледяным и властным голосом. – Вы должны очистить нам дорогу из замка и не чинить никаких препятствий. Не то – я стреляю. А стреляю я, смею заметить метко и с более отдалённого расстояния. А тут, любой ребёнок попадёт.

Я ощутила, как при этих словах задрожала моя пленница и даже всхлипнула. Видно только теперь до неё дошло, что её жизнь в моей власти. Если бы только это действительно было так…

Я старалась говорить, как можно увереннее, хотя сама ощущала всю глупость этой затеи. Ничего у нас не выйдет. Но может, удастся хотя бы Баргестра выпустить к друзьям. Он приведёт их, ведь он прекрасно знает дорогу. Это было единственное, на, что я рассчитывала. В тоже время пыталась вспомнить все когда-либо читанные мною детективы, в которых были бы полезные способы, брать заложников и какие оплошности при этом не совершать. Перед моим взором на мгновение проплыли и Отец Браун с Фламбо, и Арсен Люпен, и Нат Пинкертон и даже Иван Дмитриевич Путилин,… но особой ясности в это дело их временные и смутные образы не внесли. Что и говори – трудное это дело, особенно, когда у тебя в этом нет ни малейшего опыта.

Я велела Баргестру идти впереди и очищать мне дорогу, Алексу замыкать шествие.

Так мы и пошли. Идти пришлось невыразимо долго. Время казалось, остановилось. Рука с якобы пистолетом затекла и, покрывшись холодным потом, стала леденеть. Я прокляла всё и вся, особенно свою глупость, ту, что втянула меня в эту с самого начала сомнительную затею.

Вот мы вышли во внутренний двор замка, вот снова вошли внутрь. Коридоры, коридоры… бесчисленные сплетения коридоров, как только я ориентировалась в них? Помогла моя утренняя прогулка.

Наконец, лестница и холл.

Лакеи, увидев нас в ужасе попятились и бросились в рассыпную. Никто не пытался помешать нашему выходу из замка.

И вот спустя вечность, мы оказались во дворе. Теперь на воле мне стало соображаться лучше, а в голосе прибавилось уверенности и властности.

- Так, - сказала я. – Теперь вы приведёте сюда Горацио Лефроя.

Волна возмущения прошла меж прилизанных, которые стояли поодаль от нас, в компании своих амбалов.

- Значит, мне пристрелить её? – спросила я у них.

При этих словах они вздрогнули.

- Хорошо. – проговорил сквозь зубы Джастин. – Я сам приведу его.

- Нет. – сказала я. – Ты останешься здесь. Его же пусть приведут твои слуги. Приказывать им будешь громко и отчётливо в моём присутствии. Иначе, я нажимаю на курок.

Скрепя сердце, хозяин замка, взялся исполнять мои требования. Он позвал слуг и громко велел им привести пленника. При этом снял с шеи цепочку, на которой у него висел ключ и протянул одному из слуг. Те удалились, и растянулась долгая пауза ожидания. Хуже того, чтобы вот так стоять, ломая чистую комедию, якобы держа кого-то под дулом нельзя было представить. Обе ночи – эта, которую я провела очень плохо и предыдущая, полностью бессонная, когда мне пришлось бегать по музею, давали о себе знать. Голова была какая-то тяжёлая и свинцовая, мысли путались, глаза слипались. Я взяла себя в руки, потому что едва не уснула. Никогда не обладала способностью спать стоя, а тут на тебе, когда не нужно она проявилась.

- Вы чудовищная особа. – неожиданно проговорил Паркер. – Самое ужасное в вас это то, что ваш вид обезоруживает. Кто бы мог подумать, что такая хрупкая и глупенькая девушка, способна на такое.

Я ничего не сказала. Уж очень были подозрительны его разговоры. Чего он добивался ими? Заговорить меня хотел, чтобы я потеряла бдительность и кинулась на него с кулаками?

Джастин же подхватил монолог Паркера и продолжил за него:

- Что такого мы сделали вам? Что сделала вам эта очаровательная мисс, которая борется за счастье народов, за свободу от власти капитала. Пока вы защищаете капитал и его прислужников, и ведёте свою подрывную деятельность…

Неслыханная наглость, говорить этими, за всю мою недолгую жизнь, осточертевшими мне лозунгами. Они борются с капиталом, находясь в роскоши, пока население вкалывает на фабриках и не знает даже что такое собака или зелёная травка.

- Молчать! – рявкнула я, во мне против воли стала вскипать волна жгучей горячей ненависти. Я жалела лишь о том, что у меня в руках идиотская зажигалка, а не «Калашников», чтобы раз и навсегда покончить с несколькими яркими представителями большевистской золотой молодёжи.

- Как грубо и как буржуазно. Вы только и можете, что стрелять…

Тут… всё произошло так внезапно и неожиданно. Откуда-то сверху или снизу, понять было невозможно, раздались выстрелы. Я чудом успела пасть на землю, увлекая за собою свою заложницу. Несколько раз мне пришлось перекатиться по земле. Пули летели отовсюду. Черноволосая фурия, воспользовавшись тем, что я отвлеклась, вцепилась мне в волосы. Постаралась вывернуть мне руку с пистолетом, который я всё ещё цепко сжимала. Я оставила ей ненужную вещь и, пригибаясь, кинулась бежать. Баргестр обгоняя меня, устремился вперёд, к парку. За собою я слышала дыхание своего кузена. Странно, но выстрелы закончились. Зато за нами устремилась погоня.

- Держите их! – визжала, как резаная свинья, Докер, прытко настигая нас. Она пыталась прицелиться на бегу из моей зажигалки и если бы не наше положение, я бы, наверное, рассмеялась этим её попыткам.

- Стреляйте по ногам! – орал Паркер или это был Джастин. Понять было невозможно, да и не к чему. – Они нужны нам живыми и невредимыми!

Мы уже добежали до парка. Вот вдали начала вырисовываться заветная беседка. Баргестр уже был там. Он встал на задние лапы и передними нажал на лепнину. О, гениальный и бесконечно любимый мною пёс! Просто не иначе Сами Пятеро послали его нам…

Проход разверзся. Но в спины мне и Алексу уже дышали наши преследователи. Я напрягла все свои усилия.

«Главное поверить, поверить, только и всего…

Все дороги ведут в Камелот…»

Это помогло, откуда-то появилась какая-то бешеная энергия и сила. Я мчалась так быстро, как не бежала никогда. И, что самое главное дыхание было в порядке. Я уже не задыхалась, не ощущала ног, словно летела, движимая каким-то ветром, что дул мне в спину. Вот Алекс отстал, заметно отстал. Я вернулась за ним и, схватив его за куртку, потащила за собою.

- Алекс! – кричала я ему. – Надо только поверить! Ты же Лоттеанин! Неужели ты слабее меня?!

При этих словах он ожил и, вырвавшись из моих рук, сам припустил, как стрела. Наконец, мы добежали до прохода, влетели в него. Баргестр ждал нас здесь. Тут опять раздались выстрелы. Откуда-то показались вооружённые враги. Внезапная жгучая боль в плече заставила меня упасть.

Алекс уже далеко убежавший вернулся за мною

- Беги! – закричала я ему. – Оставь меня! Приведи подмогу.

- Нет, - тоже заорал он, - Элизабет, я не брошу тебя!

Алекс поднял меня на руки. Тут нас окружили.

- Баргестр, где Баргестр… - прошептала я, впадая в какой-то бред. Всё стало путаться.

До меня откуда-то из тумана долетели злобные, переходящие в визг, вопли девицы:

- Ловите собаку! Не дайте ей уйти! Стреляйте! Да застрелите вы её, НКВД вас забери!

И выстрелы, выстрелы… после ужасный душераздирающий вопль раненого существа и всплеск воды…

- Баргестр! Нет! Баргестр! – заорала я из последних сил и потеряла сознание.

Рейтинг: +1 156 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!