ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 18

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 18

18 февраля 2014 - Даннаис дде Даненн

Глава Восемнадцатая

Три слепые мышки

 

Остальной путь прошёл без приключений.

Было далеко за полдень, когда мы подъехали к уже ставшей нам родной свалке. Виктор остановил автомобиль на обочине и первым покинул его, устремившись к развалинам.

- Куда это ты? – окликнула я его, сдвинув брови.

- А, что? – удивился он, останавливаясь.

- Как, что? – воскликнула я. – Что, по-твоему, автомобиль мы бросим здесь?

Он пожал плечами и заявил:

- А с какой стати мы должны его отгонять на то же самое место! Хочешь, потом могу, так и быть, отвезти его на свалку!

- Нет, - решительно сказала я ему, - ты сейчас же отгонишь его на прежнее место, и под моим присмотром! Итак, уже сколько раз мы попадались на чужие глаза с этим автомобилем. Тебе это может всё равно, а мне? В случае чего, чует моё сердце, именно меня обвинят в краже собственности представителей привилегированного класса! Так, что нечего отлынивать. Ты его угнал, теперь возвращай на место!

- Действительно, Виктор! – поддержал меня Алекс.

Остальные согласно закивали и стали требовать, чтобы Виктор сию же минуту выполнил это деяние.

- Хорошо! – сказал он капризным голосом. – Вы можете делать с автомобилем, что хотите. Но я устал. Есть у вас, в конце концов, хоть капля совести! Я вас возил туда-сюда, и представьте себе, устал. Ищите себе другого шофёра, я пас.

С этими словами он ловко вскарабкался на возвышенность и скрылся в развалинах.

- Ладно, Элизабет! – сказал Юджин. – Я отгоню автомобиль на место.

- Нет! – неожиданно воскликнул Алекс. – Автомобиль отгоню я. А Элизабет отправиться со мной.

Юджин воззрился на него в крайнем изумлении. Я, честно говоря, тоже. Сочтя нужным как-то мотивировать своё нежданное заявление, Алекс пояснил, как бы, между прочим:

- Во-первых, я могу заблудиться…

- И какой ты после этого моряк?! – воскликнула Ильма. – Хотя ты уже показал нам свои способности. Стоит вспомнить, «мы стоим среди пустоши»!

Алекса сильно задели её слова, и я увидела, как у него едва заметно дёрнулись губы.

- В море – это одно, а на суше – совсем другое. – буркнул он.

- Тем более, - сказала я, решив защитить кузена, - он отвык, расслабился, пока жил в Америке.

Алекс бросил на меня благодарный взгляд и кивнул, подтверждая мои слова.

- Во-вторых, - продолжил он, - Элизабет подскажет мне, как стоял автомобиль. А в-третьих, нам лучше не ходить поодиночке.

- Хорошо, - кивнула я, - возьмём с собою ещё и Баргестра.

Юджин смерил меня каким-то странным взглядом и отвернулся. Он выпрыгнул из автомобиля и вытащил из багажника сумки.

Остальные тоже вылезли и встали чуть поодаль. Алекс занял место шофёра, я расположилась рядом с ним, Баргестр разлёгся на заднем сидении.

- Не исключено, что мы вернёмся поздно, - сказал Алекс, - так, что не волнуйтесь.

Я помахала им рукой, и автомобиль медленно двинулся. Алекс аккуратно вырулил с обочины на дорогу, и мы поехали по ней, не спеша. Некоторое время ехали молча. Я извлекла бинокль и от нечего делать глядела в него по сторонам. Но ничего интересного не было, кроме серой ленты дороги и унылых пустошей на фоне синего неба.

- Я хотел с тобой поговорить. – Алекс нарушил молчание. – Мы с тобою часто ругаемся. Я тебе скажу какую-нибудь глупость, ты мне в ответ… может, перестанем?

- Пожалуйста. – пожала я плечами.

- Ты всегда была мне сестрой, - продолжил он, - и я всегда любил тебя. Честно говоря, даже жалко, что ты мне сестра. О, как я завидую Юджину! Лучше бы я был на его месте! Потому что я, Элизабет, несчастен. Я влюблён в девушку, которая не только никогда не обращала на меня особого внимания, а теперь и вовсе…

Алекс замолк. Спустя некоторое время, он воскликнул в сердцах:

- А всё этот хлыщ! Так и увивается за ней. И ведь, что самое главное, ей это нравится. Ей нравится он. И чего только в нём хорошего! Он ведь брюнет. Терпеть не могу брюнетов! А ведь она всегда больше обращала внимания на Виктора, тоже потому, что он брюнет. Ну, ладно ещё Виктор, он хоть мне брат. А этот… столько времени я ухаживал, чтобы в одни прекрасный день неизвестно откуда взялся какой-то брюнет и отбил её у меня!

Алекс в раздражении стукнул по рулю, отбил себе руку, чертыхнулся и прибавил скорости. Я поняла, что он говорит о Фредерике и Ильме. И в первый раз подумала, что Алекс не так уж плох. Не хуже уж он, чем Фредерик! И ощутила обиду, за своего кузена.

Он же, немного помолчав, неожиданно воскликнул:

- Элизабет! Что мне делать?! У меня ведь нет ни малейшего шанса. Что скажешь есть?

Я задумалась. Что ж он был прав. Но мне было жаль его, и потому я сказала:

- Я не знаю, Алекс. Женское сердце великая тайна. Думаю, в чём-то ты сам виноват. Надо было не язвить, а наоборот. Попробуй хотя бы сейчас себя так вести. Ещё знаешь, хорошо бы чего-нибудь такого…

- Загадочного и романтичного? – спросил Алекс, уже спокойным голосом.

Я кивнула. Алекс задумался.

- Может быть, каждое утро ей тайно приносить букет цветов и записку со стихами? – предложил он.

- О! – воскликнула я. – Хорошая идея!

- А ты со своей стороны, поможешь мне? – спросил он.

- Чем смогу.

Алекс благодарно улыбнулся и, подмигнув, заметил:

- Значит заговор, против этого красавчика Фредерика?

- Заговор! – подмигнула я ему в ответ, а Баргестр к нашему удивлению утвердительно гавкнул.

Вдали показалась знакомый нам пролесок. Мы подъезжали к месту. Когда мы свернули, я выбралась из автомобиля и стала руководить установкой оного. Я, конечно, точно не помнила, как тот стоял, но надеялась, что как-нибудь, похоже, и прилизанный ничего не заметит.

Мы уже собирались уходить, когда Алекс неожиданно, принялся шарить по карманам. Результат поисков его удовлетворил. Он посмотрел на меня и спросил:

- Ничего не забыла в автомобиле? Мало ли, что могло выпасть…

Я проверила карманы и заглянула в баул.

- Да, вроде бы ничего, - неуверенно проговорила я, и тут спохватилась:

- Бинокль!

- Точно! – кивнул Алекс и ринулся обратно к автомобилю. – Когда мы ехали, ты смотрела в него. Куда ты дела его потом?

- Когда мы с тобою разговаривали, я положила его на колени, а потом забыла про него! – воскликнула я испуганно.

Алекс раскрыл обе двери и сказал:

- Ничего не поделаешь, придётся повременить с нашим уходом. Будем искать.

Мы залезли в автомобиль и стали шарить по полу. Как назло, ещё деревья, закрывали от нас свет, и потому было плохо видно. А тут ещё коврик сбился, на полу валялись бумажки, автоматическое перо, пустая металлическая фляга и ещё, чёрт знает какой, мусор.

Провозились мы среди этого хлама несколько минут. Наконец, я отыскала искомое и сказала об этом Алексу. В этот самый момент зарычал Баргестр. Алекс выпрямился и застыл, как изваяние.

Я поднялась, намериваясь узнать, в чём дело, но тоже застыла на месте, а слова замерли на губах, так и не слетев.

К нам неторопливой походкой, ведя рядом с собой велосипед, приближался прилизанный тип. При виде нас, замеривших в его автомобиле, с распахнутыми настежь дверьми, он тоже застыл. Однако, узнав меня, воскликнул, расплывшись в омерзительной улыбке:

- Хелло, Лизи!

Услышав это, Алекс даже открыл рот от изумления, и посмотрел на меня, так словно в первый раз увидел. Я же попробовала взять себя в руки. Главное было сохранять спокойствие.

- Хелло, Стив! – я в свою очередь выдавила из себя улыбку, и бросила как бы, между прочим:

- Я тут брала твой автомобиль, нужно было срочно съездить в Лондон.

Звучало не ахти, но это первое, что пришло мне в голову. Можно было, конечно, запросто разделаться с ним, нас-то было трое, а он один. Но, кто знает, может кто-то был в курсе, что он здесь. А тогда точно нам лагерей не избежать…

К моему изумлению, он ещё шире улыбнулся и, подойдя к нам, сказал:

- Ну, конечно, какие могут быть упрёки. Я всё понимаю.

Я почувствовала, что ещё немного и тоже открою рот от изумления. То ли он лукавил, потому что замыслил сдать нас куда следует, то ли что-то вообразил. Только что?

- Это и есть ваш спутник, которого вы потеряли? – спросил он, как ни в чём не бывало, кивком указав на Алекса, сложил велосипед и погрузил его вместе со своими вещами в багажник.

- Да. – сказала я, непривычно тонким голосом, и сделала Алексу знак молчать.

- Надеюсь вы разобрались в местных дорогах. – проговорил прилизанный с дотошной заботливостью в голосе. – Наверное, трудно привыкнуть к ним.

У меня поползли от удивления брови. О чём это он? Но я взяла себя в руки и поторопилась уверить его, что благодаря, своему спутнику, легко во всём разобралась.

- А, где вы были? – поспешила я сменить тему. Однако, в ту же секунду пожалела об этом. Мой вопрос привёл его в замешательство. Он покраснел, закашлял. Но быстро взял себя в руки и сказал:

- Так, знаете ли, любовался местными красотами. Прогулки на свежем воздухе, ночёвки под открытым небом…

Ну, это уж было слишком! Назвать всё это красотами. Явно он пытался что-то скрыть. И ладно, пусть он утаивает своё, а мы будем скрывать своё. После непродолжительной паузы, он сказал, немного дрогнувшим голосом:

- Приглашаю вас, вместе с вашим спутником в гости к моему приятелю. Он будет очень счастлив.

С этими словами он жестом пригласил нас обратно в автомобиль, который мы буквально несколько минут назад, наконец покинули. При этом в его голосе, звучала такая настойчивость, что я и без того напуганная, зачем-то села на предложенное мне переднее сидение. Алекс последовал моему примеру, как и Баргестр.

Мы тронулись с места и выехали на дорогу.

- Вы не пожалеете. Вам ведь всё равно туда… то есть я хотел сказать, что только это место одно и достойно вас.

Я ничего не сказала. Молчал и до крайности изумлённый и ошеломлённый Алекс, на заднем сидении, нервно почёсывавший за ухом у Баргестра.

Мы проехали известной нам дорогой, но свернули на неприметную тропу, со знаком, что дальше дороги нет. Доехали до другого леса, огороженного заборами, и остановились перед воротами. Тут прилизанный выпрыгнул из автомобиля и просто открыл ворота. Никакого замка на них не было.

- Дорогами уже давно никто не пользуется. – пояснил он мне, садясь за руль. – Теперь пользуются исключительно аэропланами. Но мне ли вам рассказывать! Хотя вы я вижу, любительница ездить по старинке, как и я. Хорошо, автомобилями мало, кто пользуется. Езди себе в своё удовольствие!

- Да, да! – поспешила я, согласится, Алекс тоже закивал в знак одобрения.

Мы проехали и прилизанный даже не соизволил остановиться, чтобы прикрыть ворота. Он лишь презрительно махнул на них рукой и сказал:

- Да, ну их! Всё равно здесь никто не ходит, кому это надо. Но вы не волнуйтесь, замок очень хорошо охраняется. Это на случай если повстанцы вздумают вылезти. Можете быть спокойны, вам здесь ничто не угрожает.

Я чисто механически кивнула, его слова всё больше и больше вводили меня в недоумение. Было очевидно: он с кем-то меня спутал, и сразу же назревал вопрос: с кем и когда он это поймёт. Пока же мне следовало играть роль неизвестной мне особы, и желательно было разобраться какой именно.

Мы проехали небольшую рощу и поехали полями. Это были именно поля, а не пустоши. Привольные зелёные поля, покрытые высокими травами и цветами. Кое-где бежали небольшие ручьи. Вдали синели воды какого-то озера. Всё это выглядело так, что можно было подумать, что ты неожиданно очутился совсем в другом мире. Верилось с трудом, что там за заборами располагается убогая выжженная пустошь, лишённая жизни и какой бы то ни было растительности. Показался лес, дорога, по которой мы ехали, вывела нас прямо под кроны чудом уцелевших дубов-исполинов, которые возможно видели ещё самого Вильгельма Завоевателя.

Ехали недолго, когда нашим взорам предстали высокие и мощные крепостные стены. За ними высились башни замка. Вдоль стен шёл широкий и глубокий ров, наполненный водой. Дальше двинулись по дороге, что шла вдоль рва, в поисках ворот в эту непоколебимую твердыню. Я же с ужасом смотрела на эти стены. Издали я недооценила их. Теперь же в полной мере смогла осознать их неприступность, попробовала на глаз прикинуть высоту, где-то метров двадцать.

Наконец, мы подъехали к воротам. Эти ворота запросто выдержали бы любую осаду, все стенобитные орудия были бы им нипочём.

Прилизанный лениво нажал на клаксон и посигналил. Вид у него был скучающий. Я же, да и Алекс, сидели, как на иголках. Вид этой неприступной твердыни, мог, кого угодно вывести из равновесия. У меня даже мелькнула мысль, не дать ли дёру пока не поздно, но какое-то упрямство, сродни ослиному, не дало мне сделать это. В голове мелькнула мысль, что не подобает Лоттеанину бросаться в бегство при виде каких-то стен. Уж кто-кто, а Лоттеане должны при виде замка наоборот впадать в боевой транс, как берсерки. Заодно уж испытать навязчивое желание взять сию твердыню, а при возможности заодно и сокрушить её.

Я нащупала торчащий из баула меч, завёрнутый в подстилку, и меня обуяла жажда битвы.

Наконец, у ворот открылось небольшое окошечко, а после раздался скрежет отодвигаемых засовов и запоров. После, ворота с великим трудом приоткрыли два амбала. Эти двое представляли собой сплошное скопище мышц, при огромном росте, головы у них были явным атавизмом. На крохотных личиках виднелись малюсенькие глазки-буравчики.

Амбалам, судя по всему, было приказано ждать прилизанного. Потому что, они легко пропустили его, а на нас даже не глянули. Мы проехали что-то типа туннеля. Оказалось, что стены мало того, неимоверной высоты, но и столь же неимоверной толщины, и с внутренней стороны есть ещё ворота, которые, наверное, были открыты. Потому что трудно было бы себе представить, что этим амбалам пришло бы в голову всё время их открывать и закрывать. Хотя всё, может быть…

- Видите! – весело сказал прилизанный. – Я же говорил, в этом замке вы можете чувствовать себя в полной безопасности. Здесь не только высокие и крепкие стены, но и множество запоров, ловушек, оружия и охраны.

Я, молча, кивнув, судорожно сглотнула. Мы подъехали к замку. В любое другое время я бы стала наслаждаться и восхищаться подобным строением, но не теперь. Неожиданно я ощутила себя пленником и полной дурой.

На встречу выбежало несколько лакеев, которые с подобострастием стали помогать нам, выбраться из автомобиля. К нам подъехал какой-то тип верхом на пегом коне. Я узнала в нём того, что в первый мой день пребывания в этом мире, бродил по лесу.

Он чем-то походил на прилизанного, а поскольку тоже был прилизанным, придётся мне для их различия теперь именовать первого Стивом.

- О, Джастин! – заорал Стив, новоприбывшему прилизанному. – Как дела?! Давно не виделись. Я привёз тебе гостей.

С этими словами он сделал какой-то непонятный жест в нашу сторону и столь же непонятные гримасы. Мне это не понравилось. Не люблю всякие подозрительные жесты.

Тот прилизанный, что оказался Джастином, лихо спешился и подбежал к нам с Алексом. Баргестр принялся угрожающе скалиться.

- О! – воскликнул тот и испуганно остановился на полпути, и, выдавив из себя нервную улыбочку, проговорил:

– Какой очаровательный пёсик!

- Это Элизабет. – представил меня ему Стив. При этих его словах глаза у Джастина загорелись каким-то хищным и недобрым огнём. Он улыбнулся мне, да так, что у меня появилось острое желание дать ему по морде, как бы грубо это не звучало.

- Меня зовут Джастин. – представился он. – Добро пожаловать в мой замок.

- Это ещё не твой замок, не придумывай, - вставил Стив злорадно, - это замок твоего папочки.

Алекса, похоже, никто не замечал, оба они в буквальном смысле этого слова, вцепились в меня. Всячески осыпали любезностями и проявляли заботу и внимание к моей персоне.

Я, однако, решительно взяла под руку Алекса, и подозвала Баргестра, чтобы тот тоже сопровождал меня. Ещё я изобразила на лице полнейшее презрение и постаралась представить из себя капризную и избалованную особу. В конце концов, ни один из них не видел ту так называемую Элизабет, за которую меня принимали, и это было мне на руку.

Мы прошли в замок и за нами закрылись огромные дубовые ворота, обитые железом, и я ощутила себя в ловушке. Господи, во что я ввязалась?

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0192753

от 18 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0192753 выдан для произведения:

Глава Восемнадцатая

Три слепые мышки

 

Остальной путь прошёл без приключений.

Было далеко за полдень, когда мы подъехали к уже ставшей нам родной свалке. Виктор остановил автомобиль на обочине и первым покинул его, устремившись к развалинам.

- Куда это ты? – окликнула я его, сдвинув брови.

- А, что? – удивился он, останавливаясь.

- Как, что? – воскликнула я. – Что, по-твоему, автомобиль мы бросим здесь?

Он пожал плечами и заявил:

- А с какой стати мы должны его отгонять на то же самое место! Хочешь, потом могу, так и быть, отвезти его на свалку!

- Нет, - решительно сказала я ему, - ты сейчас же отгонишь его на прежнее место, и под моим присмотром! Итак, уже сколько раз мы попадались на чужие глаза с этим автомобилем. Тебе это может всё равно, а мне? В случае чего, чует моё сердце, именно меня обвинят в краже собственности представителей привилегированного класса! Так, что нечего отлынивать. Ты его угнал, теперь возвращай на место!

- Действительно, Виктор! – поддержал меня Алекс.

Остальные согласно закивали и стали требовать, чтобы Виктор сию же минуту выполнил это деяние.

- Хорошо! – сказал он капризным голосом. – Вы можете делать с автомобилем, что хотите. Но я устал. Есть у вас, в конце концов, хоть капля совести! Я вас возил туда-сюда, и представьте себе, устал. Ищите себе другого шофёра, я пас.

С этими словами он ловко вскарабкался на возвышенность и скрылся в развалинах.

- Ладно, Элизабет! – сказал Юджин. – Я отгоню автомобиль на место.

- Нет! – неожиданно воскликнул Алекс. – Автомобиль отгоню я. А Элизабет отправиться со мной.

Юджин воззрился на него в крайнем изумлении. Я, честно говоря, тоже. Сочтя нужным как-то мотивировать своё нежданное заявление, Алекс пояснил, как бы, между прочим:

- Во-первых, я могу заблудиться…

- И какой ты после этого моряк?! – воскликнула Ильма. – Хотя ты уже показал нам свои способности. Стоит вспомнить, «мы стоим среди пустоши»!

Алекса сильно задели её слова, и я увидела, как у него едва заметно дёрнулись губы.

- В море – это одно, а на суше – совсем другое. – буркнул он.

- Тем более, - сказала я, решив защитить кузена, - он отвык, расслабился, пока жил в Америке.

Алекс бросил на меня благодарный взгляд и кивнул, подтверждая мои слова.

- Во-вторых, - продолжил он, - Элизабет подскажет мне, как стоял автомобиль. А в-третьих, нам лучше не ходить поодиночке.

- Хорошо, - кивнула я, - возьмём с собою ещё и Баргестра.

Юджин смерил меня каким-то странным взглядом и отвернулся. Он выпрыгнул из автомобиля и вытащил из багажника сумки.

Остальные тоже вылезли и встали чуть поодаль. Алекс занял место шофёра, я расположилась рядом с ним, Баргестр разлёгся на заднем сидении.

- Не исключено, что мы вернёмся поздно, - сказал Алекс, - так, что не волнуйтесь.

Я помахала им рукой, и автомобиль медленно двинулся. Алекс аккуратно вырулил с обочины на дорогу, и мы поехали по ней, не спеша. Некоторое время ехали молча. Я извлекла бинокль и от нечего делать глядела в него по сторонам. Но ничего интересного не было, кроме серой ленты дороги и унылых пустошей на фоне синего неба.

- Я хотел с тобой поговорить. – Алекс нарушил молчание. – Мы с тобою часто ругаемся. Я тебе скажу какую-нибудь глупость, ты мне в ответ… может, перестанем?

- Пожалуйста. – пожала я плечами.

- Ты всегда была мне сестрой, - продолжил он, - и я всегда любил тебя. Честно говоря, даже жалко, что ты мне сестра. О, как я завидую Юджину! Лучше бы я был на его месте! Потому что я, Элизабет, несчастен. Я влюблён в девушку, которая не только никогда не обращала на меня особого внимания, а теперь и вовсе…

Алекс замолк. Спустя некоторое время, он воскликнул в сердцах:

- А всё этот хлыщ! Так и увивается за ней. И ведь, что самое главное, ей это нравится. Ей нравится он. И чего только в нём хорошего! Он ведь брюнет. Терпеть не могу брюнетов! А ведь она всегда больше обращала внимания на Виктора, тоже потому, что он брюнет. Ну, ладно ещё Виктор, он хоть мне брат. А этот… столько времени я ухаживал, чтобы в одни прекрасный день неизвестно откуда взялся какой-то брюнет и отбил её у меня!

Алекс в раздражении стукнул по рулю, отбил себе руку, чертыхнулся и прибавил скорости. Я поняла, что он говорит о Фредерике и Ильме. И в первый раз подумала, что Алекс не так уж плох. Не хуже уж он, чем Фредерик! И ощутила обиду, за своего кузена.

Он же, немного помолчав, неожиданно воскликнул:

- Элизабет! Что мне делать?! У меня ведь нет ни малейшего шанса. Что скажешь есть?

Я задумалась. Что ж он был прав. Но мне было жаль его, и потому я сказала:

- Я не знаю, Алекс. Женское сердце великая тайна. Думаю, в чём-то ты сам виноват. Надо было не язвить, а наоборот. Попробуй хотя бы сейчас себя так вести. Ещё знаешь, хорошо бы чего-нибудь такого…

- Загадочного и романтичного? – спросил Алекс, уже спокойным голосом.

Я кивнула. Алекс задумался.

- Может быть, каждое утро ей тайно приносить букет цветов и записку со стихами? – предложил он.

- О! – воскликнула я. – Хорошая идея!

- А ты со своей стороны, поможешь мне? – спросил он.

- Чем смогу.

Алекс благодарно улыбнулся и, подмигнув, заметил:

- Значит заговор, против этого красавчика Фредерика?

- Заговор! – подмигнула я ему в ответ, а Баргестр к нашему удивлению утвердительно гавкнул.

Вдали показалась знакомый нам пролесок. Мы подъезжали к месту. Когда мы свернули, я выбралась из автомобиля и стала руководить установкой оного. Я, конечно, точно не помнила, как тот стоял, но надеялась, что как-нибудь, похоже, и прилизанный ничего не заметит.

Мы уже собирались уходить, когда Алекс неожиданно, принялся шарить по карманам. Результат поисков его удовлетворил. Он посмотрел на меня и спросил:

- Ничего не забыла в автомобиле? Мало ли, что могло выпасть…

Я проверила карманы и заглянула в баул.

- Да, вроде бы ничего, - неуверенно проговорила я, и тут спохватилась:

- Бинокль!

- Точно! – кивнул Алекс и ринулся обратно к автомобилю. – Когда мы ехали, ты смотрела в него. Куда ты дела его потом?

- Когда мы с тобою разговаривали, я положила его на колени, а потом забыла про него! – воскликнула я испуганно.

Алекс раскрыл обе двери и сказал:

- Ничего не поделаешь, придётся повременить с нашим уходом. Будем искать.

Мы залезли в автомобиль и стали шарить по полу. Как назло, ещё деревья, закрывали от нас свет, и потому было плохо видно. А тут ещё коврик сбился, на полу валялись бумажки, автоматическое перо, пустая металлическая фляга и ещё, чёрт знает какой, мусор.

Провозились мы среди этого хлама несколько минут. Наконец, я отыскала искомое и сказала об этом Алексу. В этот самый момент зарычал Баргестр. Алекс выпрямился и застыл, как изваяние.

Я поднялась, намериваясь узнать, в чём дело, но тоже застыла на месте, а слова замерли на губах, так и не слетев.

К нам неторопливой походкой, ведя рядом с собой велосипед, приближался прилизанный тип. При виде нас, замеривших в его автомобиле, с распахнутыми настежь дверьми, он тоже застыл. Однако, узнав меня, воскликнул, расплывшись в омерзительной улыбке:

- Хелло, Лизи!

Услышав это, Алекс даже открыл рот от изумления, и посмотрел на меня, так словно в первый раз увидел. Я же попробовала взять себя в руки. Главное было сохранять спокойствие.

- Хелло, Стив! – я в свою очередь выдавила из себя улыбку, и бросила как бы, между прочим:

- Я тут брала твой автомобиль, нужно было срочно съездить в Лондон.

Звучало не ахти, но это первое, что пришло мне в голову. Можно было, конечно, запросто разделаться с ним, нас-то было трое, а он один. Но, кто знает, может кто-то был в курсе, что он здесь. А тогда точно нам лагерей не избежать…

К моему изумлению, он ещё шире улыбнулся и, подойдя к нам, сказал:

- Ну, конечно, какие могут быть упрёки. Я всё понимаю.

Я почувствовала, что ещё немного и тоже открою рот от изумления. То ли он лукавил, потому что замыслил сдать нас куда следует, то ли что-то вообразил. Только что?

- Это и есть ваш спутник, которого вы потеряли? – спросил он, как ни в чём не бывало, кивком указав на Алекса, сложил велосипед и погрузил его вместе со своими вещами в багажник.

- Да. – сказала я, непривычно тонким голосом, и сделала Алексу знак молчать.

- Надеюсь вы разобрались в местных дорогах. – проговорил прилизанный с дотошной заботливостью в голосе. – Наверное, трудно привыкнуть к ним.

У меня поползли от удивления брови. О чём это он? Но я взяла себя в руки и поторопилась уверить его, что благодаря, своему спутнику, легко во всём разобралась.

- А, где вы были? – поспешила я сменить тему. Однако, в ту же секунду пожалела об этом. Мой вопрос привёл его в замешательство. Он покраснел, закашлял. Но быстро взял себя в руки и сказал:

- Так, знаете ли, любовался местными красотами. Прогулки на свежем воздухе, ночёвки под открытым небом…

Ну, это уж было слишком! Назвать всё это красотами. Явно он пытался что-то скрыть. И ладно, пусть он утаивает своё, а мы будем скрывать своё. После непродолжительной паузы, он сказал, немного дрогнувшим голосом:

- Приглашаю вас, вместе с вашим спутником в гости к моему приятелю. Он будет очень счастлив.

С этими словами он жестом пригласил нас обратно в автомобиль, который мы буквально несколько минут назад, наконец покинули. При этом в его голосе, звучала такая настойчивость, что я и без того напуганная, зачем-то села на предложенное мне переднее сидение. Алекс последовал моему примеру, как и Баргестр.

Мы тронулись с места и выехали на дорогу.

- Вы не пожалеете. Вам ведь всё равно туда… то есть я хотел сказать, что только это место одно и достойно вас.

Я ничего не сказала. Молчал и до крайности изумлённый и ошеломлённый Алекс, на заднем сидении, нервно почёсывавший за ухом у Баргестра.

Мы проехали известной нам дорогой, но свернули на неприметную тропу, со знаком, что дальше дороги нет. Доехали до другого леса, огороженного заборами, и остановились перед воротами. Тут прилизанный выпрыгнул из автомобиля и просто открыл ворота. Никакого замка на них не было.

- Дорогами уже давно никто не пользуется. – пояснил он мне, садясь за руль. – Теперь пользуются исключительно аэропланами. Но мне ли вам рассказывать! Хотя вы я вижу, любительница ездить по старинке, как и я. Хорошо, автомобилями мало, кто пользуется. Езди себе в своё удовольствие!

- Да, да! – поспешила я, согласится, Алекс тоже закивал в знак одобрения.

Мы проехали и прилизанный даже не соизволил остановиться, чтобы прикрыть ворота. Он лишь презрительно махнул на них рукой и сказал:

- Да, ну их! Всё равно здесь никто не ходит, кому это надо. Но вы не волнуйтесь, замок очень хорошо охраняется. Это на случай если повстанцы вздумают вылезти. Можете быть спокойны, вам здесь ничто не угрожает.

Я чисто механически кивнула, его слова всё больше и больше вводили меня в недоумение. Было очевидно: он с кем-то меня спутал, и сразу же назревал вопрос: с кем и когда он это поймёт. Пока же мне следовало играть роль неизвестной мне особы, и желательно было разобраться какой именно.

Мы проехали небольшую рощу и поехали полями. Это были именно поля, а не пустоши. Привольные зелёные поля, покрытые высокими травами и цветами. Кое-где бежали небольшие ручьи. Вдали синели воды какого-то озера. Всё это выглядело так, что можно было подумать, что ты неожиданно очутился совсем в другом мире. Верилось с трудом, что там за заборами располагается убогая выжженная пустошь, лишённая жизни и какой бы то ни было растительности. Показался лес, дорога, по которой мы ехали, вывела нас прямо под кроны чудом уцелевших дубов-исполинов, которые возможно видели ещё самого Вильгельма Завоевателя.

Ехали недолго, когда нашим взорам предстали высокие и мощные крепостные стены. За ними высились башни замка. Вдоль стен шёл широкий и глубокий ров, наполненный водой. Дальше двинулись по дороге, что шла вдоль рва, в поисках ворот в эту непоколебимую твердыню. Я же с ужасом смотрела на эти стены. Издали я недооценила их. Теперь же в полной мере смогла осознать их неприступность, попробовала на глаз прикинуть высоту, где-то метров двадцать.

Наконец, мы подъехали к воротам. Эти ворота запросто выдержали бы любую осаду, все стенобитные орудия были бы им нипочём.

Прилизанный лениво нажал на клаксон и посигналил. Вид у него был скучающий. Я же, да и Алекс, сидели, как на иголках. Вид этой неприступной твердыни, мог, кого угодно вывести из равновесия. У меня даже мелькнула мысль, не дать ли дёру пока не поздно, но какое-то упрямство, сродни ослиному, не дало мне сделать это. В голове мелькнула мысль, что не подобает Лоттеанину бросаться в бегство при виде каких-то стен. Уж кто-кто, а Лоттеане должны при виде замка наоборот впадать в боевой транс, как берсерки. Заодно уж испытать навязчивое желание взять сию твердыню, а при возможности заодно и сокрушить её.

Я нащупала торчащий из баула меч, завёрнутый в подстилку, и меня обуяла жажда битвы.

Наконец, у ворот открылось небольшое окошечко, а после раздался скрежет отодвигаемых засовов и запоров. После, ворота с великим трудом приоткрыли два амбала. Эти двое представляли собой сплошное скопище мышц, при огромном росте, головы у них были явным атавизмом. На крохотных личиках виднелись малюсенькие глазки-буравчики.

Амбалам, судя по всему, было приказано ждать прилизанного. Потому что, они легко пропустили его, а на нас даже не глянули. Мы проехали что-то типа туннеля. Оказалось, что стены мало того, неимоверной высоты, но и столь же неимоверной толщины, и с внутренней стороны есть ещё ворота, которые, наверное, были открыты. Потому что трудно было бы себе представить, что этим амбалам пришло бы в голову всё время их открывать и закрывать. Хотя всё, может быть…

- Видите! – весело сказал прилизанный. – Я же говорил, в этом замке вы можете чувствовать себя в полной безопасности. Здесь не только высокие и крепкие стены, но и множество запоров, ловушек, оружия и охраны.

Я, молча, кивнув, судорожно сглотнула. Мы подъехали к замку. В любое другое время я бы стала наслаждаться и восхищаться подобным строением, но не теперь. Неожиданно я ощутила себя пленником и полной дурой.

На встречу выбежало несколько лакеев, которые с подобострастием стали помогать нам, выбраться из автомобиля. К нам подъехал какой-то тип верхом на пегом коне. Я узнала в нём того, что в первый мой день пребывания в этом мире, бродил по лесу.

Он чем-то походил на прилизанного, а поскольку тоже был прилизанным, придётся мне для их различия теперь именовать первого Стивом.

- О, Джастин! – заорал Стив, новоприбывшему прилизанному. – Как дела?! Давно не виделись. Я привёз тебе гостей.

С этими словами он сделал какой-то непонятный жест в нашу сторону и столь же непонятные гримасы. Мне это не понравилось. Не люблю всякие подозрительные жесты.

Тот прилизанный, что оказался Джастином, лихо спешился и подбежал к нам с Алексом. Баргестр принялся угрожающе скалиться.

- О! – воскликнул тот и испуганно остановился на полпути, и, выдавив из себя нервную улыбочку, проговорил:

– Какой очаровательный пёсик!

- Это Элизабет. – представил меня ему Стив. При этих его словах глаза у Джастина загорелись каким-то хищным и недобрым огнём. Он улыбнулся мне, да так, что у меня появилось острое желание дать ему по морде, как бы грубо это не звучало.

- Меня зовут Джастин. – представился он. – Добро пожаловать в мой замок.

- Это ещё не твой замок, не придумывай, - вставил Стив злорадно, - это замок твоего папочки.

Алекса, похоже, никто не замечал, оба они в буквальном смысле этого слова, вцепились в меня. Всячески осыпали любезностями и проявляли заботу и внимание к моей персоне.

Я, однако, решительно взяла под руку Алекса, и подозвала Баргестра, чтобы тот тоже сопровождал меня. Ещё я изобразила на лице полнейшее презрение и постаралась представить из себя капризную и избалованную особу. В конце концов, ни один из них не видел ту так называемую Элизабет, за которую меня принимали, и это было мне на руку.

Мы прошли в замок и за нами закрылись огромные дубовые ворота, обитые железом, и я ощутила себя в ловушке. Господи, во что я ввязалась?

Рейтинг: +1 274 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 7 апреля 2014 в 00:00 +1
С весной!
Даннаис дде Даненн # 10 апреля 2014 в 21:47 0
Спасибо большое!!! 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057