ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 17

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 17

18 февраля 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Семнадцатая
Ночная Трагедия в нескольких лицах или Без сна в осеннюю ночь

Как и следовало ожидать, лестница, которую имел в виду Браун, оказалось не той. Более того в зале, куда она нас привела, мы с Фредегаром лишь чудом не столкнулись с ними обоими, спрятавшись в последний момент. Однако когда опасность миновала, потерялся Фредди. Сначала Баргестр, теперь он, что за проклятое место!
Попыталась негромко позвать Фредегара по имени, но гулкое эхо заставило меня отказаться от этой затеи. На всякий случай, подсвечивая себе мечом, осмотрела зал. В нём не было никаких намёков ни на сфинкса, ни на Будду, ни уж тем более на китайского глиняного болвана.
Я продвигалась уже к выходу, когда внезапно услышала сзади себя шаги. Моё сердце поначалу радостно подпрыгнуло, я решила, что это всё-таки нашёлся Фредди. Посмотрела назад, и это было последнее, что мне удалось сделать, ибо в следующую секунду я отключилась…

***

- Где мы, чёрт побери?! – раздражённо проговорил Юджин. Он и Алекс стояли у входа в огромный зал. Где-то поодаль из густого мрака вырисовывались смутные очертания каких-то статуй. Они оба умудрились преодолеть сотни две ступеней на одном дыхании. Алекс не проронил в ответ ни слова, а в некоторой нерешительности двинулся вперёд. Он и его спутник прошлись по залу, высвечивая мечами экспонаты, заглядывая во все закоулки.
- Ты лучше скажи мне, - произнёс, наконец, Алекс, после долгого молчания, - где остальные?
Но Юджин, собирался он или нет, не успел ответить на его вопрос. Внезапно до них долетели какие-то звуки, как показалось откуда-то совсем близко.
Алекс вместо того, чтобы затаиться, выставил вперёд руку с мечом и вопросил грозно:
- Кто здесь?!
Ответа не последовало, зато послышался шелест какой-то материи. Алекс хотел было ринуться во тьму на грозного врага, как к его глубочайшему изумлению из мрака вынырнула Элизабет. Она для чего-то оглянулась назад, а после пристальным взглядом обвела сначала его, а затем Юджина. В её взгляде Алексу почудилась лёгкая едва заметная досада.
- Это вы? – для чего-то осведомилась она.
- Как видишь. – буркнул в ответ Юджин.
- А где остальные?
- Мы бы тоже хотели это узнать. – сказал Алекс. – Но ты, кажется, была с Фредегаром и Баргестром!
- Мы разминулись. Всё эти лестницы. – пояснила она и снова нервно оглянулась назад во тьму.
- Может, пойдём отсюда! – как-то раздражённо предложила вдруг она. – Это всё равно не тот зал.
И они втроём двинулись вниз по лестнице. Пару раз Алексу мерещилось, что он слышит позади себя приглушённые шаги. Но когда он внезапно оборачивался, то видел за собою лишь непроглядную стену мрака.
Они снова спустились в главный зал. Однако вынуждены были спрятаться. В зале во всю кипела работа: тускло поблескивая слабыми фонариками, какие-то рабочие в спецовках перетаскивали ящики. Алекс насчитал пятерых. Ему бросилось в глаза, что они стараются действовать тихо, но при этом споро.
- Кто-то расколотил часть этих горшков. – донесся до него шёпот одного из рабочих.
- Не наша забота. – сказал ему другой. – К тому же необязательно их кто-то колотил, может, просто ящики плохо лежали.
- Тише вы, - шикнул на них третий, - вы трогаете не те ящики. Было указание брать те, что крупнее и те, что крайние слева от входа. Остальное уже Её забота. И давайте пошевеливайтесь, пока нас не засекли ребята из Пирамиды и «Отдела по транспортировке».
Рабочие прервали свою беседу и ударными темпами снова принялись за работу. Они в один присест перетаскали нужные им ящики и скрылись. Главный зал снова погрузился в обычное своё безмолвие.
- Ну и куда теперь? – свистящим шёпотом поинтересовался Юджин. Однако никто из них троих не успел даже рта раскрыть.
Одновременно произошло сразу несколько вещей. Во-первых, из служебного помещения внезапно и без малейшего предупреждения вылез один из тех типов – сторожей: не то Томми, не то Джимми. Шаркая ногами, он направился к тому месту, где стояли застывшие трое друзей.
Во-вторых, несколько рабочих вздумали вернуться, видно всё-таки пропустили какие-то ящики. В-третьих, за спинами Юджина, Алекса и Элизабет, на той самой лестнице, откуда они минут пять назад спустились, послышались громкие шаги и к полнейшему их изумлению раздались слова какой-то песни или стихотворения. Притом на весьма странном языке, и звучало это как своего рода заклинание или ещё что-то в подобном роде.
Внезапная тьма, чёрным и непроницаемым дымом, окутала всё вокруг. Всё пропало. Откуда-то, будто издалека, послышался грохот, падающих и разбивающихся ящиков, громкие проклятья. В следующую секунду Алекс к своему ужасу ощутил рядом с собой, а после услыхал над своей головой, голос музейного работника:
- Бронштейн забери весь этот склад со всей его дрянью!
Реакция Алекса была мгновенной. Нащупав во мраке чьё-то плечо, судя по комплекции Юджина, (Элизабет, как он не старался её найти, нигде не оказалось), он резко потянул того назад, на первую подвернувшуюся по пути лестницу. Оба устремились по ней, что есть мочи.

***

Очнувшись, я не помнила, что произошло. Однако когда посветила вокруг себя мечом, немножко приободрилась. Невдалеке виднелись смутные очертания сфинкса и Будды. Между ними же возвышался на пьедестале сидячий и необыкновенно толстый глиняный божок, ростом с хорошего носорога. Кажется, что-то такое нам было нужно, только вот зачем?
Я поднялась на ноги, голова у меня болела и кружилась, было такое чувство, словно я угорела. Глаза слипались, ноги подкашивались. Приложив не дюжие усилия, я приковыляла к сфинксу и привалилась к его постаменту. Постаралась сосредоточиться и вспомнить, для чего я здесь оказалась и как мне найти то, для чего я здесь.
На это потребовалось немало времени.
Когда же я, наконец, с трудом вспомнила, и собралась двинуться по залу, до меня долетел звук чьих-то шагов. Я вжалась в сфинкса и даже перестала дышать, но к моему глубокому изумлению, до меня долетели голоса… Юджина и Алекса!
Радость, какую я испытала при этом, невозможно было описать. Сразу ощутив прилив сил, я кинулась к ним навстречу.
- Это вы!
- Элизабет! – вскричал Алекс и заключил меня в объятья. – Ты можешь себе представить, мы ничего не помним!
- Как, - изумилась я, - и вы тоже? Ладно, потом разберёмся! Сейчас не стоит терять время, мы, по-моему, наконец, у цели. Это тот самый зал, и нам надо действовать быстро, если не хотим столкнуться с Брауном и Купером.
Мы разбрелись по залу в поисках витрины, о которой говорил профессор Уикхэм. Я вспомнила, что он упоминал о скульптуре древнеегипетской кошки, вероятно подразумевая, что та должна находиться невдалеке от искомого. Однако этот зал, как и все предыдущие, был немалый, а усталость давала о себе знать. В конце концов, я решила довериться своим способностям, а то что-то в последнее время я о них совсем забыла. Закрыла глаза и повторила про себя несколько раз:
«… Надо только поверить…
Все дороги ведут в Камелот…»
После этого, так и держа глаза закрытыми, я устремилась туда, куда мне первым делом взбрело идти. Что самое удивительное, ни разу не один предмет не встал мне поперёк пути, ни разу я ничего не задела, а когда вдруг мне пришло в голову вытянуть вперёд руку, то та упёрлась во что-то холодное и большое. Лишь тогда я позволила себе открыть глаза. Предо мною была стеклянная витрина, внутри которой покоилось искомое. В нескольких шагах от меня лукаво и таинственно сверкая изумрудными глазами, стояла высокая и гордая статуя древнеегипетской кошки. Однако на шее у неё не было никакого медальона!
Я свистнула мальчикам и через несколько минут, мы втроём стояли и глядели на устройство во все глаза.
- Что теперь? – спросил Алекс.
- Разобьём это стекло к чёртовой матери – и дело с концом! – сердито буркнул Юджин. И уже было потянулся за мечом, с явными намерениями хорошенько ударить тем по стеклу, но Алекс во время перехватил его руку.
- Ты что с ума сошёл?! Мало мы уже тут нашумели?!
- А кроме того на подходе наши знакомые. – добавила я. – Не хватало ещё чтобы они услышали. Нет, здесь нужно как-то по-другому. Стекло хорошо бы разрезать… только чем?..
Юджин высвободился от Алекса, презрительно пожал плечами и сунул обе руки в карманы. Тут на его лице отразилась целая гамма чувств. Изумление, догадка и удовлетворение. С видом победителя он извлёк из кармана какую-то коробочку, открыл её и, достав оттуда небольшой предмет, приблизился к витрине. Несколько ловких и аккуратных движений, лёгких едва слышимых звуков разрезаемого стекла, и в витрине образовалось идеальное квадратное отверстие.
- Вуаля! – произнёс Юджин с видом и интонацией фокусника. Слегка стукнув по стеклу, квадрат, вырезанный им, со звоном упал внутрь, разлетевшись на мелкие осколки. После этого Юджин убрал то, чем резал стекло, обратно в коробочку, а ту сунул в карман.
Алекс аккуратно, стараясь не обрезаться, просунул внутрь руку, и, схватив заветную вещь, осторожно потянул её к себе. Моё внимание тем временем привлекла резная шкатулка или ларец, средних размеров. Уж очень она была красивая! Я не стала особенно колебаться и разбирать что к чему, просто взяла её. Она оказалась сделанной из чего-то напоминающего рог или кость, вся украшена резными надписями и изображениями героев и Богов. Судя по всему скандинавских или древнегерманских.
Юджин стоял, держа руки в карманах, а Алекс рассматривал устройство, когда я вернулась к ним со своим трофеем.
- Куда положим эту штуку? – спросил меня кузен. Я предложила ему шкатулку.
- Неплохая вещица. – заметил он и открыв крышку сунул туда зеркало.
Тут до наших ушей долетел звук шагов, и мы, не сговариваясь, устремились к сфинксу, который был самым крупным экспонатом, а значит самым надёжным укрытием. Притаившись за ним, мы стали, молча наблюдать за необыкновенно захватывающей сценой, что вскоре разыгралась перед нами.

***

- Это здесь.
- Наконец-то!
Донеслись приглушённые голоса. Сомнения быть не могло, это были Купер и Браун. Освещая себе дорогу фонариком, Купер прошествовал мимо сфинкса и остановился прямо под глиняным божком. Браун несколько отстал от своего спутника и потому дикой опрометью бросился к тому. При этом из-за отсутствия собственного фонарика, он наскочил на какую-то статую. Та со звоном грохнулась на пол. Видимо была сделана либо из бронзы, либо еще, из какого металла и только это спасло её от гибели. Затем напугавшись наделанного им самим шума, Браун с размаху врезался в сфинкса и, отлетев в сторону, натолкнулся на несколько ваз, которые расколотились вдребезги. Издав звук похожий на рычание разъярённого тигра, Купер ринулся к своему бестолковому сообщнику.
- Какого Ленина ты так грохочешь?! – яростно прошипел он и, схватив Брауна за шиворот, поднял на ноги. Вместе они направились к условленному месту.
- Так и знал, что на тебя нельзя положиться! – продолжал Купер шипеть на товарища. – Просил тебя разобраться и выучить расположение этих проклятых залов, нет, нам пришлось часа три потратить на то, чтобы найти этого идиотского сфинкса! Мы ведь опоздали, я в этом уверен. Уже далеко за полночь… Молись, чтобы опоздали не мы, а она опаздывала!
- Может быть, это и была она?.. – робко спросил Браун.
- Бронштейна с два! – выругался Купер. – Скорее настоящая. И вообще, не морочь мне голову, а то я уже скоро сам с ума съеду с этими красотками!
- Портфель у тебя?
Купер расстегнул свою кожаную куртку и проверил.
- На месте.
Внезапно до слуха двоих заговорщиков долетел звук приближающихся шагов.
- Она?! Как думаешь?! – возбуждённо проговорил Браун.
Однако Купер не был в этом уверен. Он прислушался и через минуту сказал:
- Нет. Их двое.
Он выключил фонарик и, оглядевшись по сторонам, задержал свой взгляд на Будде. Схватив сообщника за рукав, он потащил того за скульптуру.
Через несколько минут в зал вошли двое незнакомцев. Правая рука одного из них светилась или держала что-то, что светилось. Другой светился сам. Оба были закутаны в чёрные плащи с головы до ног.
- Мы пришли рано. – сказал один из них, тот что светился и был намного выше ростом. – Думаешь, она уже здесь?
- Думаю, что она здесь не одна. И сейчас за нами наблюдают. Притом и из-за Будды и из-за сфинкса. – заметил другой.
- Ладно, пусть смотрят. – бросил первый равнодушно. – Здесь должно быть то, что мне нужно.
- Откуда ты знаешь?
- Я это чувствую.
С этими словами высокий незнакомец направился вглубь зала. Вскоре он вернулся, убирая что-то под плащ.
- Готово. Теперь уходим отсюда.
Но не успели они сделать и нескольких шагов по направлению к выходу, как на лестнице послышались торопливые шаги и голоса. Незнакомцы шагнули куда-то во мрак, внезапно слились с ним, затаились.
- Томми, ты уверен, что нам стоит тормошиться? – раздался голос одного из музейных работников, того, кого звали Джимми.
- Я слышал какой-то шум. И уже не в первый раз за эту ночь. Так, что я собираюсь выяснить, что здесь творится. – буркнул в ответ Томми.
- Да, что здесь может шуметь-то, - усмехнулся его приятель, - разве, что какая мумия вздумала убежать.
Два луча фонариков заблуждали по стенам и экспонатам. Две низкие и хлипкие фигурки работников вступили в зал. Они прошли мимо того места, где притаились двое незнакомцев. Один из охранников остановился у поверженной бронзовой статуэтки.
- Вот, полюбуйся, Джим. – сказал он.
- Ну и что? – пожал плечами тот, подходя ближе. – Наверное, сама упала.
- Нет, Джим, здесь что-то нечисто. – заявил Том. Он стал шарить фонариком из стороны в сторону, пока свет того не упал на разбитые вазы.
- Вот, пожалуйста. – довольно сказал он.
Тем не менее, спутник его не успел ничего на это сказать. Внезапно стало очень тихо, так словно вдруг заложило уши. Тьма стала гуще, и свет фонариков поблёк. Затем налетел порыв ледяного ветра. Оба работника в ужасе застыли. Застыли и те, что сидели в своих укрытиях.
В зал медленно и бесшумно вплыла фигура в чёрном плаще. Но тут один из незнакомцев, тот, что был выше ростом, выскочил ей навстречу. Он поднял руку и из неё вылетел поток света, который ударил в фигуру, и та отлетела прочь. Однако минуту спустя противник вернулся и откуда-то извлёк длинный и острый меч. Незнакомец снова поднял руку, но на этот раз фигура в чёрном плаще отразила удар мечом. В следующее же мгновение началось что-то невообразимое. Во все стороны полетели вспышки мириадов огней, грохот падающих и разбивающихся статуй, ваз и витрин. Скрежет и лязг металла о металл потряс тишину музея до самого его основания. Длилось это полчаса, а может быть больше, внезапно всё стихло. Чёрный дым окутал всё вокруг. Когда же он рассеялся, не было ни двух незнакомцев, ни фигуры в чёрном плаще. Лишь груды из поломанных экспонатов, застилали пол. Работники всё это время стоявшие с видом застывших скульптур, вдруг очнулись, и ничего не видя и не замечая у себя на пути, устремились к выходу. Когда они ушли, пришли в себя и вылезли из-за Будды двое заговорщиков и снова заняли свой пост под глиняным божком.
- Сколько нам ещё ждать?! – сердито вопросил Купер. – Уже, наверное, третий час ночи.
Но его сообщник ничего не успел ему на это ответить. Глиняный божок, всё это время спокойно возвышавшийся у них над головами, неожиданно стал раскачиваться из стороны в сторону. Купер и Браун в ужасе воззрились на него и вместо того, чтобы броситься бежать замерли с открытыми ртами. Божок же продолжал своё раскачивание, расходясь всё сильнее и сильнее, пока вдруг не потерял равновесие и не полетел вниз с оглушительным свистом, пущенного ядра. Заговорщики успели издать лишь полузадушенный вопль, ибо в следующее мгновение были погребены под его обломками.
Затем с постамента, на котором ещё совсем недавно стоял божок, спрыгнула вниз быстрая и лёгкая тень. Она подбежала к груде обломков и принялась разгребать те. Что-то едва слышно пробормотала, вытащила какую-то папку и бросилась прочь из зала.

***

- Ну и что вы скажите об этом? – спросила я у своих спутников.
- У меня в голове полный хаос. – простонал Алекс. – Давайте покинем этот проклятый музей. Не то меня хватит удар.
Мы быстрым шагом направились прочь из этого зала. Спустились по лестнице и, оказавшись в главном зале, неожиданно столкнулись лицом к лицу с Фредегаром, Виктором и Баргестром.
- Какая встреча! – воскликнула я.
- Нашли то, что искали? – спросил Фредди.
- Оно у Алекса. – сказала я и кивнула в сторону кузена. Тот помахал в воздухе ларцом.
- Тогда идём. – вяло проговорил Виктор. Меня удивило его странно осунувшееся лицо, и широко открытые, казалось ничего не видящие и не понимающие глаза.
- Ты в порядке? – спросила я у него участливо и с беспокойством.
- Со мной всё хорошо. – резко отрезал он. Мне показалось (или это было, в самом деле?), что в голосе его прозвучали раздражение и холод.
- Где Ильма и Фредерик? – спросила я. Никто мне не ответил. Фредди беспомощно развёл руками.
- И что нам теперь придётся в поисках этих двух перерыть весь музей?! – возмутился вдруг Алекс. Я удивлённо поглядела на него, он тоже выглядел злым и раздражённым.
- Я думал мы, наконец, покинем, этот чёртов музей, - пробубнил Юджин.
- А кто не думал?! – сердито, почти что прорычал, мой кузен.
- Спокойно. – подняла я руку, наклонилась к Баргестру и обратилась к нему:
- Помоги найти Ильму и Фредерика.
Пёс вильнул хвостом и направился в фойе. Переглянувшись, мы пошли следом. Ящиков заметно поубавилось, как мне удалось заметить по пути.
Миновав фойе, мы оказались на улице. Прохладный ночной ветер встрепенул волосы и обдал нас своим пустым дыханием. Баргестр свернул за угол, и нам не оставалось ничего другого как последовать за ним. Не успели мы сделать и нескольких шагов, как наткнулись на Ильму и Фредерика.
- Как вы здесь оказались?! – изумилась я.
- Никогда не поверишь, - улыбнулась Ильма, - мы вылезли через окно.
И она коротко поведала о том, что с ними произошло, пока мы шли к нашему автомобилю. Я пересказала то, что произошло со мною, Алексом и Юджином.
Фредегар сказал, что он ничего не помнит. Виктор промолчал. Как заподозрила я, он тоже ничего не помнил.
- Аднихилит… - задумчиво протянула я. – Странное название.
- Да уж, - вставил Алекс, - чем только они там занимаются?
- Да и вообще, - сказала я, - с кем должны были встретиться эти типы – Купер и Браун?
- Кстати, - неожиданно засмеялся Юджин, - они ведь так и остались там, погребённые под обломками какой-то там династии!
- «Погребённые под обломками династии»! – усмехнулась я. – Просто название для какого-нибудь романа! Может, надо было вызвать скорую помощь или как она у них тут называется? – пошутила я. Но никто кроме Алекса почему-то не понял моего юмора. Лишь он добавил:
- А ещё лучше было бы вызвать милицию или НКВД!
- Заодно уж тогда и самим сдаться… - сухо прибавил Юджин без тени улыбки на лице.
- Как насчёт прибора? – спросил Фредерик. – Может, попробуем его: работает он или нет?
- Но не здесь же! – возразила Ильма.
- Выберемся за город, там и попробуем. – сказал Юджин. – Честно говоря, я уже начинаю сомневаться, что нам стоило проходить через всё это ради него…
- Не каркай! – сердито сказала ему Ильма.
Мы добрались до сквера, возле которого оставили автомобиль. Странно, но автомобиля Купера на месте не оказалось.
- Досадно, - сказал Алекс по этому поводу, - мы бы ведь могли занять у него канистру с бензином, правда, Виктор?
Мой брат на это пробормотал что-то несвязное и полез в авто. Вёл он себя немного странно, что собственно могло объясняться усталостью и голодом. Принялся что-то искать, и в прямом смысле этого слова, перерыл весь автомобиль. Пока Юджин, видимо сообразив, что ищет мой брат, не покопался в своих карманах и не извлёк из них ключи. Он потряс ими перед носом Виктора и спросил:
- Не их ищешь?
Виктор снова пробубнил что-то невнятное, бросил мрачный и недоброжелательный взгляд на Юджина, и выхватив у того ключи, яростно всунул их в зажигание. Затем включил двигатель и с силою нажал на педаль, так что автомобиль с диким рёвом рванул с места и чуть не наехал на нас, мы успели отскочить лишь в самую последнюю минуту: выскочили буквально из-под его колёс.
- Ты в своём уме вообще?! – заорал на Виктора Юджин. И к моему удивлению тот вместо того, чтобы извиниться или начать оправдываться, зло заорал в ответ, остановив автомобиль, но, не заглушая двигателя:
- А вы чего там встали?! Сами виноваты! И вообще не пошли бы вы к чёрту…
У нас от удивления поползли вверх брови. Однако я решила, что центр Лондона не самое лучшее место для выяснения отношений, и поспешила сказать об этом остальным. Скрепя сердце и стараясь не глядеть на Виктора, один за другим мы полезли в автомобиль. Притом Алекс на этот раз залез на заднее сидение вместе со мною, Фредегаром и Баргестром, тем не менее, стремясь держаться подальше от Ильмы и Фредерика. Юджин же пристроился на переднем сидении рядом с сердитым Виктором.
Глядя на странное поведение своих друзей, я ничего не понимала. Что на них нашло?
Вскоре автомобиль уже гнал вовсю, по пустынным и сонным улицам Лондона. Почти везде царил глухой сумрак. Лишь кое-где попадались нечастые и жалкие вереницы фонарей, и то, редкие из них светили. И только вдали, возвышаясь неустанной и наводящей ужас громадой, стояла «Пирамида», освещаемая мертвенным и каким-то инфернальным светом множества прожекторов.
Виктор немного заблудился, но никто даже не попробовал помочь ему. Все сделали вид, что изволят не замечать этого. Но он, проплутав каких-то полчаса, наконец, нашёл нужную дорогу сам. Часам к шести утра, мы остановились на том, месте, где сутки назад ночевали.
Выйдя из автомобиля и расположившись на траве, мы решили испытать устройство. Виктор же не пожелал присоединяться к нашей компании и остался у автомобиля, для чего-то раскрыв капот и углубившись в него.
Алекс отворил шкатулку и, вытащив зеркало, как-то неуверенно оглядел его со всех сторон. Немного поколебавшись, кузен протянул его мне.
- Попробуй сама. – сказал он.
Я приняла устройство и ясно ощутила, как у меня дрожат руки. Я нервничала, ибо понимала, что вот она: решается наша судьба.
Для начала внимательно оглядела его. Оно отдалённо напоминало ручное зеркало, было лёгким, сделанным, словно из какого-то металла или дерева. Теперь у меня, наконец, появилась возможность рассмотреть узор, шедший поверху, так называемой рамки. Это был символ Пятерых: Круг – символ Вечности, Четыре линии – символ Кэа, треугольник – символ Богов Порядка, Глаз – символ Звёздных Богов. Сомнения не оставалось, это была вещь, созданная руками Пятерых, Великих Создателей Лоттеан и Вселенной Нового Камелота.
Я неуверенно прикоснулась к кристаллам, расположенным ближе к центру устройства, шедшим по обе стороны ручки.
Мне вспомнились снова слова профессора:
«…где ручка, ближе к центру, были по сторонам расположены два кристалла. Так вот, когда их соединяли вместе, они посылали энергетический поток в раму, и отверстие открывало в любом месте, проход…»
Что ж пришло время проверить это, господин профессор!
Я сделала так, как он говорил, а вернее как говорилось в рукописи. Я соединила кристаллы вместе, и мне даже почудилась лёгкая еле различимая вспышка и всё. Больше ничего не произошло. Я повторила попытку, ещё раз, и ещё. Но всё было тщетным. Напрасным были и мои мысленные приказы – устройство не работало. Быть может, оно слишком долго покоилось в земле или ещё где-то, и за это время сломалось.
Я обвела друзей удручённым взглядом, но они уже всё поняли. Все сидели, как в воду опущенные, избегая взглядов друг друга, глядя куда-то в землю или в сторону.
Через час мы уже ехали обратно, к свалке близ Айрон Фаундрис. Где-то милях в тридцати от Лондона, как и следовало ожидать, закончился бензин. Виктор, ни слова не говоря, вышел из автомобиля и удалился в неизвестном нам направлении. За ним устремился Юджин. Остальные же, все кроме Баргестра, в это время разбрелись кто куда, видно решили воспользоваться подвернувшейся возможностью передохнуть, ибо, что это за отдых – быть втиснутым на заднем сидении?!
Я осталась у автомобиля, а Баргестр на заднем сидении. Мне в туфлю умудрился забиться какой-то камешек, и пришлось снять её.
Как раз в этот момент, на пустынной дороге, поднимая клубы пыли, появился неизвестно откуда взявшийся, ярко-оранжевый кабриолет. В нём сидела довольно большая компания парней, под стать моему прилизанному знакомому – Паркеру.
Увидев меня, в столь живописной позе, то есть в одной туфле на ноге, и другой в руке, пассажиры кабриолета замахали мне руками и резко затормозили.
Приглядевшись к автомобилю, на багажнике, которого я сидела, один из них присвистнув, сказал:
- О! Да это же авто старины Паркера!
- Нда, Паркер в своём репертуаре… - проговорил другой и, обратившись ко мне спросил:
- Ну и где сам этот пират?!
Я почти сразу нашлась, что сказать:
- Его здесь нет. Он был так любезен, что предоставил мне своё авто, чтобы я смогла съездить по делам в Лондон.
- Аааа… - протянул первый, и пристально посмотрев сначала на меня, затем на Баргестра, понимающе кивнул. Кабриолет уже собирался тронуться в путь, как я остановила их, кое-что сообразив.
- Постойте! Вы знаете тут такое дело, в общем, у меня закончился бензин…
Потому, когда вернулись мои друзья, я стояла у автомобиля с видом победительницы, эдакой Ники или Афины-Паллады. У моих ног стояла полная канистра с бензином…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0192743

от 18 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0192743 выдан для произведения:
Глава Семнадцатая
Ночная Трагедия в нескольких лицах или Без сна в осеннюю ночь

Как и следовало ожидать, лестница, которую имел в виду Браун, оказалось не той. Более того в зале, куда она нас привела, мы с Фредегаром лишь чудом не столкнулись с ними обоими, спрятавшись в последний момент. Однако когда опасность миновала, потерялся Фредди. Сначала Баргестр, теперь он, что за проклятое место!
Попыталась негромко позвать Фредегара по имени, но гулкое эхо заставило меня отказаться от этой затеи. На всякий случай, подсвечивая себе мечом, осмотрела зал. В нём не было никаких намёков ни на сфинкса, ни на Будду, ни уж тем более на китайского глиняного болвана.
Я продвигалась уже к выходу, когда внезапно услышала сзади себя шаги. Моё сердце поначалу радостно подпрыгнуло, я решила, что это всё-таки нашёлся Фредди. Посмотрела назад, и это было последнее, что мне удалось сделать, ибо в следующую секунду я отключилась…

***

- Где мы, чёрт побери?! – раздражённо проговорил Юджин. Он и Алекс стояли у входа в огромный зал. Где-то поодаль из густого мрака вырисовывались смутные очертания каких-то статуй. Они оба умудрились преодолеть сотни две ступеней на одном дыхании. Алекс не проронил в ответ ни слова, а в некоторой нерешительности двинулся вперёд. Он и его спутник прошлись по залу, высвечивая мечами экспонаты, заглядывая во все закоулки.
- Ты лучше скажи мне, - произнёс, наконец, Алекс, после долгого молчания, - где остальные?
Но Юджин, собирался он или нет, не успел ответить на его вопрос. Внезапно до них долетели какие-то звуки, как показалось откуда-то совсем близко.
Алекс вместо того, чтобы затаиться, выставил вперёд руку с мечом и вопросил грозно:
- Кто здесь?!
Ответа не последовало, зато послышался шелест какой-то материи. Алекс хотел было ринуться во тьму на грозного врага, как к его глубочайшему изумлению из мрака вынырнула Элизабет. Она для чего-то оглянулась назад, а после пристальным взглядом обвела сначала его, а затем Юджина. В её взгляде Алексу почудилась лёгкая едва заметная досада.
- Это вы? – для чего-то осведомилась она.
- Как видишь. – буркнул в ответ Юджин.
- А где остальные?
- Мы бы тоже хотели это узнать. – сказал Алекс. – Но ты, кажется, была с Фредегаром и Баргестром!
- Мы разминулись. Всё эти лестницы. – пояснила она и снова нервно оглянулась назад во тьму.
- Может, пойдём отсюда! – как-то раздражённо предложила вдруг она. – Это всё равно не тот зал.
И они втроём двинулись вниз по лестнице. Пару раз Алексу мерещилось, что он слышит позади себя приглушённые шаги. Но когда он внезапно оборачивался, то видел за собою лишь непроглядную стену мрака.
Они снова спустились в главный зал. Однако вынуждены были спрятаться. В зале во всю кипела работа: тускло поблескивая слабыми фонариками, какие-то рабочие в спецовках перетаскивали ящики. Алекс насчитал пятерых. Ему бросилось в глаза, что они стараются действовать тихо, но при этом споро.
- Кто-то расколотил часть этих горшков. – донесся до него шёпот одного из рабочих.
- Не наша забота. – сказал ему другой. – К тому же необязательно их кто-то колотил, может, просто ящики плохо лежали.
- Тише вы, - шикнул на них третий, - вы трогаете не те ящики. Было указание брать те, что крупнее и те, что крайние слева от входа. Остальное уже Её забота. И давайте пошевеливайтесь, пока нас не засекли ребята из Пирамиды и «Отдела по транспортировке».
Рабочие прервали свою беседу и ударными темпами снова принялись за работу. Они в один присест перетаскали нужные им ящики и скрылись. Главный зал снова погрузился в обычное своё безмолвие.
- Ну и куда теперь? – свистящим шёпотом поинтересовался Юджин. Однако никто из них троих не успел даже рта раскрыть.
Одновременно произошло сразу несколько вещей. Во-первых, из служебного помещения внезапно и без малейшего предупреждения вылез один из тех типов – сторожей: не то Томми, не то Джимми. Шаркая ногами, он направился к тому месту, где стояли застывшие трое друзей.
Во-вторых, несколько рабочих вздумали вернуться, видно всё-таки пропустили какие-то ящики. В-третьих, за спинами Юджина, Алекса и Элизабет, на той самой лестнице, откуда они минут пять назад спустились, послышались громкие шаги и к полнейшему их изумлению раздались слова какой-то песни или стихотворения. Притом на весьма странном языке, и звучало это как своего рода заклинание или ещё что-то в подобном роде.
Внезапная тьма, чёрным и непроницаемым дымом, окутала всё вокруг. Всё пропало. Откуда-то, будто издалека, послышался грохот, падающих и разбивающихся ящиков, громкие проклятья. В следующую секунду Алекс к своему ужасу ощутил рядом с собой, а после услыхал над своей головой, голос музейного работника:
- Бронштейн забери весь этот склад со всей его дрянью!
Реакция Алекса была мгновенной. Нащупав во мраке чьё-то плечо, судя по комплекции Юджина, (Элизабет, как он не старался её найти, нигде не оказалось), он резко потянул того назад, на первую подвернувшуюся по пути лестницу. Оба устремились по ней, что есть мочи.

***

Очнувшись, я не помнила, что произошло. Однако когда посветила вокруг себя мечом, немножко приободрилась. Невдалеке виднелись смутные очертания сфинкса и Будды. Между ними же возвышался на пьедестале сидячий и необыкновенно толстый глиняный божок, ростом с хорошего носорога. Кажется, что-то такое нам было нужно, только вот зачем?
Я поднялась на ноги, голова у меня болела и кружилась, было такое чувство, словно я угорела. Глаза слипались, ноги подкашивались. Приложив не дюжие усилия, я приковыляла к сфинксу и привалилась к его постаменту. Постаралась сосредоточиться и вспомнить, для чего я здесь оказалась и как мне найти то, для чего я здесь.
На это потребовалось немало времени.
Когда же я, наконец, с трудом вспомнила, и собралась двинуться по залу, до меня долетел звук чьих-то шагов. Я вжалась в сфинкса и даже перестала дышать, но к моему глубокому изумлению, до меня долетели голоса… Юджина и Алекса!
Радость, какую я испытала при этом, невозможно было описать. Сразу ощутив прилив сил, я кинулась к ним навстречу.
- Это вы!
- Элизабет! – вскричал Алекс и заключил меня в объятья. – Ты можешь себе представить, мы ничего не помним!
- Как, - изумилась я, - и вы тоже? Ладно, потом разберёмся! Сейчас не стоит терять время, мы, по-моему, наконец, у цели. Это тот самый зал, и нам надо действовать быстро, если не хотим столкнуться с Брауном и Купером.
Мы разбрелись по залу в поисках витрины, о которой говорил профессор Уикхэм. Я вспомнила, что он упоминал о скульптуре древнеегипетской кошки, вероятно подразумевая, что та должна находиться невдалеке от искомого. Однако этот зал, как и все предыдущие, был немалый, а усталость давала о себе знать. В конце концов, я решила довериться своим способностям, а то что-то в последнее время я о них совсем забыла. Закрыла глаза и повторила про себя несколько раз:
«… Надо только поверить…
Все дороги ведут в Камелот…»
После этого, так и держа глаза закрытыми, я устремилась туда, куда мне первым делом взбрело идти. Что самое удивительное, ни разу не один предмет не встал мне поперёк пути, ни разу я ничего не задела, а когда вдруг мне пришло в голову вытянуть вперёд руку, то та упёрлась во что-то холодное и большое. Лишь тогда я позволила себе открыть глаза. Предо мною была стеклянная витрина, внутри которой покоилось искомое. В нескольких шагах от меня лукаво и таинственно сверкая изумрудными глазами, стояла высокая и гордая статуя древнеегипетской кошки. Однако на шее у неё не было никакого медальона!
Я свистнула мальчикам и через несколько минут, мы втроём стояли и глядели на устройство во все глаза.
- Что теперь? – спросил Алекс.
- Разобьём это стекло к чёртовой матери – и дело с концом! – сердито буркнул Юджин. И уже было потянулся за мечом, с явными намерениями хорошенько ударить тем по стеклу, но Алекс во время перехватил его руку.
- Ты что с ума сошёл?! Мало мы уже тут нашумели?!
- А кроме того на подходе наши знакомые. – добавила я. – Не хватало ещё чтобы они услышали. Нет, здесь нужно как-то по-другому. Стекло хорошо бы разрезать… только чем?..
Юджин высвободился от Алекса, презрительно пожал плечами и сунул обе руки в карманы. Тут на его лице отразилась целая гамма чувств. Изумление, догадка и удовлетворение. С видом победителя он извлёк из кармана какую-то коробочку, открыл её и, достав оттуда небольшой предмет, приблизился к витрине. Несколько ловких и аккуратных движений, лёгких едва слышимых звуков разрезаемого стекла, и в витрине образовалось идеальное квадратное отверстие.
- Вуаля! – произнёс Юджин с видом и интонацией фокусника. Слегка стукнув по стеклу, квадрат, вырезанный им, со звоном упал внутрь, разлетевшись на мелкие осколки. После этого Юджин убрал то, чем резал стекло, обратно в коробочку, а ту сунул в карман.
Алекс аккуратно, стараясь не обрезаться, просунул внутрь руку, и, схватив заветную вещь, осторожно потянул её к себе. Моё внимание тем временем привлекла резная шкатулка или ларец, средних размеров. Уж очень она была красивая! Я не стала особенно колебаться и разбирать что к чему, просто взяла её. Она оказалась сделанной из чего-то напоминающего рог или кость, вся украшена резными надписями и изображениями героев и Богов. Судя по всему скандинавских или древнегерманских.
Юджин стоял, держа руки в карманах, а Алекс рассматривал устройство, когда я вернулась к ним со своим трофеем.
- Куда положим эту штуку? – спросил меня кузен. Я предложила ему шкатулку.
- Неплохая вещица. – заметил он и открыв крышку сунул туда зеркало.
Тут до наших ушей долетел звук шагов, и мы, не сговариваясь, устремились к сфинксу, который был самым крупным экспонатом, а значит самым надёжным укрытием. Притаившись за ним, мы стали, молча наблюдать за необыкновенно захватывающей сценой, что вскоре разыгралась перед нами.

***

- Это здесь.
- Наконец-то!
Донеслись приглушённые голоса. Сомнения быть не могло, это были Купер и Браун. Освещая себе дорогу фонариком, Купер прошествовал мимо сфинкса и остановился прямо под глиняным божком. Браун несколько отстал от своего спутника и потому дикой опрометью бросился к тому. При этом из-за отсутствия собственного фонарика, он наскочил на какую-то статую. Та со звоном грохнулась на пол. Видимо была сделана либо из бронзы, либо еще, из какого металла и только это спасло её от гибели. Затем напугавшись наделанного им самим шума, Браун с размаху врезался в сфинкса и, отлетев в сторону, натолкнулся на несколько ваз, которые расколотились вдребезги. Издав звук похожий на рычание разъярённого тигра, Купер ринулся к своему бестолковому сообщнику.
- Какого Ленина ты так грохочешь?! – яростно прошипел он и, схватив Брауна за шиворот, поднял на ноги. Вместе они направились к условленному месту.
- Так и знал, что на тебя нельзя положиться! – продолжал Купер шипеть на товарища. – Просил тебя разобраться и выучить расположение этих проклятых залов, нет, нам пришлось часа три потратить на то, чтобы найти этого идиотского сфинкса! Мы ведь опоздали, я в этом уверен. Уже далеко за полночь… Молись, чтобы опоздали не мы, а она опаздывала!
- Может быть, это и была она?.. – робко спросил Браун.
- Бронштейна с два! – выругался Купер. – Скорее настоящая. И вообще, не морочь мне голову, а то я уже скоро сам с ума съеду с этими красотками!
- Портфель у тебя?
Купер расстегнул свою кожаную куртку и проверил.
- На месте.
Внезапно до слуха двоих заговорщиков долетел звук приближающихся шагов.
- Она?! Как думаешь?! – возбуждённо проговорил Браун.
Однако Купер не был в этом уверен. Он прислушался и через минуту сказал:
- Нет. Их двое.
Он выключил фонарик и, оглядевшись по сторонам, задержал свой взгляд на Будде. Схватив сообщника за рукав, он потащил того за скульптуру.
Через несколько минут в зал вошли двое незнакомцев. Правая рука одного из них светилась или держала что-то, что светилось. Другой светился сам. Оба были закутаны в чёрные плащи с головы до ног.
- Мы пришли рано. – сказал один из них, тот что светился и был намного выше ростом. – Думаешь, она уже здесь?
- Думаю, что она здесь не одна. И сейчас за нами наблюдают. Притом и из-за Будды и из-за сфинкса. – заметил другой.
- Ладно, пусть смотрят. – бросил первый равнодушно. – Здесь должно быть то, что мне нужно.
- Откуда ты знаешь?
- Я это чувствую.
С этими словами высокий незнакомец направился вглубь зала. Вскоре он вернулся, убирая что-то под плащ.
- Готово. Теперь уходим отсюда.
Но не успели они сделать и нескольких шагов по направлению к выходу, как на лестнице послышались торопливые шаги и голоса. Незнакомцы шагнули куда-то во мрак, внезапно слились с ним, затаились.
- Томми, ты уверен, что нам стоит тормошиться? – раздался голос одного из музейных работников, того, кого звали Джимми.
- Я слышал какой-то шум. И уже не в первый раз за эту ночь. Так, что я собираюсь выяснить, что здесь творится. – буркнул в ответ Томми.
- Да, что здесь может шуметь-то, - усмехнулся его приятель, - разве, что какая мумия вздумала убежать.
Два луча фонариков заблуждали по стенам и экспонатам. Две низкие и хлипкие фигурки работников вступили в зал. Они прошли мимо того места, где притаились двое незнакомцев. Один из охранников остановился у поверженной бронзовой статуэтки.
- Вот, полюбуйся, Джим. – сказал он.
- Ну и что? – пожал плечами тот, подходя ближе. – Наверное, сама упала.
- Нет, Джим, здесь что-то нечисто. – заявил Том. Он стал шарить фонариком из стороны в сторону, пока свет того не упал на разбитые вазы.
- Вот, пожалуйста. – довольно сказал он.
Тем не менее, спутник его не успел ничего на это сказать. Внезапно стало очень тихо, так словно вдруг заложило уши. Тьма стала гуще, и свет фонариков поблёк. Затем налетел порыв ледяного ветра. Оба работника в ужасе застыли. Застыли и те, что сидели в своих укрытиях.
В зал медленно и бесшумно вплыла фигура в чёрном плаще. Но тут один из незнакомцев, тот, что был выше ростом, выскочил ей навстречу. Он поднял руку и из неё вылетел поток света, который ударил в фигуру, и та отлетела прочь. Однако минуту спустя противник вернулся и откуда-то извлёк длинный и острый меч. Незнакомец снова поднял руку, но на этот раз фигура в чёрном плаще отразила удар мечом. В следующее же мгновение началось что-то невообразимое. Во все стороны полетели вспышки мириадов огней, грохот падающих и разбивающихся статуй, ваз и витрин. Скрежет и лязг металла о металл потряс тишину музея до самого его основания. Длилось это полчаса, а может быть больше, внезапно всё стихло. Чёрный дым окутал всё вокруг. Когда же он рассеялся, не было ни двух незнакомцев, ни фигуры в чёрном плаще. Лишь груды из поломанных экспонатов, застилали пол. Работники всё это время стоявшие с видом застывших скульптур, вдруг очнулись, и ничего не видя и не замечая у себя на пути, устремились к выходу. Когда они ушли, пришли в себя и вылезли из-за Будды двое заговорщиков и снова заняли свой пост под глиняным божком.
- Сколько нам ещё ждать?! – сердито вопросил Купер. – Уже, наверное, третий час ночи.
Но его сообщник ничего не успел ему на это ответить. Глиняный божок, всё это время спокойно возвышавшийся у них над головами, неожиданно стал раскачиваться из стороны в сторону. Купер и Браун в ужасе воззрились на него и вместо того, чтобы броситься бежать замерли с открытыми ртами. Божок же продолжал своё раскачивание, расходясь всё сильнее и сильнее, пока вдруг не потерял равновесие и не полетел вниз с оглушительным свистом, пущенного ядра. Заговорщики успели издать лишь полузадушенный вопль, ибо в следующее мгновение были погребены под его обломками.
Затем с постамента, на котором ещё совсем недавно стоял божок, спрыгнула вниз быстрая и лёгкая тень. Она подбежала к груде обломков и принялась разгребать те. Что-то едва слышно пробормотала, вытащила какую-то папку и бросилась прочь из зала.

***

- Ну и что вы скажите об этом? – спросила я у своих спутников.
- У меня в голове полный хаос. – простонал Алекс. – Давайте покинем этот проклятый музей. Не то меня хватит удар.
Мы быстрым шагом направились прочь из этого зала. Спустились по лестнице и, оказавшись в главном зале, неожиданно столкнулись лицом к лицу с Фредегаром, Виктором и Баргестром.
- Какая встреча! – воскликнула я.
- Нашли то, что искали? – спросил Фредди.
- Оно у Алекса. – сказала я и кивнула в сторону кузена. Тот помахал в воздухе ларцом.
- Тогда идём. – вяло проговорил Виктор. Меня удивило его странно осунувшееся лицо, и широко открытые, казалось ничего не видящие и не понимающие глаза.
- Ты в порядке? – спросила я у него участливо и с беспокойством.
- Со мной всё хорошо. – резко отрезал он. Мне показалось (или это было, в самом деле?), что в голосе его прозвучали раздражение и холод.
- Где Ильма и Фредерик? – спросила я. Никто мне не ответил. Фредди беспомощно развёл руками.
- И что нам теперь придётся в поисках этих двух перерыть весь музей?! – возмутился вдруг Алекс. Я удивлённо поглядела на него, он тоже выглядел злым и раздражённым.
- Я думал мы, наконец, покинем, этот чёртов музей, - пробубнил Юджин.
- А кто не думал?! – сердито, почти что прорычал, мой кузен.
- Спокойно. – подняла я руку, наклонилась к Баргестру и обратилась к нему:
- Помоги найти Ильму и Фредерика.
Пёс вильнул хвостом и направился в фойе. Переглянувшись, мы пошли следом. Ящиков заметно поубавилось, как мне удалось заметить по пути.
Миновав фойе, мы оказались на улице. Прохладный ночной ветер встрепенул волосы и обдал нас своим пустым дыханием. Баргестр свернул за угол, и нам не оставалось ничего другого как последовать за ним. Не успели мы сделать и нескольких шагов, как наткнулись на Ильму и Фредерика.
- Как вы здесь оказались?! – изумилась я.
- Никогда не поверишь, - улыбнулась Ильма, - мы вылезли через окно.
И она коротко поведала о том, что с ними произошло, пока мы шли к нашему автомобилю. Я пересказала то, что произошло со мною, Алексом и Юджином.
Фредегар сказал, что он ничего не помнит. Виктор промолчал. Как заподозрила я, он тоже ничего не помнил.
- Аднихилит… - задумчиво протянула я. – Странное название.
- Да уж, - вставил Алекс, - чем только они там занимаются?
- Да и вообще, - сказала я, - с кем должны были встретиться эти типы – Купер и Браун?
- Кстати, - неожиданно засмеялся Юджин, - они ведь так и остались там, погребённые под обломками какой-то там династии!
- «Погребённые под обломками династии»! – усмехнулась я. – Просто название для какого-нибудь романа! Может, надо было вызвать скорую помощь или как она у них тут называется? – пошутила я. Но никто кроме Алекса почему-то не понял моего юмора. Лишь он добавил:
- А ещё лучше было бы вызвать милицию или НКВД!
- Заодно уж тогда и самим сдаться… - сухо прибавил Юджин без тени улыбки на лице.
- Как насчёт прибора? – спросил Фредерик. – Может, попробуем его: работает он или нет?
- Но не здесь же! – возразила Ильма.
- Выберемся за город, там и попробуем. – сказал Юджин. – Честно говоря, я уже начинаю сомневаться, что нам стоило проходить через всё это ради него…
- Не каркай! – сердито сказала ему Ильма.
Мы добрались до сквера, возле которого оставили автомобиль. Странно, но автомобиля Купера на месте не оказалось.
- Досадно, - сказал Алекс по этому поводу, - мы бы ведь могли занять у него канистру с бензином, правда, Виктор?
Мой брат на это пробормотал что-то несвязное и полез в авто. Вёл он себя немного странно, что собственно могло объясняться усталостью и голодом. Принялся что-то искать, и в прямом смысле этого слова, перерыл весь автомобиль. Пока Юджин, видимо сообразив, что ищет мой брат, не покопался в своих карманах и не извлёк из них ключи. Он потряс ими перед носом Виктора и спросил:
- Не их ищешь?
Виктор снова пробубнил что-то невнятное, бросил мрачный и недоброжелательный взгляд на Юджина, и выхватив у того ключи, яростно всунул их в зажигание. Затем включил двигатель и с силою нажал на педаль, так что автомобиль с диким рёвом рванул с места и чуть не наехал на нас, мы успели отскочить лишь в самую последнюю минуту: выскочили буквально из-под его колёс.
- Ты в своём уме вообще?! – заорал на Виктора Юджин. И к моему удивлению тот вместо того, чтобы извиниться или начать оправдываться, зло заорал в ответ, остановив автомобиль, но, не заглушая двигателя:
- А вы чего там встали?! Сами виноваты! И вообще не пошли бы вы к чёрту…
У нас от удивления поползли вверх брови. Однако я решила, что центр Лондона не самое лучшее место для выяснения отношений, и поспешила сказать об этом остальным. Скрепя сердце и стараясь не глядеть на Виктора, один за другим мы полезли в автомобиль. Притом Алекс на этот раз залез на заднее сидение вместе со мною, Фредегаром и Баргестром, тем не менее, стремясь держаться подальше от Ильмы и Фредерика. Юджин же пристроился на переднем сидении рядом с сердитым Виктором.
Глядя на странное поведение своих друзей, я ничего не понимала. Что на них нашло?
Вскоре автомобиль уже гнал вовсю, по пустынным и сонным улицам Лондона. Почти везде царил глухой сумрак. Лишь кое-где попадались нечастые и жалкие вереницы фонарей, и то, редкие из них светили. И только вдали, возвышаясь неустанной и наводящей ужас громадой, стояла «Пирамида», освещаемая мертвенным и каким-то инфернальным светом множества прожекторов.
Виктор немного заблудился, но никто даже не попробовал помочь ему. Все сделали вид, что изволят не замечать этого. Но он, проплутав каких-то полчаса, наконец, нашёл нужную дорогу сам. Часам к шести утра, мы остановились на том, месте, где сутки назад ночевали.
Выйдя из автомобиля и расположившись на траве, мы решили испытать устройство. Виктор же не пожелал присоединяться к нашей компании и остался у автомобиля, для чего-то раскрыв капот и углубившись в него.
Алекс отворил шкатулку и, вытащив зеркало, как-то неуверенно оглядел его со всех сторон. Немного поколебавшись, кузен протянул его мне.
- Попробуй сама. – сказал он.
Я приняла устройство и ясно ощутила, как у меня дрожат руки. Я нервничала, ибо понимала, что вот она: решается наша судьба.
Для начала внимательно оглядела его. Оно отдалённо напоминало ручное зеркало, было лёгким, сделанным, словно из какого-то металла или дерева. Теперь у меня, наконец, появилась возможность рассмотреть узор, шедший поверху, так называемой рамки. Это был символ Пятерых: Круг – символ Вечности, Четыре линии – символ Кэа, треугольник – символ Богов Порядка, Глаз – символ Звёздных Богов. Сомнения не оставалось, это была вещь, созданная руками Пятерых, Великих Создателей Лоттеан и Вселенной Нового Камелота.
Я неуверенно прикоснулась к кристаллам, расположенным ближе к центру устройства, шедшим по обе стороны ручки.
Мне вспомнились снова слова профессора:
«…где ручка, ближе к центру, были по сторонам расположены два кристалла. Так вот, когда их соединяли вместе, они посылали энергетический поток в раму, и отверстие открывало в любом месте, проход…»
Что ж пришло время проверить это, господин профессор!
Я сделала так, как он говорил, а вернее как говорилось в рукописи. Я соединила кристаллы вместе, и мне даже почудилась лёгкая еле различимая вспышка и всё. Больше ничего не произошло. Я повторила попытку, ещё раз, и ещё. Но всё было тщетным. Напрасным были и мои мысленные приказы – устройство не работало. Быть может, оно слишком долго покоилось в земле или ещё где-то, и за это время сломалось.
Я обвела друзей удручённым взглядом, но они уже всё поняли. Все сидели, как в воду опущенные, избегая взглядов друг друга, глядя куда-то в землю или в сторону.
Через час мы уже ехали обратно, к свалке близ Айрон Фаундрис. Где-то милях в тридцати от Лондона, как и следовало ожидать, закончился бензин. Виктор, ни слова не говоря, вышел из автомобиля и удалился в неизвестном нам направлении. За ним устремился Юджин. Остальные же, все кроме Баргестра, в это время разбрелись кто куда, видно решили воспользоваться подвернувшейся возможностью передохнуть, ибо, что это за отдых – быть втиснутым на заднем сидении?!
Я осталась у автомобиля, а Баргестр на заднем сидении. Мне в туфлю умудрился забиться какой-то камешек, и пришлось снять её.
Как раз в этот момент, на пустынной дороге, поднимая клубы пыли, появился неизвестно откуда взявшийся, ярко-оранжевый кабриолет. В нём сидела довольно большая компания парней, под стать моему прилизанному знакомому – Паркеру.
Увидев меня, в столь живописной позе, то есть в одной туфле на ноге, и другой в руке, пассажиры кабриолета замахали мне руками и резко затормозили.
Приглядевшись к автомобилю, на багажнике, которого я сидела, один из них присвистнув, сказал:
- О! Да это же авто старины Паркера!
- Нда, Паркер в своём репертуаре… - проговорил другой и, обратившись ко мне спросил:
- Ну и где сам этот пират?!
Я почти сразу нашлась, что сказать:
- Его здесь нет. Он был так любезен, что предоставил мне своё авто, чтобы я смогла съездить по делам в Лондон.
- Аааа… - протянул первый, и пристально посмотрев сначала на меня, затем на Баргестра, понимающе кивнул. Кабриолет уже собирался тронуться в путь, как я остановила их, кое-что сообразив.
- Постойте! Вы знаете тут такое дело, в общем, у меня закончился бензин…
Потому, когда вернулись мои друзья, я стояла у автомобиля с видом победительницы, эдакой Ники или Афины-Паллады. У моих ног стояла полная канистра с бензином…
Рейтинг: +1 166 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 6 апреля 2014 в 23:59 +1
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd Почему никто не оставляет комментарии? Такой труд достоин хорошей оценки!
Даннаис дде Даненн # 10 апреля 2014 в 21:50 0
Спасибо большое!!! elka