ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 16

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 16

18 февраля 2014 - Даннаис дде Даненн
Глава Шестнадцатая
Чёрный камень

Ильма и Фредерик бежали, и бежали без оглядки. Топот их ног гулким эхом разносился по всему огромному пространству лестницы, которую они выбрали. Потому им казалось, что за ними гонятся преследователи. Внезапно, откуда-то сверху, послышались чьи-то голоса. Ильма, бежавшая впереди, резко затормозила, Фредерик налетел на неё и они лишь чудом не рухнули на ступеньки.
Ильма в поисках укрытия судорожно посветила мечом в одну сторону – ничего, посветила в другую тоже ничего. Но зато несколькими десятками ступеней ниже, высветилась небольшая лестница, вроде ведущая куда-то в сторону. Ильма тут же бросилась обратно, ничего не разобравший Фредерик устремился за ней.
Быстро взобравшись по обнаруженной ею небольшой лестнице, они оказались перед дверью. Вопреки опасениям, та оказалась незапертой. Недолго думая, оба беглеца нырнули во тьму, царившую за ней. И во время. Едва пружинистая дверь с огромной силой захлопнулась, совсем рядом послышались чьи-то голоса. Ильма и Фредерик затаили дыхание, что собственно было напрасным, после того грохота, что издала захлопнувшаяся дверь. Но, несмотря на это, неизвестные оставили без внимания источник шума и прошли мимо, как прежде ведя разговор. Когда гулкие шаги и голоса стихли, Ильма попробовала открыть дверь. Но не тут-то было!
Минут десять горе-путешественники всячески пытались отпереть её, но всё было без толку. Оба они оказались наглухо заперты неизвестно где. Привалившись спиною к двери и сильно двинув по ней каблуком, Ильма простонала. Фредерик, все свои силы растративший на попытки заделаться стенобитным, а вернее дверобитным орудием, в изнеможении опустился на пол и обхватил голову руками.
- И что нам теперь делать? – глухо вопросил он, собственно и не рассчитывая на ответ. Его вопрос был чисто риторическим и даже скорее являлся криком души.
Ильма же внезапно ощутила прилив сил. Она посветила вокруг мечом: взору предстал чёрный тянущийся, казалось в бесконечность зев угрюмого коридора, по бокам которого изредка шли какие-то двери.
Ни слова не говоря, она подошла к ближайшей и подёргала ручку. Без результата. Она прошла к следующей, то же. Вскоре к ней присоединился и Фредерик. Они проделали долгий путь по коридору, не пропустив ни одной двери. Но те либо были заперты, либо не имели ручек, прямо как та, что заманила их в эту ловушку.
Несчастные узники потеряли всякую надежду выбраться куда-либо, по их желанию – куда угодно, лишь бы только закончился этот угрюмый коридор, походивший на кошмар. Но тот всё не кончался. И вот, когда Ильма уже едва стоявшая на ногах, накинулась на очередную дверь с кулаками и принялась биться в неё чуть ли не головою, та оказалась… открытой…
Злые и усталые они очутились в каком-то помещении. Фредерик, без лишних раздумий, зажёг слабый свет, благо выключатель оказался рядом с дверью. Их взорам предстала крохотная квадратная комнатушка. Всю противоположную часть её занимали два окна. Справа и слева на стенах расположились два панно, разукрашенные какой-то мозаикой и лепниной. Это немало подивило обоих, ибо для чего в столь ничтожной каморке было делать подобное?
То панно, что было слева от них, украшал герб СССР, как ни странно идентичный тому, что был в той стране, откуда сбежала Ильма. Правда звезда, расположенная в верхней части герба, была перевёрнута.
На том панно, что справа была изображена «Пирамида» с Ленином наверху. В неудомении Ильма подошла к гербу, и для чего-то прикоснувшись рукой к звезде, попробовала перевернуть её. Тут же раздался щелчок, и она в испуге отшатнулась от панно. Фредерик же, разглядывавший правое панно, обнаружил, что руки вождя мирового пролетариата, сделанные из какого-то белого материала и представлявшие собою лепнину, были подвижными. От нечего делать, Фредерик направил поднятую левую руку вниз, а опущенную правую вверх. За этим последовал щелчок аналогичный тому, что издала перевёрнутая Ильмою звезда. Оба путешественника, как по команде отскочили к двери. И во время!
Ибо внезапно плиты пола, на которых они стояли, ещё несколько секунд назад, пришли в движение с лёгким едва различимым скрежетом. Не прошло и минуты, как на их месте образовался чёрный проход, и открылась, ведущая вниз лестница.
Так как другого выхода они не нашли, то решили спуститься вниз. Авось он, куда и выведет! Лестница оказалась узкой, с низким потолком, но при этом была бесконечно длинной. По-видимому, они находились уже даже ниже уровня подвальных этажей музея.
Внезапно лестница закончилась, осветив окружающую тьму мечами, оба путника различили перед собою… тупик. Они попали в узкое прямоугольное помещение. Однако и тут на глухой стене напротив, им предстало панно, изображавшее портрет какого-то малопривлекательного типа в старомодном одеянии. Ильма предположила самой себе, что должно быть это Оуэн. По бокам панно, как ни странно были расположены встроенные шкафы. На их полках лежали какие-то папки и кипы бумаг, а также несколько черепов разных форм и размеров, пара птичьих скелетов, чучело филина и змеи. Всё это валялось, как попало и подействовало несколько угнетающе на Ильму, любительницу порядка во всём. Фредерик почти сразу же устремился к панно. Он принялся ощупывать лицо, и даже некоторые детали одежды прославленного революционного деятеля, такие как пуговицы, воротничок и революционный бантик. Но всё безрезультатно. Однако Фредерик отказывался этому верить.
- Для чего же тогда нужно было прятать, да и вообще сооружать эту лестницу! – бормотал он, бесцеремонно тыркая пальцами в первого главу СССР.
Ильма же тем временем для чего-то принялась наводить порядок на полках. Она расположила черепа, скелеты и чучела, папки и кипы бумаг с завидной симметрией. И едва её рука поставила последний из черепов на отведённое ему место, как раздался нарастающий гул и металлический скрежет, да такие громогласные, что казалось сами недра земли, встают на дыбы.
Фредерик с безумным видом отскочил от панно и, потащил к лестнице ничего не понимающую Ильму, собираясь ретироваться.
Панно же вместе со шкафами в это время пришли в движение, и неизвестно откуда взявшаяся стена преградила путь к лестнице.
Фредерик повернулся лицом к тому месту, где совсем недавно было панно: перед ним была массивная металлическая дверь, которая с лязгом отъехала в сторону. Ильма высвободилась из крепких объятьев застывшего в изумлении Фредерика, и первая шагнула во тьму, царившую за дверью.
Фредерик чуть помедлив, последовал за ней. Он нащупал на стене выключатель и зажёг свет. В это же время раздался уже знакомый скрежет и насколько они могли судить по звуку, дверь за ними закрылась. Они очутились в прямоугольной комнате с низким потолком. В середине её стояло несколько столов со стульями. Остальное немалое пространство занимали длинные вереницы стеллажей. Одни были завалены какими-то папками, другие всевозможными химическими аппаратами и странного вида бутылями. Были там и колбы, и пробирки, и реторты, и перегонные кубы, и воронки. На одних пробирках и склянках были приклеены этикетки на латыни, на других с какими-то цифрами и буквенными сокращениями. На самом верху виднелись большие спиртовые лампы, и непонятные, по виду, очень сложные, механизмы.
На одном из столов стоял внушительных размеров микроскоп. Рядом с ним штатив с шестью пробирками, заполненными разным количеством какого-то черноватого порошка или песка, а также кусок камня, лежащий на подставке и накрытый прозрачным колпаком. Камень выглядел как-то странно. Он был антрацитового цвета, похож на кусок угля, но во многих местах оплавлен, словно воск, и кроме того выглядел так словно его выворотило наизнанку.
Ильму заинтересовал этот непонятный камень, да так что она даже думать забыла об усталости. Она подошла к столу и взяла в руки ёмкость, в которой тот находился. Несмотря на сравнительно небольшие размеры, камень оказался удивительно тяжёлым. Ильма, не рассчитывавшая на подобное, чуть не выронила его. Он сильно оттянул руку и по её скромным подсчётам весил килограммов пять, не меньше. Ильма с огромными усилиями, опустила его на место, но поскольку любопытство продолжало мучить её, попыталась открыть колпак, закрывавший камень. Однако тот оказался прочно пригнан к подставке, на которой, судя по всему, был очень плотно закреплён. Сама подставка была сделана из какого-то непонятного сплава, хотя не исключено, что этот сплав был неизвестен лишь Ильме, которая плохо разбиралась в минералогии. Материал же колпака  поначалу принятый ею за стекло, на деле таковым не оказался. Он был плотнее, легче и как заподозрила она – прочнее.
Оставив в покое непонятный камень и ёмкость, в которой он покоился, она стала рассматривать пробирки, по очереди извлекая их из штатива и разглядывая на свет. Цвет порошка был идентичен цвету камня, кроме того, как успела заметить Ильма, с одного края у камня был свежий спил.
- Интересно, - проговорила она, - для чего им нужно это здесь, в музее?
- Это похоже на лабораторию. – заметил Фредерик, обходя и рассматривая стеллажи.
- Похоже, – согласилась Ильма, - но что всё это значит? Для чего им это? И кроме того, что это за чёрный камень и чёрный порошок? Притом явно порошок они добыли из камня. Но зачем? И что означает это его разное количество в пробирках?
- А к этому камню нет никаких пояснений? – внезапно заинтересовался Фредерик. – Что это за минерал?
Ильма ещё раз осмотрела со всех сторон, ёмкость с таинственным камнем, и даже сделала героическое усилие – подняла ту и поглядела на дне.
На нём значилось:
«S.R.I M-d. 1889. A.»
Ильма зачитала Фредерику эти непонятные и таинственные несколько букв и четыре числа, что походили на обозначение года.
- Ясно одно, - сказал тот, - этот камушек нашли в 1889 году. Скорее всего S.R.I. – означает…
- Социалистическая Республика Индия. – предположила Ильма.
- Верно. – кивнул Фредерик. – Но вот что значит M-d?
- Должно быть, название места или города в Индии.
- Но только какого? Хотя не всё ли равно. – вдруг махнул рукою он. Ильма же продолжала проявлять интерес.
- Что значит это A.? – не унималась она. – Может название минерала?
Она перенесла своё внимание на папки, лежащие на соседнем столе. Может быть, в них можно найти какую-нибудь информацию? Пристроившись за столом, принялась изучать их содержимое, взяв верхнюю. Однако к её глубокому разочарованию там были только какие-то сложные длинные формулы. Ильма с детства питала отвращение ко всякому роду формул и считала, что их придумали нарочно, чтобы всё затруднить и отпугнуть от науки.
«Недаром наука так не до чего путного и не дошла, - всегда думала она, - потому что, скорее всего всё куда проще, чем пытаются внушить те, кто придумал все эти притянутые за уши формулы и сделал попытку впихнуть в них великие силы и тайны необъятного космоса.»
Ильма с брезгливостью отложила в сторону все эти скучные и нудные изыскания.  Поколебавшись, она ознакомилась с содержимым других. Здесь ей, наконец, попалось что-то путное. На нескольких листах описывались эксперименты и в них неустанно упоминался некий Adnihilit. Может быть таинственный минерал, обозначенный буквой A. и есть этот Adnihilit?
- Думаю, мы здесь задержались, - заметил Фредерик, подходя к ней и заглядывая через плечо, - или ты решила заняться научными исследованиями? Если ты не забыла, нам нужно найти выход. Надеюсь, дверь откроется.
- Ты прав. – пробормотала Ильма, с некоторым сожалением расставаясь с бумагами. Ей было страшно интересно, что здесь происходит? Для чего в музее нужна так надёжно припрятанная лаборатория, занимающаяся изучением какого-то таинственного минерала именуемого Аднихилит?
Вернув всё на прежнее место, Ильма направилась к выходу. Фредерик немного помешкал у стола, затем догнал её.
- Думаю, - сказал Фредерик, - дверь закрылась, когда я включил электричество, следовательно, она должна открыться, когда мы его выключим. С этими словами он щёлкнул выключателем. Внезапная тьма обрушилась на обоих. Однако почти сразу послышался уже знакомый скрежет.
Так же сам собою, едва Ильма и Фредерик покинули лабораторию, закрылся вход в неё, и на его место снова надвинулась стена с панно посредине и встроенными шкафами по бокам.
Когда Ильма поглядела на полки, она ахнула. От наведённого ею порядка не осталось и следа. Снова было бессмысленное нагромождение множества предметов.
Путники, с минуту ещё постояв, пустились в обратный путь по лестнице. Поднявшись в верхнюю комнату, они вернули оба панно в исходное положение. Плиты закрыли потайной ход и того как не бывало.
- Что теперь? – спросил Фредерик, подходя к окнам. – Вернёмся в коридор и продолжим скитания?
Однако Ильма наотрез отказалась от столь «заманчивого» предложения. Она погасила в комнате свет и, дождавшись, когда глаза снова привыкнут к полумраку, тоже подошла к окнам, изучая рамы. Нащупала ручку и повернула её. Окно открылось, и в лицо ей повеял прохладный ночной воздух, лишённый каких бы то ни было запахов. Свесившись вниз, она постаралась прикинуть на глаз высоту, на которой находилась комната. Метров двенадцать, не больше.
- Нам остаётся лишь одно. – решительно сказала она. – Другого пути нет.

***

Несколько минут спустя, когда влетающий в открытые окна ветер, хлопал рамами, две крадущиеся тени вошли в пустую комнату. Не включая электричество, каждая из них направилась к панно. Со скрежетом пришли в движение плиты пола, затем в нём появился чёрный проход. Одна за другой, обе тени скрылись в нём.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2014

Регистрационный номер №0192740

от 18 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0192740 выдан для произведения:
Глава Шестнадцатая
Чёрный камень

Ильма и Фредерик бежали, и бежали без оглядки. Топот их ног гулким эхом разносился по всему огромному пространству лестницы, которую они выбрали. Потому им казалось, что за ними гонятся преследователи. Внезапно, откуда-то сверху, послышались чьи-то голоса. Ильма, бежавшая впереди, резко затормозила, Фредерик налетел на неё и они лишь чудом не рухнули на ступеньки.
Ильма в поисках укрытия судорожно посветила мечом в одну сторону – ничего, посветила в другую тоже ничего. Но зато несколькими десятками ступеней ниже, высветилась небольшая лестница, вроде ведущая куда-то в сторону. Ильма тут же бросилась обратно, ничего не разобравший Фредерик устремился за ней.
Быстро взобравшись по обнаруженной ею небольшой лестнице, они оказались перед дверью. Вопреки опасениям, та оказалась незапертой. Недолго думая, оба беглеца нырнули во тьму, царившую за ней. И во время. Едва пружинистая дверь с огромной силой захлопнулась, совсем рядом послышались чьи-то голоса. Ильма и Фредерик затаили дыхание, что собственно было напрасным, после того грохота, что издала захлопнувшаяся дверь. Но, несмотря на это, неизвестные оставили без внимания источник шума и прошли мимо, как прежде ведя разговор. Когда гулкие шаги и голоса стихли, Ильма попробовала открыть дверь. Но не тут-то было!
Минут десять горе-путешественники всячески пытались отпереть её, но всё было без толку. Оба они оказались наглухо заперты неизвестно где. Привалившись спиною к двери и сильно двинув по ней каблуком, Ильма простонала. Фредерик, все свои силы растративший на попытки заделаться стенобитным, а вернее дверобитным орудием, в изнеможении опустился на пол и обхватил голову руками.
- И что нам теперь делать? – глухо вопросил он, собственно и не рассчитывая на ответ. Его вопрос был чисто риторическим и даже скорее являлся криком души.
Ильма же внезапно ощутила прилив сил. Она посветила вокруг мечом: взору предстал чёрный тянущийся, казалось в бесконечность зев угрюмого коридора, по бокам которого изредка шли какие-то двери.
Ни слова не говоря, она подошла к ближайшей и подёргала ручку. Без результата. Она прошла к следующей, то же. Вскоре к ней присоединился и Фредерик. Они проделали долгий путь по коридору, не пропустив ни одной двери. Но те либо были заперты, либо не имели ручек, прямо как та, что заманила их в эту ловушку.
Несчастные узники потеряли всякую надежду выбраться куда-либо, по их желанию – куда угодно, лишь бы только закончился этот угрюмый коридор, походивший на кошмар. Но тот всё не кончался. И вот, когда Ильма уже едва стоявшая на ногах, накинулась на очередную дверь с кулаками и принялась биться в неё чуть ли не головою, та оказалась… открытой…
Злые и усталые они очутились в каком-то помещении. Фредерик, без лишних раздумий, зажёг слабый свет, благо выключатель оказался рядом с дверью. Их взорам предстала крохотная квадратная комнатушка. Всю противоположную часть её занимали два окна. Справа и слева на стенах расположились два панно, разукрашенные какой-то мозаикой и лепниной. Это немало подивило обоих, ибо для чего в столь ничтожной каморке было делать подобное?
То панно, что было слева от них, украшал герб СССР, как ни странно идентичный тому, что был в той стране, откуда сбежала Ильма. Правда звезда, расположенная в верхней части герба, была перевёрнута.
На том панно, что справа была изображена «Пирамида» с Ленином наверху. В неудомении Ильма подошла к гербу, и для чего-то прикоснувшись рукой к звезде, попробовала перевернуть её. Тут же раздался щелчок, и она в испуге отшатнулась от панно. Фредерик же, разглядывавший правое панно, обнаружил, что руки вождя мирового пролетариата, сделанные из какого-то белого материала и представлявшие собою лепнину, были подвижными. От нечего делать, Фредерик направил поднятую левую руку вниз, а опущенную правую вверх. За этим последовал щелчок аналогичный тому, что издала перевёрнутая Ильмою звезда. Оба путешественника, как по команде отскочили к двери. И во время!
Ибо внезапно плиты пола, на которых они стояли, ещё несколько секунд назад, пришли в движение с лёгким едва различимым скрежетом. Не прошло и минуты, как на их месте образовался чёрный проход, и открылась, ведущая вниз лестница.
Так как другого выхода они не нашли, то решили спуститься вниз. Авось он, куда и выведет! Лестница оказалась узкой, с низким потолком, но при этом была бесконечно длинной. По-видимому, они находились уже даже ниже уровня подвальных этажей музея.
Внезапно лестница закончилась, осветив окружающую тьму мечами, оба путника различили перед собою… тупик. Они попали в узкое прямоугольное помещение. Однако и тут на глухой стене напротив, им предстало панно, изображавшее портрет какого-то малопривлекательного типа в старомодном одеянии. Ильма предположила самой себе, что должно быть это Оуэн. По бокам панно, как ни странно были расположены встроенные шкафы. На их полках лежали какие-то папки и кипы бумаг, а также несколько черепов разных форм и размеров, пара птичьих скелетов, чучело филина и змеи. Всё это валялось, как попало и подействовало несколько угнетающе на Ильму, любительницу порядка во всём. Фредерик почти сразу же устремился к панно. Он принялся ощупывать лицо, и даже некоторые детали одежды прославленного революционного деятеля, такие как пуговицы, воротничок и революционный бантик. Но всё безрезультатно. Однако Фредерик отказывался этому верить.
- Для чего же тогда нужно было прятать, да и вообще сооружать эту лестницу! – бормотал он, бесцеремонно тыркая пальцами в первого главу СССР.
Ильма же тем временем для чего-то принялась наводить порядок на полках. Она расположила черепа, скелеты и чучела, папки и кипы бумаг с завидной симметрией. И едва её рука поставила последний из черепов на отведённое ему место, как раздался нарастающий гул и металлический скрежет, да такие громогласные, что казалось сами недра земли, встают на дыбы.
Фредерик с безумным видом отскочил от панно и, потащил к лестнице ничего не понимающую Ильму, собираясь ретироваться.
Панно же вместе со шкафами в это время пришли в движение, и неизвестно откуда взявшаяся стена преградила путь к лестнице.
Фредерик повернулся лицом к тому месту, где совсем недавно было панно: перед ним была массивная металлическая дверь, которая с лязгом отъехала в сторону. Ильма высвободилась из крепких объятьев застывшего в изумлении Фредерика, и первая шагнула во тьму, царившую за дверью.
Фредерик чуть помедлив, последовал за ней. Он нащупал на стене выключатель и зажёг свет. В это же время раздался уже знакомый скрежет и насколько они могли судить по звуку, дверь за ними закрылась. Они очутились в прямоугольной комнате с низким потолком. В середине её стояло несколько столов со стульями. Остальное немалое пространство занимали длинные вереницы стеллажей. Одни были завалены какими-то папками, другие всевозможными химическими аппаратами и странного вида бутылями. Были там и колбы, и пробирки, и реторты, и перегонные кубы, и воронки. На одних пробирках и склянках были приклеены этикетки на латыни, на других с какими-то цифрами и буквенными сокращениями. На самом верху виднелись большие спиртовые лампы, и непонятные, по виду, очень сложные, механизмы.
На одном из столов стоял внушительных размеров микроскоп. Рядом с ним штатив с шестью пробирками, заполненными разным количеством какого-то черноватого порошка или песка, а также кусок камня, лежащий на подставке и накрытый прозрачным колпаком. Камень выглядел как-то странно. Он был антрацитового цвета, похож на кусок угля, но во многих местах оплавлен, словно воск, и кроме того выглядел так словно его выворотило наизнанку.
Ильму заинтересовал этот непонятный камень, да так что она даже думать забыла об усталости. Она подошла к столу и взяла в руки ёмкость, в которой тот находился. Несмотря на сравнительно небольшие размеры, камень оказался удивительно тяжёлым. Ильма, не рассчитывавшая на подобное, чуть не выронила его. Он сильно оттянул руку и по её скромным подсчётам весил килограммов пять, не меньше. Ильма с огромными усилиями, опустила его на место, но поскольку любопытство продолжало мучить её, попыталась открыть колпак, закрывавший камень. Однако тот оказался прочно пригнан к подставке, на которой, судя по всему, был очень плотно закреплён. Сама подставка была сделана из какого-то непонятного сплава, хотя не исключено, что этот сплав был неизвестен лишь Ильме, которая плохо разбиралась в минералогии. Материал же колпака  поначалу принятый ею за стекло, на деле таковым не оказался. Он был плотнее, легче и как заподозрила она – прочнее.
Оставив в покое непонятный камень и ёмкость, в которой он покоился, она стала рассматривать пробирки, по очереди извлекая их из штатива и разглядывая на свет. Цвет порошка был идентичен цвету камня, кроме того, как успела заметить Ильма, с одного края у камня был свежий спил.
- Интересно, - проговорила она, - для чего им нужно это здесь, в музее?
- Это похоже на лабораторию. – заметил Фредерик, обходя и рассматривая стеллажи.
- Похоже, – согласилась Ильма, - но что всё это значит? Для чего им это? И кроме того, что это за чёрный камень и чёрный порошок? Притом явно порошок они добыли из камня. Но зачем? И что означает это его разное количество в пробирках?
- А к этому камню нет никаких пояснений? – внезапно заинтересовался Фредерик. – Что это за минерал?
Ильма ещё раз осмотрела со всех сторон, ёмкость с таинственным камнем, и даже сделала героическое усилие – подняла ту и поглядела на дне.
На нём значилось:
«S.R.I M-d. 1889. A.»
Ильма зачитала Фредерику эти непонятные и таинственные несколько букв и четыре числа, что походили на обозначение года.
- Ясно одно, - сказал тот, - этот камушек нашли в 1889 году. Скорее всего S.R.I. – означает…
- Социалистическая Республика Индия. – предположила Ильма.
- Верно. – кивнул Фредерик. – Но вот что значит M-d?
- Должно быть, название места или города в Индии.
- Но только какого? Хотя не всё ли равно. – вдруг махнул рукою он. Ильма же продолжала проявлять интерес.
- Что значит это A.? – не унималась она. – Может название минерала?
Она перенесла своё внимание на папки, лежащие на соседнем столе. Может быть, в них можно найти какую-нибудь информацию? Пристроившись за столом, принялась изучать их содержимое, взяв верхнюю. Однако к её глубокому разочарованию там были только какие-то сложные длинные формулы. Ильма с детства питала отвращение ко всякому роду формул и считала, что их придумали нарочно, чтобы всё затруднить и отпугнуть от науки.
«Недаром наука так не до чего путного и не дошла, - всегда думала она, - потому что, скорее всего всё куда проще, чем пытаются внушить те, кто придумал все эти притянутые за уши формулы и сделал попытку впихнуть в них великие силы и тайны необъятного космоса.»
Ильма с брезгливостью отложила в сторону все эти скучные и нудные изыскания.  Поколебавшись, она ознакомилась с содержимым других. Здесь ей, наконец, попалось что-то путное. На нескольких листах описывались эксперименты и в них неустанно упоминался некий Adnihilit. Может быть таинственный минерал, обозначенный буквой A. и есть этот Adnihilit?
- Думаю, мы здесь задержались, - заметил Фредерик, подходя к ней и заглядывая через плечо, - или ты решила заняться научными исследованиями? Если ты не забыла, нам нужно найти выход. Надеюсь, дверь откроется.
- Ты прав. – пробормотала Ильма, с некоторым сожалением расставаясь с бумагами. Ей было страшно интересно, что здесь происходит? Для чего в музее нужна так надёжно припрятанная лаборатория, занимающаяся изучением какого-то таинственного минерала именуемого Аднихилит?
Вернув всё на прежнее место, Ильма направилась к выходу. Фредерик немного помешкал у стола, затем догнал её.
- Думаю, - сказал Фредерик, - дверь закрылась, когда я включил электричество, следовательно, она должна открыться, когда мы его выключим. С этими словами он щёлкнул выключателем. Внезапная тьма обрушилась на обоих. Однако почти сразу послышался уже знакомый скрежет.
Так же сам собою, едва Ильма и Фредерик покинули лабораторию, закрылся вход в неё, и на его место снова надвинулась стена с панно посредине и встроенными шкафами по бокам.
Когда Ильма поглядела на полки, она ахнула. От наведённого ею порядка не осталось и следа. Снова было бессмысленное нагромождение множества предметов.
Путники, с минуту ещё постояв, пустились в обратный путь по лестнице. Поднявшись в верхнюю комнату, они вернули оба панно в исходное положение. Плиты закрыли потайной ход и того как не бывало.
- Что теперь? – спросил Фредерик, подходя к окнам. – Вернёмся в коридор и продолжим скитания?
Однако Ильма наотрез отказалась от столь «заманчивого» предложения. Она погасила в комнате свет и, дождавшись, когда глаза снова привыкнут к полумраку, тоже подошла к окнам, изучая рамы. Нащупала ручку и повернула её. Окно открылось, и в лицо ей повеял прохладный ночной воздух, лишённый каких бы то ни было запахов. Свесившись вниз, она постаралась прикинуть на глаз высоту, на которой находилась комната. Метров двенадцать, не больше.
- Нам остаётся лишь одно. – решительно сказала она. – Другого пути нет.

***

Несколько минут спустя, когда влетающий в открытые окна ветер, хлопал рамами, две крадущиеся тени вошли в пустую комнату. Не включая электричество, каждая из них направилась к панно. Со скрежетом пришли в движение плиты пола, затем в нём появился чёрный проход. Одна за другой, обе тени скрылись в нём.
Рейтинг: +1 154 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 6 апреля 2014 в 23:57 +1
Не такой камень?
Даннаис дде Даненн # 10 апреля 2014 в 21:45 0
Может быть и такой!!! koshka