ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 15

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 15

13 декабря 2013 - Даннаис дде Даненн

Глава Пятнадцатая

Ночное нашествие

Купер и Браун шли минут пять. Как выяснилось, сквер, на котором мы были, находился не так уж далеко от музея. Вышло, что мы, как говорит русская пословица «заблудились в трёх соснах».

Площадь перед музеем в любое время суток представляла собою хорошо освещённый пустырь. Даже сейчас она была залита светом луны. Поэтому о том, чтобы добраться до музея незамеченными следом за нашими жертвами не могло быть и речи. Пришлось ждать, пока они войдут в него и скроются в недрах огромного «радиатора». Лишь после этого Баргестр, а за ним и мы, позволили себе двинуться к музею.

Вокруг царила тишина, не было слышно ни малейшего звука. Хотя, собственно говоря, так было и днём, ведь советский Лондон вообще представлял собою вымершее, забытое всеми кладбище. Именно так в изображении древних эллинов выглядел Аид – подземное царство мрака и умерших, с уныло снующими скорбными тенями.

Внутри оказалось так же пусто и тихо, как и снаружи. Купер и Браун словно испарились, мне это очень не понравилось, не хотелось бы столкнуться с ними ненароком. А ведь им, судя по всему, был нужен тот же самый раздел, что и нам.

Миновали фойе, стараясь ступать как можно тише и осторожнее – блестящий пол, выложенный плиткой, усиливал звук шагов и разносил их по всему зданию. Оказались в главном зале со множеством лестниц, где часть унылого и пустынного пространства была загромождена упакованными и ждущими транспортировки экспонатами. Как мне показалось расположение ящиков, а так же их число, изменилось. Когда я проходила к выходу несколько часов назад, их было меньше. Как выяснилось – нам на удачу. Ибо внезапно в дальнем конце зала, более-менее свободном от ящиков, послышались голоса. Тьму прорезал луч яркого света, указав на наличие раннее мною, не замеченной двери, вероятно, какого-то служебного назначения. На пороге показались два типа. Они громко разговаривали.

Моя реакция была моментальной, так что Баргестру было не обязательно тянуть меня зубами за край платья, как он начал делать. Я вместе с ним бросилась к ближайшим особенно крупным ящикам и затаилась за ними. Моему примеру последовали Фредди и Алекс.

Вот в рядах остальных моих спутников начался настоящий переполох. Виновником его стал мой брат. Виктор заметался по залу в панике. Для начала он метнулся к выходу. Затем резко остановился и бросился обратно, но наскочил на Юджина и они оба полетели на пол со страшным грохотом, который моментально разнёсся по всему помещению, многократно усиленный. Кроме того при падении у Юджина из рук выпал меч, и пролетев в воздухе со скоростью пущенной стрелы и с каким-то удивительным свистом, со звоном обрушился на пол. У Ильмы, вероятно перепуганной всей этой какофонией, внезапно с ноги соскочила туфля и Ильма начала падать. Пытаясь удержаться, она принялась размахивать руками, как ветряная мельница и задела Фредерика, который при этом умудрился наскочить на обронённый Юджином меч…

В общем, четверо из моей компании в следующую же минуту оказались лежащими на полу.

Я высунулась из-за ящиков, стараясь разглядеть, как на это среагировали двое типов. Их стоящие на свету фигуры, заставили меня предположить, что они так и обмерли, и застыли на пороге от ужаса, а может глубочайшего изумления. Хотя последнее было очевиднее. Ибо чего им было ужасаться в музее, заваленном, как выразился, его генеральный секретарь – Купер, барахлом! Вряд ли им придёт в голову, что в музей ворвались вооружённые до зубов бандиты, или восстали из саркофагов оскорблённые таким кавардаком в музее, мумии, потревоженных фараонов, чтобы отомстить своим обидчикам! Безусловно, оба этих субъекта испытали глубочайшее изумление, ибо, что, по их мнению, может издавать такой адский грохот в ночном музее?

В это время виновники шума, лежали на полу, как были, в состоянии идентифицируемом в народе, как ни живы и ни мертвы. Зато двое типов начали шевелиться, а один из них, даже подал голос.

- Джимми, это ты, что ли? – вопросил он в темноту. – Опять набрался?!

В ответ, как и следовало ожидать, не раздалось ни звука.

- Может, стоит сходить проверить? – неуверенно подал голос его сотоварищ.

И он даже сделал несколько шагов во тьму, затем остановился.

- Ни Бронштейна не видать! – выругался он. Несколько раз протёр руками глаза и двинулся дальше. Но тут налетел на один из ящиков и обрушился вместе с ним вниз. Раздался звон бьющейся керамики или ещё чего-то схожего с ней и громкие ругательства.

- Бронштейн тебя забери! – заорал на него первый тип. – Возвращайся назад, Томми! Пока не разнёс всю эту рухлядь до конца!

Бедолага, которого звали Томми, кряхтя, выбрался из под развалин ящика и того, что было в нём.

- Как ты думаешь, Ник, - пробормотал он, - в этом ящике не было ничего особо ценного, ну, для сам знаешь Кого?

- Да, Бронштейн с ним! – сказал тот, которого звали Ником. – Пусть те ребята, что занимаются перевозом всего этого хлама и ломают себе головы, что да как. Это их забота! Возвращайся, мало ли что могло упасть. Может какие ящики плохо лежали. Пойдем, пропустим ещё по стаканчику и перекинемся в кости!

Томми вернулся к своему приятелю, на прощание пытаясь разглядеть что-то в кромешной тьме, затем видимо махнул рукой на всё и шагнул в залитый светом прямоугольник. Дверь за ними закрылась, и до меня долетело бормотание всё ещё раздражённого и раздосадованного Томми:

- Оуэн побрал бы этот амбар со всем хламом, что хранится в нём!

В ответ раздался голос Ника:

- Да брось ты, не грузись. Не то придётся тебе проиграть мне и свои ботинки!

- Ну, уж нет, на этот раз я отыграюсь!

На этом всё стихло. Просидев в своём укрытии ещё некоторое время, я вместе с Баргестром с опаской высунулась оттуда . За мной двинулись Фредегар и Алекс.

- Уфф! – вздохнул мой брат и попробовал встать на ноги. Однако в ту же минуту получил хорошую оплеуху от Юджина, который уже успел подняться.

- Ты, что?! – опешил Виктор и рухнул обратно.

- Из-за твоего идиотизма, мы чуть не попались! – процедил сквозь зубы тот. – Радуйся, что местные сидельцы оказались большими идиотами, чем ты!

- Ах, вот оно что! – сердито проговорил Виктор и наконец, поднявшись, сжал кулаки. Он стал медленно наступать на Юджина. Тот в свою очередь тоже приготовился к нападению. Алекс с возгласом «Брейк!» быстро встал между ними, но в это время обе противоборствующие стороны нанесли одновременные удары, которые пришлись по моему кузену.

Неизвестно, чем бы кончилось всё это, если бы какой-то ящик вдруг сам собою не упал с оглушительным грохотом, треском и звоном.

Все с ужасом бросились бежать к первой, подвернувшейся на их пути, лестнице и кинулись по ней вверх.

***

За дверью служебного помещения послышались шаги. Она приоткрылась.

- Да, брось ты, Томми! – раздался голос Ника. – Что ты какой-то пугливый сегодня.

- Может всё же надо сходить и проверить всё ли в порядке? – робко спросил Томми.

- Ты ещё не находился? – сердито спросил его сотоварищ. – Возвращайся, и снимай ботинки.

Томми бросил тревожный взгляд во тьму и захлопнул за собою дверь.

В ту же секунду за ящиками послышалась какая-то возня и звон разбитых черепков. Затем две тени выбрались на свободу.

- Думаю, мы с тобою переусердствовали с этим ящиком. – сказала одна из них пронзительным шёпотом, потирая ушибленные и отдавленные места. – Хотя с другой стороны, это подействовало, иначе неизвестно, удалось ли бы нам их спугнуть.

Вторая тень ничего не сказала – она во всём была согласна с первой.

- Двинемся следом за ними. – продолжила первая тень. – Сбор назначен всё в том же пресловутом разделе. Только бы не столкнуться с нашими предшественниками. Ещё не жалеешь, что решился отправиться со мною, брат?

- Никак нет. – отозвалась вторая тень. – Всё идёт не так уж плохо. Пока ещё не сильно штормило.

И обе тени двинулись по одной из лестниц.

***

Поднимаясь по лестнице, я была твёрдо убеждена, что мои бестолковые спутники, следуют за мной. На мгновение остановившись, чтобы отдышаться, я обернулась с тем, чтобы отчитать своих братьев, а также Юджина, и увидела, что кроме Фредегара да Баргестра, на лестнице никого больше нет.

- Ничего себя, - заметила я, - а где остальные? Хотя, можешь не отвечать, я заранее догадываюсь.

Фредди лишь развёл руками и неуверенно предложил вернуться обратно. Баргестр устроился на ступенях с видом стража древних гробниц.

Не сложно было додуматься, куда подевались остальные. Всё это случилось из-за того, что мы в спешке покинули главный зал, и каждый из нас выбрал первую попавшуюся ему на пути лестницу. И теперь я не была уверена даже в том, что когда-нибудь смогу отыскать своих друзей, не то, что какое-то там пресловутое устройство! Да и, кроме того, куда меня приведёт выбранная мною лестница?!

Я опустилась на ступеньки и, обхватив голову руками, всеми силами постаралась воскресить в памяти виденный утром план музея и все те его места , где мы успели побывать. План из моей головы выветрился почти бесследно. Да и припомнить, что мы посещали, никак не удавалось. Пробовала и так и эдак, и всё время у меня выходило, что именно эту лестницу мы как раз и не успели облюбовать. Но это ещё ни о чём не говорило. Ведь за сегодняшний день мы смогли обойти лишь пять разделов из девяти. Значит, выбранная мною лестница была одна из четырёх оставшихся, и где вероятность, что именно она ведёт в раздел «Древняя Британия и Древняя Франция»?!

Поразмышляв, таким образом, несколько минут, я предложила Фредегару немного подождать остальных. Хотя заранее считала это бессмысленной тратой времени. Мои друзья за последнее время показывали себя не с самой лучшей стороны, да к тому же просто на глазах становились всё хуже и хуже…Но я решила дать им шанс.

Поскольку было крайней глупостью сидеть на лестнице в «закрытом» музее, я постаралась подыскать место, куда бы можно было спрятаться, в случае надобности.

Как это выяснилось позже, здание музея было спроектировано особым образом. В каждый из девяти разделов вели соответственно каждая из девяти лестниц, ещё от каждой из этих лестниц, шли лестницы поменьше, которые, как убедилась я, обследовав ту, что находилась в нескольких шагах от того места, где мы расположились в ожидании, приводили в какие-то вытянутые, казалось в бесконечность коридоры, с запертыми дверьми. Однако мне не захотелось пока изучать тот коридор, что открылся передо мною. Уж очень он был тёмный и неуютный. А дверь обладала настолько мощной пружиной, что мне приходилось прикладывать неимоверные усилия, придерживая её, когда я заглядывала внутрь. Это тоже не расположило меня к прогулкам.

Вернувшись к Фредди и Баргестру, я спросила:

- Ну, что? Сколько ещё будем ждать этих остолопов?

Фредегар пожал плечами и сказал:

- Я, как ты. Как ты посчитаешь, так я и поступлю.

- Хм. – сказала я. Потому что сама не представляла себе, как я считаю нужным поступить. Внезапно Баргестр приподнялся, повернул голову к низу лестницы и начал принюхиваться. Поглядев на меня, он заворчал.

Я среагировала моментально.

- Фредди, бежим!

Мы бросились к маленькой лестнице, моментально взлетели по ней вверх, и с трудом приоткрыв дверь, нырнули внутрь. Я хотела придержать дверь для Баргестра, но та выскользнула из моих рук и захлопнулась с такой силой, что отбросила меня к противоположной стене. Грохот же вероятно был слышен аж во всём здании. Я осветила вокруг мечом и поняла, в какую ловушку завела себя и Фредди…

Тут мне стала понятна причина, по которой эта дверь была не заперта. Вовсе не из-за традиционной советской специфики, как могло показаться на первый взгляд. Нет. Вероятно, это была своего рода ловушка, может, конечно, случайная, а не специальная. Но ловушка. Таким образом, горе-посетитель, которому взбредало в голову пройтись в сторону от девяти главных лестниц попадал в своего рода капкан. При этом обратный путь становился для него отрезанным. Ведь, чтобы попасть в один из коридоров, нужно было пройти через дверь, которая всегда оказывалась открытой. Но зато, пройдя внутрь, открыть её с внутренней стороны было уже невозможно. А всё из-за отсутствия ручки с этой стороны.

Оправившись от первого потрясения, я попробовала взять себя в руки. Попыталась толкнуть дверь. Сначала несильно, а затем стала биться в неё чуть ли не головой. Фредегар тоже подключился к этому занятию. Наверное, из-за опасения, что я разобью себе голову.

- Замечательно. – проговорил он. – Со мной ещё такого не приключалось.

Я осветила его бледное лицо и окружающие нас стены и какие-то двери.

- Чем ты светишь всё время? – спросил он.

- Ты видишь свет? – удивилась я.

- Вижу. Но только свет и ничего больше.

Подумав о мече и его чудесных свойствах, я пояснила:

- Так, одним устройством. Его может видеть не каждый.

- Неплохо. – сказал Фредди. – Вот только положение мне наше не нравится.

Я приложила ухо к двери и попробовала понять, что происходит снаружи, на лестнице. До меня долетел слабый лай Баргестра. Затем чьи-то голоса. Несколько голосов. Кто-то принялся скрести дверь, наверное, Баргестр.

- Там кто-то есть? – раздался с той стороны голос, и я с радостью узнала в нём голос кузена.

- Алекс! – закричала я, что есть силы, забыв о том, что надо соблюдать тишину. – Это мы! Выпусти нас отсюда.

- Стоит ли мне делать это? – услышала я в ответ не очень ясно. До меня долетели отрывки каких-то фраз:

«Он говорил… никакого вмешательства…»

Говорил спутник Алекса. Но вот голос, был каким-то не знакомым.

- Что значит «стоит ли делать это»! – взорвалась я. – По-твоему, надо оставить нас сидеть взаперти?! Тогда будь так добр, позови хотя бы сторожа…

Моё предложение пришлось кузену явно не по душе. Но, по крайней мере, он, наконец, соизволил отпереть дверь.

Оказавшись на лестнице, я попыталась осветить своего кузена мечом, но к моему удивлению, он отстранил мою руку, а его спутник попятился от света во мрак.

- Что всё это значит? – сердито поинтересовалась я.

- Эээ… - протянул Алекс в замешательстве, не зная, что сказать.

- Это значит, - медленно донеслось из мрака, - что мы вовсе не те за кого вы нас принимаете, - и он обратился ко мне с каким-то странным, ранее мною не слышанным словом, что-то типа лайти или фалайти.

И из мрака выступила фигура, закутанная в чёрный плащ. Я в ужасе попятилась. То же сделал и Фредегар. Я снова подняла меч и посмотрела на Алекса или вернее на того, кого приняла за него. На нём был такой же плащ, только капюшон был откинут. Внешне он походил на моего кузена, но что-то в нём мне показалось другим и не знакомым.

- Фигура в чёрном плаще… - пробормотала я. – Да не одна, а целых две!

Однако сделать что-либо я не успела. Тот, что был похож на моего кузена, схватил своего спутника за руку, затем, что-то повернул на своей руке, и оба в мгновение ока исчезли, словно какой-то вихрь.

- Ты видела это? – изумлённо проговорил Фредди.

- О, да. – сказала я. – Но что это было? Помнится, один раз мне пришлось видеть сразу двух кузенов, но один из них был фальшивый и принял облик для того, чтобы заманить меня. Но это… не понимаю, зачем это было нужно? Почему они не причинили нам вреда? Кем они были, наконец?

- Ладно. – сказал Фредди. – Может, пойдём? Как-нибудь в другой раз и в другом месте решим эту проблему.

- Хорошо. – кивнула я. – Только где Баргестр?

И в самом деле, нигде не было видно пса.

- Баргестр! – позвала я. Но безрезультатно. Озадаченные, мы некоторое время простояли, глядя в темноту. Тут внизу послышались шаги. Я и Фредди уже было, снова метнулись в сторону злополучной двери, но вовремя остановились. Притаились и прислушались. Снизу донеслись приглушённые голоса и робкий свет фонариков. Стараясь ступать, как можно тише, мы бросились наверх, по возможности перепрыгивая через две, а то и три ступени.

Достигнув входа в какой-то раздел, кинулись внутрь. Я осветила окружающие предметы и несколько раз обежала огромный зал. Нигде не было ни сфинкса, ни скульптуры Будды. Судя по всему, это не был тот зал, что был нам нужен. Однако мне на глаза попался саркофаг. Это был не тот саркофаг, в котором лежал Виктор, а другой. И вообще экспонаты, которые здесь находились, я видела впервые. Немного поколебавшись, я решила, что в нём будет неплохо спрятаться. Протянула, уже было руку, но тут… в ужасе отдёрнула её и едва не вскрикнула. Крышка саркофага медленно приоткрылась и оттуда вылезла рука. Она что-то поискала вокруг себя, а затем снова скрылась внутри.

Для меня этого было достаточно. Я попятилась назад, всё ещё не в силах отвести взгляда от гроба с явно ожившей мумией. При этом я наскочила на какую-то витрину, которая с грохотом повалилась на пол, а я за ней. Стекло, из которого была сделана витрина, к моему удивлению даже не подумало разбиться. Зато я очень сильно стукнулась об неё.

Внезапно откуда-то со стороны ко мне подбежал Фредди и, поставив на ноги, затащил в какие-то фрагменты пирамиды.

И вовремя, ибо в следующую минуту послышались голоса, и яркий свет забрезжил во все стороны. Выглянув из своего укрытия, я увидела, что это наши старые знакомые – Купер и Браун.

- Что здесь Ленин побери, так грохотало?! – спросил Браун, нервно поёживаясь.

- Не всё ли равно. – буркнул его спутник. – Это не тот зал, что нам нужен! Эти кретины рабочие перепутали все эти дурацкие таблички!

- Надо было выбирать лестницу, которая правее. – пролепетал Браун всё ещё дрожа и продолжая озираться по сторонам. Заметив поверженную мной витрину, а также чуть приоткрытый саркофаг, он чуть не выронил из рук фонарик и резко дёрнул за рукав своего напарника. Тот от неожиданности выпустил свой фонарик из рук, и тот со стуком упав на пол, погас.

- Какого Ленина, разнеси его с его пирамидой, ты это делаешь?! – вскричал он в бешенстве, не слишком связно.

- Саркофаг и та витрина! – пробормотал Браун. Купер отобрал у него его фонарик и посветил на указанное место.

- Ну и что? – раздражённо поинтересовался он. – Ты, что начитался страшилок из старых брошюрок по экспонатам музея? Проклятья фараонов, ожившие мумии?! Тот единственный от кого нам на данный момент грозит опасность не фараон, сколько бы он им себя не считал и, к сожалению пока ещё не мумия. И вообще…

Тут он оборвался на полуслове и застыл с открытым ртом. Крышка саркофага медленно начала открываться. Что-то чёрное стало подниматься из гроба…

Издав сдавленный вопль, Купер, бросился бежать. При этом он совсем не смотрел на то куда бежит. Он постоянно налетал на какие-то горшки, вазы, скульптуры и витрины и те падали, иногда разбиваясь вдребезги. Его помощник не став разбирать, что к чему уже кубарем катился с лестницы. Наконец добравшись до выхода, Купер пустился следом. Чёрная фигура выбралась из саркофага, и чуть помедлив, бодрым целеустремлённым шагом двинулась за ними.

- Что это было, какие будут идеи? – спросил Фредди.

- Чёрт знает, что. – буркнула я в ответ. На мой взгляд, ночью музей оказался слишком переполнен какими-то подозрительными личностями с их тёмными и непонятными делами. Сначала двое этих негодяев – Купер и Браун: встреча у них, видите ли, в полночь под глиняным болваном какой-то там династии! Затем этот лжеАлекс со своим таинственным спутником. Теперь вот мумия в компанию к ним всем, пожелавшая вдруг покинуть саркофаг…

Немного посидев ещё в своём укрытии и убедившись, что всё успокоилось, мы тоже направились к выходу. Спустившись по лестнице, оказались в зале с лестницами. В нём было пусто, ни следа кого бы, то не было. Посмотришь, так подумаешь, что в музее тишь да гладь да божья благодать, и не было ничего того, чему мы были свидетелями.

- Куда идём теперь? – поинтересовался Фредегар.

Я задумалась, припоминая слова Брауна.

- Браун говорил, - наконец сказала я, - что надо было выбрать лестницу, что правее.

Так мы и поступили.

***

Виктор бежал и бежал, а когда, наконец, остановился, то понял, что он один. В замешательстве, огляделся по сторонам. Лестница, которую он выбрал, привела его вниз.

Кругом царили мрак и тишина, непроницаемые мрак и тишина. Что-то в них казалось странным и неестественным. Каким-то холодом веяло от них. Виктор сделал несколько шагов наугад, неуверенно или вернее как-то нехотя извлёк меч. Но его свет вместо того, чтобы прорезать тьму лишь сделал её плотнее и осязаемее. Оцепенение и тоска одиночества внезапно охватили Виктора. Он был один, совсем один, хотя в тоже время и нет.

Неожиданно он ясно ощутил чьё-то присутствие. Он не был один в этом мраке. Кто-то или что-то находилось в нескольких шагах от него.

Преодолевая тяжесть во всём теле, он для чего-то двинулся дальше, с выставленным вперёд мечом, вместо того, чтобы податься назад и броситься бежать. Мрак стал понемногу рассеиваться. Вот из него начали вырисовываться очертания чего-то огромного. Сердце в груди сжалось. Но это оказался всего лишь каменный истукан, виденный утром. У Виктора из груди вырвался вздох облегчения, но рано. В нескольких шагах от него буквально материализовалась фигура, высокая, молчаливая и непоколебимая, как скала. Не издавая ни звука, очень медленно, она извлекла из ножен меч. Виктор стоял, не шевелясь, и как завороженный глядел на неё.

Фигура в чёрном плаще подплыла к нему, но вместо того, чтобы занести меч над головою своей жертвы, приложила его к плечу Виктора. Тот упал на колена, не мигая и не сводя глаз со своего врага.

- Лоттеанин, - прозвучал прямо в его мозгу властный голос, - умри или повинуйся!

Лицо Виктора исказила нечеловеческая боль. Но он оставался, как был недвижим.

- Умри или повинуйся!

- Нет… - с трудом, еле шевеля губами, выдавил из себя Виктор.

- Умри или повинуйся!

- Нет… - беззвучно произнёс он и упал на пол бесчувственный.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0174864

от 13 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0174864 выдан для произведения:

Глава Пятнадцатая

Ночное нашествие

Купер и Браун шли минут пять. Как выяснилось, сквер, на котором мы были, находился не так уж далеко от музея. Вышло, что мы, как говорит русская пословица «заблудились в трёх соснах».

Площадь перед музеем в любое время суток представляла собою хорошо освещённый пустырь. Даже сейчас она была залита светом луны. Поэтому о том, чтобы добраться до музея незамеченными следом за нашими жертвами не могло быть и речи. Пришлось ждать, пока они войдут в него и скроются в недрах огромного «радиатора». Лишь после этого Баргестр, а за ним и мы, позволили себе двинуться к музею.

Вокруг царила тишина, не было слышно ни малейшего звука. Хотя, собственно говоря, так было и днём, ведь советский Лондон вообще представлял собою вымершее, забытое всеми кладбище. Именно так в изображении древних эллинов выглядел Аид – подземное царство мрака и умерших, с уныло снующими скорбными тенями.

Внутри оказалось так же пусто и тихо, как и снаружи. Купер и Браун словно испарились, мне это очень не понравилось, не хотелось бы столкнуться с ними ненароком. А ведь им, судя по всему, был нужен тот же самый раздел, что и нам.

Миновали фойе, стараясь ступать как можно тише и осторожнее – блестящий пол, выложенный плиткой, усиливал звук шагов и разносил их по всему зданию. Оказались в главном зале со множеством лестниц, где часть унылого и пустынного пространства была загромождена упакованными и ждущими транспортировки экспонатами. Как мне показалось расположение ящиков, а так же их число, изменилось. Когда я проходила к выходу несколько часов назад, их было меньше. Как выяснилось – нам на удачу. Ибо внезапно в дальнем конце зала, более-менее свободном от ящиков, послышались голоса. Тьму прорезал луч яркого света, указав на наличие раннее мною, не замеченной двери, вероятно, какого-то служебного назначения. На пороге показались два типа. Они громко разговаривали.

Моя реакция была моментальной, так что Баргестру было не обязательно тянуть меня зубами за край платья, как он начал делать. Я вместе с ним бросилась к ближайшим особенно крупным ящикам и затаилась за ними. Моему примеру последовали Фредди и Алекс.

Вот в рядах остальных моих спутников начался настоящий переполох. Виновником его стал мой брат. Виктор заметался по залу в панике. Для начала он метнулся к выходу. Затем резко остановился и бросился обратно, но наскочил на Юджина и они оба полетели на пол со страшным грохотом, который моментально разнёсся по всему помещению, многократно усиленный. Кроме того при падении у Юджина из рук выпал меч, и пролетев в воздухе со скоростью пущенной стрелы и с каким-то удивительным свистом, со звоном обрушился на пол. У Ильмы, вероятно перепуганной всей этой какофонией, внезапно с ноги соскочила туфля и Ильма начала падать. Пытаясь удержаться, она принялась размахивать руками, как ветряная мельница и задела Фредерика, который при этом умудрился наскочить на обронённый Юджином меч…

В общем, четверо из моей компании в следующую же минуту оказались лежащими на полу.

Я высунулась из-за ящиков, стараясь разглядеть, как на это среагировали двое типов. Их стоящие на свету фигуры, заставили меня предположить, что они так и обмерли, и застыли на пороге от ужаса, а может глубочайшего изумления. Хотя последнее было очевиднее. Ибо чего им было ужасаться в музее, заваленном, как выразился, его генеральный секретарь – Купер, барахлом! Вряд ли им придёт в голову, что в музей ворвались вооружённые до зубов бандиты, или восстали из саркофагов оскорблённые таким кавардаком в музее, мумии, потревоженных фараонов, чтобы отомстить своим обидчикам! Безусловно, оба этих субъекта испытали глубочайшее изумление, ибо, что, по их мнению, может издавать такой адский грохот в ночном музее?

В это время виновники шума, лежали на полу, как были, в состоянии идентифицируемом в народе, как ни живы и ни мертвы. Зато двое типов начали шевелиться, а один из них, даже подал голос.

- Джимми, это ты, что ли? – вопросил он в темноту. – Опять набрался?!

В ответ, как и следовало ожидать, не раздалось ни звука.

- Может, стоит сходить проверить? – неуверенно подал голос его сотоварищ.

И он даже сделал несколько шагов во тьму, затем остановился.

- Ни Бронштейна не видать! – выругался он. Несколько раз протёр руками глаза и двинулся дальше. Но тут налетел на один из ящиков и обрушился вместе с ним вниз. Раздался звон бьющейся керамики или ещё чего-то схожего с ней и громкие ругательства.

- Бронштейн тебя забери! – заорал на него первый тип. – Возвращайся назад, Томми! Пока не разнёс всю эту рухлядь до конца!

Бедолага, которого звали Томми, кряхтя, выбрался из под развалин ящика и того, что было в нём.

- Как ты думаешь, Ник, - пробормотал он, - в этом ящике не было ничего особо ценного, ну, для сам знаешь Кого?

- Да, Бронштейн с ним! – сказал тот, которого звали Ником. – Пусть те ребята, что занимаются перевозом всего этого хлама и ломают себе головы, что да как. Это их забота! Возвращайся, мало ли что могло упасть. Может какие ящики плохо лежали. Пойдем, пропустим ещё по стаканчику и перекинемся в кости!

Томми вернулся к своему приятелю, на прощание пытаясь разглядеть что-то в кромешной тьме, затем видимо махнул рукой на всё и шагнул в залитый светом прямоугольник. Дверь за ними закрылась, и до меня долетело бормотание всё ещё раздражённого и раздосадованного Томми:

- Оуэн побрал бы этот амбар со всем хламом, что хранится в нём!

В ответ раздался голос Ника:

- Да брось ты, не грузись. Не то придётся тебе проиграть мне и свои ботинки!

- Ну, уж нет, на этот раз я отыграюсь!

На этом всё стихло. Просидев в своём укрытии ещё некоторое время, я вместе с Баргестром с опаской высунулась оттуда . За мной двинулись Фредегар и Алекс.

- Уфф! – вздохнул мой брат и попробовал встать на ноги. Однако в ту же минуту получил хорошую оплеуху от Юджина, который уже успел подняться.

- Ты, что?! – опешил Виктор и рухнул обратно.

- Из-за твоего идиотизма, мы чуть не попались! – процедил сквозь зубы тот. – Радуйся, что местные сидельцы оказались большими идиотами, чем ты!

- Ах, вот оно что! – сердито проговорил Виктор и наконец, поднявшись, сжал кулаки. Он стал медленно наступать на Юджина. Тот в свою очередь тоже приготовился к нападению. Алекс с возгласом «Брейк!» быстро встал между ними, но в это время обе противоборствующие стороны нанесли одновременные удары, которые пришлись по моему кузену.

Неизвестно, чем бы кончилось всё это, если бы какой-то ящик вдруг сам собою не упал с оглушительным грохотом, треском и звоном.

Все с ужасом бросились бежать к первой, подвернувшейся на их пути, лестнице и кинулись по ней вверх.

***

За дверью служебного помещения послышались шаги. Она приоткрылась.

- Да, брось ты, Томми! – раздался голос Ника. – Что ты какой-то пугливый сегодня.

- Может всё же надо сходить и проверить всё ли в порядке? – робко спросил Томми.

- Ты ещё не находился? – сердито спросил его сотоварищ. – Возвращайся, и снимай ботинки.

Томми бросил тревожный взгляд во тьму и захлопнул за собою дверь.

В ту же секунду за ящиками послышалась какая-то возня и звон разбитых черепков. Затем две тени выбрались на свободу.

- Думаю, мы с тобою переусердствовали с этим ящиком. – сказала одна из них пронзительным шёпотом, потирая ушибленные и отдавленные места. – Хотя с другой стороны, это подействовало, иначе неизвестно, удалось ли бы нам их спугнуть.

Вторая тень ничего не сказала – она во всём была согласна с первой.

- Двинемся следом за ними. – продолжила первая тень. – Сбор назначен всё в том же пресловутом разделе. Только бы не столкнуться с нашими предшественниками. Ещё не жалеешь, что решился отправиться со мною, брат?

- Никак нет. – отозвалась вторая тень. – Всё идёт не так уж плохо. Пока ещё не сильно штормило.

И обе тени двинулись по одной из лестниц.

***

Поднимаясь по лестнице, я была твёрдо убеждена, что мои бестолковые спутники, следуют за мной. На мгновение остановившись, чтобы отдышаться, я обернулась с тем, чтобы отчитать своих братьев, а также Юджина, и увидела, что кроме Фредегара да Баргестра, на лестнице никого больше нет.

- Ничего себя, - заметила я, - а где остальные? Хотя, можешь не отвечать, я заранее догадываюсь.

Фредди лишь развёл руками и неуверенно предложил вернуться обратно. Баргестр устроился на ступенях с видом стража древних гробниц.

Не сложно было додуматься, куда подевались остальные. Всё это случилось из-за того, что мы в спешке покинули главный зал, и каждый из нас выбрал первую попавшуюся ему на пути лестницу. И теперь я не была уверена даже в том, что когда-нибудь смогу отыскать своих друзей, не то, что какое-то там пресловутое устройство! Да и, кроме того, куда меня приведёт выбранная мною лестница?!

Я опустилась на ступеньки и, обхватив голову руками, всеми силами постаралась воскресить в памяти виденный утром план музея и все те его места , где мы успели побывать. План из моей головы выветрился почти бесследно. Да и припомнить, что мы посещали, никак не удавалось. Пробовала и так и эдак, и всё время у меня выходило, что именно эту лестницу мы как раз и не успели облюбовать. Но это ещё ни о чём не говорило. Ведь за сегодняшний день мы смогли обойти лишь пять разделов из девяти. Значит, выбранная мною лестница была одна из четырёх оставшихся, и где вероятность, что именно она ведёт в раздел «Древняя Британия и Древняя Франция»?!

Поразмышляв, таким образом, несколько минут, я предложила Фредегару немного подождать остальных. Хотя заранее считала это бессмысленной тратой времени. Мои друзья за последнее время показывали себя не с самой лучшей стороны, да к тому же просто на глазах становились всё хуже и хуже…Но я решила дать им шанс.

Поскольку было крайней глупостью сидеть на лестнице в «закрытом» музее, я постаралась подыскать место, куда бы можно было спрятаться, в случае надобности.

Как это выяснилось позже, здание музея было спроектировано особым образом. В каждый из девяти разделов вели соответственно каждая из девяти лестниц, ещё от каждой из этих лестниц, шли лестницы поменьше, которые, как убедилась я, обследовав ту, что находилась в нескольких шагах от того места, где мы расположились в ожидании, приводили в какие-то вытянутые, казалось в бесконечность коридоры, с запертыми дверьми. Однако мне не захотелось пока изучать тот коридор, что открылся передо мною. Уж очень он был тёмный и неуютный. А дверь обладала настолько мощной пружиной, что мне приходилось прикладывать неимоверные усилия, придерживая её, когда я заглядывала внутрь. Это тоже не расположило меня к прогулкам.

Вернувшись к Фредди и Баргестру, я спросила:

- Ну, что? Сколько ещё будем ждать этих остолопов?

Фредегар пожал плечами и сказал:

- Я, как ты. Как ты посчитаешь, так я и поступлю.

- Хм. – сказала я. Потому что сама не представляла себе, как я считаю нужным поступить. Внезапно Баргестр приподнялся, повернул голову к низу лестницы и начал принюхиваться. Поглядев на меня, он заворчал.

Я среагировала моментально.

- Фредди, бежим!

Мы бросились к маленькой лестнице, моментально взлетели по ней вверх, и с трудом приоткрыв дверь, нырнули внутрь. Я хотела придержать дверь для Баргестра, но та выскользнула из моих рук и захлопнулась с такой силой, что отбросила меня к противоположной стене. Грохот же вероятно был слышен аж во всём здании. Я осветила вокруг мечом и поняла, в какую ловушку завела себя и Фредди…

Тут мне стала понятна причина, по которой эта дверь была не заперта. Вовсе не из-за традиционной советской специфики, как могло показаться на первый взгляд. Нет. Вероятно, это была своего рода ловушка, может, конечно, случайная, а не специальная. Но ловушка. Таким образом, горе-посетитель, которому взбредало в голову пройтись в сторону от девяти главных лестниц попадал в своего рода капкан. При этом обратный путь становился для него отрезанным. Ведь, чтобы попасть в один из коридоров, нужно было пройти через дверь, которая всегда оказывалась открытой. Но зато, пройдя внутрь, открыть её с внутренней стороны было уже невозможно. А всё из-за отсутствия ручки с этой стороны.

Оправившись от первого потрясения, я попробовала взять себя в руки. Попыталась толкнуть дверь. Сначала несильно, а затем стала биться в неё чуть ли не головой. Фредегар тоже подключился к этому занятию. Наверное, из-за опасения, что я разобью себе голову.

- Замечательно. – проговорил он. – Со мной ещё такого не приключалось.

Я осветила его бледное лицо и окружающие нас стены и какие-то двери.

- Чем ты светишь всё время? – спросил он.

- Ты видишь свет? – удивилась я.

- Вижу. Но только свет и ничего больше.

Подумав о мече и его чудесных свойствах, я пояснила:

- Так, одним устройством. Его может видеть не каждый.

- Неплохо. – сказал Фредди. – Вот только положение мне наше не нравится.

Я приложила ухо к двери и попробовала понять, что происходит снаружи, на лестнице. До меня долетел слабый лай Баргестра. Затем чьи-то голоса. Несколько голосов. Кто-то принялся скрести дверь, наверное, Баргестр.

- Там кто-то есть? – раздался с той стороны голос, и я с радостью узнала в нём голос кузена.

- Алекс! – закричала я, что есть силы, забыв о том, что надо соблюдать тишину. – Это мы! Выпусти нас отсюда.

- Стоит ли мне делать это? – услышала я в ответ не очень ясно. До меня долетели отрывки каких-то фраз:

«Он говорил… никакого вмешательства…»

Говорил спутник Алекса. Но вот голос, был каким-то не знакомым.

- Что значит «стоит ли делать это»! – взорвалась я. – По-твоему, надо оставить нас сидеть взаперти?! Тогда будь так добр, позови хотя бы сторожа…

Моё предложение пришлось кузену явно не по душе. Но, по крайней мере, он, наконец, соизволил отпереть дверь.

Оказавшись на лестнице, я попыталась осветить своего кузена мечом, но к моему удивлению, он отстранил мою руку, а его спутник попятился от света во мрак.

- Что всё это значит? – сердито поинтересовалась я.

- Эээ… - протянул Алекс в замешательстве, не зная, что сказать.

- Это значит, - медленно донеслось из мрака, - что мы вовсе не те за кого вы нас принимаете, - и он обратился ко мне с каким-то странным, ранее мною не слышанным словом, что-то типа лайти или фалайти.

И из мрака выступила фигура, закутанная в чёрный плащ. Я в ужасе попятилась. То же сделал и Фредегар. Я снова подняла меч и посмотрела на Алекса или вернее на того, кого приняла за него. На нём был такой же плащ, только капюшон был откинут. Внешне он походил на моего кузена, но что-то в нём мне показалось другим и не знакомым.

- Фигура в чёрном плаще… - пробормотала я. – Да не одна, а целых две!

Однако сделать что-либо я не успела. Тот, что был похож на моего кузена, схватил своего спутника за руку, затем, что-то повернул на своей руке, и оба в мгновение ока исчезли, словно какой-то вихрь.

- Ты видела это? – изумлённо проговорил Фредди.

- О, да. – сказала я. – Но что это было? Помнится, один раз мне пришлось видеть сразу двух кузенов, но один из них был фальшивый и принял облик для того, чтобы заманить меня. Но это… не понимаю, зачем это было нужно? Почему они не причинили нам вреда? Кем они были, наконец?

- Ладно. – сказал Фредди. – Может, пойдём? Как-нибудь в другой раз и в другом месте решим эту проблему.

- Хорошо. – кивнула я. – Только где Баргестр?

И в самом деле, нигде не было видно пса.

- Баргестр! – позвала я. Но безрезультатно. Озадаченные, мы некоторое время простояли, глядя в темноту. Тут внизу послышались шаги. Я и Фредди уже было, снова метнулись в сторону злополучной двери, но вовремя остановились. Притаились и прислушались. Снизу донеслись приглушённые голоса и робкий свет фонариков. Стараясь ступать, как можно тише, мы бросились наверх, по возможности перепрыгивая через две, а то и три ступени.

Достигнув входа в какой-то раздел, кинулись внутрь. Я осветила окружающие предметы и несколько раз обежала огромный зал. Нигде не было ни сфинкса, ни скульптуры Будды. Судя по всему, это не был тот зал, что был нам нужен. Однако мне на глаза попался саркофаг. Это был не тот саркофаг, в котором лежал Виктор, а другой. И вообще экспонаты, которые здесь находились, я видела впервые. Немного поколебавшись, я решила, что в нём будет неплохо спрятаться. Протянула, уже было руку, но тут… в ужасе отдёрнула её и едва не вскрикнула. Крышка саркофага медленно приоткрылась и оттуда вылезла рука. Она что-то поискала вокруг себя, а затем снова скрылась внутри.

Для меня этого было достаточно. Я попятилась назад, всё ещё не в силах отвести взгляда от гроба с явно ожившей мумией. При этом я наскочила на какую-то витрину, которая с грохотом повалилась на пол, а я за ней. Стекло, из которого была сделана витрина, к моему удивлению даже не подумало разбиться. Зато я очень сильно стукнулась об неё.

Внезапно откуда-то со стороны ко мне подбежал Фредди и, поставив на ноги, затащил в какие-то фрагменты пирамиды.

И вовремя, ибо в следующую минуту послышались голоса, и яркий свет забрезжил во все стороны. Выглянув из своего укрытия, я увидела, что это наши старые знакомые – Купер и Браун.

- Что здесь Ленин побери, так грохотало?! – спросил Браун, нервно поёживаясь.

- Не всё ли равно. – буркнул его спутник. – Это не тот зал, что нам нужен! Эти кретины рабочие перепутали все эти дурацкие таблички!

- Надо было выбирать лестницу, которая правее. – пролепетал Браун всё ещё дрожа и продолжая озираться по сторонам. Заметив поверженную мной витрину, а также чуть приоткрытый саркофаг, он чуть не выронил из рук фонарик и резко дёрнул за рукав своего напарника. Тот от неожиданности выпустил свой фонарик из рук, и тот со стуком упав на пол, погас.

- Какого Ленина, разнеси его с его пирамидой, ты это делаешь?! – вскричал он в бешенстве, не слишком связно.

- Саркофаг и та витрина! – пробормотал Браун. Купер отобрал у него его фонарик и посветил на указанное место.

- Ну и что? – раздражённо поинтересовался он. – Ты, что начитался страшилок из старых брошюрок по экспонатам музея? Проклятья фараонов, ожившие мумии?! Тот единственный от кого нам на данный момент грозит опасность не фараон, сколько бы он им себя не считал и, к сожалению пока ещё не мумия. И вообще…

Тут он оборвался на полуслове и застыл с открытым ртом. Крышка саркофага медленно начала открываться. Что-то чёрное стало подниматься из гроба…

Издав сдавленный вопль, Купер, бросился бежать. При этом он совсем не смотрел на то куда бежит. Он постоянно налетал на какие-то горшки, вазы, скульптуры и витрины и те падали, иногда разбиваясь вдребезги. Его помощник не став разбирать, что к чему уже кубарем катился с лестницы. Наконец добравшись до выхода, Купер пустился следом. Чёрная фигура выбралась из саркофага, и чуть помедлив, бодрым целеустремлённым шагом двинулась за ними.

- Что это было, какие будут идеи? – спросил Фредди.

- Чёрт знает, что. – буркнула я в ответ. На мой взгляд, ночью музей оказался слишком переполнен какими-то подозрительными личностями с их тёмными и непонятными делами. Сначала двое этих негодяев – Купер и Браун: встреча у них, видите ли, в полночь под глиняным болваном какой-то там династии! Затем этот лжеАлекс со своим таинственным спутником. Теперь вот мумия в компанию к ним всем, пожелавшая вдруг покинуть саркофаг…

Немного посидев ещё в своём укрытии и убедившись, что всё успокоилось, мы тоже направились к выходу. Спустившись по лестнице, оказались в зале с лестницами. В нём было пусто, ни следа кого бы, то не было. Посмотришь, так подумаешь, что в музее тишь да гладь да божья благодать, и не было ничего того, чему мы были свидетелями.

- Куда идём теперь? – поинтересовался Фредегар.

Я задумалась, припоминая слова Брауна.

- Браун говорил, - наконец сказала я, - что надо было выбрать лестницу, что правее.

Так мы и поступили.

***

Виктор бежал и бежал, а когда, наконец, остановился, то понял, что он один. В замешательстве, огляделся по сторонам. Лестница, которую он выбрал, привела его вниз.

Кругом царили мрак и тишина, непроницаемые мрак и тишина. Что-то в них казалось странным и неестественным. Каким-то холодом веяло от них. Виктор сделал несколько шагов наугад, неуверенно или вернее как-то нехотя извлёк меч. Но его свет вместо того, чтобы прорезать тьму лишь сделал её плотнее и осязаемее. Оцепенение и тоска одиночества внезапно охватили Виктора. Он был один, совсем один, хотя в тоже время и нет.

Неожиданно он ясно ощутил чьё-то присутствие. Он не был один в этом мраке. Кто-то или что-то находилось в нескольких шагах от него.

Преодолевая тяжесть во всём теле, он для чего-то двинулся дальше, с выставленным вперёд мечом, вместо того, чтобы податься назад и броситься бежать. Мрак стал понемногу рассеиваться. Вот из него начали вырисовываться очертания чего-то огромного. Сердце в груди сжалось. Но это оказался всего лишь каменный истукан, виденный утром. У Виктора из груди вырвался вздох облегчения, но рано. В нескольких шагах от него буквально материализовалась фигура, высокая, молчаливая и непоколебимая, как скала. Не издавая ни звука, очень медленно, она извлекла из ножен меч. Виктор стоял, не шевелясь, и как завороженный глядел на неё.

Фигура в чёрном плаще подплыла к нему, но вместо того, чтобы занести меч над головою своей жертвы, приложила его к плечу Виктора. Тот упал на колена, не мигая и не сводя глаз со своего врага.

- Лоттеанин, - прозвучал прямо в его мозгу властный голос, - умри или повинуйся!

Лицо Виктора исказила нечеловеческая боль. Но он оставался, как был недвижим.

- Умри или повинуйся!

- Нет… - с трудом, еле шевеля губами, выдавил из себя Виктор.

- Умри или повинуйся!

- Нет… - беззвучно произнёс он и упал на пол бесчувственный.

Рейтинг: +1 146 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!