ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 13

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 13

25 ноября 2013 - Даннаис дде Даненн
Глава Тринадцатая
Британский музей Революционной славы (Продолжение)

У плана мы простояли, наверное, чуть ли не полчаса, стараясь, как следует запомнить, где что находится. Как выяснилось позже – всё это было напрасной тратой времени.
Из плана выяснилось, что музей поделён на девять секций: Африка, Южная Америка, Древний Египет, Азия, Древняя Месопотамия и Древний Левант, Первобытная культура, Древняя Британия и Древняя Франция, Печатное, Рукописное и Рисованное дело, Медали и монеты. Ни словом не упоминался Древний Рим и Древняя Греция, что натолкнуло меня на мысль, что все их достояния до сих пор пребывают на их Родине.
Тот факт, что ни одно из названий секции не именовалось «Загадочные предметы», как это было на наборе почтовых карточек, немало огорчило нас.
- И, что нам теперь делать? – вопросил Виктор. – На этой проклятой карточке не указано, где его следует искать?!
Я без особой надежды извлекла набор из сумки и оглядела сначала саму виновницу нашего путешествия, а после и всё остальное, в том числе и обложку. Нигде ничего не говорилось о том, где покоятся сами экспонаты.
- Полный идиот их печатал! – пробормотал Алекс.
- По-моему самые полные идиоты это мы, потому что прикатили сюда! – проворчал Виктор.
- Так ты же с самого начала одобрял эту поездку! – возмутился кузен. – Я не одобрял, а ты – да.
- Нечистая попутала, не иначе. – заявил Виктор. – В следующий раз меньше буду слушать сестру.
- Скажите, пожалуйста, - хмыкнула я, - да можешь не слушать, мне всё равно. Да и вообще можете отправляться обратно на свою свалку. Я, так просто, из этого музея не уйду. Разберу его по кусочкам, но либо найду то, что ищу, либо убежусь, что его здесь нет.
- А если нет, что тогда? – поинтересовался Фредди.
- Отправлюсь в Пирамиду.
- Да она, наверное, охраняется сильнее, чем Форт-Нокс! – заметил Юджин.
- А вам-то что?! – вскипела я. – Вы ведь уже испугались! Я же сказала – обойдусь без вас. И вообще не мешайте мне думать.
Я попыталась представить себе, куда бы историки отправили нужное мне устройство. Ещё раз посмотрела на почтовую карточку.
Зеркало с дырою вместо стекла, два кристалла по бокам ручки и вероятно символ Пятерых: Круг – символ Вечности. Четыре линии – символ Кэа, треугольник – символ Богов Порядка, Глаз – символ Звёздных Богов.
Наличие глаза приближало его к древнеегипетской культуре. Потому я, подумав ещё с минуту и убедившись, что больше ничего на память не приходит, решила остановиться на предположении, что устройство находится в секции Древний Египет.
Ещё раз, сверившись с планом, я направилась к той лестнице, что вела вниз, где согласно ему располагалсь нужная мне секция. Остальные ни слова не говоря, поплелись за мною.
Разногласия с планом начались прямо сразу. Во-первых, на стене вместо таблички с указанием «Древний Египет», висела съехавшая набок поблёкшая от времени табличка с надписью «Медали и монеты».
Во-вторых, то что бросилось в глаза едва я переступила порог зала экспозиций, было конечно же не сфинкс, не скульптура какого-нибудь Анубиса и даже не какая-нибудь самая завалящая мумия, и даже на худой конец не медаль или монета, нет: это был Моаи – каменный истукан с острова Пасхи. Затем чуть поодаль от него, на полу лежал рисунок Леонардо да Винчи. Большую часть дальней стены составлял фрагмент какого-то храма. Поодаль стояло несколько витрин с какими-то деревянными и бронзовыми дощечками, явно не древнеегипетскими. Всё остальное представляло собой мешанину, из сваленных различных предметов, которые составляли из себя средних размеров груды и высокие доходящие до самого потолка горы. Чего там только не было! И кубки, и блюда, и какие-то африканские маски, топоры, явно бронзового века, и ещё бог знает что! Рядом лежали грубо сколоченные ящики и мотки верёвки.
- Замечательно… - протянула я. – Как я могла забыть о «классическом советском порядке»!
- Ну вот, - капризно запричитал Виктор, - мало того что мы не знаем, где искать это кретинское устройство, так ещё оказывается, что нет никакой разницы знаем мы или нет! Это устройство может быть где угодно. Я не удивлюсь, если оно окажется в саркофаге вместо какой-нибудь южноамериканской мумии!
- В Южной Америке не было мумий, не позорься. – пристыдила его Ильма.
- Да и к тому же лучше помолчи, если всё равно не можешь сказать ничего путного. – набросилась я на брата. Он оскорблено надул щёки и отвернулся, делая вид, что разглядывает истукана. При этом выражение лиц у обоих, на мой взгляд, было одинаковое.
Я подошла к одной кучке и принялась копаться в ней. Однако безрезультатно, да и не понятно на что я могла рассчитывать. Остальные разбрелись кто куда. Фредди с Алексом начали заглядывать в ящики. Большинство из них оказалось пустым, в других же лежали либо какие-то статуэтки, либо книги. Баргестр сосредоточено обнюхал, чуть ли не весь зал и даже прорыл большую нору в одной из гор.
На всякий случай я ещё раз обошла весь зал с начала и до конца, как это не было сложно, учитывая его огромные размеры и загромождённость. С тоской во взоре смерила взглядом горы экспонатов, гадая, не покоится ли где-нибудь на самом дне вожделённая вещь.
В конце концов, когда мне до смерти надоел этот зал, я решила пойти попытать удачу где-нибудь в другом месте.
Однако и в следующем зале нам предстала та же картина. И в том что мы осматривали после и ещё в нескольких последующих. Поначалу мы ещё с надеждой посматривали на таблички, но после махнули на это дело рукой.
Таким образом, к шести часам вечера, нам удалось оглядеть пять секций. В последней, наконец, нам предстали хоть какие-то атрибуты древнеегипетского царства, такие как саркофаг и Розеттский камень. К тому моменту мы все были усталыми, зверски голодными и злыми.
Радовало лишь одно, по крайней мере, меня, что за целый день, нам никто не попался. Не было ни посетителей, ни охраны, никого. Можно было вынести хоть весь музей. Другое дело если бы нам это было нужно, а нам нужна была всего одна вещь, а её как раз найти было, казалось, невозможно.
Я в изнеможении опустилась на какой-то горизонтально лежащий обелиск.
Виктор с яростью накинулся на саркофаг, и казалось, был готов растерзать его на части, невзирая на всю его древность, так словно покоящаяся в нём мумия в своё время посмела нанести ему личное оскорбление. Он грубо и бесцеремонно выкинул её из него, со всех сторон оглядел дно и стенки и неожиданно залез внутрь, взял и улёгся. Притом ещё сложил руки, таким образом, будто вознамерился заменить несчастного фараона собственной персоной.
- Ты, что с ума сошёл? – воскликнула Ильма. – Вылезай оттуда немедленно!
- А зачем? – спросил Виктор равнодушным и бесцветным голосом. – Мне и тут не плохо. В конце концов, чем я хуже какого-то обмотанного бинтами чучела!
И закрыл глаза. Ильма сердито махнула на него рукой и вопросила, обращаясь к нам:
- Ну и какие будут идеи?
- Бросим всё и вернёмся обратно на свалку. – буркнул Юджин.
- Сходим что-нибудь перекусим, а там видно будет. – сказал Алекс.
- Продолжим поиски. – спокойно произнесла я. Все, даже Виктор из своего гроба, исключая разве что Фредегара и Баргестра, поглядели на меня таким образом, что я решила, что всё – вот он мой конец. И не от рук, каких бы то ни было потусторонних сил, а от моих собственных друзей.
Немое и напряжённое молчание длилось с минуту. Фредерик первым нарушил его:
- Знаешь, Элизабет, ты это уж слишком. – заявил он. – С меня достаточно целого дня. Я лично ухожу.
- Я тоже. – поддержала его Ильма. Я наградила её таким взглядом, каким, наверное, Юлий Цезарь сопровождал своё легендарное изречение: «И ты, Брут…»
Юджин, ни слова не говоря, присоединился к ним. Даже Виктор восстал из саркофага, вернув на место мумию.
Вся эта компания, не сговариваясь, повернула к выходу. Со мною остались лишь Фредди, Алекс и Баргестр.
- Элизабет! – сказал мне кузен, как ни странно каким-то ласковым голосом. – Упокоив себя здесь, ты ничего не найдёшь.
- Действительно. – поддержал его Фредди. Баргестр с чувством гавкнул.
Я молчала, пристально изучая какой-то барельеф, стоявший по соседству с тем местом, где сидела. То, что я увидела там, буквально лишило меня слов.
Какие-то человечки, стоя на коленах и воздев долу длани, встречали или возносили хвалу разверзшемуся небу. В нём виднелся круг, в центре которого был треугольник с глазом и четыре линии шли от треугольника. Понизу шли клинописные значки.
- Смотрите! – наконец, сумела выговорить я.
Алекс и Фредди кинулись ко мне. Кузен присвистнул, а Фредегар лишь пожал плечами. Он не понимал, чего такого я рассмотрела именно здесь.
- Если, где и находится устройство, - тихо сказала я, - то не в Древнем Египте, а в Древней Месопотамии.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0171562

от 25 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0171562 выдан для произведения:
Глава Тринадцатая
Британский музей Революционной славы (Продолжение)

У плана мы простояли, наверное, чуть ли не полчаса, стараясь, как следует запомнить, где что находится. Как выяснилось позже – всё это было напрасной тратой времени.
Из плана выяснилось, что музей поделён на девять секций: Африка, Южная Америка, Древний Египет, Азия, Древняя Месопотамия и Древний Левант, Первобытная культура, Древняя Британия и Древняя Франция, Печатное, Рукописное и Рисованное дело, Медали и монеты. Ни словом не упоминался Древний Рим и Древняя Греция, что натолкнуло меня на мысль, что все их достояния до сих пор пребывают на их Родине.
Тот факт, что ни одно из названий секции не именовалось «Загадочные предметы», как это было на наборе почтовых карточек, немало огорчило нас.
- И, что нам теперь делать? – вопросил Виктор. – На этой проклятой карточке не указано, где его следует искать?!
Я без особой надежды извлекла набор из сумки и оглядела сначала саму виновницу нашего путешествия, а после и всё остальное, в том числе и обложку. Нигде ничего не говорилось о том, где покоятся сами экспонаты.
- Полный идиот их печатал! – пробормотал Алекс.
- По-моему самые полные идиоты это мы, потому что прикатили сюда! – проворчал Виктор.
- Так ты же с самого начала одобрял эту поездку! – возмутился кузен. – Я не одобрял, а ты – да.
- Нечистая попутала, не иначе. – заявил Виктор. – В следующий раз меньше буду слушать сестру.
- Скажите, пожалуйста, - хмыкнула я, - да можешь не слушать, мне всё равно. Да и вообще можете отправляться обратно на свою свалку. Я, так просто, из этого музея не уйду. Разберу его по кусочкам, но либо найду то, что ищу, либо убежусь, что его здесь нет.
- А если нет, что тогда? – поинтересовался Фредди.
- Отправлюсь в Пирамиду.
- Да она, наверное, охраняется сильнее, чем Форт-Нокс! – заметил Юджин.
- А вам-то что?! – вскипела я. – Вы ведь уже испугались! Я же сказала – обойдусь без вас. И вообще не мешайте мне думать.
Я попыталась представить себе, куда бы историки отправили нужное мне устройство. Ещё раз посмотрела на почтовую карточку.
Зеркало с дырою вместо стекла, два кристалла по бокам ручки и вероятно символ Пятерых: Круг – символ Вечности. Четыре линии – символ Кэа, треугольник – символ Богов Порядка, Глаз – символ Звёздных Богов.
Наличие глаза приближало его к древнеегипетской культуре. Потому я, подумав ещё с минуту и убедившись, что больше ничего на память не приходит, решила остановиться на предположении, что устройство находится в секции Древний Египет.
Ещё раз, сверившись с планом, я направилась к той лестнице, что вела вниз, где согласно ему располагалсь нужная мне секция. Остальные ни слова не говоря, поплелись за мною.
Разногласия с планом начались прямо сразу. Во-первых, на стене вместо таблички с указанием «Древний Египет», висела съехавшая набок поблёкшая от времени табличка с надписью «Медали и монеты».
Во-вторых, то что бросилось в глаза едва я переступила порог зала экспозиций, было конечно же не сфинкс, не скульптура какого-нибудь Анубиса и даже не какая-нибудь самая завалящая мумия, и даже на худой конец не медаль или монета, нет: это был Моаи – каменный истукан с острова Пасхи. Затем чуть поодаль от него, на полу лежал рисунок Леонардо да Винчи. Большую часть дальней стены составлял фрагмент какого-то храма. Поодаль стояло несколько витрин с какими-то деревянными и бронзовыми дощечками, явно не древнеегипетскими. Всё остальное представляло собой мешанину, из сваленных различных предметов, которые составляли из себя средних размеров груды и высокие доходящие до самого потолка горы. Чего там только не было! И кубки, и блюда, и какие-то африканские маски, топоры, явно бронзового века, и ещё бог знает что! Рядом лежали грубо сколоченные ящики и мотки верёвки.
- Замечательно… - протянула я. – Как я могла забыть о «классическом советском порядке»!
- Ну вот, - капризно запричитал Виктор, - мало того что мы не знаем, где искать это кретинское устройство, так ещё оказывается, что нет никакой разницы знаем мы или нет! Это устройство может быть где угодно. Я не удивлюсь, если оно окажется в саркофаге вместо какой-нибудь южноамериканской мумии!
- В Южной Америке не было мумий, не позорься. – пристыдила его Ильма.
- Да и к тому же лучше помолчи, если всё равно не можешь сказать ничего путного. – набросилась я на брата. Он оскорблено надул щёки и отвернулся, делая вид, что разглядывает истукана. При этом выражение лиц у обоих, на мой взгляд, было одинаковое.
Я подошла к одной кучке и принялась копаться в ней. Однако безрезультатно, да и не понятно на что я могла рассчитывать. Остальные разбрелись кто куда. Фредди с Алексом начали заглядывать в ящики. Большинство из них оказалось пустым, в других же лежали либо какие-то статуэтки, либо книги. Баргестр сосредоточено обнюхал, чуть ли не весь зал и даже прорыл большую нору в одной из гор.
На всякий случай я ещё раз обошла весь зал с начала и до конца, как это не было сложно, учитывая его огромные размеры и загромождённость. С тоской во взоре смерила взглядом горы экспонатов, гадая, не покоится ли где-нибудь на самом дне вожделённая вещь.
В конце концов, когда мне до смерти надоел этот зал, я решила пойти попытать удачу где-нибудь в другом месте.
Однако и в следующем зале нам предстала та же картина. И в том что мы осматривали после и ещё в нескольких последующих. Поначалу мы ещё с надеждой посматривали на таблички, но после махнули на это дело рукой.
Таким образом, к шести часам вечера, нам удалось оглядеть пять секций. В последней, наконец, нам предстали хоть какие-то атрибуты древнеегипетского царства, такие как саркофаг и Розеттский камень. К тому моменту мы все были усталыми, зверски голодными и злыми.
Радовало лишь одно, по крайней мере, меня, что за целый день, нам никто не попался. Не было ни посетителей, ни охраны, никого. Можно было вынести хоть весь музей. Другое дело если бы нам это было нужно, а нам нужна была всего одна вещь, а её как раз найти было, казалось, невозможно.
Я в изнеможении опустилась на какой-то горизонтально лежащий обелиск.
Виктор с яростью накинулся на саркофаг, и казалось, был готов растерзать его на части, невзирая на всю его древность, так словно покоящаяся в нём мумия в своё время посмела нанести ему личное оскорбление. Он грубо и бесцеремонно выкинул её из него, со всех сторон оглядел дно и стенки и неожиданно залез внутрь, взял и улёгся. Притом ещё сложил руки, таким образом, будто вознамерился заменить несчастного фараона собственной персоной.
- Ты, что с ума сошёл? – воскликнула Ильма. – Вылезай оттуда немедленно!
- А зачем? – спросил Виктор равнодушным и бесцветным голосом. – Мне и тут не плохо. В конце концов, чем я хуже какого-то обмотанного бинтами чучела!
И закрыл глаза. Ильма сердито махнула на него рукой и вопросила, обращаясь к нам:
- Ну и какие будут идеи?
- Бросим всё и вернёмся обратно на свалку. – буркнул Юджин.
- Сходим что-нибудь перекусим, а там видно будет. – сказал Алекс.
- Продолжим поиски. – спокойно произнесла я. Все, даже Виктор из своего гроба, исключая разве что Фредегара и Баргестра, поглядели на меня таким образом, что я решила, что всё – вот он мой конец. И не от рук, каких бы то ни было потусторонних сил, а от моих собственных друзей.
Немое и напряжённое молчание длилось с минуту. Фредерик первым нарушил его:
- Знаешь, Элизабет, ты это уж слишком. – заявил он. – С меня достаточно целого дня. Я лично ухожу.
- Я тоже. – поддержала его Ильма. Я наградила её таким взглядом, каким, наверное, Юлий Цезарь сопровождал своё легендарное изречение: «И ты, Брут…»
Юджин, ни слова не говоря, присоединился к ним. Даже Виктор восстал из саркофага, вернув на место мумию.
Вся эта компания, не сговариваясь, повернула к выходу. Со мною остались лишь Фредди, Алекс и Баргестр.
- Элизабет! – сказал мне кузен, как ни странно каким-то ласковым голосом. – Упокоив себя здесь, ты ничего не найдёшь.
- Действительно. – поддержал его Фредди. Баргестр с чувством гавкнул.
Я молчала, пристально изучая какой-то барельеф, стоявший по соседству с тем местом, где сидела. То, что я увидела там, буквально лишило меня слов.
Какие-то человечки, стоя на коленах и воздев долу длани, встречали или возносили хвалу разверзшемуся небу. В нём виднелся круг, в центре которого был треугольник с глазом и четыре линии шли от треугольника. Понизу шли клинописные значки.
- Смотрите! – наконец, сумела выговорить я.
Алекс и Фредди кинулись ко мне. Кузен присвистнул, а Фредегар лишь пожал плечами. Он не понимал, чего такого я рассмотрела именно здесь.
- Если, где и находится устройство, - тихо сказала я, - то не в Древнем Египте, а в Древней Месопотамии.
Рейтинг: +1 174 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!