ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 12

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 12

15 ноября 2013 - Даннаис дде Даненн
Глава Двенадцатая
Британский музей Революционной славы

В окружавшей нас тишине, раздался шум мотора. Скоро показался небольшой автомобиль с открытым верхом, похожий на суетливого жука.
Купер поравнялся с нами и остановился, не заглушая двигателя.
- Может, составите мне компанию? – обратился он ко мне. – А то у вас в автомобиле тесновато.
Я решила, что не стоит отказываться и понапрасну раздражать своего нового знакомого. Молча, кивнула. Купер открыл мне дверь, и я села на переднее сидение.
- Если не возражаете, - неожиданно крикнул Алекс, - я присоединюсь к вам.
- И я тоже. – сказал Фредди, который судя по всему успел привыкнуть ко мне за то короткое время, что мы были с ним знакомы.
Баргестр вообще считал своё присутствие подле меня самим собою разумеющимся, потому, как говорится, ни слова не говоря, запрыгнул на заднее сидение. Фредегар и Алекс последовали его примеру.
Юджин, смерив меня красноречивым взглядом, переместился на переднее сидение близ Виктора. Ильма же с Фредериком смогли, наконец, расположиться по-человечески.
Купер медленно двинулся вперёд, за ним поехал Виктор. Ехали мы так минут двадцать. Несколько раз сворачивали. На всём пути нам попалось всего несколько похожих на сомнамбул горожан, которые при виде сразу двух едущих друг за другом автомобилей, нервно вздрагивали и старались быстренько скрыться, где-нибудь в укромном местечке
Если бы не Купер, мы, безусловно, пропали бы в этом переплетении похожих одна на другую улиц и дорог, среди сплошняком стоящих бетонных домов, редких забетонированных площадок и ещё более редких неизвестно как уцелевших старых, полуразвалившихся и обшарпанных домиков.
Автомобиль Купера ещё несколько раз свернул и остановился близ очередного сквера. Виктор поставил свой рядом.
- Вот и приехали. – радостно сообщил «гимназист в отставке». – Отсюда до музея пять минут ходьбы.
Мы выбрались наружу. Виктор долго не мог решить, что ему делать с ключами от зажигания. Сначала он их забыл вообще вытащить. Затем вспомнив, стукнул себя по лбу и вернулся назад, засунул их под коврик. Отошёл и снова вернулся, достал обратно и в нерешительности встал, глядя то на них, то на автомобиль. Юджин не выдержав, отобрал у него ключи и сунул их в карман.
- А ничего плохого не будет, если мы оставим автомобиль со всеми так сказать вещами посреди улицы? – робко поинтересовался Виктор.
- Да, конечно ничего не будет. – сказал Купер. – Пролетарии к нему даже подойти побояться, а люди нашего круга почтительно относятся к собственности.
Виктор вздохнул облегчённо и всё же обвёл автомобиль печальным взглядом. А Купер внезапно пригляделся к тому. На его лице появилось странное выражение. Внутри у меня всё так и ёкнуло – признал чужую собственность. Теперь нам точно не выкрутиться и не избежать лагерей.
- А это авто, - начал Купер, - оно разве не принадлежит Стивену Паркеру?
Моё сердце, буквально упало в пятки. Я ощутила на себе напуганные взгляды друзей, но, тем не менее, попробовала взять себя в руки и что-нибудь наспех сообразить. Отрицать не имело смысла. Нужно было что-то сочинить.
- Стивену Паркеру? – как можно более беззаботно переспросила я. – Безусловно. Это его автомобиль. Но я приехала издалека, и так было мило с его стороны одолжить мне его.
- Действительно. – согласился новый знакомец. И я увидела, что он успокоился. Видно поверил. – Значит у нас с вами общие знакомые! Что ж передайте ему привет от меня и, чтобы он не очень перетруждался.
Я немного удивилась такому странному пожеланию, но поскольку только что пережила сильное потрясение, решила довольствоваться тем, что всё обошлось.
- Обязательно передам это Стиву. – заверила я его. Едва он услышал имя «Стив», так буквально вскипел от ярости. Его лицо побагровело, и без того узкие губы, сжались, а глаза сузились до щёлочек. Длилось это с мгновение, затем Купер взял себя в руки и даже чему-то улыбнулся.
- Что ж, - сказал он, поворачиваясь ко мне и предлагая мне руку, - не позволите ли мне сопроводить вас в музей?
Мне не оставалось ничего делать, как принять его предложение с любезной улыбкой. Мы двинулись прямо по дороге, ибо тротуаров здесь не было, вероятно из-за редкости автомобилей. Вообще как я успела заметить, пока мы ездили по Лондону, в нём не ходили даже автобусы. Кое-где мне бросились в глаза трамвайные рельсы и провода троллейбуса, а также вход в подземку.
Это обстоятельство, честно говоря, единственное, что мне пришлось по душе из всего того, что мне довелось видеть за время пребывания в Советской Британии. Благодаря этому улицы Лондона не были наводнены автомобилями и уж, по крайней мере, кроме асфальтово-бетонного и покрасочно-мазутного смрада больше никакие посторонние запахи не донимали. А что бы было, если бы ко всему эту присоединилась ещё и бензиновое зловоние?! Итак, в этом городе стояла продымлённая и непродуваемая духота!
Я тогда понятия не имела о том применении нефти, что придумали местные коммунисты. Как выяснилось мною случайно после, они использовали её для приготовления продуктов питания и средств первой необходимости (а иные народу иметь не дозволялось, ибо считалось атрибутом частной собственности), таких как: одежда, мебель, посуда, инструменты и мыло. И лишь, поэтому они почти не использовали бензин, а вовсе не из-за каких-то иных соображений.
Идти пришлось недолго, действительно минут пять. Мне пришлось весь путь проделать под руку с «гимназистом в отставке», и хорошо ещё, что подле меня шёл Баргестр, который, когда забегал вперёд, изредка оглядывался на того и скалил зубы в не слишком дружелюбной манере.
Позади шли Фредди с Алексом, за ними Ильма и Фредерик, а замыкали всю процессию Виктор с Юджином. Последний выглядел сердитым и раздражённым.
За всю нашу дорогу нам не встретилось и двух прохожих. Но зато в одном повороте от музея, стоял какой-то подозрительный субъект. Чем-то он походил на моего спутника. Стоял, словно следил за кем-то или ждал кого-то. Прямо как Купер.
Увидев приближающуюся к нему группу, он хотел было юркнуть за угол, но «гимназист в отставке» окликнул его:
- О! Хелло Пит!
Застигнутый врасплох, пригляделся повнимательнее и пошёл на встречу. Это оказался юркий и не слишком высокий человечек с острой мордочкой.
Купер обменялся с ним рукопожатием, а я получила свободу.
- Познакомьтесь, - обратился ко мне Купер, - это Питер Браун.
Браун протянул мне руку. Пришлось мне пожимать её.
- Элизабет. – представилась я. Услышав моё имя и бросив взгляд на Баргестра, который стоял в сторонке и рычал, тот вздрогнул и переглянулся с Купером.
- Что ж, - медленно проговорил Браун, потирая руки, - рад знакомству с вами, мисс Элизабет. Осматриваете достопримечательности?
- Мисс Элизабет желает осмотреть музей. – ответил ему за меня Купер. Оба они снова переглянулись. В глазах Брауна мелькнул испуг и застыл немой вопрос.
- Погода неплохая. – вдруг сказал Купер и при этих словах я увидела, что Браун успокоился и даже повеселел.
- Действительно чудесная погода! – подхватил он радостно. – Что ж отведите очаровательную мисс в музей. К сожалению, она выбрала слишком позднее время для осмотра экспонатов, ну что ж поделать, если в другое время она не могла.
Он распрощался с Купером и скрылся. У меня же возникла смутная догадка, что здесь не всё чисто и явно идёт какая-то своего рода игра. А я каким-то образом коснулась неё.
Мы двинулись дальше.
- Что хотел сказать ваш приятель словами «слишком позднее время для осмотра экспонатов»? – осторожно поинтересовалась я.
- Как, - изумился мой спутник, - разве вы не знаете?
Я замешкала, не зная, что ответить и даже пожалела о таком неосмотрительном вопросе. Но к моему счастью, Купер снова повторил в четвёртый раз свою коронную фразу:
- Конечно, конечно, я всё понимаю! Тогда позвольте объяснить вам. Многие экспонаты находятся в стадии транспортировки. Многие уже переправлены в усыпальницу Вождя, согласно Его приказанию. Так что если вы хотите насладиться в полной мере всем этим старьём, то есть пардон, я хотел сказать – древностью, вам стоит посетить Пирамиду.
- Ясно. – кивнула я. – Думаю пока мне будет достаточно того, что ещё осталось в музее.
- Но если вы всё же захотите осмотреть Пирамиду, я к вашим услугам. – учтиво проговорил он. Я в ответ столь же учтиво поблагодарила его. А сама погрузилась в думы.
Для чего Ленину потребовалось перевозить музейные экспонаты в эту, как выразился этот облезлый тип – усыпальницу или Пирамиду. Да и то, что он так называет, безусловно, то самое сооружение, что неустанно виднеется, где бы ни пришлось оказаться, усыпальницей или Пирамидой – звучит странно. Невольно напрашивались картинки из жизни Древнего Египта. Фараоны, пирамиды… вещи, ценности, пища и питьё, и даже любимые животные, рабы и жёны, которых погребали вместе с забальзамированным телом умершего фараона…
Но всё это конечно было вздором. Какое это могло иметь отношение к Ленину?..
Потому я прервала поток этих мыслей, тем более что внезапно подверглась новому потрясению. Мы наконец, достигли цели своего путешествия. Пред нами предстал Британский музей Революционной славы, как это следовало из огромной медной вывески:
«British Museum of Revolution Glory»
Но какого вида было сие здание! Уж не знаю, что я ожидала увидеть, после краткого, но весьма красноречивого знакомства с обликом Советского Лондона.
Перед нами простёрлась широкая, выложенная плитами площадь. Посреди неё стоял огромный высотой примерно в 50 м и шириною около 150 м прямоугольный радиатор парового отопления, ибо назвать его домом как-то язык не поворачивался. Даже его наружные стены, состоявшие, из облицованных каким-то серым камнем, пилонов, чередовавшихся со стеклянными витражами, наталкивали на мысль о рёбрах в радиаторе.
- Вот мы и пришли! – радостно сообщил Купер и жестом пригласил меня следовать дальше.
Миновав, почти лишённое какой бы то ни было мебели, а так же охраны, фойе, мы оказались в зале с множеством идущих вверх и вниз лестниц. Ничто не воспрепятствовало Баргестру пойти с нами, а то я уже заранее мучилась насчёт того, как оставлю его одного. Но собаки, как и вообще любые домашние, и я думаю, даже дикие животные, в этой стране были такой редкостью, что никому запретить их не могло придти в голову.
Поскольку стены этого здания по большой части состояли из окон, внутренности музея нагоняли уныние своей бестолковой пустотой и огромностью. И даже какие-то крупные ящики, стоящие один на другом не нарушали этого впечатления. Судя по всему, это были подготовленные к транспортировке экспонаты.
Окна же снаружи походили на зеркала, в то время как внутри были обычными. Это, по всей видимости, препятствовало порче экспонатов от лучей солнца и не позволяло взглядам любознательных видеть, что твориться в музее.
- Что бы вы хотели осмотреть первым делом? – спросил Купер у меня.
Я немного оробела при виде этой угрюмой громады и даже на миг забыла вообще, зачем мы здесь оказались. Потому неопределённо пожала плечами. Но тут же спохватилась, вспомнив об устройстве. Вот только как было намекнуть на него, не привлекая внимания? Потому что если оно после пропадёт, этот тип быстро догадается, чьих это рук дело. А, кроме того, я вдруг перепугалась, что если его уже транспортировали в Пирамиду?!
- А, что, - внезапно вмешался в разговор Алекс, - этот музей не охраняется? В него так легко войти и выйти?
- Действительно! – поддержала его Ильма.
- Безусловно, - пожал плечами Купер, - легко. А, что может случиться со всем этим барахлом… то есть я хотел сказать старьём… ну в общем, с содержимым! Никому всё это не нужно! А, что касается охраны… она, конечно вроде как есть.
- В каком это смысле «вроде как есть»? – переспросила я.
Внезапно Купер смутился. Он даже покраснел и перепугался моего вопроса.
- Конечно же у нас есть охрана, особенно ночью. Дежурят посменно. С восьми часов вечера до восьми утра. Всего три смены, которые меняются через четыре часа. В обязанности каждой смены входит обходить весь музей каждый час. Но вы поймите, - добавил он, обращаясь ко мне самым заискивающим образом, - в наше время всё это лишь формальности. И так как они выполняются – этого вполне достаточно. А кроме того в одной из смен есть несколько радетелей и они с точностью выполняют предписания. Так что всё в порядке.
- Послушайте, Джон, - сказала я, - а вы собственно какую должность занимаете?
Мой вопрос вверг его в ещё большее замешательство. Но я уже заранее догадывалась, какой будет ответ и какова будет его реакция, потому собственно и решилась на подобное.
- Эээ… - нервно протянул он, - я генеральный секретарь Музея.
- Понятно. – вздохнула я. – Где у вас тут план музея?
Купер несказанно обрадовался возможности не только сменить столь неприятную для него тему, но и по возможности попросту сбежать от меня. Он подвёл нас к информационному стенду, где вовсю ширину его виднелся красочный и подробный план. После этого он поспешно простился со всеми нами и был таков. Мы же, проводив его не слишком доброжелательными взглядами и мысленными пожеланиями, вздохнули с облегчением.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0169575

от 15 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0169575 выдан для произведения:
Глава Двенадцатая
Британский музей Революционной славы

В окружавшей нас тишине, раздался шум мотора. Скоро показался небольшой автомобиль с открытым верхом, похожий на суетливого жука.
Купер поравнялся с нами и остановился, не заглушая двигателя.
- Может, составите мне компанию? – обратился он ко мне. – А то у вас в автомобиле тесновато.
Я решила, что не стоит отказываться и понапрасну раздражать своего нового знакомого. Молча, кивнула. Купер открыл мне дверь, и я села на переднее сидение.
- Если не возражаете, - неожиданно крикнул Алекс, - я присоединюсь к вам.
- И я тоже. – сказал Фредди, который судя по всему успел привыкнуть ко мне за то короткое время, что мы были с ним знакомы.
Баргестр вообще считал своё присутствие подле меня самим собою разумеющимся, потому, как говорится, ни слова не говоря, запрыгнул на заднее сидение. Фредегар и Алекс последовали его примеру.
Юджин, смерив меня красноречивым взглядом, переместился на переднее сидение близ Виктора. Ильма же с Фредериком смогли, наконец, расположиться по-человечески.
Купер медленно двинулся вперёд, за ним поехал Виктор. Ехали мы так минут двадцать. Несколько раз сворачивали. На всём пути нам попалось всего несколько похожих на сомнамбул горожан, которые при виде сразу двух едущих друг за другом автомобилей, нервно вздрагивали и старались быстренько скрыться, где-нибудь в укромном местечке
Если бы не Купер, мы, безусловно, пропали бы в этом переплетении похожих одна на другую улиц и дорог, среди сплошняком стоящих бетонных домов, редких забетонированных площадок и ещё более редких неизвестно как уцелевших старых, полуразвалившихся и обшарпанных домиков.
Автомобиль Купера ещё несколько раз свернул и остановился близ очередного сквера. Виктор поставил свой рядом.
- Вот и приехали. – радостно сообщил «гимназист в отставке». – Отсюда до музея пять минут ходьбы.
Мы выбрались наружу. Виктор долго не мог решить, что ему делать с ключами от зажигания. Сначала он их забыл вообще вытащить. Затем вспомнив, стукнул себя по лбу и вернулся назад, засунул их под коврик. Отошёл и снова вернулся, достал обратно и в нерешительности встал, глядя то на них, то на автомобиль. Юджин не выдержав, отобрал у него ключи и сунул их в карман.
- А ничего плохого не будет, если мы оставим автомобиль со всеми так сказать вещами посреди улицы? – робко поинтересовался Виктор.
- Да, конечно ничего не будет. – сказал Купер. – Пролетарии к нему даже подойти побояться, а люди нашего круга почтительно относятся к собственности.
Виктор вздохнул облегчённо и всё же обвёл автомобиль печальным взглядом. А Купер внезапно пригляделся к тому. На его лице появилось странное выражение. Внутри у меня всё так и ёкнуло – признал чужую собственность. Теперь нам точно не выкрутиться и не избежать лагерей.
- А это авто, - начал Купер, - оно разве не принадлежит Стивену Паркеру?
Моё сердце, буквально упало в пятки. Я ощутила на себе напуганные взгляды друзей, но, тем не менее, попробовала взять себя в руки и что-нибудь наспех сообразить. Отрицать не имело смысла. Нужно было что-то сочинить.
- Стивену Паркеру? – как можно более беззаботно переспросила я. – Безусловно. Это его автомобиль. Но я приехала издалека, и так было мило с его стороны одолжить мне его.
- Действительно. – согласился новый знакомец. И я увидела, что он успокоился. Видно поверил. – Значит у нас с вами общие знакомые! Что ж передайте ему привет от меня и, чтобы он не очень перетруждался.
Я немного удивилась такому странному пожеланию, но поскольку только что пережила сильное потрясение, решила довольствоваться тем, что всё обошлось.
- Обязательно передам это Стиву. – заверила я его. Едва он услышал имя «Стив», так буквально вскипел от ярости. Его лицо побагровело, и без того узкие губы, сжались, а глаза сузились до щёлочек. Длилось это с мгновение, затем Купер взял себя в руки и даже чему-то улыбнулся.
- Что ж, - сказал он, поворачиваясь ко мне и предлагая мне руку, - не позволите ли мне сопроводить вас в музей?
Мне не оставалось ничего делать, как принять его предложение с любезной улыбкой. Мы двинулись прямо по дороге, ибо тротуаров здесь не было, вероятно из-за редкости автомобилей. Вообще как я успела заметить, пока мы ездили по Лондону, в нём не ходили даже автобусы. Кое-где мне бросились в глаза трамвайные рельсы и провода троллейбуса, а также вход в подземку.
Это обстоятельство, честно говоря, единственное, что мне пришлось по душе из всего того, что мне довелось видеть за время пребывания в Советской Британии. Благодаря этому улицы Лондона не были наводнены автомобилями и уж, по крайней мере, кроме асфальтово-бетонного и покрасочно-мазутного смрада больше никакие посторонние запахи не донимали. А что бы было, если бы ко всему эту присоединилась ещё и бензиновое зловоние?! Итак, в этом городе стояла продымлённая и непродуваемая духота!
Я тогда понятия не имела о том применении нефти, что придумали местные коммунисты. Как выяснилось мною случайно после, они использовали её для приготовления продуктов питания и средств первой необходимости (а иные народу иметь не дозволялось, ибо считалось атрибутом частной собственности), таких как: одежда, мебель, посуда, инструменты и мыло. И лишь, поэтому они почти не использовали бензин, а вовсе не из-за каких-то иных соображений.
Идти пришлось недолго, действительно минут пять. Мне пришлось весь путь проделать под руку с «гимназистом в отставке», и хорошо ещё, что подле меня шёл Баргестр, который, когда забегал вперёд, изредка оглядывался на того и скалил зубы в не слишком дружелюбной манере.
Позади шли Фредди с Алексом, за ними Ильма и Фредерик, а замыкали всю процессию Виктор с Юджином. Последний выглядел сердитым и раздражённым.
За всю нашу дорогу нам не встретилось и двух прохожих. Но зато в одном повороте от музея, стоял какой-то подозрительный субъект. Чем-то он походил на моего спутника. Стоял, словно следил за кем-то или ждал кого-то. Прямо как Купер.
Увидев приближающуюся к нему группу, он хотел было юркнуть за угол, но «гимназист в отставке» окликнул его:
- О! Хелло Пит!
Застигнутый врасплох, пригляделся повнимательнее и пошёл на встречу. Это оказался юркий и не слишком высокий человечек с острой мордочкой.
Купер обменялся с ним рукопожатием, а я получила свободу.
- Познакомьтесь, - обратился ко мне Купер, - это Питер Браун.
Браун протянул мне руку. Пришлось мне пожимать её.
- Элизабет. – представилась я. Услышав моё имя и бросив взгляд на Баргестра, который стоял в сторонке и рычал, тот вздрогнул и переглянулся с Купером.
- Что ж, - медленно проговорил Браун, потирая руки, - рад знакомству с вами, мисс Элизабет. Осматриваете достопримечательности?
- Мисс Элизабет желает осмотреть музей. – ответил ему за меня Купер. Оба они снова переглянулись. В глазах Брауна мелькнул испуг и застыл немой вопрос.
- Погода неплохая. – вдруг сказал Купер и при этих словах я увидела, что Браун успокоился и даже повеселел.
- Действительно чудесная погода! – подхватил он радостно. – Что ж отведите очаровательную мисс в музей. К сожалению, она выбрала слишком позднее время для осмотра экспонатов, ну что ж поделать, если в другое время она не могла.
Он распрощался с Купером и скрылся. У меня же возникла смутная догадка, что здесь не всё чисто и явно идёт какая-то своего рода игра. А я каким-то образом коснулась неё.
Мы двинулись дальше.
- Что хотел сказать ваш приятель словами «слишком позднее время для осмотра экспонатов»? – осторожно поинтересовалась я.
- Как, - изумился мой спутник, - разве вы не знаете?
Я замешкала, не зная, что ответить и даже пожалела о таком неосмотрительном вопросе. Но к моему счастью, Купер снова повторил в четвёртый раз свою коронную фразу:
- Конечно, конечно, я всё понимаю! Тогда позвольте объяснить вам. Многие экспонаты находятся в стадии транспортировки. Многие уже переправлены в усыпальницу Вождя, согласно Его приказанию. Так что если вы хотите насладиться в полной мере всем этим старьём, то есть пардон, я хотел сказать – древностью, вам стоит посетить Пирамиду.
- Ясно. – кивнула я. – Думаю пока мне будет достаточно того, что ещё осталось в музее.
- Но если вы всё же захотите осмотреть Пирамиду, я к вашим услугам. – учтиво проговорил он. Я в ответ столь же учтиво поблагодарила его. А сама погрузилась в думы.
Для чего Ленину потребовалось перевозить музейные экспонаты в эту, как выразился этот облезлый тип – усыпальницу или Пирамиду. Да и то, что он так называет, безусловно, то самое сооружение, что неустанно виднеется, где бы ни пришлось оказаться, усыпальницей или Пирамидой – звучит странно. Невольно напрашивались картинки из жизни Древнего Египта. Фараоны, пирамиды… вещи, ценности, пища и питьё, и даже любимые животные, рабы и жёны, которых погребали вместе с забальзамированным телом умершего фараона…
Но всё это конечно было вздором. Какое это могло иметь отношение к Ленину?..
Потому я прервала поток этих мыслей, тем более что внезапно подверглась новому потрясению. Мы наконец, достигли цели своего путешествия. Пред нами предстал Британский музей Революционной славы, как это следовало из огромной медной вывески:
«British Museum of Revolution Glory»
Но какого вида было сие здание! Уж не знаю, что я ожидала увидеть, после краткого, но весьма красноречивого знакомства с обликом Советского Лондона.
Перед нами простёрлась широкая, выложенная плитами площадь. Посреди неё стоял огромный высотой примерно в 50 м и шириною около 150 м прямоугольный радиатор парового отопления, ибо назвать его домом как-то язык не поворачивался. Даже его наружные стены, состоявшие, из облицованных каким-то серым камнем, пилонов, чередовавшихся со стеклянными витражами, наталкивали на мысль о рёбрах в радиаторе.
- Вот мы и пришли! – радостно сообщил Купер и жестом пригласил меня следовать дальше.
Миновав, почти лишённое какой бы то ни было мебели, а так же охраны, фойе, мы оказались в зале с множеством идущих вверх и вниз лестниц. Ничто не воспрепятствовало Баргестру пойти с нами, а то я уже заранее мучилась насчёт того, как оставлю его одного. Но собаки, как и вообще любые домашние, и я думаю, даже дикие животные, в этой стране были такой редкостью, что никому запретить их не могло придти в голову.
Поскольку стены этого здания по большой части состояли из окон, внутренности музея нагоняли уныние своей бестолковой пустотой и огромностью. И даже какие-то крупные ящики, стоящие один на другом не нарушали этого впечатления. Судя по всему, это были подготовленные к транспортировке экспонаты.
Окна же снаружи походили на зеркала, в то время как внутри были обычными. Это, по всей видимости, препятствовало порче экспонатов от лучей солнца и не позволяло взглядам любознательных видеть, что твориться в музее.
- Что бы вы хотели осмотреть первым делом? – спросил Купер у меня.
Я немного оробела при виде этой угрюмой громады и даже на миг забыла вообще, зачем мы здесь оказались. Потому неопределённо пожала плечами. Но тут же спохватилась, вспомнив об устройстве. Вот только как было намекнуть на него, не привлекая внимания? Потому что если оно после пропадёт, этот тип быстро догадается, чьих это рук дело. А, кроме того, я вдруг перепугалась, что если его уже транспортировали в Пирамиду?!
- А, что, - внезапно вмешался в разговор Алекс, - этот музей не охраняется? В него так легко войти и выйти?
- Действительно! – поддержала его Ильма.
- Безусловно, - пожал плечами Купер, - легко. А, что может случиться со всем этим барахлом… то есть я хотел сказать старьём… ну в общем, с содержимым! Никому всё это не нужно! А, что касается охраны… она, конечно вроде как есть.
- В каком это смысле «вроде как есть»? – переспросила я.
Внезапно Купер смутился. Он даже покраснел и перепугался моего вопроса.
- Конечно же у нас есть охрана, особенно ночью. Дежурят посменно. С восьми часов вечера до восьми утра. Всего три смены, которые меняются через четыре часа. В обязанности каждой смены входит обходить весь музей каждый час. Но вы поймите, - добавил он, обращаясь ко мне самым заискивающим образом, - в наше время всё это лишь формальности. И так как они выполняются – этого вполне достаточно. А кроме того в одной из смен есть несколько радетелей и они с точностью выполняют предписания. Так что всё в порядке.
- Послушайте, Джон, - сказала я, - а вы собственно какую должность занимаете?
Мой вопрос вверг его в ещё большее замешательство. Но я уже заранее догадывалась, какой будет ответ и какова будет его реакция, потому собственно и решилась на подобное.
- Эээ… - нервно протянул он, - я генеральный секретарь Музея.
- Понятно. – вздохнула я. – Где у вас тут план музея?
Купер несказанно обрадовался возможности не только сменить столь неприятную для него тему, но и по возможности попросту сбежать от меня. Он подвёл нас к информационному стенду, где вовсю ширину его виднелся красочный и подробный план. После этого он поспешно простился со всеми нами и был таков. Мы же, проводив его не слишком доброжелательными взглядами и мысленными пожеланиями, вздохнули с облегчением.
Рейтинг: +1 153 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!