ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 11

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 11

15 ноября 2013 - Даннаис дде Даненн
Глава Одиннадцатая
Увидеть Лондон и умереть!

Автомобиль давно остановился, а мы сидели в нём замершие и как громом поражённые. Долгое время ни один из нас был не в силах что-либо выговорить или хотя бы пошевелиться.
- Бог мой! – пролепетал Виктор. – Что это, скажите мне ради всего святого! Или может у меня галлюцинации?
- К несчастью нет. – с трудом выговорил Юджин. – Такого даже в кошмарах не увидишь…
Фредегар всё это время молчавший и явно не понимающий в чём дело и почему остановили автомобиль, наконец, сообразил, о чём идёт речь.
- А это! – махнул он рукою. – Так это здесь уже давно стоит…
- Монументальное сооружение. – заметила я. – Вот чего нас лишили, думаю окончательно и бесповоротно, в той реальности откуда мы пришли…
- Почему? – полюбопытствовал Фредди.
- Война помешала. – сказала Ильма. – Пришлось им разбирать то, что уже построили.
- А, кроме того, - заметила я, - у нас начали позже эти грандиозные строительства. Всего лишь в тридцатые годы сего столетия.
Неожиданно Алекс сердито набросился на Виктора:
- В конце концов, какого чёрта мы стоим?! Чего такого ты там увидел?! Мы вроде собирались грабить музей!
- Тихо ты! – накинулся на него мой брат. – Что ты орёшь об этом? Хочешь, чтобы нас услышали?
Но тем менее повёл автомобиль дальше. В скором времени он въехал в столицу. Унылый урбанистический пейзаж предстал нашему взору. Серые девяти и двадцатиэтажные дома, похожие на коробки, собранные из бетонных блоков, вставали по обеим сторонам улиц. Такой же серый и грязный асфальт. Какие-то кривые заборы, раскрашенные в неприятные цвета. В нескольких местах были вырыты траншеи, в которых виднелись ржавые трубы. Цветы, как таковые отсутствовали. Кое-где правда виднелась чахлая и пожухлая травка, насчёт которой у меня возникло подозрение, что её неоднократно выкашивали. Иногда попадались на глаза чёрные пласты торфа, который, по всей видимости, привезли с целью улучшить местную землю. В некоторых местах вместо травы проросли всевозможные сорняки. Пару раз попалась забетонированная площадка со скамейками, по всей вероятности, скверик. Из земли, что осталась не залитой бетоном, торчали тонкие засохшие деревца. Видимо их недавно посадили, так сказать, для озеленения. С четырёх сторон каждое деревце поддерживали внушительных размеров дубины. Явно на подпорку этих сомнительных деревьев ушло по несколько сосен.
Над городом стоял не продуваемый смог и духота, как в бане. Повсюду витали запахи нагретого и раскалённого асфальта, бетона, краски и мазута.
Единственное, что радовало, это то, что на дорогах нам не встретился ни один автомобиль. Редкие прохожие, такие же серые, как и окружающее брели, сонными, давно умершими призраками.. Они смотрели прямо перед собою, но казалось, ничего не видели и не слышали. В общем, зрелище нам предстало не из приятных. И не знаю, как остальных, но меня потянуло на свалку, там было уютнее и веселее. Да и любое кладбище в тот миг, мне представилось более оптимистичным и жизнеутверждающим местом, чем советский Лондон.
Ехал наш автомобиль довольно долго.
- Однако, - прервал молчание Алекс, обращаясь к брату, - ты знаешь, куда ехать-то?
- Нет. – честно признался тот.
- Тогда куда мы едем? – поинтересовался кузен, пренеприятнейшим голосом. Ильма угрожающе закашляла. Судя по всему, назревал скандал. Однако ему не суждено было разразиться.
- Я знаю, где находился Британский музей у вас. – сказал Фредерик спокойно и как бы между прочим.
- В каком смысле «у вас»? – удивился Виктор. – Мы ведь не англичане, ты не забыл?
- Простите. – смутился тот. – У меня в голове всё перепуталось. Ну да, конечно, ваша бабушка Кэролайн, сбежала из Англии в Россию. Я запамятовал. Вы уже не англичане, как впрочем, и я. Я родился в Штатах…
- Короче, янки. – грубо оборвал его Алекс. Он выглядел раздражённым. Было видно, что его негодование с Виктора готово перейти на Фредерика – Знаем мы о твоём американском происхождении.
- В общем, - совсем уже робко проговорил тот, - я хотел сказать «у нас». В общем, я знаю. Нам нужен район Блумсбэри, а там Грейт Рассел Стрит… Виктор остановил автомобиль подле очередного забетонированного скверика, извлёк откуда-то кипу местных карт, и, порывшись в них, протянул одну Фредерику.
- Ищи. – буркнул он. Сам же развалился на сидении с видом эдакого барина, тем не менее, всё еще продолжая держать обе руки на руле и нервно отбивая пальцами дробь.
Фредерик ни слова не говоря, погрузился в изучение карты. Она была огромная и нам, тем, что сидели на заднем сидении (исключая Баргестра, конечно), пришлось ему помогать. Фредди, а за ним и мы, тоже впились взглядом в разноцветные линии и названия. Однако если Фредегар, хоть что-то понимал в них, нам все эти названия ни о чём не говорили.
Прошло несколько минут напряжённого молчания. Наконец, Алекс на переднем сидении не выдержал и спросил:
- Ну?
- Что «ну»? – не отрываясь от карты, переспросил Фредерик.
- Ты нашёл место… ну то, о котором говорил?..
- Быстрый какой. – сказала Ильма сердито.
- Тут дело не в быстроте. – заметил Алекс. – А в том, что в противоположном конце сего уютного местечка стоит некий гражданин и уж очень интересуется нашими персонами.
Все, кроме Фредерика, обратили взоры в указанную сторону. И, правда близ одной из скамеек, выглядывая из-за бетонного столба с фонарём, стоял какой-то тип и во все глаза наблюдал за нами. Больше, однако, никого было не видно.
- Он один. – констатировал Виктор. – А нас семеро, не считая пса. Предлагаю разобраться с ним.
- С ума сошёл! – набросился на него Алекс. – Для чего нам неприятности? Кто его знает, что он за птица! Ещё сошлют в лагеря…
Затем немного подумав и оглянувшись на Баргестра, который сидел со скучающим видом, высунув язык, пробормотал:
- А что насчёт пса… было бы неплохо.
- В каком смысле? – не понял Виктор.
- В самом деле! – добавили остальные. Одна лишь я, поняла его мысль.
- Неплохая идея. – подержала я. Юджин с изумлением воззрился на меня. Но я не обращая внимания, ни на него, ни на других, нагнулась к псу и шепнула ему на ухо:
- Баргестр, у нас небольшие неприятности. Разберись!
Пёс бросил на меня понимающий взгляд, лизнул в нос, и ловко выпрыгнул из автомобиля, с изяществом пумы приземлившись на асфальт. Не успел ни один из нас даже глазом моргнуть, как он буквально в два прыжка преодолел всё немалое расстояние отделявшее автомобиль от фонарного столба и разобрался со стоявшим за ним типом. Как именно – осталось загадкой. И это было неважно, важен был результат. А результат был на лицо: неизвестный взвыл и выскочил из- за своего прикрытия. Баргестр, тем не менее, даже не подумал отставать от того. Он кинулся за типом, норовя схватить его зубами. Тип опрометью кинулся к нашему автомобилю и завопил, отбиваясь от пса:
- Уберите это животное от меня!
Тут его взгляд упал на меня, затем снова на пса, опять на меня и так несколько секунд. Наконец, его лицо исказила кислая, так словно у него болели зубы, улыбка. Он пролепетал обращаясь к Баргестру и делая попытку погладить того по голове:
- Ууу… какой миленький пёсик!..
Однако в ту же минуту ему пришлось её отдёрнуть с криком: «Ай, ай!»
«Миленький пёсик», который возможно и бывал милым в обычное время, теперь таковым быть не пожелал. Потому тяпнул неизвестного за палец. Затем оскалил зубы и из его разинутой пасти вырвался угрожающий рык.
- Уважаемая мисс, - обратился ко мне на смерть перепуганный незнакомец, без конца заикаясь, - не могли бы вы убрать вашу очаровательную собачку!..
Я была удивлена этим обращением. Во-первых, было непонятно, отчего из всей толпы, которая находилась в автомобиле, он избрал именно меня и решил, что я хозяйка «очаровательной собачки», а не кто-то другой. Во-вторых, почему так изменилось его поведение, когда он увидел меня.
Но я рассудила, что если дать Баргестру и дальше разбираться с ним, то мне вряд ли когда-либо удастся выяснить причину. Поэтому я отозвала пса и, выбравшись из автомобиля, ласково потрепала Баргестра по уху. Затем позволила себе оглядеть незнакомца. Им оказался весьма облезлый худощавый и долговязый тип с воровато бегающими глазками. Возраста он был неопределённого. Нечто подобное в былые времена, именовалось гимназистом в отставке и обычно бывало лет так за тридцать.
- Джон Купер. – поспешил отрекомендоваться «гимназист в отставке» и выжидательно замер.
- Элизабет. – коротко представилась я, не желая афишировать собственную фамилию, но на всякий случай готовясь назвать любую другую. Однако к моему изумлению, это не потребовалось. Мой собеседник неожиданно расплылся в улыбке до ушей и сказал:
- Конечно, конечно, я всё понимаю! Рад встрече и знакомству с вами мисс Элизабет! И, конечно же, рад видеть ваших спутников!
При этих словах, он кивнул моим друзьям. Те сидели поражёнными зрителями и пребывали в полном безмолвии. Один лишь Фредерик продолжал самозабвенно изучать карту, так словно оглох.
- Какими судьбами попали вы сюда? – спросил Купер меня.
- Осматриваем достопримечательности. – с улыбкой ответила ему я.
- Да, да, конечно, конечно, я всё понимаю. – снова проговорил он.
- Я не понимаю, - не отрываясь от карты, внезапно вскричал Фредерик, так что мой новоявленный знакомец, аж подпрыгнул на месте от неожиданности, - мы, что находимся между Бронштейн Хайд Парк и Бронштейн Сквер Гарден – это судя по всему бывший Бэлгрэйв Сквер Гарден, немного не доехав до Парк Лайн?! Эти новые названия… - начал, было, он, но получив от Ильмы резкий толчок в бок, запнулся и наконец, соизволил вернуться к действительности. Он поднял глаза и огляделся. Заметив пристально глядящего на него незнакомца, побледнел и закашлял. Поспешно состроил на лице подобие улыбки и пробормотал:
- Необыкновенно очаровательны эти новые названия, не то, что старые!
Купер улыбнулся и сказал:
- У вас прекрасные познания в древней истории, мистер…
- Фредерик. – подсказал он.
- Мистер Фредерик. – договорил Купер. – Я сам-то, смею признаться, не слишком помню, что да как называлось в старорежимном Лондоне. Но, что касается вашего местоположения, то вы правы. Однако вы что-то ищете, могу ли я чем-то помочь вам?
При этих словах он принял услужливую позу и захлопал глазами.
Юджин уже собрался открыть рот, чтобы подобру-поздорову, послать, куда подальше этого настырного типа. Но я во время предугадала его намерения. Я воскликнула, как можно более громко:
- Безусловно, можете, любезный мистер Купер!
- О, - вскричал он, - для вас я просто Джон. Так чем я могу помочь вам?
- Отведите нас в Британский музей Революционной славы. – сказала я.
«Гимназист в отставке» впал в крайнее удивление. Некоторое время он стоял не в силах что-либо выговорить. Затем на его лице отразилась целая гамма чувств. Он словно что-то уяснил для себя и наконец, снова сказал свою любимую фразу уже в третий раз:
- Конечно, конечно, я всё понимаю! Мы уже не так далеко от него. Но пешком всё же далековато и долго… вы позволите, у меня здесь неподалёку автомобиль, я бы мог поехать впереди, а ваши друзья за мною. Как вам такая идея?
Я лишь молча, кивнула. Этот тип мне совсем не нравился. Уж очень подозрителен был он. Кроме того у него был автомобиль, что само по себе делало его отличным, как говорится, от простых смертных. Но отступать уже было поздно, да и не имело смысла. Купер, наградив меня напоследок, странной улыбкой, вернулся обратно к своему фонарному столбу, но прятаться за ним не стал, а прошествовал дальше. В скором времени он скрылся за углом какого-то ветхого, чудом сохранившегося домика.
- Ну и что всё это означает? – полюбопытствовал Виктор.
- Он следил за нами. – заметил Алекс и посмотрев на меня, добавил:
- И мне кажется, что ты произвела на него особенное впечатление.
- Что ты этим хочешь сказать? – спросил Юджин. В его голосе прозвучало раздражение и подозрительность.
- Откуда мне знать! – развёл руками кузен.
- Как вы думаете, - спросил Фредегар, - не стоит ли нам сделать ноги, пока он не вернулся. Да и вообще сдался он вам этот музей!
- Ты ничего не понимаешь, Фредди! – сказала я. – Мы в отчаянии, не знаем, что делать. Мы как тонущие, а это единственная соломинка, за которую можно ухватиться. Ты же сам видел, ну, не видел, но всё равно знаешь, что за нами гоняется нечто ужасное, а мы оказались…
- В «Приюте для вурдалаков». – договорил за меня Алекс мрачно.

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0169574

от 15 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0169574 выдан для произведения:
Глава Одиннадцатая
Увидеть Лондон и умереть!

Автомобиль давно остановился, а мы сидели в нём замершие и как громом поражённые. Долгое время ни один из нас был не в силах что-либо выговорить или хотя бы пошевелиться.
- Бог мой! – пролепетал Виктор. – Что это, скажите мне ради всего святого! Или может у меня галлюцинации?
- К несчастью нет. – с трудом выговорил Юджин. – Такого даже в кошмарах не увидишь…
Фредегар всё это время молчавший и явно не понимающий в чём дело и почему остановили автомобиль, наконец, сообразил, о чём идёт речь.
- А это! – махнул он рукою. – Так это здесь уже давно стоит…
- Монументальное сооружение. – заметила я. – Вот чего нас лишили, думаю окончательно и бесповоротно, в той реальности откуда мы пришли…
- Почему? – полюбопытствовал Фредди.
- Война помешала. – сказала Ильма. – Пришлось им разбирать то, что уже построили.
- А, кроме того, - заметила я, - у нас начали позже эти грандиозные строительства. Всего лишь в тридцатые годы сего столетия.
Неожиданно Алекс сердито набросился на Виктора:
- В конце концов, какого чёрта мы стоим?! Чего такого ты там увидел?! Мы вроде собирались грабить музей!
- Тихо ты! – накинулся на него мой брат. – Что ты орёшь об этом? Хочешь, чтобы нас услышали?
Но тем менее повёл автомобиль дальше. В скором времени он въехал в столицу. Унылый урбанистический пейзаж предстал нашему взору. Серые девяти и двадцатиэтажные дома, похожие на коробки, собранные из бетонных блоков, вставали по обеим сторонам улиц. Такой же серый и грязный асфальт. Какие-то кривые заборы, раскрашенные в неприятные цвета. В нескольких местах были вырыты траншеи, в которых виднелись ржавые трубы. Цветы, как таковые отсутствовали. Кое-где правда виднелась чахлая и пожухлая травка, насчёт которой у меня возникло подозрение, что её неоднократно выкашивали. Иногда попадались на глаза чёрные пласты торфа, который, по всей видимости, привезли с целью улучшить местную землю. В некоторых местах вместо травы проросли всевозможные сорняки. Пару раз попалась забетонированная площадка со скамейками, по всей вероятности, скверик. Из земли, что осталась не залитой бетоном, торчали тонкие засохшие деревца. Видимо их недавно посадили, так сказать, для озеленения. С четырёх сторон каждое деревце поддерживали внушительных размеров дубины. Явно на подпорку этих сомнительных деревьев ушло по несколько сосен.
Над городом стоял не продуваемый смог и духота, как в бане. Повсюду витали запахи нагретого и раскалённого асфальта, бетона, краски и мазута.
Единственное, что радовало, это то, что на дорогах нам не встретился ни один автомобиль. Редкие прохожие, такие же серые, как и окружающее брели, сонными, давно умершими призраками.. Они смотрели прямо перед собою, но казалось, ничего не видели и не слышали. В общем, зрелище нам предстало не из приятных. И не знаю, как остальных, но меня потянуло на свалку, там было уютнее и веселее. Да и любое кладбище в тот миг, мне представилось более оптимистичным и жизнеутверждающим местом, чем советский Лондон.
Ехал наш автомобиль довольно долго.
- Однако, - прервал молчание Алекс, обращаясь к брату, - ты знаешь, куда ехать-то?
- Нет. – честно признался тот.
- Тогда куда мы едем? – поинтересовался кузен, пренеприятнейшим голосом. Ильма угрожающе закашляла. Судя по всему, назревал скандал. Однако ему не суждено было разразиться.
- Я знаю, где находился Британский музей у вас. – сказал Фредерик спокойно и как бы между прочим.
- В каком смысле «у вас»? – удивился Виктор. – Мы ведь не англичане, ты не забыл?
- Простите. – смутился тот. – У меня в голове всё перепуталось. Ну да, конечно, ваша бабушка Кэролайн, сбежала из Англии в Россию. Я запамятовал. Вы уже не англичане, как впрочем, и я. Я родился в Штатах…
- Короче, янки. – грубо оборвал его Алекс. Он выглядел раздражённым. Было видно, что его негодование с Виктора готово перейти на Фредерика – Знаем мы о твоём американском происхождении.
- В общем, - совсем уже робко проговорил тот, - я хотел сказать «у нас». В общем, я знаю. Нам нужен район Блумсбэри, а там Грейт Рассел Стрит… Виктор остановил автомобиль подле очередного забетонированного скверика, извлёк откуда-то кипу местных карт, и, порывшись в них, протянул одну Фредерику.
- Ищи. – буркнул он. Сам же развалился на сидении с видом эдакого барина, тем не менее, всё еще продолжая держать обе руки на руле и нервно отбивая пальцами дробь.
Фредерик ни слова не говоря, погрузился в изучение карты. Она была огромная и нам, тем, что сидели на заднем сидении (исключая Баргестра, конечно), пришлось ему помогать. Фредди, а за ним и мы, тоже впились взглядом в разноцветные линии и названия. Однако если Фредегар, хоть что-то понимал в них, нам все эти названия ни о чём не говорили.
Прошло несколько минут напряжённого молчания. Наконец, Алекс на переднем сидении не выдержал и спросил:
- Ну?
- Что «ну»? – не отрываясь от карты, переспросил Фредерик.
- Ты нашёл место… ну то, о котором говорил?..
- Быстрый какой. – сказала Ильма сердито.
- Тут дело не в быстроте. – заметил Алекс. – А в том, что в противоположном конце сего уютного местечка стоит некий гражданин и уж очень интересуется нашими персонами.
Все, кроме Фредерика, обратили взоры в указанную сторону. И, правда близ одной из скамеек, выглядывая из-за бетонного столба с фонарём, стоял какой-то тип и во все глаза наблюдал за нами. Больше, однако, никого было не видно.
- Он один. – констатировал Виктор. – А нас семеро, не считая пса. Предлагаю разобраться с ним.
- С ума сошёл! – набросился на него Алекс. – Для чего нам неприятности? Кто его знает, что он за птица! Ещё сошлют в лагеря…
Затем немного подумав и оглянувшись на Баргестра, который сидел со скучающим видом, высунув язык, пробормотал:
- А что насчёт пса… было бы неплохо.
- В каком смысле? – не понял Виктор.
- В самом деле! – добавили остальные. Одна лишь я, поняла его мысль.
- Неплохая идея. – подержала я. Юджин с изумлением воззрился на меня. Но я не обращая внимания, ни на него, ни на других, нагнулась к псу и шепнула ему на ухо:
- Баргестр, у нас небольшие неприятности. Разберись!
Пёс бросил на меня понимающий взгляд, лизнул в нос, и ловко выпрыгнул из автомобиля, с изяществом пумы приземлившись на асфальт. Не успел ни один из нас даже глазом моргнуть, как он буквально в два прыжка преодолел всё немалое расстояние отделявшее автомобиль от фонарного столба и разобрался со стоявшим за ним типом. Как именно – осталось загадкой. И это было неважно, важен был результат. А результат был на лицо: неизвестный взвыл и выскочил из- за своего прикрытия. Баргестр, тем не менее, даже не подумал отставать от того. Он кинулся за типом, норовя схватить его зубами. Тип опрометью кинулся к нашему автомобилю и завопил, отбиваясь от пса:
- Уберите это животное от меня!
Тут его взгляд упал на меня, затем снова на пса, опять на меня и так несколько секунд. Наконец, его лицо исказила кислая, так словно у него болели зубы, улыбка. Он пролепетал обращаясь к Баргестру и делая попытку погладить того по голове:
- Ууу… какой миленький пёсик!..
Однако в ту же минуту ему пришлось её отдёрнуть с криком: «Ай, ай!»
«Миленький пёсик», который возможно и бывал милым в обычное время, теперь таковым быть не пожелал. Потому тяпнул неизвестного за палец. Затем оскалил зубы и из его разинутой пасти вырвался угрожающий рык.
- Уважаемая мисс, - обратился ко мне на смерть перепуганный незнакомец, без конца заикаясь, - не могли бы вы убрать вашу очаровательную собачку!..
Я была удивлена этим обращением. Во-первых, было непонятно, отчего из всей толпы, которая находилась в автомобиле, он избрал именно меня и решил, что я хозяйка «очаровательной собачки», а не кто-то другой. Во-вторых, почему так изменилось его поведение, когда он увидел меня.
Но я рассудила, что если дать Баргестру и дальше разбираться с ним, то мне вряд ли когда-либо удастся выяснить причину. Поэтому я отозвала пса и, выбравшись из автомобиля, ласково потрепала Баргестра по уху. Затем позволила себе оглядеть незнакомца. Им оказался весьма облезлый худощавый и долговязый тип с воровато бегающими глазками. Возраста он был неопределённого. Нечто подобное в былые времена, именовалось гимназистом в отставке и обычно бывало лет так за тридцать.
- Джон Купер. – поспешил отрекомендоваться «гимназист в отставке» и выжидательно замер.
- Элизабет. – коротко представилась я, не желая афишировать собственную фамилию, но на всякий случай готовясь назвать любую другую. Однако к моему изумлению, это не потребовалось. Мой собеседник неожиданно расплылся в улыбке до ушей и сказал:
- Конечно, конечно, я всё понимаю! Рад встрече и знакомству с вами мисс Элизабет! И, конечно же, рад видеть ваших спутников!
При этих словах, он кивнул моим друзьям. Те сидели поражёнными зрителями и пребывали в полном безмолвии. Один лишь Фредерик продолжал самозабвенно изучать карту, так словно оглох.
- Какими судьбами попали вы сюда? – спросил Купер меня.
- Осматриваем достопримечательности. – с улыбкой ответила ему я.
- Да, да, конечно, конечно, я всё понимаю. – снова проговорил он.
- Я не понимаю, - не отрываясь от карты, внезапно вскричал Фредерик, так что мой новоявленный знакомец, аж подпрыгнул на месте от неожиданности, - мы, что находимся между Бронштейн Хайд Парк и Бронштейн Сквер Гарден – это судя по всему бывший Бэлгрэйв Сквер Гарден, немного не доехав до Парк Лайн?! Эти новые названия… - начал, было, он, но получив от Ильмы резкий толчок в бок, запнулся и наконец, соизволил вернуться к действительности. Он поднял глаза и огляделся. Заметив пристально глядящего на него незнакомца, побледнел и закашлял. Поспешно состроил на лице подобие улыбки и пробормотал:
- Необыкновенно очаровательны эти новые названия, не то, что старые!
Купер улыбнулся и сказал:
- У вас прекрасные познания в древней истории, мистер…
- Фредерик. – подсказал он.
- Мистер Фредерик. – договорил Купер. – Я сам-то, смею признаться, не слишком помню, что да как называлось в старорежимном Лондоне. Но, что касается вашего местоположения, то вы правы. Однако вы что-то ищете, могу ли я чем-то помочь вам?
При этих словах он принял услужливую позу и захлопал глазами.
Юджин уже собрался открыть рот, чтобы подобру-поздорову, послать, куда подальше этого настырного типа. Но я во время предугадала его намерения. Я воскликнула, как можно более громко:
- Безусловно, можете, любезный мистер Купер!
- О, - вскричал он, - для вас я просто Джон. Так чем я могу помочь вам?
- Отведите нас в Британский музей Революционной славы. – сказала я.
«Гимназист в отставке» впал в крайнее удивление. Некоторое время он стоял не в силах что-либо выговорить. Затем на его лице отразилась целая гамма чувств. Он словно что-то уяснил для себя и наконец, снова сказал свою любимую фразу уже в третий раз:
- Конечно, конечно, я всё понимаю! Мы уже не так далеко от него. Но пешком всё же далековато и долго… вы позволите, у меня здесь неподалёку автомобиль, я бы мог поехать впереди, а ваши друзья за мною. Как вам такая идея?
Я лишь молча, кивнула. Этот тип мне совсем не нравился. Уж очень подозрителен был он. Кроме того у него был автомобиль, что само по себе делало его отличным, как говорится, от простых смертных. Но отступать уже было поздно, да и не имело смысла. Купер, наградив меня напоследок, странной улыбкой, вернулся обратно к своему фонарному столбу, но прятаться за ним не стал, а прошествовал дальше. В скором времени он скрылся за углом какого-то ветхого, чудом сохранившегося домика.
- Ну и что всё это означает? – полюбопытствовал Виктор.
- Он следил за нами. – заметил Алекс и посмотрев на меня, добавил:
- И мне кажется, что ты произвела на него особенное впечатление.
- Что ты этим хочешь сказать? – спросил Юджин. В его голосе прозвучало раздражение и подозрительность.
- Откуда мне знать! – развёл руками кузен.
- Как вы думаете, - спросил Фредегар, - не стоит ли нам сделать ноги, пока он не вернулся. Да и вообще сдался он вам этот музей!
- Ты ничего не понимаешь, Фредди! – сказала я. – Мы в отчаянии, не знаем, что делать. Мы как тонущие, а это единственная соломинка, за которую можно ухватиться. Ты же сам видел, ну, не видел, но всё равно знаешь, что за нами гоняется нечто ужасное, а мы оказались…
- В «Приюте для вурдалаков». – договорил за меня Алекс мрачно.
Рейтинг: +1 132 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 6 апреля 2014 в 23:53 +1
elka Так говорят о Париже.
Даннаис дде Даненн # 10 апреля 2014 в 21:44 0
У каждого свой Париж!!! korzina