ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 10

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 10

30 октября 2013 - Даннаис дде Даненн
Глава Десятая
Почти приехали!

Было решено, что ночью в Лондоне делать нечего. Британский музей вероятно уже закрыт. А без дела шататься по улицам или коротать ночь на скамейке в каком-нибудь парке не стоило. Может быть, здесь и сходили с рук многие выходки молодёжи из привилегированного класса, но уж вряд ли подобные вещи были в её стиле. Не стоило нам мозолить глаза властям и привлекать к себе ненужное внимание.
Потому Виктор свернул с дороги, ведущей в столицу, и завернул на какой-то просёлок. Тот был давным-давно заросшим и заброшенным. Кое-где сквозь густые заросли травы, плохо различимой в сгущающихся сумерках, виднелись остатки асфальта. В былые времена по этой дороге должно быть ездили экипажи и извозчичьи пролётки. Теперь же, как и везде царило запустение.
Немного проехав по этой дороге, Виктор свернул в небольшой лесок. В нём он и остановил автомобиль. Мы, наконец, получили свободу от его тисков. С трудом выбрались на волю, разминая затёкшие ноги.
- Ну и как тебе поездка? – спросила я у Фредди.
- Неплохо. – заметил тот. И вправду, в отличие от нас, он выглядел вполне бодрым и весёлым. Было видно, что путешествие пошло ему лишь на пользу.
- Я вот только хотел кое-что узнать… - проговорил он. – За нами кто-то гнался?
- Но ты же сам видел. – сказала я.
Он отрицательно помотал головою, немного помолчал, задумавшись. Затем произнёс медленно:
- Внезапно стало темно и промозгло. И, как мне показалось, тьма и холод были какими-то кишащими или даже живыми, как бы диковинно это не прозвучало! Словно в них кто-то был! Но больше ничего я не видел, да и то, что заметил, скорее, ощутил, чем разглядел.
- Это и были наши преследователи. – вздохнула я. – Дело в том, что они не люди и никакие бы то ни было живые существа.
- Кто же они? – спросил Фредегар вполголоса.
- В том то и дело, что мы не знаем.
На этом наш разговор прервался.
Кое-как устроились. Разожгли костёр. И усевшись вокруг него, перекусили. За едой Виктор сообщил:
- Бензина на обратный путь не хватит.
- И что же? – воскликнула Ильма, хмуря брови. – Обратно нам придётся идти пешком?!
Виктор развёл руками.
- Так я и знала, что всё это кончится чем-нибудь подобным. – сердито и угрожающе проговорила она.
- Я-то тут причём? – пролепетал Виктор.
- Как причём?! – вскричала Ильма. – А чья это была идея угнать автомобиль?! Моя скажешь? А может Баргестра?!
Баргестр нарочито громко зевнул, и изящно поднявшись, гордо скрылся во мраке. Виктор, посмотрев ему в след каким-то растерянным взором, взглянул на Ильму. А поскольку в её взгляде уже бродили недобрые огоньки, он видно решил сделать ретираду. Резко вскочил на ноги и попятился в темноту. Ильма грозно поднялась со своего места и стала медленно наступать на моего брата. Я решила, что самое время вмешаться. Потому встала между ними.
- Может, заключите перемирие? – предложила я. – А то уже поздно. А нам завтра с самого утра предстоит трудная работа.
- Хорошо, – сказала Ильма, однако по её лицу и интонации было видно, что перемирие она заключать, не намеренна, а лишь собирается отсрочить расправу.
И она, и мой брат вернулись на свои места, стараясь, не глядеть друг на друга.
- В конце концов, - заметила я, - есть же поговорка: птицы божии не сеют и не жнут, а сытыми бывают! До того мы нашли автомобиль. В нём была канистра с бензином. А на обратном пути, возможно, нам опять что-нибудь попадётся.
Ильма одарила Виктора презрительным взглядом и фыркнула:
- Тоже мне – птичка божья!
А тот явно не расслышав её реплики, и решив, что буря миновала, вернулся в свойственное ему в последнее время, язвительное состояние.
- Что-то я не слышал, чтобы птички божьи нуждались в бензине! – саркастически заметил он. Однако после того как Ильма предостерегающе кашлянула, он поспешил замолчать и сделал вид, что ничего не говорил.
В остальном вечер прошёл мирно. Иногда я встречалась глазами с Юджином, но меня отчего-то это не трогало. Я спешила поскорее отвести взгляд.
На ночлег мы устроились рано, но постоянные перебранки Виктора, то с Ильмой, то ещё с кем-то привели к тому, что заснули все лишь далеко за полночь. Виктора постоянно либо что-то не устраивало, либо он о чём-то вспоминал. Сначала он вспомнил о том, что оставил ключ в зажигании. Тогда он его вытащил и засунул под коврик. Тем не менее, это его тоже не устроило. У него возникла навязчивая идея, что кто-нибудь под покровом ночи подберётся к автомобилю и обязательно отыщет ключ. А тогда автомобиля ему больше не видать.
В течение нескольких своих походов до автомобиля и обратно, Виктор неустанно на кого-нибудь налетал и тогда всю округу оглашал их сердитый громкий шёпот. Потому, в конце концов, моего брата отправили спать в автомобиле.
- Заодно будешь его сторожить, – крикнул ему вслед Алекс. – Только смотри, как бы тебя вместе с ним не угнали!
Мне надоело всё это, и я отошла подальше от нашего лагеря. Устроилась рядом с Баргестром, которому явно был не по душе весь этот гам.
Когда солнце ещё только-только начало вставать из-за горизонта, Виктор поднял нас всех, сам того не желая. Оказалось, что всю ночь он провел, положив голову на руль, потому что так по его словам, было бы сложнее всего угнать автомобиль. Окончилось всё это тем, что он случайно во сне, нажал на клаксон. В мгновение ока все оказались на ногах сонные и перепуганные. Когда выяснился источник шума и причина его возникновения, обратно ложится не стали. Наспех позавтракали, быстро собрались и тронулись в путь.
Мы узрели её почти сразу. Ещё накануне вечером, мне почудилось, что я вижу какую-то неясную гору, освещаемую призрачным светом и возвышающеюся над силуэтами многоэтажных домов. Теперь же я поняла, что это мне не показалось. До того, когда я читала об этом в книгах по местной истории, я как-то не рассчитывала узреть, воочию, сей шедевр.
Грозная громада вставала над великим множеством девяти и двадцати этажных коробообразных жилых зданий. Та часть, что была видна с любого места, представляла собою трёхъярусное подобие пирамиды, с элементами деталей греческого храма и вавилонских зиккуратов, увенчанное постаментом с огромной статуей Вождя Пролетариата, стоящего во весь свой исполинский рост с простёртой вперёд дланью…
Остальное можно было додумать самому и уж точно понять, что именно это было, ибо перед моими глазами встала почтовая карточка сорок первого года, именуемая «Дворец Советов. Модель».
Мне вспомнилось, что в тридцатые годы в нашем мире полным ходом шло строительство аналогичного гигантского здания. Работы по его возведению начались в 1931 году, когда был взорван Храм Христа Спасителя. После разбора его руин, стали проводиться подготовительные работы, прежде всего, началось рытье огромного котлована и возведение фундамента. Но всё это было ещё только начало, а основное строительство развернулось лишь к 1937 году. В 1939 году завершили кладку фундамента высотной части, а так же главного входа и стороны, обращенной к Волхонке, и было оно уже высотой до семи этажей. Но осенью 1941 года, когда война дошла и до страны Советов, из подготовленных для монтажа металлических конструкций изготовили противотанковые ежи для обороны Москвы. А ещё через некоторое время, едва поднявшееся от уровня фундамента, здание разобрали совсем. Стальные конструкции Дворца Советов были демонтированы и использованы для каких-то там нужд, то ли для сооружения мостов на железной дороге, то ли ещё для чего. По окончанию же войны и вовсе было уже не до всяких там грандиозных построек; вся страна лежала в руинах.
В общем, в той реальности, откуда мы пришли, отложили свои грандиозные планы до «лучших времён». Здесь же войн не было и ничто не помешало воздвигнуть, сей памятник.
Теперь глядя на это сооружение, эту своего рода пирамиду коммунистических фараонов, я впервые осознала, чего мы лишились…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0166780

от 30 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0166780 выдан для произведения:
Глава Десятая
Почти приехали!

Было решено, что ночью в Лондоне делать нечего. Британский музей вероятно уже закрыт. А без дела шататься по улицам или коротать ночь на скамейке в каком-нибудь парке не стоило. Может быть, здесь и сходили с рук многие выходки молодёжи из привилегированного класса, но уж вряд ли подобные вещи были в её стиле. Не стоило нам мозолить глаза властям и привлекать к себе ненужное внимание.
Потому Виктор свернул с дороги, ведущей в столицу, и завернул на какой-то просёлок. Тот был давным-давно заросшим и заброшенным. Кое-где сквозь густые заросли травы, плохо различимой в сгущающихся сумерках, виднелись остатки асфальта. В былые времена по этой дороге должно быть ездили экипажи и извозчичьи пролётки. Теперь же, как и везде царило запустение.
Немного проехав по этой дороге, Виктор свернул в небольшой лесок. В нём он и остановил автомобиль. Мы, наконец, получили свободу от его тисков. С трудом выбрались на волю, разминая затёкшие ноги.
- Ну и как тебе поездка? – спросила я у Фредди.
- Неплохо. – заметил тот. И вправду, в отличие от нас, он выглядел вполне бодрым и весёлым. Было видно, что путешествие пошло ему лишь на пользу.
- Я вот только хотел кое-что узнать… - проговорил он. – За нами кто-то гнался?
- Но ты же сам видел. – сказала я.
Он отрицательно помотал головою, немного помолчал, задумавшись. Затем произнёс медленно:
- Внезапно стало темно и промозгло. И, как мне показалось, тьма и холод были какими-то кишащими или даже живыми, как бы диковинно это не прозвучало! Словно в них кто-то был! Но больше ничего я не видел, да и то, что заметил, скорее, ощутил, чем разглядел.
- Это и были наши преследователи. – вздохнула я. – Дело в том, что они не люди и никакие бы то ни было живые существа.
- Кто же они? – спросил Фредегар вполголоса.
- В том то и дело, что мы не знаем.
На этом наш разговор прервался.
Кое-как устроились. Разожгли костёр. И усевшись вокруг него, перекусили. За едой Виктор сообщил:
- Бензина на обратный путь не хватит.
- И что же? – воскликнула Ильма, хмуря брови. – Обратно нам придётся идти пешком?!
Виктор развёл руками.
- Так я и знала, что всё это кончится чем-нибудь подобным. – сердито и угрожающе проговорила она.
- Я-то тут причём? – пролепетал Виктор.
- Как причём?! – вскричала Ильма. – А чья это была идея угнать автомобиль?! Моя скажешь? А может Баргестра?!
Баргестр нарочито громко зевнул, и изящно поднявшись, гордо скрылся во мраке. Виктор, посмотрев ему в след каким-то растерянным взором, взглянул на Ильму. А поскольку в её взгляде уже бродили недобрые огоньки, он видно решил сделать ретираду. Резко вскочил на ноги и попятился в темноту. Ильма грозно поднялась со своего места и стала медленно наступать на моего брата. Я решила, что самое время вмешаться. Потому встала между ними.
- Может, заключите перемирие? – предложила я. – А то уже поздно. А нам завтра с самого утра предстоит трудная работа.
- Хорошо, – сказала Ильма, однако по её лицу и интонации было видно, что перемирие она заключать, не намеренна, а лишь собирается отсрочить расправу.
И она, и мой брат вернулись на свои места, стараясь, не глядеть друг на друга.
- В конце концов, - заметила я, - есть же поговорка: птицы божии не сеют и не жнут, а сытыми бывают! До того мы нашли автомобиль. В нём была канистра с бензином. А на обратном пути, возможно, нам опять что-нибудь попадётся.
Ильма одарила Виктора презрительным взглядом и фыркнула:
- Тоже мне – птичка божья!
А тот явно не расслышав её реплики, и решив, что буря миновала, вернулся в свойственное ему в последнее время, язвительное состояние.
- Что-то я не слышал, чтобы птички божьи нуждались в бензине! – саркастически заметил он. Однако после того как Ильма предостерегающе кашлянула, он поспешил замолчать и сделал вид, что ничего не говорил.
В остальном вечер прошёл мирно. Иногда я встречалась глазами с Юджином, но меня отчего-то это не трогало. Я спешила поскорее отвести взгляд.
На ночлег мы устроились рано, но постоянные перебранки Виктора, то с Ильмой, то ещё с кем-то привели к тому, что заснули все лишь далеко за полночь. Виктора постоянно либо что-то не устраивало, либо он о чём-то вспоминал. Сначала он вспомнил о том, что оставил ключ в зажигании. Тогда он его вытащил и засунул под коврик. Тем не менее, это его тоже не устроило. У него возникла навязчивая идея, что кто-нибудь под покровом ночи подберётся к автомобилю и обязательно отыщет ключ. А тогда автомобиля ему больше не видать.
В течение нескольких своих походов до автомобиля и обратно, Виктор неустанно на кого-нибудь налетал и тогда всю округу оглашал их сердитый громкий шёпот. Потому, в конце концов, моего брата отправили спать в автомобиле.
- Заодно будешь его сторожить, – крикнул ему вслед Алекс. – Только смотри, как бы тебя вместе с ним не угнали!
Мне надоело всё это, и я отошла подальше от нашего лагеря. Устроилась рядом с Баргестром, которому явно был не по душе весь этот гам.
Когда солнце ещё только-только начало вставать из-за горизонта, Виктор поднял нас всех, сам того не желая. Оказалось, что всю ночь он провел, положив голову на руль, потому что так по его словам, было бы сложнее всего угнать автомобиль. Окончилось всё это тем, что он случайно во сне, нажал на клаксон. В мгновение ока все оказались на ногах сонные и перепуганные. Когда выяснился источник шума и причина его возникновения, обратно ложится не стали. Наспех позавтракали, быстро собрались и тронулись в путь.
Мы узрели её почти сразу. Ещё накануне вечером, мне почудилось, что я вижу какую-то неясную гору, освещаемую призрачным светом и возвышающеюся над силуэтами многоэтажных домов. Теперь же я поняла, что это мне не показалось. До того, когда я читала об этом в книгах по местной истории, я как-то не рассчитывала узреть, воочию, сей шедевр.
Грозная громада вставала над великим множеством девяти и двадцати этажных коробообразных жилых зданий. Та часть, что была видна с любого места, представляла собою трёхъярусное подобие пирамиды, с элементами деталей греческого храма и вавилонских зиккуратов, увенчанное постаментом с огромной статуей Вождя Пролетариата, стоящего во весь свой исполинский рост с простёртой вперёд дланью…
Остальное можно было додумать самому и уж точно понять, что именно это было, ибо перед моими глазами встала почтовая карточка сорок первого года, именуемая «Дворец Советов. Модель».
Мне вспомнилось, что в тридцатые годы в нашем мире полным ходом шло строительство аналогичного гигантского здания. Работы по его возведению начались в 1931 году, когда был взорван Храм Христа Спасителя. После разбора его руин, стали проводиться подготовительные работы, прежде всего, началось рытье огромного котлована и возведение фундамента. Но всё это было ещё только начало, а основное строительство развернулось лишь к 1937 году. В 1939 году завершили кладку фундамента высотной части, а так же главного входа и стороны, обращенной к Волхонке, и было оно уже высотой до семи этажей. Но осенью 1941 года, когда война дошла и до страны Советов, из подготовленных для монтажа металлических конструкций изготовили противотанковые ежи для обороны Москвы. А ещё через некоторое время, едва поднявшееся от уровня фундамента, здание разобрали совсем. Стальные конструкции Дворца Советов были демонтированы и использованы для каких-то там нужд, то ли для сооружения мостов на железной дороге, то ли ещё для чего. По окончанию же войны и вовсе было уже не до всяких там грандиозных построек; вся страна лежала в руинах.
В общем, в той реальности, откуда мы пришли, отложили свои грандиозные планы до «лучших времён». Здесь же войн не было и ничто не помешало воздвигнуть, сей памятник.
Теперь глядя на это сооружение, эту своего рода пирамиду коммунистических фараонов, я впервые осознала, чего мы лишились…
Рейтинг: +1 157 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!