ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 1

 

Разители Нечистой Силы-4: Потерянные во времени. Волюм 1 Часть 2 Глава 1

6 сентября 2013 - Даннаис дде Даненн

Часть Вторая «Восемь дней из тех девяти, которые потрясли мир».

Глава Первая

Приехали – дальше некуда!

Так вышло, что я задержалась и вошла туда последней, когда уже все мои друзья скрылись в этом круговороте энергии. Дело в том, что мне почудилось, будто профессор что-то закричал, а разверзшаяся передо мною сияющая масса вдруг поблекла на краткий миг и словно бы почти пропала, но после появилась вновь. Тогда я вошла в неё и меня поглотило. Я перестала ощущать что-либо. Я словно сама стала частью этой сияющей массы. Сколько длилось это? Час, неделю, месяцы, годы, а может и вовсе тысячелетия?! Может быть, время вовсе здесь не властвовало, и это длилось бесконечным безвременьем? Было чувство, что моё Ego, единственное, что у меня осталось, летело сквозь все времена и пространства. Странное и пугающее, а в тоже время какое-то удивительное и даже приятное ощущение.

В голове мелькнула робкая мысль, может, надо было настроиться на Камелот? Интересно додумались до этого остальные? Если так, то они уже там, а я неизвестно, где окажусь.

Внезапно, меня ослепила яркая вспышка света. В следующую минуту я с размаху ударилась о землю и провалилась в забытье.

Долго ли я пролежала или нет, не знаю. Очнулась я от того, что какой-то корень сильно давил мне в спину. Поначалу я ничего не могла понять, где я и что делаю. Мелькнуло воспоминание о Каиахога Валли, о фигуре в чёрном плаще и что вероятно, пока мы бежали, я отбилась от своих друзей и, споткнувшись о камень, растянулась на земле и должно быть стукнулась головой и отключилась. Но неожиданно я всё вспомнила и о профессоре, и о Пространственно-Временном Туннеле, и о Лоттеанах, и, наконец, о задании.

Тело ныло, голова шла кругом, но я медленно приподнялась и села. Я лежала на небольшой прогалине. За моей спиною высились деревья, невдалеке виднелись кусты. Неожиданно что-то большое и лохматое кинулось на меня и принялось лизать. Это оказался Баргестр, пёс профессора. Он так проникся ко мне симпатией, что даже пошёл за мною. Я погладила его и сказала:

- Зачем ты только последовал за мною, глупенький?

Тут до меня дошло, что кроме меня и этого пса рядом больше никого нет. Моих друзей нигде не было. Кругом стояла лесная тишина. Пели птицы, жужжали пчёлы, шелестел ветер в кронах деревьев, и больше ничего не нарушало стоявшей здесь тишины. Надо моей головою виднелось ярко-синее небо и светило солнце.

Я для чего-то раскрыла свой баул и заглянула в него. Что я ожидала в нём увидеть? Наверное, удостовериться есть ли в нём что-нибудь полезное в моём положении. Я достала подстилку и расстелила её на земле. На ней я стала раскладывать то, что мне удавалось выудить из сумки. Дневник, обтянутый атласом, несколько модных журналов, кожаная папка с листами писчей бумаги. Чернильница, к счастью не разбилась во время моего падения. Перо, медный карандаш и ластик. Небольшой карманный словарь английского языка позапрошлого столетия. Крошечный молитвенник с незабудками в шёлковой обложке – подарок бабушки. Косметичка с полным набором косметики и даже с двумя небольшими флаконами духов, расчёска. Серебряный кинжал, столь выручивший меня два года назад…

Я со вздохом оглядела груду вещей, от которых вряд ли будет мне хоть какая-то польза.

С самого дна я выудила спички и зажигалку в виде пистолета, а так же компас, флягу с водой и небольшой, должно быть театральный, бинокль. А так же профессоров коммуникатор. Ещё мне попались завёрнутые в вощеную бумагу несколько сэндвичей и шоколадка. Это обрадовало меня больше всего. Я совсем забыла, о том, что перед тем, как пойти на прогулку в Каиахога Валли, взяла с собою перекусить. Я запихала всё обратно и решила к еде притронуться только тогда, когда начну умирать с голода. Благо, что было тепло, а не жарко. А сэндвичи были с сыром, копченой колбасою и окороком, зеленью, огурцами и помидорами. На всякий случай я их понюхала, и лишь пробудила неизвестно, откуда взявшийся голод. Ибо так аппетитно пахло от них, что невозможно устоять. Но я решительно убрала еду подальше от самой себя.

Такие предметы, как спички, зажигалку, компас и бинокль, я разместила по карманам. Решила, что из всего, что у меня с собой, они, скорее всего, пригодятся.

Без особой надежды проверила коммуникатор. Несколько раз в нём раздалось какое-то непродолжительное шипение и больше ничего. Либо его «заело», как выразился профессор, либо я в этом мире оказалась одна. Поэтому я бросила все попытки и тоже втиснула его в один из карманов.

Насчёт фляги, наполненной водой, долго колебалась. С одной стороны мне неимоверно хотелось пить. Во рту всё пересохло, язык можно сказать к нёбу приклеился. С другой стороны, выпью я, а потом, что? Но, наконец, мне удалось убедить себя, что воду я легко смогу найти где-нибудь здесь, в лесу. Наверное, здесь полно ручьёв. И потому, утолила жажду. Вода мне показалась просто божественным нектаром.

Интересно, всегда странствия по другим мирам, так плохо действуют на самочувствие или так только происходит с новичками в этом деле?

Неожиданно я вспомнила о таинственном письме профессора. Оно, как ни в чём не бывало, лежало там, куда я его засунула. Посмотрев на него, я убрала письмо обратно, в который раз стараясь проникнуть в смысл слов, написанных на нём. В голову ничего не приходило, и я вздохнула.

Сняла с пояса меч и, подумав, решила убрать его. Кто знает, может повсюду здесь так и шныряют полчища врагов, которые не знают, что я их враг. А если увидят меч, сразу поймут, что к чему.

Попробовала затолкать меч в баул, не помещается, торчит прямо рукоятью и сразу бросается в глаза. Я достала подстилку и обернула его ею. Получилось не так уж и плохо. По крайней мере, теперь это выглядело так, что торчит какой-то продолговатый предмет. А мало ли какой! Может быть лопата или метла!

Внезапно Баргестр, всё это время спокойно лежавший неподалёку от меня, и следивший за моими движениями, поднялся и, повернувшись головою в сторону кустов, тихо зарычал.

Я почему-то так и не решилась подняться на ноги, медленно подползла к кустам. Благо, что на мне было платье из тёмного и плотного материала. Мне подумалось, что бедной Ильме пришлось много хуже. Ведь её платье было из розового шёлка…

За кустами оказалась лесная, изъезженная автомобилями, неширокая дорога. На противоположной её стороне высились деревья. Я прислушалась и различила неподалёку, постепенно становящиеся всё громче голоса. Судя по ним, по дороге к нам приближалась небольшая группа. Вот она уже оказалась в поле моего зрения, и я смогла различить какую-то молодёжь. По дороге шли три девицы и двое парней. Разодеты они были очень щегольски, но как-то странновато.

Одно мне стало ясно, то место, куда я попала это не Камелот. Но тогда, что? Говорят они по-английски, однако используют какие-то слова, не понятного происхождения и значения.

Я с минуту раздумывала, не выйти ли мне к ним, чтобы выведать, каким-нибудь незаметным образом, куда я попала. Но их манеры и тон заставили меня передумать. Были они какими-то неприятными, и к тому же явно нетрезвыми. Я решила переждать, пока они пройдут, а после проследовать тем же путём.

Судя по солнцу, было немногим за полдень. Когда молодые люди скрылись, я подождала некоторое время и, подозвав, дремавшего в тени пса, вышла на дорогу. Баргестр побежал впереди, изредка оглядываясь на меня и останавливаясь, когда я отставала. Прошли мы немного, когда в впереди показался просвет. Я сбавила шаг, потому что пёс насторожился. Мы тихонько, сойдя с дороги и прячась за деревьями, выглянули. Прямо перед нами, на возвышении, огороженный высокой и грозной крепостной стеной и защищённый рвом с водою, стоял самый настоящий замок! Он высился угрюмой неприступной громадой. Я почему-то ощутила непередаваемую радость, что мне не нужно его штурмовать и проникать в него. Каково же было тем, кому это было надо… страшно представить.

Мелькнула какая-то мысль, а вдруг это Камелот! Но я тут же отмахнулась от неё. Нет, Камелот, по моему мнению, должен выглядеть не так. Даже пусть он и копия Истинного, он всё равно должен быть «Кость от кости Самой Вечности», а этот замок впечатляющий, конечно, но явно не то.

Неожиданно я с каким-то паническим ужасом осознала, что и этот лес, и этот замок чья-то собственность. И вряд ли моё присутствие в чужих владениях понравится их владельцам. Перед глазами всплыло сразу несколько картин, на одной из них меня выводили отсюда в наручниках и под конвоем, в другой расстреливали на месте, в третьей заточали в темницу в самой глубокой части подземелья.

Мне стало не по себе, всё это мне не нравилось, да и псу тоже. Некоторое время мы простояли, наблюдая за замком. Всё было тихо. Наконец, Баргестр, посмотрел на меня, а потом медленно и осторожно двинулся в обратный путь. Я последовала за ним. Неподалёку от того места, куда я попала из туннеля, мы с Баргестром обнаружили стоявший на обочине, впритык к деревьям, автомобиль. Должно быть его оставила та группа. Я обошла его вокруг и оглядела изучающее. Автомобиль, как автомобиль, красный кабриолет, без верха, вот только марка у него была странная. А на заднем сидении лежали охотничьи ружья.

Я оставила в покое автомобиль, и мы с псом двинулись дальше. Идти пришлось долго, ибо дороге, как и лесу, казалось, не было конца. Мы всё шли и шли, безостановочно. То и дело от главной дороги в глубину леса уходили какие-то другие дороги, но мы упорно не сворачивали. В лесу было тихо и пусто, лишь однажды, откуда-то издалека, донеслись пьяные вопли, выстрелы и лязг тормозов. Наверное, здесь шла охота, и я поёжилась от перспективы оказаться подстреленной, вместо дичи. Да и попасться на глаза этим субъектам тоже не хотелось.

Когда солнце уже стало приближаться к горизонту, вдали среди деревьев, наконец, показался просвет. Но мне не пришлось долго радоваться этому. Дорога вывела нас к огромной и высокой ограде, поверху которой шла колючая проволока. Ворота, как и следовало ожидать, были закрыты, калитка и подавно. И что самое главное, выглядели они так, словно ими уже много лет никто не пользовался. Я, наконец, заметила, что дорога в этом месте была заросшая и давно не езженная и даже не хоженая. Казалось, что мы с Баргестром были единственными, кто за столько лет прошёлся по ней до этого забора. Но ведь я своими глазами видела автомобиль и слышала другой. Значит здесь есть другие ворота, которыми и пользуются владельцы того замка.

Баргестр обежал ограду с правой стороны, и вскоре, вернувшись обратно, побежал в левую сторону. На этот раз он отсутствовал дольше. Когда же он, наконец, вернулся, выглядел очень взволнованным. Он потянул меня за край платья, туда, откуда, только, что прибежал. Оказалось, что в непреступной твердыне ограды, ему удалось обнаружить прореху. Внизу, под ней была крупных размеров яма. Вероятно, её вырыл давным-давно какой-то зверь для своих сокровенных нужд.

Баргестр взял на себя роль первопроходца, а вернее первопролазца. По ту сторону раздался его призывный негромкий лай. Я вздохнула. Делать было нечего, пришлось лезть в дыру. Немного стараний и проклятий в неизвестно чей адрес, и вот я уже оказалась по ту сторону рядом с псом. Стряхнув с платья сухие комья земли, я огляделась. Лес здесь не кончался. От ворот через него бежала полузаросшая дорога. Мы снова пошли по ней. Слава создателю, она оказалась не такой длинной. Однако в конце ее, нас поджидал новый неприятный сюрприз. Теперь уже не один забор, а целых два. Один решётчатый высокий и покосившийся, поверх его опять шла колючая проволока. Другой представлял собою низкую ограду и состоял из нескольких рядов скромно натянутых вдоль столбов проволок, но у меня вкралось подозрение, что эта не просто проволока, а проволока, бьющая током.

На не менее покосившихся воротах висела какая-то табличка, но её было видно лишь со стороны узкой дороги, которая вилась вдаль за заборами. Я предоставила Баргестру, искать выход отсюда. И не ошиблась, он прекрасно справился с этой задачей и на этот раз. В нескольких метрах от ворот, в зарослях кустов, в решётчатом заборе зиял огромный пролом. Мне пришлось продраться сквозь эти вышеупомянутые кусты и сильно расцарапаться об них. Но это было ещё полбеды. Ибо мне пришлось форсировать низкую проволочную ограду под электричеством. А она действительно оказался под током. Как выяснилось то, что она была низкой, было много хуже того, если бы она оказалась высокой. Потому что пролезть под этой оградой, мне не удалось, а перепрыгнуть, как это сделал Баргестр, я пыталась, но в последний момент не удержала равновесия и, падая, схватилась за неё рукой. Так, что мне удалось выбраться из этих чьих-то проклятых владений лишь расцарапанной до крови и ещё получившей хороший удар током.

В общем, место, куда я попала, начинало нравиться мне всё меньше и меньше…

Я прочла-таки то, что было написано на табличке на воротах и аж, задохнулась от возмущения. Вот что там было:

«Опасно! Вход запрещён».

Ничего себе, подумалось мне. По-моему единственную опасность там представляли сами эти заборы, поставленные столь заботливыми владельцами этих лесных угодий и замка.

Мы с Баргестром не стали долго задерживаться рядом с этим местом, мало ли. Вдруг за это здесь расстреливают на месте…

Кругом было всё так же пусто. Узкая асфальтированная дорога, оказалась старой и редко посещаемой, мы проделали по ней долгий путь, и нам так никто и не встретился.

Ни одного указателя, ни одного жилого строения не было видно. Лишь какие-то выжженные пустоши и покосившиеся электрические столбы вдоль дороги.

Солнце уже близилось к закату, когда мы вышли к перекрёстку из очередных дорог. Увидев это, я ощутила отчаяние. Ну, что за идиотский мир! Он, что целиком состоит из одних только дорог?! И теперь мне до скончания времён суждено брести по всё новым и новым дорогам неизвестно где и неизвестно куда…

© Copyright: Даннаис дде Даненн, 2013

Регистрационный номер №0157007

от 6 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0157007 выдан для произведения:

Часть Вторая «Восемь дней из тех девяти, которые потрясли мир».

Глава Первая

Приехали – дальше некуда!

Так вышло, что я задержалась и вошла туда последней, когда уже все мои друзья скрылись в этом круговороте энергии. Дело в том, что мне почудилось, будто профессор что-то закричал, а разверзшаяся передо мною сияющая масса вдруг поблекла на краткий миг и словно бы почти пропала, но после появилась вновь. Тогда я вошла в неё и меня поглотило. Я перестала ощущать что-либо. Я словно сама стала частью этой сияющей массы. Сколько длилось это? Час, неделю, месяцы, годы, а может и вовсе тысячелетия?! Может быть, время вовсе здесь не властвовало, и это длилось бесконечным безвременьем? Было чувство, что моё Ego, единственное, что у меня осталось, летело сквозь все времена и пространства. Странное и пугающее, а в тоже время какое-то удивительное и даже приятное ощущение.

В голове мелькнула робкая мысль, может, надо было настроиться на Камелот? Интересно додумались до этого остальные? Если так, то они уже там, а я неизвестно, где окажусь.

Внезапно, меня ослепила яркая вспышка света. В следующую минуту я с размаху ударилась о землю и провалилась в забытье.

Долго ли я пролежала или нет, не знаю. Очнулась я от того, что какой-то корень сильно давил мне в спину. Поначалу я ничего не могла понять, где я и что делаю. Мелькнуло воспоминание о Каиахога Валли, о фигуре в чёрном плаще и что вероятно, пока мы бежали, я отбилась от своих друзей и, споткнувшись о камень, растянулась на земле и должно быть стукнулась головой и отключилась. Но неожиданно я всё вспомнила и о профессоре, и о Пространственно-Временном Туннеле, и о Лоттеанах, и, наконец, о задании.

Тело ныло, голова шла кругом, но я медленно приподнялась и села. Я лежала на небольшой прогалине. За моей спиною высились деревья, невдалеке виднелись кусты. Неожиданно что-то большое и лохматое кинулось на меня и принялось лизать. Это оказался Баргестр, пёс профессора. Он так проникся ко мне симпатией, что даже пошёл за мною. Я погладила его и сказала:

- Зачем ты только последовал за мною, глупенький?

Тут до меня дошло, что кроме меня и этого пса рядом больше никого нет. Моих друзей нигде не было. Кругом стояла лесная тишина. Пели птицы, жужжали пчёлы, шелестел ветер в кронах деревьев, и больше ничего не нарушало стоявшей здесь тишины. Надо моей головою виднелось ярко-синее небо и светило солнце.

Я для чего-то раскрыла свой баул и заглянула в него. Что я ожидала в нём увидеть? Наверное, удостовериться есть ли в нём что-нибудь полезное в моём положении. Я достала подстилку и расстелила её на земле. На ней я стала раскладывать то, что мне удавалось выудить из сумки. Дневник, обтянутый атласом, несколько модных журналов, кожаная папка с листами писчей бумаги. Чернильница, к счастью не разбилась во время моего падения. Перо, медный карандаш и ластик. Небольшой карманный словарь английского языка позапрошлого столетия. Крошечный молитвенник с незабудками в шёлковой обложке – подарок бабушки. Косметичка с полным набором косметики и даже с двумя небольшими флаконами духов, расчёска. Серебряный кинжал, столь выручивший меня два года назад…

Я со вздохом оглядела груду вещей, от которых вряд ли будет мне хоть какая-то польза.

С самого дна я выудила спички и зажигалку в виде пистолета, а так же компас, флягу с водой и небольшой, должно быть театральный, бинокль. А так же профессоров коммуникатор. Ещё мне попались завёрнутые в вощеную бумагу несколько сэндвичей и шоколадка. Это обрадовало меня больше всего. Я совсем забыла, о том, что перед тем, как пойти на прогулку в Каиахога Валли, взяла с собою перекусить. Я запихала всё обратно и решила к еде притронуться только тогда, когда начну умирать с голода. Благо, что было тепло, а не жарко. А сэндвичи были с сыром, копченой колбасою и окороком, зеленью, огурцами и помидорами. На всякий случай я их понюхала, и лишь пробудила неизвестно, откуда взявшийся голод. Ибо так аппетитно пахло от них, что невозможно устоять. Но я решительно убрала еду подальше от самой себя.

Такие предметы, как спички, зажигалку, компас и бинокль, я разместила по карманам. Решила, что из всего, что у меня с собой, они, скорее всего, пригодятся.

Без особой надежды проверила коммуникатор. Несколько раз в нём раздалось какое-то непродолжительное шипение и больше ничего. Либо его «заело», как выразился профессор, либо я в этом мире оказалась одна. Поэтому я бросила все попытки и тоже втиснула его в один из карманов.

Насчёт фляги, наполненной водой, долго колебалась. С одной стороны мне неимоверно хотелось пить. Во рту всё пересохло, язык можно сказать к нёбу приклеился. С другой стороны, выпью я, а потом, что? Но, наконец, мне удалось убедить себя, что воду я легко смогу найти где-нибудь здесь, в лесу. Наверное, здесь полно ручьёв. И потому, утолила жажду. Вода мне показалась просто божественным нектаром.

Интересно, всегда странствия по другим мирам, так плохо действуют на самочувствие или так только происходит с новичками в этом деле?

Неожиданно я вспомнила о таинственном письме профессора. Оно, как ни в чём не бывало, лежало там, куда я его засунула. Посмотрев на него, я убрала письмо обратно, в который раз стараясь проникнуть в смысл слов, написанных на нём. В голову ничего не приходило, и я вздохнула.

Сняла с пояса меч и, подумав, решила убрать его. Кто знает, может повсюду здесь так и шныряют полчища врагов, которые не знают, что я их враг. А если увидят меч, сразу поймут, что к чему.

Попробовала затолкать меч в баул, не помещается, торчит прямо рукоятью и сразу бросается в глаза. Я достала подстилку и обернула его ею. Получилось не так уж и плохо. По крайней мере, теперь это выглядело так, что торчит какой-то продолговатый предмет. А мало ли какой! Может быть лопата или метла!

Внезапно Баргестр, всё это время спокойно лежавший неподалёку от меня, и следивший за моими движениями, поднялся и, повернувшись головою в сторону кустов, тихо зарычал.

Я почему-то так и не решилась подняться на ноги, медленно подползла к кустам. Благо, что на мне было платье из тёмного и плотного материала. Мне подумалось, что бедной Ильме пришлось много хуже. Ведь её платье было из розового шёлка…

За кустами оказалась лесная, изъезженная автомобилями, неширокая дорога. На противоположной её стороне высились деревья. Я прислушалась и различила неподалёку, постепенно становящиеся всё громче голоса. Судя по ним, по дороге к нам приближалась небольшая группа. Вот она уже оказалась в поле моего зрения, и я смогла различить какую-то молодёжь. По дороге шли три девицы и двое парней. Разодеты они были очень щегольски, но как-то странновато.

Одно мне стало ясно, то место, куда я попала это не Камелот. Но тогда, что? Говорят они по-английски, однако используют какие-то слова, не понятного происхождения и значения.

Я с минуту раздумывала, не выйти ли мне к ним, чтобы выведать, каким-нибудь незаметным образом, куда я попала. Но их манеры и тон заставили меня передумать. Были они какими-то неприятными, и к тому же явно нетрезвыми. Я решила переждать, пока они пройдут, а после проследовать тем же путём.

Судя по солнцу, было немногим за полдень. Когда молодые люди скрылись, я подождала некоторое время и, подозвав, дремавшего в тени пса, вышла на дорогу. Баргестр побежал впереди, изредка оглядываясь на меня и останавливаясь, когда я отставала. Прошли мы немного, когда в впереди показался просвет. Я сбавила шаг, потому что пёс насторожился. Мы тихонько, сойдя с дороги и прячась за деревьями, выглянули. Прямо перед нами, на возвышении, огороженный высокой и грозной крепостной стеной и защищённый рвом с водою, стоял самый настоящий замок! Он высился угрюмой неприступной громадой. Я почему-то ощутила непередаваемую радость, что мне не нужно его штурмовать и проникать в него. Каково же было тем, кому это было надо… страшно представить.

Мелькнула какая-то мысль, а вдруг это Камелот! Но я тут же отмахнулась от неё. Нет, Камелот, по моему мнению, должен выглядеть не так. Даже пусть он и копия Истинного, он всё равно должен быть «Кость от кости Самой Вечности», а этот замок впечатляющий, конечно, но явно не то.

Неожиданно я с каким-то паническим ужасом осознала, что и этот лес, и этот замок чья-то собственность. И вряд ли моё присутствие в чужих владениях понравится их владельцам. Перед глазами всплыло сразу несколько картин, на одной из них меня выводили отсюда в наручниках и под конвоем, в другой расстреливали на месте, в третьей заточали в темницу в самой глубокой части подземелья.

Мне стало не по себе, всё это мне не нравилось, да и псу тоже. Некоторое время мы простояли, наблюдая за замком. Всё было тихо. Наконец, Баргестр, посмотрел на меня, а потом медленно и осторожно двинулся в обратный путь. Я последовала за ним. Неподалёку от того места, куда я попала из туннеля, мы с Баргестром обнаружили стоявший на обочине, впритык к деревьям, автомобиль. Должно быть его оставила та группа. Я обошла его вокруг и оглядела изучающее. Автомобиль, как автомобиль, красный кабриолет, без верха, вот только марка у него была странная. А на заднем сидении лежали охотничьи ружья.

Я оставила в покое автомобиль, и мы с псом двинулись дальше. Идти пришлось долго, ибо дороге, как и лесу, казалось, не было конца. Мы всё шли и шли, безостановочно. То и дело от главной дороги в глубину леса уходили какие-то другие дороги, но мы упорно не сворачивали. В лесу было тихо и пусто, лишь однажды, откуда-то издалека, донеслись пьяные вопли, выстрелы и лязг тормозов. Наверное, здесь шла охота, и я поёжилась от перспективы оказаться подстреленной, вместо дичи. Да и попасться на глаза этим субъектам тоже не хотелось.

Когда солнце уже стало приближаться к горизонту, вдали среди деревьев, наконец, показался просвет. Но мне не пришлось долго радоваться этому. Дорога вывела нас к огромной и высокой ограде, поверху которой шла колючая проволока. Ворота, как и следовало ожидать, были закрыты, калитка и подавно. И что самое главное, выглядели они так, словно ими уже много лет никто не пользовался. Я, наконец, заметила, что дорога в этом месте была заросшая и давно не езженная и даже не хоженая. Казалось, что мы с Баргестром были единственными, кто за столько лет прошёлся по ней до этого забора. Но ведь я своими глазами видела автомобиль и слышала другой. Значит здесь есть другие ворота, которыми и пользуются владельцы того замка.

Баргестр обежал ограду с правой стороны, и вскоре, вернувшись обратно, побежал в левую сторону. На этот раз он отсутствовал дольше. Когда же он, наконец, вернулся, выглядел очень взволнованным. Он потянул меня за край платья, туда, откуда, только, что прибежал. Оказалось, что в непреступной твердыне ограды, ему удалось обнаружить прореху. Внизу, под ней была крупных размеров яма. Вероятно, её вырыл давным-давно какой-то зверь для своих сокровенных нужд.

Баргестр взял на себя роль первопроходца, а вернее первопролазца. По ту сторону раздался его призывный негромкий лай. Я вздохнула. Делать было нечего, пришлось лезть в дыру. Немного стараний и проклятий в неизвестно чей адрес, и вот я уже оказалась по ту сторону рядом с псом. Стряхнув с платья сухие комья земли, я огляделась. Лес здесь не кончался. От ворот через него бежала полузаросшая дорога. Мы снова пошли по ней. Слава создателю, она оказалась не такой длинной. Однако в конце ее, нас поджидал новый неприятный сюрприз. Теперь уже не один забор, а целых два. Один решётчатый высокий и покосившийся, поверх его опять шла колючая проволока. Другой представлял собою низкую ограду и состоял из нескольких рядов скромно натянутых вдоль столбов проволок, но у меня вкралось подозрение, что эта не просто проволока, а проволока, бьющая током.

На не менее покосившихся воротах висела какая-то табличка, но её было видно лишь со стороны узкой дороги, которая вилась вдаль за заборами. Я предоставила Баргестру, искать выход отсюда. И не ошиблась, он прекрасно справился с этой задачей и на этот раз. В нескольких метрах от ворот, в зарослях кустов, в решётчатом заборе зиял огромный пролом. Мне пришлось продраться сквозь эти вышеупомянутые кусты и сильно расцарапаться об них. Но это было ещё полбеды. Ибо мне пришлось форсировать низкую проволочную ограду под электричеством. А она действительно оказался под током. Как выяснилось то, что она была низкой, было много хуже того, если бы она оказалась высокой. Потому что пролезть под этой оградой, мне не удалось, а перепрыгнуть, как это сделал Баргестр, я пыталась, но в последний момент не удержала равновесия и, падая, схватилась за неё рукой. Так, что мне удалось выбраться из этих чьих-то проклятых владений лишь расцарапанной до крови и ещё получившей хороший удар током.

В общем, место, куда я попала, начинало нравиться мне всё меньше и меньше…

Я прочла-таки то, что было написано на табличке на воротах и аж, задохнулась от возмущения. Вот что там было:

«Опасно! Вход запрещён».

Ничего себе, подумалось мне. По-моему единственную опасность там представляли сами эти заборы, поставленные столь заботливыми владельцами этих лесных угодий и замка.

Мы с Баргестром не стали долго задерживаться рядом с этим местом, мало ли. Вдруг за это здесь расстреливают на месте…

Кругом было всё так же пусто. Узкая асфальтированная дорога, оказалась старой и редко посещаемой, мы проделали по ней долгий путь, и нам так никто и не встретился.

Ни одного указателя, ни одного жилого строения не было видно. Лишь какие-то выжженные пустоши и покосившиеся электрические столбы вдоль дороги.

Солнце уже близилось к закату, когда мы вышли к перекрёстку из очередных дорог. Увидев это, я ощутила отчаяние. Ну, что за идиотский мир! Он, что целиком состоит из одних только дорог?! И теперь мне до скончания времён суждено брести по всё новым и новым дорогам неизвестно где и неизвестно куда…

Рейтинг: +1 187 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!