ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Первый император 2 глава

 

Первый император 2 глава

9 апреля 2013 - Рейлин Беатор

 Через четыре года Кагону наскучило находиться на территории, где на слуху жителей нет его имени, и он решил совершить что-то такое, что бы заставило его имя витать в воздухе. 
В один вечер, когда Кагон сидел в своём кресле – у себя в апартаментах, и медленно, глядя на огонь в камине, и попивая вино, к нему пришёл его единственный друг – Мариус. 
 - Здравствуй, Кагон.
 Тот в ответ мрачно махнул головой. 
 - Что-то срочное?
 - Да.
 Кагон повернулся к Мариусу,  и внимательно уставился на него. 
 - Что случилось?
 - В ближайшей деревне Микнхерн  народ стал бунтовать.
 - Что нужно этим мерзким созданиям?
 -  Они хотят, что бы им увеличили плату за их работу.
 - Да они что, с умов по сходили, они в последнее время и так ничего не делают, а ещё хотят, что бы им больше  платили.
У Кагона была своя деревушка, в которой жили работники – они занимались на виноградниках, в кузнецах и в мастерских.
 - Что будем делать, Кагон? 
 Тот встал и медленно прошёлся по комнате. Затем подошёл к Мариусу и, наклонившись ближе к его лицу, твёрдо и жёстко произнёс:
 - Уничтожать… 
 - Что?
 - Ты что, меня не услышал? Я же сказал: уничтожить их!
 - Будет сделано, Кагон. 
 - Но это я сделаю сам!
 - Может,… может, нужна чья-то помощь?
 - Пока нет.
 - Но ты, же сам не справишься – их много.
 - Ах, да, Мариус, ты прав… Я  могу устать уничтожать эту падаль.… Найди мне около сотни бойцов.
 - Будет сделано, Каг…
 - Спасибо. Ты можешь идти.
 - А  когда  Мы отправимся в деревню?
 - Мы???
 - Я тоже хочу.
 - Хоти дальше. Ладно, ты едешь со мной. Ну, думаю, ночи за две  ты соберёшь бойцов. Тогда через три ночи мы уничтожим эту деревню. 
 - Хорошо. Я пойду.
 - Иди, я тебе об этом давно сказал. 
Мариус ушёл. Кагон недовольно открыл окно. За тем он сел на подоконник, и уставился на восходящую луну. Он всегда был таким грубым и жестоким. Он даже с другом обращался, как с прислугой или падалью, несмотря на то, что Ким являлся посыльным замка Беатор. 
Через две ночи Ким явился, и рассказал, а за тем показал бойцов, которых собрал почти сто особей. Кагон придирчиво осматривал бойцов, после чего он развернулся, и гордым шагом удалился с площадки. На следующую ночь они направились в деревню Микнхерн. Кагон не сообщил ни отцу, ни тем более кому-либо чужому, о предстоящем уничтожении деревни с лица мира. Он сам хладнокровно уничтожал людей – падаль рубил мечом, а более цивилизованных и высокопоставленных – убивал общеизвестным вампирским способом.… После уничтожения людей, деревню подожгли – для пущей убедительности, что погибнут даже спрятанные в помещениях дети и младенцы… Днём следующего дня Вольгельм уже знал о том, что Кагон проявил свою жестокость, и вызвал его к себе в кабинет. Кагон явился сразу. По его выражению лица было понятно, что он был счастлив. Он вошёл в кабинет отца и сел в кресло.
 - Я слушаю тебя, отец. 
 - Слушаешь? Внимательно?
 - Да. Что тебе нужно?
 Вольгельм начинал закипать от злости. Он встал и прошёлся по кабинету. 
 - Как это понимать, сын мой?
 - Ты о чём?
 - Я о тех несчастных, которые честно трудились, кстати говоря, на тебя!
 - И что с этого?! – Найду себе других!
 - Ты думаешь, кто-нибудь теперь захочет работать у тебя, да притом ещё и за копейки?!
 - Не захотят сами – заставим. Это всё, что ты хотел мне вычитать? – Кагон буквально издевался над собственным отцом. 
 - Перестань огрызаться, щенок! – Вольгельм допустил ту оплошность, за которую он поплатился своей жизнью – он ударил сына. Тот вскочил с кресла, и, вырвав меч из ножен, воткнул его в грудь своего отца.… Тот поражённый, упал на колени и  только произнёс:
 - Сынок.… Зачем… - и упал навзничь.
Кагон вытащил меч из груди отца и протёр его. Он был настолько жесток, что даже поставил перед собой на колени собственного отца…
Когда тело Вольгельма отправляли на плоту в тихое царство Чёрной Хельги, Кагон даже посмел не явиться на обряд. В это время он спокойно попивал вино в своём кабинете, который оборудовали в одной из свободных комнат, смежных с его апартаментами. Через некоторое время к нему явился Ким. Тот вошёл и поразился, увидел  спокойное, даже какое-то радостное лицо друга. 
 - Здравствуй, Кагон!
 - Приветствую тебя, Ким. Что-то случилось?
 - Позволь задать тебе один нелепый вопрос?
 - Да.
 - Ты идиот?
 - Ты это о чём?
 - Захотел славы, да?
 - А что, это плохо?
 - Ты сжёг деревню, но это пустяки, по сравнению с тем, что ты убил собственного отца. 
 - А что в этом такого?
Кима неприятно удивляло спокойствие друга.
 - Ты знаешь, что теперь на твои плечи ляжет власть?
 - Всегда об этом мечтал.
 - Ты меня не понял. На твои  плечи ложиться правление над всеми Вампирами…
 Кагон встал с кресла.
 - А как же Владхлен? 
 - Он давно уже  отказался от наследства и трона.
 - Я незнал… - Кагон зарычал. – Хорошо. Раз теперь я Главный Правитель Вампиров, то это очень даже хорошо…
Через несколько дней он официально принял титул Правителя.  Вскоре его пригласили на бал, и, естественно, он туда отправился. 
 Во время бала он приметил одну красивую девицу и через весь зал направился к ней. Тогда же он приметил ещё одного типа, который так же приметил ту девицу, то он сразу понял, что это – нежить. 
Их  взгляды встретились, как два клинка. Демонст¬рации силы противника не испугали не одного, ни другого. По¬этому, по согласному уговору, они решили разобраться так, сказать на месте. Они  вышли в сад, и сцепились так, что клочья летели в буквальном смысле. В том саду после их потасовки, не Дерущиеся  даже забыли причину драки. Бой был ради удовольствия, их переполняла, буквально, убивающая  радость от происходящего, да и в глазах оборотня читался азарт и восторг от боя. Думаю, со стороны это было по¬трясающее зрелище: Вампир и Оборотень, рвущие друг друга на куски.
Через некоторое время стало очевидно, что они  могли  хоть неделю – победителя не будет…
Они  прекратили бой, и ещё какое – то время смотрели друг на друга, в ожидании нападения. Тогда кто-то  один из Них  сказал примерно следующее:
 - Мы равны по силе и выносливости. Возьмёмся за оружие,  или признаем ничью?
 - Это будет моя первая ничья. Но если хочешь, можем сра¬зиться с оружием. Ты какое предпочитаешь?
Но он его проигнорировал.
 - Ничья?
 - Согласен…. Рагнар Хравн, - он протянул Кагону полу - руку – полу - лапу.
 - Волчий Лорд? Польщён… Кагон Беатор – пожал Он ему  запястье.                                                                       
 - Князь Вампиров? Рад знакомству, и благодарен за бой. Ты достойный противник.
 - Рад слышать такое от не менее  достойного противника. Вы здесь по делу, или с целью поразвлечься?
 - Развлечься. И давай на «Ты»?
 - Согласен. Кстати, мне кажется, что Мы выбрали одну и ту же девушку на ночь, что будем делать с этим недоразу¬мением? Может, разыграем её в карты, или предоставим выбор ей?
  - Предлагаю обсудить это за бокалом хорошего вина, если, конечно, та не против?
 - О, с удовольствием. Кстати, неплохо бы возместить хо¬зяевам причинённый им ущерб.
  - Расходы пополам.
Затем оба  вернулись в дом, и за бутылочкой приличного вина, решили предмет спора не делить, а воспользо¬ваться им вдвоём…
 Ту ночь девушка провела с  ними обоими. С тех пор они выходили на «охоту за свежими впечатле¬ниями», как это назвал мой отец, в паре. Первое время было как – то непривычно, ведь они оба по сути одиночки, но спустя какое – то время, эта стало даже забавно –  и по¬добные  вылазки стали почти регулярными. Вот только тех девушек, которые оставались наедине с Кагоном, и которые были простыми смертными,  больше не было  видно…
Спустя какое – то время о «дружбе» Волчьего Лорда и Князя Вампиров стало известно всем, кому следует, и кому не сле¬дует. Это доводило до многих ненужных разговоров, из-за которых пострадали (если можно так сказать) оба. 
Через некоторое время у Рагнара Хравна произошло горе – был убит его брат – Отар. Рагнар решил потребовать у Князя Эллигора – отца того, кто убил его брата, голову убийцы, а в случае отказа – Война. Как и следо-вало ожидать, их законное требование было отвергнуто!
Началась Война…
Кагон незнал, что ему делать, ведь Эллигор являлся одним из Князей ведущих Кланов, и он не мог позволить его гибели. 
В первую ночь было убито три сотни бойцов Эллигора. Кагону начинало это надоедать, и он отправился к замку Эллигора.  Он приехал, что бы как он сказал «поговорить, и отговорить Рагнара от необду¬манного действия, если это возможно». У них  состо¬ялся примерно следующий разговор:
 - Поговорим, как друзья, или как двое правителя и воина?
 - Попробуем,  как друзья. Что ты мне хочешь сказать?
 - Рагнар, есть шанс, что штурма не будет?
 - Если Маркус выйдет и сдастся в наши руки для произведе¬ния суда над ним…
 - И ты его не убьёшь сразу?
 - Сначала его будут судить, а потом… Я был бы рад, лично порвать ему глотку.
 - Скажи, зачем тебе голова Принца Крови?
 - Он убил моего брата, и должен  заплатить за это. Отар должен быть отомщён, иначе ему не будет покоя в Мире Одина, а наш Род будет навечно накрыт позором.
 - Разве для  упокоения твоего брата, и для того, что бы смыть позор, не достаточно той крови, что ты уже про¬лил?
 - Эта кровь была пролита из – за Князя Эллигора и Принца Маркуса – она на их совести!
  -Понятно. То есть пока Маркус будет жив, ты не успоко¬ишься?
 - Нет, Кагон, не успокоюсь…
 - А то, что гибнет Клан, тебя не волнует?
 - Волнует, но не так, как Закон наших Предков и его неис¬полнение.
 - Что же это за закон?
 - Закон гласит так: за бесчестное убийство следует взять с убийцы и его Семьи плату Крови.
- Если не хочешь штурма – поговори с Князем. Если Маркус будет выдан или сдастся сам, я и мои войны уйдут, больше  никого не тронув.
 - Дай мне неделю.
 - Три дня, потом мы штурмуем. Или поговори с Моим от¬цом - он может отложить штурм.
 - Ещё увидимся.
 - Удачи тебе, Князь.
Кагон ушёл. Потом он появился ровно через три дня после их  разговора, почти перед штурмом. Он предпочёл пожертвовать Кланом и собой…
Битва была жаркой и жестокой. Вампиры стояли насмерть. Но оборотней было больше, и они бились за правое дело.
Погиб весь Клан. Князь Эллигор  бился достойно. Маркус был найден в своих покоях обугленным скелетом – видимо отец сам его прикончил. Все погибшие Вампиры были похоронены с честью и почётом. А Ликаны отправились домой. Захваченные земли впоследствии выкупил Клан Беатор. 
Через пару лет Кагон стал собирать вместе все Вампирские Кланы: Нахтцеррет, Нахттотер, Клан Золотых Ос, Асимманов, Нософоросов и других. Через три года он собрал и объединил их в Империю. Кагон сделал это по тому, что когда он смотрел на оборотней, он заметил, что они все – одна Империя, по этой причине они победили. Отец считал, что если и все Nosferatum   будут держаться вместе – это будет сильнейшая Империя… Таким образом он стал Первым Великим Императором Империи Вампиров…

© Copyright: Рейлин Беатор, 2013

Регистрационный номер №0129261

от 9 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129261 выдан для произведения:

 Через четыре года Кагону наскучило находиться на территории, где на слуху жителей нет его имени, и он решил совершить что-то такое, что бы заставило его имя витать в воздухе. 
В один вечер, когда Кагон сидел в своём кресле – у себя в апартаментах, и медленно, глядя на огонь в камине, и попивая вино, к нему пришёл его единственный друг – Мариус. 
 - Здравствуй, Кагон.
 Тот в ответ мрачно махнул головой. 
 - Что-то срочное?
 - Да.
 Кагон повернулся к Мариусу,  и внимательно уставился на него. 
 - Что случилось?
 - В ближайшей деревне Микнхерн  народ стал бунтовать.
 - Что нужно этим мерзким созданиям?
 -  Они хотят, что бы им увеличили плату за их работу.
 - Да они что, с умов по сходили, они в последнее время и так ничего не делают, а ещё хотят, что бы им больше  платили.
У Кагона была своя деревушка, в которой жили работники – они занимались на виноградниках, в кузнецах и в мастерских.
 - Что будем делать, Кагон? 
 Тот встал и медленно прошёлся по комнате. Затем подошёл к Мариусу и, наклонившись ближе к его лицу, твёрдо и жёстко произнёс:
 - Уничтожать… 
 - Что?
 - Ты что, меня не услышал? Я же сказал: уничтожить их!
 - Будет сделано, Кагон. 
 - Но это я сделаю сам!
 - Может,… может, нужна чья-то помощь?
 - Пока нет.
 - Но ты, же сам не справишься – их много.
 - Ах, да, Мариус, ты прав… Я  могу устать уничтожать эту падаль.… Найди мне около сотни бойцов.
 - Будет сделано, Каг…
 - Спасибо. Ты можешь идти.
 - А  когда  Мы отправимся в деревню?
 - Мы???
 - Я тоже хочу.
 - Хоти дальше. Ладно, ты едешь со мной. Ну, думаю, ночи за две  ты соберёшь бойцов. Тогда через три ночи мы уничтожим эту деревню. 
 - Хорошо. Я пойду.
 - Иди, я тебе об этом давно сказал. 
Мариус ушёл. Кагон недовольно открыл окно. За тем он сел на подоконник, и уставился на восходящую луну. Он всегда был таким грубым и жестоким. Он даже с другом обращался, как с прислугой или падалью, несмотря на то, что Ким являлся посыльным замка Беатор. 
Через две ночи Ким явился, и рассказал, а за тем показал бойцов, которых собрал почти сто особей. Кагон придирчиво осматривал бойцов, после чего он развернулся, и гордым шагом удалился с площадки. На следующую ночь они направились в деревню Микнхерн. Кагон не сообщил ни отцу, ни тем более кому-либо чужому, о предстоящем уничтожении деревни с лица мира. Он сам хладнокровно уничтожал людей – падаль рубил мечом, а более цивилизованных и высокопоставленных – убивал общеизвестным вампирским способом.… После уничтожения людей, деревню подожгли – для пущей убедительности, что погибнут даже спрятанные в помещениях дети и младенцы… Днём следующего дня Вольгельм уже знал о том, что Кагон проявил свою жестокость, и вызвал его к себе в кабинет. Кагон явился сразу. По его выражению лица было понятно, что он был счастлив. Он вошёл в кабинет отца и сел в кресло.
 - Я слушаю тебя, отец. 
 - Слушаешь? Внимательно?
 - Да. Что тебе нужно?
 Вольгельм начинал закипать от злости. Он встал и прошёлся по кабинету. 
 - Как это понимать, сын мой?
 - Ты о чём?
 - Я о тех несчастных, которые честно трудились, кстати говоря, на тебя!
 - И что с этого?! – Найду себе других!
 - Ты думаешь, кто-нибудь теперь захочет работать у тебя, да притом ещё и за копейки?!
 - Не захотят сами – заставим. Это всё, что ты хотел мне вычитать? – Кагон буквально издевался над собственным отцом. 
 - Перестань огрызаться, щенок! – Вольгельм допустил ту оплошность, за которую он поплатился своей жизнью – он ударил сына. Тот вскочил с кресла, и, вырвав меч из ножен, воткнул его в грудь своего отца.… Тот поражённый, упал на колени и  только произнёс:
 - Сынок.… Зачем… - и упал навзничь.
Кагон вытащил меч из груди отца и протёр его. Он был настолько жесток, что даже поставил перед собой на колени собственного отца…
Когда тело Вольгельма отправляли на плоту в тихое царство Чёрной Хельги, Кагон даже посмел не явиться на обряд. В это время он спокойно попивал вино в своём кабинете, который оборудовали в одной из свободных комнат, смежных с его апартаментами. Через некоторое время к нему явился Ким. Тот вошёл и поразился, увидел  спокойное, даже какое-то радостное лицо друга. 
 - Здравствуй, Кагон!
 - Приветствую тебя, Ким. Что-то случилось?
 - Позволь задать тебе один нелепый вопрос?
 - Да.
 - Ты идиот?
 - Ты это о чём?
 - Захотел славы, да?
 - А что, это плохо?
 - Ты сжёг деревню, но это пустяки, по сравнению с тем, что ты убил собственного отца. 
 - А что в этом такого?
Кима неприятно удивляло спокойствие друга.
 - Ты знаешь, что теперь на твои плечи ляжет власть?
 - Всегда об этом мечтал.
 - Ты меня не понял. На твои  плечи ложиться правление над всеми Вампирами…
 Кагон встал с кресла.
 - А как же Владхлен? 
 - Он давно уже  отказался от наследства и трона.
 - Я незнал… - Кагон зарычал. – Хорошо. Раз теперь я Главный Правитель Вампиров, то это очень даже хорошо…
Через несколько дней он официально принял титул Правителя.  Вскоре его пригласили на бал, и, естественно, он туда отправился. 
 Во время бала он приметил одну красивую девицу и через весь зал направился к ней. Тогда же он приметил ещё одного типа, который так же приметил ту девицу, то он сразу понял, что это – нежить. 
Их  взгляды встретились, как два клинка. Демонст¬рации силы противника не испугали не одного, ни другого. По¬этому, по согласному уговору, они решили разобраться так, сказать на месте. Они  вышли в сад, и сцепились так, что клочья летели в буквальном смысле. В том саду после их потасовки, не Дерущиеся  даже забыли причину драки. Бой был ради удовольствия, их переполняла, буквально, убивающая  радость от происходящего, да и в глазах оборотня читался азарт и восторг от боя. Думаю, со стороны это было по¬трясающее зрелище: Вампир и Оборотень, рвущие друг друга на куски.
Через некоторое время стало очевидно, что они  могли  хоть неделю – победителя не будет…
Они  прекратили бой, и ещё какое – то время смотрели друг на друга, в ожидании нападения. Тогда кто-то  один из Них  сказал примерно следующее:
 - Мы равны по силе и выносливости. Возьмёмся за оружие,  или признаем ничью?
 - Это будет моя первая ничья. Но если хочешь, можем сра¬зиться с оружием. Ты какое предпочитаешь?
Но он его проигнорировал.
 - Ничья?
 - Согласен…. Рагнар Хравн, - он протянул Кагону полу - руку – полу - лапу.
 - Волчий Лорд? Польщён… Кагон Беатор – пожал Он ему  запястье.                                                                       
 - Князь Вампиров? Рад знакомству, и благодарен за бой. Ты достойный противник.
 - Рад слышать такое от не менее  достойного противника. Вы здесь по делу, или с целью поразвлечься?
 - Развлечься. И давай на «Ты»?
 - Согласен. Кстати, мне кажется, что Мы выбрали одну и ту же девушку на ночь, что будем делать с этим недоразу¬мением? Может, разыграем её в карты, или предоставим выбор ей?
  - Предлагаю обсудить это за бокалом хорошего вина, если, конечно, та не против?
 - О, с удовольствием. Кстати, неплохо бы возместить хо¬зяевам причинённый им ущерб.
  - Расходы пополам.
Затем оба  вернулись в дом, и за бутылочкой приличного вина, решили предмет спора не делить, а воспользо¬ваться им вдвоём…
 Ту ночь девушка провела с  ними обоими. С тех пор они выходили на «охоту за свежими впечатле¬ниями», как это назвал мой отец, в паре. Первое время было как – то непривычно, ведь они оба по сути одиночки, но спустя какое – то время, эта стало даже забавно –  и по¬добные  вылазки стали почти регулярными. Вот только тех девушек, которые оставались наедине с Кагоном, и которые были простыми смертными,  больше не было  видно…
Спустя какое – то время о «дружбе» Волчьего Лорда и Князя Вампиров стало известно всем, кому следует, и кому не сле¬дует. Это доводило до многих ненужных разговоров, из-за которых пострадали (если можно так сказать) оба. 
Через некоторое время у Рагнара Хравна произошло горе – был убит его брат – Отар. Рагнар решил потребовать у Князя Эллигора – отца того, кто убил его брата, голову убийцы, а в случае отказа – Война. Как и следо-вало ожидать, их законное требование было отвергнуто!
Началась Война…
Кагон незнал, что ему делать, ведь Эллигор являлся одним из Князей ведущих Кланов, и он не мог позволить его гибели. 
В первую ночь было убито три сотни бойцов Эллигора. Кагону начинало это надоедать, и он отправился к замку Эллигора.  Он приехал, что бы как он сказал «поговорить, и отговорить Рагнара от необду¬манного действия, если это возможно». У них  состо¬ялся примерно следующий разговор:
 - Поговорим, как друзья, или как двое правителя и воина?
 - Попробуем,  как друзья. Что ты мне хочешь сказать?
 - Рагнар, есть шанс, что штурма не будет?
 - Если Маркус выйдет и сдастся в наши руки для произведе¬ния суда над ним…
 - И ты его не убьёшь сразу?
 - Сначала его будут судить, а потом… Я был бы рад, лично порвать ему глотку.
 - Скажи, зачем тебе голова Принца Крови?
 - Он убил моего брата, и должен  заплатить за это. Отар должен быть отомщён, иначе ему не будет покоя в Мире Одина, а наш Род будет навечно накрыт позором.
 - Разве для  упокоения твоего брата, и для того, что бы смыть позор, не достаточно той крови, что ты уже про¬лил?
 - Эта кровь была пролита из – за Князя Эллигора и Принца Маркуса – она на их совести!
  -Понятно. То есть пока Маркус будет жив, ты не успоко¬ишься?
 - Нет, Кагон, не успокоюсь…
 - А то, что гибнет Клан, тебя не волнует?
 - Волнует, но не так, как Закон наших Предков и его неис¬полнение.
 - Что же это за закон?
 - Закон гласит так: за бесчестное убийство следует взять с убийцы и его Семьи плату Крови.
- Если не хочешь штурма – поговори с Князем. Если Маркус будет выдан или сдастся сам, я и мои войны уйдут, больше  никого не тронув.
 - Дай мне неделю.
 - Три дня, потом мы штурмуем. Или поговори с Моим от¬цом - он может отложить штурм.
 - Ещё увидимся.
 - Удачи тебе, Князь.
Кагон ушёл. Потом он появился ровно через три дня после их  разговора, почти перед штурмом. Он предпочёл пожертвовать Кланом и собой…
Битва была жаркой и жестокой. Вампиры стояли насмерть. Но оборотней было больше, и они бились за правое дело.
Погиб весь Клан. Князь Эллигор  бился достойно. Маркус был найден в своих покоях обугленным скелетом – видимо отец сам его прикончил. Все погибшие Вампиры были похоронены с честью и почётом. А Ликаны отправились домой. Захваченные земли впоследствии выкупил Клан Беатор. 
Через пару лет Кагон стал собирать вместе все Вампирские Кланы: Нахтцеррет, Нахттотер, Клан Золотых Ос, Асимманов, Нософоросов и других. Через три года он собрал и объединил их в Империю. Кагон сделал это по тому, что когда он смотрел на оборотней, он заметил, что они все – одна Империя, по этой причине они победили. Отец считал, что если и все Nosferatum   будут держаться вместе – это будет сильнейшая Империя… Таким образом он стал Первым Великим Императором Империи Вампиров…

Рейтинг: 0 127 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!