Мест на рыбалке

16 мая 2012 - Олег Айдаров
article48419.jpg

Мест вышел в Открытое Болото. Эхолоты указывали на отсутствие дна, а также Кашалотов. Кутаясь в паруса, тихо похрапывал Свежий Ветер. Время тянулось. Высоко в небе пронеслась стая Лунно-Пьяных Генералов. На горизонте показался Кающийся Магдалин.

"Неужели Измаил взяли?! - удивился Мест и, вырывая из бортового журнала передовицу газеты "Полуложь", подумал, - в таком случае наше Открытое Болото вольется в Соленое Озеро аккурат в Точке Пересечения Меридианов..."

Отбросив мрачные мысли, Мест зябко передернул плечами - Солнце поднялось еще выше. Взглянув на Прирученные Часы, он огорченно нахмурился - часовая стрелка, перемахнув пик циферблата и, увлекая за собой время, злорадно снижалась. Кашалотов не было. Время тянулось.

Наконец Открытое Болото вздохнуло. Потом поднатужилось и опять вздохнуло. Волн не получилось. Мест это понял и пошел в каюту. Там тоже все было по-прежнему. Надев шлемофон, он вызвал Боцмана. Когда тот явился, соэкипажники развернули карты и уставились в блестящие листы. Когда созерцание блеска наскучило, Мест собрал карты и, разложив их веером, начал гадать. Не догадавшись ни о чем, он поднял глаза на сопалубника, и подумал: "А интересно, Боцманов создали в мирных целях?" От того понесло сквозняками. Посмотрев сквозь Места, Боцман схватился за голову. Голова не оторвалась. Обидевшись, он вышел.

Мест глянул на Прирученные Часы. Время тянулось. Надо было проведать эхолоты. Мест вышел вслед за Боцманом. Кашалотов не было. Зато в шести милях на северо-юг расползалась по швам галера неизвестного происхождения. Взяв бинокль, Мест разглядел толпу, которая рвалась к шлюпкам. Болотные пехотинцы с похвальным мужеством отражали экстремистские происки. Наконец, выплюнув гирлянду флажков: "Потопляюсь, но не сдаюсь!", галера резво пошла вниз. Открытое Болото, не разжевывая, проглотило неизвестный мир с толпой, Болотной Пехотой и, вероятно, капитаном. Мест пожал плечами и подумал: "Красиво жить не запретишь".

Спустившись к себе, он подошел к забронированному бару и извлек из него две книги. Первой оказалась "Моя стрельба". Мест морщинисто передернул плечами и подумал: "Это мне чуждо". Вторая называлась "Ничего не делать?" Книга была из разряда вдающихся. Полистав ее справа налево и, пробежав глазами между строк, Мест зевнул - там была тоже казарма.

"Да, если они прошли в нуль-пространство, нужно быть полным нулем, чтобы не причесали под нуль", - подумал Мест. И принял к сведению. Но сведения оказались про Лунно-Пьяных Генералов. Месту пришлось погрузиться в размышления. Когда погружение закончилось, на ум пришли два Генерала. Потоптавшись, они ушли, но следы остались у себя на уме. Смущала странность Генералов: старший был не столько Лунным, сколько серым, а младший вообще - желто-зеленым. Старший вскоре стал фельдмаршалом, а младший - только героем. Оба - трусы. Оба - по-солдатски храбры. Точек зрения на них было много, а так как точки не соединялись прямыми, то и отрезков не получалось. Хотя один отрезок был - отрезок во времени, а также цель, для которой их создали. Он их напрямую и соединял. Но Мест хотел взглянуть на Генералов с разных точек зрения одновременно. Это было сложно. Прежде всего, потому, что старший был врагом, а младший - другом. Правда, эти звукосочетания относительны. Но различия были. Старший, даже получив чин фельдмаршала, предал своего диктатора, отдавшись чужому - чтобы не убивать. Младший же, верой и правдой служа своему диктатору, истреблял солдат о мятежников до тех пор, пока не стал героем. Потом - пока его оттуда не вывели...

Запутавшись в размышлениях, Мест тряхнул головой. Мысли развалились. Нового мышления не получилось. Ну и ладно...

Неожиданно включившись, заговорила рация: "Внимание! Экстренное сообщение. Ввиду краховой ситуации, сложившейся на Материке Соединений, верховное командование во главе с премьер-администратором объявило свое государство банкротом и заявило о самороспуске. Вывод населения с территории Материка Соединений будет производиться поэтапно, с третьей половины прошлого года до семнадцатой декады восьмого квартала. Вывод закончится к началу свиста рака, дислоцирующегося на горе".

Рация умолкла так же неожиданно, как и заговорила. "Декады, кварталы... - рассеянно подумал Мест. - Надо сезонку купить".

Размяв сигарету, Мест вышел на палубу. Небо отливало голубым и красным. Солнце пряталось за Группировкой Облаков. Перемахивая через горизонт, над самой головой сияла Расщепленная Радуга. "Солнце красное, а Расщепленная Радуга многоцветная. - подумал Мест и добавил, - Непорядок".

Тем временем из одной щели Расщепленной Радуги выпали две Иконы. Они падали, переворачиваясь, так что иногда были видны изображения ликов, а иногда мелькали Белые Квадраты оборотной стороны - в зависимости от направления Свежего Ветра. "Белые Квадраты, - усмехнулся Мест, - царственные старцы". Немного погодя из Расщепленной Радуги вывалилась Рама без изображения. Так как она была пустая, то и падала она быстрее. И вскоре достигла своих предшественников. Троица приблизилась к поверхности Открытого Болота. Оно, не разжевывая, проглотило три Квадрата - два Белых и один Пустой.

- Да, ничего святого не осталось...

Мест вздрогнул и повернул голову. Рядом с ним стоял Боцман в наклеенной щетине.

- Романтическая у вас работа, - заметил Мест, коснувшись щетины и, не дождавшись возражений, продолжил. - А насчет святости... Понимаете, милый товарищ... Не только Иконы могут быть святыми. Более того - Иконы не могут быть святыми, ведь краску замешивают грязными руками. Вот вы, Боцман, пробовали замешивать краску чистыми руками?

- Нет, - признался Боцман.

- В таком случае я вам скажу, что верить нужно. Более того - верить в святого. Не верите в Икону - верьте в Бога. Не верите в Бога - верьте в человека, который является для вас большим авторитетом. Если нет такого знакомого - начитайтесь хороших (с вашей точки зрения) книг и создайте святого из конгломерата хороших героев с присущими им хорошими чертами характера. Создайте идеал. Вы его не достигнете... - Мест помолчал, вспоминая своего командира, хорошего человека, и продолжил, - так вот, вы его никогда не достигнете, но на пути к нему стряхнете с себя ненужное и обретете нужное. Сотворите кумира, Боцман!

Мест умолк и посмотрел на сопалубника. Тот, застенчиво улыбаясь, достал из нагрудного рукава магнитофон и, перемотав кассеты, ушел. "Профессионал", - одобрительно подумал Мест и, опершись на бортовое ограждение, посмотрел в сторону идущей навстречу Плавучей Тюрьмы. "Большому кораблю - больших пассажиров", - вспомнил Мест.

Колючая проволока, вышки с толпами часовых, заборы, прожекторы... Классика... И над всем этим - жилой массив Тюрьмы, напоминающий не то буровую вышку, не то наковальню с торчащим из нее молотом. На левой стороне белела трибуна. Заключенные-ораторы, окруженные целящимися в них из автоматов часовыми, держали речи. Почти все выступающие положительно отзывались о переменно-авангардистском стиле, в котором была выполнена Плавучая Тюрьма. Заключенные-слушатели, стоящие под трибуной, бурно аплодировали связанными за спиной руками. Аплодировать было нужно, потому что авангардистский стиль - стиль тех, кто в авангарде.

Мест понял, что ничего нового новые ораторы не скажут, и направился в каюту. Однако Свежий Ветер донес до его мозга одно конструктивное предложение с Плавучей Тюрьмы: "...а еще, в связи с заключенновластием, я предлагаю на территории нашей свободной Плавучей Тюрьмы создать кооператив "Дипломандос", который арендует всех освобожденных от уплаты Почетного Долга и потому имеющихся в наличии Интернациональных Помощников. Этот кооператив сможет вплотную приступить... самыми... методами к ...зации неприсоедини... начальство выделит ...дать доверие..."

Расстояние, разделяющее два плавучих средства, возросло настолько, что даже те обрывки слов и фраз, которые подбрасывал Свежий Ветер, постепенно теряли свой звон. Мест максимально прислушался, но даже благодаря Свежему Ветру смог уловить лишь глухие удары в грудь, которые оратор употреблял, видимо, для большей убедительности.

"Может, они построили Энтузарменный Коллективизм?.." - подумал Мест, щелчком отбрасывая окурок.

Земля, развращенная вращением, двигалась в сторону Полярной Луны. Солнце, покинув Группировку Облаков, сигануло за горизонт, и тот окрасился розовым. Противоположный же горизонт, напротив, потемнел и начал подниматься, как веко надвигаясь на глаз неба. Вскоре взошла Полярная Луна. Мест проверил эхолоты. Кашалотов не было. Мест отправился к себе.

Войдя в каюту и щелкнув стоп-краном, Мест удивился - на его кровати, уткнувшись в двенадцатый том "Моей стрельбы", спал Боцман. На столике лежали: магнитофон, форменная щетина и генералиссимусский жезл. Увидев Места, Боцман проснулся и, наклеив щетину, уселся по-афгански. Скрутив трубку и чиркнув пальцем, он закурил. Потом, видимо, для поддержания разговора, взглянул на табличку "НЕ КУРИТЬ" и убежденно сказал:

- Мест, давайте перейдем от деталей к делу.

- Вы предлагаете мне закончить детальное изучение "Ничего не делать?" и дельно проштудировать "Моя стрельба"?

- Зачем? "Правда мне нужна, но истина дороже". Кто сказал? - Боцман изучающе посмотрел на Места и торжественно провозгласил: Я!

- Вы сотворили кумира? - догадался Мест.

- Да. Это я! - объявил Боцман и, довольный произведенным эффектом, вскинул на Места Проницательный Глаз. Потом еще один. Оба Проницательных Глаза он не спускал с Места на протяжении шести минут. В середине седьмой - спустил. Затем, беспечно махнув полным рукавом, решился, - послушайте, Мест, вы умный человек. Я тоже не дурак. Я даже, можно сказать, талант... Можно, гений... Короче, давайте с вами вдвоем создадим таинственную организацию под названием "Звезда Генерала". Как и те, что надели маски, а потому не взирают на лица. Идет? Ха-ха-ха?

И сопалубники весело рассмеялись, настороженно разглядывая друг друга из-под провисших бровей. Смех Места и Боцмана оборвал треск проламываемого днища. Судно, медленно переворачиваясь, оседало на правый борт. Корма и левый борт направились вверх - к Полярной Луне. Судно остановилось. Свет погас. Резервуары с пресным кислородом, отчаянно шипя, стремительно теряли свое предназначение...

Мест и Боцман выбрались на палубу с правым уклоном. Свежий Ветер швырнул в лицо Места связку водорослей, а в Боцмана плюнул обрывком волны. "Создали... - усмехнулся Мест и с удивлением подумал, - теперь даже Кашалоты не нужны".

Спрыгнув на сушу и отстегнув парашюты, сокрушенники посмотрели вокруг. Полярная Луна предоставила им такую возможность. Вокруг была гладкая поверхность, обтянутая песком и утыканная пучками березовых стволов. Было тихо. Далеко впереди, за краем равнины, светилось Открытое Болото. Оно было со всех сторон. Земля оказалась островом.

В середине острова лежали скелеты Кашалотов. Вокруг них погребальными свечами стояли березы.

© Copyright: Олег Айдаров, 2012

Регистрационный номер №0048419

от 16 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0048419 выдан для произведения:

Мест вышел в Открытое Болото. Эхолоты указывали на отсутствие дна, а также Кашалотов. Кутаясь в паруса, тихо похрапывал Свежий Ветер. Время тянулось. Высоко в небе пронеслась стая Лунно-Пьяных Генералов. На горизонте показался Кающийся Магдалин.

"Неужели Измаил взяли?! - удивился Мест и, вырывая из бортового журнала передовицу газеты "Полуложь", подумал, - в таком случае наше Открытое Болото вольется в Соленое Озеро аккурат в Точке Пересечения Меридианов..."

Отбросив мрачные мысли, Мест зябко передернул плечами - Солнце поднялось еще выше. Взглянув на Прирученные Часы, он огорченно нахмурился - часовая стрелка, перемахнув пик циферблата и, увлекая за собой время, злорадно снижалась. Кашалотов не было. Время тянулось.

Наконец Открытое Болото вздохнуло. Потом поднатужилось и опять вздохнуло. Волн не получилось. Мест это понял и пошел в каюту. Там тоже все было по-прежнему. Надев шлемофон, он вызвал Боцмана. Когда тот явился, соэкипажники развернули карты и уставились в блестящие листы. Когда созерцание блеска наскучило, Мест собрал карты и, разложив их веером, начал гадать. Не догадавшись ни о чем, он поднял глаза на сопалубника, и подумал: "А интересно, Боцманов создали в мирных целях?" От того понесло сквозняками. Посмотрев сквозь Места, Боцман схватился за голову. Голова не оторвалась. Обидевшись, он вышел.

Мест глянул на Прирученные Часы. Время тянулось. Надо было проведать эхолоты. Мест вышел вслед за Боцманом. Кашалотов не было. Зато в шести милях на северо-юг расползалась по швам галера неизвестного происхождения. Взяв бинокль, Мест разглядел толпу, которая рвалась к шлюпкам. Болотные пехотинцы с похвальным мужеством отражали экстремистские происки. Наконец, выплюнув гирлянду флажков: "Потопляюсь, но не сдаюсь!", галера резво пошла вниз. Открытое Болото, не разжевывая, проглотило неизвестный мир с толпой, Болотной Пехотой и, вероятно, капитаном. Мест пожал плечами и подумал: "Красиво жить не запретишь".

Спустившись к себе, он подошел к забронированному бару и извлек из него две книги. Первой оказалась "Моя стрельба". Мест морщинисто передернул плечами и подумал: "Это мне чуждо". Вторая называлась "Ничего не делать?" Книга была из разряда вдающихся. Полистав ее справа налево и, пробежав глазами между строк, Мест зевнул - там была тоже казарма.

"Да, если они прошли в нуль-пространство, нужно быть полным нулем, чтобы не причесали под нуль", - подумал Мест. И принял к сведению. Но сведения оказались про Лунно-Пьяных Генералов. Месту пришлось погрузиться в размышления. Когда погружение закончилось, на ум пришли два Генерала. Потоптавшись, они ушли, но следы остались у себя на уме. Смущала странность Генералов: старший был не столько Лунным, сколько серым, а младший вообще - желто-зеленым. Старший вскоре стал фельдмаршалом, а младший - только героем. Оба - трусы. Оба - по-солдатски храбры. Точек зрения на них было много, а так как точки не соединялись прямыми, то и отрезков не получалось. Хотя один отрезок был - отрезок во времени, а также цель, для которой их создали. Он их напрямую и соединял. Но Мест хотел взглянуть на Генералов с разных точек зрения одновременно. Это было сложно. Прежде всего, потому, что старший был врагом, а младший - другом. Правда, эти звукосочетания относительны. Но различия были. Старший, даже получив чин фельдмаршала, предал своего диктатора, отдавшись чужому - чтобы не убивать. Младший же, верой и правдой служа своему диктатору, истреблял солдат о мятежников до тех пор, пока не стал героем. Потом - пока его оттуда не вывели...

Запутавшись в размышлениях, Мест тряхнул головой. Мысли развалились. Нового мышления не получилось. Ну и ладно...

Неожиданно включившись, заговорила рация: "Внимание! Экстренное сообщение. Ввиду краховой ситуации, сложившейся на Материке Соединений, верховное командование во главе с премьер-администратором объявило свое государство банкротом и заявило о самороспуске. Вывод населения с территории Материка Соединений будет производиться поэтапно, с третьей половины прошлого года до семнадцатой декады восьмого квартала. Вывод закончится к началу свиста рака, дислоцирующегося на горе".

Рация умолкла так же неожиданно, как и заговорила. "Декады, кварталы... - рассеянно подумал Мест. - Надо сезонку купить".

Размяв сигарету, Мест вышел на палубу. Небо отливало голубым и красным. Солнце пряталось за Группировкой Облаков. Перемахивая через горизонт, над самой головой сияла Расщепленная Радуга. "Солнце красное, а Расщепленная Радуга многоцветная. - подумал Мест и добавил, - Непорядок".

Тем временем из одной щели Расщепленной Радуги выпали две Иконы. Они падали, переворачиваясь, так что иногда были видны изображения ликов, а иногда мелькали Белые Квадраты оборотной стороны - в зависимости от направления Свежего Ветра. "Белые Квадраты, - усмехнулся Мест, - царственные старцы". Немного погодя из Расщепленной Радуги вывалилась Рама без изображения. Так как она была пустая, то и падала она быстрее. И вскоре достигла своих предшественников. Троица приблизилась к поверхности Открытого Болота. Оно, не разжевывая, проглотило три Квадрата - два Белых и один Пустой.

- Да, ничего святого не осталось...

Мест вздрогнул и повернул голову. Рядом с ним стоял Боцман в наклеенной щетине.

- Романтическая у вас работа, - заметил Мест, коснувшись щетины и, не дождавшись возражений, продолжил. - А насчет святости... Понимаете, милый товарищ... Не только Иконы могут быть святыми. Более того - Иконы не могут быть святыми, ведь краску замешивают грязными руками. Вот вы, Боцман, пробовали замешивать краску чистыми руками?

- Нет, - признался Боцман.

- В таком случае я вам скажу, что верить нужно. Более того - верить в святого. Не верите в Икону - верьте в Бога. Не верите в Бога - верьте в человека, который является для вас большим авторитетом. Если нет такого знакомого - начитайтесь хороших (с вашей точки зрения) книг и создайте святого из конгломерата хороших героев с присущими им хорошими чертами характера. Создайте идеал. Вы его не достигнете... - Мест помолчал, вспоминая своего командира, хорошего человека, и продолжил, - так вот, вы его никогда не достигнете, но на пути к нему стряхнете с себя ненужное и обретете нужное. Сотворите кумира, Боцман!

Мест умолк и посмотрел на сопалубника. Тот, застенчиво улыбаясь, достал из нагрудного рукава магнитофон и, перемотав кассеты, ушел. "Профессионал", - одобрительно подумал Мест и, опершись на бортовое ограждение, посмотрел в сторону идущей навстречу Плавучей Тюрьмы. "Большому кораблю - больших пассажиров", - вспомнил Мест.

Колючая проволока, вышки с толпами часовых, заборы, прожекторы... Классика... И над всем этим - жилой массив Тюрьмы, напоминающий не то буровую вышку, не то наковальню с торчащим из нее молотом. На левой стороне белела трибуна. Заключенные-ораторы, окруженные целящимися в них из автоматов часовыми, держали речи. Почти все выступающие положительно отзывались о переменно-авангардистском стиле, в котором была выполнена Плавучая Тюрьма. Заключенные-слушатели, стоящие под трибуной, бурно аплодировали связанными за спиной руками. Аплодировать было нужно, потому что авангардистский стиль - стиль тех, кто в авангарде.

Мест понял, что ничего нового новые ораторы не скажут, и направился в каюту. Однако Свежий Ветер донес до его мозга одно конструктивное предложение с Плавучей Тюрьмы: "...а еще, в связи с заключенновластием, я предлагаю на территории нашей свободной Плавучей Тюрьмы создать кооператив "Дипломандос", который арендует всех освобожденных от уплаты Почетного Долга и потому имеющихся в наличии Интернациональных Помощников. Этот кооператив сможет вплотную приступить... самыми... методами к ...зации неприсоедини... начальство выделит ...дать доверие..."

Расстояние, разделяющее два плавучих средства, возросло настолько, что даже те обрывки слов и фраз, которые подбрасывал Свежий Ветер, постепенно теряли свой звон. Мест максимально прислушался, но даже благодаря Свежему Ветру смог уловить лишь глухие удары в грудь, которые оратор употреблял, видимо, для большей убедительности.

"Может, они построили Энтузарменный Коллективизм?.." - подумал Мест, щелчком отбрасывая окурок.

Земля, развращенная вращением, двигалась в сторону Полярной Луны. Солнце, покинув Группировку Облаков, сигануло за горизонт, и тот окрасился розовым. Противоположный же горизонт, напротив, потемнел и начал подниматься, как веко надвигаясь на глаз неба. Вскоре взошла Полярная Луна. Мест проверил эхолоты. Кашалотов не было. Мест отправился к себе.

Войдя в каюту и щелкнув стоп-краном, Мест удивился - на его кровати, уткнувшись в двенадцатый том "Моей стрельбы", спал Боцман. На столике лежали: магнитофон, форменная щетина и генералиссимусский жезл. Увидев Места, Боцман проснулся и, наклеив щетину, уселся по-афгански. Скрутив трубку и чиркнув пальцем, он закурил. Потом, видимо, для поддержания разговора, взглянул на табличку "НЕ КУРИТЬ" и убежденно сказал:

- Мест, давайте перейдем от деталей к делу.

- Вы предлагаете мне закончить детальное изучение "Ничего не делать?" и дельно проштудировать "Моя стрельба"?

- Зачем? "Правда мне нужна, но истина дороже". Кто сказал? - Боцман изучающе посмотрел на Места и торжественно провозгласил: Я!

- Вы сотворили кумира? - догадался Мест.

- Да. Это я! - объявил Боцман и, довольный произведенным эффектом, вскинул на Места Проницательный Глаз. Потом еще один. Оба Проницательных Глаза он не спускал с Места на протяжении шести минут. В середине седьмой - спустил. Затем, беспечно махнув полным рукавом, решился, - послушайте, Мест, вы умный человек. Я тоже не дурак. Я даже, можно сказать, талант... Можно, гений... Короче, давайте с вами вдвоем создадим таинственную организацию под названием "Звезда Генерала". Как и те, что надели маски, а потому не взирают на лица. Идет? Ха-ха-ха?

И сопалубники весело рассмеялись, настороженно разглядывая друг друга из-под провисших бровей. Смех Места и Боцмана оборвал треск проламываемого днища. Судно, медленно переворачиваясь, оседало на правый борт. Корма и левый борт направились вверх - к Полярной Луне. Судно остановилось. Свет погас. Резервуары с пресным кислородом, отчаянно шипя, стремительно теряли свое предназначение...

Мест и Боцман выбрались на палубу с правым уклоном. Свежий Ветер швырнул в лицо Места связку водорослей, а в Боцмана плюнул обрывком волны. "Создали... - усмехнулся Мест и с удивлением подумал, - теперь даже Кашалоты не нужны".

Спрыгнув на сушу и отстегнув парашюты, сокрушенники посмотрели вокруг. Полярная Луна предоставила им такую возможность. Вокруг была гладкая поверхность, обтянутая песком и утыканная пучками березовых стволов. Было тихо. Далеко впереди, за краем равнины, светилось Открытое Болото. Оно было со всех сторон. Земля оказалась островом.

В середине острова лежали скелеты Кашалотов. Вокруг них погребальными свечами стояли березы.

Рейтинг: 0 725 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!