Лабиринт 4 глава

9 апреля 2013 - Рейлин Беатор


Возле раскрытого окна, за массивным столом сидела молодая женщина. На ней была белоснежная туника и того же цвета плащ с капюшоном.  Глаза её были закрыты, дыхание было спокойным, ровным, словно она спала. Но это был не сон.
Предсказательница была предельно внимательна. Она слушала будущее. Лёгкий шепот раскрывал ей то, что когда – нибудь обязательно случиться. Образы, яркие и тусклые пятна, разноцветные краски, лица, вереницей промелькнувшие перед внутренним взором, - всё это грядущее. Шаг за шагом, минута за минутой, оно приближается, и снова уходит в небытие. Ничто не изменить. Всё, что должно произойти, - произойдёт, и только случайность способна направить линию жизни в иное русло. Маленькая, непримечательная случайность, позаботиться о существовании которой – её долг. Ведь если знаешь будущее, то ты обязан так сделать, чтобы  настоящее стало лучше.
Как ни странно, но узнать о том, что будет через несколько тысяч лет, её было легче, чем о событиях завтрашнего утра. Далёкое будущее казалось ей необычным и чуждым. Маги, повелевающие стихиями, полководцы, по мановению руки которых отправляются в бой многотысячные армии, простые крестьяне, ремесленники, слуги, войны – никто из них ещё не был рождён, но для Предсказательницы все они уже были прахом, что развеяло время. Говорят, время подобно песку, утекающему сквозь пальцы. Но у этой простой на вид женщины было достаточно силы, чтобы прочесть письмена, оставленные на песке Создателем. Она знала о собственной исключительности и знала о том, что её время ещё не пришло.
 - Госпожа, - в комнату зашёл высокий человек средних лет, тоже в белом; это был один из её людей, - у меня срочные донесения от Васмы. 
 - Говори, Фрэл.  – Предсказательница открыла глаза.
 - Он утверждает, что видел, как к нам двигалось небольшое войско Князя Кагона.
 - Что ещё?
 - Васм считает, что это произойдёт через три года. Будут убийства, поджоги, и наш храм… его тоже сожгут. – Фрэл сглотнул слюну. – И Вы покинете нас…
 - Это всё? Он видел, что нибудь ещё? 
 - Нет, Госпожа.
 - А кто нибудь ещё знает?
 - Я и второй дежурный – Цивим. 
 - Больше никто не должен знать о предсказании.
 - Но почему, Госпожа? – удивлённо спросил Фрэл. – А, Вы, наверное, хотите избежать паники? Мы не будем говорить об этом людям в Вернстоке, но ведь остальные Маги должны знать правду. Словам Васма можно поверить, он очень критично походит  к посещающим его видениям. К тому же он признался, что не в первый раз видит его, но ещё никогда так ярко. Или он ошибается?
Предсказательница, молча, встала из – за стола, и подошла к Фрэлу вплотную. Маг был на целую голову выше неё.
 - Нет, он не ошибается. Я видела тоже самое. И даже больше, - сказала она, глядя ему в глаза.  – Но, хочу сказать – Васм немного ошибся.
 - В чём?
 - Неважно.… Всё, я должна отдохнуть – ты можешь идти.
 - Спасибо, Госпожа. – Фрэл наклонил голову в поклоне и вышел. Предсказательница тяжело вздохнула и села за стол, опёршись локтями о его крышку. Тяжело принимать ТАКИЕ решения.
Нет, она не могла так ошибиться, и вообще ошибиться… Будущее ясно всё показало, даже показало верный путь, но идти по нему или нет выбирать следовало ей.
Предсказательница снова вздохнула.
«Повелитель, прости меня, мою самонадеянность, но для нас ещё не пришло время. Мы ещё встретимся… Ты, и, мы знаем об этом.… Но, что, же делать? Как мне быть? Я не могу…»…
Через три года ОН пришёл в Храм…
Он  вошёл в  помещение, а она уже стояла в ожидании его. Кагон подошёл к ней, и убрал дрожащими руками её локон.
 - Здравствуй.  – Он поклонился и поцеловал её руку.
 - Здравствуй, Повелитель. Я знала, что ты придёшь. – Она взглянула на него. – Я ждала тебя…
 - Я заберу тебя. Ты больше здесь жить не будешь… Я готов…
 - Я тоже…
 - Нет!!! Госпожа – не делайте этого – не стоит.
 Они оглянулись. Перед ними стояло около десятка монахов. Все были вооружены. 
 - Уберите от неё руки!
 - Оставьте меня… Я ухожу… - Положив руку на сердце сказала она. 
 - Нет! Вы нам принадлежите, Храму.
 - Не смейте так говорить! Она принадлежит тому, кому захочет! Вы не вправе решать за неё!!!
 - Замолчи, гнусный Вампир!
И после этих слов раздался звон стали. Масса клинков билась за одну единственную Женщину, которая нужна была всем, а досталась только ему – Кагону…
Он забрал Сканию  в свой замок,… Она вышла за него замуж.… Жили они прекрасно.… Через некоторое время он стал Первым Императором Великой Империи Вампиров…
И главное, что никого не смущало то, что она – человек, а он – Носферату…
Через некоторое время у них родился сын – первенец – Раднар. Кагон был рад наследнику. Он его носил на руках, точно так же как и жену. Но Скания была Великой Провидицей, и знала, что скоро будет горе.… И действительно.… Снова всё произошло так, как она и видела.  Когда мальчику исполнилось пять лет, его похитили. К сожалению, некто не знал, кто и за чем.
Тогда Скания узнала, что Вессимир  женился на Тарье, и у  них родилось трое детей, но в связи с его Уровнем Магии, они все погибли.… От этого Вессимир посидел, но не потерял свою красоту… 
Когда Скания забеременела второй раз, она написала некое послание, и, спрятав его в сундуке, передала юноше Фрэду – ученику Кагона с просьбой не кому не говорить, и, когда она исчезнет, передать его сестре Ивет. Мальчик согласился. Она верила в мальчика. Через время родилась девочка – Рэйн и Скания же сразу повесила ей на шею подарок Вессимира – крест.
В тот год началась война с Сальмарилионом – и на оборону Режиналда потребовались все сильнейшие Маги,  и Скания тоже отправилась на защиту города. После того, как враги были отстранены от города, к ней подошел некий мужчина в чёрной шляпе и плаще. Они о чём - то разговаривали. Из этого разговора она уз¬нала, где её сын. Он сказал, что Раднар  у него в плену. Она спро¬сила, что ей нужно сделать, что бы освободить 
сына. Он ответил довольно глупо на первый взгляд: сра¬зиться со смертью. И… и она согласилась…
                                           *   *  *
Ночь была тихая и ясная. Лунный свет щедро освещал запо¬рошенные снегом землю и каменные плиты. Светло было как днём. На фоне этого великолепия чётко выделялась 
фигура женщины, одетую в длинное платье. Из – за глубоко надвинутого капюшона,  её лицо оставалось в тени.
Это была Скания, и она стояла посреди старого кладбища. Приближалась полночь. Для того чтобы провести обряд и 
вызвать Смерть на поединок, чёрному магу, кроме своего дара, больше ничего не нужно. Место выбрано, верно – где ещё вызвать Смерть, как не на кладбище? Значит, дело ос¬таётся только за ним.
Скания подняла голову и посмотрела наверх. Прямо над ней проходила извилистая лента Млечного Пути. Может 
статься, что она видит его в последний раз. Лунный диск, звёзды – всё такое знакомое. Сколько раз она им любовалась? Созвездия, созвездия.… И в каждом из них она видит Кагона. Без этого мужчины жизнь её невозможна. Скания понимала, насколько ничтожны её шансы в поединке со Смертью, но она должна была попытаться. Ведь на кону стояло её сча-стье.
Выбрав ровный участок, она прямо на снегу начертила круг кинжалом и воткнула его в середину. Получилось неплохо. Некромантка села, скрестив ноги, закрыла глаза и полно¬стью расслабилась, дозволив магии свободно течь через себя. Этот приём у некромантов называется Нагарани. Он по-зволяет максимально использовать имеющиеся способности, раскрывая весь потенциал мага. Темнота чернее самой тём¬ной ночи навалилась на Сканию. Её душу заполнила пустота, как всегда, когда она прибегала к воскрешению. Но сегодня у неё была другая цель. Она искала в этом странном месте Смерть. Здесь не было ни времени, ни пространства. Не было света. Сама Вечность, возведённая в абсолют.
Скания чувствовала, что он уже где – то рядом. Совсем близко. Смерть всегда был где – то неподалёку – на случай, если Некромант совершит неисправимую ошибку.
 - Ты звала меня? – послышался справа от Мага голос, лишён¬ный эмоций.
Скания быстро открыла глаза и повернула голову. Ну, вот, всё оказалось весьма просто.… Намного проще, чем она предполагала. Всего в шаге от неё сидел человек в тёмном 
плаще из тяжёлой гладкой ткани. Он был так близко, что Некромантка  могла  до него дотронуться. Лицо человека оставалось в тени капюшона.
- Меня давно никто не звал… таким образом, - произнёс че¬ловек.
Скания, как ни старалась, не могла разглядеть лица гово¬рившего. Впрочем, в этом не было особой нужды. Некро¬мантка  и без того знала, кто перед ней. 
- Да, я звала тебя. – Скании потребовалась вся её реши¬мость, чтобы заговорить. – Но я и не надеялась, что ты придёшь ТАК быстро.
Скании  было не по  себе. Всё – таки редко кому удавалось бе¬седовать со Смертью. А твоей Матери удалось.
 - Я всегда рядом. Тебе это прекрасно известно. Лучше чем остальным людям.
Некромантка  отметила, что у собеседника, несмотря на мороз, изо рта не идёт пар. В принципе ничего другого она и не ожидала.
 - Ну и зачем я тебе? – спросил Смерть.
 - Я хочу вызвать тебя на поединок. Нет, не так… Я вызы¬ваю тебя на поединок. Ты не можешь отказать мне.
 - Твоё право. – Казалось, Смерть равнодушно  пожал пле¬чами. – Но какова твоя цель? Вряд ли это просто развлече¬ние. Чего ты хочешь?
 - Ты, конечно, знаешь,  кто я.
Смерть кивнул. Он знал всё обо всех. Смерть был осведомлён о делах земных и небесных куда лучше, чем даже Боги, кото¬рые имеют своё начало. И конец.
 - Я хочу вернуть своего сына.
 - Некромантка с Материнскими чувствами? – Скания могла бы поклясться, что в голосе Смерти послышалась нотка удивления. – Ты обладаешь могущест¬венным даром, раз сумела позвать меня, но всё равно жаж¬дешь семейного благополучия и полноту семьи?
 - Да! Я действительно хочу, что бы у меня была нормаль¬ная семья.
 - И ради этого ты вызываешь меня на поединок?   - теперь в голосе Смерти слышалось презрение.
 - Да!
 - Глупая, - сказал Смерть.
Только и всего. Всего одно слово. Что в нём было такого, что заставило Сканию на мгновение – всего лишь на мгнове¬ние! – усомниться в собственной правоте? Это слово было зерном великого сомнения, но оно было брошено в песок – всепоглощающий жар страсти не позволил ему прорасти в душе Мага. 
 - Да, если ты меня одолеешь, ты получишь то, что хочешь. – В голосе Смерти сквозила непередаваемая ирония. – Ну что ж, мне – то, в конце концов, всё равно, - Смерть чуть повер¬нул голову, - но я всё же проявлю несвойственное мне вели¬кодушие к женщине, и дам тебе последний шанс отказаться от твоего намерения. Воспользуйся им…
 - Нет – нет, я лишком далеко зашла. Пусть я проиграю и умру, всё равно это лучше, чем жить так, как я живу сейчас. Или меня не станет – или я обрету счастье.
 - Ты очень храбрая женщина, но в жизни бывает кое-что по¬хуже, чем я.
 - О чём идёт речь? – не поняла Скания.
 - Я – всеведущ, - продолжал Смерть. – В определённой сте¬пени… Тебе предначертан долгий путь. Очень долгий. Но раз ты сама противишься судьбе, то… я убью тебя. – И Смерть одни неуловимым движением отбро-сил капюшон, закрывавший  его лицо.
Скания вскрикнула от неожиданности. Она ждала чего угодно, но только не этого. На неё смотрела она сама. 
Точная копия, до мельчайших подробностей. Губы двойника изогнулись в ироничной усмешке:
- А кого ты ожидала увидеть? Живой скелет? У людей странное представление обо мне. Разгул буйной фантазии. Только в последний момент они осознают, насколько заблу¬ждались, но … остановиться еже слишком поздно.
Скания глубоко вздохнула, пытаясь обуздать одолевавшие её чувства. Сейчас её было так страшно, что захотелось никогда не появляться на Свет. Только бы не видеть Смерть 
рядом с собой. Не видеть себя саму, не видеть этих стран¬ных пустых глаз.
- Неужели именно так я выгляжу? – спросила она охрипшим голосом.
  - Так выгляжу я, - отрезал Смерть. – А что видишь ты – это твоя личная проблема. Наш мир – место рождения мно¬гих иллюзий. Мир, где облик не так уж важен, поэтому не стоит 
уделять этому, слишком много внимания.… Ну, пойдём? – Смерть дружески протянул Магу руку. 
Скания медлила.
 - Куда?
 - Ты собираешься сражаться со мной здесь? – Смерть пока¬чал головой. – Это просто невозможно. Неужели ты не зна¬ешь об этом?.. Похоже, действительно не знаешь… 
Скания не выносила, когда её уличали в невежестве. Она ре¬шительно вложила свою ладонь в ладонь Смерти. Маг ожи¬дала прикосновения к замогильному холоду, но ощутила лас¬ковое тепло. Скания изумлённо подняла глаза.  Теперь, как никогда прежде, её стало понятно, почему Смерть назы¬вают Милосердным. Он тот, кто прекращает страдания…
В молодости Скания порой сожалела о том, что ей выпал жребий стать Некроманткой. Её  мучили сомнения. Хорошо ли это – возвращать к жизни умерших? Не идёт ли она против воли самой судьбы, которая каждому отмеряет свой срок? Но, то дара невозможно отказаться. Став старше, Скания примирилась с действительностью и перестала об этом ду¬мать.
Смерть и Скания не размыкали рук. Некромантка и не за¬метила, как они оказались в совершенно ином месте. Стояла кромешная тьма, но это не мешало  Скании  хорошо видеть всё вокруг. Казалось, что сама тьма является источником света.
 - Где мы?
 - Между мирами. Кое-кто называет это место изнанкой, но это неправильно. Изнанка подразумевает наличие лицевой стороны, а её здесь нет. Это место не является частью чего – то. Оно само по себе.. Как ощущения?
 - Я ничего не чувствую.
 - Верно. – Смерть глубокомысленно кивнул. – А всё потому, что здесь нет времени. Нет ни прошлого, ни будущего. Нет жизни. Чудесное место.
 - Если здесь ничего нет, то от чего же оно такое чудесное?
- Оттого, что я могу здесь, наконец, отдохнуть. Да… - Смерть неслышно сделал несколько шагов в сторону и присел на что-то, напоминающее застывший чёрный смерч. Не¬сколько мгновений он сидел неподвижно, затем снова под¬нялся.
 - Почему ты говоришь мне всё это? – Спросила Скания.
Её вопрос позабавил Смерть.
 - А как ты думаешь, мне часто выпадает такая возмож¬ность? Возможность просто поговорить? Моя реплика, твоя реплика, и так далее?
 - Не знаю.
 - Действительно, откуда тебе знать? Некромантка ты или нет – но ты всего лишь простой человек. Плоть, кровь…всё это преходящее… - Смерть заглянул Скании  в глаза.
Маг помимо своей воли испуганно отшатнулась. На неё смотрела сама Вечность. И как она собирается сражаться с ЭТИМ?
- Страх. Каждый раз одно и то же. Только страх, - повторил Смерть, медленно обходя вокруг Мага. – 
Бывает, правда, я вижу и надежду. Но очень редко. Очень.
После этих слов Скания перестала бояться за свою жизнь. Она вспомнила, ради чего всё это затеяла. Опасение навсе¬гда потерять семью вытеснило из её сердца страх. Она не имеет права бояться! В этой вечной тишине, так свободно обволакивающей разум, Некромантка ясно осознала, что ей нужно. Готовясь к обряду, Скания не ожидала, что перед по¬единком Смерть станет с ней разговаривать. Она была на¬мерена биться – вот уж действительно не на жизнь, а на смерть. В её душе не было места беседам, а раз так…
Некромантка не могла больше ждать. Она рывком обна¬жила мечи и стремительно бросилась к Смерти. Смерть в свою очередь тоже выхватил оружие  и с лёгкостью париро¬вал первый удар Скании, сведя на нет всю внезапность её вы¬пада. Был ли Смерть удивлён её неожиданной атакой? На его лице не отразилось никаких эмоций.
Противники закружили, выжидая удобного момента. Нек¬романтка, в своё время обучавшаяся искусству боя у 
лучших мастеров, стала настойчиво атаковать Смерть, ни на секунду не забывая об осторожности и пытаясь найти его слабое место, но тот словно заранее чувствовал все дей¬ствия Скании.
Звон холодного металла разрывал вечную тишину «изнанки мира». Выпад, удар, ещё удар, прыжок в сторону, разворот, снова выпад…  Пляска со смертью… Скания и её противник не уступали друг другу не в чём. Каждое их движение  было совершено и не содержало ничего лишнего. Некромантка была предельно внимательна, хорошо понимая, что у неё нет права на ошибку. Смерть просто не даст ей второго шанса.
Снова удар, уклон вправо, вот лезвие просвистело в опасной близости от её уха, но это не страшно… Главное, что мимо. Скания искусно парировала все выпады противника, стремительно нападала  сама, но до¬тянуться до Смерти всё никак не могла. Смерть прекрасно владел защитой, а его манера внезапно менять руку и наносить удар левой была просто 
неподражаема. К счастью, этот приём был знаком твоей матери. В своё время она потратила немало часов, пытаясь его освоить, поскольку справедливо полагала, что в будущем это ему может пригодиться.
Ну, вот и пригодилось…
Они сражались, но чаши весов оставались неподвижны. В этом месте без времени не было усталости, но не было и той счастливой случайности, которая способна склонить ход поединка в пользу одной из сторон.
 - Ты хороший боец, не смотря на то, что ты Женщина, - произнёс Смерть, - но тебе не победить.
 - Я дерусь с тобой ради своего счастья, - выдавила Скания, с трудом избежав прямого удара в грудь.
- Счастья? – Смерть скривил губы в усмешке. – Тогда тебе лучше проиграть.
Скания вновь нанесла несколько ударов, и вновь Смерть их парировал…
«Да, я не могу его победить! Что же делать? – стреми¬тельно пронеслось в мозгу Некромантки. -  А ничего не де¬лать, - 
пришел сам собой ответ, - просто продолжать драться. Ведь я пока что и не проигрываю». Скания увернулась от очередного удара в живот. На мгновение противники оказа¬лись очень близко друг к другу, лицом к лицу. Жуткое виде¬ние.… Будто твоё собственное зеркальное отражение ре¬шило свести с тобой счёты.
«Я дерусь сама с собой! Да он просто издевается! Уж не для этого ли он принял мой облик? Он знает, что я не могу побе¬дить саму  себя! – думала Скания, позволив клинкам жить собственной жизнью. – Но ведь должен, же быть способ!»
И тут, словно озарение свыше снизошло на Сканию. Смерть ведает всё об осознанных шагах человека, но не в его силах знать о поступках  импульсивных, вызванных закипающей кровью. Значит, надо перестать думать и заранее готовить удары. Нужно лишь дать волю чувствам и эмоциям, которых лишён Смерть. Легко сказать – дать волю чувствам.… Дашь волю чувст¬вам, тут же не заметишь обманного движения, пропустишь удар, проиграешь. И  умрёшь…
В звоне мечей и блеске стали Скания вспомнила сына, за ко¬торого она сейчас бьётся со Смертью. Ожидание возмож¬ного счастья наполнило её душу. Она так хотела быть сча¬стлива… Сынок.… Но перед ней враг, который желает по¬мешать их семейной жизни. Его нужно убить! Убить легко, она очень хорошо знает  это. Ведь она уже убивала!...
Разум Скании заволокло туманом ярости. Её руки плотнее сжали эфесы, зрачки расширились, сердце забилось с огром¬ной скоростью. Некромантка, отбросив все известные ей приёмы, кинулась насмерть. Сейчас она совершенно ничего не боялась. Скания наносила удары без всякой системы, вкладывая в них всю свою силу, так, словно каждый из них должен был стать 
последним. Перед неистовым порывом человеческой страсти Смерть  едва успевал отступать и уворачиваться. Некро¬мантка была непредсказуема… Её ярость подогревалась  ог¬нём всех тех мучений, что выпали на её долю. Душевная боль придаёт силы.  Смерть был ошеломлён бешеным натиском Скании.
Вечность заглянула в глаза Некромантки и увидела в них саму себя.… Как же это было давно… Смерть вспомнил дру¬гой мир, и в его голосе вспыхнуло яркое видение. Рука замеш¬калась всего чуть – чуть.… И в этот миг холодная сталь клинка пробила грудь того, кого страшились даже Боги.
Нет, из пробитой груди не хлынула кровь, её не было ни ка¬пли, даже когда Скания выдернула меч. Некромантка в изумлении смотрела на него, не осознав ещё в полной мере того, что она сделала. Кисть Смерти медленно, словно нехотя разжалась, и оружие со звоном выпало из его руки. Смерть встретился глазами со Сканией. 
Некромантка затруднялась сказать, что именно она  в них увидела.  Удивление? Интерес?
Смерть зашатался, его ноги подогнулись, и он упал на одно колено. Скания с ужасом  наблюдала, как это вселенское творение, одно из основ мироздания, против своей воли пре¬клонило пред ней колено. Смерть, какой – то миг всё ещё мог стоять, но силы стремительно покидали его. Он проиграл эту битву… Ему было слишком тяжело… Смерть посмот¬рел на Сканию и прошептал едва слышно:
 - Глупая…
И упал навзничь.
В тот миг, когда тело Смерти коснулось земли, всё вокруг содрогнулось. Свершилось невозможное. Реальность вокруг Скании сжалась и закружилась в немысленном водовороте. Ужасный рокот разнёсся повсюду.
Скания вновь очутилась посреди кладбища. Земная твердь, не выдержав падения Смерти, пришла в движение, и неви¬данное по силе землятресение, не имевшее эпицентра, в один миг охватило всю землю. Мощные толчки сокрушали все и всюду, словно само естество Мира противилось тому, что сотво¬рила Скания…
Когда она вернулась на землю и встретилась с тем челове¬ком, который обещал освободить её сына, он сказал, что по причине того, что она теперь будет жить вечно, она, когда нибудь сама найдёт его, и сам исчез  навсегда в никуда…
Да, он обманул её.…  Это жестоко – играть на чувствах любящей матери… 
Тогда-то Скания не выдержала и ушла ото всех.… Но нет, она  не умерла – она просто ушла и заточилась в Северной Горе.… Навсегда.… Ведь ей было суждено жить вечно…  
После случившегося, Кагон обозлился на весь мир…  Спасибо мальчику Фрэду – он, как и обещал, он передал сундучок Ивет. Письмо было таким:
 
После этого тётя Ивет приехала к нам в замок и действительно забрала меня.… И после этого я жила у неё до двенадцати лет, но Мать была права – отец всю жизнь искал меня для того, что бы уничтожить, но это вы прочтёте в третьем  романе книги «Кровавый Дождь» 

© Copyright: Рейлин Беатор, 2013

Регистрационный номер №0129259

от 9 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129259 выдан для произведения:


Возле раскрытого окна, за массивным столом сидела молодая женщина. На ней была белоснежная туника и того же цвета плащ с капюшоном.  Глаза её были закрыты, дыхание было спокойным, ровным, словно она спала. Но это был не сон.
Предсказательница была предельно внимательна. Она слушала будущее. Лёгкий шепот раскрывал ей то, что когда – нибудь обязательно случиться. Образы, яркие и тусклые пятна, разноцветные краски, лица, вереницей промелькнувшие перед внутренним взором, - всё это грядущее. Шаг за шагом, минута за минутой, оно приближается, и снова уходит в небытие. Ничто не изменить. Всё, что должно произойти, - произойдёт, и только случайность способна направить линию жизни в иное русло. Маленькая, непримечательная случайность, позаботиться о существовании которой – её долг. Ведь если знаешь будущее, то ты обязан так сделать, чтобы  настоящее стало лучше.
Как ни странно, но узнать о том, что будет через несколько тысяч лет, её было легче, чем о событиях завтрашнего утра. Далёкое будущее казалось ей необычным и чуждым. Маги, повелевающие стихиями, полководцы, по мановению руки которых отправляются в бой многотысячные армии, простые крестьяне, ремесленники, слуги, войны – никто из них ещё не был рождён, но для Предсказательницы все они уже были прахом, что развеяло время. Говорят, время подобно песку, утекающему сквозь пальцы. Но у этой простой на вид женщины было достаточно силы, чтобы прочесть письмена, оставленные на песке Создателем. Она знала о собственной исключительности и знала о том, что её время ещё не пришло.
 - Госпожа, - в комнату зашёл высокий человек средних лет, тоже в белом; это был один из её людей, - у меня срочные донесения от Васмы. 
 - Говори, Фрэл.  – Предсказательница открыла глаза.
 - Он утверждает, что видел, как к нам двигалось небольшое войско Князя Кагона.
 - Что ещё?
 - Васм считает, что это произойдёт через три года. Будут убийства, поджоги, и наш храм… его тоже сожгут. – Фрэл сглотнул слюну. – И Вы покинете нас…
 - Это всё? Он видел, что нибудь ещё? 
 - Нет, Госпожа.
 - А кто нибудь ещё знает?
 - Я и второй дежурный – Цивим. 
 - Больше никто не должен знать о предсказании.
 - Но почему, Госпожа? – удивлённо спросил Фрэл. – А, Вы, наверное, хотите избежать паники? Мы не будем говорить об этом людям в Вернстоке, но ведь остальные Маги должны знать правду. Словам Васма можно поверить, он очень критично походит  к посещающим его видениям. К тому же он признался, что не в первый раз видит его, но ещё никогда так ярко. Или он ошибается?
Предсказательница, молча, встала из – за стола, и подошла к Фрэлу вплотную. Маг был на целую голову выше неё.
 - Нет, он не ошибается. Я видела тоже самое. И даже больше, - сказала она, глядя ему в глаза.  – Но, хочу сказать – Васм немного ошибся.
 - В чём?
 - Неважно.… Всё, я должна отдохнуть – ты можешь идти.
 - Спасибо, Госпожа. – Фрэл наклонил голову в поклоне и вышел. Предсказательница тяжело вздохнула и села за стол, опёршись локтями о его крышку. Тяжело принимать ТАКИЕ решения.
Нет, она не могла так ошибиться, и вообще ошибиться… Будущее ясно всё показало, даже показало верный путь, но идти по нему или нет выбирать следовало ей.
Предсказательница снова вздохнула.
«Повелитель, прости меня, мою самонадеянность, но для нас ещё не пришло время. Мы ещё встретимся… Ты, и, мы знаем об этом.… Но, что, же делать? Как мне быть? Я не могу…»…
Через три года ОН пришёл в Храм…
Он  вошёл в  помещение, а она уже стояла в ожидании его. Кагон подошёл к ней, и убрал дрожащими руками её локон.
 - Здравствуй.  – Он поклонился и поцеловал её руку.
 - Здравствуй, Повелитель. Я знала, что ты придёшь. – Она взглянула на него. – Я ждала тебя…
 - Я заберу тебя. Ты больше здесь жить не будешь… Я готов…
 - Я тоже…
 - Нет!!! Госпожа – не делайте этого – не стоит.
 Они оглянулись. Перед ними стояло около десятка монахов. Все были вооружены. 
 - Уберите от неё руки!
 - Оставьте меня… Я ухожу… - Положив руку на сердце сказала она. 
 - Нет! Вы нам принадлежите, Храму.
 - Не смейте так говорить! Она принадлежит тому, кому захочет! Вы не вправе решать за неё!!!
 - Замолчи, гнусный Вампир!
И после этих слов раздался звон стали. Масса клинков билась за одну единственную Женщину, которая нужна была всем, а досталась только ему – Кагону…
Он забрал Сканию  в свой замок,… Она вышла за него замуж.… Жили они прекрасно.… Через некоторое время он стал Первым Императором Великой Империи Вампиров…
И главное, что никого не смущало то, что она – человек, а он – Носферату…
Через некоторое время у них родился сын – первенец – Раднар. Кагон был рад наследнику. Он его носил на руках, точно так же как и жену. Но Скания была Великой Провидицей, и знала, что скоро будет горе.… И действительно.… Снова всё произошло так, как она и видела.  Когда мальчику исполнилось пять лет, его похитили. К сожалению, некто не знал, кто и за чем.
Тогда Скания узнала, что Вессимир  женился на Тарье, и у  них родилось трое детей, но в связи с его Уровнем Магии, они все погибли.… От этого Вессимир посидел, но не потерял свою красоту… 
Когда Скания забеременела второй раз, она написала некое послание, и, спрятав его в сундуке, передала юноше Фрэду – ученику Кагона с просьбой не кому не говорить, и, когда она исчезнет, передать его сестре Ивет. Мальчик согласился. Она верила в мальчика. Через время родилась девочка – Рэйн и Скания же сразу повесила ей на шею подарок Вессимира – крест.
В тот год началась война с Сальмарилионом – и на оборону Режиналда потребовались все сильнейшие Маги,  и Скания тоже отправилась на защиту города. После того, как враги были отстранены от города, к ней подошел некий мужчина в чёрной шляпе и плаще. Они о чём - то разговаривали. Из этого разговора она уз¬нала, где её сын. Он сказал, что Раднар  у него в плену. Она спро¬сила, что ей нужно сделать, что бы освободить 
сына. Он ответил довольно глупо на первый взгляд: сра¬зиться со смертью. И… и она согласилась…
                                           *   *  *
Ночь была тихая и ясная. Лунный свет щедро освещал запо¬рошенные снегом землю и каменные плиты. Светло было как днём. На фоне этого великолепия чётко выделялась 
фигура женщины, одетую в длинное платье. Из – за глубоко надвинутого капюшона,  её лицо оставалось в тени.
Это была Скания, и она стояла посреди старого кладбища. Приближалась полночь. Для того чтобы провести обряд и 
вызвать Смерть на поединок, чёрному магу, кроме своего дара, больше ничего не нужно. Место выбрано, верно – где ещё вызвать Смерть, как не на кладбище? Значит, дело ос¬таётся только за ним.
Скания подняла голову и посмотрела наверх. Прямо над ней проходила извилистая лента Млечного Пути. Может 
статься, что она видит его в последний раз. Лунный диск, звёзды – всё такое знакомое. Сколько раз она им любовалась? Созвездия, созвездия.… И в каждом из них она видит Кагона. Без этого мужчины жизнь её невозможна. Скания понимала, насколько ничтожны её шансы в поединке со Смертью, но она должна была попытаться. Ведь на кону стояло её сча-стье.
Выбрав ровный участок, она прямо на снегу начертила круг кинжалом и воткнула его в середину. Получилось неплохо. Некромантка села, скрестив ноги, закрыла глаза и полно¬стью расслабилась, дозволив магии свободно течь через себя. Этот приём у некромантов называется Нагарани. Он по-зволяет максимально использовать имеющиеся способности, раскрывая весь потенциал мага. Темнота чернее самой тём¬ной ночи навалилась на Сканию. Её душу заполнила пустота, как всегда, когда она прибегала к воскрешению. Но сегодня у неё была другая цель. Она искала в этом странном месте Смерть. Здесь не было ни времени, ни пространства. Не было света. Сама Вечность, возведённая в абсолют.
Скания чувствовала, что он уже где – то рядом. Совсем близко. Смерть всегда был где – то неподалёку – на случай, если Некромант совершит неисправимую ошибку.
 - Ты звала меня? – послышался справа от Мага голос, лишён¬ный эмоций.
Скания быстро открыла глаза и повернула голову. Ну, вот, всё оказалось весьма просто.… Намного проще, чем она предполагала. Всего в шаге от неё сидел человек в тёмном 
плаще из тяжёлой гладкой ткани. Он был так близко, что Некромантка  могла  до него дотронуться. Лицо человека оставалось в тени капюшона.
- Меня давно никто не звал… таким образом, - произнёс че¬ловек.
Скания, как ни старалась, не могла разглядеть лица гово¬рившего. Впрочем, в этом не было особой нужды. Некро¬мантка  и без того знала, кто перед ней. 
- Да, я звала тебя. – Скании потребовалась вся её реши¬мость, чтобы заговорить. – Но я и не надеялась, что ты придёшь ТАК быстро.
Скании  было не по  себе. Всё – таки редко кому удавалось бе¬седовать со Смертью. А твоей Матери удалось.
 - Я всегда рядом. Тебе это прекрасно известно. Лучше чем остальным людям.
Некромантка  отметила, что у собеседника, несмотря на мороз, изо рта не идёт пар. В принципе ничего другого она и не ожидала.
 - Ну и зачем я тебе? – спросил Смерть.
 - Я хочу вызвать тебя на поединок. Нет, не так… Я вызы¬ваю тебя на поединок. Ты не можешь отказать мне.
 - Твоё право. – Казалось, Смерть равнодушно  пожал пле¬чами. – Но какова твоя цель? Вряд ли это просто развлече¬ние. Чего ты хочешь?
 - Ты, конечно, знаешь,  кто я.
Смерть кивнул. Он знал всё обо всех. Смерть был осведомлён о делах земных и небесных куда лучше, чем даже Боги, кото¬рые имеют своё начало. И конец.
 - Я хочу вернуть своего сына.
 - Некромантка с Материнскими чувствами? – Скания могла бы поклясться, что в голосе Смерти послышалась нотка удивления. – Ты обладаешь могущест¬венным даром, раз сумела позвать меня, но всё равно жаж¬дешь семейного благополучия и полноту семьи?
 - Да! Я действительно хочу, что бы у меня была нормаль¬ная семья.
 - И ради этого ты вызываешь меня на поединок?   - теперь в голосе Смерти слышалось презрение.
 - Да!
 - Глупая, - сказал Смерть.
Только и всего. Всего одно слово. Что в нём было такого, что заставило Сканию на мгновение – всего лишь на мгнове¬ние! – усомниться в собственной правоте? Это слово было зерном великого сомнения, но оно было брошено в песок – всепоглощающий жар страсти не позволил ему прорасти в душе Мага. 
 - Да, если ты меня одолеешь, ты получишь то, что хочешь. – В голосе Смерти сквозила непередаваемая ирония. – Ну что ж, мне – то, в конце концов, всё равно, - Смерть чуть повер¬нул голову, - но я всё же проявлю несвойственное мне вели¬кодушие к женщине, и дам тебе последний шанс отказаться от твоего намерения. Воспользуйся им…
 - Нет – нет, я лишком далеко зашла. Пусть я проиграю и умру, всё равно это лучше, чем жить так, как я живу сейчас. Или меня не станет – или я обрету счастье.
 - Ты очень храбрая женщина, но в жизни бывает кое-что по¬хуже, чем я.
 - О чём идёт речь? – не поняла Скания.
 - Я – всеведущ, - продолжал Смерть. – В определённой сте¬пени… Тебе предначертан долгий путь. Очень долгий. Но раз ты сама противишься судьбе, то… я убью тебя. – И Смерть одни неуловимым движением отбро-сил капюшон, закрывавший  его лицо.
Скания вскрикнула от неожиданности. Она ждала чего угодно, но только не этого. На неё смотрела она сама. 
Точная копия, до мельчайших подробностей. Губы двойника изогнулись в ироничной усмешке:
- А кого ты ожидала увидеть? Живой скелет? У людей странное представление обо мне. Разгул буйной фантазии. Только в последний момент они осознают, насколько заблу¬ждались, но … остановиться еже слишком поздно.
Скания глубоко вздохнула, пытаясь обуздать одолевавшие её чувства. Сейчас её было так страшно, что захотелось никогда не появляться на Свет. Только бы не видеть Смерть 
рядом с собой. Не видеть себя саму, не видеть этих стран¬ных пустых глаз.
- Неужели именно так я выгляжу? – спросила она охрипшим голосом.
  - Так выгляжу я, - отрезал Смерть. – А что видишь ты – это твоя личная проблема. Наш мир – место рождения мно¬гих иллюзий. Мир, где облик не так уж важен, поэтому не стоит 
уделять этому, слишком много внимания.… Ну, пойдём? – Смерть дружески протянул Магу руку. 
Скания медлила.
 - Куда?
 - Ты собираешься сражаться со мной здесь? – Смерть пока¬чал головой. – Это просто невозможно. Неужели ты не зна¬ешь об этом?.. Похоже, действительно не знаешь… 
Скания не выносила, когда её уличали в невежестве. Она ре¬шительно вложила свою ладонь в ладонь Смерти. Маг ожи¬дала прикосновения к замогильному холоду, но ощутила лас¬ковое тепло. Скания изумлённо подняла глаза.  Теперь, как никогда прежде, её стало понятно, почему Смерть назы¬вают Милосердным. Он тот, кто прекращает страдания…
В молодости Скания порой сожалела о том, что ей выпал жребий стать Некроманткой. Её  мучили сомнения. Хорошо ли это – возвращать к жизни умерших? Не идёт ли она против воли самой судьбы, которая каждому отмеряет свой срок? Но, то дара невозможно отказаться. Став старше, Скания примирилась с действительностью и перестала об этом ду¬мать.
Смерть и Скания не размыкали рук. Некромантка и не за¬метила, как они оказались в совершенно ином месте. Стояла кромешная тьма, но это не мешало  Скании  хорошо видеть всё вокруг. Казалось, что сама тьма является источником света.
 - Где мы?
 - Между мирами. Кое-кто называет это место изнанкой, но это неправильно. Изнанка подразумевает наличие лицевой стороны, а её здесь нет. Это место не является частью чего – то. Оно само по себе.. Как ощущения?
 - Я ничего не чувствую.
 - Верно. – Смерть глубокомысленно кивнул. – А всё потому, что здесь нет времени. Нет ни прошлого, ни будущего. Нет жизни. Чудесное место.
 - Если здесь ничего нет, то от чего же оно такое чудесное?
- Оттого, что я могу здесь, наконец, отдохнуть. Да… - Смерть неслышно сделал несколько шагов в сторону и присел на что-то, напоминающее застывший чёрный смерч. Не¬сколько мгновений он сидел неподвижно, затем снова под¬нялся.
 - Почему ты говоришь мне всё это? – Спросила Скания.
Её вопрос позабавил Смерть.
 - А как ты думаешь, мне часто выпадает такая возмож¬ность? Возможность просто поговорить? Моя реплика, твоя реплика, и так далее?
 - Не знаю.
 - Действительно, откуда тебе знать? Некромантка ты или нет – но ты всего лишь простой человек. Плоть, кровь…всё это преходящее… - Смерть заглянул Скании  в глаза.
Маг помимо своей воли испуганно отшатнулась. На неё смотрела сама Вечность. И как она собирается сражаться с ЭТИМ?
- Страх. Каждый раз одно и то же. Только страх, - повторил Смерть, медленно обходя вокруг Мага. – 
Бывает, правда, я вижу и надежду. Но очень редко. Очень.
После этих слов Скания перестала бояться за свою жизнь. Она вспомнила, ради чего всё это затеяла. Опасение навсе¬гда потерять семью вытеснило из её сердца страх. Она не имеет права бояться! В этой вечной тишине, так свободно обволакивающей разум, Некромантка ясно осознала, что ей нужно. Готовясь к обряду, Скания не ожидала, что перед по¬единком Смерть станет с ней разговаривать. Она была на¬мерена биться – вот уж действительно не на жизнь, а на смерть. В её душе не было места беседам, а раз так…
Некромантка не могла больше ждать. Она рывком обна¬жила мечи и стремительно бросилась к Смерти. Смерть в свою очередь тоже выхватил оружие  и с лёгкостью париро¬вал первый удар Скании, сведя на нет всю внезапность её вы¬пада. Был ли Смерть удивлён её неожиданной атакой? На его лице не отразилось никаких эмоций.
Противники закружили, выжидая удобного момента. Нек¬романтка, в своё время обучавшаяся искусству боя у 
лучших мастеров, стала настойчиво атаковать Смерть, ни на секунду не забывая об осторожности и пытаясь найти его слабое место, но тот словно заранее чувствовал все дей¬ствия Скании.
Звон холодного металла разрывал вечную тишину «изнанки мира». Выпад, удар, ещё удар, прыжок в сторону, разворот, снова выпад…  Пляска со смертью… Скания и её противник не уступали друг другу не в чём. Каждое их движение  было совершено и не содержало ничего лишнего. Некромантка была предельно внимательна, хорошо понимая, что у неё нет права на ошибку. Смерть просто не даст ей второго шанса.
Снова удар, уклон вправо, вот лезвие просвистело в опасной близости от её уха, но это не страшно… Главное, что мимо. Скания искусно парировала все выпады противника, стремительно нападала  сама, но до¬тянуться до Смерти всё никак не могла. Смерть прекрасно владел защитой, а его манера внезапно менять руку и наносить удар левой была просто 
неподражаема. К счастью, этот приём был знаком твоей матери. В своё время она потратила немало часов, пытаясь его освоить, поскольку справедливо полагала, что в будущем это ему может пригодиться.
Ну, вот и пригодилось…
Они сражались, но чаши весов оставались неподвижны. В этом месте без времени не было усталости, но не было и той счастливой случайности, которая способна склонить ход поединка в пользу одной из сторон.
 - Ты хороший боец, не смотря на то, что ты Женщина, - произнёс Смерть, - но тебе не победить.
 - Я дерусь с тобой ради своего счастья, - выдавила Скания, с трудом избежав прямого удара в грудь.
- Счастья? – Смерть скривил губы в усмешке. – Тогда тебе лучше проиграть.
Скания вновь нанесла несколько ударов, и вновь Смерть их парировал…
«Да, я не могу его победить! Что же делать? – стреми¬тельно пронеслось в мозгу Некромантки. -  А ничего не де¬лать, - 
пришел сам собой ответ, - просто продолжать драться. Ведь я пока что и не проигрываю». Скания увернулась от очередного удара в живот. На мгновение противники оказа¬лись очень близко друг к другу, лицом к лицу. Жуткое виде¬ние.… Будто твоё собственное зеркальное отражение ре¬шило свести с тобой счёты.
«Я дерусь сама с собой! Да он просто издевается! Уж не для этого ли он принял мой облик? Он знает, что я не могу побе¬дить саму  себя! – думала Скания, позволив клинкам жить собственной жизнью. – Но ведь должен, же быть способ!»
И тут, словно озарение свыше снизошло на Сканию. Смерть ведает всё об осознанных шагах человека, но не в его силах знать о поступках  импульсивных, вызванных закипающей кровью. Значит, надо перестать думать и заранее готовить удары. Нужно лишь дать волю чувствам и эмоциям, которых лишён Смерть. Легко сказать – дать волю чувствам.… Дашь волю чувст¬вам, тут же не заметишь обманного движения, пропустишь удар, проиграешь. И  умрёшь…
В звоне мечей и блеске стали Скания вспомнила сына, за ко¬торого она сейчас бьётся со Смертью. Ожидание возмож¬ного счастья наполнило её душу. Она так хотела быть сча¬стлива… Сынок.… Но перед ней враг, который желает по¬мешать их семейной жизни. Его нужно убить! Убить легко, она очень хорошо знает  это. Ведь она уже убивала!...
Разум Скании заволокло туманом ярости. Её руки плотнее сжали эфесы, зрачки расширились, сердце забилось с огром¬ной скоростью. Некромантка, отбросив все известные ей приёмы, кинулась насмерть. Сейчас она совершенно ничего не боялась. Скания наносила удары без всякой системы, вкладывая в них всю свою силу, так, словно каждый из них должен был стать 
последним. Перед неистовым порывом человеческой страсти Смерть  едва успевал отступать и уворачиваться. Некро¬мантка была непредсказуема… Её ярость подогревалась  ог¬нём всех тех мучений, что выпали на её долю. Душевная боль придаёт силы.  Смерть был ошеломлён бешеным натиском Скании.
Вечность заглянула в глаза Некромантки и увидела в них саму себя.… Как же это было давно… Смерть вспомнил дру¬гой мир, и в его голосе вспыхнуло яркое видение. Рука замеш¬калась всего чуть – чуть.… И в этот миг холодная сталь клинка пробила грудь того, кого страшились даже Боги.
Нет, из пробитой груди не хлынула кровь, её не было ни ка¬пли, даже когда Скания выдернула меч. Некромантка в изумлении смотрела на него, не осознав ещё в полной мере того, что она сделала. Кисть Смерти медленно, словно нехотя разжалась, и оружие со звоном выпало из его руки. Смерть встретился глазами со Сканией. 
Некромантка затруднялась сказать, что именно она  в них увидела.  Удивление? Интерес?
Смерть зашатался, его ноги подогнулись, и он упал на одно колено. Скания с ужасом  наблюдала, как это вселенское творение, одно из основ мироздания, против своей воли пре¬клонило пред ней колено. Смерть, какой – то миг всё ещё мог стоять, но силы стремительно покидали его. Он проиграл эту битву… Ему было слишком тяжело… Смерть посмот¬рел на Сканию и прошептал едва слышно:
 - Глупая…
И упал навзничь.
В тот миг, когда тело Смерти коснулось земли, всё вокруг содрогнулось. Свершилось невозможное. Реальность вокруг Скании сжалась и закружилась в немысленном водовороте. Ужасный рокот разнёсся повсюду.
Скания вновь очутилась посреди кладбища. Земная твердь, не выдержав падения Смерти, пришла в движение, и неви¬данное по силе землятресение, не имевшее эпицентра, в один миг охватило всю землю. Мощные толчки сокрушали все и всюду, словно само естество Мира противилось тому, что сотво¬рила Скания…
Когда она вернулась на землю и встретилась с тем челове¬ком, который обещал освободить её сына, он сказал, что по причине того, что она теперь будет жить вечно, она, когда нибудь сама найдёт его, и сам исчез  навсегда в никуда…
Да, он обманул её.…  Это жестоко – играть на чувствах любящей матери… 
Тогда-то Скания не выдержала и ушла ото всех.… Но нет, она  не умерла – она просто ушла и заточилась в Северной Горе.… Навсегда.… Ведь ей было суждено жить вечно…  
После случившегося, Кагон обозлился на весь мир…  Спасибо мальчику Фрэду – он, как и обещал, он передал сундучок Ивет. Письмо было таким:
 
После этого тётя Ивет приехала к нам в замок и действительно забрала меня.… И после этого я жила у неё до двенадцати лет, но Мать была права – отец всю жизнь искал меня для того, что бы уничтожить, но это вы прочтёте в третьем  романе книги «Кровавый Дождь» 

Рейтинг: 0 150 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!