Избранная 2 глава

9 апреля 2013 - Рейлин Беатор

 Вот уже в течение пяти лет  Лорэл продолжала читать мысли людей, а они даже не догадывались об этом. В школе девочка продолжала учиться лучше всех, а родители в своё время вообще забросили девочку. Они лишь выделяли её крупную сумму денег на неделю, и на этом заканчивалось уделение внимания дочери. 
Свои деньги, которые родители давали ей, он не тратила, а собирала. У неё в голове были кое-какие мысли и планы. Она часто радовалась тому, что её мысли ни  кто не умеет читать, так, по крайней мере, она чувствовала. 
Кроме чтения мыслей пятнадцатилетняя  девочка умела чувствовать людей и предвидеть некоторое будущее, что было самым главным элементом. Лорэл разрабатывала свою эту особенность, но все, же она могла видеть многое, что происходит с чужыми людьми. 
Например, когда она гуляла в городе, лишь взглянув на лицо прошедшей  мимо женщины, она видела, что её только что бросил муж, или вот тот молодой человек скоро умрёт, и действительно через пару мгновений он попадал под машину и погибал. Лорэл, конечно, было хорошо иметь в наличие такое особенное свойство, но это так, же тяготило её нежную душу.  Вы, скорее всего, обратили внимание на то, что я написала, что она гуляла в городе. Да, это действительно было так. Девушка часто по вечерам прогуливалась в городском парке, что находился вблизи от их поместья, и родители, скорее всего, не обращали на это внимание…
Тот день был таким же, как и все  предыдущие. Светило такое же прекрасное ноябрьское солнце, дул приятный ветер, которые шевелил уже пожелтевшую листву, которая лежала золотым покрывалом на суровой финской земле. 
Лорэл отправилась в школу, и там всё было точно также. Хоть она уже заканчивала девятый класс, друзей у неё всё равно не было. Девушка в классе была обособленна, держалась вместе со всеми, и одновременно была одна. Уроки шли в своём привычном ритме, а учителя,  как всегда,  мородёрски преподавали детям науку.  
После занятий Лорэл не увидела чёрный Пежо возле ворот школы. Она, конечно, этому удивилась, но подумала, что родители полностью забыли о ней, что уже даже со школы не забирают. Она немного подумала, и пошла домой пешком, ведь между школой и домом было всего пару километров, и она могла с лёгкостью прогуляться под последними осенними лучами солнышка, которое так и норовило подарить каждому свой последний тёплый поцелуй. Лорэл бодрым шагом вышла из школы, и пошла по улице вверх. Через время повернула на другую улицу, а ещё через время снова взяла вправо. 
Она шла по тротуару, легко толкая подгоняемые ветром жёлтые листья, которые резво бежали перед ней. Лорэл шла, о чём-то думая, видимо, сама не зная, о чём. Её отвлекли только лишь  противные запахи гари, и истошные крики людей. Сразу запаха дыма она не почувствовала, ведь ветер дул  в противоположную сторону. Тут она подняла глаза и остановилась, потеряв чувство всего…
Их особняк полыхал пламенем! Красные и оранжевые языки пламени легко слизывали деревянные доски на своём пути, и шли дальше. Рядом с особняком стояла пожарная машина, полиция, и было много людей, которые, как я уже сказала, истошно кричали. Тут до Лорэл дошло происходящее, и она, с диким криком бросилась к дому, но её остановили какие-то женщины, и отвернули от догорающего здания. Лорэл рыдала, кричала и буквально сходила с ума. Но через некоторое время видимо, её детские слёзы  кончились, и она успокоилась. Она только опухшими глазами смотрела на остатки горячего чёрного пепла, который лишил её крова, и, самого дорогого – родителей… 
Соседка забрала её к себе домой, усадила в кресло, обернула пледом, и дала кружку горячего напитка. Лорэл молчала,… Она делала только то, что ей говорили, она шла лишь туда, куда её вели.… Через некоторое время она несвязно произнесла:
 - Миссис Кармила, их больше нет… 
Женщина подошла к девочке, и, сев рядом с ней, обняла её.
 - Бедная девочка… Как же ты теперь?...
 - Лучше бы… лучше бы я с ними погибла…
 - Не смей так говорить, Лорэл! 
 - Как это произошло? – по девушке было видно, что горячий напиток подействовал успокаивающе. 
 - Кто-то поджёг Ваш особняк, и он вспыхнул как спичка,… Правда, никого не видели возле Вашего дома.… Но это официальная версия всех…
 - Родители были дома? 
Кармила тяжело вздохнула и кивнула головой.… К её удивлению Лорэл больше не плакала.… Вместо этого она попросила свою сумку. Кармила дала девочке требуемое. Лорэл раскрыла сумку, и достала из неё ноутбук. Тяжело вздохнув, она положила его в столик. За тем она достала все свои деньги, которые собирала (она всегда носила их с собой) и подала их Кармиле.
 - Вот… возьмите… здесь около двадцати тысяч евро.
 - Зачем, девочка?
 - Ну,… Вам они пригодятся…
 - Тебе нужнее, Лорэл… Тебе они ещё понадобятся,…Правда, не сейчас… позже,… но понадобятся…
 - А, почему же не сейчас?
 - Ты знаешь своё будущее место жительства?
Лорэл немного подумала, а затем, глотнув ещё глинтвейна, тихо произнесла:
 - Нет. А где?
Кармила сложила руки на коленях, и, тяжело вздохнув, так же тихо произнесла:
 - Тёти и дяди по любой линии родителей у тебя же нет?
 - Нет…
 - А бабушки и дедушки?
 - Тоже нет… Вы хотите сказать, что меня отдадут в интернат?
 - Упаси Господь, девочка моя! Родители оставили завещание.… Там они указали твоё будущее место жительства…
Лорэл вопросительно посмотрела на женщину.
 - Ты позже узнаешь, милая… Я сейчас… лучше иди наверх,  и ложись спать, ты сегодня многое перетерпела.
Лорэл даже не стала сопротивляться, и спокойно поддалась женщине, которая быстро увела её на второй этаж, и уложили спать… Лорэл не спала всю ночь, но находилась в дремоте, и часто открывала глаза и часто дышала. 
Утром  она спустилась в гостиную, и снова сев  в кресло, уставилась в одну точку. Кармила хлопотала на кухне, ведь служанки у неё не было – она жила не очень богато, и вдобавок ко всему у неё не было детей. Через некоторое время она поставила на столик возле Лорэл  тёплый чай. Та отпила глоток, и снова поставила стакан на место. Кармила немного подумала, и задала довольно глупый вопрос, естественно, который Лорэл уже знала. 
 - Как спалось?
 - Я не спала, Миссис Кармила.
 - Это плохо…
 - Мне безразлично…
Кармила хотела было что-то сказать, но в дверь постучали, и она открыла. На пороге стоял мужчина лет сорока, в деловом костюме, и с кейсом в руках.
 - Кармила Нильсон? 
 - Да, это я.
 - Я нотариус семьи Дэ Фьерн – Аклоус Бродвэ.
 - Ах, да, мистер Аклоус Бродвэ, конечно, пожалуйста, проходите… 
Мужчина вошёл, и, оглядев комнату, спросил:
 - Лорэл Дэ Фьерн – дочь сгоревших родителей у Вас?
Лорэл вышла из гостиной, и ответила на вопрос нотариуса:
 - Да, это я.
 - Прекрасно. Давайте сядем, нужно  кое-то обговорить.
Они прошли в гостиную и сели. Нотариус достал документы, и подал их Кармиле. Та, прочитав всего один лист документа, передала его Лорэл. Та уже знала, что там написано – она прочла мысли женщины. 
 - Что это?
 - Скажу в двух словах. В общем, Ваши родители оставили завещание. В нём они указали, что бы Вас в случае их смерти отправили в Нюрнбергский женский монастырь… Лорэл и Кармила переглянулись. Женщина хотела было что-то возразить, но Лорэл её прервала:
 - Хорошо. Когда меня туда отправят?
 - Экипаж уже прибыл, Мисс. 
 - Тогда я оденусь и отправляемся?
 - Да, Мисс, одевайтесь. 
Лорэл вышла из комнаты, и начала надевать плащ, когда вспомнила о сумке. Там были деньги, ноутбук, фотографии родителей, и большая чёрная записная книжка. Да, Кармила была права – ей эти вещи когда-нибудь действительно понадобятся. Она взяла сумку, и, спрятав под плащ, вошла в гостиную. 
 - Я готова.
Нотариус встал, и Кармила тоже буквально вскочила. В её глазах стояли слёзы. Потом женщина и Лорэл обнялись, и Кармила тихо шепнула девочке:
 - Если что, ты помнишь, где я живу. В твою сумку я спрятала карту. Ты найдёшь дорогу. 
 - Спасибо, Миссис Кармила. Я… я люблю Вас, и очень благодарна Вам.… Похороните, пожалуйста,  родителей… 
 - Конечно! – произнесла женщина, хотя про себя подумала: «Если было бы, что хоронить, то обязательно…». Девушке стало больно… 
За тем они с нотариусом вышли из дома соседки, но Лорэл остановилась. Её взор упал на остатки их дома. Она ведь знала, что видит его в последний раз.… За тем села в карету  напротив нотариуса. 
Дорога был длинная, и, сначала не очень хорошая, ведь они ехали по горной местности, а вечером того же дня пошёл дождь, который начинался противной моросью. Лорэл скучала, и поэтому всё время смотрела в окно, но не на нотариуса, же ей, в конце концов, смотреть! А вот он таки и не сводил с неё взгляда.  Она немного подумала, и решила задать ему вопрос:
 - Мистер Аклоус Бродвэ, а долго ли я пробуду в монастыре?
Тот скептически посмотрел на девочку, а за тем ответил:
 - На всю жизнь…  - и теперь уже он отвернулся к окну.
 - А как же школа?
 - С этим уже всё обговорено – они были не против.
Лорэл тоже отвернулась к окну и пыталась смотреть на окружающую природу, но горькие слёзы мешали ей сфокусировать взгляд. Она небрежно смахнула слёзы. Ей было очень больно за то, что родители относились к ней, так как… вернее они вообще ни как к ней не относились. А после своей смерти, она снова смахнула слёзы, они вообще распорядились ею на всю жизнь.… Да, лучше бы в интернат – там хоть она бы пробыла до восемнадцати лет, а тут – на всю жизнь.… Да, и Лорэл не очень была предрасположена к закону божьему.… Но то, что не задержится там долго, она знала точно, хоть и была сейчас не в состоянии осмыслять что-либо.  
Через два дня  - на следующий вечер они приехали в монастырь. Нотариус и Лорэл с лёгкостью вошли во двор монастыря, и их встретила женщина, по виду которой легко можно было понять, что она настоятельница. Они с нотариусом поприветствовали  друг друга, потом он передал женщина какие-то бумаги, а сам ушёл. Тут настоятельница обратилась к Лорэл:
 - Здравствуй, дочь моя Лорэл!
 -Здравствуйте.
 - Пойдём, а то тут холодно, ты можешь простыть.
Они пошли по узкой извилистой дорожке. Затем дошли до кельи настоятельницы. Та хотела усадить девочку на стул, но она отказалась, и сделала вид, что ей очень плохо, и она хочет спать.
  -Да, милое дитя, верно, тебе лучше идти проспаться, а завтра мы поговорим. Меня  Александра зовут. Идём, я покажу тебе твою келью. Они вышли из кельи настоятельницы Александры, и пошли по скучному тёмному коридору. Вскоре  настоятельница остановилась  перед такой же дверью, как и все, и открыла её. 
 - Это  отныне твоя келья, дочь моя Лорэл. Утром ты можешь не являться на утреню, ты многое пережила, и я тебя до пострига освобождаю от всего. 
 - Спасибо, матушка. 
 Александра вышла из кельи, и закрыла за собой дверь. Лорэл облегчённо вздохнула. На улице темнело, и она зажгла свечи, а за тем осмотрела келью. Келья была обставлена скромно: справа находилась дощатая кровать, если это можно было назвать кроватью, в углу находились иконы и вся такая атрибутика, а напротив двери было окно. Лорэл сразу же подошла к нему, и выглянула, но сразу же отпрянула, ведь до земли было минимум четыре метра! Лорэл, конечно, боялась высоты, но в случае побега, о котором она уже мечтала, окно могло послужить средством побега. Правда, на них были решётки. Тут  же она почувствовала лёгкое телокружение. Она подумала, что ей плохо, и сразу же села на кровать. Через мгновение она поняла, что это произошло не от её здоровья. Лорэл подошла к тому месту, где минуту назад стояла, и села на корточки. Затем рукой прощупала пол. Он был трухлявый. Лорэл встала, и подошла к двери, и прислушалась. Вроде бы было тихо, значит,  ни кто не следит. Затем она легко приоткрыла дверь и посмотрела. Она оказалась права – за ней не следили. Девушка снова закрыла дверь и подошла к тому трухлявому месту в полу, и снова села. Немного посмотрев, она начала ковырять доски, но, не смотря на их трухлявость, они не поддавались. Тогда она осмотрела весь пол. Начала прощупывать каждую досточку. И тут она обнаружила новозабитый  гвоздь. Он легко поддался руке девушки, и вскоре был уже у неё в руке. Лорэл снова взялась за доску. Та приподнялась, и Лорэл убрала её. Как она и предполагала, место под полом было полым. Немного присмотревшись, она заметила лист бумаги. Достав его, она спрятала там свою сумку, и снова закрыла тайник доской, и засунула гвоздь на место. 
Подсев ближе к свече, и сдунув с листа пыль, она обнаружила там текст. Он был написан на немецком языке, тонким корявым почерком – писали углём,  но текст все, же был разборчивым, и вот, что она прочитала:
 
Лорэл была удивлена прочитанным. Почему же эта сбежавшая девушка называет монастырь грязным местом, а келью – Чёрной Кельей? Немного подумав, она поняла, что узнает все тайны позже. А сейчас она сожгла записку Аврэлии, и снова села на так сказать кровать. Всю ночь она сидела, думая обо всех событиях, которые произошли в последнее время. Она решила, что при возможности читать мысли, она поймёт все, ну или, хотя бы несколько тайн монастыря, который с каждым часом переставал ей нравиться… 
Утром к ней явилась Настоятельница Александра:
 - Доброе утро, дочь моя Лорэл.
 - Здравствуйте, Настоятельница.
 - Как  ты чувствуешь себя, милое дитя?
 -Уже лучше.
 - Итак, теперь я тебя ознакомлю с укладом жизни в монастыре. Встаём мы рано, в шесть утра, и сразу же идём на утреню. На первом этаже столовая, там мы питаемся. Со  своей кельей, я думаю, ты уже ознакомилась. Дальше, у нас есть правило, что нельзя не с кем общаться…
 - Я знаю обо всех укладах жизни в монастыре, я читала в книгах.
 - Это очень хорошо… хорошо… - для чего-то повторила Александра.- Когда ты полностью восстановишь свои силы, ты пройдёшь обряд пострига в монахини.
Лорэл лишь махнула головой. 
 - А сейчас, вот, - она передала Лорэл ужасное одеяние монахини, ты должна носить это. А твои вещи, в которых ты пришла вчера – отдай мне, и смотри, ничего себе не забирай.
 - Да, матушка. – Лорэл передала Александре плащ.
 - Снимай и свои вещи, - она указала на брюки и кофточку девушки. Лорэл немного подумала, и начала раздеваться. Настоятельница в это время внимательно наблюдала за каждым движением девушки. После того, как она разделась, Александра как – то странно посмотрела на неё, но Лорэл сделала вид, что не заметила этого взгляда настоятельницы.  Ей было противно надевать монашеское тряпьё, но, к сожалению, ей пришлось это сделать. Александра помогла Лорэл это сделать, и в конце, полностью оглядев девушку, осталась довольна. За тем настоятельница отвела её в столовую, и снова немного рассказала о монастыре, и его укладах жизни. Во время проповедческих рассказов Александры, Лорэл делала вид, будто слышит её, а сама в это время обдумывала, как ей увернуться, или вообще уйти от пострига. Но со временем понимала, что это почти не возможно. А сбежать из монастыря она сейчас не могла – на улице, в конце концов, начиналась зима, и уже срывался белый пушистый снег, который покрывал землю. 
Через некоторое время Лорэл с остальными послушницами отправилась в церковь. Она села одна, но через некоторое время к ней подсела она молодая послушница. Через некоторое время она тихо заговорила:
 - Вы держитесь, Лорэл, держитесь…
 -Спасибо. Но тут, же разговаривать запрещено!?
 - Я знаю, но я вижу, что Вы мучаетесь, и Вам тяжело…
Лорэл опустила голову ещё ниже, но не по причине того, что молилась Богу, а по причине того, что сказанное молодой послушницей,  было правдой. 
Лорэл вдруг попробовала прочесть  мысли девушки, но к своему удивлению не смогла. Она подумала, что это по причине святости места. Но девушка улыбнулась, и произнесла:
 - Даже и не пытайся…
 - Ты о чём?
Девушка промолчала. Тут же Лорэл почувствовала неприятную мигрень в висках.
 -Я об этом. Знаешь, мы всегда чувствуем, что пытаются прочесть наши мысли…
Тут до Лорэл дошло, что она не одна такая, а эта милая девушка – такая же как и она, только более умная… пока…
 -Как тебя зовут?
 - Аннет Свирго. 
 -Очень приятно. Лорэл дэ Фьерн. 
 - Я уже знаю. Но всё равно приятно. Послушай меня, Лорэл, я в полночь зайду к тебе в келью, не ложись спать.
 - Хорошо.
После этого разговора они более не произнесли ни звука. После того, как закончилась служба, все разошлись по своим кельям, а Лорэл, войдя в келью, села на табурет, и стала ждать полуночи. Прождав некоторое время, она взяла в руки книгу, в желании почитать, но это оказалась библия и молитвенник. Немного посмотрев на него, она снова взяла его в руки и открыла. Немного полистав молитвенник, она обнаружила, что на некоторых страницах выцарапаны слова, такие как «Не читай эту книгу», «Спасайся» и тому подобные. Тут в дверь два раза постучали, и Лорэл закрыла молитвенник. Тут же дверь открылась, и в неё вошла Аннет. Девушка также тихо закрыла дверь, и, подойдя к Лорэл, села рядом.
 - Здравствуй, Лорэл, вот, как я и обещала, я пришла.
 -Привет, Аннет. Я рада тебя видеть. 
Потом Аннет начала расспрашивать Лорэл о её жизни, родителях, о ней самой. 
 - У меня почти такая же ситуация получилась. – Тихо произнесла Аннет.  – Мне сейчас семнадцать лет. Когда мне было тринадцать, мои родители погибли, и меня перевели сюда – в это отвратительное место.… Скажи, ты нашла тайник?
  - Нет… - соврала Лорэл.
На это Аннет строго посмотрела Лорел в глаза, а за тем произнесла:
 - Ты можешь мне доверять, Лорэл…
 - Почему?
 - Ты так и не поняла?
 - Нет.
 - Я такая же, как и ты.
Лорэл низко наклонила голову, немного подумала, а за тем  сказала:
 - Хорошо, Аннет, я попробую тебе поверить. Да, я нашла тайник.
 - Ты сбежишь?
 - Да, я попробую это сделать. 
 -Ты знаешь, та девушка, которая раньше обитала в… - девушка оглядела келью, обводя глазами поток, стены, пол. – В этой келье… Ты знаешь, она сбежала. Так вот, в этом ей помогла я.
Лорэл задумалась.
 - И если ты захочешь, я тоже помогу тебе.
 - Спасибо, Аннет.
 - Пока не за что.… Когда ты хочешь сбежать?
 - Я пока незнаю…
 - Ну, до пострига ты не сможешь.…Когда в монастырь попадает новая послушница, до её пострига монастырь охраняется. 
 - Слушай, а тебя не накажут за то, что ты содействуешь тем, кто сбегает?
 - Нет, я всегда осторожна. Я собираюсь помочь лишь второй раз в жизни. А ты, Лорэл, будь осторожна. Для этого запомни несколько правил.
 -Монастырских?
 -Нет. Правила выживания Мага в человеческих условиях.
 -Кого?  - переспросила Лорэл.
 - Мага. – Повторила ей подруга.
 - Стой, стой, стой! – Лорэл резко встала, но Аннет схватила её за руку, и той пришлось сесть. За тем она продолжила возмущаться:
 - Аннет, ты меня, скорее всего с кем – то путаешь, я вовсе не какой не Маг!
Аннет в упор посмотрела на упорную девушку.
 - Нет, как раз таки я тебя не с кем не путаю! Ты – Маг.
 - С чего ты решила?
 - Я не решила, я знаю. Мы чувствуем друг друга на расстоянии. Скажи, ты же умеешь читать мысли?
 - Да.
 - А видеть будущее?
 Лорэл на время задумалась.
 - Так это оказывается будущее…
 - Да, девочка, это будущее…
 - Да, умею… - будто бы приговор произнесла девушка.
 - Ты очень рано стала развиваться?
 - Да.
 - Тебе не уделяли внимание, ты была одна.
  - Да, это так.
 - Ты умеешь управлять стихиями?
 - Нет, конечно!
 - Скажи, а ты чувствуешь свою какую нибудь другую силу?
 - Даже незнаю.… Ну, было несколько раз, но я на это не обращаю внимание. 
  -Ты просто не тренирована.
 - Я просто не умею ничего делать!
 - Умеешь.… Но ты об этом пока не знаешь. В монастыре практиковаться и обучать тебя – опасно. 
 - Почему?
- Этот монастырь – проклят, это самое грязное место для нас.
 - Объясни мне, почему, я вообще ничего не пойму. Вроде бы все тут такие весёлые, ну по мере своего места положения. 
 - Это всё люди… Ты, я и ещё одна девушка – мы Маги, мы – не просто люди. Понимаешь, о чём я?
 - Да, понимаю.
 - Ну, так вот, главное правило – не у кого не читай мысли, и не показывай, что ты очень умная и образованная. Понимаешь, наша так сказать Настоятельница, она… она охотится за такими, как мы, и если ты раскроешь себя, то нас просто уничтожат.… По этой причине это место – проклято.
 - А, почему Аврэлия назвала эту келью – Чёрной Кельей?
 - Очень давно, это был не монастырь. Это был Дом пыток и тюрьма для магов, которых, кстати,… заточали и пытали, а за тем убивали вот в этой самой келье.… Кстати, говорят, что за время, когда это здание стало монастырём, живущие в этой келье – умирают первыми.
Лорэл с ужасов вскочила, и чуть было не закричала:
 - Я не хочу здесь жить, Аннет!
 - Пока придётся! Главное, не говори об этом Александре! Иначе.… Иначе она сразу же поймёт, кто ты, и тогда…
 - Всё, ладно, не надо продолжать, я поняла.
 - Вот и прекрасно! Ладно, скоро светает, я не хочу, что бы нас тут застали… Я пойду. Ах, да, моя келья находится в четырёх кельях в право от твоей. Пока.
 - Пока, Аннет.… Да, и спасибо тебе за всё…
 - Я ещё ничего не сделала… 
Монахиня тихо отворила дверь, и вышла из кельи. 
А Лорэл более не ложилась спать, потому что она обдумывала все сказанные слова Аннет. 
Через два дня Лорэл постигли в монахини. Она с трудом помнит все эти сложные и утомительные обряды, она даже не полнила слова, которые произносила во время  обряда, а ведь она должна была, что-то говорить, и не стоять, как каменный истукан. 
Теперь дни были похож один на другой  - посещение церкви, обед, если его так можно было назвать, какая-нибудь лёгкая работа, снова служба, столовая, и в конце дня – отдых и сон. Лорэл все эти тяготы переносила с трудом.
Со временем она поняла, что до весны ей не сбежать, и теперь ей приходилось терпеть Настоятельницу Александру, которая настоятельницей, по - сути, не являлась; и это ужасное место, которое называлось монастырём…
В один вечер, когда Лорэл якобы читала молитвенник, а на самом деле изучала послания Аврэлии, она услышала в коридоре тихий шорох. Немного прислушавшись, она услышала стук, и подошла к двери, но та немного открылась, и в келью вошла маленькая хрупкая девочка. Лорэл видела эту  маленькую послушницу пару раз. Девочка заговорила первой:
 - Здравствуй, Лорэл. Меня зовут Лекадия.
 - Входи, Лекадия. Но вообще, же нельзя…
Тут девочка перебили Лорэл:
 - Я от Аннет. Я… - она немного помедлила… - я тоже маг.
 - А, ясно, она мне говорила о тебе.
Девушки сели на дощатую кровать.
 - Тебе, наверное, тяжело здесь находиться?
 - Да, эта келья,… она действительно какая – то тёмная, грязная.… Кстати, Лекадия, а сколько тебе лет?
 - Хоть я и выгляжу рахитным недоноском, мне шестнадцать. 
 -Хм… ну, да ладно, не в возрасте ведь дело…  
Некоторое время обе девушки молчали.
 - Я пришла вот за чем. 
 - Внимательно слушаю тебя. 
 - Когда ты собираешься… - девушка помедлила, вслушиваясь в тишину. – Убегать из монастыря?
 - Скорее всего, уже весной. 
 - Так… до весны осталось чуть меньше месяца… Нам нужно придумать и разработать план побега.
 - Нам? – переспросила Лорэл.
 - Да, Лорэл, нам – я убегу вместе с тобой.
 - Так даже легче и лучше будет. 
 - Подожди, а сколько ты уже в монастыре?
 - Я сюда попала раньше тебя на год. 
 - Лекадия, ты больше и лучше знаешь это место, поэтому я полностью положусь на тебя.
 - Эх,… ну, хорошо.  Нам с тобой нужно полагаться на некоторое положение вещей в деле.
 - На какие?
 -Ну, знаешь, я с Настоятельницей в хороших отношениях – я её фаворитка. 
 - И за это время она тебя не раскрыла ещё?
 - Я очень осторожна, и тебе советую.
 - Хорошо. А ещё что.
 - Ну,… сейчас в монастыре свободных мест нет, и поэтому новых послушниц не будет.… Надеюсь.… Поэтому монастырь охраняется плохо, даже, если говорить правду, вообще не охраняется.… По этой причине мы легко сможем выбраться из монастыря. 
 - Ну, а настоятельница и остальные послушницы.… Как же они? Если они помешают нам сбежать?!
 - Я попробую детально продумать всю стратегию побега, и тогда сообщу тебе.
 - Хорошо, Лекадия.
 - Я пойду, пока.
Девушка ушла из кельи подруги. И снова за всю ночь Лорэл не сомкнула глаз. На следующий день, после посещения утрени, к ней в келью вошла Настоятельница Александра. Лорэл не ожидала её появления, но не подала об этом вида. 
 - Добрый день, Настоятельница.
 - Здравствуй, Лорэл. Скажи, как у тебя дела? Я вижу, ты отвела свободное время молитве. Я отвлекла тебя, и знаю, что это не очень хорошо с моей стороны.
 - У меня всё нормально, спасибо. 
 - А как ты чувствуешь себя в келье? Она уютна для тебя, дитя моё?
Лорэл стала понимать, к чему клонит Настоятельница, и по этой причине не стала предпринимать попытки прочесть мысли Александры.
 - Да, это прекрасное место – мне здесь очень уютно.
 - Хорошо, дитя моё, я ухожу, и не буду более тебе мешать молиться.
 - Спасибо, Александра.
Настоятельница сразу же развернулась и ушла, а Лорэл сделала вид, будто бы изучает молитвы. 
Через некоторое время к ней явилась Лекадия.
 - Лорэл, я придумала план. А, почему ты грустишь?
Лорэл рассказала о том, что к ней приходила настоятельница. 
 - Это хорошо, что ты себя именно так повела, иначе эта грымза…
 - Ладно, какой ты придумала план?
 - Ну, это ещё даже не план, а так, наброски. В общем, я думаю, что побег лучше устроить утром, в первое воскресенье весны.
 - Почему?
 - Просто у нас каждое первое воскресенье нового месяца все служители храма, за исключением послушниц, собираются на четвёртом этаже храма – обсуждают так сказать свои вопросы и проблемы – это официально. А если серьезно, то они просто напросто попивают вино, и всё в этом духе. 
  - Ну, а как же послушницы?
 - А им тоже даётся в своём роде выходной, когда они могут делать всё, что им вздумается. Чаше всего наши послушницы собираются в отдельном зале, и делают почти тоже самое, только к ним ещё прибавляются два пастыря, священник, и тому подобные.
 - С ума сойти! Я-то думала, что это приличный монастырь…
 - Ага, и прямо все здесь монахи… 
 - А сколько всего послушниц?
 - Двадцать две.
 - И это на двоих – троих мужчин.… А, сколько им лет?
 - Самой младшей – двенадцать, а самой старшей – двадцать три…
 - Я поражена таким поведением людей.… А ты когда-нибудь участвовала в таких… эээ…Чёрт, я даже не знаю, как этот беспредел назвать…
 - Нет, я не когда там не была. Ни я, ни Аннет, ни  Аврэлия… Мы обычно собирались втроём в моей келье, и что-нибудь обсуждали…
 - Понятно. А во сколько мы убежим?
 - Незнаю, там, ближе к тому дню, посмотрим.
 - А как мы это сделаем? Что, прямо через главные ворота?
 - Нет, конечно! Я думаю, лучше это сделать через сад.
 - Здесь даже сад есть?
 - Естественно! В сад ведёт маленькая тропа, а затем маленькая калитка – через неё мы и выйдем в сад. В конце сада есть сильно загороженное место, но на самом деле – это просто деревья, которые загораживают выход в свет.  Через то место мы можем уйти.… Но, вот только есть одно маленькое но…
 - И какое же? 
 - То загороженное место закрывает не степь, и даже не озеро. Там находится большой обрыв, ведь монастырь наполовину стоит на горе…
 - То есть ты хочешь сказать, что мы не сможем таким образом выбраться из монастыря?
 - Теоретически это возможно.… Но вот практически… Я, если быть откровенной, даже и не знаю, как нам быть дальше… 
 - Ну, мне кажется, что мы сможем по камням спуститься вниз.…Но не в этом же… - она указала на свой монашеский сан. 
 - Да, подруга, ты права.… Но нашу одежду сожгли…
 - Я, кажется, придумала, где достать брюки и рубашки.
 - Где? 
 - Это уже моя забота. – Уверила подругу Лорэл. 
Вдруг в коридоре послышался шорох, и девушки вмиг переглянулись. Тут дверь в келью открылась, и в дверях показалась настоятельница. Девушки испугались, но не показали этого.
 - Послушница Лекадия, что Вы здесь делаете, Вы же знаете, что покидать свою келью строго настрого запрещено!
 - Матушка, я совершила грех – куда-то подевался мой молитвенник, и вот, я вынуждена была придти к сестре Лорэл… 
Александра сурово взглянула на девушек, но тут, же её взгляд стал мягче, теплей, приветливей, и она произнесла:
 - Отправляйтесь к себе, дочь моя. Я позже занесу Вам новый молитвослов. 
 - Спасибо, Матушка!
Аннет удалилась из Чёрной Кельи, а  Александра некоторое время ещё смотрела на Лорэл, а потом тоже удалилась, не сказав не слова…

© Copyright: Рейлин Беатор, 2013

Регистрационный номер №0129266

от 9 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129266 выдан для произведения:

 Вот уже в течение пяти лет  Лорэл продолжала читать мысли людей, а они даже не догадывались об этом. В школе девочка продолжала учиться лучше всех, а родители в своё время вообще забросили девочку. Они лишь выделяли её крупную сумму денег на неделю, и на этом заканчивалось уделение внимания дочери. 
Свои деньги, которые родители давали ей, он не тратила, а собирала. У неё в голове были кое-какие мысли и планы. Она часто радовалась тому, что её мысли ни  кто не умеет читать, так, по крайней мере, она чувствовала. 
Кроме чтения мыслей пятнадцатилетняя  девочка умела чувствовать людей и предвидеть некоторое будущее, что было самым главным элементом. Лорэл разрабатывала свою эту особенность, но все, же она могла видеть многое, что происходит с чужыми людьми. 
Например, когда она гуляла в городе, лишь взглянув на лицо прошедшей  мимо женщины, она видела, что её только что бросил муж, или вот тот молодой человек скоро умрёт, и действительно через пару мгновений он попадал под машину и погибал. Лорэл, конечно, было хорошо иметь в наличие такое особенное свойство, но это так, же тяготило её нежную душу.  Вы, скорее всего, обратили внимание на то, что я написала, что она гуляла в городе. Да, это действительно было так. Девушка часто по вечерам прогуливалась в городском парке, что находился вблизи от их поместья, и родители, скорее всего, не обращали на это внимание…
Тот день был таким же, как и все  предыдущие. Светило такое же прекрасное ноябрьское солнце, дул приятный ветер, которые шевелил уже пожелтевшую листву, которая лежала золотым покрывалом на суровой финской земле. 
Лорэл отправилась в школу, и там всё было точно также. Хоть она уже заканчивала девятый класс, друзей у неё всё равно не было. Девушка в классе была обособленна, держалась вместе со всеми, и одновременно была одна. Уроки шли в своём привычном ритме, а учителя,  как всегда,  мородёрски преподавали детям науку.  
После занятий Лорэл не увидела чёрный Пежо возле ворот школы. Она, конечно, этому удивилась, но подумала, что родители полностью забыли о ней, что уже даже со школы не забирают. Она немного подумала, и пошла домой пешком, ведь между школой и домом было всего пару километров, и она могла с лёгкостью прогуляться под последними осенними лучами солнышка, которое так и норовило подарить каждому свой последний тёплый поцелуй. Лорэл бодрым шагом вышла из школы, и пошла по улице вверх. Через время повернула на другую улицу, а ещё через время снова взяла вправо. 
Она шла по тротуару, легко толкая подгоняемые ветром жёлтые листья, которые резво бежали перед ней. Лорэл шла, о чём-то думая, видимо, сама не зная, о чём. Её отвлекли только лишь  противные запахи гари, и истошные крики людей. Сразу запаха дыма она не почувствовала, ведь ветер дул  в противоположную сторону. Тут она подняла глаза и остановилась, потеряв чувство всего…
Их особняк полыхал пламенем! Красные и оранжевые языки пламени легко слизывали деревянные доски на своём пути, и шли дальше. Рядом с особняком стояла пожарная машина, полиция, и было много людей, которые, как я уже сказала, истошно кричали. Тут до Лорэл дошло происходящее, и она, с диким криком бросилась к дому, но её остановили какие-то женщины, и отвернули от догорающего здания. Лорэл рыдала, кричала и буквально сходила с ума. Но через некоторое время видимо, её детские слёзы  кончились, и она успокоилась. Она только опухшими глазами смотрела на остатки горячего чёрного пепла, который лишил её крова, и, самого дорогого – родителей… 
Соседка забрала её к себе домой, усадила в кресло, обернула пледом, и дала кружку горячего напитка. Лорэл молчала,… Она делала только то, что ей говорили, она шла лишь туда, куда её вели.… Через некоторое время она несвязно произнесла:
 - Миссис Кармила, их больше нет… 
Женщина подошла к девочке, и, сев рядом с ней, обняла её.
 - Бедная девочка… Как же ты теперь?...
 - Лучше бы… лучше бы я с ними погибла…
 - Не смей так говорить, Лорэл! 
 - Как это произошло? – по девушке было видно, что горячий напиток подействовал успокаивающе. 
 - Кто-то поджёг Ваш особняк, и он вспыхнул как спичка,… Правда, никого не видели возле Вашего дома.… Но это официальная версия всех…
 - Родители были дома? 
Кармила тяжело вздохнула и кивнула головой.… К её удивлению Лорэл больше не плакала.… Вместо этого она попросила свою сумку. Кармила дала девочке требуемое. Лорэл раскрыла сумку, и достала из неё ноутбук. Тяжело вздохнув, она положила его в столик. За тем она достала все свои деньги, которые собирала (она всегда носила их с собой) и подала их Кармиле.
 - Вот… возьмите… здесь около двадцати тысяч евро.
 - Зачем, девочка?
 - Ну,… Вам они пригодятся…
 - Тебе нужнее, Лорэл… Тебе они ещё понадобятся,…Правда, не сейчас… позже,… но понадобятся…
 - А, почему же не сейчас?
 - Ты знаешь своё будущее место жительства?
Лорэл немного подумала, а затем, глотнув ещё глинтвейна, тихо произнесла:
 - Нет. А где?
Кармила сложила руки на коленях, и, тяжело вздохнув, так же тихо произнесла:
 - Тёти и дяди по любой линии родителей у тебя же нет?
 - Нет…
 - А бабушки и дедушки?
 - Тоже нет… Вы хотите сказать, что меня отдадут в интернат?
 - Упаси Господь, девочка моя! Родители оставили завещание.… Там они указали твоё будущее место жительства…
Лорэл вопросительно посмотрела на женщину.
 - Ты позже узнаешь, милая… Я сейчас… лучше иди наверх,  и ложись спать, ты сегодня многое перетерпела.
Лорэл даже не стала сопротивляться, и спокойно поддалась женщине, которая быстро увела её на второй этаж, и уложили спать… Лорэл не спала всю ночь, но находилась в дремоте, и часто открывала глаза и часто дышала. 
Утром  она спустилась в гостиную, и снова сев  в кресло, уставилась в одну точку. Кармила хлопотала на кухне, ведь служанки у неё не было – она жила не очень богато, и вдобавок ко всему у неё не было детей. Через некоторое время она поставила на столик возле Лорэл  тёплый чай. Та отпила глоток, и снова поставила стакан на место. Кармила немного подумала, и задала довольно глупый вопрос, естественно, который Лорэл уже знала. 
 - Как спалось?
 - Я не спала, Миссис Кармила.
 - Это плохо…
 - Мне безразлично…
Кармила хотела было что-то сказать, но в дверь постучали, и она открыла. На пороге стоял мужчина лет сорока, в деловом костюме, и с кейсом в руках.
 - Кармила Нильсон? 
 - Да, это я.
 - Я нотариус семьи Дэ Фьерн – Аклоус Бродвэ.
 - Ах, да, мистер Аклоус Бродвэ, конечно, пожалуйста, проходите… 
Мужчина вошёл, и, оглядев комнату, спросил:
 - Лорэл Дэ Фьерн – дочь сгоревших родителей у Вас?
Лорэл вышла из гостиной, и ответила на вопрос нотариуса:
 - Да, это я.
 - Прекрасно. Давайте сядем, нужно  кое-то обговорить.
Они прошли в гостиную и сели. Нотариус достал документы, и подал их Кармиле. Та, прочитав всего один лист документа, передала его Лорэл. Та уже знала, что там написано – она прочла мысли женщины. 
 - Что это?
 - Скажу в двух словах. В общем, Ваши родители оставили завещание. В нём они указали, что бы Вас в случае их смерти отправили в Нюрнбергский женский монастырь… Лорэл и Кармила переглянулись. Женщина хотела было что-то возразить, но Лорэл её прервала:
 - Хорошо. Когда меня туда отправят?
 - Экипаж уже прибыл, Мисс. 
 - Тогда я оденусь и отправляемся?
 - Да, Мисс, одевайтесь. 
Лорэл вышла из комнаты, и начала надевать плащ, когда вспомнила о сумке. Там были деньги, ноутбук, фотографии родителей, и большая чёрная записная книжка. Да, Кармила была права – ей эти вещи когда-нибудь действительно понадобятся. Она взяла сумку, и, спрятав под плащ, вошла в гостиную. 
 - Я готова.
Нотариус встал, и Кармила тоже буквально вскочила. В её глазах стояли слёзы. Потом женщина и Лорэл обнялись, и Кармила тихо шепнула девочке:
 - Если что, ты помнишь, где я живу. В твою сумку я спрятала карту. Ты найдёшь дорогу. 
 - Спасибо, Миссис Кармила. Я… я люблю Вас, и очень благодарна Вам.… Похороните, пожалуйста,  родителей… 
 - Конечно! – произнесла женщина, хотя про себя подумала: «Если было бы, что хоронить, то обязательно…». Девушке стало больно… 
За тем они с нотариусом вышли из дома соседки, но Лорэл остановилась. Её взор упал на остатки их дома. Она ведь знала, что видит его в последний раз.… За тем села в карету  напротив нотариуса. 
Дорога был длинная, и, сначала не очень хорошая, ведь они ехали по горной местности, а вечером того же дня пошёл дождь, который начинался противной моросью. Лорэл скучала, и поэтому всё время смотрела в окно, но не на нотариуса, же ей, в конце концов, смотреть! А вот он таки и не сводил с неё взгляда.  Она немного подумала, и решила задать ему вопрос:
 - Мистер Аклоус Бродвэ, а долго ли я пробуду в монастыре?
Тот скептически посмотрел на девочку, а за тем ответил:
 - На всю жизнь…  - и теперь уже он отвернулся к окну.
 - А как же школа?
 - С этим уже всё обговорено – они были не против.
Лорэл тоже отвернулась к окну и пыталась смотреть на окружающую природу, но горькие слёзы мешали ей сфокусировать взгляд. Она небрежно смахнула слёзы. Ей было очень больно за то, что родители относились к ней, так как… вернее они вообще ни как к ней не относились. А после своей смерти, она снова смахнула слёзы, они вообще распорядились ею на всю жизнь.… Да, лучше бы в интернат – там хоть она бы пробыла до восемнадцати лет, а тут – на всю жизнь.… Да, и Лорэл не очень была предрасположена к закону божьему.… Но то, что не задержится там долго, она знала точно, хоть и была сейчас не в состоянии осмыслять что-либо.  
Через два дня  - на следующий вечер они приехали в монастырь. Нотариус и Лорэл с лёгкостью вошли во двор монастыря, и их встретила женщина, по виду которой легко можно было понять, что она настоятельница. Они с нотариусом поприветствовали  друг друга, потом он передал женщина какие-то бумаги, а сам ушёл. Тут настоятельница обратилась к Лорэл:
 - Здравствуй, дочь моя Лорэл!
 -Здравствуйте.
 - Пойдём, а то тут холодно, ты можешь простыть.
Они пошли по узкой извилистой дорожке. Затем дошли до кельи настоятельницы. Та хотела усадить девочку на стул, но она отказалась, и сделала вид, что ей очень плохо, и она хочет спать.
  -Да, милое дитя, верно, тебе лучше идти проспаться, а завтра мы поговорим. Меня  Александра зовут. Идём, я покажу тебе твою келью. Они вышли из кельи настоятельницы Александры, и пошли по скучному тёмному коридору. Вскоре  настоятельница остановилась  перед такой же дверью, как и все, и открыла её. 
 - Это  отныне твоя келья, дочь моя Лорэл. Утром ты можешь не являться на утреню, ты многое пережила, и я тебя до пострига освобождаю от всего. 
 - Спасибо, матушка. 
 Александра вышла из кельи, и закрыла за собой дверь. Лорэл облегчённо вздохнула. На улице темнело, и она зажгла свечи, а за тем осмотрела келью. Келья была обставлена скромно: справа находилась дощатая кровать, если это можно было назвать кроватью, в углу находились иконы и вся такая атрибутика, а напротив двери было окно. Лорэл сразу же подошла к нему, и выглянула, но сразу же отпрянула, ведь до земли было минимум четыре метра! Лорэл, конечно, боялась высоты, но в случае побега, о котором она уже мечтала, окно могло послужить средством побега. Правда, на них были решётки. Тут  же она почувствовала лёгкое телокружение. Она подумала, что ей плохо, и сразу же села на кровать. Через мгновение она поняла, что это произошло не от её здоровья. Лорэл подошла к тому месту, где минуту назад стояла, и села на корточки. Затем рукой прощупала пол. Он был трухлявый. Лорэл встала, и подошла к двери, и прислушалась. Вроде бы было тихо, значит,  ни кто не следит. Затем она легко приоткрыла дверь и посмотрела. Она оказалась права – за ней не следили. Девушка снова закрыла дверь и подошла к тому трухлявому месту в полу, и снова села. Немного посмотрев, она начала ковырять доски, но, не смотря на их трухлявость, они не поддавались. Тогда она осмотрела весь пол. Начала прощупывать каждую досточку. И тут она обнаружила новозабитый  гвоздь. Он легко поддался руке девушки, и вскоре был уже у неё в руке. Лорэл снова взялась за доску. Та приподнялась, и Лорэл убрала её. Как она и предполагала, место под полом было полым. Немного присмотревшись, она заметила лист бумаги. Достав его, она спрятала там свою сумку, и снова закрыла тайник доской, и засунула гвоздь на место. 
Подсев ближе к свече, и сдунув с листа пыль, она обнаружила там текст. Он был написан на немецком языке, тонким корявым почерком – писали углём,  но текст все, же был разборчивым, и вот, что она прочитала:
 
Лорэл была удивлена прочитанным. Почему же эта сбежавшая девушка называет монастырь грязным местом, а келью – Чёрной Кельей? Немного подумав, она поняла, что узнает все тайны позже. А сейчас она сожгла записку Аврэлии, и снова села на так сказать кровать. Всю ночь она сидела, думая обо всех событиях, которые произошли в последнее время. Она решила, что при возможности читать мысли, она поймёт все, ну или, хотя бы несколько тайн монастыря, который с каждым часом переставал ей нравиться… 
Утром к ней явилась Настоятельница Александра:
 - Доброе утро, дочь моя Лорэл.
 - Здравствуйте, Настоятельница.
 - Как  ты чувствуешь себя, милое дитя?
 -Уже лучше.
 - Итак, теперь я тебя ознакомлю с укладом жизни в монастыре. Встаём мы рано, в шесть утра, и сразу же идём на утреню. На первом этаже столовая, там мы питаемся. Со  своей кельей, я думаю, ты уже ознакомилась. Дальше, у нас есть правило, что нельзя не с кем общаться…
 - Я знаю обо всех укладах жизни в монастыре, я читала в книгах.
 - Это очень хорошо… хорошо… - для чего-то повторила Александра.- Когда ты полностью восстановишь свои силы, ты пройдёшь обряд пострига в монахини.
Лорэл лишь махнула головой. 
 - А сейчас, вот, - она передала Лорэл ужасное одеяние монахини, ты должна носить это. А твои вещи, в которых ты пришла вчера – отдай мне, и смотри, ничего себе не забирай.
 - Да, матушка. – Лорэл передала Александре плащ.
 - Снимай и свои вещи, - она указала на брюки и кофточку девушки. Лорэл немного подумала, и начала раздеваться. Настоятельница в это время внимательно наблюдала за каждым движением девушки. После того, как она разделась, Александра как – то странно посмотрела на неё, но Лорэл сделала вид, что не заметила этого взгляда настоятельницы.  Ей было противно надевать монашеское тряпьё, но, к сожалению, ей пришлось это сделать. Александра помогла Лорэл это сделать, и в конце, полностью оглядев девушку, осталась довольна. За тем настоятельница отвела её в столовую, и снова немного рассказала о монастыре, и его укладах жизни. Во время проповедческих рассказов Александры, Лорэл делала вид, будто слышит её, а сама в это время обдумывала, как ей увернуться, или вообще уйти от пострига. Но со временем понимала, что это почти не возможно. А сбежать из монастыря она сейчас не могла – на улице, в конце концов, начиналась зима, и уже срывался белый пушистый снег, который покрывал землю. 
Через некоторое время Лорэл с остальными послушницами отправилась в церковь. Она села одна, но через некоторое время к ней подсела она молодая послушница. Через некоторое время она тихо заговорила:
 - Вы держитесь, Лорэл, держитесь…
 -Спасибо. Но тут, же разговаривать запрещено!?
 - Я знаю, но я вижу, что Вы мучаетесь, и Вам тяжело…
Лорэл опустила голову ещё ниже, но не по причине того, что молилась Богу, а по причине того, что сказанное молодой послушницей,  было правдой. 
Лорэл вдруг попробовала прочесть  мысли девушки, но к своему удивлению не смогла. Она подумала, что это по причине святости места. Но девушка улыбнулась, и произнесла:
 - Даже и не пытайся…
 - Ты о чём?
Девушка промолчала. Тут же Лорэл почувствовала неприятную мигрень в висках.
 -Я об этом. Знаешь, мы всегда чувствуем, что пытаются прочесть наши мысли…
Тут до Лорэл дошло, что она не одна такая, а эта милая девушка – такая же как и она, только более умная… пока…
 -Как тебя зовут?
 - Аннет Свирго. 
 -Очень приятно. Лорэл дэ Фьерн. 
 - Я уже знаю. Но всё равно приятно. Послушай меня, Лорэл, я в полночь зайду к тебе в келью, не ложись спать.
 - Хорошо.
После этого разговора они более не произнесли ни звука. После того, как закончилась служба, все разошлись по своим кельям, а Лорэл, войдя в келью, села на табурет, и стала ждать полуночи. Прождав некоторое время, она взяла в руки книгу, в желании почитать, но это оказалась библия и молитвенник. Немного посмотрев на него, она снова взяла его в руки и открыла. Немного полистав молитвенник, она обнаружила, что на некоторых страницах выцарапаны слова, такие как «Не читай эту книгу», «Спасайся» и тому подобные. Тут в дверь два раза постучали, и Лорэл закрыла молитвенник. Тут же дверь открылась, и в неё вошла Аннет. Девушка также тихо закрыла дверь, и, подойдя к Лорэл, села рядом.
 - Здравствуй, Лорэл, вот, как я и обещала, я пришла.
 -Привет, Аннет. Я рада тебя видеть. 
Потом Аннет начала расспрашивать Лорэл о её жизни, родителях, о ней самой. 
 - У меня почти такая же ситуация получилась. – Тихо произнесла Аннет.  – Мне сейчас семнадцать лет. Когда мне было тринадцать, мои родители погибли, и меня перевели сюда – в это отвратительное место.… Скажи, ты нашла тайник?
  - Нет… - соврала Лорэл.
На это Аннет строго посмотрела Лорел в глаза, а за тем произнесла:
 - Ты можешь мне доверять, Лорэл…
 - Почему?
 - Ты так и не поняла?
 - Нет.
 - Я такая же, как и ты.
Лорэл низко наклонила голову, немного подумала, а за тем  сказала:
 - Хорошо, Аннет, я попробую тебе поверить. Да, я нашла тайник.
 - Ты сбежишь?
 - Да, я попробую это сделать. 
 -Ты знаешь, та девушка, которая раньше обитала в… - девушка оглядела келью, обводя глазами поток, стены, пол. – В этой келье… Ты знаешь, она сбежала. Так вот, в этом ей помогла я.
Лорэл задумалась.
 - И если ты захочешь, я тоже помогу тебе.
 - Спасибо, Аннет.
 - Пока не за что.… Когда ты хочешь сбежать?
 - Я пока незнаю…
 - Ну, до пострига ты не сможешь.…Когда в монастырь попадает новая послушница, до её пострига монастырь охраняется. 
 - Слушай, а тебя не накажут за то, что ты содействуешь тем, кто сбегает?
 - Нет, я всегда осторожна. Я собираюсь помочь лишь второй раз в жизни. А ты, Лорэл, будь осторожна. Для этого запомни несколько правил.
 -Монастырских?
 -Нет. Правила выживания Мага в человеческих условиях.
 -Кого?  - переспросила Лорэл.
 - Мага. – Повторила ей подруга.
 - Стой, стой, стой! – Лорэл резко встала, но Аннет схватила её за руку, и той пришлось сесть. За тем она продолжила возмущаться:
 - Аннет, ты меня, скорее всего с кем – то путаешь, я вовсе не какой не Маг!
Аннет в упор посмотрела на упорную девушку.
 - Нет, как раз таки я тебя не с кем не путаю! Ты – Маг.
 - С чего ты решила?
 - Я не решила, я знаю. Мы чувствуем друг друга на расстоянии. Скажи, ты же умеешь читать мысли?
 - Да.
 - А видеть будущее?
 Лорэл на время задумалась.
 - Так это оказывается будущее…
 - Да, девочка, это будущее…
 - Да, умею… - будто бы приговор произнесла девушка.
 - Ты очень рано стала развиваться?
 - Да.
 - Тебе не уделяли внимание, ты была одна.
  - Да, это так.
 - Ты умеешь управлять стихиями?
 - Нет, конечно!
 - Скажи, а ты чувствуешь свою какую нибудь другую силу?
 - Даже незнаю.… Ну, было несколько раз, но я на это не обращаю внимание. 
  -Ты просто не тренирована.
 - Я просто не умею ничего делать!
 - Умеешь.… Но ты об этом пока не знаешь. В монастыре практиковаться и обучать тебя – опасно. 
 - Почему?
- Этот монастырь – проклят, это самое грязное место для нас.
 - Объясни мне, почему, я вообще ничего не пойму. Вроде бы все тут такие весёлые, ну по мере своего места положения. 
 - Это всё люди… Ты, я и ещё одна девушка – мы Маги, мы – не просто люди. Понимаешь, о чём я?
 - Да, понимаю.
 - Ну, так вот, главное правило – не у кого не читай мысли, и не показывай, что ты очень умная и образованная. Понимаешь, наша так сказать Настоятельница, она… она охотится за такими, как мы, и если ты раскроешь себя, то нас просто уничтожат.… По этой причине это место – проклято.
 - А, почему Аврэлия назвала эту келью – Чёрной Кельей?
 - Очень давно, это был не монастырь. Это был Дом пыток и тюрьма для магов, которых, кстати,… заточали и пытали, а за тем убивали вот в этой самой келье.… Кстати, говорят, что за время, когда это здание стало монастырём, живущие в этой келье – умирают первыми.
Лорэл с ужасов вскочила, и чуть было не закричала:
 - Я не хочу здесь жить, Аннет!
 - Пока придётся! Главное, не говори об этом Александре! Иначе.… Иначе она сразу же поймёт, кто ты, и тогда…
 - Всё, ладно, не надо продолжать, я поняла.
 - Вот и прекрасно! Ладно, скоро светает, я не хочу, что бы нас тут застали… Я пойду. Ах, да, моя келья находится в четырёх кельях в право от твоей. Пока.
 - Пока, Аннет.… Да, и спасибо тебе за всё…
 - Я ещё ничего не сделала… 
Монахиня тихо отворила дверь, и вышла из кельи. 
А Лорэл более не ложилась спать, потому что она обдумывала все сказанные слова Аннет. 
Через два дня Лорэл постигли в монахини. Она с трудом помнит все эти сложные и утомительные обряды, она даже не полнила слова, которые произносила во время  обряда, а ведь она должна была, что-то говорить, и не стоять, как каменный истукан. 
Теперь дни были похож один на другой  - посещение церкви, обед, если его так можно было назвать, какая-нибудь лёгкая работа, снова служба, столовая, и в конце дня – отдых и сон. Лорэл все эти тяготы переносила с трудом.
Со временем она поняла, что до весны ей не сбежать, и теперь ей приходилось терпеть Настоятельницу Александру, которая настоятельницей, по - сути, не являлась; и это ужасное место, которое называлось монастырём…
В один вечер, когда Лорэл якобы читала молитвенник, а на самом деле изучала послания Аврэлии, она услышала в коридоре тихий шорох. Немного прислушавшись, она услышала стук, и подошла к двери, но та немного открылась, и в келью вошла маленькая хрупкая девочка. Лорэл видела эту  маленькую послушницу пару раз. Девочка заговорила первой:
 - Здравствуй, Лорэл. Меня зовут Лекадия.
 - Входи, Лекадия. Но вообще, же нельзя…
Тут девочка перебили Лорэл:
 - Я от Аннет. Я… - она немного помедлила… - я тоже маг.
 - А, ясно, она мне говорила о тебе.
Девушки сели на дощатую кровать.
 - Тебе, наверное, тяжело здесь находиться?
 - Да, эта келья,… она действительно какая – то тёмная, грязная.… Кстати, Лекадия, а сколько тебе лет?
 - Хоть я и выгляжу рахитным недоноском, мне шестнадцать. 
 -Хм… ну, да ладно, не в возрасте ведь дело…  
Некоторое время обе девушки молчали.
 - Я пришла вот за чем. 
 - Внимательно слушаю тебя. 
 - Когда ты собираешься… - девушка помедлила, вслушиваясь в тишину. – Убегать из монастыря?
 - Скорее всего, уже весной. 
 - Так… до весны осталось чуть меньше месяца… Нам нужно придумать и разработать план побега.
 - Нам? – переспросила Лорэл.
 - Да, Лорэл, нам – я убегу вместе с тобой.
 - Так даже легче и лучше будет. 
 - Подожди, а сколько ты уже в монастыре?
 - Я сюда попала раньше тебя на год. 
 - Лекадия, ты больше и лучше знаешь это место, поэтому я полностью положусь на тебя.
 - Эх,… ну, хорошо.  Нам с тобой нужно полагаться на некоторое положение вещей в деле.
 - На какие?
 -Ну, знаешь, я с Настоятельницей в хороших отношениях – я её фаворитка. 
 - И за это время она тебя не раскрыла ещё?
 - Я очень осторожна, и тебе советую.
 - Хорошо. А ещё что.
 - Ну,… сейчас в монастыре свободных мест нет, и поэтому новых послушниц не будет.… Надеюсь.… Поэтому монастырь охраняется плохо, даже, если говорить правду, вообще не охраняется.… По этой причине мы легко сможем выбраться из монастыря. 
 - Ну, а настоятельница и остальные послушницы.… Как же они? Если они помешают нам сбежать?!
 - Я попробую детально продумать всю стратегию побега, и тогда сообщу тебе.
 - Хорошо, Лекадия.
 - Я пойду, пока.
Девушка ушла из кельи подруги. И снова за всю ночь Лорэл не сомкнула глаз. На следующий день, после посещения утрени, к ней в келью вошла Настоятельница Александра. Лорэл не ожидала её появления, но не подала об этом вида. 
 - Добрый день, Настоятельница.
 - Здравствуй, Лорэл. Скажи, как у тебя дела? Я вижу, ты отвела свободное время молитве. Я отвлекла тебя, и знаю, что это не очень хорошо с моей стороны.
 - У меня всё нормально, спасибо. 
 - А как ты чувствуешь себя в келье? Она уютна для тебя, дитя моё?
Лорэл стала понимать, к чему клонит Настоятельница, и по этой причине не стала предпринимать попытки прочесть мысли Александры.
 - Да, это прекрасное место – мне здесь очень уютно.
 - Хорошо, дитя моё, я ухожу, и не буду более тебе мешать молиться.
 - Спасибо, Александра.
Настоятельница сразу же развернулась и ушла, а Лорэл сделала вид, будто бы изучает молитвы. 
Через некоторое время к ней явилась Лекадия.
 - Лорэл, я придумала план. А, почему ты грустишь?
Лорэл рассказала о том, что к ней приходила настоятельница. 
 - Это хорошо, что ты себя именно так повела, иначе эта грымза…
 - Ладно, какой ты придумала план?
 - Ну, это ещё даже не план, а так, наброски. В общем, я думаю, что побег лучше устроить утром, в первое воскресенье весны.
 - Почему?
 - Просто у нас каждое первое воскресенье нового месяца все служители храма, за исключением послушниц, собираются на четвёртом этаже храма – обсуждают так сказать свои вопросы и проблемы – это официально. А если серьезно, то они просто напросто попивают вино, и всё в этом духе. 
  - Ну, а как же послушницы?
 - А им тоже даётся в своём роде выходной, когда они могут делать всё, что им вздумается. Чаше всего наши послушницы собираются в отдельном зале, и делают почти тоже самое, только к ним ещё прибавляются два пастыря, священник, и тому подобные.
 - С ума сойти! Я-то думала, что это приличный монастырь…
 - Ага, и прямо все здесь монахи… 
 - А сколько всего послушниц?
 - Двадцать две.
 - И это на двоих – троих мужчин.… А, сколько им лет?
 - Самой младшей – двенадцать, а самой старшей – двадцать три…
 - Я поражена таким поведением людей.… А ты когда-нибудь участвовала в таких… эээ…Чёрт, я даже не знаю, как этот беспредел назвать…
 - Нет, я не когда там не была. Ни я, ни Аннет, ни  Аврэлия… Мы обычно собирались втроём в моей келье, и что-нибудь обсуждали…
 - Понятно. А во сколько мы убежим?
 - Незнаю, там, ближе к тому дню, посмотрим.
 - А как мы это сделаем? Что, прямо через главные ворота?
 - Нет, конечно! Я думаю, лучше это сделать через сад.
 - Здесь даже сад есть?
 - Естественно! В сад ведёт маленькая тропа, а затем маленькая калитка – через неё мы и выйдем в сад. В конце сада есть сильно загороженное место, но на самом деле – это просто деревья, которые загораживают выход в свет.  Через то место мы можем уйти.… Но, вот только есть одно маленькое но…
 - И какое же? 
 - То загороженное место закрывает не степь, и даже не озеро. Там находится большой обрыв, ведь монастырь наполовину стоит на горе…
 - То есть ты хочешь сказать, что мы не сможем таким образом выбраться из монастыря?
 - Теоретически это возможно.… Но вот практически… Я, если быть откровенной, даже и не знаю, как нам быть дальше… 
 - Ну, мне кажется, что мы сможем по камням спуститься вниз.…Но не в этом же… - она указала на свой монашеский сан. 
 - Да, подруга, ты права.… Но нашу одежду сожгли…
 - Я, кажется, придумала, где достать брюки и рубашки.
 - Где? 
 - Это уже моя забота. – Уверила подругу Лорэл. 
Вдруг в коридоре послышался шорох, и девушки вмиг переглянулись. Тут дверь в келью открылась, и в дверях показалась настоятельница. Девушки испугались, но не показали этого.
 - Послушница Лекадия, что Вы здесь делаете, Вы же знаете, что покидать свою келью строго настрого запрещено!
 - Матушка, я совершила грех – куда-то подевался мой молитвенник, и вот, я вынуждена была придти к сестре Лорэл… 
Александра сурово взглянула на девушек, но тут, же её взгляд стал мягче, теплей, приветливей, и она произнесла:
 - Отправляйтесь к себе, дочь моя. Я позже занесу Вам новый молитвослов. 
 - Спасибо, Матушка!
Аннет удалилась из Чёрной Кельи, а  Александра некоторое время ещё смотрела на Лорэл, а потом тоже удалилась, не сказав не слова…

Рейтинг: 0 150 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!