ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → История Эльдорадо. Глава 3

 

История Эльдорадо. Глава 3

15 сентября 2013 - Антон Гурко
article158921.jpg

ИСТОРИЯ ЭЛЬДОРАДО

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Всадники на северной дороге

 

Шиолисты стремглав бежали от златых ворот своей столицы. Они то и дело кидали назад переполненные животным ужасом взоры, а вампиры все стояли в воротах, не решаясь выйти из тени на свет. Пасти мертвых тварей издавали ужасную смесь воплей боли и угроз. Крик страха пред светом дня перемешивался в воздухе с ревом голодного хищника, взирающего вслед убегающей жертве. Среди дакнов были как новообращенные кровопийцы в грязных лохмотьях, которые еще совсем недавно были пленниками в руках язычников; так и мертворожденная «молодежь» в изысканных черных одеяниях со смертоносными двуручными клинками; и вампирлорды – могучие ведьмаки, воины и охотники в темных латах и широкополых шляпах. Никого из них солнечные лучи не убили бы, и дакны это прекрасно понимали, но их темное загробное естество все равно боялось света и не терпело его ни при каких обстоятельствах. Потому-то баалисты и не последовали впогоню за шиолистами. Заставить идти в бой или на охоту при свете дня нежить могли лишь две вещи в этом мире: либо воля некрарха, царя Некрархии, либо воля самого Баала, бога зла и тьмы, создателя всей нечистой силы на свете!

 

Язычники уносили ноги столь быстро, сколь только могли. Они знали, что за пределами города они в безопасности, но страх гнал их вперед. Каждый хотел оказаться как можно дальше от наводненного нежитью города. Выжившие доберутся до соседних городков и деревень, где никто о нечисти и слышать не слышал, призовут на помощь кшатриев и брахманов из иных краев страны и отобьют столицу у пораженных вамипиризмом пленников. Так думал каждый.

 

Наполненный утренней свежестью воздух всколыхнулся легким ветерком, и тихий, едва уловимый голос, несущий на гребне ветра страх, могильный холод и уныние, прошептал нечто темное и пугающее. Лица вампиров блеснули ухмылками, и немертвые разом сделали осторожный шаг вперед. Нечисть подошла вплотную к линии, отделяющей тень от света. Затем последовал еще более осторожный шаг, окрестности разразились воплями попавших под прямые солнечные лучи вампиров. Но дакны быстро взяли себя в руки, крики боли перешли в рычание, преисполненное ненавистью к тем, из-за кого нежить вынуждена выйти под открытое солнце. Последовал третий более уверенный шаг вперед. А затем вампиры бросились вперед, в погоню за язычниками, за дичью!

 

Язычники закричали от оного ужаса и засеменили прочь пуще прежнего. Вампиры были ослаблены солнечным светом, но все равно бежали быстро. Если усталость овладеет шиолистами до того, как они смогут оторваться от нежити, то не ведающие усталости кровопийцы разорвут их на мелкие кусочки.

 

Но, все-таки, вампиры не смогли под действием ненавистного солнечного света догнать своих жертв и отстали. Только вот язычники не остановили свой шаг, конечно, насколько оное позволяла накапливающаяся усталость и не утихающий страх. Даже в состоянии частичного затмения разума, когда ящеры бежали, не видя ничего пред собой и не понимая ничего, кроме того, что им необходимо выбраться из этого ада, они не могли не заметить того, что все деревни, мелькающие по разным сторонам дороги время от времени, отмечены следами боя, разрушения и бездушия. Оное лишь усиливало тревогу, ибо могло означать лишь одно – все земли вокруг кишат нежитью, которая, возможно, пока лишь скрывается!

 

Куаутемоку благодаря помощи Куна стало легче, и он теперь смог бежать самостоятельно. Рана превратилась в слегка покалывающий шрам, который вскоре и болеть-то перестанет! Рядом бежали Джаван и Ора. Брату периодически приходилось подталкивать сестру, ибо она то и дело останавливалась под действием страха и горя. В какой-то момент человеку-язычнику это надоело, и он взял сестру на руки.

 

- Кун, что ты думаешь на счет всего этого? – стараясь не сбивать дыхание, спросил Куаутемок.

 

- Ну, здесь явно беснуются не только пораженные вампиризмом пленники.

 

- Похоже на то, - согласился с неутешительными доводами Куаутемок.

 

- А еще, дакны что-то ищут, но что именно – ни они, ни мы не знаем, - вдруг добавил Кун.

 

- С чего это ты взял? – удивился верховный брахман.

 

- Вспомните ту надпись в подземелье. Вампир сказал, что мы открыли им тайну, над которой они бы бились без нас долгое время. Им нужно было узнать, что написано там, на стене, а ведь написано там про какое-то место, - пояснил Дымный Кун.

 

- В таком случае, они-то как раз знают, что ищут, но не знают, где искать. Вернее, не знали… - поправил друга Куаутемок, еле выговаривая слова, ибо бег после ранения, пусть даже магическим образом излеченного, был нелегким испытанием.

 

- Да, точно. И это что-то находится в горах. Ради этого они на нас и напали.

 

- Точно! Получается, что баалисты невиданным натиском сбрасывают на нас людей, да, именно невиданным, так как, чтобы люди устрашились некромантов, нужно обрушить на них мощь, против которой они были бы бессильны. Затем дакны вторгаются в нашу страну сами в целях добыть что-то, что находится в наших горах. Может, дакны изначально стремились к этому? Тогда что это, и каково его значение для тьмы, раз они предпринимают такие усилия? – все говорил и говорил Куаутемок, от неожиданного открытия позабыв о слабости и коликах в боку.

 

- Я не знаю, но могу предположить, что дакны знали, что им потребуется сперва найти этот рисунок, прежде чем искать то, что есть их конечная цель. Думаю, это они сломали печати, ведущие в каналы для змей, заодно открыв себе дорогу в древние подземелья. Ведь сколько раз наши предки открывали эти печати и сколько раз замуровывали вновь, никто не нашел после этого дороги в Город Под Городом, значит, здесь было применены чары посильнее. Вспомни, как треснули стены и просел потолок в жертвенной комнате! Там не было никаких каменных печатей, но стены все равно треснули! Значит, это все-таки дело рук вампиров!

 

- Скорее всего, это так. В любом случае, я думаю, что на юге страны теперь не безопасно, дакны могли овладеть предгорьями за одну ночь и, скорее всего, так они и поступили. Нужно уходить в горы, в северную часть страны. Тем более, если враг направляется туда, то там нам и нужно организовать оборону, чтобы сорвать их планы. Немертвые, конечно, могли уже добраться и до горных перевалов, но иного выхода, кроме как идти туда, я не вижу. Будем надеяться, что наши братья не пустили проклятую нежить в горы.

 

 

Тем временем настал полдень, и отряд беглецов достиг того места, где дорога, ведущая из столицы на север, в горы, сливается с множеством троп, что идут от мелких городков и деревень к тракту и где начинается подъем в горы. То была единственная дорога в северную часть страны. Быть может, были тайные тропы, ведущие в обход главного тракта, но для прохода большого войска подходил только он.

 

Теперь Куаутемок и Кун были впереди колонны, которая уж на исходе сил еле-еле держалась на марше, который вот-вот превратится в шаг.

 

И тут впереди послышалось ржание лошадей и громкий грохочущий голос, лишенный живых ноток в своем звучании. Звуки доносились из-за поворота дороги. Куаутемок безмолвно дал знак всем остановиться и повелел замолчать. Все окаменели в страхе, что не был слышен и зрим, но чувствовался в воздухе, как нечто материальное, как морось или снег. Глава брахманов и его друг тем временем медленно и безмолвно двинулись к повороту, дабы увидеть, кто и о чем болтает там впереди. И вот, наконец, сквозь узкий просвет в густых зарослях койоты увидели десятку рыцарей смерти, что были верхом на темных скакунах.

 

Рыцарь смерти – высшее звание посмертного общества, самая дорогая награда, которую только может получить мертворожденный. Чаще всего, ими становятся личи - люди, родившиеся мертвыми и от того обладающие врожденным даром некромантии. Но не каждый лич становился рыцарем смерти. Таковой чести удостаиваются лишь личи, добившиеся звания некроманта и проявившие себя в оном статусе. Также рыцарями смерти становились вампирлорды. Посвященные в рыцари смерти должны пройти ритуал смерторождения в храмах живых и мертвых. После этого темный паладин обретал новое тело и новую мощь. Эта нежить не боится огня – они есть объятые пламенем скелеты, пышущие могущественной магией. Их тела облачают в черные доспехи, покрытые красными светящимися узорами. Их головы скрывают зачарованные рогатые шлемы, выглядящие и по форме, и по цвету, как тыквы с прорезями для глаз и рта в виде злой ухмылки. Сражаются они кроваво-красными двуручными клинками, несущими смерть живым. Когда биться нужно верхом, они берут в руки одноручные косы, которыми так удобно срывать с плеч головы вражьих пехотинцев. Они – самые опасные враги изо всех немертвых, лучшие колдуны-воины во всей Некрархии!

 

- У подножия что творится? - слышно темных было прекрасно.

 

- Ничего. Натиск ничего не дал, они крепко держатся. Упыри разбежались при первых солнечных лучах. Нужно ждать основные силы.

 

- А когда они будут?

 

- Не знаю. Мне доложили, что почти вся долина в наших руках, значит, скоро будут подтягиваться. Там только на юге еще сопротивляется кто-то, да из столицы бежала сотня-другая придворных шиольских крыс.

 

- Так мы их ждем?

 

- Мы ждем основные силы, но если сюда заявится это мясо, то сомнем его и все.

 

- А что на счет слуха о клинке? Это правда?

 

- Правда. Вампир четко описал нож, прежде чем окончательно сдох. И некрарх это подтвердил.

 

- Но разве это возможно? Разве все три клинка, кроме последнего, не находятся у того жалкого отшельника?

 

- Не знаю, как это случилось и почему, но нет – один кинжал у койота, - при этих словах рыцаря смерти Куаутемок и Кун изумленно переглянулись.

 

- Значит, нужно как можно скорее найти его и убить, если он еще жив!

 

- Он жив. Но не беспокойся, скорее всего, он среди тех отступающих, значит, покончив с ними, мы устраним угрозу.

 

- Да уж, не беспокойся! Как ты найдешь среди прочих черношерстых койотов именно того, у которого кинжал?! Они же все на одну морду эти полузвери?!

 

- Я тебе сказал – не дергайся! – взревел вдруг один из рыцарей смерти. – Он только и делает, что бегает с этим ножом в руках и вертит им перед своим носом, так что ты его не пропустишь. А еще за ним по пятам бродит еще один койот, что шерстью светлее других. Такого ты точно не упустишь из виду, – и вновь брахманы переглянулись, но теперь они смотрели друг на друга дольше, словно обмениваясь мыслями.

 

- Стой! Я чувствую плотское тепло!

 

- Что?! Наверное, это они. Идем! Тихо. Мы устроим сюрприз этим жалким созданиям! - Кун и Куаутемок руками дали знак оставшимся позади язычникам и кинулись в заросли, что были по левую сторону от дороги. Прочие шиолисты быстро последовали примеру брахманов.

 

Но язычников было слишком много, посему их бегства не могли не заметить темные рыцари. Впрочем, это было не важно. Шиолисты думали, что конники не пробьются сквозь густые заросли. Как же они ошибались! За криком дакнов «это они! В погоню» по взмахам их рук вся растительность, кроме высоких деревьев, иссохла в мгновение ока и осыпалась, образовав тоннели в гуще джунглевого леса, которые уходили вглубь леса настолько, насколько живые успели убежать. Теперь отступающие бежали среди одиноких деревьев, меж которых было достаточно места для того, чтобы всадник мог проехать. А дакны своей магией все уничтожали и уничтожали растительность на пути шиолистов, не давая им спрятаться в гуще кустарников. И было уже невозможно убегать! Сейчас враг начнет разить со спины одного язычника за другим.

 

- Сбивайте их с коней, сбивайте! – проорал Куаутмок в последний момент перед столкновением. Остальные шиолисты, вняв оному призыву, остановились и мгновенно развернулись для боя. Те, кто были с двуручным оружием, выставили его вперед, когда бойцы с одноручным – отошли за спины первых. Раздался грохот, смешанный с треском и криками язычников – всадники глубоко врезались в толпу шиолистов, растоптав многих из них. Но половина рыцарей смерти были выбиты из седел язычниками.

 

Куаутемок вместе с каким-то воином вдвоем схватились за одно копье и выбили одного всадника из седла. Кшатрий занес копье для последнего удара, а Куаутемок вновь взялся за свой кинжал. С руки баалиста сорвались зеленые язычки пламени, и помощник койота отправился полетать под самые кроны деревьев. От удара Куаутемока рыцарь увернулся, откатившись влево, где ранее был только что убитый кшатрий. Темный мгновенно вскочил, несмотря на увесистость всех тех лат, что на нем были. Он был готов кинуться на Куаутемока, но ему пришлось отражать удар какого-то брахмана-ягуара справа, чем воспользовался главный брахман, всадив в спину врагу свой нож, что, правда, не спасло бедного ягуара.

 

Тем временем, остальные язычники яростно бились с десяткой рыцарей смерти, используя как меч, так и магию, хотя и в том, и в другом дакны оказались искуснее, впрочем, в первом, точно благодаря усталости шиолстов. Темные одно за другим парировали заклятия, и рубили своих противников налево и направо. Пара темных еще была на конях, один из которых, судя по всему, был главным. Он, видя, что ящеры окружают их, приказал второму коннику скакать за подмогой, а сам пустился в гущу воинов света, разя их во множестве своей одноручной косой.

 

Куаутемок тем временем, подобрав чей-то макан, меч с зазубренными краями, яростно, но бесплодно, бился с одним из рыцарей, который, хоть и отступал, но уж слишком яростно иногда контратаковал, что брахман еле уворачивался от ударов. Справа на жреца накинулся еще один дакн, удар которого еле отразил койот, когда очередную контратаку другого темного рыцаря пришлось отражать огненным заклятием, которое тот отразил в дерево. Этим воспользовался Куаутемок и мгновенно, как молния, всадил свой нож в шею первого своего врага, но сразу же получил сильный улар с ноги и полетел на земь. Дакн вскинул двуручник над головой, но какой-то сипай, налетев сзади, сбил рыцаря с ног.

 

Сипай, спасший Куаутемока, лежал на противнике, вцепившись зубами в его костлявое горло, когда было ясно, что это ни к чему не приведет, в то время как самого сипая дакн уже радостно душил. Куаутемок запрыгнул на борющихся и, пока кшатрий держал темного, начал колоть баалиста ножом. Тем временем другой темный рыцарь занес меч для удара по двум язычникам, но глава брахманов резко бросился в сторону, попытавшись утянуть за собой и сипая, но, увы, безуспешно, его тело было разрублено баалистом. Куаутемок же упал на землю недалеко от своего врага, который вновь занес меч для очередного убийства, но койот столь быстро и неожиданно вскочил на ноги, что сам дакн отскочил назад, но, когда пришел в себя, и сделать ничего не успел, как был повален. Дакн вцепился мертвой хваткой в руку Куаутемока, в которой был хрустальный нож, что смертельной угрозой висел над слугою смерти.

 

В итоге, после некоторого времени противостояния, Куаутемок потерял равновесие, и его враг смог оказаться сверху. Теперь уже он рукой брахмана медленно, но неуклонно приближал хрустальный клинок к горлу жреца. Койот из последних сил огрел рыцаря левой рукой по шлему. Дакн слетел со своего недруга и откатился в сторону. Койот вскочил, хотел было добить врага, но вовремя узрел, что его сейчас снесет конник, что есть глава рыцарей тьмы. Сам не зная где, Куаутемок схватил бревно и, отпрыгнув в сторону, им сбил с лошади врага. Третий нечистый подлетел слева, но получил прямо бревном прямо по шлему и полетел в сторону, как мячик. А тут на ногах уже был глава дакнов, который темным заклятием разнес бревно в руках Куатемока в щепки. Сзади же послышались стремительные шаги того рыцаря тьмы, что был недавно Куаутемоком сброшен с себя. Это, похоже, был конец…

 

Куаутемок резко нанес правой рукой колющий удар назад и, схватив ослабевшего от оного дакна, прикрылся его телом от удара главы темных, который, вложившись всем своим весом в удар, навалился на добитого тем самым баалиста. Но Куаутемок оказался здесь попроворнее и из последних сил надавил на тело, на которое сейчас опирались оба бойца, и повалил своего противника. Койот готов был заколоть гада, но в оный миг слева появился очухавшийся от свидания с бревном немертвый, и жрецу Шиу не оставалось ничего иного, как кинуть в очередного дакна свой нож, что принес окончательную смерть слуге Баала. Этим и воспользовался находящийся под Куаутемоком рыцарь смерти – он со всей дури ударил левой рукой брахмана в живот, от чего тот отлетел на пару метров назад и повалился на земь, лишенным сил.

 

- Умри! Тварь! – зарычал дакн, но появившийся рядом Кун одним ударом снес голову рыцаря смерти. Дакны были повержены.

 

Куаутемок встал. Вокруг было множество трупов язычников, что пали, из последних сил пытаясь защитить свою жизнь в этом аду. Но времени не было, ибо подмога дакнов могла подойти с минуты на минуту. Нужно было уходить. Вокруг Куаутемока собрались все воины, в том числе и Кун, Джаван и Ора, которая бог знает где была во время сечи. Все ждали решения Куаутемока.

 

Да, Куаутемок не был царской крови и не имел права приказывать Джавану и Оре, один из которых должен был занять трон вскоре, хотя шансы каждого из них были сомнительны, ибо оба они - люди. Но сейчас это все было второстепенно, ибо все понимали, что нужно уходить, а ведут их Куаутемок и Кун, посему все слушались их сейчас, как наилучших.

 

- Уходим на восток! – скомандовал главный жрец, вынимая свой кинжал из тела павшего рыцаря смерти.

 

- Но там же сейчас будет много дакнов! Они же послали за подмогой! Мы должны бежать на запад! – воспротивился Джаван. Язычников рыцари смерти загнали в лес на западной стороне дороги, потому для того, чтобы идти на восток, нужно было вернуться на тракт. Посему сомнения Джавана не были лишены смысла.

 

- Нет! На западе нет троп, ведущих на север, там мы обречены. На востоке же есть иная дорога, которая вряд ли охраняется, в отличие от этой. Там наш единственный шанс на спасение, так что без вопросов и промедлений идем туда, пока у нас еще есть возможность!

 

Язычники устремились на восток, назад к дороге в горы. Они уже выбежали из леса, куда были загнаны десяткой рыцарей смерти, как с юга подошли вампиры, что от самой столицы преследовали отступающих, а с севера во главе с ускакавшим за подмогой рыцарем шли когорты скелетов. Похоже, что все-таки стоило идти дальше на запад.

 

Но тут Куаутемок сломя голову кинулся через дорогу к протекающему восточнее тракта ручью, что вел на юго-восток, куда и нужно беглецам. Все последовали примеру главы брахманов. Дакны же, не ожидавшие оного, несколько замешкались, но потом кинулись все-таки за своими врагами, на стороне которых было достаточное расстояние между воинством скелетов и вампиров. Выживший рыцарь смерти, желая отомстить за своих собратьев, догонял язычников в предвкушении расправы. Но шиолисты успели в большинстве своем спуститься в русло ручья и уже бежали вдоль него на юго-восток. Лишь пара воинов еще не спаслась от всадника, и, похоже, уже и не могли спастись, ибо были лишены сил, что были нужны для быстрого преодоления оставшихся между ними и обрывом перед ручьем метров. Среди тех бойцов был Джаван. Ора закричала, сорвавшись на полуплач-полувопль, и кинулась навстречу брату.

 

- Держи ее! – воскликнул Кун, и Куаутемок едва успел преградить девушке путь.

 

Неистовый крик души сестры придал сил Джавану, и он прыжком преодолел остаток дистанции вместе с остальными воинами и полетел вниз, в ручей, где мягко приземлился в воду. Рыцарь же еле остановил коня, дабы не свалиться в обрыв, но это ему не помогло, ибо Куаутемок и Кун на пару молниями ударили под ноги лошади, отчего твердь, на которой она стояла, взорвалась, и конь скинул своего наездника вниз перед тем, как самому туда отправился.

 

Убегающие язычники слышали за своей спиной лишь хруст и лязг доспехов и костей упавшего рыцаря смерти и его скакуна. Видимо, они основательно поизломались в результате падения и более не составят угрозу для шиолистов, чего нельзя было сказать о скелетах и вампирах, которые вновь кинулись в погоню. Но, не смотря на усталость воинов света, день не давал много сил тьме, а посему ее слуги не могли бежать быстрее своих врагов и вскоре вновь отстали.

 

© Copyright: Антон Гурко, 2013

Регистрационный номер №0158921

от 15 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0158921 выдан для произведения:

ИСТОРИЯ ЭЛЬДОРАДО

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Всадники на северной дороге

 

Шиолисты стремглав бежали от златых ворот своей столицы. Они то и дело кидали назад переполненные животным ужасом взоры, а вампиры все стояли в воротах, не решаясь выйти из тени на свет. Пасти мертвых тварей издавали ужасную смесь воплей боли и угроз. Крик страха пред светом дня перемешивался в воздухе с ревом голодного хищника, взирающего вслед убегающей жертве. Среди дакнов были как новообращенные кровопийцы в грязных лохмотьях, которые еще совсем недавно были пленниками в руках язычников; так и мертворожденная «молодежь» в изысканных черных одеяниях со смертоносными двуручными клинками; и вампирлорды – могучие ведьмаки, воины и охотники в темных латах и широкополых шляпах. Никого из них солнечные лучи не убили бы, и дакны это прекрасно понимали, но их темное загробное естество все равно боялось света и не терпело его ни при каких обстоятельствах. Потому-то баалисты и не последовали впогоню за шиолистами. Заставить идти в бой или на охоту при свете дня нежить могли лишь две вещи в этом мире: либо воля некрарха, царя Некрархии, либо воля самого Баала, бога зла и тьмы, создателя всей нечистой силы на свете!

 

Язычники уносили ноги столь быстро, сколь только могли. Они знали, что за пределами города они в безопасности, но страх гнал их вперед. Каждый хотел оказаться как можно дальше от наводненного нежитью города. Выжившие доберутся до соседних городков и деревень, где никто о нечисти и слышать не слышал, призовут на помощь кшатриев и брахманов из иных краев страны и отобьют столицу у пораженных вамипиризмом пленников. Так думал каждый.

 

Наполненный утренней свежестью воздух всколыхнулся легким ветерком, и тихий, едва уловимый голос, несущий на гребне ветра страх, могильный холод и уныние, прошептал нечто темное и пугающее. Лица вампиров блеснули ухмылками, и немертвые разом сделали осторожный шаг вперед. Нечисть подошла вплотную к линии, отделяющей тень от света. Затем последовал еще более осторожный шаг, окрестности разразились воплями попавших под прямые солнечные лучи вампиров. Но дакны быстро взяли себя в руки, крики боли перешли в рычание, преисполненное ненавистью к тем, из-за кого нежить вынуждена выйти под открытое солнце. Последовал третий более уверенный шаг вперед. А затем вампиры бросились вперед, в погоню за язычниками, за дичью!

 

Язычники закричали от оного ужаса и засеменили прочь пуще прежнего. Вампиры были ослаблены солнечным светом, но все равно бежали быстро. Если усталость овладеет шиолистами до того, как они смогут оторваться от нежити, то не ведающие усталости кровопийцы разорвут их на мелкие кусочки.

 

Но, все-таки, вампиры не смогли под действием ненавистного солнечного света догнать своих жертв и отстали. Только вот язычники не остановили свой шаг, конечно, насколько оное позволяла накапливающаяся усталость и не утихающий страх. Даже в состоянии частичного затмения разума, когда ящеры бежали, не видя ничего пред собой и не понимая ничего, кроме того, что им необходимо выбраться из этого ада, они не могли не заметить того, что все деревни, мелькающие по разным сторонам дороги время от времени, отмечены следами боя, разрушения и бездушия. Оное лишь усиливало тревогу, ибо могло означать лишь одно – все земли вокруг кишат нежитью, которая, возможно, пока лишь скрывается!

 

Куаутемоку благодаря помощи Куна стало легче, и он теперь смог бежать самостоятельно. Рана превратилась в слегка покалывающий шрам, который вскоре и болеть-то перестанет! Рядом бежали Джаван и Ора. Брату периодически приходилось подталкивать сестру, ибо она то и дело останавливалась под действием страха и горя. В какой-то момент человеку-язычнику это надоело, и он взял сестру на руки.

 

- Кун, что ты думаешь на счет всего этого? – стараясь не сбивать дыхание, спросил Куаутемок.

 

- Ну, здесь явно беснуются не только пораженные вампиризмом пленники.

 

- Похоже на то, - согласился с неутешительными доводами Куаутемок.

 

- А еще, дакны что-то ищут, но что именно – ни они, ни мы не знаем, - вдруг добавил Кун.

 

- С чего это ты взял? – удивился верховный брахман.

 

- Вспомните ту надпись в подземелье. Вампир сказал, что мы открыли им тайну, над которой они бы бились без нас долгое время. Им нужно было узнать, что написано там, на стене, а ведь написано там про какое-то место, - пояснил Дымный Кун.

 

- В таком случае, они-то как раз знают, что ищут, но не знают, где искать. Вернее, не знали… - поправил друга Куаутемок, еле выговаривая слова, ибо бег после ранения, пусть даже магическим образом излеченного, был нелегким испытанием.

 

- Да, точно. И это что-то находится в горах. Ради этого они на нас и напали.

 

- Точно! Получается, что баалисты невиданным натиском сбрасывают на нас людей, да, именно невиданным, так как, чтобы люди устрашились некромантов, нужно обрушить на них мощь, против которой они были бы бессильны. Затем дакны вторгаются в нашу страну сами в целях добыть что-то, что находится в наших горах. Может, дакны изначально стремились к этому? Тогда что это, и каково его значение для тьмы, раз они предпринимают такие усилия? – все говорил и говорил Куаутемок, от неожиданного открытия позабыв о слабости и коликах в боку.

 

- Я не знаю, но могу предположить, что дакны знали, что им потребуется сперва найти этот рисунок, прежде чем искать то, что есть их конечная цель. Думаю, это они сломали печати, ведущие в каналы для змей, заодно открыв себе дорогу в древние подземелья. Ведь сколько раз наши предки открывали эти печати и сколько раз замуровывали вновь, никто не нашел после этого дороги в Город Под Городом, значит, здесь было применены чары посильнее. Вспомни, как треснули стены и просел потолок в жертвенной комнате! Там не было никаких каменных печатей, но стены все равно треснули! Значит, это все-таки дело рук вампиров!

 

- Скорее всего, это так. В любом случае, я думаю, что на юге страны теперь не безопасно, дакны могли овладеть предгорьями за одну ночь и, скорее всего, так они и поступили. Нужно уходить в горы, в северную часть страны. Тем более, если враг направляется туда, то там нам и нужно организовать оборону, чтобы сорвать их планы. Немертвые, конечно, могли уже добраться и до горных перевалов, но иного выхода, кроме как идти туда, я не вижу. Будем надеяться, что наши братья не пустили проклятую нежить в горы.

 

 

Тем временем настал полдень, и отряд беглецов достиг того места, где дорога, ведущая из столицы на север, в горы, сливается с множеством троп, что идут от мелких городков и деревень к тракту и где начинается подъем в горы. То была единственная дорога в северную часть страны. Быть может, были тайные тропы, ведущие в обход главного тракта, но для прохода большого войска подходил только он.

 

Теперь Куаутемок и Кун были впереди колонны, которая уж на исходе сил еле-еле держалась на марше, который вот-вот превратится в шаг.

 

И тут впереди послышалось ржание лошадей и громкий грохочущий голос, лишенный живых ноток в своем звучании. Звуки доносились из-за поворота дороги. Куаутемок безмолвно дал знак всем остановиться и повелел замолчать. Все окаменели в страхе, что не был слышен и зрим, но чувствовался в воздухе, как нечто материальное, как морось или снег. Глава брахманов и его друг тем временем медленно и безмолвно двинулись к повороту, дабы увидеть, кто и о чем болтает там впереди. И вот, наконец, сквозь узкий просвет в густых зарослях койоты увидели десятку рыцарей смерти, что были верхом на темных скакунах.

 

Рыцарь смерти – высшее звание посмертного общества, самая дорогая награда, которую только может получить мертворожденный. Чаще всего, ими становятся личи - люди, родившиеся мертвыми и от того обладающие врожденным даром некромантии. Но не каждый лич становился рыцарем смерти. Таковой чести удостаиваются лишь личи, добившиеся звания некроманта и проявившие себя в оном статусе. Также рыцарями смерти становились вампирлорды. Посвященные в рыцари смерти должны пройти ритуал смерторождения в храмах живых и мертвых. После этого темный паладин обретал новое тело и новую мощь. Эта нежить не боится огня – они есть объятые пламенем скелеты, пышущие могущественной магией. Их тела облачают в черные доспехи, покрытые красными светящимися узорами. Их головы скрывают зачарованные рогатые шлемы, выглядящие и по форме, и по цвету, как тыквы с прорезями для глаз и рта в виде злой ухмылки. Сражаются они кроваво-красными двуручными клинками, несущими смерть живым. Когда биться нужно верхом, они берут в руки одноручные косы, которыми так удобно срывать с плеч головы вражьих пехотинцев. Они – самые опасные враги изо всех немертвых, лучшие колдуны-воины во всей Некрархии!

 

- У подножия что творится? - слышно темных было прекрасно.

 

- Ничего. Натиск ничего не дал, они крепко держатся. Упыри разбежались при первых солнечных лучах. Нужно ждать основные силы.

 

- А когда они будут?

 

- Не знаю. Мне доложили, что почти вся долина в наших руках, значит, скоро будут подтягиваться. Там только на юге еще сопротивляется кто-то, да из столицы бежала сотня-другая придворных шиольских крыс.

 

- Так мы их ждем?

 

- Мы ждем основные силы, но если сюда заявится это мясо, то сомнем его и все.

 

- А что на счет слуха о клинке? Это правда?

 

- Правда. Вампир четко описал нож, прежде чем окончательно сдох. И некрарх это подтвердил.

 

- Но разве это возможно? Разве все три клинка, кроме последнего, не находятся у того жалкого отшельника?

 

- Не знаю, как это случилось и почему, но нет – один кинжал у койота, - при этих словах рыцаря смерти Куаутемок и Кун изумленно переглянулись.

 

- Значит, нужно как можно скорее найти его и убить, если он еще жив!

 

- Он жив. Но не беспокойся, скорее всего, он среди тех отступающих, значит, покончив с ними, мы устраним угрозу.

 

- Да уж, не беспокойся! Как ты найдешь среди прочих черношерстых койотов именно того, у которого кинжал?! Они же все на одну морду эти полузвери?!

 

- Я тебе сказал – не дергайся! – взревел вдруг один из рыцарей смерти. – Он только и делает, что бегает с этим ножом в руках и вертит им перед своим носом, так что ты его не пропустишь. А еще за ним по пятам бродит еще один койот, что шерстью светлее других. Такого ты точно не упустишь из виду, – и вновь брахманы переглянулись, но теперь они смотрели друг на друга дольше, словно обмениваясь мыслями.

 

- Стой! Я чувствую плотское тепло!

 

- Что?! Наверное, это они. Идем! Тихо. Мы устроим сюрприз этим жалким созданиям! - Кун и Куаутемок руками дали знак оставшимся позади язычникам и кинулись в заросли, что были по левую сторону от дороги. Прочие шиолисты быстро последовали примеру брахманов.

 

Но язычников было слишком много, посему их бегства не могли не заметить темные рыцари. Впрочем, это было не важно. Шиолисты думали, что конники не пробьются сквозь густые заросли. Как же они ошибались! За криком дакнов «это они! В погоню» по взмахам их рук вся растительность, кроме высоких деревьев, иссохла в мгновение ока и осыпалась, образовав тоннели в гуще джунглевого леса, которые уходили вглубь леса настолько, насколько живые успели убежать. Теперь отступающие бежали среди одиноких деревьев, меж которых было достаточно места для того, чтобы всадник мог проехать. А дакны своей магией все уничтожали и уничтожали растительность на пути шиолистов, не давая им спрятаться в гуще кустарников. И было уже невозможно убегать! Сейчас враг начнет разить со спины одного язычника за другим.

 

- Сбивайте их с коней, сбивайте! – проорал Куаутмок в последний момент перед столкновением. Остальные шиолисты, вняв оному призыву, остановились и мгновенно развернулись для боя. Те, кто были с двуручным оружием, выставили его вперед, когда бойцы с одноручным – отошли за спины первых. Раздался грохот, смешанный с треском и криками язычников – всадники глубоко врезались в толпу шиолистов, растоптав многих из них. Но половина рыцарей смерти были выбиты из седел язычниками.

 

Куаутемок вместе с каким-то воином вдвоем схватились за одно копье и выбили одного всадника из седла. Кшатрий занес копье для последнего удара, а Куаутемок вновь взялся за свой кинжал. С руки баалиста сорвались зеленые язычки пламени, и помощник койота отправился полетать под самые кроны деревьев. От удара Куаутемока рыцарь увернулся, откатившись влево, где ранее был только что убитый кшатрий. Темный мгновенно вскочил, несмотря на увесистость всех тех лат, что на нем были. Он был готов кинуться на Куаутемока, но ему пришлось отражать удар какого-то брахмана-ягуара справа, чем воспользовался главный брахман, всадив в спину врагу свой нож, что, правда, не спасло бедного ягуара.

 

Тем временем, остальные язычники яростно бились с десяткой рыцарей смерти, используя как меч, так и магию, хотя и в том, и в другом дакны оказались искуснее, впрочем, в первом, точно благодаря усталости шиолстов. Темные одно за другим парировали заклятия, и рубили своих противников налево и направо. Пара темных еще была на конях, один из которых, судя по всему, был главным. Он, видя, что ящеры окружают их, приказал второму коннику скакать за подмогой, а сам пустился в гущу воинов света, разя их во множестве своей одноручной косой.

 

Куаутемок тем временем, подобрав чей-то макан, меч с зазубренными краями, яростно, но бесплодно, бился с одним из рыцарей, который, хоть и отступал, но уж слишком яростно иногда контратаковал, что брахман еле уворачивался от ударов. Справа на жреца накинулся еще один дакн, удар которого еле отразил койот, когда очередную контратаку другого темного рыцаря пришлось отражать огненным заклятием, которое тот отразил в дерево. Этим воспользовался Куаутемок и мгновенно, как молния, всадил свой нож в шею первого своего врага, но сразу же получил сильный улар с ноги и полетел на земь. Дакн вскинул двуручник над головой, но какой-то сипай, налетев сзади, сбил рыцаря с ног.

 

Сипай, спасший Куаутемока, лежал на противнике, вцепившись зубами в его костлявое горло, когда было ясно, что это ни к чему не приведет, в то время как самого сипая дакн уже радостно душил. Куаутемок запрыгнул на борющихся и, пока кшатрий держал темного, начал колоть баалиста ножом. Тем временем другой темный рыцарь занес меч для удара по двум язычникам, но глава брахманов резко бросился в сторону, попытавшись утянуть за собой и сипая, но, увы, безуспешно, его тело было разрублено баалистом. Куаутемок же упал на землю недалеко от своего врага, который вновь занес меч для очередного убийства, но койот столь быстро и неожиданно вскочил на ноги, что сам дакн отскочил назад, но, когда пришел в себя, и сделать ничего не успел, как был повален. Дакн вцепился мертвой хваткой в руку Куаутемока, в которой был хрустальный нож, что смертельной угрозой висел над слугою смерти.

 

В итоге, после некоторого времени противостояния, Куаутемок потерял равновесие, и его враг смог оказаться сверху. Теперь уже он рукой брахмана медленно, но неуклонно приближал хрустальный клинок к горлу жреца. Койот из последних сил огрел рыцаря левой рукой по шлему. Дакн слетел со своего недруга и откатился в сторону. Койот вскочил, хотел было добить врага, но вовремя узрел, что его сейчас снесет конник, что есть глава рыцарей тьмы. Сам не зная где, Куаутемок схватил бревно и, отпрыгнув в сторону, им сбил с лошади врага. Третий нечистый подлетел слева, но получил прямо бревном прямо по шлему и полетел в сторону, как мячик. А тут на ногах уже был глава дакнов, который темным заклятием разнес бревно в руках Куатемока в щепки. Сзади же послышались стремительные шаги того рыцаря тьмы, что был недавно Куаутемоком сброшен с себя. Это, похоже, был конец…

 

Куаутемок резко нанес правой рукой колющий удар назад и, схватив ослабевшего от оного дакна, прикрылся его телом от удара главы темных, который, вложившись всем своим весом в удар, навалился на добитого тем самым баалиста. Но Куаутемок оказался здесь попроворнее и из последних сил надавил на тело, на которое сейчас опирались оба бойца, и повалил своего противника. Койот готов был заколоть гада, но в оный миг слева появился очухавшийся от свидания с бревном немертвый, и жрецу Шиу не оставалось ничего иного, как кинуть в очередного дакна свой нож, что принес окончательную смерть слуге Баала. Этим и воспользовался находящийся под Куаутемоком рыцарь смерти – он со всей дури ударил левой рукой брахмана в живот, от чего тот отлетел на пару метров назад и повалился на земь, лишенным сил.

 

- Умри! Тварь! – зарычал дакн, но появившийся рядом Кун одним ударом снес голову рыцаря смерти. Дакны были повержены.

 

Куаутемок встал. Вокруг было множество трупов язычников, что пали, из последних сил пытаясь защитить свою жизнь в этом аду. Но времени не было, ибо подмога дакнов могла подойти с минуты на минуту. Нужно было уходить. Вокруг Куаутемока собрались все воины, в том числе и Кун, Джаван и Ора, которая бог знает где была во время сечи. Все ждали решения Куаутемока.

 

Да, Куаутемок не был царской крови и не имел права приказывать Джавану и Оре, один из которых должен был занять трон вскоре, хотя шансы каждого из них были сомнительны, ибо оба они - люди. Но сейчас это все было второстепенно, ибо все понимали, что нужно уходить, а ведут их Куаутемок и Кун, посему все слушались их сейчас, как наилучших.

 

- Уходим на восток! – скомандовал главный жрец, вынимая свой кинжал из тела павшего рыцаря смерти.

 

- Но там же сейчас будет много дакнов! Они же послали за подмогой! Мы должны бежать на запад! – воспротивился Джаван. Язычников рыцари смерти загнали в лес на западной стороне дороги, потому для того, чтобы идти на восток, нужно было вернуться на тракт. Посему сомнения Джавана не были лишены смысла.

 

- Нет! На западе нет троп, ведущих на север, там мы обречены. На востоке же есть иная дорога, которая вряд ли охраняется, в отличие от этой. Там наш единственный шанс на спасение, так что без вопросов и промедлений идем туда, пока у нас еще есть возможность!

 

Язычники устремились на восток, назад к дороге в горы. Они уже выбежали из леса, куда были загнаны десяткой рыцарей смерти, как с юга подошли вампиры, что от самой столицы преследовали отступающих, а с севера во главе с ускакавшим за подмогой рыцарем шли когорты скелетов. Похоже, что все-таки стоило идти дальше на запад.

 

Но тут Куаутемок сломя голову кинулся через дорогу к протекающему восточнее тракта ручью, что вел на юго-восток, куда и нужно беглецам. Все последовали примеру главы брахманов. Дакны же, не ожидавшие оного, несколько замешкались, но потом кинулись все-таки за своими врагами, на стороне которых было достаточное расстояние между воинством скелетов и вампиров. Выживший рыцарь смерти, желая отомстить за своих собратьев, догонял язычников в предвкушении расправы. Но шиолисты успели в большинстве своем спуститься в русло ручья и уже бежали вдоль него на юго-восток. Лишь пара воинов еще не спаслась от всадника, и, похоже, уже и не могли спастись, ибо были лишены сил, что были нужны для быстрого преодоления оставшихся между ними и обрывом перед ручьем метров. Среди тех бойцов был Джаван. Ора закричала, сорвавшись на полуплач-полувопль, и кинулась навстречу брату.

 

- Держи ее! – воскликнул Кун, и Куаутемок едва успел преградить девушке путь.

 

Неистовый крик души сестры придал сил Джавану, и он прыжком преодолел остаток дистанции вместе с остальными воинами и полетел вниз, в ручей, где мягко приземлился в воду. Рыцарь же еле остановил коня, дабы не свалиться в обрыв, но это ему не помогло, ибо Куаутемок и Кун на пару молниями ударили под ноги лошади, отчего твердь, на которой она стояла, взорвалась, и конь скинул своего наездника вниз перед тем, как самому туда отправился.

 

Убегающие язычники слышали за своей спиной лишь хруст и лязг доспехов и костей упавшего рыцаря смерти и его скакуна. Видимо, они основательно поизломались в результате падения и более не составят угрозу для шиолистов, чего нельзя было сказать о скелетах и вампирах, которые вновь кинулись в погоню. Но, не смотря на усталость воинов света, день не давал много сил тьме, а посему ее слуги не могли бежать быстрее своих врагов и вскоре вновь отстали.

 

Рейтинг: +1 186 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!