ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 9

 

ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 9

11 июня 2012 - Михаил Заскалько

9. ГРАДЕЦ ХУТКО (рассказывает Фурсик)

Неумолимо приближался полдень, а у нас ничего определённого. Мы остались без гроша, но приобрели новую сопутницу. Тээль. Минотаврица. Читал о таких, честно сказать, думал, очередная придумка книжников. Ан, нет, вот она живая, совсем ещё девчонка. Но в глазах столько боли, что думаю, по жизненному опыту она старше не только нас с Истомой, но и Пракши. Ским, пожалуй, сровняется с ней.

На благо нам ещё одна сопутница или в обузу? Эта мысль всё время меня донимает. Говорит, что долгое время была при купце, имеет дар чувствовать Путь. Ским подтвердил: да, минотавры владеют этим даром. Ским тоже считает себя путешественником, но ни на один мой вопрос не нашёл ответа. Ни про земли Урман не слышал, ни о Мгинских горах не ведал. И про ведунью Сувору не знал. Сдаётся мне, что он просто краснобай, далее своей хвалённой Греции нигде не был.

- В корчму путь нам заказан, есть нечего. Что будем делать? - спросил Пракша и глянул с вызовом на Скима. Должно быть, он решил, раз Ским путешествует на моём плече, то он теперь вроде моего советника.
Ским ответил высокомерным взглядом и, развернувшись, стал смотреть в сторону порта. Да, советник мне не помешал бы. Ским безмолвствовал, Истома и Таля (мы, не сговариваясь, стали так звать Тээль, она была не против) о чём-то перешёптывались, словно были лишь вдвоём.
-Ты наш вожатый, - не унимался Пракша, - так давай действуй. Стоять и любоваться на речку хорошо с наполненным желудком.
-Так сходи на помойку, съешь чего-нибудь! - вспыхнул Ским, вновь развернувшись. - Пёс трепливый, только нервы треплешь.
- Ну, Пташка, я доберусь до тебя…

-Хватит! - жёстко пресёк я забияк.- Я ведь тоже могу до вас добраться, живо в речке рыбёшками поплывёте. Или просто зажарю.
Ским собрался в комочек, затих. Пракша едва слышно буркнул: "Уж и сказать ничего нельзя…" и стал выкусывать блох с бедра.
-Таля, ты не знаешь, где можно достать денег?
- Украсть.
- Нет, красть ничего не будем. А там, - я кивнул в сторону порта, - если наняться грузчиком?
- Большая конкуренция. Не подпустят. Хорошо если просто прогонят, могут и побить.
-Тогда идём в город. Всем гуртом не след идти, разделимся. Мы с Скимом…
- Я один пойду,- встрепенулся Пракша.
-Только будь добр, свары не затевай. Таля ты с Истомой иди. Ищем где можно заработать денег. Через час встречаемся у корчмы, где ночевали.

Я миновал короткий проулок и вышел на улицу, которая вела к торговищу. Туда мне идти посоветовал Ским. Когда мы расходились на берегу речки, я рискнул применить отводящие чары к девчонкам: незачем им привлекать к себе лишнее внимание, ничего доброго это не сулит. Всё прошло без ошибки. Должно быть, оттого, что я уже не раз применял это заклинание, оно прочно засело в моей голове.

Когда мы остались вдвоём с Скимом, он предложил: давай я полетаю над градцем, посмотрю что и как. Я разрешил. Вернувшись, Ским и посоветовал идти на торжище. Это большая свободная от построек площадь, в неё как в озеро речки-притоки вливаются почти все улицы городка. Там много люду, идёт бойкая торговля и обмены. А вокруг торжища гостиные дворы иноземных купцов, огороженные заборами из заострённых брёвен.
-Там я думаю проще всего добыть деньги. И прознать подробности про Путь. Купцы должны ведать о землях Урман, имя-то не ваше, не славянское. Либо варяжское, либо свейское.
- Хорошо, идём на торжище.

До выхода на площадь оставалось сажени три, когда из двери корчмы вылетел чумазый мальчонка, но споткнулся, упал, распластавшись. Хотел вскочить, но его уже схватил за шиворот верзила варяг. Большой, с длинной бородой и огненно-рыжими волосами до плеч. Его лицо было отталкивающим: крупные, грубые черты, по щеке змеился ужасный шрам. На варяге был длинный до пят плащ зелёного сукна с горностаевыми оторочками. Почти весь перед плаща в бурых масляных пятнах.
Варяг что-то коротко выкрикивал, пытался приблизить лицо мальчишки к масляным пятнам, но тот яростно брыкался, упираясь то ногами, то руками.
-Ты понимаешь по-варяжски? - тихо спросил я.
- Хочет, чтобы мальчишка вылизал плащ дочиста, - глухо обронил Ским.
Из корчмы шустро выбежал маленький тучный хозяин с тряпкой в руках, окатышем закружил вокруг варяга:
- Господин нурман, отпустите мальца, я сам накажу. Я всё вытру, вернитесь, я вымою и просушу у печи. Ничего не будет видно…
Нурман не слышал его, ибо сопротивление мальчишки его бесило. Наконец он занёс пудовый кулак над головой мальчишки.
- Останови! - задёргался у меня на плече Ским.
Я сам желал этого, но просто вмешаться опасался, а нужные чарные слова как на грех не вспоминались.

Ским взлетел, больно хлестнув меня крылом по уху, метнулся к варягу. В следующее мгновение его зубы вонзились в вознесённый кулак. Варяг взвизгнул, как недорезанный хряк, скорее от неожиданности, чем от боли, отпрянул, точно от сильного тычка в грудь. Вторая его рука разжалась и мальчишка, получив свободу, стрелой влетел в распахнутую дверь корчмы. Хозяин же остолбенел, глаза его округлились, челюсть отпала. По всему очи его и уши отказывались верить тому, что видели и слышали. А видели и слышали они, как внезапно налетел ветер на нурмана, взлохматил волосы, а затем хрустнули хрящи, и рука нурмана обагрилась кровью. А потом раздался глас из воздуха:
- Эриманфская свинья!

*******************
(Эриманфский вепрь- чудовище, которое убил Геракл)

***************************************************
Варяг выхватил из-под плаща меч и, очевидно изрыгая родные ругательства, принялся рубить воздух вокруг себя.
Но Ским уже сидел у меня на плече.
-Ты думал, во что встреваешь? - прошептал я осуждающе.
- Кто-то же должен думать, пока ты бездействуешь, - огрызнулся Ским. - Тьфу, у него и кровь паршивая. Ну, его к воронам!

**************************************
("Ну, его к воронам!" - распространённое древнегреческое бранное выражение)

*********************************************************************

- Что здесь творится? - вдруг раздался зычный голос у меня за спиной.
Мы с Скимом обернулись. Шагах в пяти от нас стоял низкорослый дородный мужчина лет сорока в дорогом греческом кафтане, рудого цвета, расшитого золотыми нитями сказочных птиц и цветов. На голове у него высокая шапка из синего сукна, оторочена чёрным соболем. На ногах сапоги из бирюзового сафьяна. Чёрная смоляная борода и усы коротко подстрижены, над глазами вздыбились пышные брови. По всему купец, либо киевский, либо новгородский. За ним толпились верно, приказчики, толмач  и наёмники из варягов, все в долгополых плащах, кои оттопыривались мечами, волосатые, иные в железных шлемах. Телохранители.

- Вальдс, пошто голосишь, ровно девка на сносях?- раздражённо спросил купец, стукнув о мостовую дубцем - резной полированной палкой.
Варяг перестал рубить воздух, убрал с лица волосы и,…указав мечом на меня, выкрикнул:
- Колдун! Он наслал на меня злобную горгулью. Она прокусила мне руку,- и варяг продемонстрировал окровавленную кисть.
- Ещё один пёс трепливый, - сказал Ским возмущённо. - Горгулья, надо же выдумать. Сам ты гоблин болотный!
Варяг услышал, подступил, угрожающе поигрывая мечом:
- Господин, дозволь колдуна рассечь!
- Погодь, - жёстко остановил его купец. Тяжёлый конец дубца надавил на моё плечо, как раз рядом с Скимом. - Кто таков? Чей холоп?
- От холопа слышу, - ещё больше возмутился Ским и, дрыгнув задней лапой, отшвырнул дубец. - Тычет грязной палкой…
Телохранители загудели, схватились за мечи.
- Цыть! - вскрикнул купец, гася шум, вперил в меня потемневшие глаза. - Отвечай.
- Я это…скоморох. Чревом вещаю…
- Дерзости вещаешь, - купец вновь приподнял дубец.
- Не балуй купец, можешь остаться без бровец, - не унимался Ским, видимо решил мне подыграть.
- Занятное чрево, - купец изобразил подобие улыбки. - Пошто оно на плече, а не как у всех?
- Где хочу, там сижу, - ответил Ским, зорко следя за палкой.
- Взять его - внезапно вскрикнул купец.

Но я был на чеку: поставил оберег. Телохранители ударились о незримую стену, с руганью принялись рубить её, но мечи отскакивали, тупились.
- Чрево, да? - купец тоже попробовал ткнуть в оберег дубцем.
- Оно, - спокойно сказал я, - творит, что хотит.

И тут я почувствовал, что Скима на плече нет. Торопясь возвести оберег, я отвлёкся и не почуял, когда же он взлетел. Осмотревшись вокруг, я увидел, как по улице в нашу сторону несётся Пракша. А Ским завис над шапкой купца, мгновение - и шапка взмыла в воздух. Всеобщему взору предстала в полголовы блестевшая от пота лысина.
Длинно выругавшись, купец принялся, подпрыгивая, махать палкой, пытаясь достать шапку.
- Купец-молодец средь овец, а средь молодца, сам овца, - озорно засмеялась невидимая "горгулья".
 В прыжке в купца врезался Пракша: он видимо решил, что тот видит Скима и пытается его сбить. Купец рухнул ничком, раскинув руки, Пракша вспрыгнул ему на спину, положил лапу на голову, предупреждающе зарычал.

Неожиданно у меня в памяти всплыло заклинание, которое я не пытался вспоминать. Словно кто-то специально подсунул мне для такого случая.
Затаив дыхание, с опаской, я всё же произнёс его. Неведомая сила повлекла мечи варягов к земле и ровно припаяла их к мостовой. Тщетно рвали варяги руки - мечи не двигались, более того, сами руки не отнять от рукоятей.
Я снял оберег.
- Пракша, оставь его.
Пракша провёл лапой по лысине купца, оставив следы когтей, наклонился к уху:
- Не трогай лихо, покуда спит тихо. Как бывший секретарь, советую, господин.
После чего присоединился ко мне.

Со стороны проулка, обходя столпившихся зевак, к лежащему купцу приблизились Истома и Таля, в руках они держали объёмные мешки. Неужели украли, презрев мой запрет?
Поравнявшись с рукой купца, держащей древец, Таля, помедлив, вдруг наступила копытцем на руку, та разжалась, выпустив палку. Таля подняла её.
Не знаю, зачем я это сделал, скорее всего, из юношеского озорства, но на минутку я снял с Тали невидимость.
-Ты?! - дёрнулся купец. - Не тронь! Повинуйся!
- Я боле не твоя раба, - сказала резко Таля и плюнула на лысину бывшего хозяина.
Под защитой заклинания отводящего очи, мы направились к торжищу.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0054872

от 11 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054872 выдан для произведения:

9. ГРАДЕЦ ХУТКО (рассказывает Фурсик)

Неумолимо приближался полдень, а у нас ничего определённого. Мы остались без гроша, но приобрели новую сопутницу. Тээль. Минотаврица. Читал о таких, честно сказать, думал, очередная придумка книжников. Ан, нет, вот она живая, совсем ещё девчонка. Но в глазах столько боли, что думаю, по жизненному опыту она старше не только нас с Истомой, но и Пракши. Ским, пожалуй, сровняется с ней.

На благо нам ещё одна сопутница или в обузу? Эта мысль всё время меня донимает. Говорит, что долгое время была при купце, имеет дар чувствовать Путь. Ским подтвердил: да, минотавры владеют этим даром. Ским тоже считает себя путешественником, но ни на один мой вопрос не нашёл ответа. Ни про земли Урман не слышал, ни о Мгинских горах не ведал. И про ведунью Сувору не знал. Сдаётся мне, что он просто краснобай, далее своей хвалённой Греции нигде не был.

- В корчму путь нам заказан, есть нечего. Что будем делать? - спросил Пракша и глянул с вызовом на Скима. Должно быть, он решил, раз Ским путешествует на моём плече, то он теперь вроде моего советника.
Ским ответил высокомерным взглядом и, развернувшись, стал смотреть в сторону порта. Да, советник мне не помешал бы. Ским безмолвствовал, Истома и Таля (мы, не сговариваясь, стали так звать Тээль, она была не против) о чём-то перешёптывались, словно были лишь вдвоём.
-Ты наш вожатый, - не унимался Пракша, - так давай действуй. Стоять и любоваться на речку хорошо с наполненным желудком.
-Так сходи на помойку, съешь чего-нибудь! - вспыхнул Ским, вновь развернувшись. - Пёс трепливый, только нервы треплешь.
- Ну, Пташка, я доберусь до тебя…

-Хватит! - жёстко пресёк я забияк.- Я ведь тоже могу до вас добраться, живо в речке рыбёшками поплывёте. Или просто зажарю.
Ским собрался в комочек, затих. Пракша едва слышно буркнул: "Уж и сказать ничего нельзя…" и стал выкусывать блох с бедра.
-Таля, ты не знаешь, где можно достать денег?
- Украсть.
- Нет, красть ничего не будем. А там, - я кивнул в сторону порта, - если наняться грузчиком?
- Большая конкуренция. Не подпустят. Хорошо если просто прогонят, могут и побить.
-Тогда идём в город. Всем гуртом не след идти, разделимся. Мы с Скимом…
- Я один пойду,- встрепенулся Пракша.
-Только будь добр, свары не затевай. Таля ты с Истомой иди. Ищем где можно заработать денег. Через час встречаемся у корчмы, где ночевали.

Я миновал короткий проулок и вышел на улицу, которая вела к торговищу. Туда мне идти посоветовал Ским. Когда мы расходились на берегу речки, я рискнул применить отводящие чары к девчонкам: незачем им привлекать к себе лишнее внимание, ничего доброго это не сулит. Всё прошло без ошибки. Должно быть, оттого, что я уже не раз применял это заклинание, оно прочно засело в моей голове.

Когда мы остались вдвоём с Скимом, он предложил: давай я полетаю над градцем, посмотрю что и как. Я разрешил. Вернувшись, Ским и посоветовал идти на торжище. Это большая свободная от построек площадь, в неё как в озеро речки-притоки вливаются почти все улицы городка. Там много люду, идёт бойкая торговля и обмены. А вокруг торжища гостиные дворы иноземных купцов, огороженные заборами из заострённых брёвен.
-Там я думаю проще всего добыть деньги. И прознать подробности про Путь. Купцы должны ведать о землях Урман, имя-то не ваше, не славянское. Либо варяжское, либо свейское.
- Хорошо, идём на торжище.

До выхода на площадь оставалось сажени три, когда из двери корчмы вылетел чумазый мальчонка, но споткнулся, упал, распластавшись. Хотел вскочить, но его уже схватил за шиворот верзила варяг. Большой, с длинной бородой и огненно-рыжими волосами до плеч. Его лицо было отталкивающим: крупные, грубые черты, по щеке змеился ужасный шрам. На варяге был длинный до пят плащ зелёного сукна с горностаевыми оторочками. Почти весь перед плаща в бурых масляных пятнах.
Варяг что-то коротко выкрикивал, пытался приблизить лицо мальчишки к масляным пятнам, но тот яростно брыкался, упираясь то ногами, то руками.
-Ты понимаешь по-варяжски? - тихо спросил я.
- Хочет, чтобы мальчишка вылизал плащ дочиста, - глухо обронил Ским.
Из корчмы шустро выбежал маленький тучный хозяин с тряпкой в руках, окатышем закружил вокруг варяга:
- Господин нурман, отпустите мальца, я сам накажу. Я всё вытру, вернитесь, я вымою и просушу у печи. Ничего не будет видно…
Нурман не слышал его, ибо сопротивление мальчишки его бесило. Наконец он занёс пудовый кулак над головой мальчишки.
- Останови! - задёргался у меня на плече Ским.
Я сам желал этого, но просто вмешаться опасался, а нужные чарные слова как на грех не вспоминались.

Ским взлетел, больно хлестнув меня крылом по уху, метнулся к варягу. В следующее мгновение его зубы вонзились в вознесённый кулак. Варяг взвизгнул, как недорезанный хряк, скорее от неожиданности, чем от боли, отпрянул, точно от сильного тычка в грудь. Вторая его рука разжалась и мальчишка, получив свободу, стрелой влетел в распахнутую дверь корчмы. Хозяин же остолбенел, глаза его округлились, челюсть отпала. По всему очи его и уши отказывались верить тому, что видели и слышали. А видели и слышали они, как внезапно налетел ветер на нурмана, взлохматил волосы, а затем хрустнули хрящи, и рука нурмана обагрилась кровью. А потом раздался глас из воздуха:
- Эриманфская свинья!

*******************
(Эриманфский вепрь- чудовище, которое убил Геракл)

***************************************************
Варяг выхватил из-под плаща меч и, очевидно изрыгая родные ругательства, принялся рубить воздух вокруг себя.
Но Ским уже сидел у меня на плече.
-Ты думал, во что встреваешь? - прошептал я осуждающе.
- Кто-то же должен думать, пока ты бездействуешь, - огрызнулся Ским. - Тьфу, у него и кровь паршивая. Ну, его к воронам!

**************************************
("Ну, его к воронам!" - распространённое древнегреческое бранное выражение)

*********************************************************************

- Что здесь творится? - вдруг раздался зычный голос у меня за спиной.
Мы с Скимом обернулись. Шагах в пяти от нас стоял низкорослый дородный мужчина лет сорока в дорогом греческом кафтане, рудого цвета, расшитого золотыми нитями сказочных птиц и цветов. На голове у него высокая шапка из синего сукна, оторочена чёрным соболем. На ногах сапоги из бирюзового сафьяна. Чёрная смоляная борода и усы коротко подстрижены, над глазами вздыбились пышные брови. По всему купец, либо киевский, либо новгородский. За ним толпились верно, приказчики, толмач  и наёмники из варягов, все в долгополых плащах, кои оттопыривались мечами, волосатые, иные в железных шлемах. Телохранители.

- Вальдс, пошто голосишь, ровно девка на сносях?- раздражённо спросил купец, стукнув о мостовую дубцем - резной полированной палкой.
Варяг перестал рубить воздух, убрал с лица волосы и,…указав мечом на меня, выкрикнул:
- Колдун! Он наслал на меня злобную горгулью. Она прокусила мне руку,- и варяг продемонстрировал окровавленную кисть.
- Ещё один пёс трепливый, - сказал Ским возмущённо. - Горгулья, надо же выдумать. Сам ты гоблин болотный!
Варяг услышал, подступил, угрожающе поигрывая мечом:
- Господин, дозволь колдуна рассечь!
- Погодь, - жёстко остановил его купец. Тяжёлый конец дубца надавил на моё плечо, как раз рядом с Скимом. - Кто таков? Чей холоп?
- От холопа слышу, - ещё больше возмутился Ским и, дрыгнув задней лапой, отшвырнул дубец. - Тычет грязной палкой…
Телохранители загудели, схватились за мечи.
- Цыть! - вскрикнул купец, гася шум, вперил в меня потемневшие глаза. - Отвечай.
- Я это…скоморох. Чревом вещаю…
- Дерзости вещаешь, - купец вновь приподнял дубец.
- Не балуй купец, можешь остаться без бровец, - не унимался Ским, видимо решил мне подыграть.
- Занятное чрево, - купец изобразил подобие улыбки. - Пошто оно на плече, а не как у всех?
- Где хочу, там сижу, - ответил Ским, зорко следя за палкой.
- Взять его - внезапно вскрикнул купец.

Но я был на чеку: поставил оберег. Телохранители ударились о незримую стену, с руганью принялись рубить её, но мечи отскакивали, тупились.
- Чрево, да? - купец тоже попробовал ткнуть в оберег дубцем.
- Оно, - спокойно сказал я, - творит, что хотит.

И тут я почувствовал, что Скима на плече нет. Торопясь возвести оберег, я отвлёкся и не почуял, когда же он взлетел. Осмотревшись вокруг, я увидел, как по улице в нашу сторону несётся Пракша. А Ским завис над шапкой купца, мгновение - и шапка взмыла в воздух. Всеобщему взору предстала в полголовы блестевшая от пота лысина.
Длинно выругавшись, купец принялся, подпрыгивая, махать палкой, пытаясь достать шапку.
- Купец-молодец средь овец, а средь молодца, сам овца, - озорно засмеялась невидимая "горгулья".
 В прыжке в купца врезался Пракша: он видимо решил, что тот видит Скима и пытается его сбить. Купец рухнул ничком, раскинув руки, Пракша вспрыгнул ему на спину, положил лапу на голову, предупреждающе зарычал.

Неожиданно у меня в памяти всплыло заклинание, которое я не пытался вспоминать. Словно кто-то специально подсунул мне для такого случая.
Затаив дыхание, с опаской, я всё же произнёс его. Неведомая сила повлекла мечи варягов к земле и ровно припаяла их к мостовой. Тщетно рвали варяги руки - мечи не двигались, более того, сами руки не отнять от рукоятей.
Я снял оберег.
- Пракша, оставь его.
Пракша провёл лапой по лысине купца, оставив следы когтей, наклонился к уху:
- Не трогай лихо, покуда спит тихо. Как бывший секретарь, советую, господин.
После чего присоединился ко мне.

Со стороны проулка, обходя столпившихся зевак, к лежащему купцу приблизились Истома и Таля, в руках они держали объёмные мешки. Неужели украли, презрев мой запрет?
Поравнявшись с рукой купца, держащей древец, Таля, помедлив, вдруг наступила копытцем на руку, та разжалась, выпустив палку. Таля подняла её.
Не знаю, зачем я это сделал, скорее всего, из юношеского озорства, но на минутку я снял с Тали невидимость.
-Ты?! - дёрнулся купец. - Не тронь! Повинуйся!
- Я боле не твоя раба, - сказала резко Таля и плюнула на лысину бывшего хозяина.
Под защитой заклинания отводящего очи, мы направились к торжищу.

Рейтинг: +2 406 просмотров
Комментарии (3)
0 # 11 июня 2012 в 16:33 0
zlojj
Михаил Заскалько # 11 июня 2012 в 16:55 0
Тань, кому сей кулачок? Неужели автору? smile
0 # 11 июня 2012 в 17:06 0
Купцу лысому)))) не замай Талю!!!! ишь, какой шустрый)))