ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 8

 

ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 8

11 июня 2012 - Михаил Заскалько

 

8. ГРАДЕЦ  ХУТКО(рассказывает Ским)

Сидя на плече Горемага, я ехидно рассматривал небольшой городок.
- Не Афины, да, Пташка? - не менее ехидно спросил Пракша.
Ещё на подступах к городку, пробираясь по грязным узким улочкам посада, Горемаг почему-то решил, что мне будет лучше сидеть у него на плече. Я не возражал. Пракша тотчас нарёк меня "пташкой".
- Не Афины, не Рим, и даже не Киев, пёс трепливый.
Псом трепливым иногда в шутку называл Пракшу Горемаг, я запомнил и при случае парировал ехидные колкости Пракши.

Мы шли по главной улице городка. На местном языке он назывался Градец Хутко, что переводилось как "скоро, быстро, бойко, спешно, борзо". Городок походил на безобразно разросшуюся деревню, издали, с холма она мне напомнила растёкшееся тесто из чана. Градец Хутко стоял на пути "из варяг в греки" и вполне соответствовал своему названию: здесь останавливались, чтобы быстро, спешно пополнить запасы воды и продовольствия, что-то прытко продать, бойко обменять и борзо двигаться дальше. Кого тут только не было! Но в глаза бросались почему-то в основном пьяные варяги. Среди купцов, судя по татуировкам, попадались бывшие пираты.

Мне приходилось бывать в подобных местах, а Горемаг впервые оказался, поэтому всё время вертел головой с интересом рассматривая то одно, то другое. Я обратил внимание, что многие с таким же любопытством посматривали на Горемага, но почему-то игнорировали Истому. Неужели они так часто видели козатавриц, что для них это неинтересно, а вот юнец с сидящим на плече крылатым лисом - диво?

- Фурсик, зачем мы здесь? - осторожно спросила Истома.
- Здесь можно сесть на корабль. Это сократит наш путь.
Пракша косо глянул на Горемага:
- А платить чем?


- Шайтан, собака! - отшатнулся от Пракши проходящий мимо горбоносый купец, явно навеселе.
- Сам дурак, - не остался в долгу Пракша.
Купец остановился, покачался, будто деревце на ветру, икнул, взирая мутными выпуклыми как у вола глазами на говорящего пса.
- Тьфу, тьфу, шайтан! Сгинь!
- Лешак ты болотный, проваливай в своё болото, - рыкнул Пракша, оскалившись.
Икая и махая руками, задом, задом купец скрылся в узком проулке. Хмыкнув, Пракша повернулся к Горемагу:
- Итак, денежки у нас есть?
- Есть, должно хватить. В крайнем случае, можно на варяжский корабль гребцами.
- Добро, - мотнул головой Пракша. - Пташка, сядем рядом. Чур, я у борта.
Вот пёс трепливый, всё надсмехается…

- Нет, никаких гребцов, - вполне серьёзно заявила Истома. - Это кабала. Денег достанем.
Я уже хотел, было предложить Горемагу наколдовать золота, но, вспомнив, чем оборачивается его волшба, передумал.
- На корчму хватит? - поинтересовался.
- А тебе-то что, Пташка? - тут же встрял Пракша.
Я мудро пропустил его слова мимо ушей.
- Зачем? - рассеяно спросил Горемаг.
- В городах не принято спать под звёздами. Да и Истоме, я думаю, это надоело.
Истома лукаво улыбнулась, погладив меня по шёрстке:
- Заботливый какой. Если и заночуем  на улице, нас никто не увидит.
- Почему?
Она рассмеялась, наклонившись ко мне, тихо сказала:
- А ты думаешь, почему люди в мою сторону пальцами не тычут? Они сейчас меня вообще не видят.
- Понятно.


И тут опять влез этот трепливый пёс:
- Слушайте и внимайте Пташке, он мудрый путешественник, много повидал, а мы так, варвары неотёсанные, щи лаптем хлебаем, соплёй закусываем.
Ну, псина, договоришься!

Горемаг отцепил от пояса кошель, пересчитал монеты.
- Ским прав. Лучше действительно переночевать в корчме.
- Напрасные траты, - скривился Пракша.
Но он остался в меньшинстве, потому что Истома была за ночлег под крышей. С сытным ужином.

Горемаг направился к корчме. В таких местах они на каждом шагу. Массивная дверь была нараспашку, из неё несло тяжёлым кислым духом, но это не остановило Горемага, и он решительно вошёл. Хозяин тотчас замахал рукой, приглашая.
- Сколько стоит остановиться на ночь?
- Три медных. Еда столько же.
Горемаг кивнул.
- А если двухместную комнату?
- В два раза больше. Впервые вижу, чтобы покупали второе место для собаки.
Горемаг благоразумно промолчал, а мне вдруг пришла в голову мысль: если никто не обращает внимания на крылатого лиса, значит, я тоже невидимый. Желание проверить это, улетучилось при мысли, что наговор накладывал Горемаг, а значит, сработать оно может непредсказуемо, если я покину его плечо.

Хозяин открыл перед нами дверь, которая вела в небольшую комнату. Впрочем, это мягко сказано. Три шага в ширину, семь в длину. Так называемые кровати - обычные деревянные скамьи. Ещё имелся низкий стол, столешница чёрная, не то от грязи, не то от времени, вся в трещинках и порезах. Большое окно ничем не закрывалось, кроме ставен, сейчас распахнутых.
Довольно усмехнувшись, хозяин вышел ненадолго, после чего вернулся, неся флягу с вином и деревянное блюдо с куском мяса и увесистой краюхой хлеба.
- Если захотите остаться ещё завтра, в полдень придётся доплатить.
- Добре, - коротко кивнул Горемаг.
Хозяин, будто с наклеенной улыбкой, вышел.
Пракша сразу забрался на одну из лавок и нагло посмотрел на Истому:
- Сказано было: для собаки.
- Но не сказано, на лавке или под лавкой. Брысь!
Жёсткий голос Истомы заставил его нехотя покинуть лавку.

К счастью, на мясо хозяин не поскупился. Правда, оно было пережаренным и слишком тщательно нафаршировано луком, что заставляло усомниться в его свежести. Мы были так голодны, что проигнорировали это. Хватило всем. Вино оказалось ещё более дрянным, щедро разбавленное водой. Пракша попробовал и отказался:
- Я предпочитаю по-скифски, неразбавленное.
Я тоже отказался, ибо всегда придерживался правила: вино отдельно, вода отдельно.
Горемаг сделал пару глотков, чтобы унять луковый жар и тоже отверг это пойло. К нашему удивлению, Истома выдула всё, даже не поморщившись. Как обычную воду.
Вскоре нас потянуло в сон, и мы расположились, кому как удобно. Я впервые в жизни засыпал под людской крышей.

Пробуждение было нерадостным. Нас ограбили! Кошель, прицепленный к поясу Горемага, благополучно пропал.
Истома что-то неразборчиво процедила сквозь зубы и резко ударила кулаком по краю стола, отщепив угол доски.
- Ты можешь найти вора?
- Но… - Горемаг под её взглядом поёжился, увёл глаза в сторону.
-Ты чародей, или рыбий хвост?
- Попробую,… - едва слышно выдавил Горемаг.


Пракша метнулся под лавку, а я на всякий случай перелетел на подоконник. Истома осталась стоять на месте, как вкопанная, сверля глазами Горемага.
Но ничего неожиданного не произошло, вообще ничего. Горемаг с закрытыми глазами что-то пошептал, затем распахнул их и радостно заулыбался:
- Я могу отвести нас к вору.
- Лучше к кошелю, - обронил Пракша, явно сомневаясь.
Мы все вышли из комнаты, следуя за Горемагом. Хозяин суетливо кинулся к нам, поинтересовался, намерены ли мы остаться ещё на ночь.
- Ещё не полдень, - бросил Горемаг на ходу.

Горемаг привёл нас в порт. Здесь почти не было богатых домов, сплошные жалкие лачуги, наспех построенные склады и бараки, где проживал всякий сброд, от беглых преступников до бездомных работных людишек, вроде корабельных плотников.
Мы подошли к одному из бараков, по виду нежилой, по причине сильной ветхости. Горемаг решительно стал подниматься по жутко скрипящей лестнице - казалось, она вот-вот развалится, - на второй этаж.
- Фурсик, - окликнула негромко его Истома.
- Да?
- Как действует твоё заклинание?
- Кошель зовёт меня. Он здесь!

Горемаг уверенно вошёл в одну из дверей, открыв её толчком ладони.
Поперёк комнаты была натянута рыболовная сеть, и на ней кто-то спал. Стараясь не шуметь, мы подошли ближе. Приглядевшись, я понял, что на сети спит минотаврица, совсем ещё юная. Сначала мне показалось, что она одетая, но очень быстро понял: этот эффект создавала шёрстка, как и у Истомы. Единственная её одежда, - плащ с капюшоном,- висела на деревянном крюке неподалеку.
- Фурсик сделай нас видимыми, - попросила Истома.
Горемаг коротко что-то сказал. А Пракша тем временем положил лапы на край гамака. Он качнулся, минотаврица застонала во сне и перекатилась на другой бок. Но тут же вздрогнув, пришла в себя, резко села, удивлённо глядя на нас.
- Как вы меня нашли?
- Это последнее, что тебя должно интересовать, - сказал я. - А первое, где наши деньги?
Глаза минотаврицы покраснели от знаменитого гнева, и она одним движением вскочила с сети, намереваясь силой проложить себе путь наружу, но сбить Истому с ходу не получилось. Сцепившись, они рухнули на пол, яростно борясь. Одна пыталась высвободиться, другая ей мешала.

Улучив момент, Пракша кинулся вперёд и сцепил челюсти на шее минотаврихи, глухо прорычал:
- Будешь брыкаться - перегрызу.
Минотавриха расслабилась, прекратила вырываться, Истома тут же оседлала её, стиснув коленями.
- Хорошо, сдаюсь…
- Говори, где наш кошель с деньгами?
- Что-нибудь одно, - неожиданно улыбнулась минотавриха так, точно они с Истомой просто забавлялись вознёй.
-То есть?

 

 

-Тебе не кажется странным повстречать здесь минотавра? - вопросом на вопрос ответила минотавриха.
- Допустим, и что?
- Это был последний взнос за мою свободу.
Истома в полголоса ругнулась, отошла, присев на край сети.
- Значит…
- У меня ничего нет. И всё-таки, как вы меня нашли?
- При помощи магии, - отводя глаза, ответил Горемаг.
- Иногда срабатывает как надо, - тут же влез этот ненавистный пёс трепливый.
Минотаврица с удивлением посмотрела на Пракшу:
-Ты…
- Совершенно верно: под чарами. Как и Истома, и вот эта чудо-Пташка.
Ну, пёс, терпение моё не беспредельно!


Минотавриха поднялась, села на сеть, подобрав к груди колени, и обхватив их руками.
- И куда путь держите?
- Тебе-то что? - резко ответил я, злясь, прежде всего на Пракшу.
- Мой бывший хозяин, у которого я выросла, много ходил по этим землям, я с ним в обозах, на кораблях…  Если хотите, я могу стать вашим проводником.
-Ты нас обокрала! Как после этого мы можем тебе доверять?
Минотавриха опустила голову:
- Не можете… Поверьте, мне нужно хоть куда-нибудь пристроиться. Отпустив меня, хозяин забрал всё. Даже одежду.
- Щас расплачусь, - едко усмехнулся Пракша, за что получил увесистую затрещину от Истомы.
- Истома.
- Тээль.
Руки минотаврихи и козатаврицы соединились в рукопожатии.


 

 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0054848

от 11 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054848 выдан для произведения:

 

8. ГРАДЕЦ  ХУТКО(рассказывает Ским)

Сидя на плече Горемага, я ехидно рассматривал небольшой городок.
- Не Афины, да, Пташка? - не менее ехидно спросил Пракша.
Ещё на подступах к городку, пробираясь по грязным узким улочкам посада, Горемаг почему-то решил, что мне будет лучше сидеть у него на плече. Я не возражал. Пракша тотчас нарёк меня "пташкой".
- Не Афины, не Рим, и даже не Киев, пёс трепливый.
Псом трепливым иногда в шутку называл Пракшу Горемаг, я запомнил и при случае парировал ехидные колкости Пракши.

Мы шли по главной улице городка. На местном языке он назывался Градец Хутко, что переводилось как "скоро, быстро, бойко, спешно, борзо". Городок походил на безобразно разросшуюся деревню, издали, с холма она мне напомнила растёкшееся тесто из чана. Градец Хутко стоял на пути "из варяг в греки" и вполне соответствовал своему названию: здесь останавливались, чтобы быстро, спешно пополнить запасы воды и продовольствия, что-то прытко продать, бойко обменять и борзо двигаться дальше. Кого тут только не было! Но в глаза бросались почему-то в основном пьяные варяги. Среди купцов, судя по татуировкам, попадались бывшие пираты.

Мне приходилось бывать в подобных местах, а Горемаг впервые оказался, поэтому всё время вертел головой с интересом рассматривая то одно, то другое. Я обратил внимание, что многие с таким же любопытством посматривали на Горемага, но почему-то игнорировали Истому. Неужели они так часто видели козатавриц, что для них это неинтересно, а вот юнец с сидящим на плече крылатым лисом - диво?

- Фурсик, зачем мы здесь? - осторожно спросила Истома.
- Здесь можно сесть на корабль. Это сократит наш путь.
Пракша косо глянул на Горемага:
- А платить чем?


- Шайтан, собака! - отшатнулся от Пракши проходящий мимо горбоносый купец, явно навеселе.
- Сам дурак, - не остался в долгу Пракша.
Купец остановился, покачался, будто деревце на ветру, икнул, взирая мутными выпуклыми как у вола глазами на говорящего пса.
- Тьфу, тьфу, шайтан! Сгинь!
- Лешак ты болотный, проваливай в своё болото, - рыкнул Пракша, оскалившись.
Икая и махая руками, задом, задом купец скрылся в узком проулке. Хмыкнув, Пракша повернулся к Горемагу:
- Итак, денежки у нас есть?
- Есть, должно хватить. В крайнем случае, можно на варяжский корабль гребцами.
- Добро, - мотнул головой Пракша. - Пташка, сядем рядом. Чур, я у борта.
Вот пёс трепливый, всё надсмехается…

- Нет, никаких гребцов, - вполне серьёзно заявила Истома. - Это кабала. Денег достанем.
Я уже хотел, было предложить Горемагу наколдовать золота, но, вспомнив, чем оборачивается его волшба, передумал.
- На корчму хватит? - поинтересовался.
- А тебе-то что, Пташка? - тут же встрял Пракша.
Я мудро пропустил его слова мимо ушей.
- Зачем? - рассеяно спросил Горемаг.
- В городах не принято спать под звёздами. Да и Истоме, я думаю, это надоело.
Истома лукаво улыбнулась, погладив меня по шёрстке:
- Заботливый какой. Если и заночуем  на улице, нас никто не увидит.
- Почему?
Она рассмеялась, наклонившись ко мне, тихо сказала:
- А ты думаешь, почему люди в мою сторону пальцами не тычут? Они сейчас меня вообще не видят.
- Понятно.


И тут опять влез этот трепливый пёс:
- Слушайте и внимайте Пташке, он мудрый путешественник, много повидал, а мы так, варвары неотёсанные, щи лаптем хлебаем, соплёй закусываем.
Ну, псина, договоришься!

Горемаг отцепил от пояса кошель, пересчитал монеты.
- Ским прав. Лучше действительно переночевать в корчме.
- Напрасные траты, - скривился Пракша.
Но он остался в меньшинстве, потому что Истома была за ночлег под крышей. С сытным ужином.

Горемаг направился к корчме. В таких местах они на каждом шагу. Массивная дверь была нараспашку, из неё несло тяжёлым кислым духом, но это не остановило Горемага, и он решительно вошёл. Хозяин тотчас замахал рукой, приглашая.
- Сколько стоит остановиться на ночь?
- Три медных. Еда столько же.
Горемаг кивнул.
- А если двухместную комнату?
- В два раза больше. Впервые вижу, чтобы покупали второе место для собаки.
Горемаг благоразумно промолчал, а мне вдруг пришла в голову мысль: если никто не обращает внимания на крылатого лиса, значит, я тоже невидимый. Желание проверить это, улетучилось при мысли, что наговор накладывал Горемаг, а значит, сработать оно может непредсказуемо, если я покину его плечо.

Хозяин открыл перед нами дверь, которая вела в небольшую комнату. Впрочем, это мягко сказано. Три шага в ширину, семь в длину. Так называемые кровати - обычные деревянные скамьи. Ещё имелся низкий стол, столешница чёрная, не то от грязи, не то от времени, вся в трещинках и порезах. Большое окно ничем не закрывалось, кроме ставен, сейчас распахнутых.
Довольно усмехнувшись, хозяин вышел ненадолго, после чего вернулся, неся флягу с вином и деревянное блюдо с куском мяса и увесистой краюхой хлеба.
- Если захотите остаться ещё завтра, в полдень придётся доплатить.
- Добре, - коротко кивнул Горемаг.
Хозяин, будто с наклеенной улыбкой, вышел.
Пракша сразу забрался на одну из лавок и нагло посмотрел на Истому:
- Сказано было: для собаки.
- Но не сказано, на лавке или под лавкой. Брысь!
Жёсткий голос Истомы заставил его нехотя покинуть лавку.

К счастью, на мясо хозяин не поскупился. Правда, оно было пережаренным и слишком тщательно нафаршировано луком, что заставляло усомниться в его свежести. Мы были так голодны, что проигнорировали это. Хватило всем. Вино оказалось ещё более дрянным, щедро разбавленное водой. Пракша попробовал и отказался:
- Я предпочитаю по-скифски, неразбавленное.
Я тоже отказался, ибо всегда придерживался правила: вино отдельно, вода отдельно.
Горемаг сделал пару глотков, чтобы унять луковый жар и тоже отверг это пойло. К нашему удивлению, Истома выдула всё, даже не поморщившись. Как обычную воду.
Вскоре нас потянуло в сон, и мы расположились, кому как удобно. Я впервые в жизни засыпал под людской крышей.

Пробуждение было нерадостным. Нас ограбили! Кошель, прицепленный к поясу Горемага, благополучно пропал.
Истома что-то неразборчиво процедила сквозь зубы и резко ударила кулаком по краю стола, отщепив угол доски.
- Ты можешь найти вора?
- Но… - Горемаг под её взглядом поёжился, увёл глаза в сторону.
-Ты чародей, или рыбий хвост?
- Попробую,… - едва слышно выдавил Горемаг.


Пракша метнулся под лавку, а я на всякий случай перелетел на подоконник. Истома осталась стоять на месте, как вкопанная, сверля глазами Горемага.
Но ничего неожиданного не произошло, вообще ничего. Горемаг с закрытыми глазами что-то пошептал, затем распахнул их и радостно заулыбался:
- Я могу отвести нас к вору.
- Лучше к кошелю, - обронил Пракша, явно сомневаясь.
Мы все вышли из комнаты, следуя за Горемагом. Хозяин суетливо кинулся к нам, поинтересовался, намерены ли мы остаться ещё на ночь.
- Ещё не полдень, - бросил Горемаг на ходу.

Горемаг привёл нас в порт. Здесь почти не было богатых домов, сплошные жалкие лачуги, наспех построенные склады и бараки, где проживал всякий сброд, от беглых преступников до бездомных работных людишек, вроде корабельных плотников.
Мы подошли к одному из бараков, по виду нежилой, по причине сильной ветхости. Горемаг решительно стал подниматься по жутко скрипящей лестнице - казалось, она вот-вот развалится, - на второй этаж.
- Фурсик, - окликнула негромко его Истома.
- Да?
- Как действует твоё заклинание?
- Кошель зовёт меня. Он здесь!

Горемаг уверенно вошёл в одну из дверей, открыв её толчком ладони.
Поперёк комнаты была натянута рыболовная сеть, и на ней кто-то спал. Стараясь не шуметь, мы подошли ближе. Приглядевшись, я понял, что на сети спит минотаврица, совсем ещё юная. Сначала мне показалось, что она одетая, но очень быстро понял: этот эффект создавала шёрстка, как и у Истомы. Единственная её одежда, - плащ с капюшоном,- висела на деревянном крюке неподалеку.
- Фурсик сделай нас видимыми, - попросила Истома.
Горемаг коротко что-то сказал. А Пракша тем временем положил лапы на край гамака. Он качнулся, минотаврица застонала во сне и перекатилась на другой бок. Но тут же вздрогнув, пришла в себя, резко села, удивлённо глядя на нас.
- Как вы меня нашли?
- Это последнее, что тебя должно интересовать, - сказал я. - А первое, где наши деньги?
Глаза минотаврицы покраснели от знаменитого гнева, и она одним движением вскочила с сети, намереваясь силой проложить себе путь наружу, но сбить Истому с ходу не получилось. Сцепившись, они рухнули на пол, яростно борясь. Одна пыталась высвободиться, другая ей мешала.

 

Улучив момент, Пракша кинулся вперёд и сцепил челюсти на шее минотаврихи, глухо прорычал:
- Будешь брыкаться - перегрызу.
Минотавриха расслабилась, прекратила вырываться, Истома тут же оседлала её, стиснув коленями.
- Хорошо, сдаюсь…
- Говори, где наш кошель с деньгами?
- Что-нибудь одно, - неожиданно улыбнулась минотавриха так, точно они с Истомой просто забавлялись вознёй.
-То есть?


-Тебе не кажется странным повстречать здесь минотавра? - вопросом на вопрос ответила минотавриха.
- Допустим, и что?
- Это был последний взнос за мою свободу.
Истома в полголоса ругнулась, отошла, присев на край сети.
- Значит…
- У меня ничего нет. И всё-таки, как вы меня нашли?
- При помощи магии, - отводя глаза, ответил Горемаг.
- Иногда срабатывает как надо, - тут же влез этот ненавистный пёс трепливый.
Минотаврица с удивлением посмотрела на Пракшу:
-Ты…
- Совершенно верно: под чарами. Как и Истома, и вот эта чудо-Пташка.
Ну, пёс, терпение моё не беспредельно!

Минотавриха поднялась, села на сеть, подобрав к груди колени, и обхватив их руками.
- И куда путь держите?
- Тебе-то что? - резко ответил я, злясь, прежде всего на Пракшу.
- Мой бывший хозяин, у которого я выросла, много ходил по этим землям, я с ним в обозах, на кораблях…  Если хотите, я могу стать вашим проводником.
-Ты нас обокрала! Как после этого мы можем тебе доверять?
Минотавриха опустила голову:
- Не можете… Поверьте, мне нужно хоть куда-нибудь пристроиться. Отпустив меня, хозяин забрал всё. Даже одежду.
- Щас расплачусь, - едко усмехнулся Пракша, за что получил увесистую затрещину от Истомы.
- Истома.
- Тээль.
Руки минотаврихи и козатаврицы соединились в рукопожатии.

Рейтинг: +3 769 просмотров
Комментарии (2)
0 # 11 июня 2012 в 11:05 0
live1
Михаил Заскалько # 11 июня 2012 в 11:12 0
flo shokolade