ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 28

 

ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 28

18 июня 2012 - Михаил Заскалько

ГЛАВА 28( рассказывает Фурсик)

 

- Беда! Беда у нас! - влетел в избу Пракша.

 

 

  Мы  собирали тороки в дорогу.

 

 

   - Что, опять псоголовые?! - бросив торок, метнулась к топору Таля.

 

 

   Истома выхватила нож из самодельных ножен, напряглась, потемнела лицом.

 

 

   - Ну, их в… - Пракша сочно ругнулся в адрес псоголовых. - Ским пропал! Чую, беда с ним…

 

 

   - Опять, поди, плотской сладости захотелось, - Таля рубанула воздух топором. - Доберусь я до тебя сластолюб!…Купанием не отделаешься!

 

 

   - Я добавлю, - сказала Истома, возвращая нож в ножны.

 

   - Что ж мы стоим? - вскрикнул Пракша. - Бежать нужно…вызволять…

 

  

 

 

И мы побежали. Впереди Пракша, чуя след Скима, за ним неслась Таля, на бегу срубая мешавшие ветки, от неё не отставала Истома, в полголоса обещала за всё отыграться на бедняге Скиме.

 

 

   Я чуток поотстал. Покидая избу, в отличие от девчонок, я почему-то прихватил набитый торок, и теперь он бухал по моей спине, мешал бежать. Я уже не единожды порывался бросить его, но руки отказывались совершить это действо.

 

 

 

 

 

Как сказывают в сказах, долго ли коротко ли, выбежали мы на поляну, приостановились, дабы справиться с дыханием.

 

 

   - Твоя правда, Таля, - сказал, натужно дыша Пракша. - Была лисья девка…

 

 

  - Кастрирую как барана! - выдохнула Истома.

 

 

   Таля тоже что-то хотела сказать, но тут над нашими головами завис Филька:

 

 

   - Поспешайте, други! Ваш товарищ доживает последние минутки…

 

 

   - Что с ним?

 

 

   - В лапах лесной колдуньи. Зелье из вашего дружка варить думает…

 

 

  

 

 

  И мы побежали с удвоенной силой, с новым вожатым: Филька сверху направлял нас на короткий и верный путь.

 

 

   Я мучительно перетряхивал свою тщедушную память, в надежде выудить хоть что-нибудь полезное сейчас. Ведь мы можем не успеть добежать…

 

 

  Но только обрывки, всего лишь обрывки мелькали в моей голове. В отчаянье я готов был расплакаться, и слёзы уже подступили к горлу, но почему-то замерли там колючим комом.

 

 

 
И, наконец, мы выбежали на поляну, и увидели избушку колдуньи. И застыли, оторопев от увиденного: гигантская мохнатая змея ныряла в подслеповатое оконце, чтобы тотчас вынырнуть из распахнутой двери и вновь ныряла в оконце.

 

 

   Пока мы стояли истуканами, Филька высмотрел, что нужно и сообщил нам:

 

 

   - Это лешак завихрил. Отвлекает колдунью…

 

 

   Мы тотчас пришли в себя, и  увидели, что "змея"- это кружащаяся в вихре опавшая листва. Пракша метнулся к двери, Таля с Истомой за ним, а меня почему-то повлекло к оконцу.

 

 

  
На кусте, что напротив оконца, сидел Шух и мельтешил в воздухе руками, что-то напевно бормоча.

 

 

   - Шух, всё, более не надо, - окликнул я лешего.

 

 

   "Змея" в очередной раз изготовилась нырнуть в оконце, но перед ним вдруг рассыпалась - у моих ног выросла горка разлохмаченной листвы.

 

 

   - Успели, стал быть, - устало обронил леший и стал спускаться вниз.

 

 

   Избушку сотрясло, в ней что-то грохнуло, затем пронзительно вскрикнули. Я сунулся в оконце, но тут же отпрянул: горячее облачно ударило мне в лицо. Из глаз брызнули слёзы, а в ноздри точно букашки влетели и затрепетали крылышками.

 

 

 

 

 

На меня напал чих. Я чихал и чихал, и не мог остановиться. Вскоре мне  казалось, что нос распух так, будто в нём не букашки, а уже целые вороны застряли и тщетно пытаются выбраться наружу.

 

 

   Как из далёкой дали я слышал голос Шуха, но слов разобрать не мог.

 

 

  Внезапно, он сделал мне подсечку, и я рухнул на лиственную кучу. Шух тотчас поднёс к моему лицу руку, дунул, и меня обдало пыльцой. Через мгновение зуд в носу прекратился, букашки-вороны его покинули - я был в полном здравии.

 

 

 
А из всех отверстий избушки вылетал разноголосый надсадный чих.

 

 

   Мы с Шухом вбежали внутрь. В обломках стола лежала старуха, в шее у неё торчал нож Истомы, а голова старухи раздвоена поперёк ударом топора. По углам корчились в частом чихании Таля, Истома, Пракша и невредимый Ским.

 

   - Охо-хо, - вздохнул Шух. - Это ж сколь надо собрать пыльцы на такую ораву…

 

 

 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0056616

от 18 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0056616 выдан для произведения:

ГЛАВА 28( рассказывает Фурсик)


- Беда! Беда у нас! - влетел в избу Пракша.

 

Мы  собирали тороки в дорогу.

 

- Что, опять псоголовые?! - бросив торок, метнулась к топору Таля.

 

Истома выхватила нож из самодельных ножен, напряглась, потемнела лицом.

 

- Ну, их в… - Пракша сочно ругнулся в адрес псоголовых. - Ским пропал! Чую, беда с ним…

 

- Опять, поди, плотской сладости захотелось, - Таля рубанула воздух топором. - Доберусь я до тебя сластолюб!…Купанием не отделаешься!

 

- Я добавлю, - сказала Истома, возвращая нож в ножны.

 

- Что ж мы стоим? - вскрикнул Пракша. - Бежать нужно…вызволять…

 

 

 

И мы побежали. Впереди Пракша, чуя след Скима, за ним неслась Таля, на бегу срубая мешавшие ветки, от неё не отставала Истома, в полголоса обещала за всё отыграться на бедняге Скиме.

 

Я чуток поотстал. Покидая избу, в отличие от девчонок, я почему-то прихватил набитый торок, и теперь он бухал по моей спине, мешал бежать. Я уже не единожды порывался бросить его, но руки отказывались совершить это действо.

 

 

 

Как сказывают в сказах, долго ли коротко ли, выбежали мы на поляну, приостановились, дабы справиться с дыханием.

 

- Твоя правда, Таля, - сказал, натужно дыша Пракша. - Была лисья девка…

 

- Кастрирую как барана! - выдохнула Истома.

 

Таля тоже что-то хотела сказать, но тут над нашими головами завис Филька:

 

- Поспешайте, други! Ваш товарищ доживает последние минутки…

 

- Что с ним?

 

- В лапах лесной колдуньи. Зелье из вашего дружка варить думает…

 

 

 

И мы побежали с удвоенной силой, с новым вожатым: Филька сверху направлял нас на короткий и верный путь.

 

Я мучительно перетряхивал свою тщедушную память, в надежде выудить хоть что-нибудь полезное сейчас. Ведь мы можем не успеть добежать…

 

Но только обрывки, всего лишь обрывки мелькали в моей голове. В отчаянье я готов был расплакаться, и слёзы уже подступили к горлу, но почему-то замерли там колючим комом.

 

 

 

И, наконец, мы выбежали на поляну, и увидели избушку колдуньи. И застыли, оторопев от увиденного: гигантская мохнатая змея ныряла в подслеповатое оконце, чтобы тотчас вынырнуть из распахнутой двери и вновь ныряла в оконце.

 

Пока мы стояли истуканами, Филька высмотрел, что нужно и сообщил нам:

 

- Это лешак завихрил. Отвлекает колдунью…

 

Мы тотчас пришли в себя, и  увидели, что "змея"- это кружащаяся в вихре опавшая листва.

 

Пракша метнулся к двери, Таля с Истомой за ним, а меня почему-то повлекло к оконцу.

 

 

 

На кусте, что напротив оконца, сидел Шух и мельтешил в воздухе руками, что-то напевно бормоча.

 

- Шух, всё, более не надо, - окликнул я лешего.

 

"Змея" в очередной раз изготовилась нырнуть в оконце, но перед ним вдруг рассыпалась - у моих ног выросла горка разлохмаченной листвы.

 

- Успели, стал быть, - устало обронил леший и стал спускаться вниз.

 

Избушку сотрясло, в ней что-то грохнуло, затем пронзительно вскрикнули. Я сунулся в оконце, но тут же отпрянул: горячее облачно ударило мне в лицо. Из глаз брызнули слёзы, а в ноздри точно букашки влетели и затрепетали крылышками.

 

 

 

На меня напал чих. Я чихал и чихал, и не мог остановиться. Вскоре мне  казалось, что нос распух так, будто в нём не букашки, а уже целые вороны застряли и тщетно пытаются выбраться наружу.

 

Как из далёкой дали я слышал голос Шуха, но слов разобрать не мог.

 

Внезапно, он сделал мне подсечку, и я рухнул на лиственную кучу. Шух тотчас поднёс к моему лицу руку, дунул, и меня обдало пыльцой. Через мгновение зуд в носу прекратился, букашки-вороны его покинули - я был в полном здравии.

 

 

 

А из всех отверстий избушки вылетал разноголосый надсадный чих.

 

Мы с Шухом вбежали внутрь. В обломках стола лежала старуха, в шее у неё торчал нож Истомы, а голова старухи раздвоена поперёк ударом топора. По углам корчились в частом чихании Таля, Истома, Пракша и невредимый Ским.

 

- Охо-хо, - вздохнул Шух. - Это ж сколь надо собрать пыльцы на такую ораву…

 

Рейтинг: +1 404 просмотра
Комментарии (2)
Михаил Заскалько # 18 июня 2012 в 11:48 +1
Блин,не получается шрифт увеличить...уже три попытки сделал- и ничего... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
0 # 18 июня 2012 в 12:14 0
Миш, да не страшно! Когда читаешь, на шрифт не смотришь. Действие затягивает. Давай дальше!!!