ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер, глава 11

 

ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер, глава 11

11 июня 2012 - Михаил Заскалько

11.СОН И ЯВЬ (рассказ Фурсика)

…Я стоял меж двух берёз, растянутый цепями. Петли на руках и ногах скреплены железными болтами, их ребристые кованые шляпки вдавились в моё тело так, что выступила кровь.

Вкруг меня кружит тщедушный старикашка, тощий как жердь, облачённый в лохмотья, сшитые из лоскутков разных тканей. Это живое чучело обвешано амулетами и оберегами, состоящими из кабаньих клыков, рыбьих костей вперемежку с сушёнными крысиными хвостами, дырявыми голышами, вроде куриного бога, в центре болтались петушиная лапа с окрашенным в темно-синий цвет когтем и медная двузубая вилка. В одной руке чучело-кудесник держал кожаный мешочек, другой извлекал из него щепоть пыльцы и швырял в меня, при этом блеял, как новорождённый агнец. От пыльцы у меня слезились глаза, во рту пересохло так, что язык казался деревянным, а в носу свербело и хотелось чихнуть.

- Смотри, чтоб руки не соединил, а то обратит тебя в гада ползучего,- раздался голос со стороны.
Я проморгался и увидел: на пне сидит Плешивый купец и смачно обсасывает куриное горлышко, лысина его блестит, как начищенное песком медное блюдо. И ещё я увидел: напротив меня висит вниз головой Таля, ноги её спутаны такой же цепью, которая переброшена через сук, а свободный конец обмотан вокруг ствола. Таля не шевелится и кажется неживой.
"Где остальные?"- с болью трепыхнулось у меня в голове.

Я перевожу взгляд влево и вижу, как голый волхв Доброгаст несёт на плече полуобгоревшего Идола Перуна, по обе стороны волхва конные песеглавцы, которые беспрестанно секут его плетьми.
- Выдыбай, - хрипит волхв.
А в следующую секунду я вижу Пракшу, пригвождённого копьём к дереву, Скима на траве, стянутого в узел узкими ремнями, и Истому. Она стоит у дерева, притиснутая кольцами верёвки, рот её забит пучком травы. Рядом с Истомой два песеглавца в кольчужных доспехах, один гогоча, тискает груди девчонки, другой пытается выломать рожки…

Меня обдало жаром,  кровь, казалось, закипела в жилах.
- Истома! - кричу что есть мочи.
И в тот же миг чую, как расту вширь и вверх, на секунду будто теряю сознание, а когда прихожу в себя,…понимаю, что я другой. Нет более Фурсика, а есть… грозный ящер. Лопнули цепи, будто хрупкое девичье украшение рассыпалось колечками. Расправил ящер крылья, крикнул гортанно, и осыпалась листва с дерев.

 

Метнулись в стороны песеглавцы, подавился куриным горлышком Плешивый, упал близ пня, бьётся головой о него, кровянит лысину.
- Истома! - выдохнул ящер, и метнулось пламя летучее, догнало убегающих песеглавцев, охватило с ног до головы.
Неведомо откуда вылетел топор варяжский, со свистом пролетел над головой ящера и вонзился в ложбинку меж грудок Истомы…
- Исто-мааа!..

...Я проснулся от собственного крика, мокрый от пота, сердце, будто птица в клети, билось о рёбра.
Дотянулся до корчаги с водицей, припал, пил, покуда в животе тяжесть не образовалась. Полежал, остывая. Сердце успокоилось, вернулось на своё место, ровно застучало.

Вышел на палубу. Ещё во всю царствовала своенравная богиня Ночь, раскинув синее покрывало, расписанное звёздами и созвездиями, ещё далёк тот час, когда явится утренняя богиня Зорька, дерзко, по-хозяйски раскинет свою дивную розовую скатерть над миром, всплакнёт кристальной росой, оттого, что лепно вокруг. Русокудрый бог тёплого ветра и доброй погоды Догода легонько трепал приспущенные паруса. Ладья, подчиняясь чарам, ровно скользила по воде, держась середины реки.

Мои сопутники спали на палубе. ЧуднО спали: Истома, свернувшись калачиком, уткнулась в грудь Тали, а та обнимала её так, будто оберегала от неведомой беды, Пракша лежал на боку, Ским притиснулся к его спине, сложил голову на шею Пракши, крылья распустил, точно покрывалом укрыты.
Приблизившись, я учуял винный дух.
"Вот поганцы! Пока я спал, сил набирался, они бражничали. Верно, Пракша был зачинщиком, он же и пронёс на ладью хмельное. Ну, пёс трепливый…"
Я хотел тут же придумать наказание бражникам, но шибко дивная ночь была, слишком ласков ветерок, он гнал прочь чёрствые мысли, шептал на ухо: смотри, дивуйся, какая лепота!
"Ладно, леший с вами. На сей раз прощаю. Сделаю вид, что не знал, не ведал".

Прошёл на нос, сел, с намерением последовать совету ветерка: ни о чём не думать, любоваться лепотой. Ан не получилось: накатили ордой мысли неясные, тревожные. Сон…Что сие означает? Пошто ужасный? Белабол, помнится, не раз сказывал: сон - есть послание нам от Усуда, Вершителя Судьбы. Одних он упрекает, другим совет даёт, третьих предупреждает о грядущем. Нужно только верно прочесть послание. Белабол учил, как следует читать послания Усуда, но моя ветхая память сейчас ничего не выдала. Что прислал мне Вершитель Судеб?

 

Предупреждение? Показал, что случится, если вовремя не пресеку опасность? Почему песеглавцы? Сказывали, они давно схоронились у себя в болотах глубоко на севере, носа не кажут. Ещё с тех пор, как решились на набег в южные земли, но в Диком Поле столкнулись с поляницами, русскими богатырками. Худо пришлось тогда песеглавцам, думали числом одолеют, да натолкнулись на умение, храбрость и мужество непомерные. Гнали поляницы пришельцев как свору собак шелудивых, били в хвост и в гриву, совсем немного осталось песеглавцев, забились в болота. Более полувека прошло с тех пор, могли в тиши-то расплодиться, войти в силу и вновь попытать ратного счастья. Неужель нам придётся с ними встренуться? Как упредить, дабы видимое во сне не обратилось в явь?

А ящер? Что сие значит? Почему во сне я в него  оборачиваюсь?
А волхв Доброгаст, что он делает в послании ко мне?
С Доброгастом мы познакомились на торжище в Хутко. Мы ещё не добрались до торжища, а весть о происшествии у корчмы уже туда достигла. Под чарами, отводящими очи, мы были, ан волхв нас разглядел. Стиснул мои плечи крепкими руками, вперил в меня цепкий взгляд жёлтых, как у совы глаз, сказал:
- Чую парень в тебе Силы непомерные, Силы волшбы древней. Покуда они под схроном, но уже пробиваются ростками бледными, из коих древа могучие произрастут. Одно хочу наставленье дать: когда порушится схрон и Силушки на волю вырвутся, укроти их, возьми в оборот и тока на дела добрые направляй. Коль во зло направишь, быть тебе в услужении Чернобога, многие беды принесёшь…О том и подумать страшно, не то что увидеть. Куда путь держишь?
Сказал я всё без утайки. Знал Доброгаст о неведомой земле Урман, а у ведуньи Суворы трижды гостевал!

- Верно направил тебя Белабол. Такие схроны, как твой, по силам порушить тока Суворе, ибо она лучшая из лучших, Посредница меж Богами и всем живым на земле. Ступай парень, тори свой Путь во славу Лада и Прави! Земли Урман лежат по правою руку от реки Нево, сидят на них ижоры да чудь, людишки тёмные, но не злобливые. В последние годы всё боле расселяются там новгородские словены, сварожьи внуки. Так что толмач тебе не понадобится, одного с нами языка те словены.


Сам волхв держал путь в обратную сторону, на окраины ромейских земель. Было ему странное явление: будто в тех землях зарождается нечто, что "аки осьмног" раскинет щупальца по всему миру, огнём и мечом будут принуждать к новой вере, а старую веру похерят, предадут пламени, порушат Капища, Идолов посекут мечами, как лиходеев скинут в реку…Направлялся Доброгаст в те земли, дабы воочию зреть, что и как, а случится, так и упредить "осьмнога", укоротить его ядовитые щупальца.

В сне-послании Доброгаст нагой, его секут плетьми песеглавцы. Что сие значит? Веру нашу от пращуров позорно обнажат, высекут как конокрада, Идолов пожгут? "Выдыбай", кричит истязаемый волхв. Кому кричит? Идолу Перуна, коего в его видениях сбросят в реку? Или мне сей глас? Выплывай Фурсик к берегу, ибо далее опасность?

О, Вершители Судеб, вразумите! Я б не взывал к вам, коли был один, но со мной други. Я за каждого не пожалею живота своего, только бы знать, что им ничего не грозит! Я часто серчаю на Пракшу, но даже этот пёс трепливый мне люб! Боги любезные, пошлите просветление, дабы я ведал, как верно шагнуть. Дабы уберёг от смертушки сопутников моих любых…

И вдруг, прервав моё обращение к Богам, в сажени от меня на край борта опустился филин. Потоптался, кряхтя, наконец, успокоился, глянув на меня в упор, изрёк:
- Что парень, думка сердце жжёт?
- Жжёт, - ответил я, почему-то совсем не удивившись. А чему удивляться-то? Подумаешь говорящий филин, вон Пракша говорящий пёс, а Ским - лис.
- Надоумить хочу, - продолжал филин, - сомненья развеять. К берегу надобно вам приставать, до времени схорониться. Погоня следует по вашему следу, в аккурат к полдню нагонят.
- Кто?
- Кого обидеть изволил. Купец Матюш, только добры мужи кличут его Плешивым. Поганая душонка, в Новеграде за лихоимство был на вече приговорён к повешенью, да сбёг поганец… Не стерпел обиду, люто на вас взъелся, особливо на бывшу рабу. Собрал ватагу лихоимцев, да кудесника доморощенного подцепил, против твоей, значит, волшбы супротивник.
- Спасибо, что упредил. Кто будешь? Под чарами?
- Вознамерился снять? - усмехнулся филин. - Не треба.

Ко мне, слегка пошатываясь, подошёл Пракша:
- Эт что за чудо в перьях? О чём поёшь птица Гамаюн?
Филин совсем как человек презрительно обронил:
- Умолкни пустобрех. От тебя несёт, как от корчмы. Пойди, проспись.
- Я вот счас тебе все перья повыдёргиваю, и поглядим, кто пустобрех, - Пракша прыгнул, но лишь ударился головой о борт и впустую клацнул зубами: филин был уже в воздухе.

А затем он сложил крылья и кинулся на палубу. В следующее мгновение нас ослепила яркая вспышка света, когда же глаза вновь стали видеть, я обнаружил стоящего в трёх шагах от нас мужичка ростом с пятилетнего ребёнка.
Пракша судорожно икнул, сел, обмякнув:
- Опля, птицечеловек, из сказок…
- Сам ты из сказок про пьяных псов, - сердито оборвал мужичок. - Давай, выдёргивай перья.
- Не, я лучше пойду досыпать, - Пракша поплёлся на место своего ночлега, бубня: - Это сон… Я, должно быть, перебрал,…или вино было дрянь, вот и чудятся мороки…

Птицечеловек проводил взглядом Пракшу, осуждающе покачал головой:
- Не моё это дело, парень, но не след команде вольницу дозволять. Не время бражничать: ворог подступает. А потому навостри уши и внимай: к Зорьке, думаю, достигнете поворота реки, по левую руку будет скрытная заводь, там и схоронитесь. Надежда малая, что вас не обнаружат, но на земле вам сподручнее дать отпор. Да помогут вам Боги. Прощевай.
Птицечеловек легко вспрыгнул на край борта, раскинул руки.
- Погодь! Как зовут тебя? Почему помогаешь?
- Извиняй парень, но недосуг мне словесами сыпать: спешное дело зовёт. Коль Богам будет угодно, ещё встренимся, - птицечеловек подпрыгнул, крутанулся в воздухе, и вновь стал филином, уже на отлёте крикнул: - Филигон я, но все Филькой кличут.

Провожая взглядом улетающего Фильку, я уверился, что это Вершители Судеб услышали мой зов и прислали сказочного птицечеловека, дабы он растолковал мне сон-послание. Кто же я такой, что сами Боги так спешно откликнулись на зов? А Доброгаст, как его понимать в моём послании? Может, волхву грозит не меньшая опасность, и я должен был его предупредить? Сейчас я при всём желании не мог этого сделать. Но может Филька! Он послан мне в помощь, стало быть, если он предупредит волхва, то это всё одно, что я предупрежу.
Исполать, пресветлые Боги! Я не останусь в долгу: как только предстанет возможность, принесу обильные жертвы!
Что ж, Плешивый, нагоняй. Коли урок не пошёл впрок, треба повторить.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0054917

от 11 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054917 выдан для произведения:

11.СОН И ЯВЬ (рассказ Фурсика)

…Я стоял меж двух берёз, растянутый цепями. Петли на руках и ногах скреплены железными болтами, их ребристые кованые шляпки вдавились в моё тело так, что выступила кровь.

Вкруг меня кружит тщедушный старикашка, тощий как жердь, облачённый в лохмотья, сшитые из лоскутков разных тканей. Это живое чучело обвешано амулетами и оберегами, состоящими из кабаньих клыков, рыбьих костей вперемежку с сушёнными крысиными хвостами, дырявыми голышами, вроде куриного бога, в центре болтались петушиная лапа с окрашенным в темно-синий цвет когтем и медная двузубая вилка. В одной руке чучело-кудесник держал кожаный мешочек, другой извлекал из него щепоть пыльцы и швырял в меня, при этом блеял, как новорождённый агнец. От пыльцы у меня слезились глаза, во рту пересохло так, что язык казался деревянным, а в носу свербело и хотелось чихнуть.

- Смотри, чтоб руки не соединил, а то обратит тебя в гада ползучего,- раздался голос со стороны.
Я проморгался и увидел: на пне сидит Плешивый купец и смачно обсасывает куриное горлышко, лысина его блестит, как начищенное песком медное блюдо. И ещё я увидел: напротив меня висит вниз головой Таля, ноги её спутаны такой же цепью, которая переброшена через сук, а свободный конец обмотан вокруг ствола. Таля не шевелится и кажется неживой.
"Где остальные?"- с болью трепыхнулось у меня в голове.

Я перевожу взгляд влево и вижу, как голый волхв Доброгаст несёт на плече полуобгоревшего Идола Перуна, по обе стороны волхва конные песеглавцы, которые беспрестанно секут его плетьми.
- Выдыбай, - хрипит волхв.
А в следующую секунду я вижу Пракшу, пригвождённого копьём к дереву, Скима на траве, стянутого в узел узкими ремнями, и Истому. Она стоит у дерева, притиснутая кольцами верёвки, рот её забит пучком травы. Рядом с Истомой два песеглавца в кольчужных доспехах, один гогоча, тискает груди девчонки, другой пытается выломать рожки…

Меня обдало жаром,  кровь, казалось, закипела в жилах.
- Истома! - кричу что есть мочи.
И в тот же миг чую, как расту вширь и вверх, на секунду будто теряю сознание, а когда прихожу в себя,…понимаю, что я другой. Нет более Фурсика, а есть… грозный ящер. Лопнули цепи, будто хрупкое девичье украшение рассыпалось колечками. Расправил ящер крылья, крикнул гортанно, и осыпалась листва с дерев.

 

Метнулись в стороны песеглавцы, подавился куриным горлышком Плешивый, упал близ пня, бьётся головой о него, кровянит лысину.
- Истома! - выдохнул ящер, и метнулось пламя летучее, догнало убегающих песеглавцев, охватило с ног до головы.
Неведомо откуда вылетел топор варяжский, со свистом пролетел над головой ящера и вонзился в ложбинку меж грудок Истомы…
- Исто-мааа!..

...Я проснулся от собственного крика, мокрый от пота, сердце, будто птица в клети, билось о рёбра.
Дотянулся до корчаги с водицей, припал, пил, покуда в животе тяжесть не образовалась. Полежал, остывая. Сердце успокоилось, вернулось на своё место, ровно застучало.

Вышел на палубу. Ещё во всю царствовала своенравная богиня Ночь, раскинув синее покрывало, расписанное звёздами и созвездиями, ещё далёк тот час, когда явится утренняя богиня Зорька, дерзко, по-хозяйски раскинет свою дивную розовую скатерть над миром, всплакнёт кристальной росой, оттого, что лепно вокруг. Русокудрый бог тёплого ветра и доброй погоды Догода легонько трепал приспущенные паруса. Ладья, подчиняясь чарам, ровно скользила по воде, держась середины реки.

Мои сопутники спали на палубе. ЧуднО спали: Истома, свернувшись калачиком, уткнулась в грудь Тали, а та обнимала её так, будто оберегала от неведомой беды, Пракша лежал на боку, Ским притиснулся к его спине, сложил голову на шею Пракши, крылья распустил, точно покрывалом укрыты.
Приблизившись, я учуял винный дух.
"Вот поганцы! Пока я спал, сил набирался, они бражничали. Верно, Пракша был зачинщиком, он же и пронёс на ладью хмельное. Ну, пёс трепливый…"
Я хотел тут же придумать наказание бражникам, но шибко дивная ночь была, слишком ласков ветерок, он гнал прочь чёрствые мысли, шептал на ухо: смотри, дивуйся, какая лепота!
"Ладно, леший с вами. На сей раз прощаю. Сделаю вид, что не знал, не ведал".

Прошёл на нос, сел, с намерением последовать совету ветерка: ни о чём не думать, любоваться лепотой. Ан не получилось: накатили ордой мысли неясные, тревожные. Сон…Что сие означает? Пошто ужасный? Белабол, помнится, не раз сказывал: сон - есть послание нам от Усуда, Вершителя Судьбы. Одних он упрекает, другим совет даёт, третьих предупреждает о грядущем. Нужно только верно прочесть послание. Белабол учил, как следует читать послания Усуда, но моя ветхая память сейчас ничего не выдала. Что прислал мне Вершитель Судеб?

 

Предупреждение? Показал, что случится, если вовремя не пресеку опасность? Почему песеглавцы? Сказывали, они давно схоронились у себя в болотах глубоко на севере, носа не кажут. Ещё с тех пор, как решились на набег в южные земли, но в Диком Поле столкнулись с поляницами, русскими богатырками. Худо пришлось тогда песеглавцам, думали числом одолеют, да натолкнулись на умение, храбрость и мужество непомерные. Гнали поляницы пришельцев как свору собак шелудивых, били в хвост и в гриву, совсем немного осталось песеглавцев, забились в болота. Более полувека прошло с тех пор, могли в тиши-то расплодиться, войти в силу и вновь попытать ратного счастья. Неужель нам придётся с ними встренуться? Как упредить, дабы видимое во сне не обратилось в явь?

А ящер? Что сие значит? Почему во сне я в него  оборачиваюсь?
А волхв Доброгаст, что он делает в послании ко мне?
С Доброгастом мы познакомились на торжище в Хутко. Мы ещё не добрались до торжища, а весть о происшествии у корчмы уже туда достигла. Под чарами, отводящими очи, мы были, ан волхв нас разглядел. Стиснул мои плечи крепкими руками, вперил в меня цепкий взгляд жёлтых, как у совы глаз, сказал:
- Чую парень в тебе Силы непомерные, Силы волшбы древней. Покуда они под схроном, но уже пробиваются ростками бледными, из коих древа могучие произрастут. Одно хочу наставленье дать: когда порушится схрон и Силушки на волю вырвутся, укроти их, возьми в оборот и тока на дела добрые направляй. Коль во зло направишь, быть тебе в услужении Чернобога, многие беды принесёшь…О том и подумать страшно, не то что увидеть. Куда путь держишь?
Сказал я всё без утайки. Знал Доброгаст о неведомой земле Урман, а у ведуньи Суворы трижды гостевал!

- Верно направил тебя Белабол. Такие схроны, как твой, по силам порушить тока Суворе, ибо она лучшая из лучших, Посредница меж Богами и всем живым на земле. Ступай парень, тори свой Путь во славу Лада и Прави! Земли Урман лежат по правою руку от реки Нево, сидят на них ижоры да чудь, людишки тёмные, но не злобливые. В последние годы всё боле расселяются там новгородские словены, сварожьи внуки. Так что толмач тебе не понадобится, одного с нами языка те словены.


Сам волхв держал путь в обратную сторону, на окраины ромейских земель. Было ему странное явление: будто в тех землях зарождается нечто, что "аки осьмног" раскинет щупальца по всему миру, огнём и мечом будут принуждать к новой вере, а старую веру похерят, предадут пламени, порушат Капища, Идолов посекут мечами, как лиходеев скинут в реку…Направлялся Доброгаст в те земли, дабы воочию зреть, что и как, а случится, так и упредить "осьмнога", укоротить его ядовитые щупальца.

В сне-послании Доброгаст нагой, его секут плетьми песеглавцы. Что сие значит? Веру нашу от пращуров позорно обнажат, высекут как конокрада, Идолов пожгут? "Выдыбай", кричит истязаемый волхв. Кому кричит? Идолу Перуна, коего в его видениях сбросят в реку? Или мне сей глас? Выплывай Фурсик к берегу, ибо далее опасность?

О, Вершители Судеб, вразумите! Я б не взывал к вам, коли был один, но со мной други. Я за каждого не пожалею живота своего, только бы знать, что им ничего не грозит! Я часто серчаю на Пракшу, но даже этот пёс трепливый мне люб! Боги любезные, пошлите просветление, дабы я ведал, как верно шагнуть. Дабы уберёг от смертушки сопутников моих любых…

И вдруг, прервав моё обращение к Богам, в сажени от меня на край борта опустился филин. Потоптался, кряхтя, наконец, успокоился, глянув на меня в упор, изрёк:
- Что парень, думка сердце жжёт?
- Жжёт, - ответил я, почему-то совсем не удивившись. А чему удивляться-то? Подумаешь говорящий филин, вон Пракша говорящий пёс, а Ским - лис.
- Надоумить хочу, - продолжал филин, - сомненья развеять. К берегу надобно вам приставать, до времени схорониться. Погоня следует по вашему следу, в аккурат к полдню нагонят.
- Кто?
- Кого обидеть изволил. Купец Матюш, только добры мужи кличут его Плешивым. Поганая душонка, в Новеграде за лихоимство был на вече приговорён к повешенью, да сбёг поганец… Не стерпел обиду, люто на вас взъелся, особливо на бывшу рабу. Собрал ватагу лихоимцев, да кудесника доморощенного подцепил, против твоей, значит, волшбы супротивник.
- Спасибо, что упредил. Кто будешь? Под чарами?
- Вознамерился снять? - усмехнулся филин. - Не треба.

Ко мне, слегка пошатываясь, подошёл Пракша:
- Эт что за чудо в перьях? О чём поёшь птица Гамаюн?
Филин совсем как человек презрительно обронил:
- Умолкни пустобрех. От тебя несёт, как от корчмы. Пойди, проспись.
- Я вот счас тебе все перья повыдёргиваю, и поглядим, кто пустобрех, - Пракша прыгнул, но лишь ударился головой о борт и впустую клацнул зубами: филин был уже в воздухе.

А затем он сложил крылья и кинулся на палубу. В следующее мгновение нас ослепила яркая вспышка света, когда же глаза вновь стали видеть, я обнаружил стоящего в трёх шагах от нас мужичка ростом с пятилетнего ребёнка.
Пракша судорожно икнул, сел, обмякнув:
- Опля, птицечеловек, из сказок…
- Сам ты из сказок про пьяных псов, - сердито оборвал мужичок. - Давай, выдёргивай перья.
- Не, я лучше пойду досыпать, - Пракша поплёлся на место своего ночлега, бубня: - Это сон… Я, должно быть, перебрал,…или вино было дрянь, вот и чудятся мороки…

Птицечеловек проводил взглядом Пракшу, осуждающе покачал головой:
- Не моё это дело, парень, но не след команде вольницу дозволять. Не время бражничать: ворог подступает. А потому навостри уши и внимай: к Зорьке, думаю, достигнете поворота реки, по левую руку будет скрытная заводь, там и схоронитесь. Надежда малая, что вас не обнаружат, но на земле вам сподручнее дать отпор. Да помогут вам Боги. Прощевай.
Птицечеловек легко вспрыгнул на край борта, раскинул руки.
- Погодь! Как зовут тебя? Почему помогаешь?
- Извиняй парень, но недосуг мне словесами сыпать: спешное дело зовёт. Коль Богам будет угодно, ещё встренимся, - птицечеловек подпрыгнул, крутанулся в воздухе, и вновь стал филином, уже на отлёте крикнул: - Филигон я, но все Филькой кличут.

Провожая взглядом улетающего Фильку, я уверился, что это Вершители Судеб услышали мой зов и прислали сказочного птицечеловека, дабы он растолковал мне сон-послание. Кто же я такой, что сами Боги так спешно откликнулись на зов? А Доброгаст, как его понимать в моём послании? Может, волхву грозит не меньшая опасность, и я должен был его предупредить? Сейчас я при всём желании не мог этого сделать. Но может Филька! Он послан мне в помощь, стало быть, если он предупредит волхва, то это всё одно, что я предупрежу.
Исполать, пресветлые Боги! Я не останусь в долгу: как только предстанет возможность, принесу обильные жертвы!
Что ж, Плешивый, нагоняй. Коли урок не пошёл впрок, треба повторить.

Рейтинг: +2 994 просмотра
Комментарии (5)
0 # 11 июня 2012 в 18:08 0
Читаю, и понимаю, что по мотивам древних славянских сказаний. Все образы знакомы. Но как подано! Грамотно, классически литературно! Спасибо, Миша. Удовольствие от прочтения.Супер!
Михаил Заскалько # 11 июня 2012 в 18:21 +1
Всё верно,Таня: древние славянские сказания явились толчком,они же по-всему и питают мою фантазию...А уж как у меня выходит-это судить читателям...коих раз два-и обчёлся...Не ту,не ту тему выбрал...
Да, большое спасибо за подарок! Вот тебе цветочков букетик и сладкого к чаю buket3 shokolade
0 # 11 июня 2012 в 18:25 0
Миша, не огорчайся. Меня тоже не сотни читают. Мы с тобой не в фаворе. Мы же не пишем про любовные страсти, ужасы и прочую фигню, коей сейчас предостаточно. У нас темы серьезные! Ты пишешь исторические фентэзи, я- вообще не модную тему: о шавках, лающих на всех))))
Вот друг друга и остается читать))))
Планида.
FOlie # 11 июня 2012 в 21:32 +1
koshka на сайтах так и бывает - заходят к знакомым, но с другой стороны - я знаю, что не разочаруют)))) 30
0 # 12 июня 2012 в 12:27 0
Спасибо!