ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 10

 

ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 10

11 июня 2012 - Михаил Заскалько

10.НА РЕКЕ(рассказывает Ским)

Наложив простейшие обереги на доспехи варяг и, наобещав их вождю лёгкую дорогу, Горемагу удалось получить от них обветшалую русскую ладью. По моему мнению, на ней не то что в море, но и по реке плавать опасно. Однако Горемаг был очень доволен и несколько часов бодро ворожил, заговаривая многочисленные течи и паруса, чтобы те не рвались на протяжении всего нашего пути.

И вот мы уже более часа плывём. Горемаг, измотав себя ворожбой, спит беспробудным сном.

- Ским, что, по-твоему, самое главное на этой посудине?
- Вон то бревно. В случае чего оно точно не утонет. А что?
Пракша хитровато улыбнулся, отодвинул лапой какую-то доску под скамьёй гребца, а потом зубами вытянул мешок с чем-то.
Я подошёл, помог развязать узлы. В нос пахнул приятный винный запах.
- От варягов?
- А то,- радостно кивнул Пракша. - Мешок-скороход.
Я иронично усмехнулся:
- Ноги приделал и рад. А коль догонят?
- Будут они из-за одной фляги тяготиться…За здоровьице али за знакомство? Последнее так и не отметили.
Вот так и рождаются легенды, усмехнулся я про себя. Или даже простецкие былички. Ну, где ещё лис с псом вместе пьянствовать будут? Правильно, нигде, только в быличках.

Вскоре меня так развезло, что принялся петь по-гречески, а Пракша подпевая, тянул своё:
Летите, мои вздохи, вы к той, кого люблю,
И горесть опишите, скажите, как терплю;
Останьтесь в её сердце, смягчите гордый взгляд
И после прилетите опять ко мне назад…
Получалось весьма слажено, со стороны могло показаться, что это одна и та же песня, но на двух языках сразу. Вообще-то я пел про очарование цветущих олив в лучах восходящего солнца.

Мы так увлеклись  пением, что не расслышали угрожающий цокот двух пар дивных копытец.
- Никак бражкой тянет,- ахнула Истома. - Где достать-то успели?
-Ты лучше спроси, что нам оставили, - хмыкнула Тээль. - Ну-ка отдай. Отдай, кому говорят! - с этими словами Тээль нагло выдрала флягу из моих лап.
- И вовсе…ик…не брага, - запоздало вступился я за вино.- Настоящее аркадийское…ик…красное…
- Из Аркадии? - хмыкнула Тээль. - Раскатай губу пошире. Где-нибудь в Тмутаракани в грязной винокурне из сорных ягод сделали.


- В-вы в-всё хорошее и х-хо-рошее…- заплетающимся языком сказал Пракша, глядя на девчонок снизу вверх и виляя хвостом, - П-присоединяйтесь…
- Хороши, голубчики, - поморщилась Истома. - За хвосты и в воду, освежиться.
- Н-не надо в воду…Мы б-больше не будем…
- Правильно, - сказала Тээль, понюхав содержимое фляги и отпив глоток,- вам больше никто и не даст. Не аркадийское, но и не хуже,- протянула флягу Истоме: - Попробуй.
- А за судном следить?
- Фурсик  заговорил, и оно будет держаться середины реки.


Истома взяла флягу, неуверенно сделала глоток, закашлявшись, вернула флягу Тээль:
- Фу, как вы это пьёте?
- Странно, - удивилась минотавриха, садясь на палубу, Истома, помедлив, опустилась рядом. - Козлотавры в этом переплёвывали даже сатиров из свиты Диониса.
- Я не всегда была козатаврицей.
- И-и-и мы т-тоже! Др-ругими были… - Пракша с трудом сложил слова в связную речь.
Минотавриха с усмешкой глянула на него:
- Верно, трезвыми. И всё-таки как вас всех угораздило?
- Фурсик, - вздохнула Истома.

Мы с Пракшей тоже не сдержали вздох. А потом, перебивая, и дополняя друг друга, путаясь и сбиваясь, мы стали рассказывать Тээль о своих злоключениях. Пракша между делом достал откуда-то ещё две фляги, и наше красноречие потекло рекой. Тээль искренне хохотала, слушая рассказ Истомы, как она охаживала Горемага верёвкой. С интересом выслушала историю Пракши.
Вскоре я  заметил, что уши минотаврихи постепенно раскраснелись изнутри, скорее всего её не хватит ещё и на мою историю.  Истома сидела из последних сил, борясь со слипающимися глазами.

Однако первым заснул Пракша. При очередной попытке встать у него разъехались все четыре лапы, и он рухнул на палубу.
- Язви тя в душу,- ругнулся и тотчас заснул, напевно похрапывая.
Минотавриха посмотрела на него, лукаво усмехнулась, затем легла поудобнее, вытянув ноги.
- Доскажете завтра, а то я всё равно сейчас половину забуду…
Истома что-то буркнула, свернувшись калачиком, уткнулась в грудь минотаврихи, ровно засопела.

- Ты из Греции?- неожиданно спросила минотавриха, когда я уже собрался кинуться в объятья Морфея.
- Из Сиракуз. Решил пр-роверить модель мира по Геродоту.
- Вечно у вас в Сиракузах придумки выдумывают,- озорно хихикнула минотавриха. - Ты кем был?
- Грифоном. Скимирион. Можно просто Ским.
- Значит, будем знакомы. Мы греки умеем пить и долго оставаться годными к беседе, нежели эти…
Она не произнесла, но я догадался, что хотела сказать "варвары".
- А ты с Крита?
- Сама не знаю,- погрустнела минотавриха. - Меня мама родила в порту. Оставила на руках одному знакомому. А он меня продал моему бывшему хозяину.
- Так тебя вырастили люди?
- Да. Как растят выгодную, полезную зверушку… Хозяин мой путешествовал, открывал новые торговые пути, поэтому я нужна была ему позарез. Мы минотавры очень хорошо чувствуем направление…
- Слышал. Даже знаю одну забавную байку…Одна минотавриха…
- Нет! Не нужно пошлостей! Знаешь, наверно, Криту всё время завидуют, вот и сочиняют всякие гадости.
Я согласно кивнул.
- Мда…Кстати, наше путешествие может окончиться трагично.
- Почему?- приподняла голову Тээль, пронзив  меня пристальным взглядом.
- Если Горемаг, ну, то есть Фурсик, не сможет расколдовать Истому…
- Глупости. Она сама ещё не поняла, но с каждым днём привязывается к нему всё сильнее. Не будет трагедии, это так же верно, как то, что я Тээль, а Греция лучше всех.

Минотавриха уронила голову, медленно закрыла глаза. Похоже и на неё начинало действовать выпитое вино.
- А почему тогда она рядом с тобой, а не с ним?- вдруг шевельнувшись и подобрав под себя лапы, спросил Пракша.
- Не тот склад характера, - серьёзно ответила Тээль. - Северяне. А ты не вздумай делать из меня Сапфо.
- Сапфо? - Пракша яростно почесал за ухом.- Это кто?
- Поэтесса. Она любила…Гм, впрочем не буду ещё больше тебя портить. Истома говорила, у тебя итак слишком большой интерес к подобным темам. Спи.
Пракша разочарованно сморщил нос, чихнул, вытянув передние лапы, сложил на них голову и заснул.

- Если Горемаг не расколдует Истому, попадёт под копытце, а расколдует - под каблучок, - неожиданно для себя сказал я, желая продолжить беседу.
Но Тээль не отозвалась. Я убрал последнюю недопитую флягу в тайник Пракши. После чего позволил Морфею меня обнять.
Уже проваливаясь в сон, услышал сдавленный всхлип: Тээль плакала.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0054898

от 11 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054898 выдан для произведения:

10.НА РЕКЕ(рассказывает Ским)

Наложив простейшие обереги на доспехи варяг и, наобещав их вождю лёгкую дорогу, Горемагу удалось получить от них обветшалую русскую ладью. По моему мнению, на ней не то что в море, но и по реке плавать опасно. Однако Горемаг был очень доволен и несколько часов бодро ворожил, заговаривая многочисленные течи и паруса, чтобы те не рвались на протяжении всего нашего пути.

И вот мы уже более часа плывём. Горемаг, измотав себя ворожбой, спит беспробудным сном.

- Ским, что, по-твоему, самое главное на этой посудине?
- Вон то бревно. В случае чего оно точно не утонет. А что?
Пракша хитровато улыбнулся, отодвинул лапой какую-то доску под скамьёй гребца, а потом зубами вытянул мешок с чем-то.
Я подошёл, помог развязать узлы. В нос пахнул приятный винный запах.
- От варягов?
- А то,- радостно кивнул Пракша. - Мешок-скороход.
Я иронично усмехнулся:
- Ноги приделал и рад. А коль догонят?
- Будут они из-за одной фляги тяготиться…За здоровьице али за знакомство? Последнее так и не отметили.
Вот так и рождаются легенды, усмехнулся я про себя. Или даже простецкие былички. Ну, где ещё лис с псом вместе пьянствовать будут? Правильно, нигде, только в быличках.

Вскоре меня так развезло, что принялся петь по-гречески, а Пракша подпевая, тянул своё:
Летите, мои вздохи, вы к той, кого люблю,
И горесть опишите, скажите, как терплю;
Останьтесь в её сердце, смягчите гордый взгляд
И после прилетите опять ко мне назад…
Получалось весьма слажено, со стороны могло показаться, что это одна и та же песня, но на двух языках сразу. Вообще-то я пел про очарование цветущих олив в лучах восходящего солнца.

Мы так увлеклись  пением, что не расслышали угрожающий цокот двух пар дивных копытец.
- Никак бражкой тянет,- ахнула Истома. - Где достать-то успели?
-Ты лучше спроси, что нам оставили, - хмыкнула Тээль. - Ну-ка отдай. Отдай, кому говорят! - с этими словами Тээль нагло выдрала флягу из моих лап.
- И вовсе…ик…не брага, - запоздало вступился я за вино.- Настоящее аркадийское…ик…красное…
- Из Аркадии? - хмыкнула Тээль. - Раскатай губу пошире. Где-нибудь в Тмутаракани в грязной винокурне из сорных ягод сделали.


- В-вы в-всё хорошее и х-хо-рошее…- заплетающимся языком сказал Пракша, глядя на девчонок снизу вверх и виляя хвостом, - П-присоединяйтесь…
- Хороши, голубчики, - поморщилась Истома. - За хвосты и в воду, освежиться.
- Н-не надо в воду…Мы б-больше не будем…
- Правильно, - сказала Тээль, понюхав содержимое фляги и отпив глоток,- вам больше никто и не даст. Не аркадийское, но и не хуже,- протянула флягу Истоме: - Попробуй.
- А за судном следить?
- Фурсик  заговорил, и оно будет держаться середины реки.


Истома взяла флягу, неуверенно сделала глоток, закашлявшись, вернула флягу Тээль:
- Фу, как вы это пьёте?
- Странно, - удивилась минотавриха, садясь на палубу, Истома, помедлив, опустилась рядом. - Козлотавры в этом переплёвывали даже сатиров из свиты Диониса.
- Я не всегда была козатаврицей.
- И-и-и мы т-тоже! Др-ругими были… - Пракша с трудом сложил слова в связную речь.
Минотавриха с усмешкой глянула на него:
- Верно, трезвыми. И всё-таки как вас всех угораздило?
- Фурсик, - вздохнула Истома.

Мы с Пракшей тоже не сдержали вздох. А потом, перебивая, и дополняя друг друга, путаясь и сбиваясь, мы стали рассказывать Тээль о своих злоключениях. Пракша между делом достал откуда-то ещё две фляги, и наше красноречие потекло рекой. Тээль искренне хохотала, слушая рассказ Истомы, как она охаживала Горемага верёвкой. С интересом выслушала историю Пракши.
Вскоре я  заметил, что уши минотаврихи постепенно раскраснелись изнутри, скорее всего её не хватит ещё и на мою историю.  Истома сидела из последних сил, борясь со слипающимися глазами.

Однако первым заснул Пракша. При очередной попытке встать у него разъехались все четыре лапы, и он рухнул на палубу.
- Язви тя в душу,- ругнулся и тотчас заснул, напевно похрапывая.
Минотавриха посмотрела на него, лукаво усмехнулась, затем легла поудобнее, вытянув ноги.
- Доскажете завтра, а то я всё равно сейчас половину забуду…
Истома что-то буркнула, свернувшись калачиком, уткнулась в грудь минотаврихи, ровно засопела.

- Ты из Греции?- неожиданно спросила минотавриха, когда я уже собрался кинуться в объятья Морфея.
- Из Сиракуз. Решил пр-роверить модель мира по Геродоту.
- Вечно у вас в Сиракузах придумки выдумывают,- озорно хихикнула минотавриха. - Ты кем был?
- Грифоном. Скимирион. Можно просто Ским.
- Значит, будем знакомы. Мы греки умеем пить и долго оставаться годными к беседе, нежели эти…
Она не произнесла, но я догадался, что хотела сказать "варвары".
- А ты с Крита?
- Сама не знаю,- погрустнела минотавриха. - Меня мама родила в порту. Оставила на руках одному знакомому. А он меня продал моему бывшему хозяину.
- Так тебя вырастили люди?
- Да. Как растят выгодную, полезную зверушку… Хозяин мой путешествовал, открывал новые торговые пути, поэтому я нужна была ему позарез. Мы минотавры очень хорошо чувствуем направление…
- Слышал. Даже знаю одну забавную байку…Одна минотавриха…
- Нет! Не нужно пошлостей! Знаешь, наверно, Криту всё время завидуют, вот и сочиняют всякие гадости.
Я согласно кивнул.
- Мда…Кстати, наше путешествие может окончиться трагично.
- Почему?- приподняла голову Тээль, пронзив  меня пристальным взглядом.
- Если Горемаг, ну, то есть Фурсик, не сможет расколдовать Истому…
- Глупости. Она сама ещё не поняла, но с каждым днём привязывается к нему всё сильнее. Не будет трагедии, это так же верно, как то, что я Тээль, а Греция лучше всех.

Минотавриха уронила голову, медленно закрыла глаза. Похоже и на неё начинало действовать выпитое вино.
- А почему тогда она рядом с тобой, а не с ним?- вдруг шевельнувшись и подобрав под себя лапы, спросил Пракша.
- Не тот склад характера, - серьёзно ответила Тээль. - Северяне. А ты не вздумай делать из меня Сапфо.
- Сапфо? - Пракша яростно почесал за ухом.- Это кто?
- Поэтесса. Она любила…Гм, впрочем не буду ещё больше тебя портить. Истома говорила, у тебя итак слишком большой интерес к подобным темам. Спи.
Пракша разочарованно сморщил нос, чихнул, вытянув передние лапы, сложил на них голову и заснул.

- Если Горемаг не расколдует Истому, попадёт под копытце, а расколдует - под каблучок, - неожиданно для себя сказал я, желая продолжить беседу.
Но Тээль не отозвалась. Я убрал последнюю недопитую флягу в тайник Пракши. После чего позволил Морфею меня обнять.
Уже проваливаясь в сон, услышал сдавленный всхлип: Тээль плакала.

Рейтинг: +2 248 просмотров
Комментарии (2)
0 # 11 июня 2012 в 16:34 0
smile Охо-хо...Дальше??
Михаил Заскалько # 11 июня 2012 в 16:57 +1
Вот тебе и охо-хо...Дальше так дальше.Поехали...