ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Дом на дереве. Перерождение.

Дом на дереве. Перерождение.

3 сентября 2019 - ТинаСанна

С чего начать, даже не знаю, мне было уже немного за 30, работа, дом, работа, маленькие искрометные романы, я ждала его, того кто будет меня любить так же как и я его, но таких не находилось. Работа, если она физическая, то может отвлечь от мысли «ну и где же он, я уже заждалась» но вот когда ты попадаешь под сокращение, рушится буквально всё, надежды, мечты, даже желание жить, может рухнуть. Работу по специальности я уже не могла найти, да и возраст был уже не тот, когда тебя берут на работу с удовольствием, озадачив друзей, жаль что их мало, и знакомых по поводу «мне нужна работа», я первые три месяца упорно искала себе работу, но, увы. С каждым днем понимая, что работы мне не найти, той что я для себя хотела, у меня начался затяжной депресняк. Всё что мне могли предложить в центре занятости, это была работа либо мыть что-то, либо подметать. Пятый месяц я сидела дома и вот уже вторую неделю не выходила из него, опустилась, так скажем, на самое дно, и, замерев, смотрела вверх, но просвета не видела. Деньги заканчивались, жить нужно было, начинать, заново.

-Всё, хватит, хотите, чтобы я пошла на самую низкооплачиваемую работу и под старость лет мела улицы, так тому и быть, благодарю вас мои ангелы хранители! Чем же я так провинилась, что вы решили меня наказать. Ах, да, смертные грехи, ну куда деваться, без них в нашем социуме не прожить, вы решили, что мне нужно смирение, ХОРОШО! Пусть будет так, не любите вы меня, вот и весь сказ, - сказала я, лежа на кровати, и смотря в потолок.

Утром я зашла в центр занятости и, получив последние подъемные деньги и направление на работу в ЖЭК, отправилась в отдел кадров. Встретили меня спокойно, оформили быстро, и на следующий день поставили с уборщицей территории тетей Машей, для прохождения стажировки.

-Ну, здравствуй девица, что так скрутило, что только сюда берут. Вроде не пьющая, симпатичная, видно, что образованная, или я ошибаюсь, - протараторила тетя Маша.

-Здравствуйте, после сокращения работу не смогла найти, а на жизнь деньги нужны, а вот выбор был не большим, решила тут попробовать, может смогу, терять то уже нечего, не получиться пойду еще что-то искать, - попыталась оправдаться я.

-Эта работа хорошая, но ее нужно понять, вот я уже давно на пенсии, а работу оставлять жаль. Но выхода у меня нет, дети настаивают, чтобы я к ним переехала жить, а это на севере, ох, не замерзнуть бы, - рассмеялась она, - много кто приходил, но вот, ни один тут не остался работать, я тебе помогу, если решишь остаться тут, на этом участке, у тебя всего неделя на это.

-Хорошо, я присмотрюсь к нему более серьезно, но вот сейчас лето, тут хорошо, а когда зима, это ж столько снега нудно перекидать, - не громко сказала я.

-Ну, тут и помощники есть,- загадочно улыбнулась тетя Маша, - трактор маленький, да снегоуборочная машинка, да ты на меня посмотри, разве под силу мне снежные кучи ворочать, справишься, только внимательность нужна.

Всю неделю тетя Маша, показывал мне, как и где, что и куда, вводила в курс дела, даже наработки свои показала, с которыми и правда работать куда легче. Район, в котором мне предстояло работать, был старой частью города, так называемым отшибом,дома старые двухэтажные, несколько полузаброшенных, рядом начинался лесной массив, и чуть дальше небольшая речка. Шесть домов стояли полукругом, обрамляя собой небольшую площадку с лавочками и детскими горками, огороженная небольшая мусорка, машин во дворе нет, только пешеходные дорожки, но широкие, везде аккуратные заборчики, всё прибрано, как будто тут работала бригада дворников. Деревьев не много, рядом лесок, но листья до территории, которую мне предстояло содержать в чистоте и порядке не долетали. Территория большая, но уборки как токовой, намного меньше, чем кажется, как рассказала тетя Маша, деньги платят за воздух, так что тут можно работать.

Время пролетело быстро, в последний день она привела меня на окраину леса, рядом с последним домом, в котором жилыми были только три квартиры из восьми.

-Время уже два часа, сейчас устроим обеденный перерыв, пошли в лесок, там тенек, лавочки есть, посидим, покушаем, поговорим, - сказала тетя Маша.

-Пойдем, тетя Маша, а то я что-то сегодня устала немного с утра, а еще столько работы, как тебе удается все успевать и держаться молодухой, - спросила я рассмеявшись.

-Везде нужно быть вовремя, тогда и силы будут, и здоровье не пропадет.

Мы дошли до лавочки, у самого края леса, и сели, я в этот день работала, сама, тетя Маша мне не помогала,и в итоге, я устала, и решила, что если к вечеру сильно устану, то, наверное, это не моё.

-Геля, вот скажи, что ты для себя решила, будешь тут работать, или будешь искать другое место, - вдруг серьезно спросила тетя Маша меня, после того как мы скушали свои бутерброды.

-Теть Маша, вы серьезно?

-Да, если ты решилась, то скажи.

-Мне тут нравится, тут красиво, но я боюсь, что буду уставать, и с этим будет трудно смериться. Сейчас лето, я за полсмены уже немного устала, а что будет зимой, я ж не электровеник. Могу сломаться и, психанув, уволится, хотя, тут так спокойно, жаль терять это место, из-за того, что физически тут может быть тяжело,- сказала я, искренне вздохнув с сожалением.

- А если не будешь уставать, ты бы согласилась тут работать?

-Да, мне тут нравиться, тишь да благодать, - рассмеялась я.

-Ну вот, я ж говорила, а они, нет, она не захочет, - улыбаясь, сказала тетя Маша.

-Кто, - спросила я.

-После смены расскажу, иди, работай, - рассмеялась она, - и мы пошли на участок.

К концу смены я устала, но решимость, остаться тут работать, меня не покидала, в конце концов, на предыдущей работе, я поначалу тоже, уставала сильно, но потом привыкла, и всё вошло в норму.

Если я сейчас решу для себя, что останусь тут работать, то я, хоть от депрессии избавлюсь, ну зарплата конечно маленькая, но и придется как-то выживать, есть субсидии, в конце концов.И живу я рядом, можно лишние деньги на дорогу, не тратить, вот экономия. Ну, поработаю столько, сколько смогу, если будет другая работа, то буду решать уже на месте, стоит остаться или нет.

-Ну, Геля, решила, остаешься или нет, говори честно, есть сомнения, - спросила тетя Маша меня, когда после работы мы сели на туже лавочку, где днем обедали.

-Сомнений нет, но вот, думаю, если предложат работу другую, более выгодную, смогу ли я отказаться, нужно поработать, посмотреть. А так если честно, работа мне нравиться, я не думала, что такое может быть, но устала, не скрою, но я думаю это с непривычки,так всегда на новой работе.

-Хорошо, поняла, - тихо сказала она, немного в сторону.

Я посмотрела на неё с удивлением. Она заметила моё удивление и рассмеялась.

-Пошли, я тебе кое-что покажу, кое-с кем познакомлю, а то ты уже решилась остаться, а все себя уговариваешь, что может что-то еще лучше подвернется. Смотри на работу как на дар, и ищи только хорошее в ней. Так жить будет проще, и помощники будут и, - она осеклась, потом посмотрела на меня и сказала, - я тебя привела, к работе, я тебе помогу и выжить на ней, но только при условии, что ты тут будешь работать, пока смену себе достойную не найдешь.

-Клянусь, - рассмеялась я.

-На том и порешим, идем, завтра ты уже сама тут будешь работать, одна, я уже всё собрала и вечером у меня поезд, к детям и внукам еду, - радостно сказала она, - я передам тебе все по работе, и пойдем по домам.

- А куда мы идем?

-Иди, иди, я тебе кое-что покажу, - загадочно сказала тетя Маша.

Пройдя метров двадцать вглубь леса, я увидела на большой сосне домик, бревенчатый домик, как в сказке, с верандочкой и двумя лесенками, вокруг высокие сосны, березы и осины скрывали его от любопытных взглядов со стороны тропы, но мы шли чуть в стороне, и это было поразительно. Лучи солнца едва пробивались сквозь кроны сосен, и казалось что всё вокруг домика окутано туманом, пахло немного сыростью. Щебет птиц. Все вокруг казалось, замерло, время остановилось. Меня охватило умиротворение и спокойствие.

-Ого, как прикольно, тетя Маша, это что, детский домик на дереве, или уже заброшено, и это бомжатник, - спросила я и оглянулась. Вокруг лес такой странный, как в сказке, домов, высоток не видно, города как не бывало, мне это показалось странным, я немного занервничала было, но тетя Маша подошла ко мне и, взяв меня за руку, потянула к домику.

-Пошли, не останавливайся, - проворчала она улыбаясь.

-Куда, пошли, в домик, на дерево, точно?

Она лихо поднялась по ступенькам, и, дождавшись меня, ухватила за локоть и, подтолкнув к дверям, огляделась вокруг.

-Заходи, чай стынет.

Я даже ничего не успела сказать, она втолкнула меня в двери и быстро вошла сама, закрыв их за собой.

От удивления у меня челюсть упала на пол, с виду небольшой домик, а внутри огромный зал, большой круглый стол, за которым сидят люди, или мне так показалось, скорее можно сказать, что лесные жители, они смотрели на нас. Запах трав, и умиротворения, ощущение, что я дома, мне хорошо, легко, я как будто попала в детство.

-Добрый день, уважаемые, - радостно сказала тетя Маша, - разрешите представить это Геля, она будет вместо меня, я ухожу на покой, в обычную жизнь, с её радостями и горестями, - сказала она и рассмеялась.

Сидевший за столом старичок лет восьмидесяти седой с бородой, посмотрел на меня так пристально, что по спине пробежал холодок, и, переведя взгляд на тетю Машу спросил:

-Ты уверена, она потянет, или сбежит, как предыдущие, которых ты пыталась пристроить, а?

-Ну, уважаемый, мы все иногда ошибаемся, но это, то, что я искала, это она, Ангелина!

-Не все ошибаются, - парировал он, и уже обращаясь ко мне, спросил, - ты кто будешь?

- Добрый день, кто буду, не решила, а на данный момент я живое ,человеческое существо и очень удивлена, тому, что тут происходит, - сказала медленно я.

-А что тут происходит, - спросила молодая девушка, и посмотрела мне в глаза, от чего сердце моё сжалось, и дыхание сбилось.

Вот, что тут, я делаю. Почему они ко мне так относятся, тестируют, что-ли. Ох, но не с моим характером, я опустила глаза, почти прикрыла их, собралась, и резко глянула на всех, со всей своей, толи злостью, толи решимостью, не понятно было, ну, не привыкла я, что на меня наезжают, я хоть и не мужик, но отпор могу дать. Они как-то съежились, и почти не заметно для глаза отпрянули.

-Я не подопытный кролик, - громко и уверенно сказала я, - прошу прощения, но я, наверное, пойду, мне неприятно ваше отношение ко мне.

Я развернулась и сделала шаг к двери, где стояла тетя Маша, она как-то испуганно смотрела то на меня, то не людей сидевших за столом.

-Я, пойду домой, тетя Маша, пустите, мне завтра на работу выходить, первый самостоятельный день, нужно отдохнуть и всё такое, - я решительно отодвинула её в сторону, и хотела было открыть дверь, но она была, как будто заперта, я неуверенно подергала ее, нет, она явна закрыта.

-Что за хрень, - обернулась я и вздрогнула, передо мной стоял тот самый старичок, если так можно было сказать, но он был вовсе не старик. Это был высокий крепкий мужчина, средних лет, одет, правда, странно немного, объемная рубашка, поверх которой был одет кожаный жилет, была перехвачена широким поясом, к которому был приторочен ятаган, брюки заправлены в высокие сапоги, я перевела взгляд на ятаган.

-Ятаган, ну хоть довелось увидеть в живую, это чудо, - я быстро взглянула на него и спросила, - решили меня убить, ну что ж ваше право, но я не согласна.

Мой настрой был жить, умирать, нет, не сегодня, но осадочек остался, и только тут я поняла, когда он сидел за столом, он был седым! Я не отрывая глаз, от ятагана, прошептала:

-Чертовщинка, бесит, нужно на воздух, - и, посмотрев в глаза стоящего рядом мужчины, добавила, - или пан или пропал. Его глаза это просто омут, подумала я, не утонуть бы, симпатичный дядька, но злой что-ли, но вдруг в голове услышала, «нет, не злой». Я рухнула в обморок, это было первый раз в моей жизни, всегда была в сознании, а ту на тебе и в тишине, и в темноте.

Лежу и думаю, разве могло со мной случиться такое, я ж нормальная баба, мне возраст уже не позволяет в обморок падать, а мужик так-то красавчик, вот бы больше его так близко не видеть, а то вдруг мне это все привиделось, а я потом страдай. Да, продолжала я размышления, скорее всего, я же помню, сыростью пахло, наверное, надышалась и галлюцинации пошли, а зачем меня тетя Маша, в домик-то поволокла. Я открыла глаза, потолок желтый, как у меня дома, улыбнулась я, повернула голову, окно как у меня, и шторы такие же, я села и огляделась. Я дома, и лежала на диване, телевизор что-то шепчет, так я просто пришла домой, и от усталости, на диване, под телевизор, уснула. Я посмотрела на часы, уже почти девять вечера, вот я поспала, отдохнула, это ж надо, такому сну присниться, удивлялась я. Потом я умылась, покушала и легла спать, поставив будильник на шесть утра. Завтра первый самостоятельный день на работе.

Первый рабочий день, страшно, нет, просто иду и делаю свою работу, убираю мусор, слежу за порядком, не забываю про обед, но вот только, обедать, я не пошла на ту лавочку, что мы ходили во время стажировки с тетей Машей. Я дошла до заброшенного дома, села на лавочку, и достала свой любимый потертый ланчбокс. Открыла, взяла большой бутерброд с копченой колбаской и маринованными огурчиками, во рту тут же выделилась слюна, я с аппетитом откусила кусочек от него и, прикрыв от наслаждения глаза, стала жевать. Доев его, я открыла кружку-термос и сделала глоток кофе, вот же кайф, сидишь на улице, ешь, никто тебе в рот не заглядывает, а всё почему, да потому что тут люди почти не ходят. Докончив второй бутерброд, я сидела и попивала кофе, закинув ногу на ногу и рассматривая окружающую меня действительность. Здесь когда-то жизнь кипела, бегали дети, старики сидели на лавочках у подъездов, дети в школу шли, родители на работу, все было новым, а сейчас все пришло в уныние, дома заброшены, палисадники заросли бурьяном, люди переехали в более новые дома, уже дети выросли, и никто не кричит, типа иди домой кушать. Да, время иногда может преподнести сюрприз, или тоску, или ностальгию, кому как. Ах, опять я в депресняк, хватит отдыхать, я допила кофе, сложила все в сумку и пошла в коморку, где лежали метлы, поменяю сумку на метлу, и подумала.

-А полечу, я на ней как Гари Потер или как Маргарита, ОЙ, она же голая летала, - рассмеялась я. К вечеру, к концу рабочего дня я уже устала, и нехотя собирала метлой мусор вокруг мусорных контейнеров в кучку.

-Ну, на сегодня всё, пора и честь знать, - сказала я и отзвонившись в центр, начальству, убрала инвентарь и, взяв свою сумку, пошла домой.

Дорога домой - это экстрим, если идти межу домами, но зато быстрее, то там перескочишь, то тут перепрыгнешь.

До дома оставалось шагов двадцать, как на небе тучи набежали, грохотнуло, и начался дождь, я оглянулась, укрыться негде, решила бегом пробежаться. Но краем глаза вдруг неожиданно увидела ту девицу, которую видела во сне, от которой сердце сжалось и дыхание сбилось, я вздрогнула, протерла глаза от дождя и присмотрелась, но там уже никого не было. Фу как, это же сон, и я помчалась домой, промокла, конечно, но не сильно. Приняв горячий душ, я покушала и легла спать. Первый день прошел более, менее, нормально, следующие дни я работала нормально, и уже концу испытательного срока я с готовностью решила я остаюсь, здесь хорошо, даже осенняя листва меня не сильно, мучила. Я одевала наушники и слушала музыку, иногда аудиокниги, в общем, уставала, конечно, физически, но всё начинало устаканиваться, и я входила в ритм, а усталость отходила.

Осень с дождями давала передышку в работе, я уже настолько привыкла к своей работе, что она мне даже нравиться начала, место спокойное, тихое, люди добрые, здороваются, узнают, приятно. В конце ноября уже похолодало, но солнце еще пригревало, я, как обычно села на лавочку у заброшенного дома, пообедала, и стала допивать кофе, как всегда заканчивая свою обеденную трапезу. Кепка своим козырьком скрывала мои глаза от солнца, шарф, навернутый на шее, то и дело пытался встать между мной и кружкой, я смеялась.

-Ну, что, тоже хочешь кофе, что-ли, - тихо сказала я обращаясь к своему шарфу.

-Да, - услышала я почти рядом.

Я немного опешила, рядом сидел мужчина, кепка съехавшая немного на глаза позволяла увидеть только черные спортивные ботинки, теплое белое трико, и часть темно зеленой куртки, я подняла голову и увидела того самого мужчину из сна.

-Ятаган, - тихо прошептала я, - где?

-И тебе здрасте, - усмехнулся он, - ну, кофейком – то угостишь, а?

-Так ты что не сон, - тихо сказала я, - мля, значит всё – таки глюк, - я отвернулась и протянула ему свою кружку-термос, - на, глюкозный, угощайся.

Сама тут же встала и, прихватив сумку, пошла к коморке, по дороге размышляя вслух.

-Нет, мне просто показалось. Этого не может быть, это был сон. А кружка, ой, куплю новую, пусть пользуется, нет, это не он, этого просто не может быть, - сделала я заключение. Не заходя в коморку я повесив сумку на крючок, взяла перчатки и метлу, и закрыв двери развернулась готовая идти на рабочее место, но наткнулась на того же мужчину.

-Что ж, кружку то, уже не надо, почему так спешно бросив ее, было принято решение исчезнуть?

-Как кофе, - не глядя на него, сказала я и сделала шаг, в сторону, пытаясь его обойти, он преградил мне дорогу.

-Не стоит, этого делать, - все, также, не поднимая глаз, сказала я, мне просто было страшно смотреть ему в глаза, я помнила их цвет, и боялась, что могу, потеряется в них.

-Прошу прощение, наше знакомство, пошло не так, как должно было быть, - вдруг сказал он.

-А как должно было быть, - спокойно спросила я и глянула на него, но как только он попытался посмотреть на меня я тут, же отводила глаза, - вы мне мешаете, пропустите, мне нужно еще подмести дорожки у домов.

-Не стоит спешить, все равно сейчас пойдет дождь, и они сами очистятся, - сказал спокойно он.

-Угу, - бросила я, и резко шагнув в сторону, успела пройти, но как только я сделала несколько шагов, как начался дождь, - твою мать, - выругалась я, чуть слышно, и пошла к соседнему дому, где лавочка стояла, как раз под козырьком подъезда и там можно было переждать дождь. Я села на нее, повернулась, поставила рядом свою метлу, так чтобы она не упала и, обернувшись, вздрогнула, он уже сидел рядом.

-Вот, это называется преследованием, - тихо буркнула я.

-Я должен вернуть кружку.

-Она пустая, вернете потом, полную, сказала я и посмотрела на небо, - похоже это на долго. Мой телефон ожил, вливая в мир звуки танго.

-Да?

-Ангелина, вы, наверное, домой можете идти, до конца смены у вас не больше двух часов, а дождь похоже до утра, - раздался голос начальника участка, Семена Петровича.

-Хорошо, Семен Петрович, я поняла, но у меня и так почти все в порядке. Я сегодня уже закончила.

-Ну, тогда до завтра, но если будет дождь, то я позвоню, скажу что делать, до свидания.

-До свидания, - сказала я и вздохнула с облегчением.

-Вот, кофе вместе с вашей кружкой, - он протянул мне мой термос, я неуверенно взяла его, и правда он был уже не таким легким.

-Как это делается, надеюсь без сахара, черный, и вкусный, - прошептала я, открывая крышечку и принюхиваясь, - без отравы и галлюциногенов надеюсь, - сказала я строго и глянула на него, он рассмеялся.

-Нет, просто вкусный кофе, я уверен вы такое не пили, ни разу, - сказал он.

Я осторожно сделала глоток, и он был прав, кофе был изумительным в меру крепкий, горячий, но не обжигающий, аромат богатый, послевкусие, толи ореха, толи шоколада, просто фантастика.

-Как вы это делаете, и что я теперь должна буду пить после вот этого, - я встала и, взяв метлу, пошла, убрать её на место, под дождем я шла быстрым шагом.

-Куда же вы?

-Полетать, - усмехнулась я и ускорила шаг.

Закрыв свою коморку, я оглянулась, никого!

-Да, я схожу с ума от одиночества, - сказала я, достала наушники, включила музыку, накинула капюшон и, повесив сумку на плечо, поежившись от непонятной встречи, пошла домой.

Сидя у окна на кухне, уже перед сном, я вдруг вспомнила, что кофе в кружке, еще должен был остаться, я прошла в прихожую и выудила из сумки кружку, потрясла, да, еще есть, я взяла его с собой в кровать. Устроившись удобнее с книжкой и кофеем, я довольно улыбнулась, и стала читать, делая время от времени глоток кофе. Когда кружка опустела, я закрыла книгу и, выключив ночник, зажмурилась.

-Если это был сон, то, как тогда с кофе быть, а может он просто невидим для окружающих, мля, я что, его выдумала, сама себе, ох дорогая моя, это уже клиника, - сделала я заключение, закрыла глаза и постаралась уснуть. Среди ночи я услышала шепот, мне так показалось, я вздрогнула и открыла глаза, никого, я закрыла глаза и вновь провалилась в сон.

За осенью приходит зима, так заведено, середина декабря была настолько снежной, что я домой приходила и просто падала замертво, от усталости.

- Еще немного и я сломаюсь, или сломаю себе спину, - прошептала я и бухнулась на диван, благополучно провалившись в сон. Проснулась я рано, не было еще и пяти утра, я быстро привела себя в порядок, собрала на обед ланчбокс и сварила кофе и уже полшестого я была на рабочем месте. Разгребая снег не большой лопатой, я бубнила себе поднос.

-Скоро весна, а там и лето, снег растает, будет легче. Через два часа дорожки у домов были расчищены, и я стояла, опершись на лопату, и смотрела, как люди спешат на работу. Нужно бы посыпать дорожки, а то рухнут, решила я и пошла за песком. Посыпав, все дорожки песком, я пошла, взять метлу, нужно было у подъездов, с обочин, убрать снег, насколько это возможно. Как только стало холодать, обедала я у себя в коморке, где хранились метла, лопаты, и все что нужно для дворника, конечно не очень комфортно, но если считать что тепло, то уже плюс ко всем минусам, окна нет, места мало,и стола нет только старая шатающаяся табуретка.

-Да условия просто шик, - улыбаясь, сказала я и, посмотрев наверх как бы стараясь увидеть глаза своих ангелов хранителей, - хорошо, что не холодно, и на этом спасибо. Доев обед, я оделась и вышла с кофе на улицу, присев на заборчик у подъезда я сделала глоток кофе.

-Да, тот был офигенен, но и этот не плох, зато сама готовила, ладно вкусно же, - бормотала я себе под нос припивая горячий кофе на улице, - еще часа два и домой, посижу, погуляю, - удовлетворенно говорила я себе.

В пять вечера уже темно, и если фонари не включены, то без фонарика в этом районе только на ощупь можно выйти на центральные улицы, которые освещаются не только фарами машин но и витринами магазинов и кафе. Получив отмашку с центра, что можно идти, домой, я вышла на улицу и, вздохнув морозного воздуха, улыбнулась и пошла по длинной дороге домой, та дорога, что была экстремальной летом, сейчас стояла засыпанной сугробами, и ждала лета. Выйдя на центральную улицу, я свернула в проулок и пошла по узкой, плохо расчищенной тропинке, решив таким способом срезать хоть чуть-чуть дорогу домой.Дойдя почти до середины, я остановилась, с неба повалил снег, и такой, прямо как будто решил, меня тут завалить.

-Вы серьёзно, - почти крикнула я вверх, - вот мля, опять завтра устану, - прошептала я, и, посмотрев вверх, громко сказала, - да и ладно!

Навстречу мне шел человек, я уже почти согласилась, что завтра опять кидать снежок, как тут, вот вам, разойтись на такой узкой тропинке было практически не возможно. С право от меня стена дома, слева ветхий забор, заброшенного частного дома, я медленно пошла вперед, надвинув кепку почти на глаза, когда мы почти сравнялись, я остановилась и сделала небольшой шаг в правую сторону, мужчина отступил влево, мы стали почти протискиваться между домом и забором. Как вдруг моя нога нашла под снегом лёд. Не удержавши равновесия, я стала падать, прямо на тропинку за мужчиной, он решил мне помочь и придержать меня за руку, чтобы я не упала. НО! закон подлости никто не отменял, мы рухнули на забор, он на него спиной, я на мужчину, забор от удивления под нашим весом затрещал, и повалился, я рассмеялась, снег залепил глаза и засыпал нас.

-Простите, я вас не раздавила, - смеялась я.

-Нет,- смеясь, ответил он.

-Мы забор сломали, - почти ничего не видя вокруг, сказала я.

Он помог мне встать, когда мы встали и отряхнулись, я посмотрела на него, что-то в нем было знакомо мне, но почти в кромешной тьме было сложно разглядеть человека, так как проулок был без фонарей.

Я наклонилась, чтобы поднять сумку и вновь поскользнулась и уже уселась на пятую точку, я вновь рассмеялась, меня похоже опять испытывают, от этого я рассмеялась еще сильнее, и пыталась встать, но ноги не слушались и разъезжались, под снегом был лед, раскатанный как каток. Мужчина делал попытки мне помочь встать, но все было тщетно, в какой-то момент, мы почти встали, держась друг за друга, и замерли, я осмотрелась и поняла, что просто так нам не выйти, только ползком.

-Ну, поползли, - прошептал он.

-Ага, вы вперед, а я за вами, - рассмеялась я, и мы вновь рухнули в сугроб.

Теперь уже он лежал на мне, но так, что я могла дышать, он дышал теплым воздухом мне в лицо, снежинки растаяли, и я открыла глаза, это опять был он.

-А, это опять вы, теперь понятно, почему снег, почему скользко, но не понятно, почему вы на мне, - шептала я и тонула в его глазах.

-Простите, я вас не узнал, - тоже шепотом сказал он.

-Ну, поползли, а то будет поздно, - спохватилась я, и мы стали продвигаться в сторону от накатанного места тропинки. Когда мы встали на ноги и отряхнулись, я вдруг поняла, что при падении я ударилась хорошо копчиком, и завтра буду убирать снег со слезами на глазах, я потерла больное место, поморщилась, закинула сумку на плечо, и, повернувшись к нему, сказала.

-Благодарю за помощь, глюк ятаган, - и пошла, не оборачиваясь, домой.

-Ну, про ятаган понятно, а почему глюк, - крикнул он вдогонку.

-Потому что быть такого не может, - ответила я, не оборачиваясь, и уже тихо добавила, - не может такого быть.

Снежное, темное, утро, как наказание, или как благодать, пять часов утра я уже на работе, накушавшись таблеток и намазав крестец обезболивающей мазью, снега за ночь навалило столько, как за всю зиму. На улице тихо, люди еще спят, снег под лучами фонарей искрит, и только я, как на каторге.

-Вот почему, мне, все это, и сразу. Почему снег, а потом еще и крестец, вот что я, опять, не так сделала, - бубнила себе под нос я. Убирая снег, иногда охая от боли, я уже практически смерилась, и была даже благодарно и снегу и боли, они отвлекали мои мысли от того человека.

-Хорошо, буду пахать, как лошадь. Издеваетесь, улыбаетесь там, на верху, но совесть, то имейте, вы меня еще и любовью трахнуть по голове решили, чтобы уж наверняка, - я остановилась и, глянув вверх, чуть громче добавила, - как контрольный в голову, да?

-Опять сама с собой разговариваешь, - раздался звонкий девичий голос.

Я обернулась, и увидела перед собой ту самую девицу, от которой дыхание сбилось, в домике на дереве.

-О, и ты тут, - уже понимая, что это просто мог быть сон, ведь я напилась таблеток, - что нужно, соскучилась или позлорадствовать пришла?

-А ты я посмотрю, дерзкая, - удивлено смотря на меня, сказала она, - похоже, что мы не обманулись.

-Ой, как вы меня достали, своими интригами, - я подошла чуть ближе, и в полголоса сказала, глядя в ее невероятно зеленые глаза, - изыди глюк, - потом отвернулась и продолжила убирать снег. Она рассмеялась, и подойдя ближе ко мне вдруг положила руку мне на плечо и тихо так сказала, почти на самое ухо.

-Ты заходи в домик на дереве, мы будем рады тебе.

-Угу, я помню вашу радость, - парировала я и продолжала убирать снег.

-Ну-ну, придержи коней, остановись, я тебе помогу, но при условии, никому не говори, что я была первая.

Она подошла ко мне и сделала вид, что говорит мне на ухо, я стояла как вкопанная её рука скользнула по моей спине и опустилась вниз, ненадолго задержавшись в районе крестца, боль стихла, и она сделала шаг в сторону.

-Не благодари, это просто помощь другу, заходи в гости, будем рады.

-Ну! спасибо, про «заходи» я подумаю, - улыбнулась я, меня отвлек стук подъездных дверей, но когда я вновь повернулась к ней, её уже не было, а прошли всего доли секунд, я рассмеялась и потерла крестец, не больно, значит, таблетки все-таки с мазью подействовали.

-Эх, глюки, вы простоглюки.

До вечера я доработала спокойно, после обеда приехал мини трактор расчистил все, так что я была почти освобождена от уборки снега на пешеходках. Присыпав дорожки песком, я собралась и ушла домой.

Новый год, я не очень люблю, одной дома встречать, скучновато. Идти куда-то лень, да и не кому, я считаю что это семейный праздник, а так как у меня нет семьи, пока, а родители далеко живут, то я как всегда планировала посмотреть телевизор и, съев какую нибудь вкусняшку лечь спать, благо у меня было два выходных.

Корпоратив, на работе предложили провести в соседней столовой, как раз перед самым новым годом 30 числа, и всей толпой уйти на праздничные выходные. Особого дресс-кода не планировалось, за полгода, проработанные мной здесь, у меня были только несколько знакомых, с которыми я встречалась по своей работе, а больше я никого и не знала. На соседнем участке работала Зиночка, ей было лет пятьдесят, двое взрослых сыновей приходили ей помогать убирать территорию, иногда приходил муж.

-Геля, приходи, посидим, похомячим, отметимся и по домам, - тороторила она, - это же бесплатно, а значит, много ничего не будет. А отметится, стоит, начальство это уважает. Заодно и познакомишься со всеми, завяжешь нужные знакомства, может мужа, себе найдешь, а что, у нас и холостые есть.

Она сидела рядом на собрании и уговаривала меня пойти на вечеринку, я с неохотой согласилась, спешить мне некуда. Домой я с работу ушла пораньше, привела себя в порядок, немного подкрасила глаза, губы, праздник всё же, заплела колосок и, вытащив несколько прядей по бокам, закрутила их плойкой. Достала из комода джинсы, и свою любимую кофточку, не сильно глубокий вырез, и прикрывает половину пятой точки, тепло и уютно. В семь часов вечера мы с Зиной шли в столовую на корпоративный вечер по случаю нового года. Народу было не мало, веселый парнишка ведущий, провел начала праздника и ушел, за столами еды было только для приличия, как в прочем и спиртного. Выпили, закусили, пообщались с начальством, Зиночка познакомила меня со всеми кого знала, и с молодыми и с взрослыми.

-Эх, один тут дядька был, уволился что-ли, хотела тебя с ним познакомить, но его что-то нет, он бы тебе понравился, - рассмеялась она.

- Прекрати, я и так всех не запомню, - рассмеялась я. Заиграла музыка, и народ танцевать пошел, а мы с Зиной тихой сапой к выходу, решили, что нужно идти домой.

Мы вышли на улицу и направились домой, Зиночка жила как раз за моим домом, и рабочие территории у нас были рядом, так что нам приходилось общаться.

Утро встретило меня больной головой, сколько раз себе говорила, что нельзя мешать дешевое шампанское с паленой водкой, ну как же, всё из вежливости, ух, выпив воды и таблеточку от головы, я прилегла вновь на кровать. Ближе к вечеру я уже чувствовала себя более-менее нормально, но открыв холодильник в поисках вкусняшек, на новогодний стол, поняла, что я про всё забыла. Чертыхнувшись, я глянула на улицу, холодно, на градуснике за окном красовалась цифра 25, и шел снег. Ближайший магазин, в котором можно было все купить, был совсем рядом, так что я, как была в спортивном костюме, почти на голое тело, так накинув на себя пуховик и прихватив деньги и телефон, вышла на улицу. Народу почти не было, все сидели у телевизоров и ждали бой курантов,и только я пёрлась в магазин, за шампанским и вкусняшками, в половине девятого вечера.

Купив все, что нужно, я вернулась домой и, усевшись перед телевизором в большое кресло, стала смотреть новогодние праздничные концерты, переключая с канала на канал. Ровно в одиннадцать раздался звонок в дверь, я тихонько подошла и посмотрела в дверной глазок, там был дед мороз и снегурочка. Я расхохоталась и открыла дверь.

-С наступающим вас, - опередила я их, - на табуретке читать стихи не буду, так что если есть подарок для меня то давайте.

-Девушка, вот вам коробка конфет, и приглашение на праздник, сани вас будут ждать ровно через полчаса у подъезда, и всего десять минут, - сказал дед мороз и уже вместе со снегурочкой, улыбаясь хором, закончили, - с новым годом, с новым счастьем.

Я взяла конверт и коробку, поблагодарив их, закрыла дверь и вернулась в кресло. Налила шампанского, открыла коробку с конфетами и, сунув первую попавшуюся под руку конфету в рот, я выпила шампанское, в голове сразу заиграла музыка, конфета была с ликером, что добавило новых ощущений, я сидела и улыбалась, рассматривая конверт. «Уважаемая Ангелина, приглашаем вас на встречу Нового Года. Ваши друзья».

-Интересно, кто эторешил так меня разыграть, - пробубнила я.

Что там говорил этот дед мороз, в полдвенадцатого, будут сани ждать меня, всего десять минут, я выпила еще бокал шампанского и, сунула в рот еще две конфетки с ликером, я удивленно посмотрела на коробку.

-А вы еще и пьяные, прямо как я, скоро буду, - расхохоталась я и пошла на кухню, посмотреть ждут ли меня сани у подъезда, выглянув в окно, я от удивления прошептала, - твою мать, они ждут. Да это, наверное, какой-то розыгрыш, не, не пойду, доем конфеты и баиньки, - сказала я себе и пошла в комнату. Через минуту ожил телефон, звонок с незнакомого телефона.

-Да, - ответила я.

-Уважаемая, вам пора ехать, сани у подъезда, выходите, скорее.

-Кто это, я вас не знаю и никуда не поеду, - ответила я и сбросила звонок.

Через минуту опять телефон ожил, но номер не определялся, поиграть решили, хитрюги.

-Да, - вновь ответила я.

-Привет подруга, узнала, да это я, - сказала девица с зелеными глазами, - ты мне должна, помнишь, так что давай руки в ноги и в сани, я жду.

-Ты, а, глюки на проводе, - расхохоталась я, - ладно, выйду сейчас, а что за спешка?

-Ты приглашение получила, получила, отказываться не комильфо, можешь не прихорашиваться, там все свои, семья понимаешь ли, скорее, сани долго ждать не могут, - и она отключилась.

Я немного постояла, потом бегом надев кроссовки и накинув пуховик на спортивный костюм, налила себе еще шампанского и, выпив залпом ,закусила конфеткой, выключила телевизор и, прихватив горсть конфет из коробки вышла на улицу. Сани были без лошадей, на краю саней сидел большой кролик, рядом на большом диване зеленоглазая девица.

-Ох, скорее, скорее, - сказал он и помог мне сесть, - держитесь, мы поедем быстро.

Наверное, торопится, подумала я и, устроившись удобно в санях, мы поехали, я угостила девушку конфетами.

-Далеко ехать, - спросила я.

-Нет, рядом, совсем, держись!

Сани вырулили на дорогу и помчались в сторону леса. Вроде бы машина, но звука мотора я не слышала, кролик сидел впереди и крепко держался за сани, пока я рассматривала кролика, пытаясь понять, кто там под маской, мы подъехали к лесу и, свернув с дороги, подкатили к тому самому домику на дереве. Как только сани остановились, кролик спрыгнул с них и, сняв с головы маску, подошел к моей спутнице, она что-то ему шепнула, и он довольный убежал в избушку. Я вылезла из саней и, подойдя к ней, посмотрела на нее пристально.

-Скажи честно, вы не глюки, - вдруг спросила я.

-Нет, пошли, ты давно должна была сюда прийти, но ты такая упертая, что никак тебя сюда не заманить, - рассмеялась она.

-А кто вы?

-Мы, - удивленно спросила она, - а как ты думаешь?

-Я думаю, вы мои галлюцинации, даже сейчас, я напилась шампанского и наелась ваших конфет с ликером, я пьяная, и вполне вероятно я сплю, и вы мне снитесь.

Она расхохоталась и сказала: - пошли знакомиться, человеческое существо.

Мы поднялись по лесенке, и она меня пропустила, вперед открыв двери, я вошла и увидела вновь стол, а за ним седой старик, зеленоглазая девица, которая только что была у меня за спиной, еще несколько женщин и мужчин.

- Прошу к столу, - сказал старик, ваше место рядом с Моной, как раз напротив меня, прошу, Ангелина, присаживайтесь, ровно в двенадцать мы должны сидеть за столом единой семьёй.

Я прошла и села рядом с зеленоглазой девицей.

-Так ты Мона, приятно познакомиться я Геля.

Она улыбнулась и подмигнула. Я стала рассматривать сидящих за большим столом, оказалось это просто люди, но вот по возрасту издалека некоторые казались стариками или наоборот молодыми, но когда они находились рядом, то это были люди чуть старше и чуть младше, чем я, пришлось списать все на шампанское и конфеты с ликером.

За спиной ятагана большие напольные часы ожили, и я услышала бой курантов.

-Мы вновь в полном составе, наша семья стала целой, сильной и не рушимой, я поздравляю вас с новым годом, - сказал ятаган. Все радостно подняли бокалы и стали чокаясь поздравлять всех с новым годом.

Когда все успокоились и стали разговаривать в полголоса, я наклонилась к Моне и спросила:

- Мне, кто-нибудь, что нибудь, объяснит, что тут происходит, и что я тут делаю.

-А что тебя интересует?

-Всё!

Она рассмеялась.

-Смотри, это всё твоя семья, - она взглядом обвела всех.

-С этого места поподробнее пожалуйста, - сказала я сердито.

-Я, Мона, твоя сестра, но не по крови, - сказала она и рассказала обо всех, как оказалась они все мне братья и сёстры, а вот ятаган он как старший, и звать его Теодор, и он грек, а вот Мона она арабка.

-А где у тебя хиджаб, а почему у него ятаган, а не махайра, - быстро спросила я.

- А ты любознательная, сестричка, про его нож можешь спросить у него сама, а хиджаб я ношу, но только при особых случаях.

Пока мы разговаривали, заиграла музыка, и родственники пошли танцевать.

-Ну и спрошу, - сказала я и пошла к нему, хмель, ударивший в голову, меня только подзадоривал, и придавал уверенности. Вокруг танцевали братья и сестры, мне приходилось уворачиваться, дабы не столкнуться с ними. Когда я подошла к Теодору, он повернулся ко мне, и я просто спросила:

-Поему ятаган, а не махайра?

-Ты в этом разбираешься?

-Ты еврей, - удивилась я.

-Нет, почему ты так решила, - спросил он улыбаясь.

-Ты отвечаешь на вопрос вопросом, - ответила я, и мы рассмеялись.

-Ятаган мне больше нравиться, но у меня и махайра есть, а зачем тебе?

-Знакомлюсь с семьей, - сказала я и услышала, как большие часы пробили два часа,- у, пора домой,время позднее рада была всех увидеть, - сказала я и пошла к выходу.

У двери меня остановила Мона.

-Постой Геля, я тебя провожу,- сказала она.

-Нет, я сама, не смей за мной ходить, - сказала я,- мне уже далеко не восемнадцать, и дорогу домой я помню.

Мона пожала плечами, и пропустила меня, я вышла на улицу, стоя на маленькой веранде, я вдохнула морозный воздух, и немного пришла в себя.

-Брр, холодно, однако, - сказала я себе.

-Может на посошок бокал ликера, - раздался голос позади меня.

Я обернулась и увидела молодого парня в одежде белого кролика.

-О, это ты меня сюда привез, - улыбнулась я.

-Да, я Селим, а ты та самая Ангелина, - улыбнулся он.

-Геля, - я протянула ему руку, - Селим, наливай, выпьем за знакомство и я пойду домой, а то уже поздно.

Он налил в небольшие стаканчики жемчужный кокосовый ликер, мы чокнулись и выпили. В голове вновь зазвучала музыка и я, попрощавшись, пошла домой, но только я вышла из леса, как услышала, что меня кто-то догоняет, я обернулась, за мной следом бежал Теодор. Я остановилась, он подбежал и, остановившись с ходу начал ругать меня, что я ушла одна.

-Эй, стоп, я уже большая девочка, - громко сказала я, и уже тише продолжила, - не надо на меня ругаться, я тебя понимаю, но и ты меня пойми я хочу домой.

-Но ты дома, ты в семье, мы твоя семья, - сказал он.

Я подошла ближе, пошатнулась, ухватилась за него, он поддержал меня, и слегка прижимая к себе, посмотрел мне в глаза, я понимала, что тону в его глазах, но сегодня, же новый год, и я пьяная, мне сегодня можно всё, подумала я. И неожиданно для себя поцеловала его в губы.

-Ой, прости, я без спроса, такого больше не повториться, с новым годом тебя, - я смущенно отвернулась и, освободившись от его объятий, пошла домой, он стоял как вкопанный и не мог пошевелиться, так что до дома я дошла в полном одиночестве.

Утро нового года я встретила днём. Лежа в кровати и вспоминая, что было, я с ужасом понимала, что я влюбилась и что новые знакомые, так называемые моя семья, не галлюцинации и реальность. Я посмотрела наверх в потолок.

-Что контрольный в голову, ну поздравляю вас, вам удалось, я влюбилась, безответно, работа у меня самая такая которую и другу не пожелаешь, в общем, вы меня добили,благодарю вас мои ангела хранители, - сказала и разревелась. Мне было не обидно, нет, мне было жалко себя, я считала, что я сильная и справлюсь с любыми трудностями, но мне показали, что я слабое существо, и меня легко можно задвинуть ниже плинтуса.

Выйдя из душа, я навернула на волосы полотенце и, накинув халат, пошла на кухню, выпить кофе. Сев с большой кружкой латте на подоконник я посмотрела на улицу, новый день нового года, я в растрепанных чувствах, опять в депрессии, скорее бы на работу, кидать снег, отвлечься от всего этого.

Неожиданно раздался звонок в дверь.

- Кого принесло, - буркнула я и пошла, открывать дверь. На пороге стоял молодой парнишка с большим букетом чайных роз.

-Вам этажом выше, это к Ленке, - сказала я и, хотела было закрыть дверь.

-Нет, тут написана ваша квартира, и, ваше имя вы Ангелина,- спросил он.

-Да, а от кого, цветы, - спросила я расписываясь.

-Не знаю, я просто доставщик, - сказал он и, передав букет, убежал. Я закрыла дверь и понюхала цветы, аромат роз и лета, тишина и благодать, солнышко греет и нежный ветерок, я вздрогнула, меня просто накрывало какое-то безумие, я уже почти слышала шум волн. Поставив букет в вазу, я поправила цветы, а из них выпала маленькая открытка. «Прости меня» надпись говорила о многом, но только не мне, я понятия не имела, кто просил прошение и самое главное за что.

-Ох, Геля, Геля, что-то тут не так, мои ангелы хранители решили мне еще и мозг вынести своими загадками.

Выходные пролетели, и на утро я уже спешила на свой участок, переодевшись, я взяла метлу и пошла, собирать мусор и подметать дорожки. Перекусив в обед курицей и салатом, я вышла с кружкой кофе на улицу, и сев на заборчик у коморки открыла и понюхала кофе. Терпкий аромат с легкой горчинкой, хорошее окончание обеду, подумала я, и сделала глоток.

-Да, хорошо, - мурлыкнула я.

-Очень, - спросил проходивший мимо парень, я не глядя на него, ответила, - угу.

-Геля, это ты, - спросил он.

Я посмотрел на него и узнала в нем того самого Селима.

-Селим, это ты, - улыбнулась я.

-Да, - радостно ответил он, я встала и мы обнялись как два друга, которые не видели, целую вечность.

-А ты что тут делаешь, - спросил он.

-Я, тут работаю, - гордо сказала я, - я дворник,- добавила я и рассмеялась, - а ты какими судьбами тут?

-Так, это правда, это твоя территория, - он сделал удивленное лицо и добавил, потирая лоб,- я не знал, прости, больше без разрешения не буду тут ходить, я был у подруги, вот домой возвращаюсь.

- Ну а что нового в нашей семье, - улыбаясь, спросила я.

-А, так ты не в курсе, Теодор побежал тебя догонять, перед этим влетело Моне от него, что отпустила тебя одну, потом он вернулся, сердитый, и ушел к себе, Мона расстроилась, немного, а мы гуляли до утра.

-А почему Теодорбыл злой?

-Говорят, он испугался, что ты можешь пропасть, и побежал за тобой, а вы что поругались с ним?

-Нет, я особо и не помню, после твоего ликера, я была почти без сознания, - рассмеялась я, - он меня догнал на краю леса, мы поговорили, и я ушла, о!, а он стоял как вкопанный, наверное, я ему наговорила гадостей.

-Как вкопанный говоришь, - он прищурил глаза и спросил, - вы что поцеловались?

-Почему, ты так говоришь, он просто решил на меня наехать, но я не люблю, когда меня ругают не за дело, я ему, наверное, резко ответила, - соврала я.

-Точно, - спросил он, - а то он приставил к тебе защиту, двух котов, и сказал, чтобы докладывали незамедлительно, если что будет подозрительное. Я рассмеялась, мы сидели на заборчике палисадника и болтали с ним, я угостила его кофе, и мы по очереди допили его. Спустились сумерки, а мы все болтали.

-Ой, мне уже и домой скоро, а ты где живешь, - спросила я.

-На Тертой, сорок семь, - сказал он.

-Я тоже, у тебя какая квартира, я в двадцать восьмой, а ты, - спросила я.

-В пятьдесят восьмой, это соседний подъезд, - обрадовался он, - так мы соседи.

-Сосед, подожди, я переоденусь, и пойдем домой, - рассмеялась я.

Спустя полчаса мы шли домой я и Селим. Классный парень, веселый, симпатичный, молодой, вежливый, я была рада, что могу просто так поболтать с человеком ни о чем, не беспокоясь, просто по-дружески.

Год начался странно,новая семья, странные люди, с первым с кем я сдружилась, был, брат Селим, ему было тридцать лет не женат, но имел подружку, с которой встречался уже не первый год. Высокий, стройный турок, немного смуглый, темные каштановые волосы аккуратно подстрижены, небольшая бородка, и темные карие глаза, обрамленные пушистыми ресницами, веселый и доброжелательный, и очень любит кокосовый ликер, за него он готов был продать душу, это была его слабость. Сестра Мона, арабка, зеленоглазая стерва, но преданная и добрая по отношению к семье, свои черные прямые волосы она всегда заплетала в тугую косу, любительница мотоциклов, одевалась просто и удобно, кожаные штаны, кожаная куртка, берцы и черные очки, байкерша, и этим все сказано. Теодор, глава семьи, грек по национальности, смуглый, темные волнистые волосы, стянуты кожаной тесьмой в хвост на макушке. Длинная щетина, почти борода, глаза синие, но не холодные, добрый, но в тоже время строгий, заботливый, любит шутить.

Моя работа была простой и удобной для меня, пришла, сделала дело и свободна, можно было просто гулять, но только на своем участке, а после рабочего дня иногда я позволяла себе, зайдя в кафе выпить чашку вкусного кофе. Зарплаты мне едва хватало, так что я жила прижимисто, лишний раз в магазин не сходить, уже в феврале я оформила субсидии, подработку искать было глупо, я намахавшись метлой могла, придя домой умыться и уснуть до утра. В мае меня ждал отпуск, из планов на него было только отдохнуть от работы дома.

Март месяц пролетел не заметно, но начало апреля выдалось тяжелым, я так уставала на работе, что приходя домой, и, доползая до кровати, я падала и проваливалась в сон, долго так вытерпеть я не могла, мой организм взбунтовался и я загремела на больничный с высокой температурой и всеми вытекающими последствиями. Первый день после ухода врача я еще хоть как-то держалась, выпив таблетки, которые были дома, но выписанные антибиотики врачом я решила купить на следующий день, и поэтому, выпив парацетамол, я легла спать, укутавшись под два одеяла и предварительно напившись горячего чая с молоком, так как лимона дома не оказалось. Утро началось с того что я курсировала с кухни в спальню, и обратно, я пила чай и завернувшись в плед время от времени ходила в туалет. В обед я собралась идти в аптеку, так как температура не понижалась, я одевшись теплее, подошла к двери и тяжело дыша, открыв ее, увидела на пороге Селима.

-О, привет, ты куда собралась, я смотрю, тебя нет, второй день на работе. Вот решил зайти узнать, - тороторил он и, осматривая меня, вдруг понял, - ты заболела, у тебя же температура высокая, ложись, давай в постель.

-И тебе привет, я в аптеку, мне выписали тут, целую армию колес, но я что-то совсем плохо себя чувствую, - сказала я, приседая на пуфик в коридоре у дверей, я понимала, что сил у меня нет, даже встать, а ведь собиралась в аптеку идти. Наверное, температура подскочила чуть выше сорока и пока я раздевалась, а Селим мне помогал, меня трясло, так что выпить воды из стакана я бы точно не смогла. Мы прошли в спальню, но дойти до кровати я не смогла, ноги подкосились, и я уплыла, если бы, не брат Селим, я рухнула на пол и ударилась головой о тумбочку так хорошо, что могла бы и не очнуться. Он подхватил меня и, уложив на кровать, позвонил Теодору по телефону.

-Ало, Теодор, я у Гели дома, нет, просто зашел. Геля, упала, она потеряла сознание, но я успел ее подхватить, да, она заболела, лежит без сознания. Нет, высокая температура, да, нужны таблетки. Конечно, да, я жду, хорошо, - сказал он, и отключил телефон. Он намочил полотенце холодной водой и положил мне на лоб.

Уже через пятнадцать минут пришел Теодор, принес лекарства, и, подойдя ко мне, положил руку на лоб.

-Температура высокая, таблетки она сейчас не сможет и выпить, нужны уколы, Селим, вызывай Мону и беги в аптеку за уколами, если мы её потеряем, всё рухнет, она в бессознательном состоянии может перейти не на ту сторону, тогда равновесие нарушится, - он сел рядом на кровать, и положил компресс мне на лоб. Селим, тут же убежал в аптеку, по дороге позвонив Моне.

-Прости, я не уследил, мне нужно было поставить за тобой стражей, а я поставил серых котов, - он наклонился ближе и поправил прядь волос, убрав её с шей.

Я открыла глаза и увидела рядом с собой Теодора, он смотрел на меня так нежно, что я не поверила себе.

-Кажется, я брежу, я что умираю, - тихо простонала я, - а рядом ты, значит точно мне пора.

-Ангелина, ты пришла в себя, значит, все будет хорошо, - он погладил меня по руке.

-Ты реально тут, - спросила я, - или это предсмертный мираж?

-Да, я тут рядом.

-Не верю, - прошептала я.

Он провел своей ладонью по моей щеке, и улыбнулся.

-Угу, ты меня еще поцелуй перед смертью в лоб, и будем квиты, - улыбнулась я.

Он наклонился и поцеловал меня, но не в лоб, а в губы, я удивленно посмотрела на него.

-Это почему?

-Ты сама знаешь, - сказал он тихо, все еще оставаясь настолько близко, что я слышала стук его сердца.

-Мне понравилось, - сказала я скромно, - но мне так хреново, кажется, я сейчас кончусь, - промямлила я.

Входные двери открылись, и два человека быстро шли в комнату, Теодор быстро встал рядом с кроватью.

-Мы всё принесли, - услышала я голос Моны.

-Приступай, Селим, пошли, выйдем, - сказал Теодор и они вышли.

Открыть глаза было больно, температура давала о себе знать, озноб и боль по всему телу, просто выкидывали меня из реальной жизни.

-Мона, привет, - простонала я.

-Привет Геля, я сейчас сделаю тебе уколы, не бойся это антибиотики и обезболивающие, а потом дам разгону, детворе, и пацанам, хотя ты тоже хороша, нужно было сказать, что тебе нужна помощь в работе, смотри, до чего себя довела, - говорила она, набирая в шприцы содержимое ампул.

-Сегодня с тобой полночи буду я, потом Теодор, потом Селим, если улучшения не наступит я вызову старика Мойшу, но думаю, все обойдется, - продолжала она, поставив уколы.

Через полчаса боль стала понемногу отходить, температура снизилась до 38, я смогла открыть глаза, и уже более осознано посмотреть по сторонам.В кресле у окна, на моем любимом месте сидел Теодор, задумчиво подперев рукой голову он смотрел в окно, Мона сидела на стуле у журнального столика и пила кофе, и только Селим сидел на кровати рядом со мной и держал мою руку.

-Привет, братишка улыбнулась я и пожала ему руку. Он радостно улыбнулся и сжал в ответ мою ладонь.

-Ты меня напугала, милая, почему не позвонила сразу, - спросил он.

-Я не думала что так получится, я так никогда не болела, в следующий раз сделаю все как ты скажешь, -сказала я и уже шепотом спросила у него, - а он тоже тут, и давно?

-Сразу почти, ты не помнишь?

-Нет, а что было, я помню как ты зашел ко мне и всё, - слукавила я.

-Ну, что, сестренка, очнулась, - улыбнулась Мона.

-Ой, Мона, привет, здравствуйте Теодор, простите, что напугала вас, а какими судьбами вы тут, - съязвила я.

-Добрый вечер Ангелина, - сурово сказал он,- вижу вам легче.

-Геля приходит в себя, - уточнила Мона, - значит так парни, уколы вон, мне нужно бежать, к ночи вернусь, сменю тебя, Селим, Геля крепись, - сказала она и убежала.

-Селим, ты со мной побудешь?

-Конечно, вот только позвоню кое-куда и вернусь, - сказал он и вышел на кухню.

-Теодор, а вы когда пришли?

-Ты разве не помнишь, как ты собиралась на тот свет, - спросил он, едва заметно улыбаясь.

-Я на тот свет, вы что-то путаете, у меня здесь должок, его вернуть надо, - сказала я и попыталась поднять голову с подушки, но резкая боль в шее сковала меня и я, выругавшись, уронила голову на подушку и, зажмурив глаза от боли, замерла. Он подошел ближе и, положив мне руку на плечо, похлопал по нему.

-Лежи смирно, я помогу, - сказал он и, положив одну руку на лоб, а другую на плечо, замер. Я приоткрыла глаза, и посмотрела на него, он сосредоточенно смотрел на мою шею, и боль стала стихать.

-Взгляд как у вампира, - улыбнулась я.

-Почти, - сказал он, и посмотрел мне в глаза, так нежно, что моё сердце забилось чуть сильнее.

В комнату вошел, Селим и Теодор, убрав руки с меня, встал и отошел от моей кровати.

-Я пошел, смотри за ней, - сказал он и ушел.

-Все, мы остались вдвоем, давай я приготовлю тебе что-нибудь, ты чего будешь, - спросил Селим.

-Я бы какао выпила, - сказала я задумчиво.

-Скоро, будет, - сказал он и ушел на кухню.

Через несколько минут он принес мне какао, а себе чай. Сидя рядом на кровати, он мне что-то рассказывал, я слушала и не понимала только одного, зачем они тут все вместе, за мной ухаживают, я кто, или что,прямо такая нужная, и зачем я им, напрямую спросить я пока попросту трусила, иногда мне казалось, что все они это только моё воображение. Допив все мы еще немного поболтали, ближе к десяти температура стала вновь подниматься, Селим напоил меня таблетками, меня стало клонить в сон, но засыпать было страшно, чувство, что я могу не проснуться меня не покидало.

-Селим, побудь рядом, мне страшно, - сказала я, - вдруг я больше не проснусь, я так в первый раз сильно болею.

Он сел на кровать рядом со мной и взял меня за руку.

-Конечно, я буду рядом, милая, не бойся, всё наладится.

Температура спадала медленно, меня морозило, я никак не могла согреться, руки ноги казались ледяными, голова болела.

-Кажется, я сейчас умру, согреться не могу, - прошептала я.

-Гель, я могу лечь рядом, и попытаться тебя согреть, если ты не боишься, я могу или ты боишься, - спросил он.

-Чего я должна бояться,- засмеялась я.

-Ну, мало ли, я же все-таки мужик, - улыбнулся он.

- Ой, я не боюсь хомячков, если ты думаешь, что это поможет, то ложись, - засмеялась я.

Он лег рядом, и мы обнялись, понемногу дрожь прошла, руки и ноги стали согреваться, и я провалилась в сон. Разбудил, меня Селим, уже чуть за полночь, он встал и, укрыв меня одеялом, сказал:

-Температуру немного спала, мне пора идти, утром я приду, не бойся, сейчас должна придти Мона, а я уйду, ты спи, пока, - он чмокнул меня, как маленького ребенка в лоб, и я тут же провались в сон.

Мона не пришла, вместо неё пришел Теодор, и, пододвинув кресло к кровати сел рядом со мной. Спала я беспокойно, температура ниже 38 не понижалась, Теодор разбудил меня среди ночи и заставил выпить таблетки, я немного удивилась, увидев его вместо Моны.

-Ты не Мона, - прохрипела я, выпив таблетки, - принеси мне молока, пожалуйста, теплого.

Он вышел, я сидела на кровати укутанная в одеяло, и меня бил озноб. Теодор принес мне молоко, я выпила его и, поблагодарив, спросила, где Мона.

-Она уехала за Мойшей, - сказал он.

-Это кто?

-Лекарь, ложись, я тебя укрою, - сказал он.

-Значит всё серьезно, если Мона уехала за Мойшей, - сделала заключения я, -а где Селим?

-Дома, наверное, зачем он тебе?

-Он согрел меня, температура спала и я уснула, а сейчас я, наверное, точно сдохну, меня вновь колотит,а руки и ноги ледяные, и не согреваются, наверное, я сейчас сварюсь изнутри, а руки и ноги превратятся в лёд, - простонала я.

-Что мне сделать, грелку положить в ноги, - спросил он.

-Угу,- просипела я , - во всё тело, сделай как он, так быстрее будет.

-Как, - спросил он.

-Ляг рядом, только я его не боялась и он меня, а с тобой я не знаю чего ожидать.

-Ожидай, что температура спадет, - рассмеялся он, и лег рядом.

Неловко было обнимать человека, которого ты почти не знаешь. Он тоже не знал, как лечь так, чтобы соблюсти приличия. Хотя с Селимом, я об этом не думала, просто прижалась к нему, и все, а он меня обнял. Теодор лёг на кровать рядом со мной, но за моей спиной, я зажмурилась и прижалась спиной к нему, он укрыл меня одеялом и положил руку мне на плечо.

-Ну, уже можно меня греть начинать, - тихо сказала я.

Он, молча, придвинулся еще ближе и прижался ко мне, дрожь стала спадать, ноги стали согреваться, я уснула. Он лежал, и как только я уснула, немного расслабился, и задремал. Во сне под утро я повернулась к нему и, обняв как большую мягкую игрушку, спала сном младенца, он же лежал и смотрел на меня, не понимая, как он мог так просто влюбиться в обычную человеческую особь.

Утром пришла Мона с Мойшей, увидев, как мы спим, они переглянулись и Мойша тихо сказал:

-Это она, он ее нашел.

Теодор вздрогнул и, стараясь меня не разбудить, встал.

-Доброе утроуважаемый Мойша, - сказал он и слегка поклонился, - температура не спадает, таблетки и уколы держат ее, но ниже 38 не спадает.

-Это переход, она справиться, но только ты должен быть рядом, Мона и Селим не вытянут, это под силу только тебе, перерождение идет и ей нужны силы, - продолжал он, - я оставлю питье, пои её как она проснется, и перед тем как заснет, еще четыре дня и она будет здорова.

-Благодарю, Мойша, Мона позаботится о тебе, а я буду рядом с ней.

-Вы ей рассказали уже всё, - неожиданно спросил Мойша.

-Нет, Теодор решил, что еще рано, - сказала Мона.

-Жаль, почва не подготовлена было, но тебе видней, Тео, но как только она переродится и выздоровит, расскажи ей, она должна знать, а пока она болеет, кто смотрит за участком, - спросил Мойша.

-Наша семья стоит на страже, мы справляемся, - сказал Теодор.

Проснулась я от того что вновь замерзла и хотела пить, я открыла глаза и увидела спящего в кресле Теодора.

-Что сбежал, - сказала я и решила пойти на кухню выпить горячего чаю, но встать мне не дал Теодор.

-Лежи, я принесу чай с травами, - он встал и, подходя к двери, сказал, обернувшись, - я не сбежал, приходили Мона и Мойша, я встал, чтобы их встретить и проводить.

-Да, да, я тебе верю, - просипела я и отвернулась, сил вставать не было, говорить приходилось с трудом.

Выпив чай, я лежала с закрытыми глазами, а он сидел в кресле.

-Когда Селим придет?

-Эти дни рядом буду только я, им нельзя, да и работы у них много.

-Я что так плоха, что ты будешь со мной рядом все дни, - спросила я.

-Пока высокая температура, я буду рядом, потом посмотрим.

-Ой, как строго, ну ладно, а в ванну я могу сходить, ну вдруг мне приспичит?

-Да, я помогу тебе дойти.

-И на этом спасибо, - подвела итог я.

Эти два дня я в туалет так и не ходила, а теперь мне было нужно, я с трудом села на кровать, сил почти не было, но естественная нужда подгоняла. Он, сидя в кресле, смотрел в окно,я посмотрела на него, как он хорош, но отведя глаза в сторону, и тихо сказала:

-Ну, хорошо, мне нужно в туалет. Температура немного кажется, спала, помоги мне, пожалуйста, встать, - сказала я.

Он тут же встал и подошел ко мне, помог встать и дойти до туалета. Ноги слушались плохо, слабость во всем теле была невыносима.

-Дальше я справлюсь, - запротестовала я.

-Я знаю, я на кухне поставлю чайник, - сказал он и ушел.

Сделав свои дела, я умылась, прибрала волосы и, скинув одежду в стирку, накинула легкий халат, который весел в ванной. Выйдя из ванны, я оглянулась никого, значит, успею дойти до комода и натянуть пижаму или хотя бы белье. Держась за стену, я прошла в спальню и, подойдя к шкафу, открыла дверки, достала пижаму и из ящика белье. Но закрыв двери, вздрогнула, за ними стоял Теодор.

-Ты что решил меня еще и напугать?

-Нет, просто хотел тебе помочь, давай руку, - сказал он и протянул свою.

-Может ты меня еще, и переоденешь, - ехидно спросила я, сунув белье в пижаму, я подала ему руку.

Он помог дойти до кровати и остановился.

-Ну, ты мне будешь помогать, или я всё-таки сама переоденусь, - спросила я и демонстративно стлала расстегивать халат, он отвернулся и вышел из комнаты.

-Трус, - прошипела я. Скинув халат, я надела белье и пижаму, потом улеглась на подушки и закрыла глаза. Так простыть у меня получилось в первые, я даже в детстве так не болела, иногда во сне, когда температура немного снижалась я, открывая глаза, видела свою руку, но она как будто была покрыта темными пятнами, небольшими, как у леопарда, я решила что мне просто это, кажется. Я вытащила руки из-под одеяла и стала разглядывать их, Теодор постучал в дверь, я отвлеклась, но краем глаза увидела вновь эти пятна.

-Ой, - вскрикнула я и посмотрела на руки, они были в порядке, - заходите.

-У тебя все в порядке, - вошел встревоженный Теодор.

-Наверное, - разглядывая руки, сказала я, - мне показалось, что у меня на руках пятна темные, наверное, опять температура повышается.

Он улыбнулся и сев на край кровати подал мне градусник, я сунула его под мышку, и уставилась в потолок, когда градусник запищал, я посмотрела на цифры, 38.5, ну вот, опять ползет вверх.

-Сейчас принесу питьё и таблетки, как раз уже время подошло, - сказал он и ушел на кухню. Выпив все, я лежала на кровати с закрытыми глазами, и пыталась согреться, меня бил озноб, но я упорно пыталась с ним договориться.

-Тебе всё еще холодно, - вдруг совсем рядом спросил Теодор.

-Да, не могу согреться, укрой меня еще пледом, я постараюсь согреться, - сказала я.

Он послушно укрыл меня плодом и сел на край кровати, я чувствовала, что он на меня смотрит.

-Зачем я вам, - тихо спросила я.

-Ты наша семья, мы в ответе за тебя, - сказал он затертые слова.

-А на самом деле, - неуверенно сказала я и открыла глаза. Он смотрел на меня, но как только наши взгляды встретились, он отвернулся и сказал:

-Думаю, что мы, в какой-то мере, виноваты, что ты, вот так сильно болеешь, нам нужно было сразу обговорить наше сотрудничество, но сложись так, - он запнулся, - как сложилось, еще пару дней и ты восстановишься, и там мы уже будем решать наши отношения.

-В чем ваша вина, - поинтересовалась я.

-Ты становишься другой.

-Это как?

-Идет, так скажем перерождение.

-Ого, куда вы загнули, и в кого я перерождаюсь, - поинтересовалась я.

-В нас.

-Убедительно и понятно, залазь под одеяло ко мне, я не могу согреться, мне нужно грелка в полный рост, - прохрипела я.

-Может грелку дать, - спросил он.

-Селим пришел?

-Нет, а причем тут он?

-Я про грелку во весь рост, - рассмеялась я.

Он тоже рассмеялся и, скинув с себя спортивную кофту, в трико и футболке залез ко мне под одеяло, я прижалась к нему как к большому медведю и стала немного согреваться и проваливаться в сон. Проснулась от того что он гладит меня по голове и что-то шепчет.

-Ты чем занят?

Он немного вздрогнул от неожиданности, и сказал:

-Ты начинаешь понемногу потеть, это хороший знак, я убирал волосы с твоего лица, а вот твоя рука слишком недвусмысленно лежит на мне, - прошептал он.

Действительно моя рука, забравшись под его футболку, лежала на его животе чуть ниже пояса, я резко убрала руку и отвернулась к нему спиной, мне было стыдно. Он повернулся ко мне и, обняв, прижал меня к себе.

-Не отползай, можешь еще, и простудится вдобавок.

-Я и так простужена, или нет, - спросила я.

-Ну, с какой стороны посмотреть, уже ночь, может спать, будем, а?

-Я кушать хочу, - тихо сказала я.

- Пошли чай пить, бутерброды поедим с сыром.

-Пойдем.

-Одевайся теплее, я пошел на кухню чайник поставлю.

Но он продолжал лежать рядом и обнимать меня.

-Эй, за спиной, ты, кажется, забылся- , я чувствовала, как стучит его сердце.

-Ох, прости, всё пошел на кухню.

Он ушел, я медленно встала. И действительно, я была вся мокрая. Достав из шифоньера теплую пижаму, в которой я спала только зимой, я скинула мокрую легкую пижаму на пол и переоделась, потом пошла на кухню.

Теодор уже собрал на кухне на стол еду и наливал чай, я села ну стул и стала следить за его руками, он ловко, намазывал хлеб маслом и, отрезав тонко сыр, пристраивал его на хлеб. Мы поели и я как, обычно собрав посуду в раковине начала ее мыть. Он подошел позади меня и отодвинул в сторону.

-Я сам.

-Я села рядом на гарнитур и стала смотреть, как он убирается на кухне. Когда всё было убрано, он вытер руки полотенцем и спросил:

-Все, как и ты сделал, или что – то напутал?

-Нет, все правильно.

-Пошли спать, тогда, - сказал он.

-Я ногу отсидела, - зашипела я.

Он подошел так близко, что стук сердца, теперь уже моего, заглушал всё. Он обнял меня и немного подняв, снял со столешни кухонника, потом немного отпустил, и я стала медленно сползать вниз. Когда наши глаза оказались на одном уровне мы замерли, дыхание стало сбивчивым, я слышала, как наши сердца стучат, готовы выпрыгнуть, мне так хотелось его поцеловать что я, облизнув губы, почти касаясь его губ, тихо прошептала:

-Больше без разрешения не буду.

Он резко опомнился и отпустил меня, я от удивления открыла рот, он отвернулся и процедил сквозь зубы:

-Иди спать, время ночь.

Я пожала плечами, вернулась в спальню и легла в кровать, где провалилась в глубокий сон.

Утром я услышала разговоры в прихожей, и узнала голос Селима.

-Селим, - крикнула я.

Он тут же вошел в комнату, и, улыбаясь, сел рядом.

-Говорят, ты уже кушаешь, значит, болезнь проходит.

Стукнула входная дверь, я вздрогнула, и посмотрела на него.

-Это Теодор ушел, ему нужен отдых, сегодня я с тобой до полуночи.

Я протянула к нему руки, и мы обнялись, как дети радостно и крепко. Высокой температуры весь день не было и мы с братом пили чай, кушали, смотрели телевизор и просто болтали сидя на диване. К вечеру уже часам к семи поднялась температура 39, я выпила лекарства и, мы легли в постель, он как всегда меня крепко обнимал, а я, прижавшись к нему, согревалась и засыпала. Проснулись мы уже в десять вечера от того что были оба мокрые.

-Ого, как я нас вымочила, пошли, переоденемся, сказала я, вставая, вся кровать была мокрая, как будто туда вылили ведро воды.

-Мне нечего переодеть, я буду голым, - засмеялся он.

-Хорошо я дам тебе простынь закутаешься в нее, - сказала я, доставая из шкафа простынь.

Он ушел в комнату, я сняла с себя мокрую одежду и, накинув халат, стала развешивать все на батарею. Мы сидели на диване, вещи, развешанные по всей квартире, сохли.

-Давай раскинем диван и ляжем тут, под плед, - предложила я.

-Давай, - согласился он.

Мы лежали оба на спине, под пледом и смотрели в потолок, сна не было ни в одном глазу. Я повернулась к нему и спросила:

-Что тоже не спиться?

-Нет, как-то странно, полуголые, рядом, темно, мы не натворим дел?

-Ты про что, - спросилаудивленно я.

-Я про нас, я же взрослый мужчина, ты, молодая красивая, - начал он.

-Ты что, мы же с тобой только что в обнимку спали, даже не думая об этом, да и мы, брат и сестра, разве можно такое подумать, возразила я.

-Геля, я чувствую твои желания, не обманывайся, - сказал он серьезно, - ты хочешь меня, я тебя, это физика, мы оба голые, ты просто боишься.

- Я не боюсь, - сказала я.

-Посмотрим?

Он поцеловал меня, ия даже не поняла, что случилось, но очнулись мы голые, обнимающиеся и довольные.

-Что это было, - тихо спросила я.

-Страсть, только давай это будет между нами, нам нельзя такое вытворять. В дверь квартиры постучали, Селим быстро вскочил и мигом надел штаны, босиком и с голым торсом добежал до двери и открыл её.

-Ты почему в таком виде, - строго спросил Теодор.

-Я сушил одежду, мы промокли насквозь, пришлось развешать все на батареи, - скромно оправдался Селим.

-Мы, она, что, тоже раздета, вы что, - начал, было, он возмущенно.

-Всё в рамках приличия, она на диване, кровать мокрая, настои и таблетки выпила, сейчас спит, - прервал, его Селим, быстро оделся и ушел. Теодор вошел в комнату, сел рядом на диван и осторожно потрогал мой лоб, я не открывая глаз, сделала вид, что я сплю и меня будить не надо, потом укуталась с головой в плед и уснула.

Уже утром меня разбудил Теодор, и с серьёзным видом потребовал выпить настой.

-Утро уже, просыпайся, пора пить настой, - сказал он.

-И тебе привет, добрый грек, - взяв из его рук стакан, сказала я, - долго еще травить думаешь этим?

-Если бы кто-то в свое время не разбрасывал свои поцелуи, то и не травился бы сейчас зельем, - парировал он.

Я чуть им не поперхнулась, выпучив на него глаза, я с трудом допила его, и, отдав стакан, встала, придерживая плед на своем теле так чтобы было не заметно, что я совершенно голая.

-Так это я виновата, что когда-то тебя поцеловала?

-Да, ты, тебе этого делать было категорически нельзя, ты человеческое существо, совсем не понимаешь, куда суёшь свой нос!

-Да что ты себе возомнил, ты у меня дома и еще на меня и орешь, пошел вон, отсюда, - кричала я на него, и, подойдя ближе со всей дури, шлепнула его ладонью по плечу. На месте, где я только что ударила его, сразу образовались три кровавых полосы, я от испуга ахнула, и почувствовала как на моем теле волосы встали дыбом. Я глянула на себя, и ужаснулась, мое тело было покрыто пятнистой шкурой, а моя кожа исчезла.

-Что за хрень, - сказала я и благополучно рухнула в обморок.

Я лежала на диване укрытая пледом, за окном солнце уже почти село, рядом в кресле спал Теодор, укрывшись своим пиджаком, температуры высокой уже не было, чуть за 37, так что тело немного поламывало, и самое ужасное, очень хотелось кушать, я готова была съесть слона. Я тихо сползла с дивана и ушла на кухню все, также кутаясь в плед, открыла холодильник и достала бутерброд с колбасой и сыром, засунув в рот, включила чайник. Придерживая плед, я села на стул и посмотрев на бутерброд с хлебом, я фыркнула, положила хлеб на стол, а колбасу с сыром засунула целиком в рот. За спиной кашлянул Теодор.

-Что голод, - спросил он.

-Да, жрать хочу, сны снятся страшные, наверное, кушать сильно хочу, - сказала я. Чайник закипел, он снял его с плиты, поставил на стол две чашки, налил кипятка и кинул в них чайные пакетики. Сев рядом за стол спросил:

-Сахар или молоко?

-Молоко, можно просто без чая, - сказала я.

Он достал молоко из холодильника, открыл и стал наливать в чай немного морщась.

-Ты чего, молоко не любишь?

-Нет, рука побаливает, - сказал он.

-А что с рукой?

-Да кто-то ударил, - сказал он и повернулся показать плечо. Оно было забинтовано, но немного крови просочилось, и было видно, что порез был не один и глубокий.

-Кто это тебя так, - спросила я, доедая колбасу, и припивая чай.

-Не догадываешься?

-А должна, - спросила я, разглядывая аккуратно намотанный бинт на его плече.

-Ты что издеваешься, - засмеялся он.

Я хохотнула и, не понимая, что от меня требуется, допила чай и, придерживая плед, пошла в спальню, одеться, но его слова догнали меня в проеме двери как выстрел в спину.

-Это была ты, и это был не сон.

Моя руки задрожали, плед упал, я обернулась и, вспомнив все, что было, опять погрузилась в небытиё, подхватив меня, Теодор уложил мое тело в чистую кровать, и, укрыв одеялом, вышел. Вернувшись, через несколько минут, он сел на кровать и взяв мою руку, в свои ладони сказал:

-Геля, ну как нам поговорить, когда ты всё время падаешь в обморок, милая ты меня слышишь?

Я в полубессознательном состоянии помотала головой, давая понять, что я его слышу, он улыбнулся и продолжил.

-Мы не люди, как раньше была ты, то есть мы люди но не просто люди, теперь и ты такая же, мы люди гепарды, Селим, он лев, Мона например пантера. Ты меня понимаешь? Тот поцелуй, ты помнишь, ты меня поцеловала, тогда ты стала носителем гена гепарда, инкубационный период закончился, и ты стала перерождаться, вот почему ты так долго болеешь, твое тело сопротивляется, - сказал он.

-Так вот где собака зарыта, значит вот, в чем я виновата, то-то ты в тот раз впал в ступор, я думала, тебе ужасно противно было, и ты не знал, как мне сказать, - сказала я.

-Ты не права, я испугался за тебя, а поцелуй мне очень понравился, ты же чувствуешь меня, и сама все понимаешь, - сказал он.

-Значит, всё то, что я видела, это реально было моя шерсть, вместо кожи?

-Да.

-Иди сюда, ближе, ближе пододвинься, - сказала я, вот сейчас снова его поцелую и перестану быть гепардом, а стану человеком. Он покорно сел как можно ближе, я тоже села и на кровати и обняв его за шею, поцеловала, он ответил на поцелуй, и, обнимая меня, стал что-то шептать, какие-то непонятные слова толи мантры толи заклинания, чередую их с поцелуями. Страстные поцелую и ласки сделали свое дело, мы стали одним целым.

Лежа в кровати в обнимку, он тихо шептал мне на ухо:

-Ты же помнишь первое знакомство, я уже тогда понял что пропал, когда увидел тебя, первый раз. А ты грохнулась в обморок, когда я принес тебя домой и укладывал на диван, я так хотел тебя поцеловать, но боялся, что ты станешь гепардом, против своей воли, а вдруг это тебе не понравится, но я почувствовал, что ты уже скоро станешь как я.

-Значит, я не смогу вновь вернуться в человеческий облик, не стану как раньше, значит, я зря тебя сейчас поцеловала, - спросила я.

-Скорее всего, ты огорчена, милая?

-Нет, наверное, в этом теле тоже есть свои преимущества, - рассмеялась я и поцеловала его вновь нежно и, страстно.

Сидя вечером за столом на кухне он уже серьезно сказал, что как только я пойду в отпуск на основной работе, так мне сразу нужно будет придти в дом на дереве, чтобы пройти обучении.

-Разве здесь я не смогу пройти обучение, - поинтересовалась я.

-Нет, здесь тебя не поймут, - сказал он, и мы рассмеялись.

После того как я вышла с больничного, мы просто иногда созванивались с Теодором, с Селимом виделись на улице, иногда в гости забегала Мона, я не знала как вести себя с Теодором, он меня старался избегать. Селим, только шутил, лишь Мона, по-сестрински помогала, мне с моими новыми бзиками моего тела.

Наступил май, и я вышла в отпуск, сразу же позвонил Теодор и сказал, что Селим, заедет и заберет меня, а ключи от квартиры нужно отдать Моне, она присмотрит за моим жильём.

Через полчаса после звонка Теодора приехал, Селим.

-Милая, наш секрет в силе, никому не говорим, хорошо, - спросил Селим когда спускался впереди меня по лестнице, в подъезде.

-Ну, наверное, - промямлила я.

Он резко остановился, и я налетела на него, ухватившись за шею, чтобы не упасть, хотя больше походило, что я его обнимаю.

-Ты никому не говорила, - строго спросил он, крепко держа меня за талию, и смотря мне в глаза.

-Конечно милый, никому, - сказала я и по-детски поцеловала его в губы.

Он прижал меня к себе с такой страстью, и стал целовать, я кое-как остановила его.

-Ты чего, - спросил он, переводя дыхание.

-Я просто испугалась, я думала, что мы прямо тут упадем, и пусть весь мир подождет, - улыбнулась я.

-Мы опять не можем себя контролировать, надеюсь, ты никого не завела себе,- спросил он, улыбаясь, - я могу приревновать.

-ОЙ, - испуганно сказала я, он насторожился, - не бойся, официально меня никто не назначил своей девушкой, даже ты.

-НЕТ, ты мая любимая, я тебя пометил, теперь я и ты, мы вместе, а что ты не зная этого, с кем-то уже встречалась, если он из наших, то он бы заметил, - рассмеялся Селим.

-Прикинь, а если бы это был Теодор?

-Нет, он одиночка, много лет, он, постой, - он посмотрел мне в глаза, - у тебя с ним что-то было, - спросил он испуганно.

-Так, ничего особенного, забей, просто неловко обнялись, так он тут же убежал, - я расхохоталась, пытаясь скрыть свои чувства.

Он стал принюхиваться ко мне, как кот, потом понюхал меня за ушами и, взяв моё лицо в ладони, посмотрел мне в глаза.

-Если ты с ним, скажи сразу, нам скандалы не нужны, ты всегда будешь моей любимой, как и я твоим, даже если он будет с тобой, а ты с ним. Я безумно хочу тебя и ты тоже, смотри, как ты дышишь, может, вернемся, - он вновь поцеловал меня, и я уже готова было вернуться, но хлопнувшая дверь подъезда нас остановила.

-Только предупреди меня, ты меня поняла, Теодор тоже тебя пометил, и это странно, - прошептал он, надеюсь, что сегодня всё решится, но запомни никому не говори, - только он это сказал, как снизу мы услышали голос Моны.

-Что не говори, а мне скажите?

Селим отскочил от меня, как ошпаренный, успев поцеловать меня как малыша в нос.

-Мона, мы уже идем, - крикнул он.

Оказывается он приехал с ней, и она ждала нас в машине. Но мы немного задержались, и она решила нам помочь, мы чуть не попали.

Войдя в старый домик на дереве, мы прошли через большой зал с круглым столом, и вышли на другую сторону домика.

Здесь было лето, все как в сказке, нас ждали, мы спустились по лестнице, и я оглянулась, домик на дереве здесь казался огромным дворцом. Я присвистнула и, засмотревшись на величие здания запнувшись и повалилась на Селима, он меня осторожно подхватил и поставил на ноги. Мы пошли к большому ручью, где стоял Теодор, Мойша, и еще несколько человек.

-Добро пожаловать, деточка, - улыбаясь, сказал Мойша, - так получилось, что ты стала одной из нас, но навыки тебе не веданы, тебе предстоит постичь не только их, но и мудрость нашего племя.

-Ангелина, сегодня ты идешь в школу обучаться, и твоим наставником будет Селим, твой друг, - сказал Теодор. Не давая ни малейшего намека на свое отношение ко мне, он всем видом давал понять, что он просто заботливый глава нашего семейства.

-Почему не Мона, - спросила я.

-Мона заменит тебя, в твоем мире, пока тебя там нет, - сказал Мойша, подходя ко мне ближе.

Теодор с Селимом, отошли в сторону, и стали о чем-то разговаривать. Мона уехала, почти сразу же, как мне назначили наставника. Мойша подошел как можно ближе и сказал:

-Играя за обе команды нужно иметь мудрость.

-Вы о чем, - удивленно спросила я.

-Я вижу что ты понимаешь, о чем речь, будь осмотрительна, если что сразу зови меня, во тебе кольцо когда я буду тебе нужен нажми на камень, я постараюсь тебе помочь, но помни, ты сама должна решить с кем останешься,.

Тут до меня дошло, про что он говорит, он говорил про Теодора и Селима.

-Но только один предложил мне быть, - сказала я, но закончить мне не дал Теодор.

- Кто тебе что предложил, - поинтересовался он.

-Мы тут о своем, а тебе в пору тоже ставить свои точки над буквами, - сказал, рассмеявшись Мойша.

-Ангелина, вот ваши браслеты с Селимом, вы одеваете их и идете за ручей. Снимать их нельзя, вы потеряете связь, а она важна в обучении, теперь мы увидимся с вами только через месяц.

- И всё, - я посмотрела ему в глаза, но он отвернулся, «значит просто одиночка» крикнула я мысленно.

Он посмотрел на меня, будто услышал, надел на нас браслеты, и отошел, я посмотрела на Мойшу, тот пожал плечами и расхохотался.

-Выбор есть у каждого, всегда, - добавил он и ушел, Теодор проводил нас за ручей и ушел, даже не попрощавшись.

Когда мы остались одни, я спросила Селима:

-Нас что обручили?

-Почти, - он взял меня за руку, и мы пошли в лес.

-Что он тебе говорил, когда вы отошли?

-Сказал чему тебя обучить.

-А что говорил целитель?

-«Играя за обе команды нужно иметь мудрость», - передразнила я его, - он так сказал, я не поняла про что он.

-Да, странный старик. Ну вот смотри спать мы будем весь месяц в том стогу сена, пить из того водопада, есть что найдем, тренировать выносливость, и проявления начнем с завтрашнего дня а пока пошли нам приготовили ужин, и спать нужно лечь пораньше.

Мы поели и, забравшись на стог сена, улеглись, я по привычке прижалась к нему, он отодвинулся.

-Ты чего, я же просто так.

-Нам нельзя, мне сказали, что на тебя имеют виды, - тихо сказал он, - и за нами будут наблюдать, так что спи, просто спи.

-Ах, ты маленький, противный комок шерсти, - замурлыкала я, - да как ты так можешь, так со мной, - зашипела я и ощетинилась.

Селим резко вскочил, и зарычал.

-Не усложняй, а то мы можем натворить такого, что будет стыдно нам обоим.

Его тело покрылось светло – коричневым мехом на конце хвоста появилась кисточка темного цвета.

-так ты лев, а не котенок,- мурлыкнула я, - царь зверей.

-Да, а ты гепард, ты пятнистая, - рыкнул он.

Я осмотрелась, и в правду мое тело было покрыто шерстью гепарда со своеобразным неповторяющимся рисунком, я улыбнулась, оскалив клыки, теперь я уже готова к этому и мой рассудок справился с этим.

- Ты решил от меня открестится, ты же обещал что мы, - не успела я ничего сказать, он так зарычал, что я, прижав уши, присела. Он еще раз рыкнул на меня, я зашипела. Потом я ударила лапой по его задней ноге и, ощетинившись и шипя, встала в стойку готовая напасть. Он, недолго думая кинулся на меня с таким рыком, что мне немного стало страшно, мы сцепились и стали драться, в стогу получалось не очень удобно, за то мы так закопались в сене, что нас не только не было видно но и слышно.Мы замерли, обнимая друг друга и целуя, вернувшись в свои тела, страсть нас настигала, стоило нам только оказаться наедине и мы уже теряли голову.

- Нам нужно вернуться, - простонал он, - не могу выпустить тебя из своих объятий, они могут нас раскусить, давай будем острожное, я сойду с ума если нас разлучат, - шептал он мне на ухо.

-Лим, милый Лим, я тебя никому не отдам, мой милый лев, - шептала я ему на ухо, - пошли, вернемся, нас уже ищут. Мы выпали из стога с разных сторон, растрепанные и все в кровоточащих царапинах, с синяками и ссадинами, но прятали счастливые глаза.

-Вы что с ума сошли, - кричал Мойша, - быстро обоих в лазарет, санитары, быстрее, он справиться, а она может не успеть, она же новенькая.

Все что я помню, я стою на земле, довольная и дикая, потом ноги подкашиваются и, в следующий момент я вижу перед собой глаза Теодора.

-Ты?

-Очнулась? Как ты могла, так опрометчиво поступить?

-Ты даже не попрощался, и ничего не сказал про нас, я была в бешенстве, а Селим, просто попал под руку, я сама не ожидала что такое, может быть, - сказала я, и закатила глаза вверх, дабы показать двусмысленность фразы.

-Ты, сейчас о чем?

-Ты меня пометил, это чтозначит?

-Это значит что ты моя, -сказал он.

-Так прояви своежелание и заботу чтобы я чувствовала что я твоя, я этого не чувствую, и поэтому делаю выводы, я ничья, - тихо сказала я.

- Ты так потрепала, Селима, что ему тяжело, до сих пор, так что у вас только теория, две недели, и он будет приходить первую неделю к тебе сюда, а потом вы пойдете вновь в лес, там продолжите теорию, я не могу быть с тобой так часто, как ты хочешь, - сказал он.

-Дело твое, тогда не утверждай что я твоя, хочешь быть со мной, будь.

-После обучения поговорим, - сказал он и вышел.

-Вот так да, - крикнула я ему вдогонку.

Дверь вновь открылась, и вошел, Селим, я, увидав это чудо в бинтах, расхохоталась, он, глядя на меня, стал тоже, смесятся, мы сидели у меня на кровати и просто ржали, глядя друг на друга. Насмеявшись вдоволь, мы уснули прямо на моей кровати, свернувшись клубочками, но в человеческом облике. Через какое-то время за дверью остановились Теодор и Мойша, они смотрели на нас, как мы спали.

-Тео, если ты пометил её, то будь с ней, если не уверен, отпусти, смотри, спят как брат с сестрой, - тихо сказал лекарь.

-Я не понимаю, меня к ней так тянет, что я просто схожу с ума, но и ревную, даже к нему, я думаю, он не позволит себе ничего лишнего, но всё равно ревную, я готов драться за нее, но и боюсь её, - тихо произнес Теодор.

-Сделай свой выбор,она на распутье, ей трудно, ты сам должен принять решение, и не тяни кота за хвост, - рассмеялся Мойша, - времени у тебя совсем мало, - добавил он.

Всю неделю Селим рассказывал, как ведут себя в реальном мире, такие как они, когда можно применять своё естество, а когда просто лучше удрать от проблемы. Вторую неделю мы тренировались по программе разработанной Теодором и под присмотром кого нибудь, нас просто не оставляли одних, даже когда мы ложились спать за нами было наблюдение, но наше влечении лишь укреплялось, мы это чувствовали и старались себя сдерживать, но выходило с трудом. Наша животная страсть готова была выплеснуться наружу, не только в виде страстного желания обладать друг другом, но и могла перерасти в агрессию, пару раз мы вновь чуть не сцепились, но нас разняли, и развели по разным комнатам, дав книги для чтения. Я сидела в комнате на кровати и листала старую книгу, интересного там для меня ничего не было, я стала осматривать, комнату, небольшая больше похожая на келью, с небольшим камином. Большое окно выходило на запад, и из него было видно, как водопад искрится в закате. Я решила искупаться, смыть с себя спесь, накинув на купальник халат, я вышла во двор и пошла к ручью, дойдя до водопада и остановилась, сняла халат и нырнула под струи водопада, они были такими теплыми, что я замурлыкала, покрываясь шерстью. Обострившийся слух, зрения и обоняние безошибочно выдали местонахождение приставленных ко мне стражей, и запах Лима. Я оглянулась и увидела, как он плавает с молодой девушкой, не далеко от водопада. Я фыркнула и вернулась в свое тело, наплававшись до усталости, я вышла из воды подхватила халат и, накинув его на лечо пошла к себе с комнату. На улице уже достаточно стемнело, и я шла почти на ощупь, мои стражи немного отстали и потеряли меня. Я зашла в дом и повернула по коридору к лифту, нажала кнопку, дверь открылась я вошла и нажала номер своего этажа, двери стали закрываться и в последний момент в них впрыгнул Лим, двери закрылись и лифт повез нас наверх. Мы молчали, как только дверь открылась, он сунул мне в руку записку и вышел, на этаже нас встречали наши стражи. Мы разошлись по своим комнатам и нас закрыли на ключ. Оставшись одна, я прочла записку.

«в туалете есть вентиляционная решетка, если ее открыть, могут придти гости, не попавшись на глаза никому»

- Ага, нет, я тебя видела, ты плавал с молодой девушкой, зачем мне всё это, - прошипела я и пошла в туалет ради интереса, посмотреть придет ли Лим, или просто пошутил. Приоткрыв решетку, я подождала немного, но в ответ была лишь тишина, я разделась и легла спать, выключив свет. Дверь открылась, и кто-то вошел, я притворилась спящей, но по запаху учуяла, что это были стражи, они пришли проверить меня. Убедившись, что я сплю, они ушли, вновь закрыв мою комнату на замок, я открыла глаза,и заплакала, мне стало жутко одиноко, и страшно.

Часы медленно разрывали ночь, Лим не шел, Теодор не давал о себе знать, я не знала, как мне быть. Иногда мне казалось, что я схожу с ума, те чувства, которые я испытывала к двум мужчинам, меня пугали, я пыталась разобраться в себе, но мне было трудно понять, кто для меня дороже, я любила их обоих, я боялась потерять их. Пока я размышляла, то незаметно для себя уснула. Мне снилось, что пришел Лим, и мы вновь любим, друг друга, возбуждение нарастала с каждой минутой, я очнулась ото сна и открыла глаза, рядом лежал Лим, и нежно обнимая, целовал меня.

-Лим, - прошипела я, - Лим.

-Тише нас могут услышать, я чуть с катушек не слетел, увидав тебя у водопада.

-Я тоже тебя видела, и ты был не один, - упрекнула я его.

-У нас мало время, скоро рассвет, я так соскучился по тебе, - прошептал он.

-Я тоже скучала, - целуя его, прошептала я.

Мы наслаждались друг другом, до самого рассвета, а потом он ушел, так же тихо, как и пришел, оставив только свой запах на моей постели.

Третья неделя тренировок была предназначена для охоты, мне нужно было научиться ловить дичь, я была против такой охоты, но мне было сказано, что это нужно для моего общего понимания нового образа жизни, в теле не только человека, но и гепарда. Два дня мне рассказывали как, что и зачем, потом два дня мы выслеживали добычу, и только на следующие два дня я должна была охотиться, а последний день я должна была принести добычу сама, то есть сходить на охоту, одна, и принести добычу, для зачета. В воскресенье Селима увели куда-то, я была одна, мне сказали, что весь лес в моем распоряжении, я и могу идти за добычей, как только принесу, так будет пройден этап охоты, и я смогу приступить к своим обязанностям равноправного члена семьи. Что это означало, я не могла осознать, принести добычу, мне было слишком сложно, убивать я не могла, для меня это было выше моих сил, даже в теле гепарда это было для меня невыносимо сложно. Я ушла в лес утром, бродила по нему в поисках не знаю чего, потом плюнула на все это и, развалившись на солнце, на небольшой полянке я просто уснула. Меня разбудили поцелуи, Лима, проснись милая тебе пора, уже вечер, я принес тебе добычу, иди, шептал он, вдыхая аромат моих волос.

-Лим, я рядом с тобой просто пропадаю, - обняв его, прошептала я.

-Беги, там Теодор прибыл, тебя ждут, - сказал он и так же незаметно ушел.

Я шла на пункт встречи, волоча за собой добычу, эта была косуля. Придя и бросив животное под ногиэкзаменаторов, меня стошнило, и я тут же ушла к себе. В дверь постучали.

-Если у меня не заперто-то войдите, - сказала я.

-Добрый вечер Ангелина, - сказал вошедший Мойша.

-Добрый, наверное.

-Я все понимаю, но ты так и не смогла сделать выбор, - посмотрев на меня, сказал он.

-Мойша я потерялась,я боюсь потерять их обоих, и я их обоих люблю, мне кажется, я сломалась.

-Нет, тут все как раз понятно, Теодора любит твоя человеческая натура, а Селима, кошачья, самое трудное выбрать с кем остаться, - продолжал он.

-Скажите, а могу я вернуться обратно, стать просто человек и забыть про все это, - вдруг спросила я.

-Э как, ты думаешь, что став человеком ты забудешь их, а они охладеют к тебе, нет милая, этого не произойдет, твоя жертва будет напрасной.

-Мне что просто сдохнуть что-ли тогда, - разрыдалась я.

- Ну, ну, не плач, я помогу тебе, только это будет между нами, и ты не сможешь об этом говорить, ты согласна?

Я кивнула, вытирая слезы. Он сел рядом и тихо заговорил, так что бы слышать могла только я.

-Тебя пометили два самых сильных члена семьи, ты не можешь войти в прайд, ты не львица, но можешь сохранить дружеские отношения, свой путь ты выбрала, как я понял случайно, теперь ты гепард. Ты также можешь пометить своих, так скажем мужчин, но одного из них, ты должна пометить прилюдно, и сделать его другом, так ты не потеряешь с ним связь. У вас будут дружеские отношения, которые не должны по закону переходить в более близки. У тебя есть небольшое преимущество ты не прирожденный гепард, ты меня понимаешь?

-Нет, - помотала головой я.

-Для тебя закон не писан, - рассмеялся он, и тут до меня дошло, что он хотел сказать, - а для прирожденного напротив это табу. Но есть нюанс, если его заставили, он не виноват, - тихо добавил он, - а если никто не знает, то закон соблюден.

-Но вам это будет понятно, - прошептала я,- вы, всё понимаете, другие тоже могут это увидеть.

-А вы не афишируйте, и вот еще что, - он перешел почти с шепота, но разговор в полголоса, - ты можешь не метить сразу двух, можешь выбрать, но единство может быть только в своей группе. Присмотрись, Тео не единственный гепард здесь, только не тяни кота за хвост, и вот еще что не ходи на водопад поздно вечером, там бывает не безопасно.

-Благодарю Мойша, вам вернуть кольцо, - спросила я.

-Нет, я же тебе его дал, что бы тебе помогать, ты моя, - он замялся, - как правильно сказать, ну, наверное, ты моя внучка, и не рассказывай никому о нем и о нас.

-Хорошо, а тут всегда так много интриг, - рассмеялась я.

-Нет, но они начались с того момента, когда ты его поцеловала, - улыбаясь сказал он и ушел.

Проучившись на заднем дворе, домика на дереве, я сдала все зачеты, со мной параллельно сдавали экзамены молодые прирожденные, и в конце были устроены соревнования. На большой поляне собрались все обитатели заднего двора, но уже не в человеческом обличии, а в естественном, прирожденном, я пришла тоже в теле гепарда. Здесь были не только большие кошки, но и медведи, лисы, даже птицы, прямо как в мультике «ледниковый период». Для каждой из групп, или вернее сказать для каждого вида, был выделен маршрут, по которому они должны были пройти, и вернуться на поляну, всем дали два дня. Я с группой гепардов пошла по маршруту, особенно не вдаваясь, в правила, шла позади всех, искренне понимая, что мне до них практически далеко. В группе были разные возрасты, были совсем молодые и даже несколько особей старше меня, ну и погодки тоже, нас было 38 особей, одним из условий было не возвращаться в обличие человека, но мне было разрешено, так как я не прирожденная. До самого вечера мы, то шли, то бежали по маршруту а к вечеру было предложено найти себе пропитание и собраться на поляне у большого дерева, для того чтобы переждать ночь и возвратиться на следующий день к финишу. Искать добычу, в лесу мне былоне сложно, трудно было её потом съесть, но я, вернувшись в облик человека, пошла в лес и наелась ягод и орехов, и уже довольная, почти дошла до поляны с деревом, как на меня прыгнул огромный гепард, я мгновенно сменив обличие и дала отпор, он удивленно сел рядом и стал умываться, облизывая языком переднюю лапу, потом ей умывал свою морду. Я стояла в стойке, и нервно подрыгивающий хвост давал понять, что я готова дать отпор, я для приличия пару раз пошипела, потом отошла к большому дереву и, запрыгнув на верхние ветки, удобно устроилась. Он все это время наблюдал за мной, я давала понять, что вижу его. На поляну я не пошла, а осталась сидеть на дереве, всматриваясь вдаль, гепард, что напал на меня, устроился на краю поляны, я четко видела его, нужно за ним последить, подумала тогда я, но и место свое нужно поменять, как говорят, береженого Бог бережет. Когда все уснули, я тихо и медленно спустилась с дерева и почти так же не заметно переползла но уже не на дерево, а в небольшую толи пещерку, толи грот. Здесь было тепло и сухо, ворох листьев, на которые я легла и свернулась клубочком, были как мягкая перина, я лежала, прислушиваясь, к посторонним звукам, но было все тихо и, вернувшись в свое тело, слегка задремала.

Проснулась я от того что рядом со мной кто-то лег и стал меня целовать, его возбуждение передалось мне и я чувствовала, что необузданная страсть его может навредить нам обоим. Как мне показалось, это был молодой мужчина, его попытки овладеть мной, наверное, удались бы, если бы не одно но, я не готова была к новым отношения, и, вернувшись в один миг в тело гепарда и я вышвырнула его, хорошенько потрепав этого безумца. Им оказался тот самый гепард, что напал на меня, немногим раньше, он был слишком самоуверен. Нашу драку у моего убежища слышали многие, но на помощь, ни ко мне, ни к нему, никто даже не собирался идти. Так как было раннее утро, смысла спать дальше, после нашего инцидента не было, и вся наша компания решила идти к финишу, но уже не просто шагом, а все бежали так быстро, что я с трудом успевала за ними, на финишной прямой, все мчались как можно скорее, я же напротив снизила скорость и прошла через финишную черту последней но не спеша и подняв голову, моя шкура местами кровоточила, пока я бежала животный страх не давал мне чувствовать боль, и уже за чертой финиша, когда все ликовали, я перешла в свое тело и ужаснулась своим ранам, на руках, ногах, спине, даже на груди и лице были следы когтей. Из ран местами сочилась кровь. Я сжала кольцо Мойши, и остановилась, все вокруг стало расплывчатым и вдруг стало темнеть. Потом, как мне сказали, я рухнула без сознания, через минуту появился Мойша и моё тело унесли в лазарет, в себя я пришла лишь только через трое суток. Все трое суток от меня не отходили Теодор и Селим, они просто сидели рядом с моим телом изредка меня друг друга, гепарда напавшего на меня так и не смогли определить, но я запомнила его запах, но на вопрос кто это и просто отвечала, что я ничего не помню. Когда я пришла в себя, рядом был Селим, он улыбался и целовал мою руку, на его глазах выступили слезы.

-Я тебя помню Лим, и чувствую, - сказала я.

-Я тебя тоже милая, хочу тебя, - он огляделся, никого, - я хочу тебя, я схожу с ума, - шептал он.

Дверь открылась, и вошел Теодор, сев с другой стороны он взял мою руку и, погладив, сказал:

-Хорошо, что ты с нами, милая,- сказал он и посмотрел на Селима, потом добавил, - мы за тебя переживали.

Я посмотрела на Селима удивлено, он незаметно мотнул головой, давая понять, что секрет сохранен, я немного расслабилась, и, пожав его руку, улыбнулась.

-Оставлю вас одних, зайду позже, милая, - сказал, Селим, особенно выделяя последнее слово, и вышел.

-Геля, между вами что-то есть, - вдруг спросил Теодор.

-Ты о чем, - переспросила я.

-Я о Селиме и тебе, вы вместе, у вас отношения?

-Почему ты так решил, - улыбнулась я.

-Он так переживал за тебя.

-Он мой, - начала была я, но в дверь вошел Мойша и Селим и я замолчала.

-Геля, как так, что у тебя стряслось на последнем этапе, - не унимался Мойша,- ты нас всех напугала.

-Мойша, я хочу сделать заявление в присутствии всех вас, - сказала я тихо, - вы помните наш разговор, прошу вас мне помочь.

-Ты о чем деточка, - улыбаясь, спросил он.

-Как правильнопометить одно из них, - спросила я.

-А, ты вон о чем, а каким статусом ты хочешь пометить одного из них, - спросил он и посмотрел на Теодора и Селима, они была так испуганы, что он едва сдерживал смех.

-Подзови к себе его и назови его статус, поцелуй в щеку трижды, вот и всё.

-Селим, иди сюда, - сказала я, он испуганно осмотрелся, Теодор сжал кулаки. Селим сел рядом, и присела на кровати и посмотрела в глаза Лима.

-Ты мой друг, и брат, - сказала я, он выдохнул, но немного огорчился, Теодор выдохнул и улыбнулся. Я обняла символически Лима за плечи, и мы поцеловали друг друга в щеку трижды, но на последнем поцелуе я шепнул ему,- не верь мне. Он удивленно вскинул бровь, но улыбнулся, Мойша взял его за руку и они ушли.

Кода мы остались одни с Теодором, он сел рядом, и посмотрел мне в глаза.

-Ты уверена?

-В чем?

-Что он твой друг.

-Я уверена, но не уверена только кто ты?

-Я тебя пометил, ты моя, я твой, - немного стесняясь, сказал он.

-Но ты не назвал статус, я могу считать себя свободной?

-Тебе нужен статус, или моя любовь?

-Без статуса я могу вновь подвергнуться нападению чужого гепарда.

-Ты его помнишь, - спросил он.

-Нет, почти нет.

-Хорошо, придешь в себя, объявлю тебя своей, при всех, здесь, - сказал он и, улыбнувшись, обнял меня.

Так закончилось мое обучение, после выздоровления он так и не объявил статус, ему пришлось срочно уехать, я вернулась к себе. Скоро я вышла на работу но, всё еще зализывая свои раны, больше, наверное, не физические, старалась держаться, как можно дальше от Теодора, и Селима. Я избегали общения, или сводила его к минимуму. На моем участке, где я убирала, всегда было чисто и не, потому что я вкалывала, а потому что мне помогали, но кто для меня это было загадкой пока.

© Copyright: ТинаСанна, 2019

Регистрационный номер №0456552

от 3 сентября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0456552 выдан для произведения:

С чего начать, даже не знаю, мне было уже немного за 30, работа, дом, работа, маленькие искрометные романы, я ждала его, того кто будет меня любить так же как и я его, но таких не находилось. Работа, если она физическая, то может отвлечь от мысли «ну и где же он, я уже заждалась» но вот когда ты попадаешь под сокращение, рушится буквально всё, надежды, мечты, даже желание жить, может рухнуть. Работу по специальности я уже не могла найти, да и возраст был уже не тот, когда тебя берут на работу с удовольствием, озадачив друзей, жаль что их мало, и знакомых по поводу «мне нужна работа», я первые три месяца упорно искала себе работу, но, увы. С каждым днем понимая, что работы мне не найти, той что я для себя хотела, у меня начался затяжной депресняк. Всё что мне могли предложить в центре занятости, это была работа либо мыть что-то, либо подметать. Пятый месяц я сидела дома и вот уже вторую неделю не выходила из него, опустилась, так скажем, на самое дно, и, замерев, смотрела вверх, но просвета не видела. Деньги заканчивались, жить нужно было, начинать, заново.

-Всё, хватит, хотите, чтобы я пошла на самую низкооплачиваемую работу и под старость лет мела улицы, так тому и быть, благодарю вас мои ангелы хранители! Чем же я так провинилась, что вы решили меня наказать. Ах, да, смертные грехи, ну куда деваться, без них в нашем социуме не прожить, вы решили, что мне нужно смирение, ХОРОШО! Пусть будет так, не любите вы меня, вот и весь сказ, - сказала я, лежа на кровати, и смотря в потолок.

Утром я зашла в центр занятости и, получив последние подъемные деньги и направление на работу в ЖЭК, отправилась в отдел кадров. Встретили меня спокойно, оформили быстро, и на следующий день поставили с уборщицей территории тетей Машей, для прохождения стажировки.

-Ну, здравствуй девица, что так скрутило, что только сюда берут. Вроде не пьющая, симпатичная, видно, что образованная, или я ошибаюсь, - протараторила тетя Маша.

-Здравствуйте, после сокращения работу не смогла найти, а на жизнь деньги нужны, а вот выбор был не большим, решила тут попробовать, может смогу, терять то уже нечего, не получиться пойду еще что-то искать, - попыталась оправдаться я.

-Эта работа хорошая, но ее нужно понять, вот я уже давно на пенсии, а работу оставлять жаль. Но выхода у меня нет, дети настаивают, чтобы я к ним переехала жить, а это на севере, ох, не замерзнуть бы, - рассмеялась она, - много кто приходил, но вот, ни один тут не остался работать, я тебе помогу, если решишь остаться тут, на этом участке, у тебя всего неделя на это.

-Хорошо, я присмотрюсь к нему более серьезно, но вот сейчас лето, тут хорошо, а когда зима, это ж столько снега нудно перекидать, - не громко сказала я.

-Ну, тут и помощники есть,- загадочно улыбнулась тетя Маша, - трактор маленький, да снегоуборочная машинка, да ты на меня посмотри, разве под силу мне снежные кучи ворочать, справишься, только внимательность нужна.

Всю неделю тетя Маша, показывал мне, как и где, что и куда, вводила в курс дела, даже наработки свои показала, с которыми и правда работать куда легче. Район, в котором мне предстояло работать, был старой частью города, так называемым отшибом,дома старые двухэтажные, несколько полузаброшенных, рядом начинался лесной массив, и чуть дальше небольшая речка. Шесть домов стояли полукругом, обрамляя собой небольшую площадку с лавочками и детскими горками, огороженная небольшая мусорка, машин во дворе нет, только пешеходные дорожки, но широкие, везде аккуратные заборчики, всё прибрано, как будто тут работала бригада дворников. Деревьев не много, рядом лесок, но листья до территории, которую мне предстояло содержать в чистоте и порядке не долетали. Территория большая, но уборки как токовой, намного меньше, чем кажется, как рассказала тетя Маша, деньги платят за воздух, так что тут можно работать.

Время пролетело быстро, в последний день она привела меня на окраину леса, рядом с последним домом, в котором жилыми были только три квартиры из восьми.

-Время уже два часа, сейчас устроим обеденный перерыв, пошли в лесок, там тенек, лавочки есть, посидим, покушаем, поговорим, - сказала тетя Маша.

-Пойдем, тетя Маша, а то я что-то сегодня устала немного с утра, а еще столько работы, как тебе удается все успевать и держаться молодухой, - спросила я рассмеявшись.

-Везде нужно быть вовремя, тогда и силы будут, и здоровье не пропадет.

Мы дошли до лавочки, у самого края леса, и сели, я в этот день работала, сама, тетя Маша мне не помогала,и в итоге, я устала, и решила, что если к вечеру сильно устану, то, наверное, это не моё.

-Геля, вот скажи, что ты для себя решила, будешь тут работать, или будешь искать другое место, - вдруг серьезно спросила тетя Маша меня, после того как мы скушали свои бутерброды.

-Теть Маша, вы серьезно?

-Да, если ты решилась, то скажи.

-Мне тут нравится, тут красиво, но я боюсь, что буду уставать, и с этим будет трудно смериться. Сейчас лето, я за полсмены уже немного устала, а что будет зимой, я ж не электровеник. Могу сломаться и, психанув, уволится, хотя, тут так спокойно, жаль терять это место, из-за того, что физически тут может быть тяжело,- сказала я, искренне вздохнув с сожалением.

- А если не будешь уставать, ты бы согласилась тут работать?

-Да, мне тут нравиться, тишь да благодать, - рассмеялась я.

-Ну вот, я ж говорила, а они, нет, она не захочет, - улыбаясь, сказала тетя Маша.

-Кто, - спросила я.

-После смены расскажу, иди, работай, - рассмеялась она, - и мы пошли на участок.

К концу смены я устала, но решимость, остаться тут работать, меня не покидала, в конце концов, на предыдущей работе, я поначалу тоже, уставала сильно, но потом привыкла, и всё вошло в норму.

Если я сейчас решу для себя, что останусь тут работать, то я, хоть от депрессии избавлюсь, ну зарплата конечно маленькая, но и придется как-то выживать, есть субсидии, в конце концов.И живу я рядом, можно лишние деньги на дорогу, не тратить, вот экономия. Ну, поработаю столько, сколько смогу, если будет другая работа, то буду решать уже на месте, стоит остаться или нет.

-Ну, Геля, решила, остаешься или нет, говори честно, есть сомнения, - спросила тетя Маша меня, когда после работы мы сели на туже лавочку, где днем обедали.

-Сомнений нет, но вот, думаю, если предложат работу другую, более выгодную, смогу ли я отказаться, нужно поработать, посмотреть. А так если честно, работа мне нравиться, я не думала, что такое может быть, но устала, не скрою, но я думаю это с непривычки,так всегда на новой работе.

-Хорошо, поняла, - тихо сказала она, немного в сторону.

Я посмотрела на неё с удивлением. Она заметила моё удивление и рассмеялась.

-Пошли, я тебе кое-что покажу, кое-с кем познакомлю, а то ты уже решилась остаться, а все себя уговариваешь, что может что-то еще лучше подвернется. Смотри на работу как на дар, и ищи только хорошее в ней. Так жить будет проще, и помощники будут и, - она осеклась, потом посмотрела на меня и сказала, - я тебя привела, к работе, я тебе помогу и выжить на ней, но только при условии, что ты тут будешь работать, пока смену себе достойную не найдешь.

-Клянусь, - рассмеялась я.

-На том и порешим, идем, завтра ты уже сама тут будешь работать, одна, я уже всё собрала и вечером у меня поезд, к детям и внукам еду, - радостно сказала она, - я передам тебе все по работе, и пойдем по домам.

- А куда мы идем?

-Иди, иди, я тебе кое-что покажу, - загадочно сказала тетя Маша.

Пройдя метров двадцать вглубь леса, я увидела на большой сосне домик, бревенчатый домик, как в сказке, с верандочкой и двумя лесенками, вокруг высокие сосны, березы и осины скрывали его от любопытных взглядов со стороны тропы, но мы шли чуть в стороне, и это было поразительно. Лучи солнца едва пробивались сквозь кроны сосен, и казалось что всё вокруг домика окутано туманом, пахло немного сыростью. Щебет птиц. Все вокруг казалось, замерло, время остановилось. Меня охватило умиротворение и спокойствие.

-Ого, как прикольно, тетя Маша, это что, детский домик на дереве, или уже заброшено, и это бомжатник, - спросила я и оглянулась. Вокруг лес такой странный, как в сказке, домов, высоток не видно, города как не бывало, мне это показалось странным, я немного занервничала было, но тетя Маша подошла ко мне и, взяв меня за руку, потянула к домику.

-Пошли, не останавливайся, - проворчала она улыбаясь.

-Куда, пошли, в домик, на дерево, точно?

Она лихо поднялась по ступенькам, и, дождавшись меня, ухватила за локоть и, подтолкнув к дверям, огляделась вокруг.

-Заходи, чай стынет.

Я даже ничего не успела сказать, она втолкнула меня в двери и быстро вошла сама, закрыв их за собой.

От удивления у меня челюсть упала на пол, с виду небольшой домик, а внутри огромный зал, большой круглый стол, за которым сидят люди, или мне так показалось, скорее можно сказать, что лесные жители, они смотрели на нас. Запах трав, и умиротворения, ощущение, что я дома, мне хорошо, легко, я как будто попала в детство.

-Добрый день, уважаемые, - радостно сказала тетя Маша, - разрешите представить это Геля, она будет вместо меня, я ухожу на покой, в обычную жизнь, с её радостями и горестями, - сказала она и рассмеялась.

Сидевший за столом старичок лет восьмидесяти седой с бородой, посмотрел на меня так пристально, что по спине пробежал холодок, и, переведя взгляд на тетю Машу спросил:

-Ты уверена, она потянет, или сбежит, как предыдущие, которых ты пыталась пристроить, а?

-Ну, уважаемый, мы все иногда ошибаемся, но это, то, что я искала, это она, Ангелина!

-Не все ошибаются, - парировал он, и уже обращаясь ко мне, спросил, - ты кто будешь?

- Добрый день, кто буду, не решила, а на данный момент я живое ,человеческое существо и очень удивлена, тому, что тут происходит, - сказала медленно я.

-А что тут происходит, - спросила молодая девушка, и посмотрела мне в глаза, от чего сердце моё сжалось, и дыхание сбилось.

Вот, что тут, я делаю. Почему они ко мне так относятся, тестируют, что-ли. Ох, но не с моим характером, я опустила глаза, почти прикрыла их, собралась, и резко глянула на всех, со всей своей, толи злостью, толи решимостью, не понятно было, ну, не привыкла я, что на меня наезжают, я хоть и не мужик, но отпор могу дать. Они как-то съежились, и почти не заметно для глаза отпрянули.

-Я не подопытный кролик, - громко и уверенно сказала я, - прошу прощения, но я, наверное, пойду, мне неприятно ваше отношение ко мне.

Я развернулась и сделала шаг к двери, где стояла тетя Маша, она как-то испуганно смотрела то на меня, то не людей сидевших за столом.

-Я, пойду домой, тетя Маша, пустите, мне завтра на работу выходить, первый самостоятельный день, нужно отдохнуть и всё такое, - я решительно отодвинула её в сторону, и хотела было открыть дверь, но она была, как будто заперта, я неуверенно подергала ее, нет, она явна закрыта.

-Что за хрень, - обернулась я и вздрогнула, передо мной стоял тот самый старичок, если так можно было сказать, но он был вовсе не старик. Это был высокий крепкий мужчина, средних лет, одет, правда, странно немного, объемная рубашка, поверх которой был одет кожаный жилет, была перехвачена широким поясом, к которому был приторочен ятаган, брюки заправлены в высокие сапоги, я перевела взгляд на ятаган.

-Ятаган, ну хоть довелось увидеть в живую, это чудо, - я быстро взглянула на него и спросила, - решили меня убить, ну что ж ваше право, но я не согласна.

Мой настрой был жить, умирать, нет, не сегодня, но осадочек остался, и только тут я поняла, когда он сидел за столом, он был седым! Я не отрывая глаз, от ятагана, прошептала:

-Чертовщинка, бесит, нужно на воздух, - и, посмотрев в глаза стоящего рядом мужчины, добавила, - или пан или пропал. Его глаза это просто омут, подумала я, не утонуть бы, симпатичный дядька, но злой что-ли, но вдруг в голове услышала, «нет, не злой». Я рухнула в обморок, это было первый раз в моей жизни, всегда была в сознании, а ту на тебе и в тишине, и в темноте.

Лежу и думаю, разве могло со мной случиться такое, я ж нормальная баба, мне возраст уже не позволяет в обморок падать, а мужик так-то красавчик, вот бы больше его так близко не видеть, а то вдруг мне это все привиделось, а я потом страдай. Да, продолжала я размышления, скорее всего, я же помню, сыростью пахло, наверное, надышалась и галлюцинации пошли, а зачем меня тетя Маша, в домик-то поволокла. Я открыла глаза, потолок желтый, как у меня дома, улыбнулась я, повернула голову, окно как у меня, и шторы такие же, я села и огляделась. Я дома, и лежала на диване, телевизор что-то шепчет, так я просто пришла домой, и от усталости, на диване, под телевизор, уснула. Я посмотрела на часы, уже почти девять вечера, вот я поспала, отдохнула, это ж надо, такому сну присниться, удивлялась я. Потом я умылась, покушала и легла спать, поставив будильник на шесть утра. Завтра первый самостоятельный день на работе.

Первый рабочий день, страшно, нет, просто иду и делаю свою работу, убираю мусор, слежу за порядком, не забываю про обед, но вот только, обедать, я не пошла на ту лавочку, что мы ходили во время стажировки с тетей Машей. Я дошла до заброшенного дома, села на лавочку, и достала свой любимый потертый ланчбокс. Открыла, взяла большой бутерброд с копченой колбаской и маринованными огурчиками, во рту тут же выделилась слюна, я с аппетитом откусила кусочек от него и, прикрыв от наслаждения глаза, стала жевать. Доев его, я открыла кружку-термос и сделала глоток кофе, вот же кайф, сидишь на улице, ешь, никто тебе в рот не заглядывает, а всё почему, да потому что тут люди почти не ходят. Докончив второй бутерброд, я сидела и попивала кофе, закинув ногу на ногу и рассматривая окружающую меня действительность. Здесь когда-то жизнь кипела, бегали дети, старики сидели на лавочках у подъездов, дети в школу шли, родители на работу, все было новым, а сейчас все пришло в уныние, дома заброшены, палисадники заросли бурьяном, люди переехали в более новые дома, уже дети выросли, и никто не кричит, типа иди домой кушать. Да, время иногда может преподнести сюрприз, или тоску, или ностальгию, кому как. Ах, опять я в депресняк, хватит отдыхать, я допила кофе, сложила все в сумку и пошла в коморку, где лежали метлы, поменяю сумку на метлу, и подумала.

-А полечу, я на ней как Гари Потер или как Маргарита, ОЙ, она же голая летала, - рассмеялась я. К вечеру, к концу рабочего дня я уже устала, и нехотя собирала метлой мусор вокруг мусорных контейнеров в кучку.

-Ну, на сегодня всё, пора и честь знать, - сказала я и отзвонившись в центр, начальству, убрала инвентарь и, взяв свою сумку, пошла домой.

Дорога домой - это экстрим, если идти межу домами, но зато быстрее, то там перескочишь, то тут перепрыгнешь.

До дома оставалось шагов двадцать, как на небе тучи набежали, грохотнуло, и начался дождь, я оглянулась, укрыться негде, решила бегом пробежаться. Но краем глаза вдруг неожиданно увидела ту девицу, которую видела во сне, от которой сердце сжалось и дыхание сбилось, я вздрогнула, протерла глаза от дождя и присмотрелась, но там уже никого не было. Фу как, это же сон, и я помчалась домой, промокла, конечно, но не сильно. Приняв горячий душ, я покушала и легла спать. Первый день прошел более, менее, нормально, следующие дни я работала нормально, и уже концу испытательного срока я с готовностью решила я остаюсь, здесь хорошо, даже осенняя листва меня не сильно, мучила. Я одевала наушники и слушала музыку, иногда аудиокниги, в общем, уставала, конечно, физически, но всё начинало устаканиваться, и я входила в ритм, а усталость отходила.

Осень с дождями давала передышку в работе, я уже настолько привыкла к своей работе, что она мне даже нравиться начала, место спокойное, тихое, люди добрые, здороваются, узнают, приятно. В конце ноября уже похолодало, но солнце еще пригревало, я, как обычно села на лавочку у заброшенного дома, пообедала, и стала допивать кофе, как всегда заканчивая свою обеденную трапезу. Кепка своим козырьком скрывала мои глаза от солнца, шарф, навернутый на шее, то и дело пытался встать между мной и кружкой, я смеялась.

-Ну, что, тоже хочешь кофе, что-ли, - тихо сказала я обращаясь к своему шарфу.

-Да, - услышала я почти рядом.

Я немного опешила, рядом сидел мужчина, кепка съехавшая немного на глаза позволяла увидеть только черные спортивные ботинки, теплое белое трико, и часть темно зеленой куртки, я подняла голову и увидела того самого мужчину из сна.

-Ятаган, - тихо прошептала я, - где?

-И тебе здрасте, - усмехнулся он, - ну, кофейком – то угостишь, а?

-Так ты что не сон, - тихо сказала я, - мля, значит всё – таки глюк, - я отвернулась и протянула ему свою кружку-термос, - на, глюкозный, угощайся.

Сама тут же встала и, прихватив сумку, пошла к коморке, по дороге размышляя вслух.

-Нет, мне просто показалось. Этого не может быть, это был сон. А кружка, ой, куплю новую, пусть пользуется, нет, это не он, этого просто не может быть, - сделала я заключение. Не заходя в коморку я повесив сумку на крючок, взяла перчатки и метлу, и закрыв двери развернулась готовая идти на рабочее место, но наткнулась на того же мужчину.

-Что ж, кружку то, уже не надо, почему так спешно бросив ее, было принято решение исчезнуть?

-Как кофе, - не глядя на него, сказала я и сделала шаг, в сторону, пытаясь его обойти, он преградил мне дорогу.

-Не стоит, этого делать, - все, также, не поднимая глаз, сказала я, мне просто было страшно смотреть ему в глаза, я помнила их цвет, и боялась, что могу, потеряется в них.

-Прошу прощение, наше знакомство, пошло не так, как должно было быть, - вдруг сказал он.

-А как должно было быть, - спокойно спросила я и глянула на него, но как только он попытался посмотреть на меня я тут, же отводила глаза, - вы мне мешаете, пропустите, мне нужно еще подмести дорожки у домов.

-Не стоит спешить, все равно сейчас пойдет дождь, и они сами очистятся, - сказал спокойно он.

-Угу, - бросила я, и резко шагнув в сторону, успела пройти, но как только я сделала несколько шагов, как начался дождь, - твою мать, - выругалась я, чуть слышно, и пошла к соседнему дому, где лавочка стояла, как раз под козырьком подъезда и там можно было переждать дождь. Я села на нее, повернулась, поставила рядом свою метлу, так чтобы она не упала и, обернувшись, вздрогнула, он уже сидел рядом.

-Вот, это называется преследованием, - тихо буркнула я.

-Я должен вернуть кружку.

-Она пустая, вернете потом, полную, сказала я и посмотрела на небо, - похоже это на долго. Мой телефон ожил, вливая в мир звуки танго.

-Да?

-Ангелина, вы, наверное, домой можете идти, до конца смены у вас не больше двух часов, а дождь похоже до утра, - раздался голос начальника участка, Семена Петровича.

-Хорошо, Семен Петрович, я поняла, но у меня и так почти все в порядке. Я сегодня уже закончила.

-Ну, тогда до завтра, но если будет дождь, то я позвоню, скажу что делать, до свидания.

-До свидания, - сказала я и вздохнула с облегчением.

-Вот, кофе вместе с вашей кружкой, - он протянул мне мой термос, я неуверенно взяла его, и правда он был уже не таким легким.

-Как это делается, надеюсь без сахара, черный, и вкусный, - прошептала я, открывая крышечку и принюхиваясь, - без отравы и галлюциногенов надеюсь, - сказала я строго и глянула на него, он рассмеялся.

-Нет, просто вкусный кофе, я уверен вы такое не пили, ни разу, - сказал он.

Я осторожно сделала глоток, и он был прав, кофе был изумительным в меру крепкий, горячий, но не обжигающий, аромат богатый, послевкусие, толи ореха, толи шоколада, просто фантастика.

-Как вы это делаете, и что я теперь должна буду пить после вот этого, - я встала и, взяв метлу, пошла, убрать её на место, под дождем я шла быстрым шагом.

-Куда же вы?

-Полетать, - усмехнулась я и ускорила шаг.

Закрыв свою коморку, я оглянулась, никого!

-Да, я схожу с ума от одиночества, - сказала я, достала наушники, включила музыку, накинула капюшон и, повесив сумку на плечо, поежившись от непонятной встречи, пошла домой.

Сидя у окна на кухне, уже перед сном, я вдруг вспомнила, что кофе в кружке, еще должен был остаться, я прошла в прихожую и выудила из сумки кружку, потрясла, да, еще есть, я взяла его с собой в кровать. Устроившись удобнее с книжкой и кофеем, я довольно улыбнулась, и стала читать, делая время от времени глоток кофе. Когда кружка опустела, я закрыла книгу и, выключив ночник, зажмурилась.

-Если это был сон, то, как тогда с кофе быть, а может он просто невидим для окружающих, мля, я что, его выдумала, сама себе, ох дорогая моя, это уже клиника, - сделала я заключение, закрыла глаза и постаралась уснуть. Среди ночи я услышала шепот, мне так показалось, я вздрогнула и открыла глаза, никого, я закрыла глаза и вновь провалилась в сон.

За осенью приходит зима, так заведено, середина декабря была настолько снежной, что я домой приходила и просто падала замертво, от усталости.

- Еще немного и я сломаюсь, или сломаю себе спину, - прошептала я и бухнулась на диван, благополучно провалившись в сон. Проснулась я рано, не было еще и пяти утра, я быстро привела себя в порядок, собрала на обед ланчбокс и сварила кофе и уже полшестого я была на рабочем месте. Разгребая снег не большой лопатой, я бубнила себе поднос.

-Скоро весна, а там и лето, снег растает, будет легче. Через два часа дорожки у домов были расчищены, и я стояла, опершись на лопату, и смотрела, как люди спешат на работу. Нужно бы посыпать дорожки, а то рухнут, решила я и пошла за песком. Посыпав, все дорожки песком, я пошла, взять метлу, нужно было у подъездов, с обочин, убрать снег, насколько это возможно. Как только стало холодать, обедала я у себя в коморке, где хранились метла, лопаты, и все что нужно для дворника, конечно не очень комфортно, но если считать что тепло, то уже плюс ко всем минусам, окна нет, места мало,и стола нет только старая шатающаяся табуретка.

-Да условия просто шик, - улыбаясь, сказала я и, посмотрев наверх как бы стараясь увидеть глаза своих ангелов хранителей, - хорошо, что не холодно, и на этом спасибо. Доев обед, я оделась и вышла с кофе на улицу, присев на заборчик у подъезда я сделала глоток кофе.

-Да, тот был офигенен, но и этот не плох, зато сама готовила, ладно вкусно же, - бормотала я себе под нос припивая горячий кофе на улице, - еще часа два и домой, посижу, погуляю, - удовлетворенно говорила я себе.

В пять вечера уже темно, и если фонари не включены, то без фонарика в этом районе только на ощупь можно выйти на центральные улицы, которые освещаются не только фарами машин но и витринами магазинов и кафе. Получив отмашку с центра, что можно идти, домой, я вышла на улицу и, вздохнув морозного воздуха, улыбнулась и пошла по длинной дороге домой, та дорога, что была экстремальной летом, сейчас стояла засыпанной сугробами, и ждала лета. Выйдя на центральную улицу, я свернула в проулок и пошла по узкой, плохо расчищенной тропинке, решив таким способом срезать хоть чуть-чуть дорогу домой.Дойдя почти до середины, я остановилась, с неба повалил снег, и такой, прямо как будто решил, меня тут завалить.

-Вы серьёзно, - почти крикнула я вверх, - вот мля, опять завтра устану, - прошептала я, и, посмотрев вверх, громко сказала, - да и ладно!

Навстречу мне шел человек, я уже почти согласилась, что завтра опять кидать снежок, как тут, вот вам, разойтись на такой узкой тропинке было практически не возможно. С право от меня стена дома, слева ветхий забор, заброшенного частного дома, я медленно пошла вперед, надвинув кепку почти на глаза, когда мы почти сравнялись, я остановилась и сделала небольшой шаг в правую сторону, мужчина отступил влево, мы стали почти протискиваться между домом и забором. Как вдруг моя нога нашла под снегом лёд. Не удержавши равновесия, я стала падать, прямо на тропинку за мужчиной, он решил мне помочь и придержать меня за руку, чтобы я не упала. НО! закон подлости никто не отменял, мы рухнули на забор, он на него спиной, я на мужчину, забор от удивления под нашим весом затрещал, и повалился, я рассмеялась, снег залепил глаза и засыпал нас.

-Простите, я вас не раздавила, - смеялась я.

-Нет,- смеясь, ответил он.

-Мы забор сломали, - почти ничего не видя вокруг, сказала я.

Он помог мне встать, когда мы встали и отряхнулись, я посмотрела на него, что-то в нем было знакомо мне, но почти в кромешной тьме было сложно разглядеть человека, так как проулок был без фонарей.

Я наклонилась, чтобы поднять сумку и вновь поскользнулась и уже уселась на пятую точку, я вновь рассмеялась, меня похоже опять испытывают, от этого я рассмеялась еще сильнее, и пыталась встать, но ноги не слушались и разъезжались, под снегом был лед, раскатанный как каток. Мужчина делал попытки мне помочь встать, но все было тщетно, в какой-то момент, мы почти встали, держась друг за друга, и замерли, я осмотрелась и поняла, что просто так нам не выйти, только ползком.

-Ну, поползли, - прошептал он.

-Ага, вы вперед, а я за вами, - рассмеялась я, и мы вновь рухнули в сугроб.

Теперь уже он лежал на мне, но так, что я могла дышать, он дышал теплым воздухом мне в лицо, снежинки растаяли, и я открыла глаза, это опять был он.

-А, это опять вы, теперь понятно, почему снег, почему скользко, но не понятно, почему вы на мне, - шептала я и тонула в его глазах.

-Простите, я вас не узнал, - тоже шепотом сказал он.

-Ну, поползли, а то будет поздно, - спохватилась я, и мы стали продвигаться в сторону от накатанного места тропинки. Когда мы встали на ноги и отряхнулись, я вдруг поняла, что при падении я ударилась хорошо копчиком, и завтра буду убирать снег со слезами на глазах, я потерла больное место, поморщилась, закинула сумку на плечо, и, повернувшись к нему, сказала.

-Благодарю за помощь, глюк ятаган, - и пошла, не оборачиваясь, домой.

-Ну, про ятаган понятно, а почему глюк, - крикнул он вдогонку.

-Потому что быть такого не может, - ответила я, не оборачиваясь, и уже тихо добавила, - не может такого быть.

Снежное, темное, утро, как наказание, или как благодать, пять часов утра я уже на работе, накушавшись таблеток и намазав крестец обезболивающей мазью, снега за ночь навалило столько, как за всю зиму. На улице тихо, люди еще спят, снег под лучами фонарей искрит, и только я, как на каторге.

-Вот почему, мне, все это, и сразу. Почему снег, а потом еще и крестец, вот что я, опять, не так сделала, - бубнила себе под нос я. Убирая снег, иногда охая от боли, я уже практически смерилась, и была даже благодарно и снегу и боли, они отвлекали мои мысли от того человека.

-Хорошо, буду пахать, как лошадь. Издеваетесь, улыбаетесь там, на верху, но совесть, то имейте, вы меня еще и любовью трахнуть по голове решили, чтобы уж наверняка, - я остановилась и, глянув вверх, чуть громче добавила, - как контрольный в голову, да?

-Опять сама с собой разговариваешь, - раздался звонкий девичий голос.

Я обернулась, и увидела перед собой ту самую девицу, от которой дыхание сбилось, в домике на дереве.

-О, и ты тут, - уже понимая, что это просто мог быть сон, ведь я напилась таблеток, - что нужно, соскучилась или позлорадствовать пришла?

-А ты я посмотрю, дерзкая, - удивлено смотря на меня, сказала она, - похоже, что мы не обманулись.

-Ой, как вы меня достали, своими интригами, - я подошла чуть ближе, и в полголоса сказала, глядя в ее невероятно зеленые глаза, - изыди глюк, - потом отвернулась и продолжила убирать снег. Она рассмеялась, и подойдя ближе ко мне вдруг положила руку мне на плечо и тихо так сказала, почти на самое ухо.

-Ты заходи в домик на дереве, мы будем рады тебе.

-Угу, я помню вашу радость, - парировала я и продолжала убирать снег.

-Ну-ну, придержи коней, остановись, я тебе помогу, но при условии, никому не говори, что я была первая.

Она подошла ко мне и сделала вид, что говорит мне на ухо, я стояла как вкопанная её рука скользнула по моей спине и опустилась вниз, ненадолго задержавшись в районе крестца, боль стихла, и она сделала шаг в сторону.

-Не благодари, это просто помощь другу, заходи в гости, будем рады.

-Ну! спасибо, про «заходи» я подумаю, - улыбнулась я, меня отвлек стук подъездных дверей, но когда я вновь повернулась к ней, её уже не было, а прошли всего доли секунд, я рассмеялась и потерла крестец, не больно, значит, таблетки все-таки с мазью подействовали.

-Эх, глюки, вы простоглюки.

До вечера я доработала спокойно, после обеда приехал мини трактор расчистил все, так что я была почти освобождена от уборки снега на пешеходках. Присыпав дорожки песком, я собралась и ушла домой.

Новый год, я не очень люблю, одной дома встречать, скучновато. Идти куда-то лень, да и не кому, я считаю что это семейный праздник, а так как у меня нет семьи, пока, а родители далеко живут, то я как всегда планировала посмотреть телевизор и, съев какую нибудь вкусняшку лечь спать, благо у меня было два выходных.

Корпоратив, на работе предложили провести в соседней столовой, как раз перед самым новым годом 30 числа, и всей толпой уйти на праздничные выходные. Особого дресс-кода не планировалось, за полгода, проработанные мной здесь, у меня были только несколько знакомых, с которыми я встречалась по своей работе, а больше я никого и не знала. На соседнем участке работала Зиночка, ей было лет пятьдесят, двое взрослых сыновей приходили ей помогать убирать территорию, иногда приходил муж.

-Геля, приходи, посидим, похомячим, отметимся и по домам, - тороторила она, - это же бесплатно, а значит, много ничего не будет. А отметится, стоит, начальство это уважает. Заодно и познакомишься со всеми, завяжешь нужные знакомства, может мужа, себе найдешь, а что, у нас и холостые есть.

Она сидела рядом на собрании и уговаривала меня пойти на вечеринку, я с неохотой согласилась, спешить мне некуда. Домой я с работу ушла пораньше, привела себя в порядок, немного подкрасила глаза, губы, праздник всё же, заплела колосок и, вытащив несколько прядей по бокам, закрутила их плойкой. Достала из комода джинсы, и свою любимую кофточку, не сильно глубокий вырез, и прикрывает половину пятой точки, тепло и уютно. В семь часов вечера мы с Зиной шли в столовую на корпоративный вечер по случаю нового года. Народу было не мало, веселый парнишка ведущий, провел начала праздника и ушел, за столами еды было только для приличия, как в прочем и спиртного. Выпили, закусили, пообщались с начальством, Зиночка познакомила меня со всеми кого знала, и с молодыми и с взрослыми.

-Эх, один тут дядька был, уволился что-ли, хотела тебя с ним познакомить, но его что-то нет, он бы тебе понравился, - рассмеялась она.

- Прекрати, я и так всех не запомню, - рассмеялась я. Заиграла музыка, и народ танцевать пошел, а мы с Зиной тихой сапой к выходу, решили, что нужно идти домой.

Мы вышли на улицу и направились домой, Зиночка жила как раз за моим домом, и рабочие территории у нас были рядом, так что нам приходилось общаться.

Утро встретило меня больной головой, сколько раз себе говорила, что нельзя мешать дешевое шампанское с паленой водкой, ну как же, всё из вежливости, ух, выпив воды и таблеточку от головы, я прилегла вновь на кровать. Ближе к вечеру я уже чувствовала себя более-менее нормально, но открыв холодильник в поисках вкусняшек, на новогодний стол, поняла, что я про всё забыла. Чертыхнувшись, я глянула на улицу, холодно, на градуснике за окном красовалась цифра 25, и шел снег. Ближайший магазин, в котором можно было все купить, был совсем рядом, так что я, как была в спортивном костюме, почти на голое тело, так накинув на себя пуховик и прихватив деньги и телефон, вышла на улицу. Народу почти не было, все сидели у телевизоров и ждали бой курантов,и только я пёрлась в магазин, за шампанским и вкусняшками, в половине девятого вечера.

Купив все, что нужно, я вернулась домой и, усевшись перед телевизором в большое кресло, стала смотреть новогодние праздничные концерты, переключая с канала на канал. Ровно в одиннадцать раздался звонок в дверь, я тихонько подошла и посмотрела в дверной глазок, там был дед мороз и снегурочка. Я расхохоталась и открыла дверь.

-С наступающим вас, - опередила я их, - на табуретке читать стихи не буду, так что если есть подарок для меня то давайте.

-Девушка, вот вам коробка конфет, и приглашение на праздник, сани вас будут ждать ровно через полчаса у подъезда, и всего десять минут, - сказал дед мороз и уже вместе со снегурочкой, улыбаясь хором, закончили, - с новым годом, с новым счастьем.

Я взяла конверт и коробку, поблагодарив их, закрыла дверь и вернулась в кресло. Налила шампанского, открыла коробку с конфетами и, сунув первую попавшуюся под руку конфету в рот, я выпила шампанское, в голове сразу заиграла музыка, конфета была с ликером, что добавило новых ощущений, я сидела и улыбалась, рассматривая конверт. «Уважаемая Ангелина, приглашаем вас на встречу Нового Года. Ваши друзья».

-Интересно, кто эторешил так меня разыграть, - пробубнила я.

Что там говорил этот дед мороз, в полдвенадцатого, будут сани ждать меня, всего десять минут, я выпила еще бокал шампанского и, сунула в рот еще две конфетки с ликером, я удивленно посмотрела на коробку.

-А вы еще и пьяные, прямо как я, скоро буду, - расхохоталась я и пошла на кухню, посмотреть ждут ли меня сани у подъезда, выглянув в окно, я от удивления прошептала, - твою мать, они ждут. Да это, наверное, какой-то розыгрыш, не, не пойду, доем конфеты и баиньки, - сказала я себе и пошла в комнату. Через минуту ожил телефон, звонок с незнакомого телефона.

-Да, - ответила я.

-Уважаемая, вам пора ехать, сани у подъезда, выходите, скорее.

-Кто это, я вас не знаю и никуда не поеду, - ответила я и сбросила звонок.

Через минуту опять телефон ожил, но номер не определялся, поиграть решили, хитрюги.

-Да, - вновь ответила я.

-Привет подруга, узнала, да это я, - сказала девица с зелеными глазами, - ты мне должна, помнишь, так что давай руки в ноги и в сани, я жду.

-Ты, а, глюки на проводе, - расхохоталась я, - ладно, выйду сейчас, а что за спешка?

-Ты приглашение получила, получила, отказываться не комильфо, можешь не прихорашиваться, там все свои, семья понимаешь ли, скорее, сани долго ждать не могут, - и она отключилась.

Я немного постояла, потом бегом надев кроссовки и накинув пуховик на спортивный костюм, налила себе еще шампанского и, выпив залпом ,закусила конфеткой, выключила телевизор и, прихватив горсть конфет из коробки вышла на улицу. Сани были без лошадей, на краю саней сидел большой кролик, рядом на большом диване зеленоглазая девица.

-Ох, скорее, скорее, - сказал он и помог мне сесть, - держитесь, мы поедем быстро.

Наверное, торопится, подумала я и, устроившись удобно в санях, мы поехали, я угостила девушку конфетами.

-Далеко ехать, - спросила я.

-Нет, рядом, совсем, держись!

Сани вырулили на дорогу и помчались в сторону леса. Вроде бы машина, но звука мотора я не слышала, кролик сидел впереди и крепко держался за сани, пока я рассматривала кролика, пытаясь понять, кто там под маской, мы подъехали к лесу и, свернув с дороги, подкатили к тому самому домику на дереве. Как только сани остановились, кролик спрыгнул с них и, сняв с головы маску, подошел к моей спутнице, она что-то ему шепнула, и он довольный убежал в избушку. Я вылезла из саней и, подойдя к ней, посмотрела на нее пристально.

-Скажи честно, вы не глюки, - вдруг спросила я.

-Нет, пошли, ты давно должна была сюда прийти, но ты такая упертая, что никак тебя сюда не заманить, - рассмеялась она.

-А кто вы?

-Мы, - удивленно спросила она, - а как ты думаешь?

-Я думаю, вы мои галлюцинации, даже сейчас, я напилась шампанского и наелась ваших конфет с ликером, я пьяная, и вполне вероятно я сплю, и вы мне снитесь.

Она расхохоталась и сказала: - пошли знакомиться, человеческое существо.

Мы поднялись по лесенке, и она меня пропустила, вперед открыв двери, я вошла и увидела вновь стол, а за ним седой старик, зеленоглазая девица, которая только что была у меня за спиной, еще несколько женщин и мужчин.

- Прошу к столу, - сказал старик, ваше место рядом с Моной, как раз напротив меня, прошу, Ангелина, присаживайтесь, ровно в двенадцать мы должны сидеть за столом единой семьёй.

Я прошла и села рядом с зеленоглазой девицей.

-Так ты Мона, приятно познакомиться я Геля.

Она улыбнулась и подмигнула. Я стала рассматривать сидящих за большим столом, оказалось это просто люди, но вот по возрасту издалека некоторые казались стариками или наоборот молодыми, но когда они находились рядом, то это были люди чуть старше и чуть младше, чем я, пришлось списать все на шампанское и конфеты с ликером.

За спиной ятагана большие напольные часы ожили, и я услышала бой курантов.

-Мы вновь в полном составе, наша семья стала целой, сильной и не рушимой, я поздравляю вас с новым годом, - сказал ятаган. Все радостно подняли бокалы и стали чокаясь поздравлять всех с новым годом.

Когда все успокоились и стали разговаривать в полголоса, я наклонилась к Моне и спросила:

- Мне, кто-нибудь, что нибудь, объяснит, что тут происходит, и что я тут делаю.

-А что тебя интересует?

-Всё!

Она рассмеялась.

-Смотри, это всё твоя семья, - она взглядом обвела всех.

-С этого места поподробнее пожалуйста, - сказала я сердито.

-Я, Мона, твоя сестра, но не по крови, - сказала она и рассказала обо всех, как оказалась они все мне братья и сёстры, а вот ятаган он как старший, и звать его Теодор, и он грек, а вот Мона она арабка.

-А где у тебя хиджаб, а почему у него ятаган, а не махайра, - быстро спросила я.

- А ты любознательная, сестричка, про его нож можешь спросить у него сама, а хиджаб я ношу, но только при особых случаях.

Пока мы разговаривали, заиграла музыка, и родственники пошли танцевать.

-Ну и спрошу, - сказала я и пошла к нему, хмель, ударивший в голову, меня только подзадоривал, и придавал уверенности. Вокруг танцевали братья и сестры, мне приходилось уворачиваться, дабы не столкнуться с ними. Когда я подошла к Теодору, он повернулся ко мне, и я просто спросила:

-Поему ятаган, а не махайра?

-Ты в этом разбираешься?

-Ты еврей, - удивилась я.

-Нет, почему ты так решила, - спросил он улыбаясь.

-Ты отвечаешь на вопрос вопросом, - ответила я, и мы рассмеялись.

-Ятаган мне больше нравиться, но у меня и махайра есть, а зачем тебе?

-Знакомлюсь с семьей, - сказала я и услышала, как большие часы пробили два часа,- у, пора домой,время позднее рада была всех увидеть, - сказала я и пошла к выходу.

У двери меня остановила Мона.

-Постой Геля, я тебя провожу,- сказала она.

-Нет, я сама, не смей за мной ходить, - сказала я,- мне уже далеко не восемнадцать, и дорогу домой я помню.

Мона пожала плечами, и пропустила меня, я вышла на улицу, стоя на маленькой веранде, я вдохнула морозный воздух, и немного пришла в себя.

-Брр, холодно, однако, - сказала я себе.

-Может на посошок бокал ликера, - раздался голос позади меня.

Я обернулась и увидела молодого парня в одежде белого кролика.

-О, это ты меня сюда привез, - улыбнулась я.

-Да, я Селим, а ты та самая Ангелина, - улыбнулся он.

-Геля, - я протянула ему руку, - Селим, наливай, выпьем за знакомство и я пойду домой, а то уже поздно.

Он налил в небольшие стаканчики жемчужный кокосовый ликер, мы чокнулись и выпили. В голове вновь зазвучала музыка и я, попрощавшись, пошла домой, но только я вышла из леса, как услышала, что меня кто-то догоняет, я обернулась, за мной следом бежал Теодор. Я остановилась, он подбежал и, остановившись с ходу начал ругать меня, что я ушла одна.

-Эй, стоп, я уже большая девочка, - громко сказала я, и уже тише продолжила, - не надо на меня ругаться, я тебя понимаю, но и ты меня пойми я хочу домой.

-Но ты дома, ты в семье, мы твоя семья, - сказал он.

Я подошла ближе, пошатнулась, ухватилась за него, он поддержал меня, и слегка прижимая к себе, посмотрел мне в глаза, я понимала, что тону в его глазах, но сегодня, же новый год, и я пьяная, мне сегодня можно всё, подумала я. И неожиданно для себя поцеловала его в губы.

-Ой, прости, я без спроса, такого больше не повториться, с новым годом тебя, - я смущенно отвернулась и, освободившись от его объятий, пошла домой, он стоял как вкопанный и не мог пошевелиться, так что до дома я дошла в полном одиночестве.

Утро нового года я встретила днём. Лежа в кровати и вспоминая, что было, я с ужасом понимала, что я влюбилась и что новые знакомые, так называемые моя семья, не галлюцинации и реальность. Я посмотрела наверх в потолок.

-Что контрольный в голову, ну поздравляю вас, вам удалось, я влюбилась, безответно, работа у меня самая такая которую и другу не пожелаешь, в общем, вы меня добили,благодарю вас мои ангела хранители, - сказала и разревелась. Мне было не обидно, нет, мне было жалко себя, я считала, что я сильная и справлюсь с любыми трудностями, но мне показали, что я слабое существо, и меня легко можно задвинуть ниже плинтуса.

Выйдя из душа, я навернула на волосы полотенце и, накинув халат, пошла на кухню, выпить кофе. Сев с большой кружкой латте на подоконник я посмотрела на улицу, новый день нового года, я в растрепанных чувствах, опять в депрессии, скорее бы на работу, кидать снег, отвлечься от всего этого.

Неожиданно раздался звонок в дверь.

- Кого принесло, - буркнула я и пошла, открывать дверь. На пороге стоял молодой парнишка с большим букетом чайных роз.

-Вам этажом выше, это к Ленке, - сказала я и, хотела было закрыть дверь.

-Нет, тут написана ваша квартира, и, ваше имя вы Ангелина,- спросил он.

-Да, а от кого, цветы, - спросила я расписываясь.

-Не знаю, я просто доставщик, - сказал он и, передав букет, убежал. Я закрыла дверь и понюхала цветы, аромат роз и лета, тишина и благодать, солнышко греет и нежный ветерок, я вздрогнула, меня просто накрывало какое-то безумие, я уже почти слышала шум волн. Поставив букет в вазу, я поправила цветы, а из них выпала маленькая открытка. «Прости меня» надпись говорила о многом, но только не мне, я понятия не имела, кто просил прошение и самое главное за что.

-Ох, Геля, Геля, что-то тут не так, мои ангелы хранители решили мне еще и мозг вынести своими загадками.

Выходные пролетели, и на утро я уже спешила на свой участок, переодевшись, я взяла метлу и пошла, собирать мусор и подметать дорожки. Перекусив в обед курицей и салатом, я вышла с кружкой кофе на улицу, и сев на заборчик у коморки открыла и понюхала кофе. Терпкий аромат с легкой горчинкой, хорошее окончание обеду, подумала я, и сделала глоток.

-Да, хорошо, - мурлыкнула я.

-Очень, - спросил проходивший мимо парень, я не глядя на него, ответила, - угу.

-Геля, это ты, - спросил он.

Я посмотрел на него и узнала в нем того самого Селима.

-Селим, это ты, - улыбнулась я.

-Да, - радостно ответил он, я встала и мы обнялись как два друга, которые не видели, целую вечность.

-А ты что тут делаешь, - спросил он.

-Я, тут работаю, - гордо сказала я, - я дворник,- добавила я и рассмеялась, - а ты какими судьбами тут?

-Так, это правда, это твоя территория, - он сделал удивленное лицо и добавил, потирая лоб,- я не знал, прости, больше без разрешения не буду тут ходить, я был у подруги, вот домой возвращаюсь.

- Ну а что нового в нашей семье, - улыбаясь, спросила я.

-А, так ты не в курсе, Теодор побежал тебя догонять, перед этим влетело Моне от него, что отпустила тебя одну, потом он вернулся, сердитый, и ушел к себе, Мона расстроилась, немного, а мы гуляли до утра.

-А почему Теодорбыл злой?

-Говорят, он испугался, что ты можешь пропасть, и побежал за тобой, а вы что поругались с ним?

-Нет, я особо и не помню, после твоего ликера, я была почти без сознания, - рассмеялась я, - он меня догнал на краю леса, мы поговорили, и я ушла, о!, а он стоял как вкопанный, наверное, я ему наговорила гадостей.

-Как вкопанный говоришь, - он прищурил глаза и спросил, - вы что поцеловались?

-Почему, ты так говоришь, он просто решил на меня наехать, но я не люблю, когда меня ругают не за дело, я ему, наверное, резко ответила, - соврала я.

-Точно, - спросил он, - а то он приставил к тебе защиту, двух котов, и сказал, чтобы докладывали незамедлительно, если что будет подозрительное. Я рассмеялась, мы сидели на заборчике палисадника и болтали с ним, я угостила его кофе, и мы по очереди допили его. Спустились сумерки, а мы все болтали.

-Ой, мне уже и домой скоро, а ты где живешь, - спросила я.

-На Тертой, сорок семь, - сказал он.

-Я тоже, у тебя какая квартира, я в двадцать восьмой, а ты, - спросила я.

-В пятьдесят восьмой, это соседний подъезд, - обрадовался он, - так мы соседи.

-Сосед, подожди, я переоденусь, и пойдем домой, - рассмеялась я.

Спустя полчаса мы шли домой я и Селим. Классный парень, веселый, симпатичный, молодой, вежливый, я была рада, что могу просто так поболтать с человеком ни о чем, не беспокоясь, просто по-дружески.

Год начался странно,новая семья, странные люди, с первым с кем я сдружилась, был, брат Селим, ему было тридцать лет не женат, но имел подружку, с которой встречался уже не первый год. Высокий, стройный турок, немного смуглый, темные каштановые волосы аккуратно подстрижены, небольшая бородка, и темные карие глаза, обрамленные пушистыми ресницами, веселый и доброжелательный, и очень любит кокосовый ликер, за него он готов был продать душу, это была его слабость. Сестра Мона, арабка, зеленоглазая стерва, но преданная и добрая по отношению к семье, свои черные прямые волосы она всегда заплетала в тугую косу, любительница мотоциклов, одевалась просто и удобно, кожаные штаны, кожаная куртка, берцы и черные очки, байкерша, и этим все сказано. Теодор, глава семьи, грек по национальности, смуглый, темные волнистые волосы, стянуты кожаной тесьмой в хвост на макушке. Длинная щетина, почти борода, глаза синие, но не холодные, добрый, но в тоже время строгий, заботливый, любит шутить.

Моя работа была простой и удобной для меня, пришла, сделала дело и свободна, можно было просто гулять, но только на своем участке, а после рабочего дня иногда я позволяла себе, зайдя в кафе выпить чашку вкусного кофе. Зарплаты мне едва хватало, так что я жила прижимисто, лишний раз в магазин не сходить, уже в феврале я оформила субсидии, подработку искать было глупо, я намахавшись метлой могла, придя домой умыться и уснуть до утра. В мае меня ждал отпуск, из планов на него было только отдохнуть от работы дома.

Март месяц пролетел не заметно, но начало апреля выдалось тяжелым, я так уставала на работе, что приходя домой, и, доползая до кровати, я падала и проваливалась в сон, долго так вытерпеть я не могла, мой организм взбунтовался и я загремела на больничный с высокой температурой и всеми вытекающими последствиями. Первый день после ухода врача я еще хоть как-то держалась, выпив таблетки, которые были дома, но выписанные антибиотики врачом я решила купить на следующий день, и поэтому, выпив парацетамол, я легла спать, укутавшись под два одеяла и предварительно напившись горячего чая с молоком, так как лимона дома не оказалось. Утро началось с того что я курсировала с кухни в спальню, и обратно, я пила чай и завернувшись в плед время от времени ходила в туалет. В обед я собралась идти в аптеку, так как температура не понижалась, я одевшись теплее, подошла к двери и тяжело дыша, открыв ее, увидела на пороге Селима.

-О, привет, ты куда собралась, я смотрю, тебя нет, второй день на работе. Вот решил зайти узнать, - тороторил он и, осматривая меня, вдруг понял, - ты заболела, у тебя же температура высокая, ложись, давай в постель.

-И тебе привет, я в аптеку, мне выписали тут, целую армию колес, но я что-то совсем плохо себя чувствую, - сказала я, приседая на пуфик в коридоре у дверей, я понимала, что сил у меня нет, даже встать, а ведь собиралась в аптеку идти. Наверное, температура подскочила чуть выше сорока и пока я раздевалась, а Селим мне помогал, меня трясло, так что выпить воды из стакана я бы точно не смогла. Мы прошли в спальню, но дойти до кровати я не смогла, ноги подкосились, и я уплыла, если бы, не брат Селим, я рухнула на пол и ударилась головой о тумбочку так хорошо, что могла бы и не очнуться. Он подхватил меня и, уложив на кровать, позвонил Теодору по телефону.

-Ало, Теодор, я у Гели дома, нет, просто зашел. Геля, упала, она потеряла сознание, но я успел ее подхватить, да, она заболела, лежит без сознания. Нет, высокая температура, да, нужны таблетки. Конечно, да, я жду, хорошо, - сказал он, и отключил телефон. Он намочил полотенце холодной водой и положил мне на лоб.

Уже через пятнадцать минут пришел Теодор, принес лекарства, и, подойдя ко мне, положил руку на лоб.

-Температура высокая, таблетки она сейчас не сможет и выпить, нужны уколы, Селим, вызывай Мону и беги в аптеку за уколами, если мы её потеряем, всё рухнет, она в бессознательном состоянии может перейти не на ту сторону, тогда равновесие нарушится, - он сел рядом на кровать, и положил компресс мне на лоб. Селим, тут же убежал в аптеку, по дороге позвонив Моне.

-Прости, я не уследил, мне нужно было поставить за тобой стражей, а я поставил серых котов, - он наклонился ближе и поправил прядь волос, убрав её с шей.

Я открыла глаза и увидела рядом с собой Теодора, он смотрел на меня так нежно, что я не поверила себе.

-Кажется, я брежу, я что умираю, - тихо простонала я, - а рядом ты, значит точно мне пора.

-Ангелина, ты пришла в себя, значит, все будет хорошо, - он погладил меня по руке.

-Ты реально тут, - спросила я, - или это предсмертный мираж?

-Да, я тут рядом.

-Не верю, - прошептала я.

Он провел своей ладонью по моей щеке, и улыбнулся.

-Угу, ты меня еще поцелуй перед смертью в лоб, и будем квиты, - улыбнулась я.

Он наклонился и поцеловал меня, но не в лоб, а в губы, я удивленно посмотрела на него.

-Это почему?

-Ты сама знаешь, - сказал он тихо, все еще оставаясь настолько близко, что я слышала стук его сердца.

-Мне понравилось, - сказала я скромно, - но мне так хреново, кажется, я сейчас кончусь, - промямлила я.

Входные двери открылись, и два человека быстро шли в комнату, Теодор быстро встал рядом с кроватью.

-Мы всё принесли, - услышала я голос Моны.

-Приступай, Селим, пошли, выйдем, - сказал Теодор и они вышли.

Открыть глаза было больно, температура давала о себе знать, озноб и боль по всему телу, просто выкидывали меня из реальной жизни.

-Мона, привет, - простонала я.

-Привет Геля, я сейчас сделаю тебе уколы, не бойся это антибиотики и обезболивающие, а потом дам разгону, детворе, и пацанам, хотя ты тоже хороша, нужно было сказать, что тебе нужна помощь в работе, смотри, до чего себя довела, - говорила она, набирая в шприцы содержимое ампул.

-Сегодня с тобой полночи буду я, потом Теодор, потом Селим, если улучшения не наступит я вызову старика Мойшу, но думаю, все обойдется, - продолжала она, поставив уколы.

Через полчаса боль стала понемногу отходить, температура снизилась до 38, я смогла открыть глаза, и уже более осознано посмотреть по сторонам.В кресле у окна, на моем любимом месте сидел Теодор, задумчиво подперев рукой голову он смотрел в окно, Мона сидела на стуле у журнального столика и пила кофе, и только Селим сидел на кровати рядом со мной и держал мою руку.

-Привет, братишка улыбнулась я и пожала ему руку. Он радостно улыбнулся и сжал в ответ мою ладонь.

-Ты меня напугала, милая, почему не позвонила сразу, - спросил он.

-Я не думала что так получится, я так никогда не болела, в следующий раз сделаю все как ты скажешь, -сказала я и уже шепотом спросила у него, - а он тоже тут, и давно?

-Сразу почти, ты не помнишь?

-Нет, а что было, я помню как ты зашел ко мне и всё, - слукавила я.

-Ну, что, сестренка, очнулась, - улыбнулась Мона.

-Ой, Мона, привет, здравствуйте Теодор, простите, что напугала вас, а какими судьбами вы тут, - съязвила я.

-Добрый вечер Ангелина, - сурово сказал он,- вижу вам легче.

-Геля приходит в себя, - уточнила Мона, - значит так парни, уколы вон, мне нужно бежать, к ночи вернусь, сменю тебя, Селим, Геля крепись, - сказала она и убежала.

-Селим, ты со мной побудешь?

-Конечно, вот только позвоню кое-куда и вернусь, - сказал он и вышел на кухню.

-Теодор, а вы когда пришли?

-Ты разве не помнишь, как ты собиралась на тот свет, - спросил он, едва заметно улыбаясь.

-Я на тот свет, вы что-то путаете, у меня здесь должок, его вернуть надо, - сказала я и попыталась поднять голову с подушки, но резкая боль в шее сковала меня и я, выругавшись, уронила голову на подушку и, зажмурив глаза от боли, замерла. Он подошел ближе и, положив мне руку на плечо, похлопал по нему.

-Лежи смирно, я помогу, - сказал он и, положив одну руку на лоб, а другую на плечо, замер. Я приоткрыла глаза, и посмотрела на него, он сосредоточенно смотрел на мою шею, и боль стала стихать.

-Взгляд как у вампира, - улыбнулась я.

-Почти, - сказал он, и посмотрел мне в глаза, так нежно, что моё сердце забилось чуть сильнее.

В комнату вошел, Селим и Теодор, убрав руки с меня, встал и отошел от моей кровати.

-Я пошел, смотри за ней, - сказал он и ушел.

-Все, мы остались вдвоем, давай я приготовлю тебе что-нибудь, ты чего будешь, - спросил Селим.

-Я бы какао выпила, - сказала я задумчиво.

-Скоро, будет, - сказал он и ушел на кухню.

Через несколько минут он принес мне какао, а себе чай. Сидя рядом на кровати, он мне что-то рассказывал, я слушала и не понимала только одного, зачем они тут все вместе, за мной ухаживают, я кто, или что,прямо такая нужная, и зачем я им, напрямую спросить я пока попросту трусила, иногда мне казалось, что все они это только моё воображение. Допив все мы еще немного поболтали, ближе к десяти температура стала вновь подниматься, Селим напоил меня таблетками, меня стало клонить в сон, но засыпать было страшно, чувство, что я могу не проснуться меня не покидало.

-Селим, побудь рядом, мне страшно, - сказала я, - вдруг я больше не проснусь, я так в первый раз сильно болею.

Он сел на кровать рядом со мной и взял меня за руку.

-Конечно, я буду рядом, милая, не бойся, всё наладится.

Температура спадала медленно, меня морозило, я никак не могла согреться, руки ноги казались ледяными, голова болела.

-Кажется, я сейчас умру, согреться не могу, - прошептала я.

-Гель, я могу лечь рядом, и попытаться тебя согреть, если ты не боишься, я могу или ты боишься, - спросил он.

-Чего я должна бояться,- засмеялась я.

-Ну, мало ли, я же все-таки мужик, - улыбнулся он.

- Ой, я не боюсь хомячков, если ты думаешь, что это поможет, то ложись, - засмеялась я.

Он лег рядом, и мы обнялись, понемногу дрожь прошла, руки и ноги стали согреваться, и я провалилась в сон. Разбудил, меня Селим, уже чуть за полночь, он встал и, укрыв меня одеялом, сказал:

-Температуру немного спала, мне пора идти, утром я приду, не бойся, сейчас должна придти Мона, а я уйду, ты спи, пока, - он чмокнул меня, как маленького ребенка в лоб, и я тут же провались в сон.

Мона не пришла, вместо неё пришел Теодор, и, пододвинув кресло к кровати сел рядом со мной. Спала я беспокойно, температура ниже 38 не понижалась, Теодор разбудил меня среди ночи и заставил выпить таблетки, я немного удивилась, увидев его вместо Моны.

-Ты не Мона, - прохрипела я, выпив таблетки, - принеси мне молока, пожалуйста, теплого.

Он вышел, я сидела на кровати укутанная в одеяло, и меня бил озноб. Теодор принес мне молоко, я выпила его и, поблагодарив, спросила, где Мона.

-Она уехала за Мойшей, - сказал он.

-Это кто?

-Лекарь, ложись, я тебя укрою, - сказал он.

-Значит всё серьезно, если Мона уехала за Мойшей, - сделала заключения я, -а где Селим?

-Дома, наверное, зачем он тебе?

-Он согрел меня, температура спала и я уснула, а сейчас я, наверное, точно сдохну, меня вновь колотит,а руки и ноги ледяные, и не согреваются, наверное, я сейчас сварюсь изнутри, а руки и ноги превратятся в лёд, - простонала я.

-Что мне сделать, грелку положить в ноги, - спросил он.

-Угу,- просипела я , - во всё тело, сделай как он, так быстрее будет.

-Как, - спросил он.

-Ляг рядом, только я его не боялась и он меня, а с тобой я не знаю чего ожидать.

-Ожидай, что температура спадет, - рассмеялся он, и лег рядом.

Неловко было обнимать человека, которого ты почти не знаешь. Он тоже не знал, как лечь так, чтобы соблюсти приличия. Хотя с Селимом, я об этом не думала, просто прижалась к нему, и все, а он меня обнял. Теодор лёг на кровать рядом со мной, но за моей спиной, я зажмурилась и прижалась спиной к нему, он укрыл меня одеялом и положил руку мне на плечо.

-Ну, уже можно меня греть начинать, - тихо сказала я.

Он, молча, придвинулся еще ближе и прижался ко мне, дрожь стала спадать, ноги стали согреваться, я уснула. Он лежал, и как только я уснула, немного расслабился, и задремал. Во сне под утро я повернулась к нему и, обняв как большую мягкую игрушку, спала сном младенца, он же лежал и смотрел на меня, не понимая, как он мог так просто влюбиться в обычную человеческую особь.

Утром пришла Мона с Мойшей, увидев, как мы спим, они переглянулись и Мойша тихо сказал:

-Это она, он ее нашел.

Теодор вздрогнул и, стараясь меня не разбудить, встал.

-Доброе утроуважаемый Мойша, - сказал он и слегка поклонился, - температура не спадает, таблетки и уколы держат ее, но ниже 38 не спадает.

-Это переход, она справиться, но только ты должен быть рядом, Мона и Селим не вытянут, это под силу только тебе, перерождение идет и ей нужны силы, - продолжал он, - я оставлю питье, пои её как она проснется, и перед тем как заснет, еще четыре дня и она будет здорова.

-Благодарю, Мойша, Мона позаботится о тебе, а я буду рядом с ней.

-Вы ей рассказали уже всё, - неожиданно спросил Мойша.

-Нет, Теодор решил, что еще рано, - сказала Мона.

-Жаль, почва не подготовлена было, но тебе видней, Тео, но как только она переродится и выздоровит, расскажи ей, она должна знать, а пока она болеет, кто смотрит за участком, - спросил Мойша.

-Наша семья стоит на страже, мы справляемся, - сказал Теодор.

Проснулась я от того что вновь замерзла и хотела пить, я открыла глаза и увидела спящего в кресле Теодора.

-Что сбежал, - сказала я и решила пойти на кухню выпить горячего чаю, но встать мне не дал Теодор.

-Лежи, я принесу чай с травами, - он встал и, подходя к двери, сказал, обернувшись, - я не сбежал, приходили Мона и Мойша, я встал, чтобы их встретить и проводить.

-Да, да, я тебе верю, - просипела я и отвернулась, сил вставать не было, говорить приходилось с трудом.

Выпив чай, я лежала с закрытыми глазами, а он сидел в кресле.

-Когда Селим придет?

-Эти дни рядом буду только я, им нельзя, да и работы у них много.

-Я что так плоха, что ты будешь со мной рядом все дни, - спросила я.

-Пока высокая температура, я буду рядом, потом посмотрим.

-Ой, как строго, ну ладно, а в ванну я могу сходить, ну вдруг мне приспичит?

-Да, я помогу тебе дойти.

-И на этом спасибо, - подвела итог я.

Эти два дня я в туалет так и не ходила, а теперь мне было нужно, я с трудом села на кровать, сил почти не было, но естественная нужда подгоняла. Он, сидя в кресле, смотрел в окно,я посмотрела на него, как он хорош, но отведя глаза в сторону, и тихо сказала:

-Ну, хорошо, мне нужно в туалет. Температура немного кажется, спала, помоги мне, пожалуйста, встать, - сказала я.

Он тут же встал и подошел ко мне, помог встать и дойти до туалета. Ноги слушались плохо, слабость во всем теле была невыносима.

-Дальше я справлюсь, - запротестовала я.

-Я знаю, я на кухне поставлю чайник, - сказал он и ушел.

Сделав свои дела, я умылась, прибрала волосы и, скинув одежду в стирку, накинула легкий халат, который весел в ванной. Выйдя из ванны, я оглянулась никого, значит, успею дойти до комода и натянуть пижаму или хотя бы белье. Держась за стену, я прошла в спальню и, подойдя к шкафу, открыла дверки, достала пижаму и из ящика белье. Но закрыв двери, вздрогнула, за ними стоял Теодор.

-Ты что решил меня еще и напугать?

-Нет, просто хотел тебе помочь, давай руку, - сказал он и протянул свою.

-Может ты меня еще, и переоденешь, - ехидно спросила я, сунув белье в пижаму, я подала ему руку.

Он помог дойти до кровати и остановился.

-Ну, ты мне будешь помогать, или я всё-таки сама переоденусь, - спросила я и демонстративно стлала расстегивать халат, он отвернулся и вышел из комнаты.

-Трус, - прошипела я. Скинув халат, я надела белье и пижаму, потом улеглась на подушки и закрыла глаза. Так простыть у меня получилось в первые, я даже в детстве так не болела, иногда во сне, когда температура немного снижалась я, открывая глаза, видела свою руку, но она как будто была покрыта темными пятнами, небольшими, как у леопарда, я решила что мне просто это, кажется. Я вытащила руки из-под одеяла и стала разглядывать их, Теодор постучал в дверь, я отвлеклась, но краем глаза увидела вновь эти пятна.

-Ой, - вскрикнула я и посмотрела на руки, они были в порядке, - заходите.

-У тебя все в порядке, - вошел встревоженный Теодор.

-Наверное, - разглядывая руки, сказала я, - мне показалось, что у меня на руках пятна темные, наверное, опять температура повышается.

Он улыбнулся и сев на край кровати подал мне градусник, я сунула его под мышку, и уставилась в потолок, когда градусник запищал, я посмотрела на цифры, 38.5, ну вот, опять ползет вверх.

-Сейчас принесу питьё и таблетки, как раз уже время подошло, - сказал он и ушел на кухню. Выпив все, я лежала на кровати с закрытыми глазами, и пыталась согреться, меня бил озноб, но я упорно пыталась с ним договориться.

-Тебе всё еще холодно, - вдруг совсем рядом спросил Теодор.

-Да, не могу согреться, укрой меня еще пледом, я постараюсь согреться, - сказала я.

Он послушно укрыл меня плодом и сел на край кровати, я чувствовала, что он на меня смотрит.

-Зачем я вам, - тихо спросила я.

-Ты наша семья, мы в ответе за тебя, - сказал он затертые слова.

-А на самом деле, - неуверенно сказала я и открыла глаза. Он смотрел на меня, но как только наши взгляды встретились, он отвернулся и сказал:

-Думаю, что мы, в какой-то мере, виноваты, что ты, вот так сильно болеешь, нам нужно было сразу обговорить наше сотрудничество, но сложись так, - он запнулся, - как сложилось, еще пару дней и ты восстановишься, и там мы уже будем решать наши отношения.

-В чем ваша вина, - поинтересовалась я.

-Ты становишься другой.

-Это как?

-Идет, так скажем перерождение.

-Ого, куда вы загнули, и в кого я перерождаюсь, - поинтересовалась я.

-В нас.

-Убедительно и понятно, залазь под одеяло ко мне, я не могу согреться, мне нужно грелка в полный рост, - прохрипела я.

-Может грелку дать, - спросил он.

-Селим пришел?

-Нет, а причем тут он?

-Я про грелку во весь рост, - рассмеялась я.

Он тоже рассмеялся и, скинув с себя спортивную кофту, в трико и футболке залез ко мне под одеяло, я прижалась к нему как к большому медведю и стала немного согреваться и проваливаться в сон. Проснулась от того что он гладит меня по голове и что-то шепчет.

-Ты чем занят?

Он немного вздрогнул от неожиданности, и сказал:

-Ты начинаешь понемногу потеть, это хороший знак, я убирал волосы с твоего лица, а вот твоя рука слишком недвусмысленно лежит на мне, - прошептал он.

Действительно моя рука, забравшись под его футболку, лежала на его животе чуть ниже пояса, я резко убрала руку и отвернулась к нему спиной, мне было стыдно. Он повернулся ко мне и, обняв, прижал меня к себе.

-Не отползай, можешь еще, и простудится вдобавок.

-Я и так простужена, или нет, - спросила я.

-Ну, с какой стороны посмотреть, уже ночь, может спать, будем, а?

-Я кушать хочу, - тихо сказала я.

- Пошли чай пить, бутерброды поедим с сыром.

-Пойдем.

-Одевайся теплее, я пошел на кухню чайник поставлю.

Но он продолжал лежать рядом и обнимать меня.

-Эй, за спиной, ты, кажется, забылся- , я чувствовала, как стучит его сердце.

-Ох, прости, всё пошел на кухню.

Он ушел, я медленно встала. И действительно, я была вся мокрая. Достав из шифоньера теплую пижаму, в которой я спала только зимой, я скинула мокрую легкую пижаму на пол и переоделась, потом пошла на кухню.

Теодор уже собрал на кухне на стол еду и наливал чай, я села ну стул и стала следить за его руками, он ловко, намазывал хлеб маслом и, отрезав тонко сыр, пристраивал его на хлеб. Мы поели и я как, обычно собрав посуду в раковине начала ее мыть. Он подошел позади меня и отодвинул в сторону.

-Я сам.

-Я села рядом на гарнитур и стала смотреть, как он убирается на кухне. Когда всё было убрано, он вытер руки полотенцем и спросил:

-Все, как и ты сделал, или что – то напутал?

-Нет, все правильно.

-Пошли спать, тогда, - сказал он.

-Я ногу отсидела, - зашипела я.

Он подошел так близко, что стук сердца, теперь уже моего, заглушал всё. Он обнял меня и немного подняв, снял со столешни кухонника, потом немного отпустил, и я стала медленно сползать вниз. Когда наши глаза оказались на одном уровне мы замерли, дыхание стало сбивчивым, я слышала, как наши сердца стучат, готовы выпрыгнуть, мне так хотелось его поцеловать что я, облизнув губы, почти касаясь его губ, тихо прошептала:

-Больше без разрешения не буду.

Он резко опомнился и отпустил меня, я от удивления открыла рот, он отвернулся и процедил сквозь зубы:

-Иди спать, время ночь.

Я пожала плечами, вернулась в спальню и легла в кровать, где провалилась в глубокий сон.

Утром я услышала разговоры в прихожей, и узнала голос Селима.

-Селим, - крикнула я.

Он тут же вошел в комнату, и, улыбаясь, сел рядом.

-Говорят, ты уже кушаешь, значит, болезнь проходит.

Стукнула входная дверь, я вздрогнула, и посмотрела на него.

-Это Теодор ушел, ему нужен отдых, сегодня я с тобой до полуночи.

Я протянула к нему руки, и мы обнялись, как дети радостно и крепко. Высокой температуры весь день не было и мы с братом пили чай, кушали, смотрели телевизор и просто болтали сидя на диване. К вечеру уже часам к семи поднялась температура 39, я выпила лекарства и, мы легли в постель, он как всегда меня крепко обнимал, а я, прижавшись к нему, согревалась и засыпала. Проснулись мы уже в десять вечера от того что были оба мокрые.

-Ого, как я нас вымочила, пошли, переоденемся, сказала я, вставая, вся кровать была мокрая, как будто туда вылили ведро воды.

-Мне нечего переодеть, я буду голым, - засмеялся он.

-Хорошо я дам тебе простынь закутаешься в нее, - сказала я, доставая из шкафа простынь.

Он ушел в комнату, я сняла с себя мокрую одежду и, накинув халат, стала развешивать все на батарею. Мы сидели на диване, вещи, развешанные по всей квартире, сохли.

-Давай раскинем диван и ляжем тут, под плед, - предложила я.

-Давай, - согласился он.

Мы лежали оба на спине, под пледом и смотрели в потолок, сна не было ни в одном глазу. Я повернулась к нему и спросила:

-Что тоже не спиться?

-Нет, как-то странно, полуголые, рядом, темно, мы не натворим дел?

-Ты про что, - спросилаудивленно я.

-Я про нас, я же взрослый мужчина, ты, молодая красивая, - начал он.

-Ты что, мы же с тобой только что в обнимку спали, даже не думая об этом, да и мы, брат и сестра, разве можно такое подумать, возразила я.

-Геля, я чувствую твои желания, не обманывайся, - сказал он серьезно, - ты хочешь меня, я тебя, это физика, мы оба голые, ты просто боишься.

- Я не боюсь, - сказала я.

-Посмотрим?

Он поцеловал меня, ия даже не поняла, что случилось, но очнулись мы голые, обнимающиеся и довольные.

-Что это было, - тихо спросила я.

-Страсть, только давай это будет между нами, нам нельзя такое вытворять. В дверь квартиры постучали, Селим быстро вскочил и мигом надел штаны, босиком и с голым торсом добежал до двери и открыл её.

-Ты почему в таком виде, - строго спросил Теодор.

-Я сушил одежду, мы промокли насквозь, пришлось развешать все на батареи, - скромно оправдался Селим.

-Мы, она, что, тоже раздета, вы что, - начал, было, он возмущенно.

-Всё в рамках приличия, она на диване, кровать мокрая, настои и таблетки выпила, сейчас спит, - прервал, его Селим, быстро оделся и ушел. Теодор вошел в комнату, сел рядом на диван и осторожно потрогал мой лоб, я не открывая глаз, сделала вид, что я сплю и меня будить не надо, потом укуталась с головой в плед и уснула.

Уже утром меня разбудил Теодор, и с серьёзным видом потребовал выпить настой.

-Утро уже, просыпайся, пора пить настой, - сказал он.

-И тебе привет, добрый грек, - взяв из его рук стакан, сказала я, - долго еще травить думаешь этим?

-Если бы кто-то в свое время не разбрасывал свои поцелуи, то и не травился бы сейчас зельем, - парировал он.

Я чуть им не поперхнулась, выпучив на него глаза, я с трудом допила его, и, отдав стакан, встала, придерживая плед на своем теле так чтобы было не заметно, что я совершенно голая.

-Так это я виновата, что когда-то тебя поцеловала?

-Да, ты, тебе этого делать было категорически нельзя, ты человеческое существо, совсем не понимаешь, куда суёшь свой нос!

-Да что ты себе возомнил, ты у меня дома и еще на меня и орешь, пошел вон, отсюда, - кричала я на него, и, подойдя ближе со всей дури, шлепнула его ладонью по плечу. На месте, где я только что ударила его, сразу образовались три кровавых полосы, я от испуга ахнула, и почувствовала как на моем теле волосы встали дыбом. Я глянула на себя, и ужаснулась, мое тело было покрыто пятнистой шкурой, а моя кожа исчезла.

-Что за хрень, - сказала я и благополучно рухнула в обморок.

Я лежала на диване укрытая пледом, за окном солнце уже почти село, рядом в кресле спал Теодор, укрывшись своим пиджаком, температуры высокой уже не было, чуть за 37, так что тело немного поламывало, и самое ужасное, очень хотелось кушать, я готова была съесть слона. Я тихо сползла с дивана и ушла на кухню все, также кутаясь в плед, открыла холодильник и достала бутерброд с колбасой и сыром, засунув в рот, включила чайник. Придерживая плед, я села на стул и посмотрев на бутерброд с хлебом, я фыркнула, положила хлеб на стол, а колбасу с сыром засунула целиком в рот. За спиной кашлянул Теодор.

-Что голод, - спросил он.

-Да, жрать хочу, сны снятся страшные, наверное, кушать сильно хочу, - сказала я. Чайник закипел, он снял его с плиты, поставил на стол две чашки, налил кипятка и кинул в них чайные пакетики. Сев рядом за стол спросил:

-Сахар или молоко?

-Молоко, можно просто без чая, - сказала я.

Он достал молоко из холодильника, открыл и стал наливать в чай немного морщась.

-Ты чего, молоко не любишь?

-Нет, рука побаливает, - сказал он.

-А что с рукой?

-Да кто-то ударил, - сказал он и повернулся показать плечо. Оно было забинтовано, но немного крови просочилось, и было видно, что порез был не один и глубокий.

-Кто это тебя так, - спросила я, доедая колбасу, и припивая чай.

-Не догадываешься?

-А должна, - спросила я, разглядывая аккуратно намотанный бинт на его плече.

-Ты что издеваешься, - засмеялся он.

Я хохотнула и, не понимая, что от меня требуется, допила чай и, придерживая плед, пошла в спальню, одеться, но его слова догнали меня в проеме двери как выстрел в спину.

-Это была ты, и это был не сон.

Моя руки задрожали, плед упал, я обернулась и, вспомнив все, что было, опять погрузилась в небытиё, подхватив меня, Теодор уложил мое тело в чистую кровать, и, укрыв одеялом, вышел. Вернувшись, через несколько минут, он сел на кровать и взяв мою руку, в свои ладони сказал:

-Геля, ну как нам поговорить, когда ты всё время падаешь в обморок, милая ты меня слышишь?

Я в полубессознательном состоянии помотала головой, давая понять, что я его слышу, он улыбнулся и продолжил.

-Мы не люди, как раньше была ты, то есть мы люди но не просто люди, теперь и ты такая же, мы люди гепарды, Селим, он лев, Мона например пантера. Ты меня понимаешь? Тот поцелуй, ты помнишь, ты меня поцеловала, тогда ты стала носителем гена гепарда, инкубационный период закончился, и ты стала перерождаться, вот почему ты так долго болеешь, твое тело сопротивляется, - сказал он.

-Так вот где собака зарыта, значит вот, в чем я виновата, то-то ты в тот раз впал в ступор, я думала, тебе ужасно противно было, и ты не знал, как мне сказать, - сказала я.

-Ты не права, я испугался за тебя, а поцелуй мне очень понравился, ты же чувствуешь меня, и сама все понимаешь, - сказал он.

-Значит, всё то, что я видела, это реально было моя шерсть, вместо кожи?

-Да.

-Иди сюда, ближе, ближе пододвинься, - сказала я, вот сейчас снова его поцелую и перестану быть гепардом, а стану человеком. Он покорно сел как можно ближе, я тоже села и на кровати и обняв его за шею, поцеловала, он ответил на поцелуй, и, обнимая меня, стал что-то шептать, какие-то непонятные слова толи мантры толи заклинания, чередую их с поцелуями. Страстные поцелую и ласки сделали свое дело, мы стали одним целым.

Лежа в кровати в обнимку, он тихо шептал мне на ухо:

-Ты же помнишь первое знакомство, я уже тогда понял что пропал, когда увидел тебя, первый раз. А ты грохнулась в обморок, когда я принес тебя домой и укладывал на диван, я так хотел тебя поцеловать, но боялся, что ты станешь гепардом, против своей воли, а вдруг это тебе не понравится, но я почувствовал, что ты уже скоро станешь как я.

-Значит, я не смогу вновь вернуться в человеческий облик, не стану как раньше, значит, я зря тебя сейчас поцеловала, - спросила я.

-Скорее всего, ты огорчена, милая?

-Нет, наверное, в этом теле тоже есть свои преимущества, - рассмеялась я и поцеловала его вновь нежно и, страстно.

Сидя вечером за столом на кухне он уже серьезно сказал, что как только я пойду в отпуск на основной работе, так мне сразу нужно будет придти в дом на дереве, чтобы пройти обучении.

-Разве здесь я не смогу пройти обучение, - поинтересовалась я.

-Нет, здесь тебя не поймут, - сказал он, и мы рассмеялись.

После того как я вышла с больничного, мы просто иногда созванивались с Теодором, с Селимом виделись на улице, иногда в гости забегала Мона, я не знала как вести себя с Теодором, он меня старался избегать. Селим, только шутил, лишь Мона, по-сестрински помогала, мне с моими новыми бзиками моего тела.

Наступил май, и я вышла в отпуск, сразу же позвонил Теодор и сказал, что Селим, заедет и заберет меня, а ключи от квартиры нужно отдать Моне, она присмотрит за моим жильём.

Через полчаса после звонка Теодора приехал, Селим.

-Милая, наш секрет в силе, никому не говорим, хорошо, - спросил Селим когда спускался впереди меня по лестнице, в подъезде.

-Ну, наверное, - промямлила я.

Он резко остановился, и я налетела на него, ухватившись за шею, чтобы не упасть, хотя больше походило, что я его обнимаю.

-Ты никому не говорила, - строго спросил он, крепко держа меня за талию, и смотря мне в глаза.

-Конечно милый, никому, - сказала я и по-детски поцеловала его в губы.

Он прижал меня к себе с такой страстью, и стал целовать, я кое-как остановила его.

-Ты чего, - спросил он, переводя дыхание.

-Я просто испугалась, я думала, что мы прямо тут упадем, и пусть весь мир подождет, - улыбнулась я.

-Мы опять не можем себя контролировать, надеюсь, ты никого не завела себе,- спросил он, улыбаясь, - я могу приревновать.

-ОЙ, - испуганно сказала я, он насторожился, - не бойся, официально меня никто не назначил своей девушкой, даже ты.

-НЕТ, ты мая любимая, я тебя пометил, теперь я и ты, мы вместе, а что ты не зная этого, с кем-то уже встречалась, если он из наших, то он бы заметил, - рассмеялся Селим.

-Прикинь, а если бы это был Теодор?

-Нет, он одиночка, много лет, он, постой, - он посмотрел мне в глаза, - у тебя с ним что-то было, - спросил он испуганно.

-Так, ничего особенного, забей, просто неловко обнялись, так он тут же убежал, - я расхохоталась, пытаясь скрыть свои чувства.

Он стал принюхиваться ко мне, как кот, потом понюхал меня за ушами и, взяв моё лицо в ладони, посмотрел мне в глаза.

-Если ты с ним, скажи сразу, нам скандалы не нужны, ты всегда будешь моей любимой, как и я твоим, даже если он будет с тобой, а ты с ним. Я безумно хочу тебя и ты тоже, смотри, как ты дышишь, может, вернемся, - он вновь поцеловал меня, и я уже готова было вернуться, но хлопнувшая дверь подъезда нас остановила.

-Только предупреди меня, ты меня поняла, Теодор тоже тебя пометил, и это странно, - прошептал он, надеюсь, что сегодня всё решится, но запомни никому не говори, - только он это сказал, как снизу мы услышали голос Моны.

-Что не говори, а мне скажите?

Селим отскочил от меня, как ошпаренный, успев поцеловать меня как малыша в нос.

-Мона, мы уже идем, - крикнул он.

Оказывается он приехал с ней, и она ждала нас в машине. Но мы немного задержались, и она решила нам помочь, мы чуть не попали.

Войдя в старый домик на дереве, мы прошли через большой зал с круглым столом, и вышли на другую сторону домика.

Здесь было лето, все как в сказке, нас ждали, мы спустились по лестнице, и я оглянулась, домик на дереве здесь казался огромным дворцом. Я присвистнула и, засмотревшись на величие здания запнувшись и повалилась на Селима, он меня осторожно подхватил и поставил на ноги. Мы пошли к большому ручью, где стоял Теодор, Мойша, и еще несколько человек.

-Добро пожаловать, деточка, - улыбаясь, сказал Мойша, - так получилось, что ты стала одной из нас, но навыки тебе не веданы, тебе предстоит постичь не только их, но и мудрость нашего племя.

-Ангелина, сегодня ты идешь в школу обучаться, и твоим наставником будет Селим, твой друг, - сказал Теодор. Не давая ни малейшего намека на свое отношение ко мне, он всем видом давал понять, что он просто заботливый глава нашего семейства.

-Почему не Мона, - спросила я.

-Мона заменит тебя, в твоем мире, пока тебя там нет, - сказал Мойша, подходя ко мне ближе.

Теодор с Селимом, отошли в сторону, и стали о чем-то разговаривать. Мона уехала, почти сразу же, как мне назначили наставника. Мойша подошел как можно ближе и сказал:

-Играя за обе команды нужно иметь мудрость.

-Вы о чем, - удивленно спросила я.

-Я вижу что ты понимаешь, о чем речь, будь осмотрительна, если что сразу зови меня, во тебе кольцо когда я буду тебе нужен нажми на камень, я постараюсь тебе помочь, но помни, ты сама должна решить с кем останешься,.

Тут до меня дошло, про что он говорит, он говорил про Теодора и Селима.

-Но только один предложил мне быть, - сказала я, но закончить мне не дал Теодор.

- Кто тебе что предложил, - поинтересовался он.

-Мы тут о своем, а тебе в пору тоже ставить свои точки над буквами, - сказал, рассмеявшись Мойша.

-Ангелина, вот ваши браслеты с Селимом, вы одеваете их и идете за ручей. Снимать их нельзя, вы потеряете связь, а она важна в обучении, теперь мы увидимся с вами только через месяц.

- И всё, - я посмотрела ему в глаза, но он отвернулся, «значит просто одиночка» крикнула я мысленно.

Он посмотрел на меня, будто услышал, надел на нас браслеты, и отошел, я посмотрела на Мойшу, тот пожал плечами и расхохотался.

-Выбор есть у каждого, всегда, - добавил он и ушел, Теодор проводил нас за ручей и ушел, даже не попрощавшись.

Когда мы остались одни, я спросила Селима:

-Нас что обручили?

-Почти, - он взял меня за руку, и мы пошли в лес.

-Что он тебе говорил, когда вы отошли?

-Сказал чему тебя обучить.

-А что говорил целитель?

-«Играя за обе команды нужно иметь мудрость», - передразнила я его, - он так сказал, я не поняла про что он.

-Да, странный старик. Ну вот смотри спать мы будем весь месяц в том стогу сена, пить из того водопада, есть что найдем, тренировать выносливость, и проявления начнем с завтрашнего дня а пока пошли нам приготовили ужин, и спать нужно лечь пораньше.

Мы поели и, забравшись на стог сена, улеглись, я по привычке прижалась к нему, он отодвинулся.

-Ты чего, я же просто так.

-Нам нельзя, мне сказали, что на тебя имеют виды, - тихо сказал он, - и за нами будут наблюдать, так что спи, просто спи.

-Ах, ты маленький, противный комок шерсти, - замурлыкала я, - да как ты так можешь, так со мной, - зашипела я и ощетинилась.

Селим резко вскочил, и зарычал.

-Не усложняй, а то мы можем натворить такого, что будет стыдно нам обоим.

Его тело покрылось светло – коричневым мехом на конце хвоста появилась кисточка темного цвета.

-так ты лев, а не котенок,- мурлыкнула я, - царь зверей.

-Да, а ты гепард, ты пятнистая, - рыкнул он.

Я осмотрелась, и в правду мое тело было покрыто шерстью гепарда со своеобразным неповторяющимся рисунком, я улыбнулась, оскалив клыки, теперь я уже готова к этому и мой рассудок справился с этим.

- Ты решил от меня открестится, ты же обещал что мы, - не успела я ничего сказать, он так зарычал, что я, прижав уши, присела. Он еще раз рыкнул на меня, я зашипела. Потом я ударила лапой по его задней ноге и, ощетинившись и шипя, встала в стойку готовая напасть. Он, недолго думая кинулся на меня с таким рыком, что мне немного стало страшно, мы сцепились и стали драться, в стогу получалось не очень удобно, за то мы так закопались в сене, что нас не только не было видно но и слышно.Мы замерли, обнимая друг друга и целуя, вернувшись в свои тела, страсть нас настигала, стоило нам только оказаться наедине и мы уже теряли голову.

- Нам нужно вернуться, - простонал он, - не могу выпустить тебя из своих объятий, они могут нас раскусить, давай будем острожное, я сойду с ума если нас разлучат, - шептал он мне на ухо.

-Лим, милый Лим, я тебя никому не отдам, мой милый лев, - шептала я ему на ухо, - пошли, вернемся, нас уже ищут. Мы выпали из стога с разных сторон, растрепанные и все в кровоточащих царапинах, с синяками и ссадинами, но прятали счастливые глаза.

-Вы что с ума сошли, - кричал Мойша, - быстро обоих в лазарет, санитары, быстрее, он справиться, а она может не успеть, она же новенькая.

Все что я помню, я стою на земле, довольная и дикая, потом ноги подкашиваются и, в следующий момент я вижу перед собой глаза Теодора.

-Ты?

-Очнулась? Как ты могла, так опрометчиво поступить?

-Ты даже не попрощался, и ничего не сказал про нас, я была в бешенстве, а Селим, просто попал под руку, я сама не ожидала что такое, может быть, - сказала я, и закатила глаза вверх, дабы показать двусмысленность фразы.

-Ты, сейчас о чем?

-Ты меня пометил, это чтозначит?

-Это значит что ты моя, -сказал он.

-Так прояви своежелание и заботу чтобы я чувствовала что я твоя, я этого не чувствую, и поэтому делаю выводы, я ничья, - тихо сказала я.

- Ты так потрепала, Селима, что ему тяжело, до сих пор, так что у вас только теория, две недели, и он будет приходить первую неделю к тебе сюда, а потом вы пойдете вновь в лес, там продолжите теорию, я не могу быть с тобой так часто, как ты хочешь, - сказал он.

-Дело твое, тогда не утверждай что я твоя, хочешь быть со мной, будь.

-После обучения поговорим, - сказал он и вышел.

-Вот так да, - крикнула я ему вдогонку.

Дверь вновь открылась, и вошел, Селим, я, увидав это чудо в бинтах, расхохоталась, он, глядя на меня, стал тоже, смесятся, мы сидели у меня на кровати и просто ржали, глядя друг на друга. Насмеявшись вдоволь, мы уснули прямо на моей кровати, свернувшись клубочками, но в человеческом облике. Через какое-то время за дверью остановились Теодор и Мойша, они смотрели на нас, как мы спали.

-Тео, если ты пометил её, то будь с ней, если не уверен, отпусти, смотри, спят как брат с сестрой, - тихо сказал лекарь.

-Я не понимаю, меня к ней так тянет, что я просто схожу с ума, но и ревную, даже к нему, я думаю, он не позволит себе ничего лишнего, но всё равно ревную, я готов драться за нее, но и боюсь её, - тихо произнес Теодор.

-Сделай свой выбор,она на распутье, ей трудно, ты сам должен принять решение, и не тяни кота за хвост, - рассмеялся Мойша, - времени у тебя совсем мало, - добавил он.

Всю неделю Селим рассказывал, как ведут себя в реальном мире, такие как они, когда можно применять своё естество, а когда просто лучше удрать от проблемы. Вторую неделю мы тренировались по программе разработанной Теодором и под присмотром кого нибудь, нас просто не оставляли одних, даже когда мы ложились спать за нами было наблюдение, но наше влечении лишь укреплялось, мы это чувствовали и старались себя сдерживать, но выходило с трудом. Наша животная страсть готова была выплеснуться наружу, не только в виде страстного желания обладать друг другом, но и могла перерасти в агрессию, пару раз мы вновь чуть не сцепились, но нас разняли, и развели по разным комнатам, дав книги для чтения. Я сидела в комнате на кровати и листала старую книгу, интересного там для меня ничего не было, я стала осматривать, комнату, небольшая больше похожая на келью, с небольшим камином. Большое окно выходило на запад, и из него было видно, как водопад искрится в закате. Я решила искупаться, смыть с себя спесь, накинув на купальник халат, я вышла во двор и пошла к ручью, дойдя до водопада и остановилась, сняла халат и нырнула под струи водопада, они были такими теплыми, что я замурлыкала, покрываясь шерстью. Обострившийся слух, зрения и обоняние безошибочно выдали местонахождение приставленных ко мне стражей, и запах Лима. Я оглянулась и увидела, как он плавает с молодой девушкой, не далеко от водопада. Я фыркнула и вернулась в свое тело, наплававшись до усталости, я вышла из воды подхватила халат и, накинув его на лечо пошла к себе с комнату. На улице уже достаточно стемнело, и я шла почти на ощупь, мои стражи немного отстали и потеряли меня. Я зашла в дом и повернула по коридору к лифту, нажала кнопку, дверь открылась я вошла и нажала номер своего этажа, двери стали закрываться и в последний момент в них впрыгнул Лим, двери закрылись и лифт повез нас наверх. Мы молчали, как только дверь открылась, он сунул мне в руку записку и вышел, на этаже нас встречали наши стражи. Мы разошлись по своим комнатам и нас закрыли на ключ. Оставшись одна, я прочла записку.

«в туалете есть вентиляционная решетка, если ее открыть, могут придти гости, не попавшись на глаза никому»

- Ага, нет, я тебя видела, ты плавал с молодой девушкой, зачем мне всё это, - прошипела я и пошла в туалет ради интереса, посмотреть придет ли Лим, или просто пошутил. Приоткрыв решетку, я подождала немного, но в ответ была лишь тишина, я разделась и легла спать, выключив свет. Дверь открылась, и кто-то вошел, я притворилась спящей, но по запаху учуяла, что это были стражи, они пришли проверить меня. Убедившись, что я сплю, они ушли, вновь закрыв мою комнату на замок, я открыла глаза,и заплакала, мне стало жутко одиноко, и страшно.

Часы медленно разрывали ночь, Лим не шел, Теодор не давал о себе знать, я не знала, как мне быть. Иногда мне казалось, что я схожу с ума, те чувства, которые я испытывала к двум мужчинам, меня пугали, я пыталась разобраться в себе, но мне было трудно понять, кто для меня дороже, я любила их обоих, я боялась потерять их. Пока я размышляла, то незаметно для себя уснула. Мне снилось, что пришел Лим, и мы вновь любим, друг друга, возбуждение нарастала с каждой минутой, я очнулась ото сна и открыла глаза, рядом лежал Лим, и нежно обнимая, целовал меня.

-Лим, - прошипела я, - Лим.

-Тише нас могут услышать, я чуть с катушек не слетел, увидав тебя у водопада.

-Я тоже тебя видела, и ты был не один, - упрекнула я его.

-У нас мало время, скоро рассвет, я так соскучился по тебе, - прошептал он.

-Я тоже скучала, - целуя его, прошептала я.

Мы наслаждались друг другом, до самого рассвета, а потом он ушел, так же тихо, как и пришел, оставив только свой запах на моей постели.

Третья неделя тренировок была предназначена для охоты, мне нужно было научиться ловить дичь, я была против такой охоты, но мне было сказано, что это нужно для моего общего понимания нового образа жизни, в теле не только человека, но и гепарда. Два дня мне рассказывали как, что и зачем, потом два дня мы выслеживали добычу, и только на следующие два дня я должна была охотиться, а последний день я должна была принести добычу сама, то есть сходить на охоту, одна, и принести добычу, для зачета. В воскресенье Селима увели куда-то, я была одна, мне сказали, что весь лес в моем распоряжении, я и могу идти за добычей, как только принесу, так будет пройден этап охоты, и я смогу приступить к своим обязанностям равноправного члена семьи. Что это означало, я не могла осознать, принести добычу, мне было слишком сложно, убивать я не могла, для меня это было выше моих сил, даже в теле гепарда это было для меня невыносимо сложно. Я ушла в лес утром, бродила по нему в поисках не знаю чего, потом плюнула на все это и, развалившись на солнце, на небольшой полянке я просто уснула. Меня разбудили поцелуи, Лима, проснись милая тебе пора, уже вечер, я принес тебе добычу, иди, шептал он, вдыхая аромат моих волос.

-Лим, я рядом с тобой просто пропадаю, - обняв его, прошептала я.

-Беги, там Теодор прибыл, тебя ждут, - сказал он и так же незаметно ушел.

Я шла на пункт встречи, волоча за собой добычу, эта была косуля. Придя и бросив животное под ногиэкзаменаторов, меня стошнило, и я тут же ушла к себе. В дверь постучали.

-Если у меня не заперто-то войдите, - сказала я.

-Добрый вечер Ангелина, - сказал вошедший Мойша.

-Добрый, наверное.

-Я все понимаю, но ты так и не смогла сделать выбор, - посмотрев на меня, сказал он.

-Мойша я потерялась,я боюсь потерять их обоих, и я их обоих люблю, мне кажется, я сломалась.

-Нет, тут все как раз понятно, Теодора любит твоя человеческая натура, а Селима, кошачья, самое трудное выбрать с кем остаться, - продолжал он.

-Скажите, а могу я вернуться обратно, стать просто человек и забыть про все это, - вдруг спросила я.

-Э как, ты думаешь, что став человеком ты забудешь их, а они охладеют к тебе, нет милая, этого не произойдет, твоя жертва будет напрасной.

-Мне что просто сдохнуть что-ли тогда, - разрыдалась я.

- Ну, ну, не плач, я помогу тебе, только это будет между нами, и ты не сможешь об этом говорить, ты согласна?

Я кивнула, вытирая слезы. Он сел рядом и тихо заговорил, так что бы слышать могла только я.

-Тебя пометили два самых сильных члена семьи, ты не можешь войти в прайд, ты не львица, но можешь сохранить дружеские отношения, свой путь ты выбрала, как я понял случайно, теперь ты гепард. Ты также можешь пометить своих, так скажем мужчин, но одного из них, ты должна пометить прилюдно, и сделать его другом, так ты не потеряешь с ним связь. У вас будут дружеские отношения, которые не должны по закону переходить в более близки. У тебя есть небольшое преимущество ты не прирожденный гепард, ты меня понимаешь?

-Нет, - помотала головой я.

-Для тебя закон не писан, - рассмеялся он, и тут до меня дошло, что он хотел сказать, - а для прирожденного напротив это табу. Но есть нюанс, если его заставили, он не виноват, - тихо добавил он, - а если никто не знает, то закон соблюден.

-Но вам это будет понятно, - прошептала я,- вы, всё понимаете, другие тоже могут это увидеть.

-А вы не афишируйте, и вот еще что, - он перешел почти с шепота, но разговор в полголоса, - ты можешь не метить сразу двух, можешь выбрать, но единство может быть только в своей группе. Присмотрись, Тео не единственный гепард здесь, только не тяни кота за хвост, и вот еще что не ходи на водопад поздно вечером, там бывает не безопасно.

-Благодарю Мойша, вам вернуть кольцо, - спросила я.

-Нет, я же тебе его дал, что бы тебе помогать, ты моя, - он замялся, - как правильно сказать, ну, наверное, ты моя внучка, и не рассказывай никому о нем и о нас.

-Хорошо, а тут всегда так много интриг, - рассмеялась я.

-Нет, но они начались с того момента, когда ты его поцеловала, - улыбаясь сказал он и ушел.

Проучившись на заднем дворе, домика на дереве, я сдала все зачеты, со мной параллельно сдавали экзамены молодые прирожденные, и в конце были устроены соревнования. На большой поляне собрались все обитатели заднего двора, но уже не в человеческом обличии, а в естественном, прирожденном, я пришла тоже в теле гепарда. Здесь были не только большие кошки, но и медведи, лисы, даже птицы, прямо как в мультике «ледниковый период». Для каждой из групп, или вернее сказать для каждого вида, был выделен маршрут, по которому они должны были пройти, и вернуться на поляну, всем дали два дня. Я с группой гепардов пошла по маршруту, особенно не вдаваясь, в правила, шла позади всех, искренне понимая, что мне до них практически далеко. В группе были разные возрасты, были совсем молодые и даже несколько особей старше меня, ну и погодки тоже, нас было 38 особей, одним из условий было не возвращаться в обличие человека, но мне было разрешено, так как я не прирожденная. До самого вечера мы, то шли, то бежали по маршруту а к вечеру было предложено найти себе пропитание и собраться на поляне у большого дерева, для того чтобы переждать ночь и возвратиться на следующий день к финишу. Искать добычу, в лесу мне былоне сложно, трудно было её потом съесть, но я, вернувшись в облик человека, пошла в лес и наелась ягод и орехов, и уже довольная, почти дошла до поляны с деревом, как на меня прыгнул огромный гепард, я мгновенно сменив обличие и дала отпор, он удивленно сел рядом и стал умываться, облизывая языком переднюю лапу, потом ей умывал свою морду. Я стояла в стойке, и нервно подрыгивающий хвост давал понять, что я готова дать отпор, я для приличия пару раз пошипела, потом отошла к большому дереву и, запрыгнув на верхние ветки, удобно устроилась. Он все это время наблюдал за мной, я давала понять, что вижу его. На поляну я не пошла, а осталась сидеть на дереве, всматриваясь вдаль, гепард, что напал на меня, устроился на краю поляны, я четко видела его, нужно за ним последить, подумала тогда я, но и место свое нужно поменять, как говорят, береженого Бог бережет. Когда все уснули, я тихо и медленно спустилась с дерева и почти так же не заметно переползла но уже не на дерево, а в небольшую толи пещерку, толи грот. Здесь было тепло и сухо, ворох листьев, на которые я легла и свернулась клубочком, были как мягкая перина, я лежала, прислушиваясь, к посторонним звукам, но было все тихо и, вернувшись в свое тело, слегка задремала.

Проснулась я от того что рядом со мной кто-то лег и стал меня целовать, его возбуждение передалось мне и я чувствовала, что необузданная страсть его может навредить нам обоим. Как мне показалось, это был молодой мужчина, его попытки овладеть мной, наверное, удались бы, если бы не одно но, я не готова была к новым отношения, и, вернувшись в один миг в тело гепарда и я вышвырнула его, хорошенько потрепав этого безумца. Им оказался тот самый гепард, что напал на меня, немногим раньше, он был слишком самоуверен. Нашу драку у моего убежища слышали многие, но на помощь, ни ко мне, ни к нему, никто даже не собирался идти. Так как было раннее утро, смысла спать дальше, после нашего инцидента не было, и вся наша компания решила идти к финишу, но уже не просто шагом, а все бежали так быстро, что я с трудом успевала за ними, на финишной прямой, все мчались как можно скорее, я же напротив снизила скорость и прошла через финишную черту последней но не спеша и подняв голову, моя шкура местами кровоточила, пока я бежала животный страх не давал мне чувствовать боль, и уже за чертой финиша, когда все ликовали, я перешла в свое тело и ужаснулась своим ранам, на руках, ногах, спине, даже на груди и лице были следы когтей. Из ран местами сочилась кровь. Я сжала кольцо Мойши, и остановилась, все вокруг стало расплывчатым и вдруг стало темнеть. Потом, как мне сказали, я рухнула без сознания, через минуту появился Мойша и моё тело унесли в лазарет, в себя я пришла лишь только через трое суток. Все трое суток от меня не отходили Теодор и Селим, они просто сидели рядом с моим телом изредка меня друг друга, гепарда напавшего на меня так и не смогли определить, но я запомнила его запах, но на вопрос кто это и просто отвечала, что я ничего не помню. Когда я пришла в себя, рядом был Селим, он улыбался и целовал мою руку, на его глазах выступили слезы.

-Я тебя помню Лим, и чувствую, - сказала я.

-Я тебя тоже милая, хочу тебя, - он огляделся, никого, - я хочу тебя, я схожу с ума, - шептал он.

Дверь открылась, и вошел Теодор, сев с другой стороны он взял мою руку и, погладив, сказал:

-Хорошо, что ты с нами, милая,- сказал он и посмотрел на Селима, потом добавил, - мы за тебя переживали.

Я посмотрела на Селима удивлено, он незаметно мотнул головой, давая понять, что секрет сохранен, я немного расслабилась, и, пожав его руку, улыбнулась.

-Оставлю вас одних, зайду позже, милая, - сказал, Селим, особенно выделяя последнее слово, и вышел.

-Геля, между вами что-то есть, - вдруг спросил Теодор.

-Ты о чем, - переспросила я.

-Я о Селиме и тебе, вы вместе, у вас отношения?

-Почему ты так решил, - улыбнулась я.

-Он так переживал за тебя.

-Он мой, - начала была я, но в дверь вошел Мойша и Селим и я замолчала.

-Геля, как так, что у тебя стряслось на последнем этапе, - не унимался Мойша,- ты нас всех напугала.

-Мойша, я хочу сделать заявление в присутствии всех вас, - сказала я тихо, - вы помните наш разговор, прошу вас мне помочь.

-Ты о чем деточка, - улыбаясь, спросил он.

-Как правильнопометить одно из них, - спросила я.

-А, ты вон о чем, а каким статусом ты хочешь пометить одного из них, - спросил он и посмотрел на Теодора и Селима, они была так испуганы, что он едва сдерживал смех.

-Подзови к себе его и назови его статус, поцелуй в щеку трижды, вот и всё.

-Селим, иди сюда, - сказала я, он испуганно осмотрелся, Теодор сжал кулаки. Селим сел рядом, и присела на кровати и посмотрела в глаза Лима.

-Ты мой друг, и брат, - сказала я, он выдохнул, но немного огорчился, Теодор выдохнул и улыбнулся. Я обняла символически Лима за плечи, и мы поцеловали друг друга в щеку трижды, но на последнем поцелуе я шепнул ему,- не верь мне. Он удивленно вскинул бровь, но улыбнулся, Мойша взял его за руку и они ушли.

Кода мы остались одни с Теодором, он сел рядом, и посмотрел мне в глаза.

-Ты уверена?

-В чем?

-Что он твой друг.

-Я уверена, но не уверена только кто ты?

-Я тебя пометил, ты моя, я твой, - немного стесняясь, сказал он.

-Но ты не назвал статус, я могу считать себя свободной?

-Тебе нужен статус, или моя любовь?

-Без статуса я могу вновь подвергнуться нападению чужого гепарда.

-Ты его помнишь, - спросил он.

-Нет, почти нет.

-Хорошо, придешь в себя, объявлю тебя своей, при всех, здесь, - сказал он и, улыбнувшись, обнял меня.

Так закончилось мое обучение, после выздоровления он так и не объявил статус, ему пришлось срочно уехать, я вернулась к себе. Скоро я вышла на работу но, всё еще зализывая свои раны, больше, наверное, не физические, старалась держаться, как можно дальше от Теодора, и Селима. Я избегали общения, или сводила его к минимуму. На моем участке, где я убирала, всегда было чисто и не, потому что я вкалывала, а потому что мне помогали, но кто для меня это было загадкой пока.

 
Рейтинг: +2 72 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
120
107
105
104
95
95
92
90
85
84
82
81
79
79
77
77
74
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
72
72
72
70
69
68
66
65
61
57
56
Заноябрило... 6 ноября 2019 (Alex HAMMER)
52
50