ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 7-1

 

Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 7-1

Арэн

 


Как оказалось, понятие «рано» у Хасса и Лофта были совершенно разными. Проснулся я от того, что свет бил прямо в лицо. Тем не менее, открывать глаза совсем не хотелось, и, решив провести еще пару минут в блаженной полудреме, я перевернулся на другой бок. Как не странно, но эффект повторился, только теперь свет был не сплошной, а какой-то мигающий, словно кто-то специально пускал мне в лицо солнечных зайчиков. «Убью», - процедил я сквозь зубы, но все же поднялся и присел на постели, протирая слегка опухшие глаза руками. «Ну, какого демона, рано ж еще», - подумал я и незамедлительно зевнул сладко потягиваясь. На самом деле было не так уж и рано, как я себе придумал. Сквозь не зашторенное окно комнату наполнял мягкий, теплый свет Великого Яра, который, очевидно, давно уже встал и занят был своими обязанностями, в отличие от меня.
Большое зеркало, висящее почти возле входа, отражало лик Светоносного и подозрительно точно направляло это отражение прямехонько мне в лицо, не смотря на все мои попытки отвернуться или закрыться ладонью. «И какой же гад эти штуки вытворяет, а? – задал я сам себе вопрос. Хотя ответ был вполне очевиден. - Лофи, демоны тебе в…». Я рухнул обратно в кровать и накрыл лицо подушкой. Словно в подтверждении моих догадок в дверь раздался тактичный стук.
- Лофи, это ты? - крикнул я. Из-за закрывшей лицо подушки голос мой прозвучал глухо.
- Нет, конечно! Это кобыла с теленком! Говорящие! Открывай давай!
«Тоже мне, шутник выискался». Сон улетучивался с каждой новой секундой нашего малосодержательного разговора, но я попытался спасти остававшиеся крохи.
- Идите в задницу, «ваше магейшество»!
- Что? Что ты говоришь, Арэн? – то ли не расслышал, то ли сделал вид, что не расслышал моей просьбы маг.
Я убрал подушку с лица и, перевернувшись на спину, уставился обреченно в потолок. «Ну, что, с добрым утром, Арэн!». Лофт же не унимался и продолжал избивать мою дверь. Теперь, когда я окончательно и, собственно, не по своей воле проснулся, у меня было полное право немного поиздеваться над виновником моего столь «раннего» пробуждения.
- Странно… Кобыла, теленок… Вроде, много вчера не пил, а такие утренние видения с похмелья.
- Ах, похмелье, значит?! Я тебе сейчас такое протрезвление устрою - век не забудешь! - многообещающе проворчал маг за дверью.
Воздух надо мной каким-то необъяснимым образом стал сгущаться, сереть, образуя что-то вроде персональной тучи. Мне даже показалось, что я услышал негромкий раскат грома, и в ту же секунду на меня вдруг обрушился поток воды, после чего туча растворилась, как будто ее и не было здесь никогда, а из-за двери послышалось, прямо скажем, мерзкое хихиканье. Вот ведь гад!
- Теперь точно не открою! - буркнул я, выжимая прямо на пол мокрую рубашку. «Назло не открою!»
- Это еще не все! - послышался смешок из-за двери, и я нутром почуял очередную пакость. Буквально через пару секунд желудок предательски заурчал и стал скручиваться в узелок. Предчувствуя то, что должно было произойти, я рванул с постели прямиком в маленькую комнатку. Про семь минут обнимания с ночным горшком, в результате которого весь мой вчерашний ужин пошел коту под хвост, я предпочел бы не рассказывать.
Выяснив, наконец, все свои отношения с бочкой, я вернулся в комнату, где обнаружил… Лофта, преспокойно сидящего в кресле. Как оказалось, он сам был в состоянии открыть себе дверь.
- Ну, как прошло протрезвление? - с пакостнейшей улыбочкой поинтересовался маг.
- Незабываемо. Жаль не могу устроить тебе подобных ощущений.
- Я как-нибудь это переживу, - хмыкнул он, наблюдая за тем, как я натягиваю свои походные брюки и потрепанную, видавшую виды, но теперь чистую куртку.
- Слушай, в такой одежде тебя и на порог Академии не пустят, несмотря даже на мою протекцию, - изрек он и оценивающе оглядел меня с ног до головы. Признаться, эта одежка мне и самому поднадоела, но с моим скарбом было не до жиру.
- Ладно. Ты собирайся, и мы пойдем, подыщем тебе что-нибудь подходящее. Боги свидетели, я позориться пред другими мастерами совсем не желаю. После отправимся в Академию. Есть тебе сейчас нельзя - вывернет наизнанку, так что про завтрак даже не заикайся.
При упоминании предстоящих покупок, у меня в голове словно раздался щелчок. «Вот оно! Спасибо вам, господин маг, за заботу, а, заодно, и за возможность совершить небольшую месть за все ваши колкости и шуточки в мой адрес». Увлекшись обдумыванием плана дальнейших действий, я хитро прищурился и посмотрел на Лофта, но тот, к счастью, ни о чем не догадался.
- Вопросы есть? – он поднялся с кресла и пересек комнату, направляясь к выходу.
- Угу. Как такого гада жена терпит? – попытался съязвить я, следуя за приятелем.
- Пока я не готов к столь серьезным отношениям, - с наигранно-серьезным лицом ответил маг – он снова меня уел.
****
Мидлтон, а именно так называлась Магическая Столица, днем был не менее красив, чем ночью. Просторные, но, в то же время, уютные светлые улицы, с мощеными булыжными тротуарами, с домами, теперь, при дневном свете, больше напоминающими маленькие крепости, а еще таверны, разномастные лавки и магазинчики, чьи стеклянные витрины пылали ярким теплым светом под утренними лучами Светоносного. Все это великолепие, казавшееся без единого изъяна, куда бы ни опустился взгляд, просто не могло меня не впечатлить. Лофт же, напротив, подчеркнуто не обращал на все это внимания, выставляя меня эдаким деревенским дурачком, приехавшим в крупный город. Хотя, любой прохожий, вполне законно мог меня посчитать таковым – потертая одежда и вертящий по сторонам взгляд слегка округленных глаз, жадный на всё новые архитектурные изыски, попадающиеся на пути нашего следования. Не то, чтобы такое нарочитое невнимание Лофта сильно меня задевало – он ни разу не зашел за грань допустимой дружеской подколки, но я был бы не я, не воплоти в жизнь задуманный план маленькой показательной мести.
Спустя пару часов мотаний по лавкам и мастерским в поисках «подходящей одежды», маг, казалось, проклял тот час, когда предложил мне всю эту затею с покупками. Он был готов на что угодно, лишь бы эта пытка кончилась. А я придирался к каждому стежку, к каждой неверно пришитой пуговице, к каждому мнимому пятну на ткани. Продавцы, смотрели на меня с недоумением. Оно и понятно – подобное поведение подошло бы скорее взбалмошной дамочке, нежели взрослому парню, на первый взгляд находящемуся в здравом рассудке. Признаться, этот спектакль стоил мне не малых трудов. Оказалось, что изображать из себя капризного идиота на порядок сложнее, чем степенного умника. И все же кислая мина «его магейшества» того стоила.
- Изверг ты, Арэн, - проворчал Лофт, когда я все же смилостивился, облачаясь в коричневого цвета штаны из плотной ткани, высокие ботфорты, белую льняную рубашку, короткий кожаный жилет и такую же кожаную куртку довольно грубой выделки. Незамедлительно две золотые монетки перекочевали из кошелька мага на тонкую изящную ладонь счастливого молоденького портняжки. Покинув магазинчик, мы вновь вышли на главную улицу. Великий Яр был высоко над головой, аккурат между Неоном и Стрелой – полдень. Теплая весенняя погода – яркое бирюзовое небо над головой без единого облачка, мягкий ветерок – поднимала настроение не хуже кружки хорошего крепкого вина. Я снял свою новенькую курточку, улыбнулся и подмигнул проходящей мимо девчушке, которая смущенно хихикнула мне в ответ. Однако кислая мина не желала сходить с лица Лофта, сменившись некой обреченностью. Я хотел было что-то съязвить, подколоть мага, чтобы хоть немножко поднять ему настроение и обязательно сделал бы это, но «трели» моего совершенно пустого желудка напомнили, что не ел я со вчерашнего дня. На мое предложение пообедать в каком-нибудь уютном местечке, а заодно и освежиться кружечкой холодного кваса, маг неожиданно резво согласился.
Таковое нашлось довольно быстро. В таверне под названием «Серебряный дракон», где мы расположились после недолгих раздумий, было в меру людно, и царила прохлада, благодаря очевидному использованию магии. Впрочем, ни то, ни другое, не смогло вернуть моему приятелю хорошее расположение духа, и он продолжал ворчать:
- Полдня таскались Хель знает где, чтобы купить пару тряпок. На нас смотрели, как на двух идиотов. Ладно ты, но я-то...
- Хватит бурчать! - не выдержал я. - Как старик, честное слово! Сам виноват. Нечего людям «дождик» с утра пораньше устраивать.
Лофт махнул рукой и с неохотой приложился к кружке с холодным квасом. Из-за посещения Академии от спиртного решено было отказаться.
- Ты лучше расскажи, почему этот "прЫнц" тех магов на турнире чуть не убил? Не просто же так… - решил я вернуться к нашему недавнему разговору.
- Принц Арэн, что ли? - Лофт опустил кружку на стол, не выпуская ее при этом из рук. Я кивнул и тоже отхлебнул вкусного бодрящего напитка. – Нет, думаю, что не случайно… Видишь ли, насколько мне известно, в основном по слухам, конечно, один из договоров… торговых… был, мягко скажем, кабальным для Фрайланда. Эльберт настоял, упомянув о проигранной некогда войне, и Лекрион вынужден был уступить. Хоть и давно это было, но тогдашний мирный договор еще в силе… Политика, одним словом… К тому же, на тот момент, в случае конфликта, нас вполне мог поддержать Кальтэрд, и тогда Фрайланд… В общем, туго бы им пришлось, соседям нашим южным. Вот… А малец, видимо, решил столь непрозрачным намеком дать понять послам, что Фрайланд – вполне самостоятельное королевство, во всех смыслах самостоятельное, и давить на него не нужно. Мол, с вами, со всеми, будет то же, что с этими несчастными магами, справимся мы и с вами, и с Кальтэрдом, если будет нужно.
- То есть получается, что он просто защищал честь королевства? - уточнил я.
- Да, - нехотя согласился Лофт. - Но это не давало ему никакого права избивать до полусмерти ни в чем не повинных магов. Это же не поле битвы, это был просто турнир.
- Я думаю, что их никто не заставлял принимать в нем участие. Разве не так?
Лофт хмыкнул и сделал глоток.
- Отказ был равнозначен позору.
- А кабальные условия договора? И вообще, вся эта ситуация «кто проиграл, кто выиграл» - это ли не позор? – я неожиданно громко стукнул кружкой о стол, отчего ближайшие соседи обернулись в нашу сторону. Непонятное негодование медленно вскипало у меня внутри, и я продолжил. – Война эта была, насколько мне помнится, полвека назад. Ну, да, Фрайланд проиграл, так что с того? Что же теперь королевство должно до конца времен за это расплачиваться? Давно ушли те короли, что затеяли эту войну. Теперь другие правители, понимаешь? Да и свидетелей, участников, которые помнят те события и до сих пор живы, по пальцам можно пересчитать!
Лофт бросил на меня хмурый взгляд.
- Вот я, например, и свидетель, и участник. Много тебе могу рассказать.
- Да… маги не в счет, - я смутился, совсем забыв, что они живут подольше простых смертных. Но сути это не меняло. – Потомки не должны отвечать за поступки, совершенные предками. Не должны они страдать за то, чего не совершали, и, может, не совершили бы никогда, окажись в подобной ситуации. А пользоваться заслугами, которые тебе лично не принадлежат – это, как минимум, не справедливо!
Я высказался, и тут же стало легче. Злость, негодование выплеснулись наружу, уступая место накатившей волне отрешенности, словно и не я только что яро защищал одно королевство в ущерб другому. Во рту пересохло от такой длинной и эмоциональной речи. Я сделал небольшой глоток и тихо, в полголоса добавил:
- Не честно это…
Лофт же ничего не сказал, но глядел на меня пристально, с недоверием, а я вдруг понял, что странным образом, несмотря на потерю памяти, придерживаюсь точки зрения подлинного фрайландца. Это не могло не сказаться на взаимоотношениях с ведьмаком, и я, решив более не развивать эту тему, примиряюще предложив:
- Забудем?
Но мастер уже меня не слышал. Он с растерянным видом вглядывался сквозь полумрак в небольшую сцену в центре зала. Там, держа в руках непонятный струнный инструмент, с виду напоминавший простую лютню, но с большой и какой-то сильно приплюснутой декой, и тихо наигрывая невеселую мелодию, сидел на стуле высокий, не по годам седой мужчина в потертом черном плаще. Его волосы были слегка взъерошены, спина чуть сгорблена, а лицо казалось бледным, словно мел. Я готов был поклясться чем угодно, что еще буквально минуту назад его в зале не было.
Несмотря на свой довольно помятый вид, музыкант странным образом притягивал к себе внимание. Затихли разговоры, престали греметь кружки и тарелки. И когда все люди в зале обратили к нему внимательные, ожидающие взгляды, он запел.




Шаг за шагом, не видя след.
По лесам да по тропам сокрытым,
Заслоняя собою свет,
Ночь идет по теням размытым.
То не ворон крылом машет,
То не филин вздохнул в чаще,
То ни бес среди звезд пляшет,
Только сердце бьется все чаще.
Серп луны молодой в небе,
А под небом дорог реки.
А по ним все идут, все на север
Тени тех, кто ушел навеки.
То не волк на холме плачет,
То не воин свой меч точит,
То поет над землею спящей
Менестрель, что чернее ночи.
О великий творец света
Всемогущий славный Эру,
Почему заклеймен смертью
Тот кто сам по себе выбрал веру?
В том вина ли, что знал он правду,
Или правда - удел Bаларов,
А у смертных - одно право -
Быть покорным слепым стадом?




Пел он отрывисто, с напором в полной тишине прохладного, сумрачного зала таверны, а вокруг были благодарные слушатели, внимающие его словам с блеском внимательных, сочувствующих глаз. И до меня вдруг дошло, что он поет про себя, что за всеми этими витиеватыми песенными образами сокрыта его собственная история, судьба, и мне стало его жалко. От хорошей жизни бродячим артистом не станешь. Думаю, что все-таки я прав, ведь невозможно петь ТАК о том, чего не знаешь, что не пережил сам.



В том вина ли, что был он дерзок,
В том, что не признавал правил,
В том, что был в своих песнях резок
К тем, кто родом людским правил,
В том, что шел не туда, куда слали,
В том, что был он как волк-одиночка,
Оттого ли его прозвали
Менестрель, что чернее ночи?
Сам себе выбирал тропы,
Песни пел лишь о том, что видел,
Не хотел быть ничьим холопом,
Ложь во благо и лесть ненавидел,
Как по лезвию бритвы - годы,
Пальцы - в кровь по звенящим струнам.
Помнишь, город, как шел он гордо,
Шел в огонь по багровым рунам?
О, великий творец света,
Маску сбрось и ответь прямо,
Почему был казнен светлым,
Еретик, тот, что знал правду?
Пусть как червь время точит камни,
И затупятся меч и стрелы,
Но звучит как осколок правды
Голос черного менестреля. 1




Когда прозвучали последние аккорды, в зале продолжала висеть ожидающая тишина, которая через пару мгновений взорвалась громом аплодисментов. Под ноги музыканту посыпались разнокалиберные монетки. Мужчина смущенно улыбался с легкой грустью в глазах, благодарил и кланялся. В какой-то момент он обвел посетителей таверны доброжелательным взглядом, но как только наткнулся на нас, сразу растерялся.
- Чего расселся?! Вставай!!! - резко подскочил Лофт, бросил на стол деньги за обед подхватил меня под локоть и потащил прочь из «Серебряного Дракона».
- Да что происходит? Кто это был? - вырвался я из его железной хватки, когда мы оказались на улице.
- Ничего не происходит... Просто… Местный сумасшедший. Пристает к магам. Постоянно просит снять с его рук браслеты, - глаза мага нервно забегали, как будто он что-то спешно обдумывал.
- Ну, так и сняли бы. Что тут сложного? – и действительно, ничего сложного я в этом не увидел.
- Ты не понимаешь… эти браслеты… Это артефакты. Ни одному ведьмаку не удалось нарушить их магию. Это… чужая магия, понимаешь? Те, кто к ним прикасаются, теряют разум. Да что ж такое…
Последние слова Лофт произнес уже начиная пятиться спиной назад. Я обернулся. К нам неуверенно, шатаясь, приближался тот самый мужчина.
- Господин, прошу вас, снимите их… - он выставил перед собой руки, и тут же на запястьях блеснули простые браслеты серого металла.
- Нет! - Ведьмак шарахнулся от музыканта. Тот упал перед ним на колени и затряс руками:
- Умоляю! Я сделаю все, что вы скажите, только снимите…
- Не могу! - крикнул Лофт и отпрыгнул назад. Я опомниться не успел, как в ту же секунду мимо меня с треском пронесся белый искрящийся шар и разбился о грудь мужчины. Тот надсадно охнул и повалился на спину. Я резко обернулся в сторону приятеля. Лофт все еще стоял с вытянутой вперед ладонью – вне всякого сомненью это он только что метнул в барда короткий заряд молнии. Едва я открыл рот, чтобы выразить свой протест против странных действий мага, как тот схватил меня за руку и потащил к серому, кружащемуся возле его ног, вихрю.
- Давай-давай! Шевелись. Да не смотри на меня так. Все с ним в порядке. Очнется через пару минут. Ну, быстрей же! Быстрей.
Я не стал больше сопротивляться и шагнул в портал. На этот раз перемещение произошло гораздо быстрее, а приземление оказалось намного мягче. Я выпрыгнул из вихря на небольшом расстоянии от земли и тут же отошел в сторону. Спустя ровно две секунды на то же место спрыгнул Лофт. Он тряхнул головой, словно отгоняя наваждение, вытер платком выступившие на лице капли пота, поправил ворот мантии.
- С ним точно все в порядке? – я машинально схватил его за рукав.
- Да в порядке, в порядке… - не глядя в мою сторону буркнул маг, и резким движением вырвал руку. Потом с неудовольствием стал рассматривать неизвестно по какой причине оторвавшуюся подошву на правом сапоге, после чего медленно провел ладонью по месту отрыва. Ладонь бледно засветилась, и я почувствовал легкий запах горелой кожи, к которому примешивался запах чего-то совсем уж неприятного. Однако когда маг убрал ладонь и выпрямился, подошва была на месте. Лофт пару раз с силой топнул ногой с отремонтированным сапогом о булыжный тротуар и крякнул. – Сгодится пока. – А потом бросил на меня укоризненный взгляд. - Нет бы за меня переживать, а он за этого… Ладно, Хель с тобой. Ну, чего встал? Топай давай.
- Куда?
- Как куда? Вперед! Или лекарь тебе уже не нужен?



1 - Песня Дэна Назгула - "Черный менестрель" 

© Copyright: Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир, 2012

Регистрационный номер №0074769

от 6 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0074769 выдан для произведения:

Арэн

 


Как оказалось, понятие «рано» у Хасса и Лофта были совершенно разными. Проснулся я от того, что свет бил прямо в лицо. Тем не менее, открывать глаза совсем не хотелось, и, решив провести еще пару минут в блаженной полудреме, я перевернулся на другой бок. Как не странно, но эффект повторился, только теперь свет был не сплошной, а какой-то мигающий, словно кто-то специально пускал мне в лицо солнечных зайчиков. «Убью», - процедил я сквозь зубы, но все же поднялся и присел на постели, протирая слегка опухшие глаза руками. «Ну, какого демона, рано ж еще», - подумал я и незамедлительно зевнул сладко потягиваясь. На самом деле было не так уж и рано, как я себе придумал. Сквозь не зашторенное окно комнату наполнял мягкий, теплый свет Великого Яра, который, очевидно, давно уже встал и занят был своими обязанностями, в отличие от меня.
Большое зеркало, висящее почти возле входа, отражало лик Светоносного и подозрительно точно направляло это отражение прямехонько мне в лицо, не смотря на все мои попытки отвернуться или закрыться ладонью. «И какой же гад эти штуки вытворяет, а? – задал я сам себе вопрос. Хотя ответ был вполне очевиден. - Лофи, демоны тебе в…». Я рухнул обратно в кровать и накрыл лицо подушкой. Словно в подтверждении моих догадок в дверь раздался тактичный стук.
- Лофи, это ты? - крикнул я. Из-за закрывшей лицо подушки голос мой прозвучал глухо.
- Нет, конечно! Это кобыла с теленком! Говорящие! Открывай давай!
«Тоже мне, шутник выискался». Сон улетучивался с каждой новой секундой нашего малосодержательного разговора, но я попытался спасти остававшиеся крохи.
- Идите в задницу, «ваше магейшество»!
- Что? Что ты говоришь, Арэн? – то ли не расслышал, то ли сделал вид, что не расслышал моей просьбы маг.
Я убрал подушку с лица и, перевернувшись на спину, уставился обреченно в потолок. «Ну, что, с добрым утром, Арэн!». Лофт же не унимался и продолжал избивать мою дверь. Теперь, когда я окончательно и, собственно, не по своей воле проснулся, у меня было полное право немного поиздеваться над виновником моего столь «раннего» пробуждения.
- Странно… Кобыла, теленок… Вроде, много вчера не пил, а такие утренние видения с похмелья.
- Ах, похмелье, значит?! Я тебе сейчас такое протрезвление устрою - век не забудешь! - многообещающе проворчал маг за дверью.
Воздух надо мной каким-то необъяснимым образом стал сгущаться, сереть, образуя что-то вроде персональной тучи. Мне даже показалось, что я услышал негромкий раскат грома, и в ту же секунду на меня вдруг обрушился поток воды, после чего туча растворилась, как будто ее и не было здесь никогда, а из-за двери послышалось, прямо скажем, мерзкое хихиканье. Вот ведь гад!
- Теперь точно не открою! - буркнул я, выжимая прямо на пол мокрую рубашку. «Назло не открою!»
- Это еще не все! - послышался смешок из-за двери, и я нутром почуял очередную пакость. Буквально через пару секунд желудок предательски заурчал и стал скручиваться в узелок. Предчувствуя то, что должно было произойти, я рванул с постели прямиком в маленькую комнатку. Про семь минут обнимания с ночным горшком, в результате которого весь мой вчерашний ужин пошел коту под хвост, я предпочел бы не рассказывать.
Выяснив, наконец, все свои отношения с бочкой, я вернулся в комнату, где обнаружил… Лофта, преспокойно сидящего в кресле. Как оказалось, он сам был в состоянии открыть себе дверь.
- Ну, как прошло протрезвление? - с пакостнейшей улыбочкой поинтересовался маг.
- Незабываемо. Жаль не могу устроить тебе подобных ощущений.
- Я как-нибудь это переживу, - хмыкнул он, наблюдая за тем, как я натягиваю свои походные брюки и потрепанную, видавшую виды, но теперь чистую куртку.
- Слушай, в такой одежде тебя и на порог Академии не пустят, несмотря даже на мою протекцию, - изрек он и оценивающе оглядел меня с ног до головы. Признаться, эта одежка мне и самому поднадоела, но с моим скарбом было не до жиру.
- Ладно. Ты собирайся, и мы пойдем, подыщем тебе что-нибудь подходящее. Боги свидетели, я позориться пред другими мастерами совсем не желаю. После отправимся в Академию. Есть тебе сейчас нельзя - вывернет наизнанку, так что про завтрак даже не заикайся.
При упоминании предстоящих покупок, у меня в голове словно раздался щелчок. «Вот оно! Спасибо вам, господин маг, за заботу, а, заодно, и за возможность совершить небольшую месть за все ваши колкости и шуточки в мой адрес». Увлекшись обдумыванием плана дальнейших действий, я хитро прищурился и посмотрел на Лофта, но тот, к счастью, ни о чем не догадался.
- Вопросы есть? – он поднялся с кресла и пересек комнату, направляясь к выходу.
- Угу. Как такого гада жена терпит? – попытался съязвить я, следуя за приятелем.
- Пока я не готов к столь серьезным отношениям, - с наигранно-серьезным лицом ответил маг – он снова меня уел.
****
Мидлтон, а именно так называлась Магическая Столица, днем был не менее красив, чем ночью. Просторные, но, в то же время, уютные светлые улицы, с мощеными булыжными тротуарами, с домами, теперь, при дневном свете, больше напоминающими маленькие крепости, а еще таверны, разномастные лавки и магазинчики, чьи стеклянные витрины пылали ярким теплым светом под утренними лучами Светоносного. Все это великолепие, казавшееся без единого изъяна, куда бы ни опустился взгляд, просто не могло меня не впечатлить. Лофт же, напротив, подчеркнуто не обращал на все это внимания, выставляя меня эдаким деревенским дурачком, приехавшим в крупный город. Хотя, любой прохожий, вполне законно мог меня посчитать таковым – потертая одежда и вертящий по сторонам взгляд слегка округленных глаз, жадный на всё новые архитектурные изыски, попадающиеся на пути нашего следования. Не то, чтобы такое нарочитое невнимание Лофта сильно меня задевало – он ни разу не зашел за грань допустимой дружеской подколки, но я был бы не я, не воплоти в жизнь задуманный план маленькой показательной мести.
Спустя пару часов мотаний по лавкам и мастерским в поисках «подходящей одежды», маг, казалось, проклял тот час, когда предложил мне всю эту затею с покупками. Он был готов на что угодно, лишь бы эта пытка кончилась. А я придирался к каждому стежку, к каждой неверно пришитой пуговице, к каждому мнимому пятну на ткани. Продавцы, смотрели на меня с недоумением. Оно и понятно – подобное поведение подошло бы скорее взбалмошной дамочке, нежели взрослому парню, на первый взгляд находящемуся в здравом рассудке. Признаться, этот спектакль стоил мне не малых трудов. Оказалось, что изображать из себя капризного идиота на порядок сложнее, чем степенного умника. И все же кислая мина «его магейшества» того стоила.
- Изверг ты, Арэн, - проворчал Лофт, когда я все же смилостивился, облачаясь в коричневого цвета штаны из плотной ткани, высокие ботфорты, белую льняную рубашку, короткий кожаный жилет и такую же кожаную куртку довольно грубой выделки. Незамедлительно две золотые монетки перекочевали из кошелька мага на тонкую изящную ладонь счастливого молоденького портняжки. Покинув магазинчик, мы вновь вышли на главную улицу. Великий Яр был высоко над головой, аккурат между Неоном и Стрелой – полдень. Теплая весенняя погода – яркое бирюзовое небо над головой без единого облачка, мягкий ветерок – поднимала настроение не хуже кружки хорошего крепкого вина. Я снял свою новенькую курточку, улыбнулся и подмигнул проходящей мимо девчушке, которая смущенно хихикнула мне в ответ. Однако кислая мина не желала сходить с лица Лофта, сменившись некой обреченностью. Я хотел было что-то съязвить, подколоть мага, чтобы хоть немножко поднять ему настроение и обязательно сделал бы это, но «трели» моего совершенно пустого желудка напомнили, что не ел я со вчерашнего дня. На мое предложение пообедать в каком-нибудь уютном местечке, а заодно и освежиться кружечкой холодного кваса, маг неожиданно резво согласился.
Таковое нашлось довольно быстро. В таверне под названием «Серебряный дракон», где мы расположились после недолгих раздумий, было в меру людно, и царила прохлада, благодаря очевидному использованию магии. Впрочем, ни то, ни другое, не смогло вернуть моему приятелю хорошее расположение духа, и он продолжал ворчать:
- Полдня таскались Хель знает где, чтобы купить пару тряпок. На нас смотрели, как на двух идиотов. Ладно ты, но я-то...
- Хватит бурчать! - не выдержал я. - Как старик, честное слово! Сам виноват. Нечего людям «дождик» с утра пораньше устраивать.
Лофт махнул рукой и с неохотой приложился к кружке с холодным квасом. Из-за посещения Академии от спиртного решено было отказаться.
- Ты лучше расскажи, почему этот "прЫнц" тех магов на турнире чуть не убил? Не просто же так… - решил я вернуться к нашему недавнему разговору.
- Принц Арэн, что ли? - Лофт опустил кружку на стол, не выпуская ее при этом из рук. Я кивнул и тоже отхлебнул вкусного бодрящего напитка. – Нет, думаю, что не случайно… Видишь ли, насколько мне известно, в основном по слухам, конечно, один из договоров… торговых… был, мягко скажем, кабальным для Фрайланда. Эльберт настоял, упомянув о проигранной некогда войне, и Лекрион вынужден был уступить. Хоть и давно это было, но тогдашний мирный договор еще в силе… Политика, одним словом… К тому же, на тот момент, в случае конфликта, нас вполне мог поддержать Кальтэрд, и тогда Фрайланд… В общем, туго бы им пришлось, соседям нашим южным. Вот… А малец, видимо, решил столь непрозрачным намеком дать понять послам, что Фрайланд – вполне самостоятельное королевство, во всех смыслах самостоятельное, и давить на него не нужно. Мол, с вами, со всеми, будет то же, что с этими несчастными магами, справимся мы и с вами, и с Кальтэрдом, если будет нужно.
- То есть получается, что он просто защищал честь королевства? - уточнил я.
- Да, - нехотя согласился Лофт. - Но это не давало ему никакого права избивать до полусмерти ни в чем не повинных магов. Это же не поле битвы, это был просто турнир.
- Я думаю, что их никто не заставлял принимать в нем участие. Разве не так?
Лофт хмыкнул и сделал глоток.
- Отказ был равнозначен позору.
- А кабальные условия договора? И вообще, вся эта ситуация «кто проиграл, кто выиграл» - это ли не позор? – я неожиданно громко стукнул кружкой о стол, отчего ближайшие соседи обернулись в нашу сторону. Непонятное негодование медленно вскипало у меня внутри, и я продолжил. – Война эта была, насколько мне помнится, полвека назад. Ну, да, Фрайланд проиграл, так что с того? Что же теперь королевство должно до конца времен за это расплачиваться? Давно ушли те короли, что затеяли эту войну. Теперь другие правители, понимаешь? Да и свидетелей, участников, которые помнят те события и до сих пор живы, по пальцам можно пересчитать!
Лофт бросил на меня хмурый взгляд.
- Вот я, например, и свидетель, и участник. Много тебе могу рассказать.
- Да… маги не в счет, - я смутился, совсем забыв, что они живут подольше простых смертных. Но сути это не меняло. – Потомки не должны отвечать за поступки, совершенные предками. Не должны они страдать за то, чего не совершали, и, может, не совершили бы никогда, окажись в подобной ситуации. А пользоваться заслугами, которые тебе лично не принадлежат – это, как минимум, не справедливо!
Я высказался, и тут же стало легче. Злость, негодование выплеснулись наружу, уступая место накатившей волне отрешенности, словно и не я только что яро защищал одно королевство в ущерб другому. Во рту пересохло от такой длинной и эмоциональной речи. Я сделал небольшой глоток и тихо, в полголоса добавил:
- Не честно это…
Лофт же ничего не сказал, но глядел на меня пристально, с недоверием, а я вдруг понял, что странным образом, несмотря на потерю памяти, придерживаюсь точки зрения подлинного фрайландца. Это не могло не сказаться на взаимоотношениях с ведьмаком, и я, решив более не развивать эту тему, примиряюще предложив:
- Забудем?
Но мастер уже меня не слышал. Он с растерянным видом вглядывался сквозь полумрак в небольшую сцену в центре зала. Там, держа в руках непонятный струнный инструмент, с виду напоминавший простую лютню, но с большой и какой-то сильно приплюснутой декой, и тихо наигрывая невеселую мелодию, сидел на стуле высокий, не по годам седой мужчина в потертом черном плаще. Его волосы были слегка взъерошены, спина чуть сгорблена, а лицо казалось бледным, словно мел. Я готов был поклясться чем угодно, что еще буквально минуту назад его в зале не было.
Несмотря на свой довольно помятый вид, музыкант странным образом притягивал к себе внимание. Затихли разговоры, престали греметь кружки и тарелки. И когда все люди в зале обратили к нему внимательные, ожидающие взгляды, он запел.




Шаг за шагом, не видя след.
По лесам да по тропам сокрытым,
Заслоняя собою свет,
Ночь идет по теням размытым.
То не ворон крылом машет,
То не филин вздохнул в чаще,
То ни бес среди звезд пляшет,
Только сердце бьется все чаще.
Серп луны молодой в небе,
А под небом дорог реки.
А по ним все идут, все на север
Тени тех, кто ушел навеки.
То не волк на холме плачет,
То не воин свой меч точит,
То поет над землею спящей
Менестрель, что чернее ночи.
О великий творец света
Всемогущий славный Эру,
Почему заклеймен смертью
Тот кто сам по себе выбрал веру?
В том вина ли, что знал он правду,
Или правда - удел Bаларов,
А у смертных - одно право -
Быть покорным слепым стадом?




Пел он отрывисто, с напором в полной тишине прохладного, сумрачного зала таверны, а вокруг были благодарные слушатели, внимающие его словам с блеском внимательных, сочувствующих глаз. И до меня вдруг дошло, что он поет про себя, что за всеми этими витиеватыми песенными образами сокрыта его собственная история, судьба, и мне стало его жалко. От хорошей жизни бродячим артистом не станешь. Думаю, что все-таки я прав, ведь невозможно петь ТАК о том, чего не знаешь, что не пережил сам.



В том вина ли, что был он дерзок,
В том, что не признавал правил,
В том, что был в своих песнях резок
К тем, кто родом людским правил,
В том, что шел не туда, куда слали,
В том, что был он как волк-одиночка,
Оттого ли его прозвали
Менестрель, что чернее ночи?
Сам себе выбирал тропы,
Песни пел лишь о том, что видел,
Не хотел быть ничьим холопом,
Ложь во благо и лесть ненавидел,
Как по лезвию бритвы - годы,
Пальцы - в кровь по звенящим струнам.
Помнишь, город, как шел он гордо,
Шел в огонь по багровым рунам?
О, великий творец света,
Маску сбрось и ответь прямо,
Почему был казнен светлым,
Еретик, тот, что знал правду?
Пусть как червь время точит камни,
И затупятся меч и стрелы,
Но звучит как осколок правды
Голос черного менестреля. 1




Когда прозвучали последние аккорды, в зале продолжала висеть ожидающая тишина, которая через пару мгновений взорвалась громом аплодисментов. Под ноги музыканту посыпались разнокалиберные монетки. Мужчина смущенно улыбался с легкой грустью в глазах, благодарил и кланялся. В какой-то момент он обвел посетителей таверны доброжелательным взглядом, но как только наткнулся на нас, сразу растерялся.
- Чего расселся?! Вставай!!! - резко подскочил Лофт, бросил на стол деньги за обед подхватил меня под локоть и потащил прочь из «Серебряного Дракона».
- Да что происходит? Кто это был? - вырвался я из его железной хватки, когда мы оказались на улице.
- Ничего не происходит... Просто… Местный сумасшедший. Пристает к магам. Постоянно просит снять с его рук браслеты, - глаза мага нервно забегали, как будто он что-то спешно обдумывал.
- Ну, так и сняли бы. Что тут сложного? – и действительно, ничего сложного я в этом не увидел.
- Ты не понимаешь… эти браслеты… Это артефакты. Ни одному ведьмаку не удалось нарушить их магию. Это… чужая магия, понимаешь? Те, кто к ним прикасаются, теряют разум. Да что ж такое…
Последние слова Лофт произнес уже начиная пятиться спиной назад. Я обернулся. К нам неуверенно, шатаясь, приближался тот самый мужчина.
- Господин, прошу вас, снимите их… - он выставил перед собой руки, и тут же на запястьях блеснули простые браслеты серого металла.
- Нет! - Ведьмак шарахнулся от музыканта. Тот упал перед ним на колени и затряс руками:
- Умоляю! Я сделаю все, что вы скажите, только снимите…
- Не могу! - крикнул Лофт и отпрыгнул назад. Я опомниться не успел, как в ту же секунду мимо меня с треском пронесся белый искрящийся шар и разбился о грудь мужчины. Тот надсадно охнул и повалился на спину. Я резко обернулся в сторону приятеля. Лофт все еще стоял с вытянутой вперед ладонью – вне всякого сомненью это он только что метнул в барда короткий заряд молнии. Едва я открыл рот, чтобы выразить свой протест против странных действий мага, как тот схватил меня за руку и потащил к серому, кружащемуся возле его ног, вихрю.
- Давай-давай! Шевелись. Да не смотри на меня так. Все с ним в порядке. Очнется через пару минут. Ну, быстрей же! Быстрей.
Я не стал больше сопротивляться и шагнул в портал. На этот раз перемещение произошло гораздо быстрее, а приземление оказалось намного мягче. Я выпрыгнул из вихря на небольшом расстоянии от земли и тут же отошел в сторону. Спустя ровно две секунды на то же место спрыгнул Лофт. Он тряхнул головой, словно отгоняя наваждение, вытер платком выступившие на лице капли пота, поправил ворот мантии.
- С ним точно все в порядке? – я машинально схватил его за рукав.
- Да в порядке, в порядке… - не глядя в мою сторону буркнул маг, и резким движением вырвал руку. Потом с неудовольствием стал рассматривать неизвестно по какой причине оторвавшуюся подошву на правом сапоге, после чего медленно провел ладонью по месту отрыва. Ладонь бледно засветилась, и я почувствовал легкий запах горелой кожи, к которому примешивался запах чего-то совсем уж неприятного. Однако когда маг убрал ладонь и выпрямился, подошва была на месте. Лофт пару раз с силой топнул ногой с отремонтированным сапогом о булыжный тротуар и крякнул. – Сгодится пока. – А потом бросил на меня укоризненный взгляд. - Нет бы за меня переживать, а он за этого… Ладно, Хель с тобой. Ну, чего встал? Топай давай.
- Куда?
- Как куда? Вперед! Или лекарь тебе уже не нужен?



1 - Песня Дэна Назгула - "Черный менестрель" 

Рейтинг: +3 201 просмотр
Комментарии (7)
0 # 6 сентября 2012 в 17:05 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Анна Магасумова # 6 сентября 2012 в 23:51 +2
В самом начале: hihi А потом super supersmile
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 7 сентября 2012 в 15:59 0
Спасибо! joke
Александр Нагорный # 7 сентября 2012 в 16:30 +1
Отлично)
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 7 сентября 2012 в 16:32 0
Мы старались!=)
Антон Гурко # 19 апреля 2013 в 05:33 0
Уважаемые Соавторы!
Песня Дэна Назгула - это фанфик - как я понял? "Эру" и "Валары" - это "Сильмариллион" Профессора. Хотел бы посоветовать Вам не прибегать к такому приему - брать имена и названия персонажей и их групп из чужих произведений. Это понижает в глазах читателей ценность Вашего произведения, так как возникает вопрос: "Что делают персонажи из другого авторского произведения в произведении Вашем и почему?" - и возникает мысль: "Если автор в какой-то момент использует чужих персонажей (или не только персонажей), то он (или они) просто в какой-то части романа или повести не в состоянии придумать что-то свое, самостоятельное." Все это понижает в глазах читателя способность автора к фантазии и творчеству. Зачем Вам это, тем более, что у Вас и с фантазией, и с творчеством все в порядке, даже более чем? Это не говоря о том, что, если Вы планируете использовать данное произведение в дальнейшем в коммерческих целях, использование данных персонажей может привести к не самым приятным правовым последствиям, так как автор данных персонажей с такими названиями - Толкин (независимо от того, что под ними подразумевается: создатель, боги и ангелы).
Надеюсь, что в дальнейшем таких моментов в Вашем произведении не будет.
Также хотел бы посоветовать Вам не расставлять акценты в тексте путем их написания большими буквами - плосковато. Текст сам по себе должен расставлять нужные акценты, а остальное - индивидуальное видение читателя.
Надеюсь, мои советы Вас не обидели, быть может, они помогут Вам в дальнейшем.
С уважением!