ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 6-2

Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 6-2

Мартин.



Когда Мартин пришел в себя был уже вечер. Он сидел, прислонившись к деревцу, возле которого днем и потерял сознание. Доказательством этому послужил резкий кислый запах тут же ударивший в нос. Парня снова замутило, и закружилась голова. Левой рукой пытаясь зажать нос покрепче, правой он протер глаза. Осмотревшись, впереди и чуть правее он заметил огромный панцирь гершина. Остальных частей тела и внутренностей твари по близости не было. «Хм, и без меня справился, дубина», - подумал Мартин, вспомнив недавнюю просьбу Дина помочь в разделывании туши.
Внезапно, справа от себя на земле он увидел неясные мигающие сполохи света, с каждой секундой разрастающиеся и становящиеся все ярче. До ушей донесся треск горящего хвороста. Парень обернулся. Позади, рядом с тем местом, где погиб Карл полыхал огромный костер. Погребальный костер. Дин с горящим факелом в руке отошел от костра и приблизился к стоявшим невдалеке Дариону и Ульриху. Мартин поднялся и, шатаясь, подошел к товарищам. Нужно было проститься с Карлом. Он встал рядом с сотником, и тот похлопал парня по плечу. Языки пламени, взмывая вверх, плясали прощальный танец в вечернем густом воздухе, в тусклом небесном свете Неона, на лицах стоящих рядом людей. Воины молчали, отдавая последнюю дань погибшему товарищу. «А ведь если бы меня, вместо Карла вот так, разом… - думал про себя Мартин, - да и все мы могли остаться здесь, под этой горой…». Сегодня днем он впервые в жизни ощутил реальный страх смерти, которая была так близко. «А ведь я же и хотел подобного, чтоб с мечом да на врага лицом к лицу… но страшно… когда смерть бежит за тобой, клацает зубами… действительно СТРАШНО». Мартин опустил голову. «Я – трус», - сделал он вывод, закончив самоанализ.
****
Путь обратно в форт был не таким и радостным. Хотя отряд и перевыполнил задание, у воинов было подавленное настроение. Не велика ли оказалась плата – жизнь человека, за жизнь кошмарной твари? Обратно шли медленнее, так как пришлось тащить увесистый панцирь. Дольше всего его приходилось нести именно Мартину, чему он, собственно, и не удивлялся.
Во время одного из привалов, когда Ульрих и Дин возились с провизией, Мартин обратился к Дариону.
- Скажите мне, я трус?
Сотник с удивлением посмотрел на парня и нахмурился.
- С чего ты взял?
- Тогда, во время схватки с гершином… я убежал, - парень скривился и опустил голову.
Дарион улыбнулся.
- Так ведь и я убежал, если помнишь. Что ж, я тоже, выходит, трус?
- Нет… - смутился Мартин и пожалел, что вообще затеял этот разговор.
- Вспомни, что рассказывал перед тем Дин, - продолжил сотник, - что нельзя на эту тварь с мечом лоб в лоб бросаться, разорвет и не заметит. Мы же не самоубийцы.
- Просто страшно очень стало…
- И мне страшно было, и парням тоже. Это нормально. Вот если бы ты под камушек забился и дрожал там до вечера, тогда другое дело… но ведь ты вернулся и продолжил бой. Так что, выбрось эту дурь из головы. Никакой ты не трус.
- Но я читал и слышал…
- Ха! Ты об этих балладах и песнях, где герои без страха бросаются в самую гущу сражения, убивая врагов сотнями, если не тысячами? – хмыкнул сотник. – Вранье это все, так не бывает. Это баснописцы с бардами придумывают, чаще всего по просьбам этих же «героев», чтоб юнцы разные, развесив уши, слушали, как надо героями становиться. Не в обиду будет сказано. Пойми, если солдат без страха, сломя голову, бросается в бой, он либо идиот, либо смерти ищет. Страх для солдата (да и не только для солдата) это нормально, он должен присутствовать. Но не леденящий, не сковывающий тело, иначе погибнешь, а заставляющий думать и быть внимательным к себе, к товарищам. Но одного страха мало. Должна быть у тебя еще и совесть. Или, если хочешь, честь, как сказано в твоих балладах.
- Они не мои, - хмыкнул Мартин.
- Ясное дело, «не твои», - сотник усмехнулся в ответ. – Так вот, страх и совесть – это два главных твои рычага. И если один из них сломается, то плохо дело. Если ломается «страх» - воин может глупость совершить или просто ошибку. Потеряет бдительность, и сам погибнет, и задание не выполнит и товарищей подвести может. А если «совесть» сломается – то на подлость может пойти. Тут, я думаю, и пример приводить не надо, сам догадаешься.
- А как же мозги… в смысле «разум» что ли? Когда в бой идешь, помимо «страха» и «совести» думать же еще надо… - Мартин почесал затылок.
Сотник улыбнулся.
- Так страх и совесть твоими мозгами и должны управлять. И когда ты этому научишься, вот тогда и станешь хорошим воином.
Мартин нахмурился.
- Сложно это все как-то… надо разобраться.
- Можешь и не разбираться, просто запомни и все.
****
Отряд приблизился к форту, когда Яр был уже высоко над головой. Издалека Мартин заметил, что на стенах прибавилось часовых. Закрываясь ладонью от ярких лучей Светоносного, он прищурился и посмотрел вперед.
- Вроде дозорных прибавилось, - произнес он, обращаясь к шедшему чуть впереди сотнику, тащившему панцирь вместе с Ульрихом. Дарион, повернув голову, кивнул, и они опустили панцирь на землю.
- И правда, прибавилось, - он, прищурившись, посмотрел в сторону форта. – К чему бы это? Впрочем…
- Скоро узнаем, - подхватил Ульрих, вытирая пот со лба.
Очевидно, дозорные форта тоже заприметили приближающийся отряд. На стенах началась небольшая суета. Уже через несколько минут ворота форта отварились, и навстречу воинам выехало трое всадников. Один из них держал под уздцы свободную лошадь. Подъехав ближе, всадники спешились, и один из них подошел к сотнику.
- Рад видеть тебя, Род, - поприветствовал его Дарион.
- И я вас приветствую, - отсалютовал солдат. – А мы видим, вы идете, да еще и тащите чего-то непонятное. Кстати, что это такое? – он подошел ближе к панцирю и с удивлением уставился на него.
- Трофей это, - ухмыльнувшись, проговорил Дин. – В разведку удачно сходили… почти.
Род посмотрел на него, потом перевел взгляд на сотника.
- Так это тварь та?
- Панцирь ее. Напала на нас, пришлось действовать.
- Дак как же вы ее сами-то? – Род удивленно поднял брови. Двое других солдат, приехавших с ним, подошли ближе и, тыкая пальцем, начали обсуждать «трофей». – Есть раненые?
- Раненых нет. Но вот один новобранец погиб. Карл. – Дарион вздохнул.
Род тоже вздохнул и покачал головой.
- Жалко парня…
- Жалко…
- Эй, ребята, - крикнул солдатам Род, - грузите его, - он указал рукой на панцирь, - на лошадь и везите в форт. – Потом повернулся к сотнику. – Мы поскачем вперед, а вы догоняйте.
****
Войдя в ворота форта, Мартин увидел, что вокруг панциря, сваленного прямо посреди внутреннего двора, уже успела собраться куча народа. Солдаты дружно обсуждали «трофей», осматривая, трогая руками и просто пиная ногой, при этом громко хохоча. Завидев вошедший отряд, солдаты протянули хором «О-о-о!!!». Обступив, они принялись шумно поздравлять парней, перемежая крепкие рукопожатия ударами по плечу и в бока. Парни же отвечали дежурными «Спасибо», «Да, ладно», «Нормально». Мартину было непривычно такое внимание, однако, принимая рукопожатия и дружеские тычки, он заметил, что Дарион смущен не меньше его самого, а Дин же, наоборот, принимал поздравления с удовольствием, купаясь в лучах внимания со стороны товарищей. Внезапно по рядам поздравляющих прокатилось негромкое шиканье и восклицание «Комендант идет!». Солдаты расступились по обе стороны от лежавшего на дворовой брусчатке панциря, образовав несколько шеренг. Теперь только Мартин, ставший в первой шеренге с правого от панциря края, заметил новые лица. Напротив него в первых рядах стояли пятеро незнакомых ему даже в лицо солдат. «Неужели новенькие?» - подумал он, хотя вновь прибывшие не были похожи на новобранцев. Четверо из них были одеты в черные кожаные куртки и свободные походные штаны. Парни среднего роста с длинными волосами, собранными почти на макушке в хвост. На груди каждого из них блестел медальон белого металла. «На магов похожи…», - вдруг подумал Мартин, хотя магов-то и не видел никогда. Пятый же отличался от рядом стоявших товарищей (а может и не товарищей). Высокий подтянутый мужчина на вид лет тридцати с коротко стриженными черными волосами. Одет он был в коричневую куртку и серые штаны. Поверх куртки был одет серый же плащ. Мужчина странным взглядом смотрел на Мартина. Даже не смотрел, а пялился, как будто изучал его. Мартин перехватил взгляд, но мужчина не отвел глаза. «Странно все это…» - только и успел подумать он, как увидел, что с дальнего конца форта, от смотровой башни к собравшимся приближался комендант форта «Роза ветров» сэр Граер Торвальд – среднего роста крупный мужчина на вид лет пятидесяти в черном панцире, отороченном золотистыми вензелями, поверх стальной вязанки.
- Что здесь за собрание? - пробасил он, подходя ближе. – И это что такое валяется? – он указал рукой на панцирь.
- Разрешите мне объяснить, – сотник Третьей сотни Бонтар шагнул вперед.
- Ну? - вопросительно кивнул комендант.
- Это панцирь гершина. Сотник Дарион с отрядом вернулись и разведки.
- Из разведки? А панцирь они на дороге нашли? – криво улыбнувшись, спросил комендант. – Дарион! – рявкнул он.
Дарион сделал шаг вперед, Бонтар же встал на место.
- Расскажи-ка, что случилось? – задал вопрос комендант. – Вы же в разведку пошли. Тогда откуда это? – он кивнул на панцирь.
- В разведку, - подтвердил Дарион. – Но тварь напала на нас, не успели мы к логову подойти. Пришлось вступить в бой.
- В бой… - комендант слегка поджал губы и нахмурился. – Раненые есть?
- Нет, раненых нет… - Дарион покачал головой, - но погиб новобранец. Карл. Во время нападения гершина. Мы предали его тело огню там же.
Мартин про себя отметил, что сотник ни слова не упомянул о странной горе, появившейся посреди равнины. Возможно, решил он, что еще не пришло время озвучить этот факт.
Сэр Торвальд нахмурился еще больше.
- Жаль… - произнес он. Вздохнув, он выпрямился и, повернув голову немного в сторону, посмотрел поверх стен форта в небо. – Карл был солдатом, как все мы, и в бою погиб с честью. Жаль терять людей в преддверии наступающих событий. Вы еще, очевидно, не знаете… Вчера из Столицы пришло известие, что назревает конфликт с Фрайландом. Да что там «конфликт», - он повысил голос, - мы на пороге войны! Король распорядился, чтобы мы были в полной боевой готовности. А пока, - он обернулся, - Кантар! – крикнул он, - Кантар! Где тебя демоны носят?
Из оружейной выбежал молодой парнишка – писарь при форте.
- Я здесь, сэр, - запыхавшись, выпалил он, останавливаясь возле коменданта.
- Погиб новобранец, - сказал тот, - его зовут… звали Карл… э-э-э… - комендант повернулся к Дариону. – Как его полное имя?
- Н-н-не знаю, сэр, - смутился сотник.
Комендант вновь повернулся к писарю.
- Выясни это и сообщи его родным.
Писарь кивнул и убежал.
- Кто с тобой был в походе? – вновь обратился комендант к Дариону.
- Были со мной Дин Дунстор, - Дин сделал шаг вперед, - Ульрих… Халенхагер, - Ульрих шагнул вперед, - и Мартин… м-м-м… из новобранцев, - Мартин тоже вышел из строя.
- Что ж, воины, благодарю вас за верную службу королю и королевству, - сэр Торвальд подошел ближе и пожал руку Дариону, затем Дину, приблизился к Ульриху. Мартин страшно занервничал, не каждый же день сам комендант жмет тебе руку, да еще и при всех. От напряжения вспотели ладони, и правую он тихонько стал тереть о штанину. Наконец комендант поблагодарил Ульриха и протянул руку Мартину. Тот с нервной улыбкой принял рукопожатие. Комендант развернулся и вернулся на место.
- А теперь расходимся! - скомандовал он. - И «это», - он кивнул на панцирь, - отнесите, наверное, к Террасу в башню. Пусть выясняет, как эта тварь к нам попала. – Солдаты стали расходиться. – Дарион! - вновь окликнул комендант сотника, - А ты зайди-ка потом ко мне, расскажешь подробно, что и как у вас там происходило. 

© Copyright: Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир, 2012

Регистрационный номер №0074366

от 4 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0074366 выдан для произведения:

Мартин.



Когда Мартин пришел в себя был уже вечер. Он сидел, прислонившись к деревцу, возле которого днем и потерял сознание. Доказательством этому послужил резкий кислый запах тут же ударивший в нос. Парня снова замутило, и закружилась голова. Левой рукой пытаясь зажать нос покрепче, правой он протер глаза. Осмотревшись, впереди и чуть правее он заметил огромный панцирь гершина. Остальных частей тела и внутренностей твари по близости не было. «Хм, и без меня справился, дубина», - подумал Мартин, вспомнив недавнюю просьбу Дина помочь в разделывании туши.
Внезапно, справа от себя на земле он увидел неясные мигающие сполохи света, с каждой секундой разрастающиеся и становящиеся все ярче. До ушей донесся треск горящего хвороста. Парень обернулся. Позади, рядом с тем местом, где погиб Карл полыхал огромный костер. Погребальный костер. Дин с горящим факелом в руке отошел от костра и приблизился к стоявшим невдалеке Дариону и Ульриху. Мартин поднялся и, шатаясь, подошел к товарищам. Нужно было проститься с Карлом. Он встал рядом с сотником, и тот похлопал парня по плечу. Языки пламени, взмывая вверх, плясали прощальный танец в вечернем густом воздухе, в тусклом небесном свете Неона, на лицах стоящих рядом людей. Воины молчали, отдавая последнюю дань погибшему товарищу. «А ведь если бы меня, вместо Карла вот так, разом… - думал про себя Мартин, - да и все мы могли остаться здесь, под этой горой…». Сегодня днем он впервые в жизни ощутил реальный страх смерти, которая была так близко. «А ведь я же и хотел подобного, чтоб с мечом да на врага лицом к лицу… но страшно… когда смерть бежит за тобой, клацает зубами… действительно СТРАШНО». Мартин опустил голову. «Я – трус», - сделал он вывод, закончив самоанализ.
****
Путь обратно в форт был не таким и радостным. Хотя отряд и перевыполнил задание, у воинов было подавленное настроение. Не велика ли оказалась плата – жизнь человека, за жизнь кошмарной твари? Обратно шли медленнее, так как пришлось тащить увесистый панцирь. Дольше всего его приходилось нести именно Мартину, чему он, собственно, и не удивлялся.
Во время одного из привалов, когда Ульрих и Дин возились с провизией, Мартин обратился к Дариону.
- Скажите мне, я трус?
Сотник с удивлением посмотрел на парня и нахмурился.
- С чего ты взял?
- Тогда, во время схватки с гершином… я убежал, - парень скривился и опустил голову.
Дарион улыбнулся.
- Так ведь и я убежал, если помнишь. Что ж, я тоже, выходит, трус?
- Нет… - смутился Мартин и пожалел, что вообще затеял этот разговор.
- Вспомни, что рассказывал перед тем Дин, - продолжил сотник, - что нельзя на эту тварь с мечом лоб в лоб бросаться, разорвет и не заметит. Мы же не самоубийцы.
- Просто страшно очень стало…
- И мне страшно было, и парням тоже. Это нормально. Вот если бы ты под камушек забился и дрожал там до вечера, тогда другое дело… но ведь ты вернулся и продолжил бой. Так что, выбрось эту дурь из головы. Никакой ты не трус.
- Но я читал и слышал…
- Ха! Ты об этих балладах и песнях, где герои без страха бросаются в самую гущу сражения, убивая врагов сотнями, если не тысячами? – хмыкнул сотник. – Вранье это все, так не бывает. Это баснописцы с бардами придумывают, чаще всего по просьбам этих же «героев», чтоб юнцы разные, развесив уши, слушали, как надо героями становиться. Не в обиду будет сказано. Пойми, если солдат без страха, сломя голову, бросается в бой, он либо идиот, либо смерти ищет. Страх для солдата (да и не только для солдата) это нормально, он должен присутствовать. Но не леденящий, не сковывающий тело, иначе погибнешь, а заставляющий думать и быть внимательным к себе, к товарищам. Но одного страха мало. Должна быть у тебя еще и совесть. Или, если хочешь, честь, как сказано в твоих балладах.
- Они не мои, - хмыкнул Мартин.
- Ясное дело, «не твои», - сотник усмехнулся в ответ. – Так вот, страх и совесть – это два главных твои рычага. И если один из них сломается, то плохо дело. Если ломается «страх» - воин может глупость совершить или просто ошибку. Потеряет бдительность, и сам погибнет, и задание не выполнит и товарищей подвести может. А если «совесть» сломается – то на подлость может пойти. Тут, я думаю, и пример приводить не надо, сам догадаешься.
- А как же мозги… в смысле «разум» что ли? Когда в бой идешь, помимо «страха» и «совести» думать же еще надо… - Мартин почесал затылок.
Сотник улыбнулся.
- Так страх и совесть твоими мозгами и должны управлять. И когда ты этому научишься, вот тогда и станешь хорошим воином.
Мартин нахмурился.
- Сложно это все как-то… надо разобраться.
- Можешь и не разбираться, просто запомни и все.
****
Отряд приблизился к форту, когда Яр был уже высоко над головой. Издалека Мартин заметил, что на стенах прибавилось часовых. Закрываясь ладонью от ярких лучей Светоносного, он прищурился и посмотрел вперед.
- Вроде дозорных прибавилось, - произнес он, обращаясь к шедшему чуть впереди сотнику, тащившему панцирь вместе с Ульрихом. Дарион, повернув голову, кивнул, и они опустили панцирь на землю.
- И правда, прибавилось, - он, прищурившись, посмотрел в сторону форта. – К чему бы это? Впрочем…
- Скоро узнаем, - подхватил Ульрих, вытирая пот со лба.
Очевидно, дозорные форта тоже заприметили приближающийся отряд. На стенах началась небольшая суета. Уже через несколько минут ворота форта отварились, и навстречу воинам выехало трое всадников. Один из них держал под уздцы свободную лошадь. Подъехав ближе, всадники спешились, и один из них подошел к сотнику.
- Рад видеть тебя, Род, - поприветствовал его Дарион.
- И я вас приветствую, - отсалютовал солдат. – А мы видим, вы идете, да еще и тащите чего-то непонятное. Кстати, что это такое? – он подошел ближе к панцирю и с удивлением уставился на него.
- Трофей это, - ухмыльнувшись, проговорил Дин. – В разведку удачно сходили… почти.
Род посмотрел на него, потом перевел взгляд на сотника.
- Так это тварь та?
- Панцирь ее. Напала на нас, пришлось действовать.
- Дак как же вы ее сами-то? – Род удивленно поднял брови. Двое других солдат, приехавших с ним, подошли ближе и, тыкая пальцем, начали обсуждать «трофей». – Есть раненые?
- Раненых нет. Но вот один новобранец погиб. Карл. – Дарион вздохнул.
Род тоже вздохнул и покачал головой.
- Жалко парня…
- Жалко…
- Эй, ребята, - крикнул солдатам Род, - грузите его, - он указал рукой на панцирь, - на лошадь и везите в форт. – Потом повернулся к сотнику. – Мы поскачем вперед, а вы догоняйте.
****
Войдя в ворота форта, Мартин увидел, что вокруг панциря, сваленного прямо посреди внутреннего двора, уже успела собраться куча народа. Солдаты дружно обсуждали «трофей», осматривая, трогая руками и просто пиная ногой, при этом громко хохоча. Завидев вошедший отряд, солдаты протянули хором «О-о-о!!!». Обступив, они принялись шумно поздравлять парней, перемежая крепкие рукопожатия ударами по плечу и в бока. Парни же отвечали дежурными «Спасибо», «Да, ладно», «Нормально». Мартину было непривычно такое внимание, однако, принимая рукопожатия и дружеские тычки, он заметил, что Дарион смущен не меньше его самого, а Дин же, наоборот, принимал поздравления с удовольствием, купаясь в лучах внимания со стороны товарищей. Внезапно по рядам поздравляющих прокатилось негромкое шиканье и восклицание «Комендант идет!». Солдаты расступились по обе стороны от лежавшего на дворовой брусчатке панциря, образовав несколько шеренг. Теперь только Мартин, ставший в первой шеренге с правого от панциря края, заметил новые лица. Напротив него в первых рядах стояли пятеро незнакомых ему даже в лицо солдат. «Неужели новенькие?» - подумал он, хотя вновь прибывшие не были похожи на новобранцев. Четверо из них были одеты в черные кожаные куртки и свободные походные штаны. Парни среднего роста с длинными волосами, собранными почти на макушке в хвост. На груди каждого из них блестел медальон белого металла. «На магов похожи…», - вдруг подумал Мартин, хотя магов-то и не видел никогда. Пятый же отличался от рядом стоявших товарищей (а может и не товарищей). Высокий подтянутый мужчина на вид лет тридцати с коротко стриженными черными волосами. Одет он был в коричневую куртку и серые штаны. Поверх куртки был одет серый же плащ. Мужчина странным взглядом смотрел на Мартина. Даже не смотрел, а пялился, как будто изучал его. Мартин перехватил взгляд, но мужчина не отвел глаза. «Странно все это…» - только и успел подумать он, как увидел, что с дальнего конца форта, от смотровой башни к собравшимся приближался комендант форта «Роза ветров» сэр Граер Торвальд – среднего роста крупный мужчина на вид лет пятидесяти в черном панцире, отороченном золотистыми вензелями, поверх стальной вязанки.
- Что здесь за собрание? - пробасил он, подходя ближе. – И это что такое валяется? – он указал рукой на панцирь.
- Разрешите мне объяснить, – сотник Третьей сотни Бонтар шагнул вперед.
- Ну? - вопросительно кивнул комендант.
- Это панцирь гершина. Сотник Дарион с отрядом вернулись и разведки.
- Из разведки? А панцирь они на дороге нашли? – криво улыбнувшись, спросил комендант. – Дарион! – рявкнул он.
Дарион сделал шаг вперед, Бонтар же встал на место.
- Расскажи-ка, что случилось? – задал вопрос комендант. – Вы же в разведку пошли. Тогда откуда это? – он кивнул на панцирь.
- В разведку, - подтвердил Дарион. – Но тварь напала на нас, не успели мы к логову подойти. Пришлось вступить в бой.
- В бой… - комендант слегка поджал губы и нахмурился. – Раненые есть?
- Нет, раненых нет… - Дарион покачал головой, - но погиб новобранец. Карл. Во время нападения гершина. Мы предали его тело огню там же.
Мартин про себя отметил, что сотник ни слова не упомянул о странной горе, появившейся посреди равнины. Возможно, решил он, что еще не пришло время озвучить этот факт.
Сэр Торвальд нахмурился еще больше.
- Жаль… - произнес он. Вздохнув, он выпрямился и, повернув голову немного в сторону, посмотрел поверх стен форта в небо. – Карл был солдатом, как все мы, и в бою погиб с честью. Жаль терять людей в преддверии наступающих событий. Вы еще, очевидно, не знаете… Вчера из Столицы пришло известие, что назревает конфликт с Фрайландом. Да что там «конфликт», - он повысил голос, - мы на пороге войны! Король распорядился, чтобы мы были в полной боевой готовности. А пока, - он обернулся, - Кантар! – крикнул он, - Кантар! Где тебя демоны носят?
Из оружейной выбежал молодой парнишка – писарь при форте.
- Я здесь, сэр, - запыхавшись, выпалил он, останавливаясь возле коменданта.
- Погиб новобранец, - сказал тот, - его зовут… звали Карл… э-э-э… - комендант повернулся к Дариону. – Как его полное имя?
- Н-н-не знаю, сэр, - смутился сотник.
Комендант вновь повернулся к писарю.
- Выясни это и сообщи его родным.
Писарь кивнул и убежал.
- Кто с тобой был в походе? – вновь обратился комендант к Дариону.
- Были со мной Дин Дунстор, - Дин сделал шаг вперед, - Ульрих… Халенхагер, - Ульрих шагнул вперед, - и Мартин… м-м-м… из новобранцев, - Мартин тоже вышел из строя.
- Что ж, воины, благодарю вас за верную службу королю и королевству, - сэр Торвальд подошел ближе и пожал руку Дариону, затем Дину, приблизился к Ульриху. Мартин страшно занервничал, не каждый же день сам комендант жмет тебе руку, да еще и при всех. От напряжения вспотели ладони, и правую он тихонько стал тереть о штанину. Наконец комендант поблагодарил Ульриха и протянул руку Мартину. Тот с нервной улыбкой принял рукопожатие. Комендант развернулся и вернулся на место.
- А теперь расходимся! - скомандовал он. - И «это», - он кивнул на панцирь, - отнесите, наверное, к Террасу в башню. Пусть выясняет, как эта тварь к нам попала. – Солдаты стали расходиться. – Дарион! - вновь окликнул комендант сотника, - А ты зайди-ка потом ко мне, расскажешь подробно, что и как у вас там происходило. 

Рейтинг: +3 327 просмотров
Комментарии (7)
0 # 4 сентября 2012 в 18:30 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 4 сентября 2012 в 18:35 +1
Мы рады что вы продолжаете нас читать. flower
0 # 4 сентября 2012 в 19:55 +1
А как же!!!
Анна Магасумова # 4 сентября 2012 в 21:23 +1
Так хочется побыстрее узнать, что же будет дальше! 38
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 4 сентября 2012 в 23:50 0
Продолжение завтра обязательно!!! v
Александр Нагорный # 5 сентября 2012 в 13:26 +1
Читаю дальше)) ждем появления принца))
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 5 сентября 2012 в 15:14 0
Спасибо!!! Принц в 7-ой главе появится! Совсем скоро! laugh yesyes
Популярная проза за месяц
147
126
123
102
101
99
99
97
94
93
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
81
81
80
80
79
78
77
77
77
77
76
76
75
72
71
66