ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 2-2

 

Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 2-2

Мартин обладал магическим даром, что являлось редкостью для здешних земель. Он мог передвигать предметы силой мысли и, хотя свой дар особо и не развивал, успел овладеть им в полной мере и очень этим гордился. Когда же он услышал, что в соседний городок прибыли военные и записывают желающих на королевскую службу, не мешкая, собрал немногочисленные вещи в заплечный мешок, взял выкованный собственными руками меч, и, получив благословение родителей, отправился в путь. Добравшись до городка, Мартин направился к площади, где расположились прибывшие солдаты. Площадь была полна народу. Военные смешивались с толпой молодых людей, желавших стать новобранцами и уже ставших таковыми, и с не меньшей толпой местных зевак. Площадь гудела, словно пчелиный улей, и улюлюкала на все голоса. Громкий и дружный хохот солдат перемежался с мерным и невнятным гудением кучек юношей, где-то слышался плач и причитания матерей, не желающих отпускать свое чадо неизвестно куда. Рядом подвыпившие местные гуляки рассказывали новобранцам, да и друг другу, о тяготах и лишениях военной службы, при этом сочиняя небылицы о своих ратных подвигах в «былые времена». Тут же под ногами бегали и визжали маленькие дети, которым просто было интересно, зачем же столько взрослых здесь собралось. Попадались и пареньки с внимательными, пронзительными глазками, явно местные воришки. Мартин протискивался сквозь толпу к дальнему концу площади, туда, где сидел сотник с писарем, который вел реестр новобранцев. Добравшись до места, он пристроился в хвосте очереди молодых парней, передним концом упиравшейся в стол, за которым и сидел сотник. Сняв мешок с плеча, он крепко держал его в руках перед собой, опасаясь за свою самую ценную поклажу – меч, выкованный собственными руками, рукоять которого, обмотанная тряпкой, как и весь меч, самым явственным образом торчала из мешка. Очередь была довольно длинной, но двигалась быстро. Уже через каких-то полчаса Мартин оказался перед заветным столом. Рядом, за небольшим переносным столиком, на котором стояли чернильница и наполовину исписанный лист бумаги сидел писарь, небольшой сухенький старичок, в накидке коричневого цвета.
У Мартина пересохло в горле от волнения. Наконец сбывалось то, к чему он так долго стремился, о чем мечтал. Сотник, крупный мужчина, лет пятидесяти с роскошными черными усами, в которых проскакивала седина, смотрел на Мартина равнодушным взглядом, и у того екнуло сердце. «А ведь может и не взять, - подумал он, - ведь может же… скольких уже не взял. - Итак, сынок, - вяло начал сотник, обращаясь к Мартину, - хочешь стать солдатом?
- Да, очень хочу - выпалил Мартин, - хочу служить королю и королевству верой и правдой!
Похоже, что его слова не произвели на сотника никакого впечатления, но вызвали смешок у стоящих сзади парней.
- Очень хорошо, - также вяло продолжал сотник, - твое рвение похвально и делает тебе честь. Как твое имя?
- Мартин, третий сын кузнеца Барена из Куртужа!
Казалось, сотник несколько оживился. Он окинул взглядом парня, будто бы оценивая.
- Сын кузнеца? И мечом владеешь?
- Да, владею, - Мартин обрадовался. Похоже, что сотник проявил к нему интерес, и дело движется в нужном направлении.
- Замечательно. Скажи-ка мне, Мартин, а почему ты хочешь стать солдатом? Зачем тебе служба?
Мартин замешкался. Еще ребенком он с восхищением слушал рассказы и легенды о подвигах доблестных героев, о кровопролитных, но праведных сражениях. Он хотел, чтобы и о нем слагали песни и легенды. И с возрастом желание это не уменьшилось, а, скорее, наоборот, окрепло, тем более, он стал понимать, что как самый младший сын, он вряд ли получит хоть часть отцовского наследства, так что…
Он стоял, не моргая, уставившись в стол и пытаясь выдавить из себя хоть какой-нибудь вразумительный ответ. Нужно было подобрать правильные слова, иначе этот толстый усатый таракан не внесет его имя в заветный список.
- Итак, сынок, - снова заговорил сотник, - зачем тебе нужна служба в рядах королевской армии?
- Я… - начал Мартин, - я буду хорошим воином, я умею управляться с мечом, я смогу защитить… королевство… если нужно, конечно… мне бы только на север попасть, в приграничные земли… некроманты… - последнюю фразу он буквально прожевал. Да и весь ответ вышел сбивчивым и неуверенным. «Он может подумать, что я сам не знаю, зачем пришел сюда, - лоб Мартина покрылся потом, - он услышал мою неуверенность, и теперь точно все пропало». Нервно теребя заплечный мешок, он мысленно взмолился. «Боги, хоть бы все получилось!».
- На север, говоришь, к некромантам. Очень интересно. А служить ты хочешь, чтобы защищать земли от врагов? Я правильно тебя понял?
- В общем, да…
- Хорошо, Мартин, – сотник повернулся в сторону писаря, сухенького старичка в черной мантии, сидевшего за небольшим столиком справа, - а ты, Эдвин, запиши-ка парня.
Писарь обмакнул перо в чернильницу, нацарапал на листке порядковый номер. Сотник вновь повернулся к Мартину.
- А теперь подойди ближе к этому почтенному старцу и еще раз назови свое имя, возраст и место, где родился. Ступай.
Еще толком не осознавая произошедшего, Мартин медленно отошел от стола сотника и приблизился к низенькому столику писаря.
- Назови-ка сынок мне еще раз свое полное имя, возраст и место рождения, - произнес скрипучим голосом писарь.
Мысли в голове Мартина вертелись волчком. Казалось, он плохо расслышал просьбу старика. Смятение и радость переплелись в единую эмоцию. Он стоял перед столиком, опустив голову и продолжая теребить в руках заплечный мешок.
- Ты меня слышишь, парень? – писарь повысил голос, - повтори, как тебя зовут, откуда ты?
Вторая настойчивая просьба писаря, вернула парня к реальности. «У меня получилось! У меня получилось!» - пульсировало в голове. Смятение сменилось ликованием, за спиною словно выросли крылья. Он смог, он добился того, о чем так давно мечтал. Сделав над собой усилие и совладав с волнением, Мартин перебросил мешок обратно на плечо.
- Меня зовут Мартин, третий сын кузнеца Барена, восемнадцати лет от роду, из Куртужа – тожественно произнес он. «Они еще услышат обо мне, - крутилось в голове, - услышат».
- … из Куртужа, - старик проскрипел пером, выводя последние завитки, - очень хорошо. Видишь, вон там стоит группа парней, - он указал рукой на стоящий с левой стороны дом. Там, переминаясь с ноги на ногу, расположилась небольшая кучка молодых людей, которых теперь можно было именовать новобранцами. – Сейчас подойди к ним. Через несколько часов, когда мы закончим, сэр Томмиэль расскажет вам, что нужно будет делать дальше. Иди.
Мартин немного отошел от столика. Воображаемые крылья продолжали возносить его к небесам. Уверенность в собственных силах переполняла сердце, но затуманивала разум, и он совершил то, о чем пришлось впоследствии пожалеть. Его самоуверенность и появившаяся внезапно гордыня сыграли с парнем злую шутку. «Да, сэр Томмиэль, ты запомнишь меня надолго, вы все запомните меня». Развернувшись обратно к писарю, Мартин скинул заплечный мешок на землю. Сотник продолжал вести неспешную беседу с очередным претендентом. По-прежнему народ вокруг гудел, обсуждая какие-то свои дела, дети бегали, женщины плакали и причитали, пьянчужки ворчали, а солдаты весело о чем-то спорили.
- Смотрите, сэр Томмиэль! – крикнул Мартин, обернувшись к сотнику и бросив на него вызывающий взгляд. Сотник прервал беседу и медленно перевел скучающий взгляд на новобранца, выкрикнувшего его имя. Поднял голову и писарь, явно не ожидавший такого подвоха со стороны молодчика. Повернулись в сторону Мартина и оставшиеся парни-претенденты, и собравшиеся зеваки. Парень вскинул руки вверх. «Сейчас, сейчас», - вертелось в голове. Закрыв глаза, он стоял так несколько секунд, чувствуя, как сила наполняет его. Перед глазами на черном фоне плясали белые потоки энергии, «Сила» скапливалась в груди. Люди вокруг, замолчав, уставились на парня, гадая, что же это такое он творит.
Мартин опустил руки и открыл глаза, но теперь они не имели зрачков, а были однообразно белыми. Впечатленные увиденным, зеваки охнули от удивления. Писарь привстал со стула и начал пятиться, скрываясь за спинами, стоявших позади воинов. Те в свою очередь вынули мечи и направили их в сторону Мартина. Мало ли что затевает этот паренек. Может, он на поверку окажется лазутчиком некромантов и замышляет чего недоброе. Лучше быть наготове. Сотник же, ради которого Мартин и затеял весь этот спектакль, казалось, был ничуть не удивлен такой метаморфозой. Он махнул рукой и близ стоящие воины опустили мечи. Казалось, сотник понимал, что происходит.
Мир для Мартина стал лилового цвета. Люди и предметы вокруг выглядели размытыми. Он повернул голову и посмотрел на сотника не мигающим взглядом. Воины, вновь вскинули мечи, но тот повторил свой жест, и мечи опустились. Кое-кто из стоявших рядом зевак начал шепотом возносить молитвы своим богам, но даже шепот был слышен в воцарившейся вокруг тишине. Тем не менее, расходиться никто не спешил. Напротив, гул на площади сменился удивленным тихим гомоном, и любопытные отовсюду стали подтягиваться к дальнему ее концу, чтобы разузнать, что же происходит. Теперь сидящий за своим столом сотник и стоящий возле столика писаря Мартин, были ограждены кругом из любопытных зевак. «Сейчас, - думал Мартин, и мысли в голове отражались эхом, - сейчас я покажу вам небольшой фокус». Он повернулся к столику писаря и посмотрел на маленькую чернильницу. «Подойдет», - подумал он, сосредоточился на чернильнице, и перед его глазами она из лиловой превратилась в ослепительно желтую. Он захотел, чтобы чернильница поднялась, и она, задрожав, подскочила вверх. Люди вокруг дружно охнули и немного отшатнулись в стороны. Чернильница висела в воздухе, а лицо Мартина побагровело от натуги. Нервное напряжение сказалось на его и без того скудных магических способностях, и поднятие небольшой чернильницы отняло больше сил, чем он предполагал. «Еще немного…» - повторил он себе, но силы все-таки покинули Мартина, и чернильница, нервно дернувшись в воздухе, рухнула на стол, обрызгав рядом стоящих людей. Мартин закрыл глаза и обхватил руками лицо. Резкая боль сдавила виски и затылок, из носа хлынула кровь. Вокруг люди начали перешептываться друг с другом, делясь впечатлениями от увиденного. Мартин убрал руки от лица, достал из кармана платок и вытер ладони, а потом и само лицо от крови, затем повернулся в сторону сотника, чтобы увидеть его реакцию. Конечно же, он ожидал, что сотник, как и все присутствующие, будет восхищен его способностями и, тотчас же, отправит к северным кордонам, где, такие как он просто необходимы в борьбе с коварными некромантами. Однако лицо сотника выражало отнюдь не восхищение, а, скорее, раздражение. Мартин обвел взглядом толпу обступивших его людей и увидел в глазах большинства из них совсем не восторг, а, скорее, страх и призрение. Что же он сделал не так?
Наконец сотник Томмиэль встал и поднял руку вверх. Тут же воцарилась тишина. Он впился глазами в Мартина, и взгляд его был холодным, как ледники Кальтэрда.
- Браво, сынок, - наконец, произнес он довольно язвительным тоном, - как же нам повезло, что в ряды воинов короля вступил истинный маг, - его лицо скривилось в неприятной усмешке. Он выдержал паузу, и по рядам зевак прокатился слабый смешок. – Хорошо, что ты продемонстрировал нам свои способности, и теперь я знаю, что ты умеешь подтирать задницу, не запачкав руки. А теперь марш к остальным, и чтоб до отбытия я тебя не видел.
После секундной паузы все стоящие вокруг разразились громким хохотом. «Подтирать задницу! Ха-ха! – нараспев повторяли голоса, - Истинный маг!!! Ха-ха». Страх с лиц людей как ветром сдуло. Даже те немногие, восхитившиеся чудесными способностями парня, теперь хихикали. Они смеялись и потешались над ним. Он стал для них шутом, трюкачом, умеющим выделывать разные штуки. Толпа начала понемногу расходится, весело обсуждая произошедшее. Мартин стоял, опустив голову и не веря в то, что произошло. Как сотник, поверивший в него и давший ему шанс стать воином, так подло его опозорил? И за что? За его дар, за магический дар, которым обладает один из тысячи, а, может, и десятков тысяч. Как же так случилось, что он, Мартин, сын кузнеца, без пяти минут воин и маг был высмеян военным командиром и толпой каких-то пьянчуг и базарных баб? Нет, это происходило не с ним, с кем угодно, только не с ним. Подняв свой мешок с земли, и отряхнув его от пыли, Мартин поплелся к указанному зданию, где кучковались новобранцы, продолжая слышать за спиной смешки и взрывы громкого хохота. «И все же, какого демона, что я сделал не так?» - но вопрос этот был риторическим и остался без ответа. 

© Copyright: Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир, 2012

Регистрационный номер №0071546

от 22 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071546 выдан для произведения:

Мартин обладал магическим даром, что являлось редкостью для здешних земель. Он мог передвигать предметы силой мысли и, хотя свой дар особо и не развивал, успел овладеть им в полной мере и очень этим гордился. Когда же он услышал, что в соседний городок прибыли военные и записывают желающих на королевскую службу, не мешкая, собрал немногочисленные вещи в заплечный мешок, взял выкованный собственными руками меч, и, получив благословение родителей, отправился в путь. Добравшись до городка, Мартин направился к площади, где расположились прибывшие солдаты. Площадь была полна народу. Военные смешивались с толпой молодых людей, желавших стать новобранцами и уже ставших таковыми, и с не меньшей толпой местных зевак. Площадь гудела, словно пчелиный улей, и улюлюкала на все голоса. Громкий и дружный хохот солдат перемежался с мерным и невнятным гудением кучек юношей, где-то слышался плач и причитания матерей, не желающих отпускать свое чадо неизвестно куда. Рядом подвыпившие местные гуляки рассказывали новобранцам, да и друг другу, о тяготах и лишениях военной службы, при этом сочиняя небылицы о своих ратных подвигах в «былые времена». Тут же под ногами бегали и визжали маленькие дети, которым просто было интересно, зачем же столько взрослых здесь собралось. Попадались и пареньки с внимательными, пронзительными глазками, явно местные воришки. Мартин протискивался сквозь толпу к дальнему концу площади, туда, где сидел сотник с писарем, который вел реестр новобранцев. Добравшись до места, он пристроился в хвосте очереди молодых парней, передним концом упиравшейся в стол, за которым и сидел сотник. Сняв мешок с плеча, он крепко держал его в руках перед собой, опасаясь за свою самую ценную поклажу – меч, выкованный собственными руками, рукоять которого, обмотанная тряпкой, как и весь меч, самым явственным образом торчала из мешка. Очередь была довольно длинной, но двигалась быстро. Уже через каких-то полчаса Мартин оказался перед заветным столом. Рядом, за небольшим переносным столиком, на котором стояли чернильница и наполовину исписанный лист бумаги сидел писарь, небольшой сухенький старичок, в накидке коричневого цвета.
У Мартина пересохло в горле от волнения. Наконец сбывалось то, к чему он так долго стремился, о чем мечтал. Сотник, крупный мужчина, лет пятидесяти с роскошными черными усами, в которых проскакивала седина, смотрел на Мартина равнодушным взглядом, и у того екнуло сердце. «А ведь может и не взять, - подумал он, - ведь может же… скольких уже не взял. - Итак, сынок, - вяло начал сотник, обращаясь к Мартину, - хочешь стать солдатом?
- Да, очень хочу - выпалил Мартин, - хочу служить королю и королевству верой и правдой!
Похоже, что его слова не произвели на сотника никакого впечатления, но вызвали смешок у стоящих сзади парней.
- Очень хорошо, - также вяло продолжал сотник, - твое рвение похвально и делает тебе честь. Как твое имя?
- Мартин, третий сын кузнеца Барена из Куртужа!
Казалось, сотник несколько оживился. Он окинул взглядом парня, будто бы оценивая.
- Сын кузнеца? И мечом владеешь?
- Да, владею, - Мартин обрадовался. Похоже, что сотник проявил к нему интерес, и дело движется в нужном направлении.
- Замечательно. Скажи-ка мне, Мартин, а почему ты хочешь стать солдатом? Зачем тебе служба?
Мартин замешкался. Еще ребенком он с восхищением слушал рассказы и легенды о подвигах доблестных героев, о кровопролитных, но праведных сражениях. Он хотел, чтобы и о нем слагали песни и легенды. И с возрастом желание это не уменьшилось, а, скорее, наоборот, окрепло, тем более, он стал понимать, что как самый младший сын, он вряд ли получит хоть часть отцовского наследства, так что…
Он стоял, не моргая, уставившись в стол и пытаясь выдавить из себя хоть какой-нибудь вразумительный ответ. Нужно было подобрать правильные слова, иначе этот толстый усатый таракан не внесет его имя в заветный список.
- Итак, сынок, - снова заговорил сотник, - зачем тебе нужна служба в рядах королевской армии?
- Я… - начал Мартин, - я буду хорошим воином, я умею управляться с мечом, я смогу защитить… королевство… если нужно, конечно… мне бы только на север попасть, в приграничные земли… некроманты… - последнюю фразу он буквально прожевал. Да и весь ответ вышел сбивчивым и неуверенным. «Он может подумать, что я сам не знаю, зачем пришел сюда, - лоб Мартина покрылся потом, - он услышал мою неуверенность, и теперь точно все пропало». Нервно теребя заплечный мешок, он мысленно взмолился. «Боги, хоть бы все получилось!».
- На север, говоришь, к некромантам. Очень интересно. А служить ты хочешь, чтобы защищать земли от врагов? Я правильно тебя понял?
- В общем, да…
- Хорошо, Мартин, – сотник повернулся в сторону писаря, сухенького старичка в черной мантии, сидевшего за небольшим столиком справа, - а ты, Эдвин, запиши-ка парня.
Писарь обмакнул перо в чернильницу, нацарапал на листке порядковый номер. Сотник вновь повернулся к Мартину.
- А теперь подойди ближе к этому почтенному старцу и еще раз назови свое имя, возраст и место, где родился. Ступай.
Еще толком не осознавая произошедшего, Мартин медленно отошел от стола сотника и приблизился к низенькому столику писаря.
- Назови-ка сынок мне еще раз свое полное имя, возраст и место рождения, - произнес скрипучим голосом писарь.
Мысли в голове Мартина вертелись волчком. Казалось, он плохо расслышал просьбу старика. Смятение и радость переплелись в единую эмоцию. Он стоял перед столиком, опустив голову и продолжая теребить в руках заплечный мешок.
- Ты меня слышишь, парень? – писарь повысил голос, - повтори, как тебя зовут, откуда ты?
Вторая настойчивая просьба писаря, вернула парня к реальности. «У меня получилось! У меня получилось!» - пульсировало в голове. Смятение сменилось ликованием, за спиною словно выросли крылья. Он смог, он добился того, о чем так давно мечтал. Сделав над собой усилие и совладав с волнением, Мартин перебросил мешок обратно на плечо.
- Меня зовут Мартин, третий сын кузнеца Барена, восемнадцати лет от роду, из Куртужа – тожественно произнес он. «Они еще услышат обо мне, - крутилось в голове, - услышат».
- … из Куртужа, - старик проскрипел пером, выводя последние завитки, - очень хорошо. Видишь, вон там стоит группа парней, - он указал рукой на стоящий с левой стороны дом. Там, переминаясь с ноги на ногу, расположилась небольшая кучка молодых людей, которых теперь можно было именовать новобранцами. – Сейчас подойди к ним. Через несколько часов, когда мы закончим, сэр Томмиэль расскажет вам, что нужно будет делать дальше. Иди.
Мартин немного отошел от столика. Воображаемые крылья продолжали возносить его к небесам. Уверенность в собственных силах переполняла сердце, но затуманивала разум, и он совершил то, о чем пришлось впоследствии пожалеть. Его самоуверенность и появившаяся внезапно гордыня сыграли с парнем злую шутку. «Да, сэр Томмиэль, ты запомнишь меня надолго, вы все запомните меня». Развернувшись обратно к писарю, Мартин скинул заплечный мешок на землю. Сотник продолжал вести неспешную беседу с очередным претендентом. По-прежнему народ вокруг гудел, обсуждая какие-то свои дела, дети бегали, женщины плакали и причитали, пьянчужки ворчали, а солдаты весело о чем-то спорили.
- Смотрите, сэр Томмиэль! – крикнул Мартин, обернувшись к сотнику и бросив на него вызывающий взгляд. Сотник прервал беседу и медленно перевел скучающий взгляд на новобранца, выкрикнувшего его имя. Поднял голову и писарь, явно не ожидавший такого подвоха со стороны молодчика. Повернулись в сторону Мартина и оставшиеся парни-претенденты, и собравшиеся зеваки. Парень вскинул руки вверх. «Сейчас, сейчас», - вертелось в голове. Закрыв глаза, он стоял так несколько секунд, чувствуя, как сила наполняет его. Перед глазами на черном фоне плясали белые потоки энергии, «Сила» скапливалась в груди. Люди вокруг, замолчав, уставились на парня, гадая, что же это такое он творит.
Мартин опустил руки и открыл глаза, но теперь они не имели зрачков, а были однообразно белыми. Впечатленные увиденным, зеваки охнули от удивления. Писарь привстал со стула и начал пятиться, скрываясь за спинами, стоявших позади воинов. Те в свою очередь вынули мечи и направили их в сторону Мартина. Мало ли что затевает этот паренек. Может, он на поверку окажется лазутчиком некромантов и замышляет чего недоброе. Лучше быть наготове. Сотник же, ради которого Мартин и затеял весь этот спектакль, казалось, был ничуть не удивлен такой метаморфозой. Он махнул рукой и близ стоящие воины опустили мечи. Казалось, сотник понимал, что происходит.
Мир для Мартина стал лилового цвета. Люди и предметы вокруг выглядели размытыми. Он повернул голову и посмотрел на сотника не мигающим взглядом. Воины, вновь вскинули мечи, но тот повторил свой жест, и мечи опустились. Кое-кто из стоявших рядом зевак начал шепотом возносить молитвы своим богам, но даже шепот был слышен в воцарившейся вокруг тишине. Тем не менее, расходиться никто не спешил. Напротив, гул на площади сменился удивленным тихим гомоном, и любопытные отовсюду стали подтягиваться к дальнему ее концу, чтобы разузнать, что же происходит. Теперь сидящий за своим столом сотник и стоящий возле столика писаря Мартин, были ограждены кругом из любопытных зевак. «Сейчас, - думал Мартин, и мысли в голове отражались эхом, - сейчас я покажу вам небольшой фокус». Он повернулся к столику писаря и посмотрел на маленькую чернильницу. «Подойдет», - подумал он, сосредоточился на чернильнице, и перед его глазами она из лиловой превратилась в ослепительно желтую. Он захотел, чтобы чернильница поднялась, и она, задрожав, подскочила вверх. Люди вокруг дружно охнули и немного отшатнулись в стороны. Чернильница висела в воздухе, а лицо Мартина побагровело от натуги. Нервное напряжение сказалось на его и без того скудных магических способностях, и поднятие небольшой чернильницы отняло больше сил, чем он предполагал. «Еще немного…» - повторил он себе, но силы все-таки покинули Мартина, и чернильница, нервно дернувшись в воздухе, рухнула на стол, обрызгав рядом стоящих людей. Мартин закрыл глаза и обхватил руками лицо. Резкая боль сдавила виски и затылок, из носа хлынула кровь. Вокруг люди начали перешептываться друг с другом, делясь впечатлениями от увиденного. Мартин убрал руки от лица, достал из кармана платок и вытер ладони, а потом и само лицо от крови, затем повернулся в сторону сотника, чтобы увидеть его реакцию. Конечно же, он ожидал, что сотник, как и все присутствующие, будет восхищен его способностями и, тотчас же, отправит к северным кордонам, где, такие как он просто необходимы в борьбе с коварными некромантами. Однако лицо сотника выражало отнюдь не восхищение, а, скорее, раздражение. Мартин обвел взглядом толпу обступивших его людей и увидел в глазах большинства из них совсем не восторг, а, скорее, страх и призрение. Что же он сделал не так?
Наконец сотник Томмиэль встал и поднял руку вверх. Тут же воцарилась тишина. Он впился глазами в Мартина, и взгляд его был холодным, как ледники Кальтэрда.
- Браво, сынок, - наконец, произнес он довольно язвительным тоном, - как же нам повезло, что в ряды воинов короля вступил истинный маг, - его лицо скривилось в неприятной усмешке. Он выдержал паузу, и по рядам зевак прокатился слабый смешок. – Хорошо, что ты продемонстрировал нам свои способности, и теперь я знаю, что ты умеешь подтирать задницу, не запачкав руки. А теперь марш к остальным, и чтоб до отбытия я тебя не видел.
После секундной паузы все стоящие вокруг разразились громким хохотом. «Подтирать задницу! Ха-ха! – нараспев повторяли голоса, - Истинный маг!!! Ха-ха». Страх с лиц людей как ветром сдуло. Даже те немногие, восхитившиеся чудесными способностями парня, теперь хихикали. Они смеялись и потешались над ним. Он стал для них шутом, трюкачом, умеющим выделывать разные штуки. Толпа начала понемногу расходится, весело обсуждая произошедшее. Мартин стоял, опустив голову и не веря в то, что произошло. Как сотник, поверивший в него и давший ему шанс стать воином, так подло его опозорил? И за что? За его дар, за магический дар, которым обладает один из тысячи, а, может, и десятков тысяч. Как же так случилось, что он, Мартин, сын кузнеца, без пяти минут воин и маг был высмеян военным командиром и толпой каких-то пьянчуг и базарных баб? Нет, это происходило не с ним, с кем угодно, только не с ним. Подняв свой мешок с земли, и отряхнув его от пыли, Мартин поплелся к указанному зданию, где кучковались новобранцы, продолжая слышать за спиной смешки и взрывы громкого хохота. «И все же, какого демона, что я сделал не так?» - но вопрос этот был риторическим и остался без ответа. 

Рейтинг: +5 789 просмотров
Комментарии (9)
0 # 22 августа 2012 в 13:07 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Анна Магасумова # 22 августа 2012 в 22:12 +1
Да Мартину просто не надо было афишировать свои магические способности! Жду продолжения! sneg
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 22 августа 2012 в 23:08 0
Спасибо, Анна!!!
просто не надо было афишировать свои магические способности!
афишировать - то еще ладно, а вот "выпендриваться", да, не стоило laugh ну, так куда ж без этого! yesyes
Александр Нагорный # 26 августа 2012 в 09:38 +1
Мда, парнишка-то оказался чересчур честолюбивым)) Как только в списочек попал, сразу начал всем доказывать, что у него семь пядей во лбу, а точнее, в ЛОБЕШИЧЕ!)) Понравилось, интересно было бы читать и про принца)) Кому ж он так насолил, бедняФка)
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 26 августа 2012 в 13:50 0
Мартину, как герою, в отличае от Арэна есть куда расти. Он поймет в чем был не прав и повзрослеет.
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 26 августа 2012 в 17:28 0
Мда, парнишка-то оказался чересчур честолюбивым
это у него ненадолго yesyes
Понравилось, интересно было бы читать и про принца)) Кому ж он так насолил, бедняФка)
да в общем-то особо никому... просто жертва обстоятельств joke
Необходимо восстановить 2549 # 26 августа 2012 в 11:11 +1
чернильница, нервно дернувшись в воздухе, рухнула на стол, обрызгав рядом стоящих людей. Мартин закрыл глаза и обхватил руками лицо.
Ну что сказать? Довыеживался парень! scratch Самоуверенность взяла-таки верх над здравым смыслом и вот вам результат - позор перед многочисленной толпой. Жалко мальчика kata
Читаем дальше...
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 26 августа 2012 в 13:51 0
Самоуверенность взяла-таки верх над здравым смыслом и вот вам результат
Детсятво... Оно проходит=)
Антон Гурко # 15 апреля 2013 в 03:42 0
Уважаемый Тандем!
Заметил в комментариях к предыдущей части, что Вы обращаете внимание на штампы. С тем количеством выпускаемых фэнтезийных книг, которое мы имеем, весь жанр чуть ли не превратился в один большой штамп - взаимоповторов просто туча. Поэтому не стоит к ним так серьезно относиться, без них в данной ситуации, увы, никуда. Главное - это творческий подход к ним и творческие решения, превращающие штамп в нештамп. Но хотел бы заметить следующее. Потеря памяти и ее восстановление - явление еще до конца не изученное медициной и психологией. Оно каждый раз происходит по-разному. Его невозможно описать единственным образом правильно, и никто, по сути, в полной мере его не может описать. Поэтому в этом направлении у авторов есть огромный простор для фантазии и творчества. Так что ни о каком штампе тут речи быть не может. А герой - молодой парень, с детства мечтающий о подвигах и славе - вещь куда более стандартная, штампованная. В самых общих чертах для кучи произведений этот штампик выглядит так - "не лишенный способностей молодой тщеславный парень/девушка, мечтающий о пути воина или мага, славных деяниях богатстве и вечной славе - герой делает решительный шаг навстречу мечте - герой совершает ряд ошибок, косяков, в общем, с него сходит спесь и самонадеянность - далее приключения, интриги, находятся друзья, враги (куда ж без них), быть может, кто-то берется учить героя - главный подвиг, смена мировоззрения, взглядов на жизнь - слава, богатство, принцессы - занавес). В общем, Мартин - герой абсолютно стандартный и в этом плане непримечательный. Конечно, пока что рано судить (только начало произведения), но пока что он выглядит именно таким. Читатели хотят с самого начала что-то новое и интересное, поэтому стоило бы представить Мартина чуть более оригинально. Хотя, и так интересно.
В целом интересно, чтение увлекает. Штамп терпим, но можно было бы его приукрасить и сделать более оригинальным. Надеюсь, что в дальнейшем судьба Мартина не пойдет по стандартному пути (уверен, у Вас фантазии для этого более чем хватает). Прошу прощения, если Вас чем-то обидел, всего-лишь высказал свое мнение. Быть может, оно будет для Вас полезным в дальнейшем.
С уважением!