ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 12-2

 

Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 12-2

Воздух в тоннеле был жутко холодным и сырым. У Мартина мерзли ладони, и он пытался прятать их в рукава куртки, но это мало помогало. Холод был обволакивающий, норовил забраться под одежду, сквозь кожу просочиться внутрь, добраться до самых костей… поживиться человеческой душой. Несколько раз за время перехода Мартин спотыкался о торчащие из земли корни и небольшие камни. Тогда, чтобы не потерять равновесие, приходилось хвататься за стену. Стена была влажной, липкой и такой же холодной. Изредка на пути попадались крысы, которые с мерзким писком разбегались в стороны, завидев свет факела.
Сколько времени прошло с того момента, как они спустились под землю в этот треклятый тоннель Мартин сказать не мог, может полчаса, а может и несколько часов – он давно перестал следить за этим. Тоннель был довольно узким, поэтому шли воины гуськом. Впереди, с факелом в руке, шагал Хасс. По мрачному настроению мага нетрудно было догадаться – что-то пошло не так, как он задумывал. Хасс пообещал, когда только воины спустились под землю, что совсем скоро они доберутся до берега Межевой речки, а там отыщут лесок, тот самый, к которому ездили послы. В лесу этом должна быть такая же, как в форте плита портала, иначе как бы монстары переправлялись в столицу? А дальше оставалось дело за малым – выставить кристаллы да произнести заклинание. Однако обещанного быстрого перехода не получилось, и Хасс никак не мог понять, почему? Вначале на вопросы Дина, мол, когда же они, наконец, доберутся до места, маг отшучивался, потом стал огрызаться. Когда же Дин в последний раз самым язвительным тоном спросил, есть ли у этого проклятого тоннеля, вообще, конец, Хасс остановился и так громко и витиевато выругался, что здоровяк – и сам мастер крепкого словца – даже не нашелся что ответить. В конце же своей короткой речи, маг пообещал, что если Дин не перестанет ныть, то он, Хасс, не пожалеет остатки своей магической силы и заткнет тому рот, причем надолго. С тех пор их крохотная процессия шла молча. Воины шагали быстро, но размеренно, не сбиваясь, но и не отставая друг от друга. Последним, прямо за Мартином, шел сотник. Мартин замечал, как временами он останавливается, вслушиваясь в давящую тишину тоннеля, и пытается различить в ней звук погони. Но погони, хвала богам, не было, и сотник быстро догонял товарищей.
Именно он решил прервать затянувшееся напряженное молчание.
- Слушай, Хасс, - обратился он к магу, - а я у тебя хотел спросить.
- Хотел – спрашивай, - слегка обернувшись, проворчал тот.
- Вот этот портал… который ты хочешь открыть до столицы… насколько я понимаю во всей вашей магии, для таких порталов…
- Мы их называем «большими».
- Да, для перемещения через… большие порталы не достаточно открыть его с одной стороны, как, например, тот, что ты поставил в лесу. То есть нужно, чтобы в том месте, куда мы перемещаемся, портал был тоже подготовлен – кристаллы, заклинание и все такое…
- Все ты правильно говоришь, - подтвердил Хасс, повернув голову немного в сторону, и повысив голос, чтобы Дарион его хорошо расслышал – хоть в тоннеле и было тихо, между ним и сотником было еще три человека. – Для малого портала достаточно представить хотя бы приблизительно то место, куда ты хочешь попасть. И чем лучше представишь, тем точнее в это место и попадешь. Для большого же портала нужны, как ты правильно сказал, «кристаллы и все такое», подготовка с обеих сторон. Причем для каждого большого портала на Маакере есть свое, особое заклинание… тут все не так просто.
- Тогда, куда же мы собираемся перемещаться? И кто для нас откроет портал с другой стороны? – удивился Дарион.
- Не волнуйся, - хмыкнул Хасс, - тот портал, через который мы выйдем, активен постоянно. Там есть и кристаллы, и магической энергией он подпитывается регулярно.
- Хм, интересно, и зачем же это такой портал нужен? – вмешался в разговор Дин.
- Ну, скажем, через него перемещаются определенные люди в некоторых, особых случаях. Обычно, при сильной нехватке времени и при острой необходимости… - ответил маг уклончиво.
- Это какие же такие «определенные»? – ехидно спросил Дин. – Уж не шпионы ли?
- Почему сразу шпионы? Вот торговцы, например, тоже пользуются… когда нужно очень быстро в столицу попасть…
- Ага, контрабандисты, так бы сразу и сказал.
- Ладно, пусть будут контрабандисты, - согласился Хасс, чтобы Дин отстал. Видимо, была задета такая тема, на которую он не желал распространяться.
- И откуда же вы, господин королевский маг, знакомы с контрабандистами?
- По долгу службы мне приходится общаться с разными людьми.
Мартин снова налетел на кочку и чуть не упал. Дарион сзади поддержал его.
- Любопытно получается, - снова заговорил Дин недоверчивым тоном. – А откуда ты так про этот форт много знаешь? Вот, про комнату мага, например, ведь ты же смог открыть свой портал прямо туда. И про лаз этот…
- И про то, что дверь в тюремные камеры не запирают! – поддержал приятеля Ульрих.
- Вот-вот, и про дверь тоже, - повторил Дин. – И что тоннель этот ведет к Межевой речке, и идти по нему совсем недолго.
Маг промолчал.
- Действительно, Хасс, расскажи нам интересно знать, - присоединился к товарищам сотник, но в голосе его звучало совсем не недоверие, а простой живой интерес к обстоятельствам, подмеченным приятелями. В суматохе побега он не заострил внимания на таких довольно очевидных моментах.
- Какие любопытные мне попутчики достались, - снова проворчал маг. – И все-то они хотят знать! Ну, ладно, если действительно так интересно…
И Хасс рассказал им свою историю, о службе при дворе, войне, ссылке, гонениях и бегстве из Фрайланда. При этом Мартин заметил, что Хасс практически ничего не рассказал о погибших жене и сыне. Оно и понятно – тема слишком личная, не для посторонних ушей.
- … вот так я дошел сюда, в приграничные земли, - он вздохнул, и переложил факел в другую руку, - и нарвался на патруль. Бравые ребята меня скрутили и доставили в форт. Там, когда прознали, что я маг, да еще и беглый…
- И как это они тебя скрутили, боевого мага-то? – перебил его Дин, решив съязвить.
- Хоть я, конечно, и боевой маг, - веско заметил Хасс, - но совсем не сказочный герой. К тому времени, как меня заметил патруль, я не то, что колдовать – на ногах еле держаться мог. Потом уже в форте, придя в себя… - он замялся. – Тогда меня к фортовскому магу отвели, а тот на меня сдерживающие браслеты нацепил. Затем, в камеру бросили, как положено. И был там стражник один, старичок, даже не знаю, зачем его в форте держали… Он частенько в казематах дежурил и любил спуститься в тот погребок, через который мы с вами прошли, да приложиться к бочонку с вином. И такие у нас с ним задушевные беседы после этого получались! Многое он мне рассказал, и про форт, и про лаз этот тоже. Вот вы не обратили внимания, почему погреб после тюремных камер устроили?
- Да, как-то времени не было, - проворчал Дин.
- А ведь действительно, - сказал Ульрих, - странно получается – носить продукты через тюремные камеры!
- Так вот старичок мне тот и рассказал – уж не знаю, откуда он об этом узнал – что при строительстве форта про казематы просто забыли! Строили, что называется на «скорую руку». Сам король велел возвести его как можно быстрее – тогда война только-только закончилась, а элементалисты, как вы знаете, были стороной проигравшей. Вот и торопились… Кладовую и погреб устроили, а тюремные камеры забыли! А какой же форт без казематов… Пришлось новому коменданту обустроить кладовые под камеры, а всю провизию – в погреб. – Хасс вздохнул и помолчал, потом продолжил. - Я благодаря этому старичку и сбежал… потом тоннель этот проклятый был, - он снова выругался! – и ведь помню же, что я по нему совсем недолго шел! Не так, как сейчас! – Он снова замолчал.
- А дальше что было? – спросил Мартин. Ему тоже стало интересно.
- Дальше? – хмыкнул маг. – Дальше, выбрался я к речке и переправился в Олдвич. А там – снова патруль, и опять меня скрутили, шпион, мол. Хвала богам, что тогда в составе патруля оказался маг, совсем молодой еще. Он увидел на мне браслеты и убедил десятника, что даже если я шпион, то очень ценный. Иначе могли бы меня прямо там приговорить без разбирательств – все-таки время было очень неспокойное, и шрамы, оставленные войной, как телесные, так и душевные, у многих солдат еще не успели толком зарубцеваться. Так я впервые попал в «Розу ветров». Тогда форт только отстроили – белые ровные… непреступные стены и серая, строгая брусчатка внутреннего двора, еще не отполированная солдатскими сапогами во время каждодневной муштры. Помню… - Хасс некоторое время молчал, потом продолжил. – Я рассказал коменданту свою историю. Конечно, в нее было трудно поверить, но через несколько дней все подтвердилось – шпионы ведьмаков во Фрайланде работали на совесть. Позже я узнал, что мага, который меня тогда спас, зовут Террас. С тех пор мы с ним хорошие друзья. То, что было со мной дальше, думаю, уже не так интересно…
- Да, занимательная история, - проговорил Дарион.
- И местами поучительная, - вздохнул маг.
- Хоть сейчас садись и пиши книгу, - не удержался Дин. – «История перебежчика».
Хасс промолчал, а Ульрих толкнул приятеля в спину.
- Да я пошутил, - Дин понял намек стрелка. – Юмор у меня такой, пора уже привыкнуть.
- И все-таки, что было дальше, расскажи, - попросил сотник после того, как некоторое время они снова шли молча. – Все равно, идти нам, похоже, еще долго.
- Точно книгу напишу, - снова отозвался Дин, - как только грамоте выучусь.
Он, хохотнул, но тут же затих, поняв, что шутку опять никто не оценил. Хасс же, вновь переложив факел в другую руку и поправив заплечный мешок, продолжил рассказ, однако Мартин его уже не слушал. В ушах загудело, низко протяжно, потом все стихло. Мартин встряхнул головой. «Это, наверное, от долгого пребывания в тоннеле, - подумал он. – Жутковато здесь, вот и мерещится разное». Но гудение повторилось, и теперь на его фоне послышался странный шепот, тихий далекий и невнятный, словно двое о чем-то переговаривались между собой. «Погоня!», - мелькнуло в голове, и парень обернулся, но сотник шел сзади обычным шагом, словно ничего не произошло. Шепот стал громче, однако слов различить по-прежнему было невозможно, да и говорящих порядком прибавилось – теперь их стало не меньше десятка. «Наваждение какое-то…» - подумал Мартин с досадой и остановился.
- Что случилось? - спросил Дарион, тут же налетев на него от неожиданности.
- Нет… ничего, - Мартин снова встряхнул головой. - Сейчас догоню.
Рассказывать о голосах он не стал – подумают еще, что свихнулся.
- Не отставай, - сотник похлопал его по плечу и пошел вперед, догоняя остальных.
Мартин зажмурился и закрыл лицо ладонями. Гул усилился, в висках стучало, а шепот десятков далеких голосов, напрочь, казалось, лишенных эмоций превратился в одну сплошную кашу, будто в голове у него сейчас извивался растревоженный кем-то клубок змей. От непонятного волнения сердце бухало так сильно, что звук его ударов должен был рождать эхо в этом проклятом тоннеле. В груди стало появляться знакомое чувство скапливающейся Силы. Внезапно среди всей этой шипящей какофонии кто-то ясно и четко произнес его имя. Мартин резко отдернул от лица ладони и обернулся. Пространство тоннеля из черного превратилось в темно лиловое, и это было странно, ведь раньше боевое состояние возникало лишь в минуты гнева или же страха за свою жизнь, однако ни того, ни другого сейчас он не ощущал. Мартин снова услышал свое имя, но произнес его уже другой голос, потом третий, четвертый. Они больше не шептали. Голоса – скрипучие, басовитые, тонкие и писклявые, вкрадчивые и хриплые – произносили его имя каждый по-своему. Это было похоже на причудливое эхо, волной прокатившееся в голове. Мартин обернулся и вдруг заметил в противоположной стене тоннеля проход, теперь светящийся желтым на фоне темно-лилового мрака. «Сюда! Сюда!» - тут же прокатилась в голове разноголосая волна. Он на ощупь сделал несколько осторожных шагов вперед и вошел в проход, который оказался довольно низким – пришлось очень неудобно сгибать шею. Проход этот похож был на шахтный штрек, узкий даже для одного человека. Мартин шел, держась за стену, и осторожно ступая на землю, опасаясь провалиться в какую-нибудь расселину. Промелькнула мысль, почему же они раньше не заметили этот проход? Или просто не обратили внимания? Или кто-то не хотел, чтобы они обратили внимания?.. Загадочные голоса больше не звали и не произносили его имени. Бубня что-то неразборчивое, они теперь словно пульсировали, ритмично становясь то тише, то громче, и подталкивали идти вперед, и Мартин шел, обдирая и пачкая руки о шершавые стены штрека. Впереди блеснул и погас огонек. Потом снова зажегся и становился тем ярче, чем ближе подходил к нему Мартин. Через три десятка шагов штрек закончился округлой пещеркой, посреди которой светился плоский, как блин, портал высотой в человеческий рост и совершенно непохожий на те сероватые вихрящиеся воронки, что создавал Хасс. Странный и уже порядком поднадоевший гомон разом стих, однако на смену ему пришли хорошо знакомые голоса товарищей, зовущих его – похоже, что Дарион хватился Мартина, и теперь товарищи пустились на поиски. Голоса приближались, значит, им удалось отыскать штрек. Но Мартин даже не обернулся и не думал отзываться. Он как зачарованный всматривался в мягкое свечение и чувствовал, как кто-то или что-то по ту сторону портала притягивает его к себе. Воины были уже совсем близко, когда притяжение усилилось настолько, что стало ощущаться почти физически, Мартин не выдержал и шагнул в портал.
Через несколько секунд он очутился в небольшом полутемном зале. Боевое состояние ушло также внезапно, как и появилось. Мартин огляделся – пространство зала наполнял тусклый мерцающий свет, хотя ни одного явного источника видно не было. Он посмотрел вверх и чуть не ахнул. Высокий сводчатый потолок был усеян тысячами… нет, десятками и сотнями тысяч крохотных огоньков, которые так плотно жались друг к другу, что сливались в одну единую массу. Масса эта… шевелилась. Там, наверху царил форменный хаос – огоньки подрагивали, гасли, потом снова загорались, создавая это удивительное мерцание, и, если приглядеться получше, то можно было заметить, что каждый огонек перемещается, причем только ему известной дорогой, расталкивая, пробиваясь сквозь плотные ряды собратьев. Возня эта не прекращалась ни на секунду. Казалось, что огоньки – живые существа, диковинные светлячки, слетевшиеся сюда со всей Маакеры.
С трудом оторвав взгляд от этого удивительного зрелища, Мартин стал осматривать зал. Слева и справа возле стен были расположены четыре узкие круглые колонны, вонзающиеся в сводчатый потолок, но были они, скорее, декоративными, нежели опорными. Ближний край зала, где сейчас стоял Мартин, был перегорожен рядами деревянных не то скамеек, не то помостов, трухлявых, почти истлевших от времени. В дальнем конце зала имелось небольшое возвышение, на котором стоял прямоугольный камень. «Алтарь, что ли? - подумал Мартин и зашагал вперед. – Похоже, что это храм… но вот какому богу? И богу ли вообще?» Он остановился перед камнем. Массивный, в три шага длинной и высотой локтя в три, он имел неестественно гладкую поверхность. Мартину показалось, что от него исходит слабое сияние, хотя это могло быть всего лишь обманом зрения, игрой света живых огоньков на гранях камня. Никаких надписей или символов видно не было. Не было также ни выщерблин, ни трещин, хотя, судя по истлевшему дереву в противоположной части зала, возраст храма насчитывал не менее нескольких сотен лет. Не было даже пыли, но, похоже, что нога человека здесь не ступала очень и очень давно. «Снова магия!», - подумал Мартин и провел рукой по поверхности камня. Тут же он ощутил, как ладонь обожгло, словно он сунул ее в кузнечное горнило, но отдернуть в сторону уже не смог – рука словно прилипла к камню. Жар полз по ней вверх к груди, где уже медленно рос знакомый комок Силы. От боли и напряжения Мартин взмок, тело стал бить лихорадочный озноб. Комок увеличился настолько, что стало тяжело дышать, казалось, что он вот-вот разорвет грудь изнутри. Мартин зажмурился. «Неужели это конец?» - мелькнула в голове нехорошая мысль. Когда он открыл глаза, проклятый камень, как и все пространство храма стал лиловым, а от его поверхности исходили бледно-желтые волны света. Вокруг воцарилась неестественная, глухая тишина, словно звуки в испуге покинули стены храма. Потом давящий ком в груди стал растекаться по всему телу мягкими теплыми потоками. Ужасно захотелось спать. Глаза закрывались сами собой, рука, лежавшая на камне, сползла вниз и вяло болталась вдоль тела. Сон подступал неумолимо, и Мартин не видел причин ему сопротивляться.
Он вздрогнул, вырвавшись из сетей Морфея, когда чья-то рука опустилась ему на плечо. Резко обернувшись, Мартин увидел перед собой сотника, на лице которого застыла гримаса удивления.
- Это что сейчас такое было? – задал он вопрос, глядя прямо в глаза парню внимательным, немигающим взглядом.
- Не знаю, - честно признался тот и покачал головой. – Вы давно здесь?
- Давненько, - задумчиво ответил сотник, увидев, что парень не врет. Он обошел вокруг камня и провел ладонью по его поверхности. Камень заметно изменился: исчезла неестественная гладкость – теперь он был шершавым даже на вид, кое-где виднелись тонкие трещинки и небольшие раковины. – И что это за место такое?
- Похоже, какой-то храм, - Мартин пожал плечами.
- Думаю, ты прав, Марти, - Хасс стоял в нескольких шагах от него и деловито осматривал пространство зала. Ульрих и Дин бесцельно бродили среди трухлявых скамеек-помостов, изредка задирая головы вверх, чтобы полюбоваться шевелящейся массой живых огоньков. Дин явно был не в восторге от поступка Мартина, однако же, недовольство держал при себе. Мартин живо представил картину, как воины, пройдя сквозь портал и очутившись в полутемном зале, увидели его, Мартина, стоящим у странного светящегося камня; как Дин, наверняка, что-то бурчал про магию и хотел намылить желторотому шею, а, может, даже порывался это сделать немедленно; и как его останавливал Дарион, а Хасс, скорее всего, съязвил что-нибудь эдакое, отчего здоровяк тут же заткнулся.
Маг, наконец, повернулся, подошел к Мартину и, хитро прищурившись, проговорил:
- Ну, что же, поздравляю тебя, молодой маг! Похоже, ты первый раз «испил из Источника». – Потом помолчал и добавил. - И, думается мне, не последний…
- Из какого «Источника»? – не понял Дарион. – И что значит «испил»? Вы о чем?
- А вот он, - Хасс кивнул на Мартина и подмигнул, - тебе потом все расскажет.
- Марти, о чем это господин маг говорит?
- Да так… - Марин замялся, - это долгая история, потом расскажу…
- Нет уж, потрудись объяснить сейчас, - строго по-командирски проговорил сотник. – Мы тут, видишь ли…
- Идите сюда! – позвал Ульрих. – Здесь дверь какая-то! – стрелок стоял у стены справа от алтарного камня возле небольшой деревянной дверки.
- Что там? – крикнул Дарион недовольно.
- Не знаю, - ответил Ульрих и подергал за ручку. – Заперто!
- Дай-ка я попробую, - Дин отстранил приятеля, взялся за ручку, дернул пару раз, примеряясь, потом, чуть отклонившись назад, вышиб ее плечом. Замок, как ни странно, выдержал, а вот петли буквально вырвало с корнем. Воины один за другим вошли внутрь.
Комнатка оказалась небольшой, темной и ужасно пыльной, с исключительно небогатой обстановкой – длинный письменный стол с ржавой масляной лампой, несколько пустых сундуков с поднятыми кверху крышками, три книжных стеллажа вдоль стен, кустисто обросшие паутиной.
- Мда, - вздохнул Хасс, закрывая нос ладонью, чтобы не чихнуть. – Похоже, ничего интересного… Хотя…
Его внимание привлек внушительных размеров пыльный холст, висящий над столом и занимающий большую часть стены. Левый нижний край его был вырезан по широкой дуге, и, судя по неровным краям, тот, кто это сделал очень торопился. Маг подошел ближе и, перегнувшись через стол, вытер ладонью часть холста. Глазам открылась часть рисунка – кривая линия изгибаясь уходила вверх по холсту. Очерченное линиями пространство было испещрено черточками и неразборчивыми надписями.
- Дарион, посвети, - попросил маг, и сотник поднес ближе факел. Хасс прочитал: «Желтый предел» потом неразборчиво, и дальше «иди, путник, вверх на север, до…» и снова неразборчиво.
- Карта, что ли… - задумчиво произнес Хасс. Подняв валяющуюся в углу тряпку, он влез на стол и стал стирать с холста пыль. Тут же за спиной стали раздаваться дружные «Апчхи!»
Когда он закончил, перед воинами предстала карта Маакеры. Краски были блеклыми, надписи местами совершенно нечитаемыми, а почти вся правая часть выцвела и была покрыта розоватой плесенью. Взяв у сотника факел, Хасс с интересом рассматривал то, что сохранилось. Карта оказалась довольно точной, однако, как отметил маг, нарисована была еще до последней войны – названая нынче Межевой, речка была еще частью королевства Фрайланд. Вверху красивыми буквами было написано «Путь паломника», и ниже: «Пройди, смиренный, дорогою с Востока на Запад, с Юга на Север, поклонись Источникам, и познаешь ты Равновесие – истинный закон Упорядоченного». Пунктирными линиями на карте были обозначены, те самые пути, по которым должен был следовать каждый паломник. Хасс провел пальцем по одному из таких маршрутов, ведущему из Фрайланда через Олдвич на север к Кальтэрду.
- Ха! Я так и знал, – произнес он торжественно. Среди скал Черного кряжа было нарисовано большое белое дерево без листьев. – Вот! Вот то, что я видел! – Он обернулся. - Помнишь, Марти, я тебе рассказывал?
Мартин кивнул, припомнив ту историю о пещере и белом дереве – Источнике, одном из четырех.
Хасс вел пальцем, щурясь в свете факела, от дерева вниз и вправо, на юго-восток к пустыням Остендорта. За большим выцветшим бледно-розовым пятном среди темно оранжевой восточной пустыни были нарисованы две большие статуи.
- А вот и твои Статуи Отцов! – засмеялся Хасс.
- О чем вообще речь? – не выдержал Дарион. – О каких «статуях», «Источниках» вы говорите?
- Это Великие Источники Силы, - пояснил Мартин. Рано или поздно все равно нужно было рассказать все Дариону, а случай выдался как нельзя лучше. – В них сосредоточена чистая магическая энергия Маакеры. Я правильно говорю, Хасс?
Маг молча кивнул. Теперь он высматривал линию, ведущую «с Востока на Запад». Марин продолжил:
- Таких Источников на Маакере должно быть четыре – согласно сторонам света, и соответственно, по одному в каждом из королевств. Хасс видел Источник в Кальтэрде – это белое дерево. А мне… мне было ведение Источников на Востоке – Статуи Отцов.
- Ну, и что с того? Какой нам толк со всего этого? – пожал плечами сотник.
- Сие пока неизвестно, - весело заметил Хасс, а потом вдруг выругался. Оказалось, что рисунок и, собственно, местоположение Источника, расположенного в Олдвиче, должны были находиться на вырезанном куске карты.
- Хасс сказал, что у меня какой-то особый дар, и я могу брать Силу из этих Источников… просто так брать безо всяких подготовок, ритуалов там разных… И вот сегодня у меня это, кажется, получилось в первый раз…
- Получилось-получилось, - снова отозвался Хасс. Теперь он осматривал нижнюю часть карты – Фрайланд.
- Так это один из Источников был? – Дарион кивнул в сторону камня-алтаря.
- Точно не знаю, - пожал плечами Мартин, - но вряд ли…
- И здесь ты прав, – задумчиво проговорил маг. – Вы спрашивали, что это за храм? Так вот, это храм Источников, а тот камень – что-то вроде алтаря. Тоже своего рода источник, но в сравнении с ними, - он похлопал по карте, - песчинка. Я так думаю, что этот алтарь не единственный. Их десятки, а может и сотни по всей Маакере. Они как-то связаны с Великими Источниками, но вот как, не знаю… когда вернемся в форт, - он вздохнул, - нужно обязательно все Террасу рассказать.
- Да, друзья, - Дарион почесал макушку, - с вами не соскучишься… Вы что там делаете? – он повернулся к Дину и Ульриху, деловито расхаживающим по комнате.
- Так, осматриваемся… - вяло ответил Ульрих, вынимая с полки очередную книгу и тут же кладя на место.
- Вот, последний! – произнес Хасс, указывая пальцем в белый фонтан, нарисованный у юго-восточных границ Фрайланда. Он попытался прочесть надпись, но не смог. – Так, ближайший город – Ростальд.
- Слушай, Хасс, - позвал мага Ульрих. Он наклонился и стал тереть что-то ладонью на полу, - а… такое нам не подойдет? Для портала, в смысле…
Хасс спрыгнул со стола и, подойдя к стрелку, осветил факелом находку. Из-под слоя пыли виднелась сероватая пентаграмма, вычерченная прямо на камнях пола.
- Конечно, подойдет! – маг снял мешок и стал доставать кристаллы. – Это, хочу сказать, Марти, ты очень удачно свернул.
****
Пройдя сквозь «большой» портал, открытый Хассом, воины оказались в темной пещере. Маг зажег на ладони огненный шар, слегка разгоняя плотный мрак, огляделся и снял со стены новенький, еще ни разу не зажженный факел. Пещера оказалась совсем небольшой и была обустроена под временную стоянку. Здесь находилось несколько лежанок, большой деревянный сундук, внутри которого оказались кресала, слегка поржавевший нож, несколько глиняных и деревянных мисок, соль, бутыль с водой, пара факелов, и еще целая куча мелких, как выразился Хасс, «походно-расходных» принадлежностей. В углу же по-прежнему вихрилась воронка портала, и слабо светились голубоватые кристаллы в вершинах пентаграммы.
Хасс предупредил, что костер разжигать нельзя, иначе можно просто задохнуться от дыма – выход из пещеры находится достаточно далеко, а прочих отдушин или щелей в пещере нет.
- А если, пока мы будем здесь, сюда решит переместиться кто-нибудь… из твоих знакомых? – спросил Дарион. – Что тогда делать?
- Риск, конечно, есть… - задумчиво проговорил маг. – Но, будем надеяться, что этого не случится.
- А если все-таки случится?
- Тогда будем действовать по обстоятельствам, - сухо ответил Хасс и внимательно посмотрел сотнику в глаза. Как именно придется действовать в случае непредвиденной встречи, сомневаться не приходилось.
Пока Мартин в числе остальных товарищей слушал наставления от Хасса, коварный Морфей вновь плел свои сети, и когда маг кончил словами «…и громко не разговаривайте» веки его отяжелели подобно двум каменным глыбам. Буквально по памяти доплетясь до одной из лежанок, Мартин тихонько прилег и еще слышал, как маг говорил, что скоро вернется и скрылся в темном пространстве пещеры, как бурчал что-то Дин, что-то о нем, Мартине, а сотник сказал, чтобы парня оставили в покое, но все это его уже не беспокоило. Приятное, успокаивающее тепло растеклось по телу и сморило окончательно. Мартин уснул, и во сне он увидел свой дом, родных, что остались в Куртуже. Мать в домашнем платье возилась у плиты, отец как всегда немного угрюмый сидел за столом и задумчиво разглядывал через окно дворик. Он что-то сказал и мать засмеялась. Картинка была на удивление ясной и четкой, какой редко бывает в снах. Но вот она стала понемногу расплываться, и Мартин проснулся. Сколько он проспал, сказать было совершенно не возможно, как не возможно было определить, какое теперь время суток.
Дин дремал, прислонившись к стене пещеры, а напротив Дарион и Ульрих о чем-то негромко беседовали. Мага видно не было. Зевнув, Мартин подошел к товарищам и сел рядом.
- Где Хасс? – спросил он, поднимая с земли бурдюк с водой.
- Скоро придет, - ответил Ульрих и протянул ему край зачерствевшей лепешки. Есть совершенно не хотелось, но Мартин все же взял его и принялся жевать.
Впереди послышались шаги. Воины насторожились. Шаги затихли, и тут же раздался осторожный голос Хасса:
- Это я, не волнуйтесь.
Маг ступил в освещенное факелом пространство и присел рядом с сотником.
- Все в порядке, - сказал он устало, - через пару часов уходим. Советую всем вздремнуть.
Ульрих и Дарион повернули к Мартину улыбающиеся лица. Парень тоже улыбнулся – уж кто-кто, а он выспался на славу.
- Кстати, - проговорил Хасс уже полусонным голосом, умащиваясь поудобнее на лежанке, - я надеюсь, вы все умеете плавать?..

© Copyright: Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир, 2012

Регистрационный номер №0076589

от 14 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0076589 выдан для произведения:

Воздух в тоннеле был жутко холодным и сырым. У Мартина мерзли ладони, и он пытался прятать их в рукава куртки, но это мало помогало. Холод был обволакивающий, норовил забраться под одежду, сквозь кожу просочиться внутрь, добраться до самых костей… поживиться человеческой душой. Несколько раз за время перехода Мартин спотыкался о торчащие из земли корни и небольшие камни. Тогда, чтобы не потерять равновесие, приходилось хвататься за стену. Стена была влажной, липкой и такой же холодной. Изредка на пути попадались крысы, которые с мерзким писком разбегались в стороны, завидев свет факела.
Сколько времени прошло с того момента, как они спустились под землю в этот треклятый тоннель Мартин сказать не мог, может полчаса, а может и несколько часов – он давно перестал следить за этим. Тоннель был довольно узким, поэтому шли воины гуськом. Впереди, с факелом в руке, шагал Хасс. По мрачному настроению мага нетрудно было догадаться – что-то пошло не так, как он задумывал. Хасс пообещал, когда только воины спустились под землю, что совсем скоро они доберутся до берега Межевой речки, а там отыщут лесок, тот самый, к которому ездили послы. В лесу этом должна быть такая же, как в форте плита портала, иначе как бы монстары переправлялись в столицу? А дальше оставалось дело за малым – выставить кристаллы да произнести заклинание. Однако обещанного быстрого перехода не получилось, и Хасс никак не мог понять, почему? Вначале на вопросы Дина, мол, когда же они, наконец, доберутся до места, маг отшучивался, потом стал огрызаться. Когда же Дин в последний раз самым язвительным тоном спросил, есть ли у этого проклятого тоннеля, вообще, конец, Хасс остановился и так громко и витиевато выругался, что здоровяк – и сам мастер крепкого словца – даже не нашелся что ответить. В конце же своей короткой речи, маг пообещал, что если Дин не перестанет ныть, то он, Хасс, не пожалеет остатки своей магической силы и заткнет тому рот, причем надолго. С тех пор их крохотная процессия шла молча. Воины шагали быстро, но размеренно, не сбиваясь, но и не отставая друг от друга. Последним, прямо за Мартином, шел сотник. Мартин замечал, как временами он останавливается, вслушиваясь в давящую тишину тоннеля, и пытается различить в ней звук погони. Но погони, хвала богам, не было, и сотник быстро догонял товарищей.
Именно он решил прервать затянувшееся напряженное молчание.
- Слушай, Хасс, - обратился он к магу, - а я у тебя хотел спросить.
- Хотел – спрашивай, - слегка обернувшись, проворчал тот.
- Вот этот портал… который ты хочешь открыть до столицы… насколько я понимаю во всей вашей магии, для таких порталов…
- Мы их называем «большими».
- Да, для перемещения через… большие порталы не достаточно открыть его с одной стороны, как, например, тот, что ты поставил в лесу. То есть нужно, чтобы в том месте, куда мы перемещаемся, портал был тоже подготовлен – кристаллы, заклинание и все такое…
- Все ты правильно говоришь, - подтвердил Хасс, повернув голову немного в сторону, и повысив голос, чтобы Дарион его хорошо расслышал – хоть в тоннеле и было тихо, между ним и сотником было еще три человека. – Для малого портала достаточно представить хотя бы приблизительно то место, куда ты хочешь попасть. И чем лучше представишь, тем точнее в это место и попадешь. Для большого же портала нужны, как ты правильно сказал, «кристаллы и все такое», подготовка с обеих сторон. Причем для каждого большого портала на Маакере есть свое, особое заклинание… тут все не так просто.
- Тогда, куда же мы собираемся перемещаться? И кто для нас откроет портал с другой стороны? – удивился Дарион.
- Не волнуйся, - хмыкнул Хасс, - тот портал, через который мы выйдем, активен постоянно. Там есть и кристаллы, и магической энергией он подпитывается регулярно.
- Хм, интересно, и зачем же это такой портал нужен? – вмешался в разговор Дин.
- Ну, скажем, через него перемещаются определенные люди в некоторых, особых случаях. Обычно, при сильной нехватке времени и при острой необходимости… - ответил маг уклончиво.
- Это какие же такие «определенные»? – ехидно спросил Дин. – Уж не шпионы ли?
- Почему сразу шпионы? Вот торговцы, например, тоже пользуются… когда нужно очень быстро в столицу попасть…
- Ага, контрабандисты, так бы сразу и сказал.
- Ладно, пусть будут контрабандисты, - согласился Хасс, чтобы Дин отстал. Видимо, была задета такая тема, на которую он не желал распространяться.
- И откуда же вы, господин королевский маг, знакомы с контрабандистами?
- По долгу службы мне приходится общаться с разными людьми.
Мартин снова налетел на кочку и чуть не упал. Дарион сзади поддержал его.
- Любопытно получается, - снова заговорил Дин недоверчивым тоном. – А откуда ты так про этот форт много знаешь? Вот, про комнату мага, например, ведь ты же смог открыть свой портал прямо туда. И про лаз этот…
- И про то, что дверь в тюремные камеры не запирают! – поддержал приятеля Ульрих.
- Вот-вот, и про дверь тоже, - повторил Дин. – И что тоннель этот ведет к Межевой речке, и идти по нему совсем недолго.
Маг промолчал.
- Действительно, Хасс, расскажи нам интересно знать, - присоединился к товарищам сотник, но в голосе его звучало совсем не недоверие, а простой живой интерес к обстоятельствам, подмеченным приятелями. В суматохе побега он не заострил внимания на таких довольно очевидных моментах.
- Какие любопытные мне попутчики достались, - снова проворчал маг. – И все-то они хотят знать! Ну, ладно, если действительно так интересно…
И Хасс рассказал им свою историю, о службе при дворе, войне, ссылке, гонениях и бегстве из Фрайланда. При этом Мартин заметил, что Хасс практически ничего не рассказал о погибших жене и сыне. Оно и понятно – тема слишком личная, не для посторонних ушей.
- … вот так я дошел сюда, в приграничные земли, - он вздохнул, и переложил факел в другую руку, - и нарвался на патруль. Бравые ребята меня скрутили и доставили в форт. Там, когда прознали, что я маг, да еще и беглый…
- И как это они тебя скрутили, боевого мага-то? – перебил его Дин, решив съязвить.
- Хоть я, конечно, и боевой маг, - веско заметил Хасс, - но совсем не сказочный герой. К тому времени, как меня заметил патруль, я не то, что колдовать – на ногах еле держаться мог. Потом уже в форте, придя в себя… - он замялся. – Тогда меня к фортовскому магу отвели, а тот на меня сдерживающие браслеты нацепил. Затем, в камеру бросили, как положено. И был там стражник один, старичок, даже не знаю, зачем его в форте держали… Он частенько в казематах дежурил и любил спуститься в тот погребок, через который мы с вами прошли, да приложиться к бочонку с вином. И такие у нас с ним задушевные беседы после этого получались! Многое он мне рассказал, и про форт, и про лаз этот тоже. Вот вы не обратили внимания, почему погреб после тюремных камер устроили?
- Да, как-то времени не было, - проворчал Дин.
- А ведь действительно, - сказал Ульрих, - странно получается – носить продукты через тюремные камеры!
- Так вот старичок мне тот и рассказал – уж не знаю, откуда он об этом узнал – что при строительстве форта про казематы просто забыли! Строили, что называется на «скорую руку». Сам король велел возвести его как можно быстрее – тогда война только-только закончилась, а элементалисты, как вы знаете, были стороной проигравшей. Вот и торопились… Кладовую и погреб устроили, а тюремные камеры забыли! А какой же форт без казематов… Пришлось новому коменданту обустроить кладовые под камеры, а всю провизию – в погреб. – Хасс вздохнул и помолчал, потом продолжил. - Я благодаря этому старичку и сбежал… потом тоннель этот проклятый был, - он снова выругался! – и ведь помню же, что я по нему совсем недолго шел! Не так, как сейчас! – Он снова замолчал.
- А дальше что было? – спросил Мартин. Ему тоже стало интересно.
- Дальше? – хмыкнул маг. – Дальше, выбрался я к речке и переправился в Олдвич. А там – снова патруль, и опять меня скрутили, шпион, мол. Хвала богам, что тогда в составе патруля оказался маг, совсем молодой еще. Он увидел на мне браслеты и убедил десятника, что даже если я шпион, то очень ценный. Иначе могли бы меня прямо там приговорить без разбирательств – все-таки время было очень неспокойное, и шрамы, оставленные войной, как телесные, так и душевные, у многих солдат еще не успели толком зарубцеваться. Так я впервые попал в «Розу ветров». Тогда форт только отстроили – белые ровные… непреступные стены и серая, строгая брусчатка внутреннего двора, еще не отполированная солдатскими сапогами во время каждодневной муштры. Помню… - Хасс некоторое время молчал, потом продолжил. – Я рассказал коменданту свою историю. Конечно, в нее было трудно поверить, но через несколько дней все подтвердилось – шпионы ведьмаков во Фрайланде работали на совесть. Позже я узнал, что мага, который меня тогда спас, зовут Террас. С тех пор мы с ним хорошие друзья. То, что было со мной дальше, думаю, уже не так интересно…
- Да, занимательная история, - проговорил Дарион.
- И местами поучительная, - вздохнул маг.
- Хоть сейчас садись и пиши книгу, - не удержался Дин. – «История перебежчика».
Хасс промолчал, а Ульрих толкнул приятеля в спину.
- Да я пошутил, - Дин понял намек стрелка. – Юмор у меня такой, пора уже привыкнуть.
- И все-таки, что было дальше, расскажи, - попросил сотник после того, как некоторое время они снова шли молча. – Все равно, идти нам, похоже, еще долго.
- Точно книгу напишу, - снова отозвался Дин, - как только грамоте выучусь.
Он, хохотнул, но тут же затих, поняв, что шутку опять никто не оценил. Хасс же, вновь переложив факел в другую руку и поправив заплечный мешок, продолжил рассказ, однако Мартин его уже не слушал. В ушах загудело, низко протяжно, потом все стихло. Мартин встряхнул головой. «Это, наверное, от долгого пребывания в тоннеле, - подумал он. – Жутковато здесь, вот и мерещится разное». Но гудение повторилось, и теперь на его фоне послышался странный шепот, тихий далекий и невнятный, словно двое о чем-то переговаривались между собой. «Погоня!», - мелькнуло в голове, и парень обернулся, но сотник шел сзади обычным шагом, словно ничего не произошло. Шепот стал громче, однако слов различить по-прежнему было невозможно, да и говорящих порядком прибавилось – теперь их стало не меньше десятка. «Наваждение какое-то…» - подумал Мартин с досадой и остановился.
- Что случилось? - спросил Дарион, тут же налетев на него от неожиданности.
- Нет… ничего, - Мартин снова встряхнул головой. - Сейчас догоню.
Рассказывать о голосах он не стал – подумают еще, что свихнулся.
- Не отставай, - сотник похлопал его по плечу и пошел вперед, догоняя остальных.
Мартин зажмурился и закрыл лицо ладонями. Гул усилился, в висках стучало, а шепот десятков далеких голосов, напрочь, казалось, лишенных эмоций превратился в одну сплошную кашу, будто в голове у него сейчас извивался растревоженный кем-то клубок змей. От непонятного волнения сердце бухало так сильно, что звук его ударов должен был рождать эхо в этом проклятом тоннеле. В груди стало появляться знакомое чувство скапливающейся Силы. Внезапно среди всей этой шипящей какофонии кто-то ясно и четко произнес его имя. Мартин резко отдернул от лица ладони и обернулся. Пространство тоннеля из черного превратилось в темно лиловое, и это было странно, ведь раньше боевое состояние возникало лишь в минуты гнева или же страха за свою жизнь, однако ни того, ни другого сейчас он не ощущал. Мартин снова услышал свое имя, но произнес его уже другой голос, потом третий, четвертый. Они больше не шептали. Голоса – скрипучие, басовитые, тонкие и писклявые, вкрадчивые и хриплые – произносили его имя каждый по-своему. Это было похоже на причудливое эхо, волной прокатившееся в голове. Мартин обернулся и вдруг заметил в противоположной стене тоннеля проход, теперь светящийся желтым на фоне темно-лилового мрака. «Сюда! Сюда!» - тут же прокатилась в голове разноголосая волна. Он на ощупь сделал несколько осторожных шагов вперед и вошел в проход, который оказался довольно низким – пришлось очень неудобно сгибать шею. Проход этот похож был на шахтный штрек, узкий даже для одного человека. Мартин шел, держась за стену, и осторожно ступая на землю, опасаясь провалиться в какую-нибудь расселину. Промелькнула мысль, почему же они раньше не заметили этот проход? Или просто не обратили внимания? Или кто-то не хотел, чтобы они обратили внимания?.. Загадочные голоса больше не звали и не произносили его имени. Бубня что-то неразборчивое, они теперь словно пульсировали, ритмично становясь то тише, то громче, и подталкивали идти вперед, и Мартин шел, обдирая и пачкая руки о шершавые стены штрека. Впереди блеснул и погас огонек. Потом снова зажегся и становился тем ярче, чем ближе подходил к нему Мартин. Через три десятка шагов штрек закончился округлой пещеркой, посреди которой светился плоский, как блин, портал высотой в человеческий рост и совершенно непохожий на те сероватые вихрящиеся воронки, что создавал Хасс. Странный и уже порядком поднадоевший гомон разом стих, однако на смену ему пришли хорошо знакомые голоса товарищей, зовущих его – похоже, что Дарион хватился Мартина, и теперь товарищи пустились на поиски. Голоса приближались, значит, им удалось отыскать штрек. Но Мартин даже не обернулся и не думал отзываться. Он как зачарованный всматривался в мягкое свечение и чувствовал, как кто-то или что-то по ту сторону портала притягивает его к себе. Воины были уже совсем близко, когда притяжение усилилось настолько, что стало ощущаться почти физически, Мартин не выдержал и шагнул в портал.
Через несколько секунд он очутился в небольшом полутемном зале. Боевое состояние ушло также внезапно, как и появилось. Мартин огляделся – пространство зала наполнял тусклый мерцающий свет, хотя ни одного явного источника видно не было. Он посмотрел вверх и чуть не ахнул. Высокий сводчатый потолок был усеян тысячами… нет, десятками и сотнями тысяч крохотных огоньков, которые так плотно жались друг к другу, что сливались в одну единую массу. Масса эта… шевелилась. Там, наверху царил форменный хаос – огоньки подрагивали, гасли, потом снова загорались, создавая это удивительное мерцание, и, если приглядеться получше, то можно было заметить, что каждый огонек перемещается, причем только ему известной дорогой, расталкивая, пробиваясь сквозь плотные ряды собратьев. Возня эта не прекращалась ни на секунду. Казалось, что огоньки – живые существа, диковинные светлячки, слетевшиеся сюда со всей Маакеры.
С трудом оторвав взгляд от этого удивительного зрелища, Мартин стал осматривать зал. Слева и справа возле стен были расположены четыре узкие круглые колонны, вонзающиеся в сводчатый потолок, но были они, скорее, декоративными, нежели опорными. Ближний край зала, где сейчас стоял Мартин, был перегорожен рядами деревянных не то скамеек, не то помостов, трухлявых, почти истлевших от времени. В дальнем конце зала имелось небольшое возвышение, на котором стоял прямоугольный камень. «Алтарь, что ли? - подумал Мартин и зашагал вперед. – Похоже, что это храм… но вот какому богу? И богу ли вообще?» Он остановился перед камнем. Массивный, в три шага длинной и высотой локтя в три, он имел неестественно гладкую поверхность. Мартину показалось, что от него исходит слабое сияние, хотя это могло быть всего лишь обманом зрения, игрой света живых огоньков на гранях камня. Никаких надписей или символов видно не было. Не было также ни выщерблин, ни трещин, хотя, судя по истлевшему дереву в противоположной части зала, возраст храма насчитывал не менее нескольких сотен лет. Не было даже пыли, но, похоже, что нога человека здесь не ступала очень и очень давно. «Снова магия!», - подумал Мартин и провел рукой по поверхности камня. Тут же он ощутил, как ладонь обожгло, словно он сунул ее в кузнечное горнило, но отдернуть в сторону уже не смог – рука словно прилипла к камню. Жар полз по ней вверх к груди, где уже медленно рос знакомый комок Силы. От боли и напряжения Мартин взмок, тело стал бить лихорадочный озноб. Комок увеличился настолько, что стало тяжело дышать, казалось, что он вот-вот разорвет грудь изнутри. Мартин зажмурился. «Неужели это конец?» - мелькнула в голове нехорошая мысль. Когда он открыл глаза, проклятый камень, как и все пространство храма стал лиловым, а от его поверхности исходили бледно-желтые волны света. Вокруг воцарилась неестественная, глухая тишина, словно звуки в испуге покинули стены храма. Потом давящий ком в груди стал растекаться по всему телу мягкими теплыми потоками. Ужасно захотелось спать. Глаза закрывались сами собой, рука, лежавшая на камне, сползла вниз и вяло болталась вдоль тела. Сон подступал неумолимо, и Мартин не видел причин ему сопротивляться.
Он вздрогнул, вырвавшись из сетей Морфея, когда чья-то рука опустилась ему на плечо. Резко обернувшись, Мартин увидел перед собой сотника, на лице которого застыла гримаса удивления.
- Это что сейчас такое было? – задал он вопрос, глядя прямо в глаза парню внимательным, немигающим взглядом.
- Не знаю, - честно признался тот и покачал головой. – Вы давно здесь?
- Давненько, - задумчиво ответил сотник, увидев, что парень не врет. Он обошел вокруг камня и провел ладонью по его поверхности. Камень заметно изменился: исчезла неестественная гладкость – теперь он был шершавым даже на вид, кое-где виднелись тонкие трещинки и небольшие раковины. – И что это за место такое?
- Похоже, какой-то храм, - Мартин пожал плечами.
- Думаю, ты прав, Марти, - Хасс стоял в нескольких шагах от него и деловито осматривал пространство зала. Ульрих и Дин бесцельно бродили среди трухлявых скамеек-помостов, изредка задирая головы вверх, чтобы полюбоваться шевелящейся массой живых огоньков. Дин явно был не в восторге от поступка Мартина, однако же, недовольство держал при себе. Мартин живо представил картину, как воины, пройдя сквозь портал и очутившись в полутемном зале, увидели его, Мартина, стоящим у странного светящегося камня; как Дин, наверняка, что-то бурчал про магию и хотел намылить желторотому шею, а, может, даже порывался это сделать немедленно; и как его останавливал Дарион, а Хасс, скорее всего, съязвил что-нибудь эдакое, отчего здоровяк тут же заткнулся.
Маг, наконец, повернулся, подошел к Мартину и, хитро прищурившись, проговорил:
- Ну, что же, поздравляю тебя, молодой маг! Похоже, ты первый раз «испил из Источника». – Потом помолчал и добавил. - И, думается мне, не последний…
- Из какого «Источника»? – не понял Дарион. – И что значит «испил»? Вы о чем?
- А вот он, - Хасс кивнул на Мартина и подмигнул, - тебе потом все расскажет.
- Марти, о чем это господин маг говорит?
- Да так… - Марин замялся, - это долгая история, потом расскажу…
- Нет уж, потрудись объяснить сейчас, - строго по-командирски проговорил сотник. – Мы тут, видишь ли…
- Идите сюда! – позвал Ульрих. – Здесь дверь какая-то! – стрелок стоял у стены справа от алтарного камня возле небольшой деревянной дверки.
- Что там? – крикнул Дарион недовольно.
- Не знаю, - ответил Ульрих и подергал за ручку. – Заперто!
- Дай-ка я попробую, - Дин отстранил приятеля, взялся за ручку, дернул пару раз, примеряясь, потом, чуть отклонившись назад, вышиб ее плечом. Замок, как ни странно, выдержал, а вот петли буквально вырвало с корнем. Воины один за другим вошли внутрь.
Комнатка оказалась небольшой, темной и ужасно пыльной, с исключительно небогатой обстановкой – длинный письменный стол с ржавой масляной лампой, несколько пустых сундуков с поднятыми кверху крышками, три книжных стеллажа вдоль стен, кустисто обросшие паутиной.
- Мда, - вздохнул Хасс, закрывая нос ладонью, чтобы не чихнуть. – Похоже, ничего интересного… Хотя…
Его внимание привлек внушительных размеров пыльный холст, висящий над столом и занимающий большую часть стены. Левый нижний край его был вырезан по широкой дуге, и, судя по неровным краям, тот, кто это сделал очень торопился. Маг подошел ближе и, перегнувшись через стол, вытер ладонью часть холста. Глазам открылась часть рисунка – кривая линия изгибаясь уходила вверх по холсту. Очерченное линиями пространство было испещрено черточками и неразборчивыми надписями.
- Дарион, посвети, - попросил маг, и сотник поднес ближе факел. Хасс прочитал: «Желтый предел» потом неразборчиво, и дальше «иди, путник, вверх на север, до…» и снова неразборчиво.
- Карта, что ли… - задумчиво произнес Хасс. Подняв валяющуюся в углу тряпку, он влез на стол и стал стирать с холста пыль. Тут же за спиной стали раздаваться дружные «Апчхи!»
Когда он закончил, перед воинами предстала карта Маакеры. Краски были блеклыми, надписи местами совершенно нечитаемыми, а почти вся правая часть выцвела и была покрыта розоватой плесенью. Взяв у сотника факел, Хасс с интересом рассматривал то, что сохранилось. Карта оказалась довольно точной, однако, как отметил маг, нарисована была еще до последней войны – названая нынче Межевой, речка была еще частью королевства Фрайланд. Вверху красивыми буквами было написано «Путь паломника», и ниже: «Пройди, смиренный, дорогою с Востока на Запад, с Юга на Север, поклонись Источникам, и познаешь ты Равновесие – истинный закон Упорядоченного». Пунктирными линиями на карте были обозначены, те самые пути, по которым должен был следовать каждый паломник. Хасс провел пальцем по одному из таких маршрутов, ведущему из Фрайланда через Олдвич на север к Кальтэрду.
- Ха! Я так и знал, – произнес он торжественно. Среди скал Черного кряжа было нарисовано большое белое дерево без листьев. – Вот! Вот то, что я видел! – Он обернулся. - Помнишь, Марти, я тебе рассказывал?
Мартин кивнул, припомнив ту историю о пещере и белом дереве – Источнике, одном из четырех.
Хасс вел пальцем, щурясь в свете факела, от дерева вниз и вправо, на юго-восток к пустыням Остендорта. За большим выцветшим бледно-розовым пятном среди темно оранжевой восточной пустыни были нарисованы две большие статуи.
- А вот и твои Статуи Отцов! – засмеялся Хасс.
- О чем вообще речь? – не выдержал Дарион. – О каких «статуях», «Источниках» вы говорите?
- Это Великие Источники Силы, - пояснил Мартин. Рано или поздно все равно нужно было рассказать все Дариону, а случай выдался как нельзя лучше. – В них сосредоточена чистая магическая энергия Маакеры. Я правильно говорю, Хасс?
Маг молча кивнул. Теперь он высматривал линию, ведущую «с Востока на Запад». Марин продолжил:
- Таких Источников на Маакере должно быть четыре – согласно сторонам света, и соответственно, по одному в каждом из королевств. Хасс видел Источник в Кальтэрде – это белое дерево. А мне… мне было ведение Источников на Востоке – Статуи Отцов.
- Ну, и что с того? Какой нам толк со всего этого? – пожал плечами сотник.
- Сие пока неизвестно, - весело заметил Хасс, а потом вдруг выругался. Оказалось, что рисунок и, собственно, местоположение Источника, расположенного в Олдвиче, должны были находиться на вырезанном куске карты.
- Хасс сказал, что у меня какой-то особый дар, и я могу брать Силу из этих Источников… просто так брать безо всяких подготовок, ритуалов там разных… И вот сегодня у меня это, кажется, получилось в первый раз…
- Получилось-получилось, - снова отозвался Хасс. Теперь он осматривал нижнюю часть карты – Фрайланд.
- Так это один из Источников был? – Дарион кивнул в сторону камня-алтаря.
- Точно не знаю, - пожал плечами Мартин, - но вряд ли…
- И здесь ты прав, – задумчиво проговорил маг. – Вы спрашивали, что это за храм? Так вот, это храм Источников, а тот камень – что-то вроде алтаря. Тоже своего рода источник, но в сравнении с ними, - он похлопал по карте, - песчинка. Я так думаю, что этот алтарь не единственный. Их десятки, а может и сотни по всей Маакере. Они как-то связаны с Великими Источниками, но вот как, не знаю… когда вернемся в форт, - он вздохнул, - нужно обязательно все Террасу рассказать.
- Да, друзья, - Дарион почесал макушку, - с вами не соскучишься… Вы что там делаете? – он повернулся к Дину и Ульриху, деловито расхаживающим по комнате.
- Так, осматриваемся… - вяло ответил Ульрих, вынимая с полки очередную книгу и тут же кладя на место.
- Вот, последний! – произнес Хасс, указывая пальцем в белый фонтан, нарисованный у юго-восточных границ Фрайланда. Он попытался прочесть надпись, но не смог. – Так, ближайший город – Ростальд.
- Слушай, Хасс, - позвал мага Ульрих. Он наклонился и стал тереть что-то ладонью на полу, - а… такое нам не подойдет? Для портала, в смысле…
Хасс спрыгнул со стола и, подойдя к стрелку, осветил факелом находку. Из-под слоя пыли виднелась сероватая пентаграмма, вычерченная прямо на камнях пола.
- Конечно, подойдет! – маг снял мешок и стал доставать кристаллы. – Это, хочу сказать, Марти, ты очень удачно свернул.
****
Пройдя сквозь «большой» портал, открытый Хассом, воины оказались в темной пещере. Маг зажег на ладони огненный шар, слегка разгоняя плотный мрак, огляделся и снял со стены новенький, еще ни разу не зажженный факел. Пещера оказалась совсем небольшой и была обустроена под временную стоянку. Здесь находилось несколько лежанок, большой деревянный сундук, внутри которого оказались кресала, слегка поржавевший нож, несколько глиняных и деревянных мисок, соль, бутыль с водой, пара факелов, и еще целая куча мелких, как выразился Хасс, «походно-расходных» принадлежностей. В углу же по-прежнему вихрилась воронка портала, и слабо светились голубоватые кристаллы в вершинах пентаграммы.
Хасс предупредил, что костер разжигать нельзя, иначе можно просто задохнуться от дыма – выход из пещеры находится достаточно далеко, а прочих отдушин или щелей в пещере нет.
- А если, пока мы будем здесь, сюда решит переместиться кто-нибудь… из твоих знакомых? – спросил Дарион. – Что тогда делать?
- Риск, конечно, есть… - задумчиво проговорил маг. – Но, будем надеяться, что этого не случится.
- А если все-таки случится?
- Тогда будем действовать по обстоятельствам, - сухо ответил Хасс и внимательно посмотрел сотнику в глаза. Как именно придется действовать в случае непредвиденной встречи, сомневаться не приходилось.
Пока Мартин в числе остальных товарищей слушал наставления от Хасса, коварный Морфей вновь плел свои сети, и когда маг кончил словами «…и громко не разговаривайте» веки его отяжелели подобно двум каменным глыбам. Буквально по памяти доплетясь до одной из лежанок, Мартин тихонько прилег и еще слышал, как маг говорил, что скоро вернется и скрылся в темном пространстве пещеры, как бурчал что-то Дин, что-то о нем, Мартине, а сотник сказал, чтобы парня оставили в покое, но все это его уже не беспокоило. Приятное, успокаивающее тепло растеклось по телу и сморило окончательно. Мартин уснул, и во сне он увидел свой дом, родных, что остались в Куртуже. Мать в домашнем платье возилась у плиты, отец как всегда немного угрюмый сидел за столом и задумчиво разглядывал через окно дворик. Он что-то сказал и мать засмеялась. Картинка была на удивление ясной и четкой, какой редко бывает в снах. Но вот она стала понемногу расплываться, и Мартин проснулся. Сколько он проспал, сказать было совершенно не возможно, как не возможно было определить, какое теперь время суток.
Дин дремал, прислонившись к стене пещеры, а напротив Дарион и Ульрих о чем-то негромко беседовали. Мага видно не было. Зевнув, Мартин подошел к товарищам и сел рядом.
- Где Хасс? – спросил он, поднимая с земли бурдюк с водой.
- Скоро придет, - ответил Ульрих и протянул ему край зачерствевшей лепешки. Есть совершенно не хотелось, но Мартин все же взял его и принялся жевать.
Впереди послышались шаги. Воины насторожились. Шаги затихли, и тут же раздался осторожный голос Хасса:
- Это я, не волнуйтесь.
Маг ступил в освещенное факелом пространство и присел рядом с сотником.
- Все в порядке, - сказал он устало, - через пару часов уходим. Советую всем вздремнуть.
Ульрих и Дарион повернули к Мартину улыбающиеся лица. Парень тоже улыбнулся – уж кто-кто, а он выспался на славу.
- Кстати, - проговорил Хасс уже полусонным голосом, умащиваясь поудобнее на лежанке, - я надеюсь, вы все умеете плавать?..

Рейтинг: +4 226 просмотров
Комментарии (6)
0 # 14 сентября 2012 в 11:09 +2
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Александр Нагорный # 14 сентября 2012 в 11:11 +3
Замечательно)) Жду проду!
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 14 сентября 2012 в 14:42 +1
Спасибо! Завтра, наверное, финальную часть выложим...
Анна Магасумова # 14 сентября 2012 в 22:49 +2
УХ! Классно! 5min kissfor
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 14 сентября 2012 в 22:53 +1
Спасибо! shokolade