ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 11-2

 

Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 11-2

Арэн


До места, как и обещал Мангордо, мы добирались около двух часов. Некоторое время шли по дороге, затем миновали довольно крутой овраг, потом, свернув в старый и мрачный лес, долго шли по узенькой тропке, петлявшей между деревьев, которая и вывела нас, наконец, к берегу небольшой речушки. Там, на неширокой дороге, ведущей к мостику через реку, на противоположной стороне которой, по словам Лофта, начинались земли Фрайланда, были видны следы недавнего сражения - истоптанная земля, местами выжженная трава, сломанные копья и окровавленные мечи, несчетное количество стрел, мертвые лошади, множество доспехов, но… ни единого трупа! На наше предположение о разбойниках Лофт и Мангордо слаженно фыркнули, но уточнять причины своего скепсиса не стали. Лишь пристальнее начали всматриваться в чернеющие силуэты деревьев за рекой. Сильно пахло дымом и, присмотревшись внимательнее, благо, Неон и Стрела светила ярко и можно было даже не бояться свернуть себе шею, обо что-нибудь споткнувшись, я заметил около большого валуна на обочине дороги остатки необычного костра – еще дымящиеся, тлеющие головешки довольно толстых бревен, сложенных колодцем, но теперь обвалившихся и торчавших в разные стороны, лишь в самом низу сохранивших первоначальный уклад. Похоже, костер этот был погребальный, но копаться в золе, чтобы подтвердить догадки совсем не хотелось. Вокруг все было подозрительно спокойно. С того самого момента, как мы покинули Магическую столицу, прошло два дня, но нам не встретился ни один патруль, которых в преддверии надвигающейся войны близ границы должно быть достаточно. Стоило, конечно, этому порадоваться, вот только я не мог - ожидание неминуемой пакости после череды везения выматывало нервы.
- Нам туда, - Алфей жестом указал на небольшой лесок, расположенный на невысоком холме за рекой. Внимательно рассматривая окружающее ночное пространство, мы, наконец, достигли края леса, после чего, бард повел нас по узкой тропинке до большого раскидистого дерева. У подножия его светилась тусклым еле заметным светом пентаграмма, высеченная на каменной плите. В вершинах пентаграммы виднелись небольшие черные углубления.
- Кажется… пришли, - задумчиво произнес Алфей и, проплыв сквозь меня, приблизился к порталу.
- А толку нам с него, - хмыкнул Лофт. – Кристаллов у нас нет, как мы перемещаться-то будем?
- Не волнуйся, - мило улыбаясь, успокоил мага Алфей. – Этим порталом совсем недавно пользовались. Чувствуешь, что магия еще осталась?
- Чувствую… - буркнул Лофт.
- Вот и прекрасно. Теперь нужна небольшая подпитка, и мы легко обойдемся без кристаллов. – Алфей наклонился над плитой и занес руки. Свечение пентаграммы усилилось и с каждой секундой становилось все ярче. Внезапно, бард повернулся к магу и позвал, - подойди ближе.
- Что еще? – снова буркнул Лофт, но все же подошел. - Ну?
- Наклонись, - тихо попросил Алфей, и маг наклонился. Бард резко отдернул левую руку от пентаграммы и погрузил ее чуть ли не по локоть в тело мага. Было видно, как магия фиолетовым потоком заструилась сквозь прозрачное тело барда и обрушилась на плиту портала. Тут же, из черных углублений в вершинах вырвались яркие языки пламени, пентаграмма вспыхнула, и в центре ее вырос сероватый вихрь. Алфей убрал руку, и Лофт отшатнулся, рефлекторно прижимая ладони к груди, будто к кровоточащей ране.
- Ты что это? – процедил он сквозь зубы и зло уставился на барда.
- Просто, так намного быстрее, - тот пожал плечами. – Ты же не против?
- Больше так не делай! – медленно и как можно убедительней проговорил маг. – Никогда не делай. – На что Алфей коротко кивнул и улыбнулся своей привычной милой и беззаботной улыбкой.
- А кто же, интересно, перемещался через этот портал? – произнесла Вероника, совершенно, казалось, не обратив никакого внимания на случившийся инцидент. - Может быть, те, кто устроили заварушку на дороге?
- Наверняка, хотя и не обязательно, - весомо заметил Лофт, пнув от досады носком своего щегольского сапога подвернувшуюся ветку. – Но, в любом случае, здесь кто-то был, и явно не один! Главное, мы не знаем где сейчас эти «кто-то», и какие у них могут возникнуть планы относительно нас.
- Ничего страшного, выберемся! - произнес я, отлично понимая, что вся эта проникновенная речь ведьмака должна была удержать меня от тех замыслов, которые, несомненно, крупными буквами были написаны на моем лбу. Увы! Похоже, я чересчур импульсивная натура, ведь никакой нормальный человек, находящийся в здравом уме, не рискнет прыгнуть в довольно сомнительный портал, пусть даже, со слов Алфея, и «совершенно безопасный». Но, как уже успели заметить мои спутники - к числу «нормальных» я не отношусь. Это, безусловно, чревато последствиями разной степени тяжести, причем как для меня, так и для моих попутчиков, вот только без некоторой доли бесшабашности жить становится ужасно скучно.
И все вроде бы ничего, но порой последствия принимают непредсказуемый характер, и для любителя острых ощущений – то бишь для меня – очередная авантюра может оказаться последней. К счастью, сегодняшняя моя проделка к серьезным травмам не привела - выплюнутый воронкой портала, я проехался на животе по полу какой-то комнаты и затормозил головой о ближайший шкаф. Раздался глухой удар, и в глазах у меня тут же замелькали белые огоньки.
- Можно было и не шуметь так, - снисходительно отозвался о моем полете призрачный музыкант, бесшумно проплыв мимо. - Да и не стоило заниматься членовредительством.
- А, может, мне это нравится, - парировал я, с трудом поднимаясь на ноги. Похоже, здоровье моей персоны не волновало никого, кроме Вероники. Она подошла ко мне ближе, помогла встать и поддержала за руку, пока я не пришел в себя.
- Интересно, где это мы? - задумчиво произнес Лофт, осматриваясь – просторная комната, освещенная лишь сиянием двух небесных тел, пробивающимся сквозь раскрытое настежь высокое окно, из которого открывался удивительный пейзаж ночного города. И, если бы не окно, воздух внутри, наверняка, оказался бы спертым и затхлым, из-за обилия разного рода бумаг, свитков, массивных фолиантов и пестрых книг, расставленных на высоких стеллажах вдоль стен. В комнате также располагались столы с множеством колб и баночек, полки, заставленные какими-то порошками и предметами, пропитанными, фонящими магией.
- Похоже, кабинет какого-то мага, - уверенно произнесла Лэнтвейм.
- С чего ты взяла? - удивился маг.
- Кучи хлама и бумаги… похоже на ваш кабинет в Академии, - невинно отозвалась девушка, предусмотрительно отойдя от Лофта на некоторое расстояние.
Как побагровел маг, было видно даже в полумраке. На лице моем непроизвольно появилась улыбка и, дабы не злить приятеля еще больше, я отошел к окну. Набрав полную грудь прохладного ночного воздуха, шумно выдохнул, а потом глянул вниз - высоко. Сорвешься - косточек не соберут. Не желая испытывать судьбу, я уже хотел было отойти, но тут мое внимание привлек огонек, вспыхнувший на балконе этажом ниже. Похоже, что кто-то зажег лампу, и в ее довольно тусклом свете, был виден человек. В голове всплыли смутные образы, а потом я, совершенно неожиданно для самого себя, окликнул этого человека:
- Господин Данкан! Советник!
Мужчина резко поднял голову вверх и несколько секунд пытался найти меня взглядом, а когда это не удалось, потушил тусклый огонек и скрылся в темноте комнаты.
- Чего разорался!? Хочешь, чтобы сюда стражники примчались? - возмущенно прошипел Лофт, но я его уже не слышал. Метнувшись к двери, распахнул ее настежь и выбежал в коридор, бросив уже на бегу:
- Это был Бертоло. Я знаю, где его найти.
... и бросился к лестнице. Двери, ступеньки, снова двери… Перед глазами на фоне проносящихся мимо окон, перил, гобеленов, мелькали с огромной скоростью отрывки воспоминаний разной степени давности. Смутные, нечеткие, выцветшие, словно картины, пролежавшие на солнце, но воспоминания! Я был в этом уверен! Я почти физически ощущал, как рушится барьер в памяти и потому совершенно не обращал внимания на окружающее пространство. На удивление, а для меня – к счастью, по дороге мне не встретилось ни одного стражника.
- Точно здесь? - хмуро бросил Лофт, когда я остановился у высокой массивной деревянной двери, обитой тонкими полосами кованого железа. В ответ я лишь коротко кивнул. Маг дернул ручку – дверь оказалась незаперта – и первым ворвался в комнату. Тут же послышался кокой-то неясный шум и приглушенное шипение вперемешку с отборной бранью Лофта. Я рванул вперед и, едва оказавшись внутри, тут же понял, что ведьмака надо спасать. Он лежал на полу, обхватив ушибленную голову руками, а над ним, с тяжелой, даже на вид, мраморной статуэткой в руках навис Советник моего покойного отца.
- Данкан! Данкан, успокойтесь! Это я! Арэн! - загораживая собой невезучего мага, произнес я успокаивающим тоном. - Этот молодой человек со мной. Прошу, выслушайте нас!
- Принц? - удивленно выдохнул Бертоло и едва не сел мимо стула, стоящего сзади. - Мы считали, что… Как вы здесь оказались?
- Долгая история, - ответил вместо меня Мангордо, просочившись сквозь дверь, которую предусмотрительная Вероника уже успела закрыть. В полутьме комнаты, освещаемой лишь тускловатой лампой, он был похож на человека. - Арэна нашли на берегу Белой реки в Олдвиче, не помнящим даже собственного имени. На его сознании стояло заклинание, блокирующее воспоминания. Когда это выяснилось, парня отправили в Мидлтон. Там он познакомился с мастером Лофтом, - небрежный кивок в сторону мага, который разлегся на кровати Советника без всякого на то разрешения. - А потом со мной и леди Лэнтвейм. Поразмыслив над случившимся и сопоставив имеющиеся факты, мы пришли к выводу, что Арэн является ни кем иным, как принцем Фрайланда, а когда встал вопрос «что же делать дальше?» решили, что вы, как человек, владеющий наиболее полной информацией, способны подсказать выход из сложившейся ситуации. Именно поэтому мы здесь.
Речь Мангордо была емкой, хоть и краткой, но Данкан, казалось, его вовсе не слушал. Он смотрел куда-то сквозь призрачного музыканта - то ли на меня, то ли на Лофта, - но как только бард замолчал, буквально выстрелил вопросом:
- Вы призрак?
На лице Советника не проявилось ни страха, ни даже опаски – один лишь интерес.
Алфей поморщился.
- Поверьте, это долгая и скучная история. Вам не понравится.
Данкан спорить не стал. Он молча пожал плечами, потом встал, подошел к тумбе, стоящей у кровати, вытащил оттуда какой-то сверток и засунул его в валяющуюся прямо на полу дорожную сумку. Вообще, в комнате царил легкий беспорядок, словно ее хозяин впопыхах собирал вещи, намериваясь съезжать…
Я вдруг подумал, что мы ведь не знаем точно, чью сторону в этой войне принял тихий Советник. Никаких поводов считать его «верным» человеком у нас не было, кроме слов Алфея, разумеется, но… Я почему-то был уверен, что пожалеть нам не придется. Вряд ли отец так приблизил бы к себе ненадежного человека, того, кому он не смог бы доверить самое дорогое…
Отец… Я все еще не мог вспомнить его лица, хотя внутренне чувствовал, как рушится проклятая стена, сдерживающая воспоминания. И пришло само собой странное осознание того, что я ведь, на самом деле, не ощущаю ни боли, ни страдания из-за смерти близкого человека. На их месте присутствовали лишь досада и раздражение… Наверняка, у нас были не самые теплые отношения с отцом… А вот с Бертоло, похоже, напротив…


Свет. У Данкана почти всегда было светло. Работал он до поздней ночи и просыпался рано. Что поделать - такова работа Советника. Вольно или невольно приходится взваливать на свои плечи немалую часть забот короля.
- Ну, когда ты закончишь? – в который раз прохныкал симпатичный черноволосый мальчик лет восьми, сидевший на широкой кровати в обнимку с толстой книгой в пестрой обложке. - Он опять на тебя все свалил? Да? Ты скажи, я с ним поговорю - он поймет.
Советник, сидящий за рабочим столом, оторвал взгляд от кипы бумаг, с улыбкой посмотрел на малолетнего принца. Только здесь и только с ним Арэн позволял себе эмоции: мог плакать и смеяться, капризничать и злиться. Чуть ли не с рождения его готовили к тому, что он - будущий король Фрайланда, а королю не годится слишком ярко проявлять чувства, иметь привязанности или какие бы то ни было отношения, выходящие за рамки великосветских расшаркиваний. Лицемерие, двуличие, высокомерие - именно этими качествами обладало большинство придворных, что не могло не сказаться на характере наследника. Он и рос таким - скрытным, малообщительным, понемногу привыкающим к тому, что подвоха и подножки следует ждать за каждым углом.
Масло в огонь подливал и сам Лекрион своим безразличием к жизни собственного сына. Советник боялся, что мальчик станет похожим на своего прадеда - Уэльса IV - умного, дальновидного, хитрого, но очень жестокого правителя.
К счастью, пока Арэн был лишь ребенком, и что-то в нем еще можно было попытаться изменить.
- Почему же сразу свалил? - обронил Бертоло, подсаживаясь к младшему Гроссаро. – Это честь для меня – помогать вашему отцу и советом, и делом. Я сам на это согласился.
- Но ведь не обязан был! - чуть повысил голос мальчуган - Ты соглашаешься, а он и рад!
- А вы что сейчас собираетесь сделать? - кивнул Данкон на книгу, про себя отметив это «он» - ни отец, ни батюшка, ни даже Лекрион - пустое безликое местоимение. Похоже, сын платил родителю той же монетой.
- Тебе ведь это нравится больше, чем все эти бумажки, - состроив хитрую мордашку, улыбнулся Арэн. Бертоло понимал, что его покупают очень дешево, но ничего поделать не мог - ежевечернее чтение притч и сказок древнего мудреца-словотворца стало практически традицией, которая приходилась по душе не только мальчишке, но и самому Советнику. Разумеется, наследник и сам был в состоянии прочесть всю книгу от корки до корки, но так ведь было гораздо интересней и приятнее…
- Природа – это огромный источник неиссякаемой энергии и Света. Мы ее дети, а она – Великая Мать, давшая жизнь всему. Лишь тот, кто научился с ней ладить и понимать всю глубину ее мудрости, живёт в гармонии с собой. Я говорю это не просто так. Я сам в этом убедился. Жизнь тогда жизнь, когда мы за нее цепляемся и верим в спасение… - наполнил комнату привычный мягкий голос. Арэн заерзал, устраиваясь поудобнее и приготовился слушать, ведь никогда не бывали эти притчи скучными и пустыми…
- «Горячие пески, палящее солнце и неотвратимая гибель, вот что ждало Путника, идущего через пустыню. Ни капли воды, ни крошки еды, ни искры надежды. Смерть — она была во всем: в каждой песчинке, в каждом раскаленном луче и в этом далеком, и теперь совершенно бесполезном небе. – Начал Данкан очередную притчу. - Смирившись со своей участью, Путник упал на горячий песок. Это был конец пути. Но в это мгновение перед Путником явилась удивительной красоты женщина. Она стояла перед ним величественная и нагая, лишь драгоценные камни украшали ее золотую кожу, а в ее белые волосы была вплетена алая лента. «Кто ты?» — непослушными губами вымолвил Путник. «Королева-Пустыня, — ответила красавица. — Дай мне свою руку, я спасу тебя». Из последних сил Путник поднялся на ноги и, взяв Королеву-Пустыню за руку, отправился к своему неожиданному спасению. И впереди он увидел оазис. Здесь было все: фруктовые деревья, реки с прозрачной водой, здесь был островок жизни среди неотвратимой смерти бескрайних песков. «Живи здесь, — сказала Королева-Пустыня Путнику. - Все в этом оазисе для тебя. Все твое. Живи, но помни одно: никогда не сомневайся в том, что все это существует. Сомнение твое погубит оазис, а вместе с оазисом и тебя, ибо тут же окажешься ты среди раскаленных песков мертвой пустыни». И Королева исчезла. И долго не мог поверить Путник в такое чудесное спасение. И каждый новый день он благодарил свою величественную гостью за подаренную жизнь. Но однажды, взглянув на никогда не увядающие деревья оазиса, на вечно спелые плоды на их ветвях, Путник неожиданно подумал, что все это могло быть просто миражом. «Ведь чудес не бывает, — подумал Путник. — А мираж в пустыне — привычное дело». И в этом момент, как и предупреждала Королева, оазис исчез. И Путник вновь оказался среди мертвых, горячих песков. И в этот раз, падая в бессилии на песок, Путник думал об одном: почему же в существовании оазиса он засомневался, а в существовании пустыни он не сомневался никогда…»  1
Когда Советник дочитал последние строки, принц, глядя на него сонными глазами спросил тихо:
- А как же путник? Что с ним стало? Он погиб?
- Он превратился в песок и навсегда остался с Королевой-Пустыней. А теперь, принц Арэн, засыпайте, и приятных вам снов!
Мальчик сладко зевнул и, повернувшись на бок, тихонько засопел, а Данкан, аккуратно закрыв мудрую книгу, возвратился к своей работе и теплая, задумчивая улыбка еще долго не сходила с его лица.


- Боюсь, что мне нечем вам помочь, - вздохнул Данкан, выдернув меня из пелены воспоминаний. - Вы, наверняка, в курсе того, кто встал во главе Фрайланда?
- Эта погань – Эдгар, - процедил сквозь зубы Лофт, все еще держась за голову. - Мы думаем, что именно он замешан в убийстве Лекриона и потери памяти у Арэна. Как именно, не знаем, но других предположений нет.
- А и не надо. Я абсолютно уверен, что это дело рук Эдгара. Он давно мечтал сесть на трон и, как только подвернулась удобная ситуация, воплотил свой замысел в жизнь. По донесениям некоторых верных мне людей из Тайной Канцелярии, наш новый король готовится заключить союз с Кальтэрдом, и, в обмен на Дневник Родислава, потребовать помощи в войне с Олдвичем, при возникновении таковой. Думаю, некроманты не смогут отказаться. Говорят, Ждан готов даже некоторые свои территории пожертвовать, ради того, чтобы заполучить эту книжицу.
- А что это за Родислав такой? - поинтересовался я, увидев, как разом помрачнели мои спутники.
- Это был великий маг, - выдавила из себя Вероника - Некромант. Более трехсот лет назад случилась война - очень страшная война, и начал ее именно он – Верховный королевский маг. Ему открылось ужасное и могущественное заклинание, благодаря которому он смог призвать демонов Хели. Тогда некромантов удалось победить лишь объединенными силами трех королевств - Олдвича, Фрайланда и Остендорта. По легенде, последнее перестало существовать именно после той победы. А от Родислава остался Дневник - толстый и невзрачный на вид томик, где заклинание это хранится до сих пор. И не смогли этот Дневник уничтожить ни ведьмаки, ни элементалисты. А если нельзя уничтожить, значит нужно спрятать, что и предложил сделать король Фрайланда, клятвенно заверив, что никогда не отдаст книгу некромантам. До сегодняшнего дня и он, и его потомки держали обещание, потому как понимали, ЧТО может произойти.
- И Совет позволил ему это сделать? - ужаснулся я, глядя на Данкана.
- В Совете остались только преданные Эдгару люди, - невесело хмыкнул Бертоло. – Почти все, кто выражал сомнения в непричастности ведьмаков, таинственным образом исчезли. А недавно в казематы угодил даже Гурвин – тот полоумный старик-ученый. Боюсь, что следующим буду я.
- С этой сволочью надо кончать, - без каких-либо эмоций бросил Лофт. Он уже не лежал, а сидел на кровати, и Вероника, в буквальном смысле, колдовала над его расшибленным виском.
- Согласен, - кивнул Алфей, поддерживая ведьмака. - Но чуть позже. А вначале, думается мне, следует встретиться с правителем Кальтэрда. Как я понял, его зовут Ждан?
- И что вы ему скажите? – усталым голосом обратился к Мангордо Данкон. - Попросите не заключать союз с Эдгаром? – он криво улыбнулся. – Им это не выгодно.
- Поверьте, Бертоло, мы сможем найти нужные слова! – Алфей пристально посмотрел в глаза Советнику, отчего тот даже поежился, и взгляд этот мне решительно не понравился. – К тому же, - весело добавил призрачный музыкант, - и я, да и принц, думаю, тоже неплохо умеем убеждать. Я прав, Арэн?
- Еще один подобный намек и мы с тобой распрощаемся, - буркнул я недовольно и, увидев улыбающееся лицо барда, скривился. Ну, да вряд ли мы теперь от него отвяжемся, но я не был намерен сдаваться. Сделав вид, что не заметил насмешливого взгляда, я обратился к Советнику. - Вы же куда-то собираетесь, я прав? Не могли бы вы, Данкан, когда будете покидать замок … забрать с собой еще одного человека?
- Разумеется. Карета ждет меня у ворот. Я буду рад вам помочь, но… кого забрать?
- Нашу подругу – госпожу Лэнтвейм, - кивнул я в сторону Вероники, и та мгновенно вспыхнула.
- Что?! Меня?! Размечтался!!! Я никуда без… вас не пойду… - потом, осознав, что такое поведение недостойно благородной леди, тихо добавила. - Да и некуда мне идти.
- Не говори глупости, Ника… Вернешься к родителям - ничего они тебе не сделают…. Не до этого будет… А здесь опасно! Тебе не стоит оставаться.
- Принц, - с убийственно-сладкой улыбочкой пропела графиня, обращаясь ко мне, - позвольте мне самой решать, что делать, а что нет…
По выражению ее лица я понял, что сейчас возражать бессмысленно. С надеждой покосившись на Лофта, я увидел, как тот лишь ухмыльнулся. Ясно. Живая иллюстрация к фразе «я же тебе говорил!». Что ж, похоже, придется смириться с присутствием этой милой леди в своей компании на неопределенный срок.


1 - Притча Авы Ардо "Королева-Пустыня"

© Copyright: Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир, 2012

Регистрационный номер №0075993

от 11 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0075993 выдан для произведения:

Арэн


До места, как и обещал Мангордо, мы добирались около двух часов. Некоторое время шли по дороге, затем миновали довольно крутой овраг, потом, свернув в старый и мрачный лес, долго шли по узенькой тропке, петлявшей между деревьев, которая и вывела нас, наконец, к берегу небольшой речушки. Там, на неширокой дороге, ведущей к мостику через реку, на противоположной стороне которой, по словам Лофта, начинались земли Фрайланда, были видны следы недавнего сражения - истоптанная земля, местами выжженная трава, сломанные копья и окровавленные мечи, несчетное количество стрел, мертвые лошади, множество доспехов, но… ни единого трупа! На наше предположение о разбойниках Лофт и Мангордо слаженно фыркнули, но уточнять причины своего скепсиса не стали. Лишь пристальнее начали всматриваться в чернеющие силуэты деревьев за рекой. Сильно пахло дымом и, присмотревшись внимательнее, благо, Неон и Стрела светила ярко и можно было даже не бояться свернуть себе шею, обо что-нибудь споткнувшись, я заметил около большого валуна на обочине дороги остатки необычного костра – еще дымящиеся, тлеющие головешки довольно толстых бревен, сложенных колодцем, но теперь обвалившихся и торчавших в разные стороны, лишь в самом низу сохранивших первоначальный уклад. Похоже, костер этот был погребальный, но копаться в золе, чтобы подтвердить догадки совсем не хотелось. Вокруг все было подозрительно спокойно. С того самого момента, как мы покинули Магическую столицу, прошло два дня, но нам не встретился ни один патруль, которых в преддверии надвигающейся войны близ границы должно быть достаточно. Стоило, конечно, этому порадоваться, вот только я не мог - ожидание неминуемой пакости после череды везения выматывало нервы.
- Нам туда, - Алфей жестом указал на небольшой лесок, расположенный на невысоком холме за рекой. Внимательно рассматривая окружающее ночное пространство, мы, наконец, достигли края леса, после чего, бард повел нас по узкой тропинке до большого раскидистого дерева. У подножия его светилась тусклым еле заметным светом пентаграмма, высеченная на каменной плите. В вершинах пентаграммы виднелись небольшие черные углубления.
- Кажется… пришли, - задумчиво произнес Алфей и, проплыв сквозь меня, приблизился к порталу.
- А толку нам с него, - хмыкнул Лофт. – Кристаллов у нас нет, как мы перемещаться-то будем?
- Не волнуйся, - мило улыбаясь, успокоил мага Алфей. – Этим порталом совсем недавно пользовались. Чувствуешь, что магия еще осталась?
- Чувствую… - буркнул Лофт.
- Вот и прекрасно. Теперь нужна небольшая подпитка, и мы легко обойдемся без кристаллов. – Алфей наклонился над плитой и занес руки. Свечение пентаграммы усилилось и с каждой секундой становилось все ярче. Внезапно, бард повернулся к магу и позвал, - подойди ближе.
- Что еще? – снова буркнул Лофт, но все же подошел. - Ну?
- Наклонись, - тихо попросил Алфей, и маг наклонился. Бард резко отдернул левую руку от пентаграммы и погрузил ее чуть ли не по локоть в тело мага. Было видно, как магия фиолетовым потоком заструилась сквозь прозрачное тело барда и обрушилась на плиту портала. Тут же, из черных углублений в вершинах вырвались яркие языки пламени, пентаграмма вспыхнула, и в центре ее вырос сероватый вихрь. Алфей убрал руку, и Лофт отшатнулся, рефлекторно прижимая ладони к груди, будто к кровоточащей ране.
- Ты что это? – процедил он сквозь зубы и зло уставился на барда.
- Просто, так намного быстрее, - тот пожал плечами. – Ты же не против?
- Больше так не делай! – медленно и как можно убедительней проговорил маг. – Никогда не делай. – На что Алфей коротко кивнул и улыбнулся своей привычной милой и беззаботной улыбкой.
- А кто же, интересно, перемещался через этот портал? – произнесла Вероника, совершенно, казалось, не обратив никакого внимания на случившийся инцидент. - Может быть, те, кто устроили заварушку на дороге?
- Наверняка, хотя и не обязательно, - весомо заметил Лофт, пнув от досады носком своего щегольского сапога подвернувшуюся ветку. – Но, в любом случае, здесь кто-то был, и явно не один! Главное, мы не знаем где сейчас эти «кто-то», и какие у них могут возникнуть планы относительно нас.
- Ничего страшного, выберемся! - произнес я, отлично понимая, что вся эта проникновенная речь ведьмака должна была удержать меня от тех замыслов, которые, несомненно, крупными буквами были написаны на моем лбу. Увы! Похоже, я чересчур импульсивная натура, ведь никакой нормальный человек, находящийся в здравом уме, не рискнет прыгнуть в довольно сомнительный портал, пусть даже, со слов Алфея, и «совершенно безопасный». Но, как уже успели заметить мои спутники - к числу «нормальных» я не отношусь. Это, безусловно, чревато последствиями разной степени тяжести, причем как для меня, так и для моих попутчиков, вот только без некоторой доли бесшабашности жить становится ужасно скучно.
И все вроде бы ничего, но порой последствия принимают непредсказуемый характер, и для любителя острых ощущений – то бишь для меня – очередная авантюра может оказаться последней. К счастью, сегодняшняя моя проделка к серьезным травмам не привела - выплюнутый воронкой портала, я проехался на животе по полу какой-то комнаты и затормозил головой о ближайший шкаф. Раздался глухой удар, и в глазах у меня тут же замелькали белые огоньки.
- Можно было и не шуметь так, - снисходительно отозвался о моем полете призрачный музыкант, бесшумно проплыв мимо. - Да и не стоило заниматься членовредительством.
- А, может, мне это нравится, - парировал я, с трудом поднимаясь на ноги. Похоже, здоровье моей персоны не волновало никого, кроме Вероники. Она подошла ко мне ближе, помогла встать и поддержала за руку, пока я не пришел в себя.
- Интересно, где это мы? - задумчиво произнес Лофт, осматриваясь – просторная комната, освещенная лишь сиянием двух небесных тел, пробивающимся сквозь раскрытое настежь высокое окно, из которого открывался удивительный пейзаж ночного города. И, если бы не окно, воздух внутри, наверняка, оказался бы спертым и затхлым, из-за обилия разного рода бумаг, свитков, массивных фолиантов и пестрых книг, расставленных на высоких стеллажах вдоль стен. В комнате также располагались столы с множеством колб и баночек, полки, заставленные какими-то порошками и предметами, пропитанными, фонящими магией.
- Похоже, кабинет какого-то мага, - уверенно произнесла Лэнтвейм.
- С чего ты взяла? - удивился маг.
- Кучи хлама и бумаги… похоже на ваш кабинет в Академии, - невинно отозвалась девушка, предусмотрительно отойдя от Лофта на некоторое расстояние.
Как побагровел маг, было видно даже в полумраке. На лице моем непроизвольно появилась улыбка и, дабы не злить приятеля еще больше, я отошел к окну. Набрав полную грудь прохладного ночного воздуха, шумно выдохнул, а потом глянул вниз - высоко. Сорвешься - косточек не соберут. Не желая испытывать судьбу, я уже хотел было отойти, но тут мое внимание привлек огонек, вспыхнувший на балконе этажом ниже. Похоже, что кто-то зажег лампу, и в ее довольно тусклом свете, был виден человек. В голове всплыли смутные образы, а потом я, совершенно неожиданно для самого себя, окликнул этого человека:
- Господин Данкан! Советник!
Мужчина резко поднял голову вверх и несколько секунд пытался найти меня взглядом, а когда это не удалось, потушил тусклый огонек и скрылся в темноте комнаты.
- Чего разорался!? Хочешь, чтобы сюда стражники примчались? - возмущенно прошипел Лофт, но я его уже не слышал. Метнувшись к двери, распахнул ее настежь и выбежал в коридор, бросив уже на бегу:
- Это был Бертоло. Я знаю, где его найти.
... и бросился к лестнице. Двери, ступеньки, снова двери… Перед глазами на фоне проносящихся мимо окон, перил, гобеленов, мелькали с огромной скоростью отрывки воспоминаний разной степени давности. Смутные, нечеткие, выцветшие, словно картины, пролежавшие на солнце, но воспоминания! Я был в этом уверен! Я почти физически ощущал, как рушится барьер в памяти и потому совершенно не обращал внимания на окружающее пространство. На удивление, а для меня – к счастью, по дороге мне не встретилось ни одного стражника.
- Точно здесь? - хмуро бросил Лофт, когда я остановился у высокой массивной деревянной двери, обитой тонкими полосами кованого железа. В ответ я лишь коротко кивнул. Маг дернул ручку – дверь оказалась незаперта – и первым ворвался в комнату. Тут же послышался кокой-то неясный шум и приглушенное шипение вперемешку с отборной бранью Лофта. Я рванул вперед и, едва оказавшись внутри, тут же понял, что ведьмака надо спасать. Он лежал на полу, обхватив ушибленную голову руками, а над ним, с тяжелой, даже на вид, мраморной статуэткой в руках навис Советник моего покойного отца.
- Данкан! Данкан, успокойтесь! Это я! Арэн! - загораживая собой невезучего мага, произнес я успокаивающим тоном. - Этот молодой человек со мной. Прошу, выслушайте нас!
- Принц? - удивленно выдохнул Бертоло и едва не сел мимо стула, стоящего сзади. - Мы считали, что… Как вы здесь оказались?
- Долгая история, - ответил вместо меня Мангордо, просочившись сквозь дверь, которую предусмотрительная Вероника уже успела закрыть. В полутьме комнаты, освещаемой лишь тускловатой лампой, он был похож на человека. - Арэна нашли на берегу Белой реки в Олдвиче, не помнящим даже собственного имени. На его сознании стояло заклинание, блокирующее воспоминания. Когда это выяснилось, парня отправили в Мидлтон. Там он познакомился с мастером Лофтом, - небрежный кивок в сторону мага, который разлегся на кровати Советника без всякого на то разрешения. - А потом со мной и леди Лэнтвейм. Поразмыслив над случившимся и сопоставив имеющиеся факты, мы пришли к выводу, что Арэн является ни кем иным, как принцем Фрайланда, а когда встал вопрос «что же делать дальше?» решили, что вы, как человек, владеющий наиболее полной информацией, способны подсказать выход из сложившейся ситуации. Именно поэтому мы здесь.
Речь Мангордо была емкой, хоть и краткой, но Данкан, казалось, его вовсе не слушал. Он смотрел куда-то сквозь призрачного музыканта - то ли на меня, то ли на Лофта, - но как только бард замолчал, буквально выстрелил вопросом:
- Вы призрак?
На лице Советника не проявилось ни страха, ни даже опаски – один лишь интерес.
Алфей поморщился.
- Поверьте, это долгая и скучная история. Вам не понравится.
Данкан спорить не стал. Он молча пожал плечами, потом встал, подошел к тумбе, стоящей у кровати, вытащил оттуда какой-то сверток и засунул его в валяющуюся прямо на полу дорожную сумку. Вообще, в комнате царил легкий беспорядок, словно ее хозяин впопыхах собирал вещи, намериваясь съезжать…
Я вдруг подумал, что мы ведь не знаем точно, чью сторону в этой войне принял тихий Советник. Никаких поводов считать его «верным» человеком у нас не было, кроме слов Алфея, разумеется, но… Я почему-то был уверен, что пожалеть нам не придется. Вряд ли отец так приблизил бы к себе ненадежного человека, того, кому он не смог бы доверить самое дорогое…
Отец… Я все еще не мог вспомнить его лица, хотя внутренне чувствовал, как рушится проклятая стена, сдерживающая воспоминания. И пришло само собой странное осознание того, что я ведь, на самом деле, не ощущаю ни боли, ни страдания из-за смерти близкого человека. На их месте присутствовали лишь досада и раздражение… Наверняка, у нас были не самые теплые отношения с отцом… А вот с Бертоло, похоже, напротив…


Свет. У Данкана почти всегда было светло. Работал он до поздней ночи и просыпался рано. Что поделать - такова работа Советника. Вольно или невольно приходится взваливать на свои плечи немалую часть забот короля.
- Ну, когда ты закончишь? – в который раз прохныкал симпатичный черноволосый мальчик лет восьми, сидевший на широкой кровати в обнимку с толстой книгой в пестрой обложке. - Он опять на тебя все свалил? Да? Ты скажи, я с ним поговорю - он поймет.
Советник, сидящий за рабочим столом, оторвал взгляд от кипы бумаг, с улыбкой посмотрел на малолетнего принца. Только здесь и только с ним Арэн позволял себе эмоции: мог плакать и смеяться, капризничать и злиться. Чуть ли не с рождения его готовили к тому, что он - будущий король Фрайланда, а королю не годится слишком ярко проявлять чувства, иметь привязанности или какие бы то ни было отношения, выходящие за рамки великосветских расшаркиваний. Лицемерие, двуличие, высокомерие - именно этими качествами обладало большинство придворных, что не могло не сказаться на характере наследника. Он и рос таким - скрытным, малообщительным, понемногу привыкающим к тому, что подвоха и подножки следует ждать за каждым углом.
Масло в огонь подливал и сам Лекрион своим безразличием к жизни собственного сына. Советник боялся, что мальчик станет похожим на своего прадеда - Уэльса IV - умного, дальновидного, хитрого, но очень жестокого правителя.
К счастью, пока Арэн был лишь ребенком, и что-то в нем еще можно было попытаться изменить.
- Почему же сразу свалил? - обронил Бертоло, подсаживаясь к младшему Гроссаро. – Это честь для меня – помогать вашему отцу и советом, и делом. Я сам на это согласился.
- Но ведь не обязан был! - чуть повысил голос мальчуган - Ты соглашаешься, а он и рад!
- А вы что сейчас собираетесь сделать? - кивнул Данкон на книгу, про себя отметив это «он» - ни отец, ни батюшка, ни даже Лекрион - пустое безликое местоимение. Похоже, сын платил родителю той же монетой.
- Тебе ведь это нравится больше, чем все эти бумажки, - состроив хитрую мордашку, улыбнулся Арэн. Бертоло понимал, что его покупают очень дешево, но ничего поделать не мог - ежевечернее чтение притч и сказок древнего мудреца-словотворца стало практически традицией, которая приходилась по душе не только мальчишке, но и самому Советнику. Разумеется, наследник и сам был в состоянии прочесть всю книгу от корки до корки, но так ведь было гораздо интересней и приятнее…
- Природа – это огромный источник неиссякаемой энергии и Света. Мы ее дети, а она – Великая Мать, давшая жизнь всему. Лишь тот, кто научился с ней ладить и понимать всю глубину ее мудрости, живёт в гармонии с собой. Я говорю это не просто так. Я сам в этом убедился. Жизнь тогда жизнь, когда мы за нее цепляемся и верим в спасение… - наполнил комнату привычный мягкий голос. Арэн заерзал, устраиваясь поудобнее и приготовился слушать, ведь никогда не бывали эти притчи скучными и пустыми…
- «Горячие пески, палящее солнце и неотвратимая гибель, вот что ждало Путника, идущего через пустыню. Ни капли воды, ни крошки еды, ни искры надежды. Смерть — она была во всем: в каждой песчинке, в каждом раскаленном луче и в этом далеком, и теперь совершенно бесполезном небе. – Начал Данкан очередную притчу. - Смирившись со своей участью, Путник упал на горячий песок. Это был конец пути. Но в это мгновение перед Путником явилась удивительной красоты женщина. Она стояла перед ним величественная и нагая, лишь драгоценные камни украшали ее золотую кожу, а в ее белые волосы была вплетена алая лента. «Кто ты?» — непослушными губами вымолвил Путник. «Королева-Пустыня, — ответила красавица. — Дай мне свою руку, я спасу тебя». Из последних сил Путник поднялся на ноги и, взяв Королеву-Пустыню за руку, отправился к своему неожиданному спасению. И впереди он увидел оазис. Здесь было все: фруктовые деревья, реки с прозрачной водой, здесь был островок жизни среди неотвратимой смерти бескрайних песков. «Живи здесь, — сказала Королева-Пустыня Путнику. - Все в этом оазисе для тебя. Все твое. Живи, но помни одно: никогда не сомневайся в том, что все это существует. Сомнение твое погубит оазис, а вместе с оазисом и тебя, ибо тут же окажешься ты среди раскаленных песков мертвой пустыни». И Королева исчезла. И долго не мог поверить Путник в такое чудесное спасение. И каждый новый день он благодарил свою величественную гостью за подаренную жизнь. Но однажды, взглянув на никогда не увядающие деревья оазиса, на вечно спелые плоды на их ветвях, Путник неожиданно подумал, что все это могло быть просто миражом. «Ведь чудес не бывает, — подумал Путник. — А мираж в пустыне — привычное дело». И в этом момент, как и предупреждала Королева, оазис исчез. И Путник вновь оказался среди мертвых, горячих песков. И в этот раз, падая в бессилии на песок, Путник думал об одном: почему же в существовании оазиса он засомневался, а в существовании пустыни он не сомневался никогда…»  1
Когда Советник дочитал последние строки, принц, глядя на него сонными глазами спросил тихо:
- А как же путник? Что с ним стало? Он погиб?
- Он превратился в песок и навсегда остался с Королевой-Пустыней. А теперь, принц Арэн, засыпайте, и приятных вам снов!
Мальчик сладко зевнул и, повернувшись на бок, тихонько засопел, а Данкан, аккуратно закрыв мудрую книгу, возвратился к своей работе и теплая, задумчивая улыбка еще долго не сходила с его лица.


- Боюсь, что мне нечем вам помочь, - вздохнул Данкан, выдернув меня из пелены воспоминаний. - Вы, наверняка, в курсе того, кто встал во главе Фрайланда?
- Эта погань – Эдгар, - процедил сквозь зубы Лофт, все еще держась за голову. - Мы думаем, что именно он замешан в убийстве Лекриона и потери памяти у Арэна. Как именно, не знаем, но других предположений нет.
- А и не надо. Я абсолютно уверен, что это дело рук Эдгара. Он давно мечтал сесть на трон и, как только подвернулась удобная ситуация, воплотил свой замысел в жизнь. По донесениям некоторых верных мне людей из Тайной Канцелярии, наш новый король готовится заключить союз с Кальтэрдом, и, в обмен на Дневник Родислава, потребовать помощи в войне с Олдвичем, при возникновении таковой. Думаю, некроманты не смогут отказаться. Говорят, Ждан готов даже некоторые свои территории пожертвовать, ради того, чтобы заполучить эту книжицу.
- А что это за Родислав такой? - поинтересовался я, увидев, как разом помрачнели мои спутники.
- Это был великий маг, - выдавила из себя Вероника - Некромант. Более трехсот лет назад случилась война - очень страшная война, и начал ее именно он – Верховный королевский маг. Ему открылось ужасное и могущественное заклинание, благодаря которому он смог призвать демонов Хели. Тогда некромантов удалось победить лишь объединенными силами трех королевств - Олдвича, Фрайланда и Остендорта. По легенде, последнее перестало существовать именно после той победы. А от Родислава остался Дневник - толстый и невзрачный на вид томик, где заклинание это хранится до сих пор. И не смогли этот Дневник уничтожить ни ведьмаки, ни элементалисты. А если нельзя уничтожить, значит нужно спрятать, что и предложил сделать король Фрайланда, клятвенно заверив, что никогда не отдаст книгу некромантам. До сегодняшнего дня и он, и его потомки держали обещание, потому как понимали, ЧТО может произойти.
- И Совет позволил ему это сделать? - ужаснулся я, глядя на Данкана.
- В Совете остались только преданные Эдгару люди, - невесело хмыкнул Бертоло. – Почти все, кто выражал сомнения в непричастности ведьмаков, таинственным образом исчезли. А недавно в казематы угодил даже Гурвин – тот полоумный старик-ученый. Боюсь, что следующим буду я.
- С этой сволочью надо кончать, - без каких-либо эмоций бросил Лофт. Он уже не лежал, а сидел на кровати, и Вероника, в буквальном смысле, колдовала над его расшибленным виском.
- Согласен, - кивнул Алфей, поддерживая ведьмака. - Но чуть позже. А вначале, думается мне, следует встретиться с правителем Кальтэрда. Как я понял, его зовут Ждан?
- И что вы ему скажите? – усталым голосом обратился к Мангордо Данкон. - Попросите не заключать союз с Эдгаром? – он криво улыбнулся. – Им это не выгодно.
- Поверьте, Бертоло, мы сможем найти нужные слова! – Алфей пристально посмотрел в глаза Советнику, отчего тот даже поежился, и взгляд этот мне решительно не понравился. – К тому же, - весело добавил призрачный музыкант, - и я, да и принц, думаю, тоже неплохо умеем убеждать. Я прав, Арэн?
- Еще один подобный намек и мы с тобой распрощаемся, - буркнул я недовольно и, увидев улыбающееся лицо барда, скривился. Ну, да вряд ли мы теперь от него отвяжемся, но я не был намерен сдаваться. Сделав вид, что не заметил насмешливого взгляда, я обратился к Советнику. - Вы же куда-то собираетесь, я прав? Не могли бы вы, Данкан, когда будете покидать замок … забрать с собой еще одного человека?
- Разумеется. Карета ждет меня у ворот. Я буду рад вам помочь, но… кого забрать?
- Нашу подругу – госпожу Лэнтвейм, - кивнул я в сторону Вероники, и та мгновенно вспыхнула.
- Что?! Меня?! Размечтался!!! Я никуда без… вас не пойду… - потом, осознав, что такое поведение недостойно благородной леди, тихо добавила. - Да и некуда мне идти.
- Не говори глупости, Ника… Вернешься к родителям - ничего они тебе не сделают…. Не до этого будет… А здесь опасно! Тебе не стоит оставаться.
- Принц, - с убийственно-сладкой улыбочкой пропела графиня, обращаясь ко мне, - позвольте мне самой решать, что делать, а что нет…
По выражению ее лица я понял, что сейчас возражать бессмысленно. С надеждой покосившись на Лофта, я увидел, как тот лишь ухмыльнулся. Ясно. Живая иллюстрация к фразе «я же тебе говорил!». Что ж, похоже, придется смириться с присутствием этой милой леди в своей компании на неопределенный срок.


1 - Притча Авы Ардо "Королева-Пустыня"

Рейтинг: +3 184 просмотра
Комментарии (5)
0 # 11 сентября 2012 в 18:21 +1
super 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Анна Магасумова # 11 сентября 2012 в 23:09 +2
apl Очень понравились детские воспоминания принца Арэна и притча о "Королеве-Пустыни". v
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 11 сентября 2012 в 23:43 0
Спасибо Аве, что она разрешила нам включить свою притчу в роман! Она большая молодец, и все ее притчи, легенды, сказки с очень глубоким смыслом!
Александр Нагорный # 12 сентября 2012 в 13:49 +1
) Замечательно))
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 12 сентября 2012 в 16:25 0
Спасибо=)