ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 10-4

 

Часть 1. Закулисные интриги. Ставки сделаны. Глава 10-4

Вода в речке по обе стороны от моста вдруг стала пузыриться. Сотник отпрянул и попятился назад к товарищам. Над бурлящей водой, как пар над походным котелком, когда Дин готовил свои похлебки, начал подниматься плотной стеной густой туман. Дин, бубня невнятные ругательства, выставил вперед копье. Рыжие братья и сотник, продолжая пятиться назад, рванули из ножен мечи. Мартин оглянулся на мага. Тот уже сжимал в правой руке рукоять клинка, а на левой ладони его пульсировала огненная сфера. Туманное облако все выше и выше поднималось над водой, словно вырастая из нее, и под шум бурлящей воды и слабый гул чего-то скрытого от человеческих глаз, продолжало увеличиваться в размерах. В какой-то момент все стихло, и облако, оторвавшись от поверхности воды, медленно двинулось в сторону воинов.
«Неужели опять?» - подумал Мартин, доставая из ножен меч. Воины, словно по команде, встали в круг спина к спине, ощетинившись выставленным перед собой оружием. Призрачное облако разом окутало их, но… ничего не произошло. Ровным счетом ничего! Туман был самым обычным – густая невесомая масса, сырая, влажная, заставляющая делать глубокие вдохи и при взгляде сквозь которую очертания предметов становятся размытыми. Вот только возник он как-то неправильно.
Тем временем, облако, оставив воинов в напряженном ожидании, продолжило свое медленное движение в сторону места недавнего сражения. Мартин же про себя отметил, что ветер дул совершенно в противоположную сторону. Воины выстроились в линию, обратив лица к загадочному туману. Облако вдруг остановилось над телами погибших фрайландцев, заполонив весь злосчастный отрезок дороги. «Ну же, ну… - мысли пульсировали в голове Мартина, пытаясь войти в ритм с бешеными ударами сердца. Он ждал. Чего? Что из тумана сейчас начнут выходить ожившие трупы погибших воинов, а, может, и новые силы фрайландцев, отряды магов начнут метать в них огненные шары, или же выползут им навстречу кошмарные твари, вроде гершина, и заклацают своими огромными клешнями… Он вглядывался в рваное туманное облако, и его фантазия, подстегнутая гнетущим ожиданием, рисовала в непроницаемой серой пелене ужасные картины. – Ну же, ну!»
Облако растеклось, расстелилось по дороге и застыло. Через несколько секунд воины увидели, как серая густая масса начала розоветь. Раздался негромкий треск, и из тумана вверх к облакам взметнулись несколько кривых красных молний. Туман стал медленно рассеиваться, открывая взглядам удивленных воинов знакомый невеселый пейзаж – грязная дорога, трупы и лужи крови. Казалось, ничего не изменилось. Воины громко выдохнули и зачехлили оружие.
- Проклятые элементалисты, - буркнул Дин и, наклонив голову, сплюнул. – Тьфу! Демоны им в… - вдруг он запнулся на полуслове, не успев досказать, куда именно он послал бы демонов южным соседям, и удивленными широко открытыми глазами уставился на тело фрайландца, лежавшее в нескольких шагах от него. Только был это уже не совсем фрайландец… точнее даже – совсем НЕ фрайландец. – Смотрите! – крикнул он, указывая пальцем в сторону мертвого воина. Товарищи резко обернулись на выкрик.
- Чего там?
- Смотрите! – теперь уже полушепотом повторил здоровяк. Перед ними, распластавшись на грязной земле в луже собственной крови, лежал, облаченный в серый нагрудный панцирь, самый, что ни на есть, настоящий… эльф – прекрасно сложенный, подтянутый, он держался ладонями с тонкими изящными пальцами за рану в боку, оказавшуюся для него смертельной.
Мартин оглядел дорогу – все остальные тела преобразились подобным образом, и теперь поле недавнего боя было покрыто трупами эльфов, тех самых из сказок и легенд, которые рассказывали ему, и еще тысячам мальчишек по всей Маакере. Хасс подошел ближе и наклонился над телом – остроухий, белобрысый эльф смотрел на мага остекленевшими, но по-прежнему ярко-зелеными глазами. Сомнений быть не могло. «Это что же получается, мы с эльфами сражались? А как же тогда?.. Снова магия! Чужая магия скрыла от нас истинные лица напавших! Но зачем? Хотя, нет, «зачем?» как раз понятно, но вот почему заклятье спало именно сейчас?» Мартин услышал, как маг, ощупывая лицо и уши мертвого эльфа, что-то негромко забубнил себе под нос, что-то вроде «он был прав…» и «я, дурак, не поверил…». Вдруг он резким движением выпрямился и отскочил назад. Тело эльфа начало в буквальном смысле таять – прямо на глазах изумленных воинов оно становилось прозрачным, будто растворяясь в воздухе, подобно недавнему чудесному туману, и уже через несколько секунд на земле остались одни лишь доспехи и одежда. Даже лужа крови испарилась. Мартин огляделся – ни одного трупа нападавших не осталось, исчезли все!
Хасс задумчиво почесал затылок.
- Ладно, сотник, я с тобой. Похоже, здесь все не так просто, как мы думаем… Что ж, попробуем разобраться, раз уж нас первых ЭТО коснулось.
- Разобраться, - хмыкнул Ульрих. – Не нашего это ума дело разбираться. Мы кто? Мы – солдаты! Всего лишь сол-да-ты!
Дарион покосился на стрелка, но ничего не ответил. Потом он повернулся к магу.
- Хорошо. Значит, пойдем вчетвером. А Мартин, Дин и Ульрих пусть возвращаются в форт и доставят послание. Гарет… - он кивнул рыжему воину, и тот полез доставать свиток из-за пазухи. Вдруг Дин выпрямился и, опираясь одной рукой на свое копье, другой деловито подбоченился.
- Почему это вчетвером? – пробасил он. – Я тоже с вами!
Дарион устало поднял глаза вверх и покачал головой.
- Ну, ты-то куда с такой раной? Нет, решено, возвращайся в форт и без разговоров!
- А что рана? – взвился здоровяк. – Кому она мешает? Вот мне она не мешает! Я и бегать могу и вообще. – Он опустил копье на землю и демонстративно, быстрым шагом заковылял прочь от товарищей, кривясь и стискивая крепче зубы каждый раз, когда становился на раненную ногу. Пройдя с десяток шагов, он вернулся обратно.
- Ну, вот, видите, все же в порядке! – сказал он самым бодрым голосом, на какой был способен. Было заметно, что кровавое пятно на его повязке значительно увеличилось в размерах после этой «пробежки».
- Дин… - сотник внимательно посмотрел в глаза здоровяку, но тот не унимался.
- Да, я с вами пойду! Пусть магичек назад едет, зеленый он еще для таких дел, - Дин оглянулся на Мартина и ухмыльнулся, - и Ульриха с собой заберет, а то совсем струсил наш герой-стрелок!
«Это я значит зеленый, - зло подумал Мартин. И хотя, по сути Дин был прав – Мартин провел в стенах форта всего-то чуть больше недели, но ведь и пережить ему за это время пришлось не мало, да и сказано это было таким обидным тоном. – А кто ж тебе, дубина, шкуру-то спас?»
Похоже, что на слова здоровяка обиделся не один Мартин. Ульрих, раздувая щеки от негодования, всплеснул руками.
- Это я струсил? – выкрикнул он. Глаза его сузились, а лоб покрылся мелкими морщинами. – Да ты… да я…
- Точно струсил! – с веселым смешком повторил Дин и, повернувшись к Дариону, быстро подмигнул, мол, уболтаем сейчас стрелка нашего, однако сотник следил за происходящим совершенно равнодушно, чего нельзя было сказать о Хассе. Маг хитро прищурился и задумчиво почесал макушку. Между тем стрелок, не унимался и, эмоционально жестикулируя, доказывал, что Дин дурак, а он, Ульрих, вовсе-то и не струсил, на что здоровяк только весело хихикал и отпускал довольно глупые шуточки, которые, тем не менее, казалось, возымели должный эффект.
- А кто задницу твою все время прикрывает, а?
- Ты, что ли? – расхохотался Дин.
- А то кто же! – как можно более язвительным тоном проговорил Ульрих и обратился к сотнику. – Ладно, я с вами пойду, а то этот дурень опять вляпается куда-нибудь. Струсил я, значит… Ха! Просто… - при этом Дин покосился на Дариона и довольно улыбнулся, мол, ну, что я говорил.
- Против того, чтобы Ульрих отправился с нами, я ничего не имею, но вот ты, Дин…
- Да, что я? – снова взвился здоровяк. – Говорю же…
- Послушай, Дарион, давай отойдем, сказать тебе хочу кое-что, - вкрадчивым голосом обратился к сотнику Хасс. Сотник удивленно покосился на мага, но согласился, и они отошли от товарищей на десяток шагов ближе к речке. Рядом с Мартином Дин и Ульрих продолжали спорить, только здоровяк уже не подшучивал, а отвечал зло и резко. Рыжие братья, пока суд да дело, возились с лошадьми у мостика. Сам же Мартин следил за тем, как Хасс, скрестив руки на груди и наклонив голову вперед, что-то объяснял Дариону, на что тот коротко кивал. Потом маг, слегка развернувшись, указал рукой в сторону места сражения. После этого сотник нахмурился, и какое-то время они стояли молча. Потом он снова кивнул, и они пошли обратно.
- Слушай, Мартин, - подойдя ближе, обратился к парню Дарион, - а ты бы хотел пойти с нами за монстаром Бийоном?
Признаться, Мартин ожидал подобного вопроса, потому как до этого момента никто не интересовался ни его мнением, ни его желаниями. Похоже, пришло время делать выбор, и он задумался. Выходило так, что оба человека, мнение которых для него в этот период жизни имело значение, к которым он прислушивался – Дарион и Хасс – были за то, чтобы спасти посла. Значит, предприятие было не таким уж и безнадежным. Рискованным, опасным, но не безнадежным, иначе бы сотник и маг на него не решились. Имеет ли он, Мартин, право отказаться? Безусловно, имеет! Но вот нужно ли отказываться? Если Дарион и Хасс предлагают ему встать рядом с собой, значит, он не такой уж плохой воин, значит, стоит он хоть чего-то в этой жизни.
- Да, я с вами.
- Значит, магичек пойдет, а я нет?! – буквально заревел Дин. Ульрих схватил его за руку, но тот вырвался. – Да как же это называется-то, а?
- Ты ранен, а он нет! – спокойно ответил Дарион. – К тому же сегодня Мартин не меньше твоего фрайландцев… - он запнулся, вспомнив, с кем на самом деле им пришлось сражаться всего пару часов назад, - эльфов положил, так что…
- Так это ж все его треклятая магия… да если б…
- Давай без «если»!
Мартин же вспомнил, как сражался Дин. Похож он был тогда на свирепого дикого быка, отбивающегося от своры голодных собак. И если б не ранение, неприятели понесли бы потери куда более значительные. Как ни крути, но этот дуболом воином был отменным, и пока он багровея от негодования пререкался с сотником, Мартин тихонько подошел к магу и, взяв того за плечо, шепнул на ухо.
- Послушай, а ты мог бы вылечить рану Дина? Ну, ты ведь Теодору тогда пытался…
Хасс наклонился и также тихо шепнул:
- Мог бы. А нужно?
Конечно же, отношения у Мартина с Дином оставляли желать лучшего, но ведь без него им может прийтись очень туго…
- Нужно… - шепнул Мартин и, помедлив, повторил. - Нужно!
Хасс утвердительно кивнул.
- … а если я в форт не поеду, а с вами пойду, что ты меня, убьешь, что ли? – продолжал твердить Дин.
- Да послушай, что ты несешь? – сплеснул руками сотник. – Да ты ведь…
- А если я вылечу рану господина Дунстора, он сможет отправиться с нами в это опасное путешествие? - нарочито торжественным тоном проговорил маг, прерывая перебранку товарищей. Воины с удивленными лицами повернулись в его сторону. Дарион пожал плечами.
- Ну, если сможешь…
Дин же, все еще возбужденный от разговора с сотником снова заревел:
- Меня? Лечить? Магией? Да никогда в жизни! – он отвернулся и громко засопел.
- Ну, знаешь, - теперь уже сотник повысил голос. Похоже, ему этот цирк уже порядком надоел. – Если не хочешь так, значит заткнись и езжай в форт! Гарет отдаст тебе послание. – Он развернулся и направился к мостику, где братья занимались лошадьми.
- Ладно, - процедил здоровяк сквозь зубы, - но только чтоб без штучек там разных! – Он состроил страшную гримасу, но Хасс только улыбнулся.
- Конечно-конечно, никаких штучек!
Ульрих, взяв приятеля под руку, подвел и усадил его на мостик, а потом развязал красную и липкую от крови повязку. Хасс наклонился и, растерев ладони, занес их над раной, которая все еще кровоточила. Буркнув невнятные слова заклинания, он закрыл глаза, и Мартин увидел, как под его ладонями появилось бледное голубоватое свечение. Дин скривился и отвернулся – то ли лечение было не совсем безболезненным, то ли ему действительно настолько была неприятна магия в любом ее проявлении. Но как бы Дин не относился к магии, похоже, что целительство Хассу удавалось не хуже, чем создание огненных сфер. Кровотечение остановилась, и рана постепенно стала покрываться черной коркой. Наконец, маг открыл глаза и, выпрямившись, протер их слегка дрожащими ладонями.
- Я не стал доводить до рубца, - сказал он медленно, - через пару дней совсем заживет. Но перевязать все равно нужно. Ну, как? – он кивнул Дину. Тот сидел, ощупывая рану.
- Не знаю, - буркнул он и поднялся, слегка опершись на вылеченную ногу. Болевых ощущений не было, и он оперся сильнее, перенеся на нее большую часть массы тела, а потом и вовсе, по-детски поджав вторую ногу, пару раз подпрыгнул. Похоже, действительно все было в порядке.
Дарион снова оглядел товарищей. Получалось так, что все они теперь были здоровы, и все согласились помочь ему спасти монстара Бийона. С одной стороны, это было просто замечательно и означало, что он командир достойный, раз уж солдаты, не боясь последствий, поддержали его и согласились на опасное предприятие, но с другой стороны, кому-то ведь нужно вернуться в форт, доставить послание и рассказать о случившемся. И теперь перед ним встал вопрос выбора, и далее медлить было просто недопустимо.
У мостика Гарет и Гатт седлали лошадей, Дин, отобрав у стрелка оставшиеся лоскутки ткани, перевязывал свою рану, как всегда что-то ворча себе под нос. Мартин и Хасс в сторонке о чем-то негромко разговаривали. Так кого же? Сотник вздохнул и покачал головой.
- Гарет, Гатт, - позвал он, наконец, рыжих братьев. – Послушайте, я благодарен вам за то, что вы готовы отправиться со мной, но… - Дарион развел руками, - у нас на руках послание, и не мне вам объяснять насколько оно важно. Мы не можем сделать так, чтобы оно само добралось до форта. Верно? – он покосился на подошедшего ближе мага. Тот утвердительно кивнул. – И не можем сделать так, чтобы его отвезла лошадь, да еще и рассказала обо всем сама, - и он снова вопросительно посмотрел на Хасса. Маг с негодованием развел руками.
- Да, что ж я вам, заклинатель животных, что ли?
- Вот, - продолжил сотник, - значит, кому-то из нас все же придется вернуться в форт. И я прошу это сделать вас с братом.
- Но, Дарион, мы же… - раздосадовано произнес Гарет и подался вперед, но сотник жестом остановил его.
- Знаю, знаю все, что вы хотите сказать, и я вам благодарен за это. Я не могу вам приказывать, однако прошу.
- Но… - снова начал было Гарет, но брат положил ему руку на плечо, и парень замолчал. За эти пару часов, оказавшиеся для большинства из воинов куда более тяжелыми, чем весь поход и случившееся сражение, было сказано много слов. Гатт посмотрел в глаза сотнику и все понял. Дальше говорить было не о чем.
- Хорошо, мы это сделаем, - ответил он за себя и за брата. – Но что сказать о вас Торвальду? Где вы и когда вернетесь?
- Скажите, что мы… - медленно произнес сотник и задумался. – Нет, ничего не говорите, не знаете, мол, и все. Я вас послал вперед, а когда остальные вернуться не сказал. Так будет лучше.
Братья кивнули и взобрались на жеребцов. Лошадку решено было тоже забрать с собой в форт – Хасс сказал, что в их путешествии она не понадобится.
- И еще, возьмите вот это, - Дарион протянул Гатту пять медальонов, из которых четыре были из белого металла с изображениями призрачных животных, и один желтый с выведенным черным кругом внутри. – Отдайте их коменданту Торвальду, он знает, что с ними делать.
Рыжеволосый парень кивнул, взял медальоны и сунул их за пазуху.
- Храни вас Великий Молот, - сказал он негромко.
- И береги вас Милосердная Сур, - также негромко ответил Дарион, потом, с силой ударив жеребца Гатта ладонью по крупу, закричал. – А теперь быстрее! Быстрее! Вперед! – жеребец заржал, и братья галопом поскакали по дороге на северо-запад обратно к форту, а ближе к вечеру, когда Великий Яр готовился скрыться за горизонтом, на берегу реки полыхнул огромный погребальный костер, и любой фрайландский патруль, случись он обходить в это время приграничные территории, увидел бы пять сероватых фигур, быстро удаляющихся вниз по течению Межевой речки.

© Copyright: Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир, 2012

Регистрационный номер №0075810

от 10 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0075810 выдан для произведения:

Вода в речке по обе стороны от моста вдруг стала пузыриться. Сотник отпрянул и попятился назад к товарищам. Над бурлящей водой, как пар над походным котелком, когда Дин готовил свои похлебки, начал подниматься плотной стеной густой туман. Дин, бубня невнятные ругательства, выставил вперед копье. Рыжие братья и сотник, продолжая пятиться назад, рванули из ножен мечи. Мартин оглянулся на мага. Тот уже сжимал в правой руке рукоять клинка, а на левой ладони его пульсировала огненная сфера. Туманное облако все выше и выше поднималось над водой, словно вырастая из нее, и под шум бурлящей воды и слабый гул чего-то скрытого от человеческих глаз, продолжало увеличиваться в размерах. В какой-то момент все стихло, и облако, оторвавшись от поверхности воды, медленно двинулось в сторону воинов.
«Неужели опять?» - подумал Мартин, доставая из ножен меч. Воины, словно по команде, встали в круг спина к спине, ощетинившись выставленным перед собой оружием. Призрачное облако разом окутало их, но… ничего не произошло. Ровным счетом ничего! Туман был самым обычным – густая невесомая масса, сырая, влажная, заставляющая делать глубокие вдохи и при взгляде сквозь которую очертания предметов становятся размытыми. Вот только возник он как-то неправильно.
Тем временем, облако, оставив воинов в напряженном ожидании, продолжило свое медленное движение в сторону места недавнего сражения. Мартин же про себя отметил, что ветер дул совершенно в противоположную сторону. Воины выстроились в линию, обратив лица к загадочному туману. Облако вдруг остановилось над телами погибших фрайландцев, заполонив весь злосчастный отрезок дороги. «Ну же, ну… - мысли пульсировали в голове Мартина, пытаясь войти в ритм с бешеными ударами сердца. Он ждал. Чего? Что из тумана сейчас начнут выходить ожившие трупы погибших воинов, а, может, и новые силы фрайландцев, отряды магов начнут метать в них огненные шары, или же выползут им навстречу кошмарные твари, вроде гершина, и заклацают своими огромными клешнями… Он вглядывался в рваное туманное облако, и его фантазия, подстегнутая гнетущим ожиданием, рисовала в непроницаемой серой пелене ужасные картины. – Ну же, ну!»
Облако растеклось, расстелилось по дороге и застыло. Через несколько секунд воины увидели, как серая густая масса начала розоветь. Раздался негромкий треск, и из тумана вверх к облакам взметнулись несколько кривых красных молний. Туман стал медленно рассеиваться, открывая взглядам удивленных воинов знакомый невеселый пейзаж – грязная дорога, трупы и лужи крови. Казалось, ничего не изменилось. Воины громко выдохнули и зачехлили оружие.
- Проклятые элементалисты, - буркнул Дин и, наклонив голову, сплюнул. – Тьфу! Демоны им в… - вдруг он запнулся на полуслове, не успев досказать, куда именно он послал бы демонов южным соседям, и удивленными широко открытыми глазами уставился на тело фрайландца, лежавшее в нескольких шагах от него. Только был это уже не совсем фрайландец… точнее даже – совсем НЕ фрайландец. – Смотрите! – крикнул он, указывая пальцем в сторону мертвого воина. Товарищи резко обернулись на выкрик.
- Чего там?
- Смотрите! – теперь уже полушепотом повторил здоровяк. Перед ними, распластавшись на грязной земле в луже собственной крови, лежал, облаченный в серый нагрудный панцирь, самый, что ни на есть, настоящий… эльф – прекрасно сложенный, подтянутый, он держался ладонями с тонкими изящными пальцами за рану в боку, оказавшуюся для него смертельной.
Мартин оглядел дорогу – все остальные тела преобразились подобным образом, и теперь поле недавнего боя было покрыто трупами эльфов, тех самых из сказок и легенд, которые рассказывали ему, и еще тысячам мальчишек по всей Маакере. Хасс подошел ближе и наклонился над телом – остроухий, белобрысый эльф смотрел на мага остекленевшими, но по-прежнему ярко-зелеными глазами. Сомнений быть не могло. «Это что же получается, мы с эльфами сражались? А как же тогда?.. Снова магия! Чужая магия скрыла от нас истинные лица напавших! Но зачем? Хотя, нет, «зачем?» как раз понятно, но вот почему заклятье спало именно сейчас?» Мартин услышал, как маг, ощупывая лицо и уши мертвого эльфа, что-то негромко забубнил себе под нос, что-то вроде «он был прав…» и «я, дурак, не поверил…». Вдруг он резким движением выпрямился и отскочил назад. Тело эльфа начало в буквальном смысле таять – прямо на глазах изумленных воинов оно становилось прозрачным, будто растворяясь в воздухе, подобно недавнему чудесному туману, и уже через несколько секунд на земле остались одни лишь доспехи и одежда. Даже лужа крови испарилась. Мартин огляделся – ни одного трупа нападавших не осталось, исчезли все!
Хасс задумчиво почесал затылок.
- Ладно, сотник, я с тобой. Похоже, здесь все не так просто, как мы думаем… Что ж, попробуем разобраться, раз уж нас первых ЭТО коснулось.
- Разобраться, - хмыкнул Ульрих. – Не нашего это ума дело разбираться. Мы кто? Мы – солдаты! Всего лишь сол-да-ты!
Дарион покосился на стрелка, но ничего не ответил. Потом он повернулся к магу.
- Хорошо. Значит, пойдем вчетвером. А Мартин, Дин и Ульрих пусть возвращаются в форт и доставят послание. Гарет… - он кивнул рыжему воину, и тот полез доставать свиток из-за пазухи. Вдруг Дин выпрямился и, опираясь одной рукой на свое копье, другой деловито подбоченился.
- Почему это вчетвером? – пробасил он. – Я тоже с вами!
Дарион устало поднял глаза вверх и покачал головой.
- Ну, ты-то куда с такой раной? Нет, решено, возвращайся в форт и без разговоров!
- А что рана? – взвился здоровяк. – Кому она мешает? Вот мне она не мешает! Я и бегать могу и вообще. – Он опустил копье на землю и демонстративно, быстрым шагом заковылял прочь от товарищей, кривясь и стискивая крепче зубы каждый раз, когда становился на раненную ногу. Пройдя с десяток шагов, он вернулся обратно.
- Ну, вот, видите, все же в порядке! – сказал он самым бодрым голосом, на какой был способен. Было заметно, что кровавое пятно на его повязке значительно увеличилось в размерах после этой «пробежки».
- Дин… - сотник внимательно посмотрел в глаза здоровяку, но тот не унимался.
- Да, я с вами пойду! Пусть магичек назад едет, зеленый он еще для таких дел, - Дин оглянулся на Мартина и ухмыльнулся, - и Ульриха с собой заберет, а то совсем струсил наш герой-стрелок!
«Это я значит зеленый, - зло подумал Мартин. И хотя, по сути Дин был прав – Мартин провел в стенах форта всего-то чуть больше недели, но ведь и пережить ему за это время пришлось не мало, да и сказано это было таким обидным тоном. – А кто ж тебе, дубина, шкуру-то спас?»
Похоже, что на слова здоровяка обиделся не один Мартин. Ульрих, раздувая щеки от негодования, всплеснул руками.
- Это я струсил? – выкрикнул он. Глаза его сузились, а лоб покрылся мелкими морщинами. – Да ты… да я…
- Точно струсил! – с веселым смешком повторил Дин и, повернувшись к Дариону, быстро подмигнул, мол, уболтаем сейчас стрелка нашего, однако сотник следил за происходящим совершенно равнодушно, чего нельзя было сказать о Хассе. Маг хитро прищурился и задумчиво почесал макушку. Между тем стрелок, не унимался и, эмоционально жестикулируя, доказывал, что Дин дурак, а он, Ульрих, вовсе-то и не струсил, на что здоровяк только весело хихикал и отпускал довольно глупые шуточки, которые, тем не менее, казалось, возымели должный эффект.
- А кто задницу твою все время прикрывает, а?
- Ты, что ли? – расхохотался Дин.
- А то кто же! – как можно более язвительным тоном проговорил Ульрих и обратился к сотнику. – Ладно, я с вами пойду, а то этот дурень опять вляпается куда-нибудь. Струсил я, значит… Ха! Просто… - при этом Дин покосился на Дариона и довольно улыбнулся, мол, ну, что я говорил.
- Против того, чтобы Ульрих отправился с нами, я ничего не имею, но вот ты, Дин…
- Да, что я? – снова взвился здоровяк. – Говорю же…
- Послушай, Дарион, давай отойдем, сказать тебе хочу кое-что, - вкрадчивым голосом обратился к сотнику Хасс. Сотник удивленно покосился на мага, но согласился, и они отошли от товарищей на десяток шагов ближе к речке. Рядом с Мартином Дин и Ульрих продолжали спорить, только здоровяк уже не подшучивал, а отвечал зло и резко. Рыжие братья, пока суд да дело, возились с лошадьми у мостика. Сам же Мартин следил за тем, как Хасс, скрестив руки на груди и наклонив голову вперед, что-то объяснял Дариону, на что тот коротко кивал. Потом маг, слегка развернувшись, указал рукой в сторону места сражения. После этого сотник нахмурился, и какое-то время они стояли молча. Потом он снова кивнул, и они пошли обратно.
- Слушай, Мартин, - подойдя ближе, обратился к парню Дарион, - а ты бы хотел пойти с нами за монстаром Бийоном?
Признаться, Мартин ожидал подобного вопроса, потому как до этого момента никто не интересовался ни его мнением, ни его желаниями. Похоже, пришло время делать выбор, и он задумался. Выходило так, что оба человека, мнение которых для него в этот период жизни имело значение, к которым он прислушивался – Дарион и Хасс – были за то, чтобы спасти посла. Значит, предприятие было не таким уж и безнадежным. Рискованным, опасным, но не безнадежным, иначе бы сотник и маг на него не решились. Имеет ли он, Мартин, право отказаться? Безусловно, имеет! Но вот нужно ли отказываться? Если Дарион и Хасс предлагают ему встать рядом с собой, значит, он не такой уж плохой воин, значит, стоит он хоть чего-то в этой жизни.
- Да, я с вами.
- Значит, магичек пойдет, а я нет?! – буквально заревел Дин. Ульрих схватил его за руку, но тот вырвался. – Да как же это называется-то, а?
- Ты ранен, а он нет! – спокойно ответил Дарион. – К тому же сегодня Мартин не меньше твоего фрайландцев… - он запнулся, вспомнив, с кем на самом деле им пришлось сражаться всего пару часов назад, - эльфов положил, так что…
- Так это ж все его треклятая магия… да если б…
- Давай без «если»!
Мартин же вспомнил, как сражался Дин. Похож он был тогда на свирепого дикого быка, отбивающегося от своры голодных собак. И если б не ранение, неприятели понесли бы потери куда более значительные. Как ни крути, но этот дуболом воином был отменным, и пока он багровея от негодования пререкался с сотником, Мартин тихонько подошел к магу и, взяв того за плечо, шепнул на ухо.
- Послушай, а ты мог бы вылечить рану Дина? Ну, ты ведь Теодору тогда пытался…
Хасс наклонился и также тихо шепнул:
- Мог бы. А нужно?
Конечно же, отношения у Мартина с Дином оставляли желать лучшего, но ведь без него им может прийтись очень туго…
- Нужно… - шепнул Мартин и, помедлив, повторил. - Нужно!
Хасс утвердительно кивнул.
- … а если я в форт не поеду, а с вами пойду, что ты меня, убьешь, что ли? – продолжал твердить Дин.
- Да послушай, что ты несешь? – сплеснул руками сотник. – Да ты ведь…
- А если я вылечу рану господина Дунстора, он сможет отправиться с нами в это опасное путешествие? - нарочито торжественным тоном проговорил маг, прерывая перебранку товарищей. Воины с удивленными лицами повернулись в его сторону. Дарион пожал плечами.
- Ну, если сможешь…
Дин же, все еще возбужденный от разговора с сотником снова заревел:
- Меня? Лечить? Магией? Да никогда в жизни! – он отвернулся и громко засопел.
- Ну, знаешь, - теперь уже сотник повысил голос. Похоже, ему этот цирк уже порядком надоел. – Если не хочешь так, значит заткнись и езжай в форт! Гарет отдаст тебе послание. – Он развернулся и направился к мостику, где братья занимались лошадьми.
- Ладно, - процедил здоровяк сквозь зубы, - но только чтоб без штучек там разных! – Он состроил страшную гримасу, но Хасс только улыбнулся.
- Конечно-конечно, никаких штучек!
Ульрих, взяв приятеля под руку, подвел и усадил его на мостик, а потом развязал красную и липкую от крови повязку. Хасс наклонился и, растерев ладони, занес их над раной, которая все еще кровоточила. Буркнув невнятные слова заклинания, он закрыл глаза, и Мартин увидел, как под его ладонями появилось бледное голубоватое свечение. Дин скривился и отвернулся – то ли лечение было не совсем безболезненным, то ли ему действительно настолько была неприятна магия в любом ее проявлении. Но как бы Дин не относился к магии, похоже, что целительство Хассу удавалось не хуже, чем создание огненных сфер. Кровотечение остановилась, и рана постепенно стала покрываться черной коркой. Наконец, маг открыл глаза и, выпрямившись, протер их слегка дрожащими ладонями.
- Я не стал доводить до рубца, - сказал он медленно, - через пару дней совсем заживет. Но перевязать все равно нужно. Ну, как? – он кивнул Дину. Тот сидел, ощупывая рану.
- Не знаю, - буркнул он и поднялся, слегка опершись на вылеченную ногу. Болевых ощущений не было, и он оперся сильнее, перенеся на нее большую часть массы тела, а потом и вовсе, по-детски поджав вторую ногу, пару раз подпрыгнул. Похоже, действительно все было в порядке.
Дарион снова оглядел товарищей. Получалось так, что все они теперь были здоровы, и все согласились помочь ему спасти монстара Бийона. С одной стороны, это было просто замечательно и означало, что он командир достойный, раз уж солдаты, не боясь последствий, поддержали его и согласились на опасное предприятие, но с другой стороны, кому-то ведь нужно вернуться в форт, доставить послание и рассказать о случившемся. И теперь перед ним встал вопрос выбора, и далее медлить было просто недопустимо.
У мостика Гарет и Гатт седлали лошадей, Дин, отобрав у стрелка оставшиеся лоскутки ткани, перевязывал свою рану, как всегда что-то ворча себе под нос. Мартин и Хасс в сторонке о чем-то негромко разговаривали. Так кого же? Сотник вздохнул и покачал головой.
- Гарет, Гатт, - позвал он, наконец, рыжих братьев. – Послушайте, я благодарен вам за то, что вы готовы отправиться со мной, но… - Дарион развел руками, - у нас на руках послание, и не мне вам объяснять насколько оно важно. Мы не можем сделать так, чтобы оно само добралось до форта. Верно? – он покосился на подошедшего ближе мага. Тот утвердительно кивнул. – И не можем сделать так, чтобы его отвезла лошадь, да еще и рассказала обо всем сама, - и он снова вопросительно посмотрел на Хасса. Маг с негодованием развел руками.
- Да, что ж я вам, заклинатель животных, что ли?
- Вот, - продолжил сотник, - значит, кому-то из нас все же придется вернуться в форт. И я прошу это сделать вас с братом.
- Но, Дарион, мы же… - раздосадовано произнес Гарет и подался вперед, но сотник жестом остановил его.
- Знаю, знаю все, что вы хотите сказать, и я вам благодарен за это. Я не могу вам приказывать, однако прошу.
- Но… - снова начал было Гарет, но брат положил ему руку на плечо, и парень замолчал. За эти пару часов, оказавшиеся для большинства из воинов куда более тяжелыми, чем весь поход и случившееся сражение, было сказано много слов. Гатт посмотрел в глаза сотнику и все понял. Дальше говорить было не о чем.
- Хорошо, мы это сделаем, - ответил он за себя и за брата. – Но что сказать о вас Торвальду? Где вы и когда вернетесь?
- Скажите, что мы… - медленно произнес сотник и задумался. – Нет, ничего не говорите, не знаете, мол, и все. Я вас послал вперед, а когда остальные вернуться не сказал. Так будет лучше.
Братья кивнули и взобрались на жеребцов. Лошадку решено было тоже забрать с собой в форт – Хасс сказал, что в их путешествии она не понадобится.
- И еще, возьмите вот это, - Дарион протянул Гатту пять медальонов, из которых четыре были из белого металла с изображениями призрачных животных, и один желтый с выведенным черным кругом внутри. – Отдайте их коменданту Торвальду, он знает, что с ними делать.
Рыжеволосый парень кивнул, взял медальоны и сунул их за пазуху.
- Храни вас Великий Молот, - сказал он негромко.
- И береги вас Милосердная Сур, - также негромко ответил Дарион, потом, с силой ударив жеребца Гатта ладонью по крупу, закричал. – А теперь быстрее! Быстрее! Вперед! – жеребец заржал, и братья галопом поскакали по дороге на северо-запад обратно к форту, а ближе к вечеру, когда Великий Яр готовился скрыться за горизонтом, на берегу реки полыхнул огромный погребальный костер, и любой фрайландский патруль, случись он обходить в это время приграничные территории, увидел бы пять сероватых фигур, быстро удаляющихся вниз по течению Межевой речки.

Рейтинг: +3 182 просмотра
Комментарии (9)
Анна Магасумова # 11 сентября 2012 в 16:01 +3
Ух, про эльфов так классно! Вот это магический роман! Браво! Браво! БИС!!!
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 11 сентября 2012 в 16:30 +2
На бис не будет! smile Только новое!=)
0 # 11 сентября 2012 в 16:38 +3
И береги вас Милосердная Сур, Авторы!
Виолетта Зайбель # 11 сентября 2012 в 16:45 +2
Эх! Как мне это сейчас напомнило фестиваль толкиенистов! scratch Да прибудет с вами Великий Яр =)))
0 # 11 сентября 2012 в 17:11 +1
laugh Да ладно)))))))
Александр Нагорный # 11 сентября 2012 в 17:17 +1
И сохранит нас Великий Молот)) Спасибо за столь яркое продолждение)
Виолетта Зайбель, Татаринов Владимир # 11 сентября 2012 в 18:06 0
И сохранит нас Великий Молот))
Истинно! joke
Спасибо за столь яркое продолждение)
думаю, что последние 2 главы тоже не разочаруют! там "движухи" порядком joke laugh
Анна Магасумова # 11 сентября 2012 в 22:12 +1
И не накажет ОДИН!!! 1b086965a678b6d427561c2ffa681cb5