ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → СКАЛА. ДНЕВНИК СЕРГЕЯ КОТОВА. ч. III...IV

 

СКАЛА. ДНЕВНИК СЕРГЕЯ КОТОВА. ч. III...IV

29 августа 2013 - Иван Кочнев
article155365.jpg

 
                                                 
ЧАСТЬ III
Глава вторая
 
29 мая I года
Сидя за ужином у костра,  я почувствовал, что за мной наблюдают, и это совсем не тигр. Даже без колпака почувствовал. Надел колпак, окинул взглядом  окружающие заросли и вдалеке за кустами увидел… двоих «индейцев». Они, одетые в шкуры, с перьями в волосах, и впрямь чем-то были похожи на североамериканских индейцев, с одним лишь отличием, местные индейцы были русоволосые, даже, можно сказать, блондины. Они сидели на корточках и смотрели на меня, один держал в руке копье, а другой, лук. Не догадываясь, что мне их прекрасно видно в темноте, лесные воины вроде и не собирались предпринимать каких-либо агрессивных действий, а лишь наблюдали за мной в свете костра.  
Вот вам и цивилизация. Не думал, что встречу древние первобытные племена. Лишь бы  людоедами не были. Ведь даже если не вздумают использовать меня в пищу, всё равно это отвратительно контактировать с каннибалами. Как известно из истории, многие  дикие племена, особенно в южных широтах, прошли эту стадию своего развития, или, как минимум, приносили человека в жертву.
Н-да-а, как-то жутковато. И зачем я отправился искать этих людей?
О чём-то посовещавшись между собой, дикари разделились. Тот, что с копьём, остался наблюдать за мной, а лучник удалился.
Блин, он, наверное, отправился за подмогой, а это уж точно не радостные новости. Прятаться от них, наверное, бесполезно, они здесь все тропки знают. Хотя, с моим волшебным шлемом-невидимкой они для меня не очень-то и опасны. Так и поступим.  в случае атаки надену шлем и, невидимым, буду уходить рекой, а пушкой воспользуюсь в исключительном случае. А пока не буду подавать виду, что они у меня на контроле.
 
30 мая I года
Нельзя быть настолько самоуверенным и беспечным. Вместо того, чтобы бдить, я, разморённый сытным ужином позволил себе заснуть тут-же у костра. А «индейцы» тем временем не дремали, и их пополнение прибыло уже на рассвете. Я проснулся мгновенно, но тут же оказался в кольце агрессивно настроенных дикарей, даже путь к реке был отрезан. Воинственные у-лю-лю-кания и свирепые выражения их лиц ясно говорили о намерении пустить меня на обед. Прямо, как в фильме про индейцев!
А может это и есть фильм?! Может, нахожусь я в кинотеатре-иллюзионе и смотрю картину про доисторические времена. Только вот фильм очень на реальность похож, и что-то сеанс затянулся.
       Из толпы прилетело копье и, не причинив мне вреда, отскочило в сторону. Сработала защитная функция скафандра, а я почувствовал лишь лёгкий толчок.  Два последующих копья постигла та же участь, и я, наконец-то надел шлём и стал невидимым.  Неудачная атака и моё исчезновение ввели нападающих в замешательство. Да ещё сгоряча я навёл пушку на противника. Индейцы на мгновение замерли и, с ужасом в глазах исчезли в лесной чаще.
Ха! Так я теперь хозяин положения и, думаю, могу смело идти на контакт с этими индейцами, не опасаясь нападения с их стороны!!! Теперь они меня боятся, а значит, уважают!!! Хотя и они на меня страха нагнали предостаточно. От волнения у меня дрожали руки, и сердце выпрыгивало из груди.
 
Лишь к вечеру взобрался на высокую гору, а может быть скалу, напоминающую усечённый конус, или же усечённую пирамиду. В геологии не разбираюсь, потому не знаю, как правильно назвать это горообразование. Внизу на берегу реки расположилось стойбище дикарей, состоящее из полутора десятка жилищ в виде чумов.
Да! Именно ЧУМОВ, тех самых, в которых живут северные народы нашей страны. Только, в отличие от местных индейцев, наши северные племена не очень-то  воинственные и тем более не русоволосые.
На закате солнце светило прямо в глаза, затеняя обзор, но благодаря шлему удалось разглядеть подробности. В центре выделялся сравнительно большой чум с рогатым черепом оленя на верхотуре. По-видимому, это главный чум, так называемая ставка  вождя. По периметру территории уже расставили часовых с копьями для охраны и поддержания огня в кострах, остальные люди разбрелись по своим жилищам готовиться ко сну. 
Один из часовых трепал за загривок облезлого пса непонятной породы. Две другие собаки бродили по территории в поисках остатков пищи. При первом рассмотрении я не обнаружил человеческих костей и черепов. От сердца немного отлегло.
Интересно, зачем им часовые? Может быть, тайга не настолько глухая, и индейцы находятся в состоянии войны с другими племенами? Или это после встречи со мной они приняли дополнительные меры предосторожности?
 
31 мая I года Утро
Насколько помню, в мае 31 день.
Хотя утренний воздух всё ещё освежает прохладой, лето уже твёрдой поступью шагает по тайге.
Лагерь индейцев утонул в утреннем тумане, видны только верхушки чумов. 
А почему же я называю их Индейцами? Ведь они, белокурые и светлолицые, хотя и носят перья в подвязанных хвостом или заплетённых в косы волосах. Они совсем не похожи на краснокожих жителей американского континента. В конце концов, это Урал, или даже Азия, уткнувшаяся в Уральские горы.  Вот и буду называть их – АзУры!
Вооружившись шлемом, я сквозь туман наблюдал за пробуждением АзУров.
Первыми из чумов выбрались мужчины. Обменявшись приветствиями с часовыми, каждый из них отвесил поклон вершине скалы, на которой я расположился, а затем уже направлялся к воде добывать рыбу деревянными острогами.
Создавалось впечатление, что они кланяются мне, но ведь видеть они меня не могли, так как я был невидимым. Значит, кланяются они вершине. А может быть там, на склоне изображён их идол, и поклоны адресованы ему? Нет! Их взгляды направлены на самую вершину, даже чуть выше, прямо на меня, даже сквозь меня. Я даже оглянулся, убедиться, не стоит ли кто у меня за спиной. А у меня за спиной всходило Солнце.
С первыми лучами солнца, поднявшегося из-за скалы, на которой я стоял, туман над лагерем стал рассеиваться и из своих жилищ повыползали остальные обитатели стойбища.  Все они отвешивали поклон вершине, или Солнцу, и только затем приступали к повседневным делам. Женщины занялись хозяйством. Кто подбрасывал хворост в тлеющие угли костра, кто вытаскивал из чума шкуры для просушки под солнечными лучами, кто отправился к реке за водой. Мужчины занялись уходом за оружием и снастями. Ребятня наравне со взрослыми активно участвовала во всех житейских процессах.
В хозяйстве АзУры применяли берестяную посуду и плетёные из прутьев корзины. Наконечники копий и стрел изготовлены из сколов камней или костей животных и рыб. Что-либо металлическое отсутствовало напрочь, похоже, они ещё в каменном веке.
Один из мужчин, обвешанный ожерельями из клыков хищников, и с посохом в руке, согнувшись пополам, бегал кругами по площадке. Он то и дело всматривался в мою сторону на вершину скалы, над которой восходило Солнце. По-видимому, это был местный шаман, исполняющий некий утренний ритуальный танец, возможно, танец поклонения Солнцу.
Думаю, я по любому был невидим. Даже если бы и не надел шлем-невидимку, яркие лучи солнца должны были ослепить расположившихся у подножия людей.
На первый взгляд всё было обыденно. Люди копошились по хозяйству, шаман нарезал круги по площадке и тряс ожерельями. Но в какой-то момент я понял, что он меня видит, мало того, он смотрит мне в глаза, я почувствовал его пронзительный взгляд.
По телу пробежали мурашки.
Как ему это удалось? Почему для него не стали преградой все эти технические штучки, которыми я обзавёлся на корабле инопланетян? Кроме того, я находился на вершине и с такого расстояния невооружённым глазом в глаза не посмотришь, тем более, навстречу солнечным лучам.
При таком раскладе я не совсем хозяин положения, возможно, не очень-то они меня испугались в той стычке у реки.
И тут меня осенило.
Ведь он шаман, значит не от мира сего, возможно, он способен общаться с потусторонними силами, с силами Космоса. И возможно, он видит не только реальные предметы, но и духов. Потому-то какой-то там шлем-невидимка для него и не преграда.  
И всё же для простых смертных я невидим. Для них я непонятное человекоподобное существо, которого не берут ни копья, ни стрелы. Для них я существо, которое может нагнать жуткого страху, и которое может вдруг исчезнуть на глазах.
Всё! Идём ва-банк! Продолжаем гнуть прежнюю линию, продолжаем оставаться человеком со сверх возможностями, иначе с этими АзУрами контакт не наладить, и я так и не узнаю, кто я и где я…
 
Как только тень от скалы окончательно покинула территорию стойбища, я для верности навёл в ту строну пушку, снял шлём и, раскинув вверх руки, закричал - А-а-а-а-а-а!!!
 
От такого поворота «всесильный» шаман вдруг что-то закричал на своём урчащем языке и, замахав руками, заскочил в чум. Остальные следом за ним в панике разбежались по своим жилищам.
Немного погодя паникёр выполз из своего укрытия. В руках он держал короткую палку и обтянутый кожей бубен.
Шаман встал на колени и, возведя руки сначала в сторону уже поднявшегося выше Солнца, а затем в мою, пал ниц. Его примеру последовали выползшие следом остальные АзУры.
Да уж, что-то я переборщил с линией поведения. Совсем не так представлялась мне встреча с местным населением. Думал, пожмём друг другу руки, выкурим трубку мира и будем дружно сосуществовать. Я научу их земледелию и ремёслам, они поделятся опытом выживания в дикой природе, это программа минимум. Программа максимум предусматривает возвращение домой, в 1976 год.
А вышло совсем по-другому. Видимо они приняли меня за божество, этого мне только не хватало. Вот привяжут к столбу и будут поклоняться моему трупу как истукану.
Что-то слишком мрачная картина рисуется в моём сознании. Да ладно, думаю, всё будет в порядке, в драку я уже ввязался, а дальше  - война план покажет. Ха! Так вроде Наполеон говорил. Во  куда меня понесло!
Между тем АзУры, что-то выкрикивая, продолжали кланяться в мою сторон, а  шаман бегал с бубном по кругу. Интересно, что они там изрекают?
Подумав об этом, я вдруг стал отчётливо различать все произносимые дикарями звуки.
Блин! как это я раньше не догадался об этой замечательной функции моего шлема? Да просто не было необходимости её активировать. Н-да-а! У меня в руках шпионская техника наивысшего разряда.
- Ра, Бран, Ра-Зан, Гаур, Гор…,   – эти и другие урчащие звуки исходили из уст суеверных АзУров.
Как удачно я их окрестил, «АзУры», у них даже речь созвучна с именем.
В конце концов, мне это надоело, я скрылся за выступом скалы, надел шлем-невидимку и продолжил наблюдения за происходящим.
Потеряв меня из виду, дикари через некоторое время прекратили ритуал поклонения и, возбуждённые происшедшим событием, продолжили свои обыденные занятия.
    
1 июня I года
Второй день наблюдаю за дикарями из укрытия на вершине скалы. Место удобное -  просторная, заросшая травой  и кустарником круглая площадка с разбросанными по всей территории глыбами. Эти же глыбы-валуны не позволяют  разгуляться ветру. Попасть на вершину можно только с восточной стороны по единственному проходу, скрытому среди кустов. Среди глыб я соорудил невидимый со стойбища шалаш с удобным обзором всей площадки, а у входа на площадку разбросал сухой хворост в надежде быть предупреждённым в случае появлению незваных гостей. Питаюсь консервами.
На рассвете АзУры уже вместе с шаманом повторили вчерашний ритуал поклонения восходящему над горой Солнцу. По-видимому, причиной уже коллективного следования этому ритуалу послужило моё вчерашнее появление на скале в лучах Солнца. До этого каждый сам по себе отдавал дань поклонения Скале и Светилу. Что ж, Солнце как источник всего живого на земле достойно поклонения.
Из главного чума вышел вождь, АзУр с гордой осанкой, твёрдой поступью и строгим взглядом.
Странно! Вчера я его не видел, а может просто-напросто проглядел. Дикари его явно боятся и уважают, наверное, есть за что.
Как ни странно, вождь не стал активно участвовать в совместном ритуале. Окинув взглядом вершину горы, он поднял руки, задрал голову к Солнцу и что-то громко проурчал. После этого соплеменники поднялись с земли и прекратили поклонение.
Хотя, что здесь странного! У вождя более важная задача, чем суеверные ритуалы, ему надо вести дела хозяйственные. Потому, он собрал группу охотников и, вооружившись луками и копьями, они отправились в лес, видимо добывать зверя.
 
Что же предпринять, что бы без эксцессов наладить с ними контакт? Как убедить этих людей, что я пришел как друг? Несмотря на то, что удалось напугать их пушкой, утренняя атака у реки достаточно убедила меня, что АзУры могут быть весьма агрессивными.
Кажется, большое влияние на умы дикарей оказывает шаман, а вождь выполняет руководящие и административные функции, как в Красной Армии периода гражданской войны, командир и комиссар. Но это только первое впечатление, может быть у них всё по-другому.
К вечеру охотники вернулись с добычей, два крупных кабана явились свидетельством удачной охоты. Пиршество, сопровождаемое плясками вокруг костра, длилось до поздней ночи.
      
2 июня I года
 
Моё утреннее появление в лагере вызвало переполох. АзУры разбежались кто куда, кто-то заскочил в чум, кто-то убежал в лес, а кто-то спрятался за камнями.  Только вождь прямо и гордо стоял у входа в своё жилище, держа в руках длинное копьё. Как и прежде, ситуацию под контроль взял шаман, прокричав вслед соплеменникам урчащее послание. Дикари повыползали из укрытий и, заполнив пространство перед главным чумом, пали передо мной ниц. Шаман, как обычно, согнувшись пополам и гремя своим бубном, забегал кругами по площадке.  Только вождь остался непреклонным, похоже, он самый отчаянный  и трезвомыслящий из всего племени.
- Приветствую тебя, Великий Вождь! Приветствую тебя, почтенный Шаман! Приветствую вас, жители стойбища! – произнёс я, максимально выбирая интонации и жесты.
Кажется, моя попытка наладить контакт принесла результат. Вождь проурчал несколько фраз и АзУры расступились, оставив широкий проход между ним и мной, шаман же свалился плашмя у ног вождя.
Я сделал шаг вперёд и остановился. Толпа издала легкий гул. Вождь, держа вертикально копьё, перешагнул через тело шамана и сделал шаг в мою сторону. Не выдавая волнения, я повторил своё действие, гул вновь повторился. Вождь последовал моему примеру. Когда между нами осталось пара-тройка шагов, я, положив руку на грудь, поклонился вождю, выказывая своё почтение. Вождь передал копьё рядом стоящему воину, поднял правую руку и произнёс урчащее:
- Ррохх!
Я поклонился повторно, выражая своё согласие с его репликой (ещё бы я не был согласен). Сердце бешено билось, на лбу проступил холодный пот, я, как мог, не выдавал волнения.
Как известно, в гости без подарков не ходят. По этому, в знак уважения я достал нож-кинжал, наполовину обнажил из ножен и, держа его на ладонях, медленно протянул вождю.
Из толпы вновь донёсся гул. Шаман, незаметно подглядывая за происходящим из-под прядей седых волос, так и валялся без движений позади главы племени.
Ни одна мышца не дрогнула на лице вождя. Он так же медленно протянул обе руки и принял подарок.
Хотя внешне он и не выказал восторга, всё же в глазах сверкнул азарт. Я был удовлетворён, подарок произвёл впечатление. Ведь вождь, как и подобает главному воину и главному охотнику в племени,  разбирался в оружии.
Затем он взял кинжал из ножен, проверяя качество заточки, аккуратно провёл лезвием по ладони и привычным жестом вложил его в ножны обратно.
 
Стоп! - остановил я себя на мысли. – А откуда этот дикарь может разбираться в столь совершенном для их цивилизации оружии? Ведь они пребывают, можно сказать, в каменном веке. А как он принял оружие из моих рук! Как проверил качество клинка! Такое впечатление, словно у него уже есть такой нож, и он регулярно с ним обращается. А ведь, пока я наблюдал за ними со скалы, ни у вождя, тем более ни у кого из племени я не заметил металлического оружия. А может, зря я заморачиваюсь, может, всё это естественно, и его поведение обусловлено его социальным положением? А может, ему уже преподносили такие подарки, или преподносили его предкам, а те из поколения в поколение передавали свой опыт?
Этот вопрос о-очень интересный!
 
Вождь жестом пригласил меня сесть на покрытое шкурой бревно, а сам уселся напротив. Образовав круг, к нам присоединились шаман и ещё трое пожилых АзУров, в том числе две женщины. Вот вам и совет Старейшин. Остальные дикари разошлись, наблюдая за нами издалека.
Я жестами и интонациями как смог рассказал о своих мирных намерениях, о том, что не имею к Солнцу никакого отношения и о том, что спустился с горы, расположенной в пятнадцати днях выше по течению реки и хотел бы стать добрым соседом людям их племени. Естественно, они меня понимали с трудом, вернее совсем не понимали. АзУры в свою очередь так же пытались объяснить, что вроде бы и не собираются причинять мне вреда и в то же время не принимают меня за простого смертного из-за необычной одежды, из-за событий с той утренней атакой и появлением меня на горе в лучах восходящего Солнца. Тем более, я всё же спустился с горы, являющейся для них священной.
Это так я понял из их урчащих повествований. Хотя, может на самом деле они были менее доброжелательными?
И всё же, в ходе беседы стали понятны некоторые урчащие фразы: Ра – это Солнце (можно было сразу догадаться), Ра-Зан – так они обращались ко мне, возможно, означает Сын Солнца (тоже мне, Самсон нашёлся); мою фамилию -  Котов -   их язык вообще не смог выговорить; имя Сергей трансформировалось в Сарга, так я стал - Ра-Зан Сарга. (Как потом выяснилось, в их мире имя Сарга, вернее Сар-Га, не является редким и означает Льющаяся Вода). Вождь носит имя Гаур-Раж, что означает брат горы; шамана называют Гран-Бра – живущий между небом и землёй. Ррохх – это такое приветствие.  Себя они называют Гурры – значит люди; племя носит имя вождя (Гурры Гаур-Раж). Жилище-чум -  это Гаух; река – Терф; рыба – Бран; птица – Марр; звезда – Рик; Их главными божествами являются Ра - Солнце, Ирр – Луна, и Гаур - Гора (вот почему моё появление на горе в лучах восходящего солнца вызвало такой переполох)
В этой местности они стоят первое лето. В поисках лучшей жизни прибыли с северо-запада, продвигаясь вдоль русла реки. Там живут другие племена гурров и между ними регулярно случаются конфликты из-за охотничьих угодий.
Ко мне обращался в основном вождь, и лишь некоторые реплики исходили из уст шамана. Остальные члены совета излагали своё мнение, обращаясь к вождю. По-видимому, я изначально ошибался в главенстве, всё же вождь имеет бо́льшую власть, чем шаман, хотя кто их знает, потому как  шаман излагал свои мысли независимо, ну а вождь на них как будто  не реагировал, только иногда его глаза сверкали недовольством.
Беседа продлилась до вечера. Тем временем на костре зажарили свежую добычу и к импровизированному столу подали сочные куски зажаренного мяса, берестяную корзинку лесных ягод, пучки каких-то трав и корений. Еда оказалась  вкусной, я был счастлив.
Как бы дружелюбно не проходил контакт, я решил не рисковать и отказался провести ночь в лагере, пообещав посетить стойбище в следующий раз. Вождь был не очень доволен, но, всё же, проявив сдержанность и понимание, снарядил мне в дорогу продуктовую корзинку, состоящую из куска мяса и различных даров леса.
С горы было хорошо видно, как АзУры, поглядывая на вершину, возбуждённо обсуждали у костров сегодняшние события. Вдоволь наговорившись, они постепенно разошлись по своим  жилищам.
Вроде всё прошло неплохо, меня не съели, контакт налажен, могу никого не опасаясь, смело разводить костры и передвигаться.  
 
Глава третья
 
24 июня I года
Все эти дни с АзУрами больше не общался, изучал окрестности. Сплавился вниз по течению, поднялся на высоченную гору, что возвышается далеко на юге от стойбища. В горах на вершинах даже лежал снег, но туда подниматься не стал. Кругом уже знакомый мне горный ландшафт вперемежку с непроходимой тайгой.  Присутствие человека, за исключением уже знакомых АзУров, я так больше и не обнаружил.
Зато наткнулся на пчелиное дупло и отведал сладкого мёда. Приметил заросли иван-чая,  дикой черемши, малины, смородины и других известных мне с деревенских каникул растений. Очень много белых грибов, маслят, подберёзовиков. Так что на привале обязательно отведал шашлык из грибов. Вкуснятина!
Вновь встретил старого знакомого. Полосатый, держась чуть в стороне, сопровождал меня повсюду. Может,  он всё же видел во мне потенциальную добычу, потому и не отставал. А может, этот зверь настолько же одинок,  как и я, потому и видит во мне родственную душу?
А почему нет? Ведь моя фамилия Котов, и он из породы кошачьих, вот и родственники, хи-хи!
Кстати, тигр отсутствовал, когда я находился поблизости от стойбища АзУров. По всему видно, с гуррами у зверя сложные отношения.
Однажды мы столкнулись с Полосатым нос к носу. Он вышел на меня из-за огромной коряги, когда я издалека наблюдал за игрой взрослых волчат, оспаривающих первенство в своём выводке.
- Привет, Полосатый! Как дела? – оторопев, обратился я к тигру и сам поразился своей непринуждённости в обращении к огромному хищнику.
В ответ прозвучало негромкое урчание. Будем считать, что он ответил на приветствие положительно.
Мы вновь мирно разошлись и впредь передвигались на более близком расстоянии друг от друга.
Пытаясь задобрить зверя, я решил преподнести ему подарок. Подстрелил небольшого кабана, перерезал ему горло и, обосновавшись в стороне, жестами подозвал тигра. Полосатый, став свидетелем моей охоты, не кинулся к приманке, а подошёл к туше  не торопясь, с безразличным видом. Затем тигр пристально посмотрел на меня, видимо оценивая искренность моего поступка и, обнюхав кабана, приступил к трапезе.
После этого случая я стал регулярно делиться обедом со своим другом, он же, в свою очередь, тоже стал приносить мне добычу. Так как дичи в лесу хватало, и каждый из нас специально не нуждался в продуктовой подпитке, всё это напоминало банальный обмен любезностями. Так же любезно мы обменивались приветствиями и даже проводили непродолжительные «беседы».
Как бы мы ни дружили, всё равно держались друг от друга на расстоянии, впрочем, такое положение дел устраивало обоих.
Окончательно расслабившись, я стал без опаски спать в любом удобном для меня месте, находясь уже под надёжной охраной дикого зверя.
Как-то я проснулся от злобного рычания. Через шлем было видно, как далеко в зарослях Полосатый преградил путь громадному монстру-медведю, пытавшемуся пробраться к лагерю (видимо, его привлёк запах пищи, оставшейся после ужина). Хотя из-за больших размеров противника у тигра не было шансов на победу, он не думал отступать. Ситуация чем-то напоминала противостояние кошки и большой собаки. Медведь даже не обращал внимания на Полосатого и уверенно шёл в мою сторону. Внезапно тигр вцепился в морду противника, но тут же мощным ударом лапы был отброшен в сторону. Но он не спасовал, а поднявшись, догнал монстра и вцепился ему в загривок. Спасая товарища, я кинулся сквозь бурелом, выхватил нож (меч-кладенец) и пока медведь пытался скинуть тигра со спины, проткнул им зверя насквозь. Издав ужасный рёв, медведь обмяк и плашмя растянулся у моих ног.
Это была моя первая схватка с диким зверем, схватка не на жизнь, а на смерть, за жизнь друга, схватка увенчанная победой! Эйфория от победы долго не покидала меня, не давая успокоиться до самого заката Солнца.
Я сам себе удивился, как это хватило соображения воспользоваться этим замечательным оружием, волшебным мечом, а не уже проверенной пушкой-гиперболоидом. Ведь в данной ситуации пушка могла нанести вред и тигру.
Замешкайся я на секунду, остался бы без друга. А так, немного похромав на левую лапу, Полосатый, как ни в чём не бывало, продолжил путь.
После этого инцидента мы ещё больше привязались друг к другу.
 
Почему он себя так ведёт? Почему защищает, а не нападает на меня или не уходит восвояси??? Может быть, на его сознание подействовал импульс из пушки при первой нашей встрече, в результате чего он признал во мне лидера, хозяина, вожака??? Верится с трудом, как известно, тигры - звери одинокие и независимые. Хотя в каждом правиле имеются исключения. Что-то же его, словно домашнюю кошку, заставляет быть рядом со мной? Вот нескончаемая тема для изучения зоопсихологами. Наверное, есть такая профессия.
 
25 июня I года
Ласковыми жестами и добрым словом удалось уговорить Полосатого приблизиться к скале по другую сторону от стойбищу АзУров и подняться со мной на вершину. Мы оказались на месте в сумерки, когда лагерь уже спал, только костры свидетельствовали о бдительности его обитателей. Зверь стоял на краю и негромким рычанием выражал своё недружеское отношение к жителям стойбища.
- Успокойся, Полосатый, они мои друзья, и тебя они не обидят.
 
26 июня I года
На рассвете мы стояли на вершине скалы и наблюдали за пробуждением стойбища. АзУры во главе с шаманом Гран-Бра приступали к утреннему ритуалу поклонения Скале и восходящему Солнцу. Как только тень от скалы покинула территорию стойбища, и яркие лучи солнца перестали слепить гурров, их взору предстал не только Ра-Зан Сарга, а ещё и стоящий рядом с ним свирепый хищник тигр. Увидев эту картину, дикари начали что-то возбужденно выкрикивать, но шаман Гран-Бра, трезво оценив ситуацию, прикрикнул на соплеменников, и волнения прекратились.
 
Я появился в их лагере во второй половине дня и принёс в дар АзУрам тушу косули. Как раз к этому времени охотники во главе с вождём Гаур-Раж вернулись с охоты. Их трофеями были два поросёнка и дюжина куропаток.
Как и в прошлый раз, мы расположились за импровизированным столом рядом с юртой вождя.
Разговор сразу же коснулся утреннего происшествия. Как стало ясно из их повествования, моя дружба с хищником произвела на дикарей впечатление, и они отнесли этот факт так же к моему, якобы, непростому происхождению. Попытки убедить их в обратном ещё в прошлый раз не увенчались успехом, потому не очень-то сопротивляясь, я согласился на прибавку к моему Ра-Зан Сарга дополнительного имени, Тарро-Раж, что значит брат тигра. В итоге Сергея Котова, пришельца из ХХ века стали именовать Ра-Зан Тарро-Раж Сарга. Офигеть!
Любезностью за любезность. И я в свою очередь рассказал гуррам о происхождении Уральских гор, а раз уж они живут в этой местности, то для меня они не просто гурры из племени Гаур-Раж, а ещё и гурры-народ по имени АзУры. Моя информация вызывала среди дикарей бурное урчание. Причём обсуждение распространилось за пределы застолья вплоть до каждого чума в стойбище. Видимо, вождю Гаур-Раж понравилось это имя для племени, и он вынес  идею на всеобщее рассмотрение. Демократия, однако! Я, конечно, не знаю, что им требуется для принятия решения, всеобщее одобрение или же достаточно большинства мнений, но в итоге вождь произнёс одобрительное Ррозз!
Так я стал невольным виновником нового имени для племени Гаур-Раж. Не знаю, приживётся ли новое имя за племенем в будущем, но теперь они стали гурры племени Гаур-Раж АзУр.
 
Полосатый ждал меня на скале и несколько настороженно принял от меня гостинец с вечернего стола, зажаренного на вертеле поросёнка.
Только, когда я у него на глазах съел кусок мяса, он соизволил приступить к трапезе.
 
Хорошо, конечно, что здешние леса богаты дичью и нет проблем с хлебом насущным, но жареная пища уже достаточно надоела. Хочется супчика-бульончика, чайку-компотика, а не просто воды из ручья. Но, к сожалению, нет подходящей посуды, ни котелка, ни кастрюльки, ни консервной банки. Те ёмкости, что оставались из-под консервов, которые я принёс с корабля, для приготовления горячей пищи не годятся. Они слишком миниатюрные, вдобавок легко сгорают в огне и растворяются в воде. От них вообще следов не остаётся, если пустую банку оставить под дождём. Кстати, невскрытую банку ни что не берёт, ни вода, ни огонь. Интересно придумано.
 
Глав четвёртая
 
30 июля I года
Как-то среди АзУров приметил гурра, который головёшкой выводил на камне изображение лесного кабана. Как оказалось, его так и зовут Журро-Гаур, что значит, рисующий на скале. В отличие от других гурров, он был достаточно талантливым. Если плёл корзинку, то обязательно вставлял туда узор, если делал ожерелье, то обязательно придавал ему образ животного. Это либо змея, либо ящерка, либо пасть рычащего медведя. Он, действительно, неплохо рисовал. За тот период, что племя стояло возле скалы, каменная стена обрела настоящую галерею из наскальных рисунков. Там были и олень, и летящая птица, и сидящие у костра гурры, и гурры на охоте. Короче говоря, настоящий археологический музей. Рисовал он обычно древесным углём, иногда применял сок растений, иногда даже высекал камнем.
Заметив творческие способности Журро-Гаур, я решил с ним сдружиться. Для этого рядом с изображением кабана я попытался вывести контуры летящей птицы, помогли кое-какие навыки со школьных уроков рисования. Увидев моё «творение», гурр тут же свалился передо мной на землю, видимо сказалось суеверное воспитание. Мне с трудом удалось поднять его на ноги и объяснить, что мой рисунок не является чем-то особенным, что его рисунки намного лучше моей мазни.
Действительно, рисунок как рисунок, на четвёрочку. Только потом выяснилось, что Журро-Гаур испугался не самого рисунка. Журро-Гаур воспринял меня за владельца этого дара и испугался моего гнева за то, что он без моего позволения этим даром пользуется. Во как!
Равноправной дружбы конечно не получилось. Он, как и все АзУры, не принимал меня за гурра вообще и тем более, не принимал меня за равного. И всё же, в результате совместной деятельности для меня он стал преданным другом, а я для него стал неким кумиром-покровителем.
Вдвоём с Журро-Гаур мы отыскали залежи чистой глины, без песчинок, которая легко поддаётся лепке. Я как смог, слепил примитивную фигурку человечка, вспомнились занятия умелых ручек ещё с детского садика. К голове скульптуры прикрепил маленькое пёрышко, в руку вставил соломину-копьё. В итоге, если напрячь фантазию, получился образ гурра-охотника.  Для Журро-Гаур это оказалось очередным открытием и чудом, что сотворил Ра-Зан Тарро-Раж Сарга из обычного куска глины. Обнаружив необычайные свойства этого древнего материала, мой новый друг тут же с энтузиазмом приступил к изготовлению различных фигурок людей и зверей, Замечу, скульптурки из-под его рук получались более похожи на реальных персонажей, нежели моё корявое произведение. Готовые фигурки мы сушили под солнечными лучами, затем самые удачные из них обжигали в раскалённых углях.
Пока Журро-Гаур упражнялся в скульптуре, я пытался приспособить глину для бытовых нужд. Прежде всего, мне нужна посуда, посуда пригодная для приготовления горячей пищи. В отличие от маленьких фигурок, которые ещё поддавались обжигу в раскалённых углях, глиняные горшки и чаши почему-то всегда давали трещины и раскалывалась на части, сводя все мои усилия на нет.
Тогда было решено построить гончарную печь. Журро-Гаур помог подобрать мне в помощники пару-тройку толковых гурров, и мы приступили к работе. 
Кстати, помощников Журро-Гаур гурры стали называть общим именем - Журро-Сар. Наверное, если перевести на наш язык, это означает – Журровцы.
Не совсем понимая, что я от них добиваются, Журро-Сар чисто из уважения к моему статусу делали всё, о чём я их просил.  Прежде всего, у подножия скалы, с противоположной стороны от стойбища, где начинается тропинка на вершину, мы оборудовали так называемую производственную базу. Натаскали подходящих по форме и по размеру камней, намяли глину. Из этих материалов я уже сам сложил печь, оборудовал камеру-топку для обжига, вывел трубу. С мешающими выступами и неровностями в топке легко справился волшебный гиперболоид.
Печь удалась. Немного почадив, она, наконец, прогрелась и топка начала раскаляться до жёлтого цвета. Думаю, это достаточная температура для обжига. И вот первая закладка продукции. Теперь при равномерном прогреве в печи посуда перестала трескаться, и я получил долгожданный экземпляр замечательного глиняного горшка.
Горшок, конечно же, не идеально круглый, какие обычно получаются на гончарном круге, а грубослепленный моими «корявыми» руками, но всё же это первое гончарное изделие!
Поняв, наконец, цель моих усилий Журро-Гаур без труда налепил целую галерею горшков разных размеров и форм. Может быть, чуть позже мы с ним изготовим гончарный круг, и тогда можно открывать гончарное производство в обще-таёжном масштабе.
 
С появлением глиняной посуды я реально почувствовал себя «Богом».
В первую очередь, в этом замечательном горшке я заварил листья иван-чая. Благо, заросли этого растения просто бушуют на лесных пожарищах. Отвар получился божественным, с приятным ароматом и своеобразным вкусом. Хотя он и слегка отдавал простым сеном, думаю, это всего лишь результат неправильной заготовки.
Ассортимент напитков помогли расширить дающие специфический аромат листья смородины, ягоды клюквы и брусники и, конечно же, мёд диких пчёл, для чего пришлось наведаться в ранее примеченное дупло с ульем. 
А какая замечательная уха получилась! Конечно, без соли, лука, перчика и лаврушки это не совсем то, что я знал в далёком 76-м. И всё же, лук заменили корни дикой черемши, в качестве зелени подошли листья крапивы, а за неимением корнеплодов в ход пошли лесные грибы. И обязательное завершение для ухи, это берёзовая головёшка в кипящем бульоне.
С таким же успехом все эти приправы подошли для приготовления и мясного супчика. 
В общем, отведав такие деликатесы, можно точно заключить, что жизнь удалась!
 
01 августа I года
Живу в шалаше, на ночь скидываю с себя скафандр и сплю раздетым, на шкурах. Всё-таки комфортней, когда тело напрямую соприкасается с природой, а не через оболочку скафандра. В шалаше воздух свежий, наполнен ароматами трав, что я собираю в окрестностях и подсушиваю для различных приправ и напитков. Полосатый обеспечивает надёжную защиту от незваных гостей. Да и кто из местных гурров посмеет подняться на вершину священной горы? Разве что чужаки, вроде меня или из тех, кто верит в других богов. Ну, вроде всё прекрасно, живи не тужи. И всё же шалаш, это не жилище. Ведь скоро зима и неизвестно, насколько она сурова и  насколько зимний лес изобилует дичью.
Может построить чум, как у АзУров? Неплохая идея, однако. Нужны шкуры, много шкур. А будут ли они надёжно защищать от дождя и ветра, будут ли надёжно хранить тепло очага? Да и не запасался я шкурами специально, не ставил перед собой такой цели, потому как зимовать не собирался, потому как думал о скором пробуждении от этого непонятного сна, думал о скором возвращении домой. Но что-то сон затягивается и приключение обещает быть долгим. Значит надо основательно готовиться к зиме.
Или лучше построить бревенчатый дом? А почему нет! Инструмент у меня имеется. Пушка-гиперболоид и меч-кладенец вроде не плохо с древесиной справляются. Конечно, они не предназначены специально для обработки древесины, но всё же лучше, чем каменные топоры. Надо только брёвен на вершину натаскать. А поднимать брёвна по крутой тропке не очень-то сподручно, здесь помощники требуются. Местные гурры на это дело не годятся, подняться на гору их не уговорить. Поднимать брёвна самому? Можно и самому, здесь, конечно же, поможет волшебный канат-верёвочка. Вон, с какой лёгкостью я в прошлый раз с уступа на вершину поднялся. Хотя, тридцати метров каната может и не хватить. Высота скалы все пятьдесят-шестьдесят метров будет, это если измерять от подножия по вертикали, а если по склону, там, где проходит тропка, то все семьдесят-восемьдесят метров выходят. Значит, нужна пара промежуточных площадок, чтобы доставлять брёвна на вершину хотя бы тремя подъёмами. А площадок таких нет. Н-да, бревенчатый дом, жилище, конечно проверенное веками, но построить его на вершине скалы одному, занятие утомительное и длительное. К зиме точно не успею.
А что, если построить дом каменный. Не из кирпича, а именно из камня. Валунов на площадке предостаточно, в крайнем случае, недостающие камни можно добыть здесь же на вершине, не спускаясь к подножию. Пушка-гиперболоид камень режет хорошо, в этом я ещё в пещере убедился, так что изготовить аккуратные каменные блоки вполне удастся. Ну а если материала  не хватит, то пару-тройку булыжников можно и самому поднять, благо волшебный скафандр позволяет с лёгкостью перемещать тяжести.
 
Что-то я часто стал именовать предметы волшебными. А как иначе, живу как в сказке, кругом сплошное волшебство. Вот бы ещё волшебным образом готовый дом появился, как в сказке Пушкина о царе Салтане появился дворец на острове Буяне. Ну да, там ещё была царевна Лебедь, тридцать три богатыря и белка, грызущая золотые орехи. Размечтался ты, однако, Сергей Котов по прозвищу Ра-Зан Сарга Тарро-Раж, не в той ты сказке находишься, и вообще находишься ты не в сказке, а в бредовом сне.
 
20 августа I года
Так и решено, строить дом каменный, круглый как чум, по центру площадки, чтобы он как бы продолжал вершину скалы. 
Как оказалось, по центру площадки находится занесённое песком и землёй углубление в диаметре около шести метров. Может быть это кратер, а гора является давно потухшим вулканом? С годами, а может, с веками кратер зарос травой и кустарником, ветер нанес в кратер песка и земли, дожди помогли подравнять края, и в завершение всё это заросло травой и кустарником, так и получилась ровная площадка. А валуны, это части горы, которые не поддались воздействию стихий.
Другие версии в голову больше не приходят, да и зачем.
Так вот, если выложить блоки по краю кратера, то получится круглая стена длиной около двадцати, двадцати двух метров. При диаметре круга в шесть метров жилая площадь составит чуть более двадцати восьми метров квадратных. Вполне приличный домишко получится. А ведь чумы у азуров по площади раза в два меньше выходят.
На глубину в метр выгреб из кратера землю, тем самым сэкономил материал для стен. Без специального инструмента земляными работами пришлось провозиться три дня. По краю получившегося котлована приступил к кладке стен из каменных блоков.
Нарезать из валунов каменные блоки оказалось не так-то просто. Гиперболоид хоть и режет камень, но всё равно не так легко и быстро, как хотелось бы. Процесс идёт медленно. За день удаётся «выпилить» до пяти блоков  размером 2х1х1, если измерять в метрах. Выходит, на один ряд требуется одиннадцать блоков и три дня работы. При метровой высоте блоков мне потребуется выложить как минимум ещё два ряда, это двадцать два блока, плюс один метр в глубину, и получится высота стены в три метра. Вполне прилично!
При такой нагрузке на гиперболоид стали терзать опасения, что в аппарате когда-нибудь «сядут батарейки» и запасов мощности гиперболоида может не хватить на резку такого количества камней. Ну что ж, будем надеяться на лучшее.
На промбазе у подножия горы мой друг Журро-Гаур с помощниками Журро-Сар намесили глины. Но, как я и предполагал,  подниматься на скалу они наотрез отказались. Чтобы не выдавать АзУрам свои необычайные возможности, корзины с готовым строительным материалом поднимал уже ночью. Канат и скафандр действительно помогли без труда переместить тяжёлый груз на вершину горы.  
Не знаю, насколько я прав, применяя глину в качестве раствора для кладки камня, но за неимением цемента будем пробовать то, что есть. Хотя, что здесь страшного? Ведь обжиговая печь удалась, кладка вроде держится. Один недостаток, во время дождя глиняные швы размокают, поэтому, когда печью не пользуемся, накрываем её еловым лапником. И всё же, постройка дома, мероприятие более серьёзное, чем постройка печи, и подход должен быть более серьёзный.
Чтобы швы получались более плотными, поверхности блоков стараюсь делать более ровными, так что глина послужила в основном для заполнения мелких неровностей.
 
26 августа I года
Устроил выходной.
Удалось напилить блоков и уложить первый ряд кладки. Мастерство «обтёсывания» камня стало проявляться на шестом экземпляре. Так глядишь, стану знатным камнетёсом. Для кладки блоков надеваю скафандр, благодаря чему тяжесть не чувствуется вовсе, главное правильно координировать движения. Наверное, я похож на мощный вилочный автопогрузчик, которые применят на складах. Только вот вместо колёс у меня ноги.
А ведь в каждом блоке тонн пять-шесть будет. Ого! И самое интересное, ощущение такое, что это не скафандр имеет такую мощь, а сами блоки становятся легче, когда их берёшь на руки.  Думаю, здесь не без антигравитации, с которой я встречался ещё на корабле. Иначе при таком давлении на маленькую площадь соприкосновения ступни с грунтом я бы просто проваливался в землю по колено или даже по пояс.
Ха, так ведь это эврика!
Учёные гадают, как это древним египтянам удавалось обтёсывать и перемещать огромные каменные блоки при строительстве тех же египетских пирамид? А ведь насколько помнится, масса каждого блока в пирамиде составляет от трёх до пятнадцати тонн. А их края обтёсаны так ровно, что между блоками не проходит даже лезвие ножа. В древней же мифологии этот труд так же приписывают богам Атлантам. Мол, это они возвели пирамиды и Сфинкса.
Ха-ха-ха! Оказывается всё проще простого!
Теперь-то я точно знаю, что авторы этих чудес света простые скромные инопланетяне. Прилетели, значит, они на Землю, гиперболоидами камушки на кубики распилили, скафандрики надели и легонько из кубиков пирамидки сложили! А я, выходит, Атлант местный! Ха-ха-ха!
А ведь и на Луне пирамидки построены. Вон они, если внимательно приглядеться. И наверняка на Марсе, на Юпитере и других планетах есть они.
Осталась одна неразгаданная тайна. Зачем они нужны пирамиды эти, зачем потрачено столько энергии, столько времени для их возведения? Значит, зачем-то нужны!
 
5 сентября I года
На второй ряд материала не хватило. Удалось выпилить всего шесть блоков нужных размеров, а требуется восемь. А ведь на трёх блоках сэкономил, оставил проёмы для окон с восточной, южной и западной стороны, да ещё проём для входной двери. Из обрезков лепить недостающие блоки не хочется, всё-таки стена капитальная должна быть, да и цемент марки М700, или какой ещё бывает, в местные строительные магазины как-то не завезли.
Конечно же, древние Римляне делали цемент из вулканического пепла, но как они это делали, к сожалению, специально не изучал. Знаю, только, что пепел смешивали с известью и нагревали. В каких пропорциях смешивали, до какой температуры нагревали, неизвестно. Да и экспериментировать нет времени, да и известь в этих местах пока не встречалась.  
Из-за каких-то двух шеститонных блоков стройку решил не останавливать. На склоне рядом с тропкой  присмотрел торчащий из тела скалы булыжник, закрепил на нём канат и сделал надрез гиперболоидом. Канат выдержал! Срезал с булыжника лишнее и поднял камень на вершину горы. Таким же образом добыл второй недостающий блок.
Вот бы древний Сизиф позавидовал моим способностям затаскивания камней на вершину горы.
Получился неплохой метод, и стройматериал имею, и на том месте возле тропки, где добывал камни, промежуточная площадка образовалась.  
 
18 сентября I года
Полностью погружен в строительство. Осень поджимает, каждый день идут холодные дожди, срочно нужна крыша, надо до снега справить новоселье.
Крышу решил делать скатной. Журро-Сар заготовили жердей и охапки елового лапника. За мной оставался только подъём материалов. Поднимал их, опять же самостоятельно, канатом. Для подъёма пригодилась недавно обустроенная промежуточная площадка.
Из жердей выложил чердачное перекрытие, из них же пустил по кругу стропила. И там и там оставил место для дымохода. Лапником выложил чердак и саму крышу.
Первый же дождь переждал под новой крышей, там же провёл и ночь. Постелью послужил еловый лапник.
 
 
25 октября I года
Уже четыре с половиной месяца живу по соседству со стойбищем. АзУры даже не пытаются подняться ко мне на скалу, видимо из религиозных побуждений, как-никак эта скала для них священна и ассоциируется с восходом Солнца. Такой подход меня вполне устраивает.
Я же заходил к ним в стойбище пару раз, и обязательно приносил в подарок тушу добытого на охоте зверя. Сидя у костра под звёздным небом рассказывал своим соседям об устройстве Вселенной, что представляет собой Земля, Луна, Солнце и другие звёзды. Эти, первобытные на первый взгляд, люди на лету схватывают, казалось бы новые для них премудрости, словно всё это было им уже известно, но по какой-то причине забыто. Создавалось впечатление, что в прошлом что-то произошло с их ранее развитой цивилизацией, и народ, имея в своих генах фундамент высокой культуры и интеллекта, вновь начал своё развитие с самого начала.
Это подтверждали их легенды, были, сказки. (Интересно, какую же сказку расскажут про меня, когда я с ними расстанусь?) Как оказалось, они знали, что Земля круглая, что она с другими планетами вертится вокруг центра всех планет, вокруг Солнца. Из их легенд становилось ясно, что их предки попали на Землю с далёкой звезды, и что на Луне у них был дом…
 
Людей они делят на два типа:
- Дерты, это такие «гурры», произошедшие от дерда-медведя. Они в полтора раза выше обычных гурров, очень сильные и свирепые. В отличие от гурров, их тело в большей степени покрыто  растительностью, они имеют низкий лоб и выделяющуюся вперёд челюсть (по словесному описанию АзУров, происхождение Дертов действительно можно отнести к медведям). Живут они небольшими группами по две-три семьи, летом устраивают шалаши, а на зиму перебираются в пещеры.
- И собственно гурры, они и есть люди (блин, с трудом разобрался в их классификации).
Сами же племя Гаур-Раж, а теперь ещё и народ АзУры, являются прямыми потомками первых гурров на Земле, тех,  кто прибыл с Луны.
 
                                                                     *   *   *
 
Это было давным-давно, когда люди были Богами. Тогда на Земле в горе́-гаур жил юноша по имени Гурр, а далеко на Луне в чуме-гаух жила девушка по имени Ирр - Луна.
Девушка полюбила юношу, но не решалась сказать ему о своей любви.
Однажды Ирр увидела, что из горы-гаур прекратил идти дым очага, у которого обычно грелся  Гурр. Увиденное обеспокоило девушку, и она решила спуститься на землю, чтобы разжечь огонь и согреть своего возлюбленного. 
На земле Ирр не пошла к Гурру в гору-гаур, а построила возле горы чум-гаух и развела огонь в очаге. Юноша вышел из своего остывшего жилища и попросился согреться у очага в чуме.
С тех пор гуррки являются владелицами очага и сами выбирают себе мужа.
И, видимо, неспроста вождя племени АзУров именуют Гаур-Раж – брат горы, а в именах женщин встречается слог – ИР, так же  Гурр созвучен с… «гаур-гора и гаух-чум»
 
                                                                    *   *   *
 
28 октября I года
Осень даёт о себе знать. Перелётные птицы уже в большинстве своём улетели в теплые края, лес облачился в желтые одежды, наступили серьёзные заморозки. Даже как-то ночью проснулся от озноба. Как оказалось, волшебный скафандр в стужу не очень-то и греет, что заставило воспользоваться традиционной гуррской одеждой. На мою просьбу АзУры любезно предоставили просторный меховой кафтан, малахай на голову и мягкие унты. Всё это я надел поверх своей амуниции и стал вполне похож на гурра. Благодаря заморозкам, наконец, догадался «установить» термометр в скафандре и в записной книжке. За основу взял точки замерзания и испарения воды, как учил дедушка Цельсий. Так и получилась стоградусная шкала по Цельсию.  
Что-то не похоже, что бы АзУры основательно готовились к предстоящей зиме. Ни тебе запасов дров, ни вяленого мяса и рыбы, ни сушёных ягод и грибов на зиму. Беззаботный народ, однако, живут одним днём. Питаясь плодами и кореньями летом, зимой полагаются только на удачную охоту. Хотя, что мне беспокоиться-то, может на самом деле и зимой здешние леса изобилуют дичью?
 
2 ноября I года
Сегодня я оказался свидетелем расправы, которую учинил вождь Гаур-Раж с одним из своих гурров. Конечно, он и раньше, поддерживая и укрепляя власть, устраивал трёпки своим соплеменникам, но дело обычно не доходило до смертоубийства.
Слабо понимая язык гурров, я, конечно же, не берусь судить о причине конфликта, но думаю, что своим поступком Гаур-Раж напомнил всем гуррам племени, кто же всё-таки здесь вождь, и за одним проверил реакцию на эти события меня, Ра-Зан Тарро-Раж Сарга.
 
Всё произошло ранним утром. Первым из своего жилища выбрался шаман Гран-Бра. Сотрясая бубном, он призвал соплеменников выйти из чумов. Когда гурры собрались на площадке и, образовав круг, отдали традиционные поклоны восходящему Солнцу, к народу, как и подобает вождю, наконец, вышел сам Гаур-Раж. Шаман продолжил кружить внутри круга и вдруг выдернул из толпы гурра, в котором я узнал Журро-Сар, одного из помощников Журро-Гаур.   
Несчастный стоял посередине стойбища с широко раскрытыми глазами, а шаман уже валялся у его ног и бился в конвульсиях. Затем Гран-Бра резко вскочил на ноги и, указав руками на вершину скалы, где стоял я, Ра-Зан Сарга, упал ниц. Его примеру последовали остальные АзУры, в том числе и вождь Гаур-Раж. Лишь несчастный Журро-Сар так и остался стоять посередине круга. Отвесив поклоны Скале, Солнцу и божеству Ра-Зан Тарро-Раж Сарга, гурры следом за шаманом поднялись с земли и Гран-Бра, указав посохом на несчастного, выкрикнул страшное слово – Гарра!
- Гарра! – выкрикивали гурры. – Гарра! – всё дружней и настойчивей взывала толпа.
– Гарра! – отвечала эхом священная Скала.
Вдруг вождь Гаур-Раж поднял своё копьё и, выкрикнув: «Рроб!», наотмашь ударил им по голове шамана.
Сражённый ударом, Шаман Гран-Бра свалился плашмя у ног вождя, и тут же наступила тишина. Вождь, указав копьём в сторону несчастного Журро-Сар, и вновь выкрикнув страшное «Гарра!», сломал копьё у себя над головой. Это послужило сигналом для исполнителей его воли, и из толпы выскочили трое АзУров, которые тотчас насквозь пронзили несчастного Журро-Сар своими острыми копьями.
Два бездыханных тела, одно с проломленной головой, а другое с торчащими из него копьями, пролежали посреди стойбища до самого заката. АзУры, продолжая заниматься своими обыденными делами, не обращали на них никакого внимания, лишь мальчишки приходили поглазеть на жертв ярости вождя, и собаки попытались растерзать тела себе на обед, но тут же были отогнаны бдительными гуррами.
К вечеру шаман Гран-Бра всё же очухался и, не поднимаясь на ноги, попросту уполз к себе в чум. Уже в сумерках тело казнённого гурра, освободив от копий, сбросили в воду, отдав его в жертву духам реки.
 
То, что вождь Гаур-Раж казнил своего соплеменника, как-то объяснимо. Ну, допустим, тот ослушался или совершил другой опасный проступок. Тогда, чтобы другим неповадно было, власть и надо бы проявить. А вот за что он шаману Гран-Бра голову проломил, ведь шаман его же, вождя, власть и поддерживает? Или всё же противостояние между ними имеется, от того он и ударил шамана, потому что не хотел казнить несчастного, но надо было, и это НАДО исходило от шамана?
 
После этой истории Журро-Гаур и его оставшиеся двое помощников Журро-Сар три дня не появлялись у меня на производственной базе. Я по первости даже подумал, что их миссия на этом завершилась, и я остался без помощников. Но как-то утром Полосатый разбудил меня рычанием, не столько злобным, сколько предупредительно-недовольным, так он обычно и реагирует на появление моих друзей у подножия скалы. Ранее задуманные работы продолжились, да и жизнь в стойбище вернулась в привычное русло.
Вскорости выбрался из чума и шаман Гран-Бра. Он с неделю не притрагивался к своему бубну, а попросту бродил по стойбищу и целыми днями дрых где-нибудь на завалинке.
 
Всё-таки мудрый политик, этот вождь Гаур-Раж! Кроме того, как я заметил, он не настолько фанатично верит в божества и в чудеса, словно был ранее кем-то просвещён во всех этих вопросах. От того он и меня  воспринимает не так фанатично, как остальные АзУры, хотя и признаёт за мной необычные возможности и неизвестные гуррам знания. (Никак не забуду первую нашу встречу, когда он так непринуждённо и в то же время с удовольствием принял в подарок нож из моих рук). Но всё же он активно участвует в ритуальных играх, которые по каждому подходящему поводу устраивает шаман Гран-Бра, тем самым поддерживая суеверные чувства своего народа и, что естественно, укрепляя свою власть над АзУрами.
Осмыслив происшедшее, я стал реже появляться в стойбище и ещё глубже проводил политику невмешательства. Все новые достижения дикарей относил к мудрому руководству вождя и духовному влиянию шамана, а себя выставлял лишь ненавязчивым проводником воли их главного божества, Солнца.  Блин! Приходится быть изощрённым политиком, чтобы из-за моего присутствия в этом мире не происходили трагедии подобного рода.
 
15 ноября I года
Наконец удалось достроить жилище.
В качестве двери вывесил шкуру медведя, которого мы с Полосатым завалили ещё в первом совместном походе по тайге.
Шкура не помогла. Ветер, что постоянно гуляет на вершине горы, тут же сорвал импровизированную дверь, в результате пришлось искать другое решение. Из жердей соорудил раму, одну из сторон сделал с вылетами в оба конца, для использования их в качестве петель-шарниров. Внутри рамы были плотно вплетены прутья ивняка, в результате получилось неплохое дверное полотно.
Скажу честно, без помощи Журро-Сар я бы результата не добился. Благодаря их мастерству плести корзины  получилась вполне добротная не продуваемая ветром дверь. По тому же принципу мои помощники Журро-Сар изготовили вторую дверь и по два полотна на каждое окно. Теперь, думаю, холодная зима мне не страшна.
В центре дома соорудил печь-камин и вывел наверх трубу-дымоход. Чтобы не иметь проблем с качеством раствора, в «кирпичах», предназначенных для печи и дымохода вырезал специальные пазы, благодаря которым они неплохо цеплялись друг за друга. Теперь, если даже выкрошится глина, печь не развалится, и чадить не будет.
Ну и для полного уюта выпросил у АзУров несколько шкур на стены и на пол. В ответ они отказались принять от меня какие-либо подарки и вручили мне меха совершенно безвозмездно. 
Всё же они очень простой и добродушный народ, эти гурры племени Гаур- Раж АзУр, не испорченный товарно-денежными отношениями моей цивилизации ХХ века. Впрочем, такие отношения между людьми я встречал и в своё время в деревне во время ежегодных деревенских каникул. Там соседи готовы были отдать последнее, если того требовали жизненные обстоятельства. Помню, как-то одним погорельцам строили дом чуть ли ни всей деревней. Всем миром, как объясняла моя бабка.  
 
По большому счёту, стройка удалась благодаря приобретённому опыту строительства дома на даче, когда в своё время мы с отцом изощрялись в использовании любых подручных материалов при их дефиците в продаже. Потом я ещё не раз воздавал хвалу своему родителю, с детства привившему мне житейские навыки ведения натурального хозяйства.
 
Вождь Гаур-Раж, терпеливо дожидаясь результата, с любопытством наблюдал за суетой вокруг непонятного строительства. Чтобы не обмануть ожиданий вождя и вновь не вызвать его гнев на моих помощников Журро-Сар, я старался изо всех сил, как можно рациональней используя труд АзУров, а так же поощряя племя охотничьими трофеями, которые мы с Полосатым регулярно приносили из леса, тем самым компенсируя неучастие моих помощников в повседневной охоте.
 
Как раз сегодня, 15 ноября I  года, выпал обильный снег, покрыв белым покрывалом всю округу, и вот я впервые растопил камин.
Как только из трубы повалил густой дым, дикари под руководством шамана Гран-Бра тут же разыграли очередной ритуал, дав моему творению имя Гаух-Ра, что означает – Дом (Чум) Солнца.
Блин, этот шаман тоже ещё тот политикан! По любому повода устраивает показуху, лишь бы оставаться в центре внимания АзУров.
 
23 ноября I года
Вождь Гаур-Раж, впечатлённый рассказами Журро-Сар о строительстве Гаух-Ра, откликнулся на моё приглашение и в сопровождении шамана и двух старейшин-женщин решился, наконец, посетить жилище на вершине священной для них горы. До этого они не бывали у меня, и другим гуррам  было запрещено подниматься наверх. Даже мои помощники Журро-Сар не составляли исключение. Мало того, они постоянно рисковали быть наказанными своим вождём за участие в непонятных мероприятиях по строительству странного для них сооружения.  Случай с расправой их товарища служил хорошим уроком.
Освещённое факелами и хорошо протопленное помещение без признаков режущего глаза и затрудняющего дыхание смога (в отличие от дымных чумов гурров с открытым очагом), укрытые шкурами стены и пол, приготовленные в глиняной посуде блюда -  всё это было с помпой представлено уважаемым гостям.
Подбрасывая в камин поленья дров, я поддерживал в доме постоянное тепло в доме. Гости даже скинули с себя тяжёлые шкуры, чего они обычно не делали зимой в своих чумах, и наслаждались застольем с голыми торсами, как летом.
Гостям понравились подслащённый мёдом компот из сушеных ягод, мясной бульон, грибная похлёбка и другие вкусные блюда (раньше гурры не знали варёной пищи).
Думаю, приём удался. Вождь, оценив оказанное уважение со стороны самого Ра-Зан Сарга, изысканность пищи, значимость этикета и преимущества быта в Гаух-Ра, воспринял Ра-Зан Тарро-Раж Сарга хорошим «Богом» и в отношении моих помощников Журро-Сар сменил гнев на милость. Учитывая тот факт, что они своей деятельностью несут пользу всему племени и в то же время служат божествам, он выделил Журро-Сар, так сказать, в отдельное сословие. Им было разрешено без риска быть наказанными, посещать дом на скале в качестве учеников и помощников Ра-Зан Тарро-Раж Сарга. Ну, конечно же, им не дозволялось участвовать в управлении племенем (ещё бы он позволили кому-либо управлять его племенем).
 
Ночь с 31 декабря I года на 01 января I года
А вот и Новый Год, если считать по календарю из прошлой жизни. Даты удалось подкорректировать в самый короткий день зимы, зафиксировав его как 22 декабря. По нынешнему исчислению, наверное, прошли семь с половиной месяцев, как я выбрался из пещеры или половина года, как я забрался в пещеру.
Зачем я упираюсь в точность дат? Что это даст кроме путаницы? Время течёт само собой, размеренно и однообразно, без особых событий. Гурры же коптят свои чумы, рожают детей,  ходят на охоту.
Лишь благодаря Полосатому я не ощущал одиночества. Мы развлекались охотой, где он играл основную роль, а я лишь помогал загонять зверя и даже не применял пушку, оставив её качества для исключительных случаев. Тигр уже начал брать пищу из рук, позволил трепать себя за загривок и даже стал захаживать в моё жилище. Несмотря на тёплое помещение и наше давнишнее знакомство, он не мог находиться в доме долго, видимо, не переносил закрытого пространства. И всё же  как-то в лютый мороз Полосатый  изменил своему правилу и остался у меня на ночь.
Долгими зимними вечерами мы с Журро-Сар плели корзины из ивовых прутьев, изготавливали лыжи-снегоходы для охотников, вырезали из дерева посуду и различную утварь для жителей стойбища.
Вдвоём с Журро-Гаур мы, наконец, изготовили гончарный круг, подобие того, что я в своё время видел в телевизионной программе «Вокруг света», даже удалось изготовить один маленький горшочек из той глины, которой немного оставалось с осени. По весне глина в овраге оттает, и тогда гончарный круг заработает в полную силу.
К середине зимы дичи в лесу стало маловато, и в стойбище стал ощущаться голод. Чтобы поддержать гурров в голодную годину, я при помощи своих волшебных устройств помогал выслеживать зверя для охотников, чем ещё сильнее укрепил уважение дикарей.
Как-то, наблюдая, как АзУры тщетно пытаются острогами добыть рыбу из полыньи, мне пришла в голову идея изготовить «морду» (это орудие лова ещё называют ЖОХ или НЕРОТ), которой мы обычно ловили пескарей в речушке, что протекает через деревню моего детства. Ивовые прутья послужили отличным материалом, так что, недолго думая, я дополнил конструкцию корзины горловиной в форме воронки. Журро-Сар внимательно следили за моей работой, начиная с изготовления снасти вплоть до погружения устройства в полынью. На следующее утро совместными усилиями мы с трудом вытянули на лёд эту рыболовную снасть. «Морда» была наполнена рыбой по самую макушку, восторгу гурров не было конца, теперь у них была чудесная корзина, можно сказать, корзина-самобранка. Да и я был несказанно рад такой удаче, ведь при таком обилии рыбы в местной реке добрый улов всегда гарантирован.
Запасы дров и каменная печь позволили  мне коротать зимние дни и ночи в тепле и уюте. В то же время дикари, спасаясь от холода, спали в чумах одетыми и ночи  напролёт жгли хворост в открытых очагах. Не позаботившись о топливе с осени, они ходили за дровами ежедневно, и с огромным трудом добывали из под глубокого снега прошлогодний валежник.
Надеюсь, нынешние лишения и знания, переданные мною Журро-Сар, позволят АзУрам подготовиться к следующей зиме более основательно.
 
23 марта I года
Весна всё сильнее даёт о себе знать! Сегодня Солнце особенно пригрело и на открытых площадках начал таять снег. 
Попытался предупредить дикарей о возможном затоплении стойбища паводковыми водами. Оказалось, АзУры знакомы с весенней стихией и  чуть позже собираются перенести лагерь на соседний пригорок.
 
Глава пятая
 
15 мая II года
Вот уже ровно год как я нахожусь в другом месте в другое время. Ничего особенного не происходит. После половодья АзУры вернули стойбище на прежнее место и продолжают жить своей жизнью.
Почему они не оставили лагерь на взгорке? Может, от того, что на берегу реки у подножия горы гурры чувствуют себя более комфортно и безопасно? Хотя их поведение можно как-то объяснить:
- Во-первых, дикому зверю сложнее подобраться к лагерю со стороны реки, поэтому удобней держать под охраной оставшийся сектор со стороны леса, в случае же опасности АзУры могут уйти водой, на что не каждый зверь отважится.
- Во-вторых, именно с места стоянки видно, как на рассвете Солнце восходит прямо над вершиной скалы, придавая особую святость божественному значению Горы-Гаур.
 - И в-третьих, весеннее половодье смывает весь мусор, накопившийся за зиму на месте  стойбища, и они возвращаются уже на чистую площадку.
 
 
А не назначить ли мне День Рождения, ведь я, выбравшись из пещеры, как из утробы матери, попал в этот мир 15 мая I года. Выходит, что Скала приходится мне матерью.
Офигеть, что за бред я несу? И всё же данный факт ввёл меня в эйфорию, и я решил устроить пир в стойбище АзУров с песнями и плясками вокруг костра.
С утречка мы вдвоём с Полосатым добыли пару кабанчиков и косулю, Журро-Сар наловили рыбы,  наварили различных бульонов и компотов, так что праздник удался!
В честь этой даты благодарные гурры вздумали меня одарить, и предложили стать мужем одной из гуррок. И хотя обычно гуррка сама выбирает себе мужа, мне как местному божеству было предложено обратное, было предложено самому выбрать себе гуррку.
В мои планы не входило жениться, тем более, этим навсегда связать судьбу с местным населением, и я, как мог, отбивался от столь необычного подарка, тем самым вселив недоумение в умы АзУров.
Тогда вождь Гаур-Раж нашел другой выход из сложившегося конфуза. Он предложил в подарок самую молодую из своих жён, которая затем вернётся обратно к вождю, когда мы в полной мере насытимся любовными утехами. 
Блин, меня загнали в угол! Отказ от подарка самого вождя обидит АзУров и, возможно, осложнит наши отношения, даже несмотря на моё, непростое в их глазах, происхождение. И больше всего отказ обидит вождя. А как при этом он поведёт себя, я даже не берусь загадывать, ведь уже было показано на примере одного Журро-Сар, как вождь Гаур-Раж поступает, будучи в гневе.
- А как быть с тем, что женщины сами выбирают себе мужчин, а здесь её вдруг дарят гостю? – попытался я схватиться за последнюю соломинку.
В ответ шаман Гран-Бра и Журро-Гаур разъяснили причину такой щедрости вождя. Оказывается, подарок такого рода принято считать знаком большого уважения к гостю и высокой честью для женщины, а так же для её мужа. Вызвано это, по-видимому, жизненной необходимостью, требующей полезного вливания свежего семени в застоявшееся русло внутриродового кровосмешения. И тем более, в данном случае у женщины родится гурр от самого Ра-Зан Тарро-Раж Сарга! И принадлежать он будет не биологическому отцу, в данном случае мне, ни даже её мужу, вождю Гаур-Раж, а принадлежать будет матери, и то только до его совершеннолетия, которое наступит в двенадцать-четырнадцать лет, а дальше ребёнок будет принадлежать уже всему роду.
Мне ничего не оставалось, как любезно принять столь ценный дар, и я привёл к себе в Гаух-Ра прекрасную Ир-Рух (Сестра Луны), стройную блондинку с лучезарной улыбкой и длинной косой.
Конечно же, в душе я обрадовался такому необычному подарку. В конце концов, я вполне созревший молодой человек, и пора уже становиться мужчиной, тем более в объятиях такой Афродиты.
 
Н-да-а-а, не плохой у вождя вкус, однако! В XX веке Ир-Рух, при её-то внешних данных, вполне смогла бы сойти за фотомодель для какого-нибудь модного журнала.
К вождю Гаур-Раж она пришла в жены в прошлом году. Не будь он вождём, жил бы тогда в чуме у жены, но статус у него самый высокий, и теперь жене, нарушив традиции, приходится селиться у мужа, признавать его превосходство и даже мириться с наличием у него других жён.
 
Я сильно волновался. И хотя для меня это был первый сексуальный опыт, всё же держался достойно, словно в этих делах я человек бывалый.
Ир-Рух же отнеслась к случившемуся событию с интересом, и только похихикивала над теми шалостями, что мы вытворяли с ней трое суток напролёт. Только тогда я познал, что значит сладострастие, что значит гармония двух тел, что значит для мужчины близость женщины. Однако, несмотря на необычность ощущений, несмотря на великолепный секс,  между нами отсутствовала некая нить, которая обычно связывает два сердца, две души. Так что  на утро четвёртых суток Ир-Рух заявила, что уже насытилась, что дань уважения исчерпана, что если Ра-Зан Сарга не будет гневаться, то она больше не может оставаться с ним, и возвращается обратно к своему мужу, вождю Гаур-Раж.
Я согласился и отпустил прекрасную Ир-Рух к законному, можно сказать, мужу. Тем более была договорённость о возврате женщины обратно.
Конечно же, по началу я был глубоко огорчён и даже переживал по этому поводу. Ведь всё же Ир-Рух была моей первой женщиной, и мне о-очень понравилось всё то, что произошло за те три дня, и от чего я даже в неё слегка влюбился, хотя глубоких чувств и не испытывал.
 
Переживай, не переживай, а в те древние времена женщины были вольны выбирать себе мужей, может, как раз в этом и заключался пресловутый матриархат. (И всё же, учитывая главенствующую роль мужчины в данном племени АзУров, можно сделать вывод, что племя находилось уже в переходном периоде между матриархатом и патриархатом).
Впоследствии, являясь не только женой вождя Гаур-Раж, но и первой гурркой, родившей гурра от Ра-Зан Тарро-Раж Сарга, Ир-Рух стала наиболее уважаемой женщиной в стойбище, а вождь ещё больше возвысился в глазах соплеменников (они были как король и королева). Сына назвали  Сар-Ирган.
Н-да-а-а, вот оказывается, какие внутриродовые нравы были в первобытных племенах.
 
Глава шестая
 
3 июня II года
Регулярные наблюдения за ночным небом дали результат, на орбите Луны появился неизвестный объект. Светящаяся точка дважды обогнула ночное светило и исчезла из поля зрения. Дальнейшие попытки что-либо разглядеть на орбите и лунной базе, результатов не принесли. Всё же, для наблюдений с Земли до объекта слишком большое расстояние.
Значит, база не заброшена и её посещают. Кто же Они? Почему меня не замечают? Ведь у Них наверняка телескопы мощнее, чем мой шлем. А может на Земле есть более населённые места и Их взоры обращены именно туда???
Блин! Надо вернуться к пещере и ждать именно там, другой связующей точки мне даже не представляется.
   
22 июня II года
Я уже 18 дней в пути к своей пещере. Путь вверх против течения реки приходится преодолевать пешком, что занимает больше времени, чем «прогулочный» сплав по течению. Полосатый неизменно следует за мной, обеспечивая мне компанию и охрану. Журро-Сар остались в стойбище для ухода за моим жилищем и для заготовок на зиму.
Солнце зашло за горизонт, ненадолго оставив над тайгой бесконечный звёздный космос. Сегодня самая короткая ночь, почти  «белая» ночь. Выше по течению реки в небе появилась целая эскадра космических кораблей, еле видимых невооружённым глазом на фоне июньского неба белой ночи. Я насчитал три огромные «сигары» и несколько небольших по размерам «катеров-шлюпок», снующих между «сигарами». Все они выглядели именно такими, какими я видел их на мониторах в кабине корабля, замурованного в скале. 
Блин, не успеваю, ещё пару деньков и был бы на месте. Дождутся ли Они меня или, закончив свои дела, тут же улетят?
 
23 июня II года
Похоже, Они сворачивают свою деятельность и собираются покинуть орбиту Земли, на небе осталась всего одна «сигара» в сопровождении «шлюпок».
Ещё одна загадка. Как же Им удаётся оставаться на орбите в одной точке, не вращаясь вокруг Земли? Ведь это противоречит известным законам всемирного тяготения Ньютона, обязывающим двигаться по орбите с приличной скоростью, чтобы благодаря центробежной силе преодолевать притяжение Земли.
Я не очень расстраиваюсь, что не успеваю застать Их на месте, ведь неизвестно, как Они меня встретят. Это вам не первобытные АзУры с примитивными копьями, а высокоразвитые «гуманоиды», для которых земной человек может рассматриваться  как букашка для ботаника.
Ну что ж, чему быть, того не миновать.
 
24 июня II года
Небо чистое, ни одного кораблика, на горизонте виднеется только одинокая вершина скалы. Значит, точно не успел.
А может, это всё галлюцинации, и ни каких кораблей не было? О чём я говорю? Всё, что со мной происходит, и так сплошная галлюцинация, так что в воображении моего воображения корабли были! Во как сказал!
Ладно, доберёмся до пещеры, а там будет видно. Должны же Они оставить хоть какие-нибудь следы своего пребывания.
 
25 июня II года
Только к вечеру добрался до подножия скалы. Что ж, отдохнём с дороги и завтра предпримем подъём на выступ, к своей пещере.
 
26 июня II года
Н-да-а, а скала-то кажется неприступной. Когда в пошлый раз я с неё спустился, она не произвела такого впечатления, видимо, потому, что была уже позади, а сегодня она впереди.
Нагнув подходящую берёзу в виде катапульты, я только с пятой попытки забросил «кошку» с канатом на небольшую площадку, расположенную чуть ниже выступа.
И вот я уже на этой площадке. Казалось, до намеченной цели остался всего один шаг, но не тут-то было. «Кошка» никак не хотела цепляться за какую-либо опору на выступе, а по отвесной стене с площадки на него не пробраться.
Несколько раз я чуть не свалился с этой стены, пытаясь пробираться по ней без страховки, и уже к вечеру оставил попытки добраться до пещеры с первого наскока.
 
Как-то странно на этот раз ведёт себя волшебный канат, словно ему что-то мешает, словно какие-то силы ослабили его волшебные качества и я так и не смог взобраться по отвесной скале.
 
29 июня II года
На третий день, пробираясь сквозь густой кустарник и карабкаясь по скалам я взобрался на вершину с обратной стороны, по северному склону, которым воспользовался горный баран, убегая от меня в прошлом году.
Осматривая выступ сверху, я вообще не обнаружил следов пребывания кого-либо на нём. Ни разбросанного мусора, ни примятой травы, ни поломанных ветвей на кустарниках. Вот сволочи, аккуратно работают, не придерёшься! А может, никого и не было вовсе, может,  понаблюдали и улетели восвояси? Нет уж, для простого наблюдения не подгоняют целую эскадру, достаточно было бы и лёгкой шлюпки. Всё же это место имеет для Них важное значение, вот и на выступ так просто не взобраться, не имея особой цели, как моя.
Всё равно торопиться было уже некуда, и я устроил привал до следующего утра.
 
30 июня II года
После всех усилий по покорению вершины спуститься на уступ по надёжно закреплённому канату труда уже не составило. Ощутив под ногами твёрдую опору, я повернулся лицом к пещере и….. пещеры не обнаружил. Меня охватило недоумение, граничащее с паникой.
Как так, что за розыгрыш, куда она подевалась? Пещера не то, что была завалена булыжниками, она попросту отсутствовала. На меня смотрела отвесная стена, местами заросшая пучками травы, и никаких следов пребывания кого-либо  или чего-либо.
«Замуровали, Демоны!» - кажется, так говорилось в комедии Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», когда на месте прохода во времени чудесным образом образовалась обыкновенная стена. Как глубоко, оказывается, смотрел автор фильма, создавая свой шедевр. А может, с ним произошли похожие события, и он представил пережитое на широкий экран оригинальным образом, иначе всё равно бы не поверили. Вот и мне никто не поверит, если, конечно, сумею вернуться.
Убедившись, что не ошибся скалой и что округа та же самая, и навигатор привёл меня в ту же самую точку, я в отчаянии открыл по стене стрельбу из пушки. «Сезам» не открывался,  гранит с трудом поддавался действию оружия, а образовавшийся проход тут же заваливало крупными булыжниками следом рушившегося потолка. Перспектива разгрести проход от булыжников была такой же безнадёжной, как в 76-м году, когда я в эту пещеру вошёл. Подумал об аналогии: после рождения путь обратно в утробу матери закрыт, как и закрыт путь обратно в пещеру.
Осознав, что потеряна последняя надежда вернуться домой, я просто-напросто разрыдался от безысходности.
Зачем Они сделали это именно сейчас? Наверное, обнаружив следы моего пребывания на корабле, предприняли дополнительные меры предосторожности? Не Они ли устроили завал, когда я вошёл в пещеру в далёком 76-м году? А ведь точно, увидев из космоса нашу с ребятами возню у входа в пещеру, Они обрушили её, а может, обрушили всю скалу, не задумываясь о моей участи и участи моих друзей. Ведь неизвестно, что дальше произошло с ребятами, живы ли они???
От страшных догадок меня бросало в холодный пот.
Эти гуманоиды-инопланетяне и впрямь Демоны, их совершенно не интересует судьба Землян. Они выглядят, как Земляне, но в действительности воспринимают нас, как ботаники букашек. Значит, встреча с ними опасна и, наверное, хорошо, что не суждено было этой встрече состояться.
 
Глава седьмая
 
18 октября II года
Вот уже четыре месяца как мы с Полосатым скитаемся по тайге.
Не перестаю восхищаться красотами окружающей природы. Тайга поражает своими бескрайними просторами, разнообразием растений и животных, красотой рек и озёр, и особенно величием скал!
Каких только зверей, птиц и рыб я не встретил на своём пути, всех не перечесть. Благодаря замечательному шлему я мог разглядывать даже мышку под сухой травой, и зайца где-нибудь за кустом, и рысь высоко на дереве, и даже огромного сома в речной заводи.
 
Неужели в далёком 76-м зверей так же много, и их просто не видишь невооружённым глазом? Или всё-таки к концу ХХ века экологию нарушили настолько, что зверя в лесу редко встретишь?  А ведь действительно, в те годы я зайца в лесу всего раза три встречал, а волка вообще ни разу (конечно, хорошо, что не встречал). Белки там всякие, лисы, лоси постоянно на глаза попадались, а вот, допустим, медведь, кабан или рысь только в зоопарках на показ выставлены. Про тигров вообще молчу. Государства целые программы запускают по спасению какого-нибудь бенгальского тигра. А здесь - вот вам чудо! Тигр собственной персоной, да ещё в качестве близкого друга! Нет, шлем здесь не при чём, здесь что-то другое. Либо я попал в какой-то параллельный мир, либо в те, вернее, в эти древние времена зверьё в лесах действительно изобилует.
А что произошло дальше? А дальше людей стало больше, добывать зверя потребовалось больше, вот и поистребили братьев наших меньших. Да ещё начали земледелием заниматься, леса-то и повырубили. Затем индустриализация, и всякие там вредные выбросы. В результате  растений в лесу стало меньше, а зверьё ушло подальше в леса. Куда «подальше-то», если этих лесов почти не осталось?
Взять, к примеру, нашу электростанцию, что в тайге построена. Молодцы, угольную электростанцию подальше от городов построили, чтобы городскую экологию не портить. А с окрестными лесами как быть? Ведь, помню, в самом начале, когда только стройка шла, а электростанция ещё не работала, в лесу черники, земляники, грибов полно было, с мальчишками за один день по ведру этого богатства набирали. Сосед-охотник всегда с трофеями приходил, то зайца, то тетерева презентовал по-соседски. А теперь!? Теперь всё золой покрыто, ягод лишь со стакан набрать можно, и то на удачу, грибы вообще редкость. Сосед как-то зайца принёс, так у него зубы до самых дёсен истёрты, потому как древесная кора с золой наждачной бумагой становится, а зайцу чем зимой питаться? только корой…
 
Сегодня от дождя заскочил в пещеру, а там… молодой олень, красивый такой, осанка гордая, мех плотный, ровный, рога развесистые, крепкие, смотрит на меня дерзко. Стоим напротив друг друга и молчим. Он вроде бы и выйти из пещеры готов, да я проход ему перекрыл. Я сам был бы рад выйти, да там ливень. Хорошо, Полосатого рядом не оказалось, по тайге носился где-то, он бы этого красавца на раз разорвал. Жалко! Я спиной к стене прижался, пушку наизготовку и медленно обхожу его сбоку. Когда проход, наконец, освободился, олень пулей из пещеры выскочил и в заросли…
Что, думаю, ему в пещере этой понадобилось? Ведь ловушка стопроцентная, для любого крупного хищника лёгкая добыча. Ха! Так здесь залежи каменной соли, вот и рискует красавец ради редкого лакомства.
Теперь у меня появилась соль. На первом же ужине я добавил соль в свой рацион и  почувствовал себя в Раю! Это  полезное открытие придало пище более яркий вкус и менее грустные перспективы дальнейшему существованию. Теперь на зиму можно и соленья заготавливать, грибы там всякие солить, рыбу и мясо с солью закоптить, дольше храниться будут.
 
18 октября II года
Проснулся от журчания ручья, возле которого и устроил с вечера привал. Полосатый как всегда на посту, сидит на камне и вглядывается в даль. В небольшой заводи стайкой скучились мальки, значит, где-то рядом их родитель водится, более крупная рыбина. Удастся выследить рыбину - завтрак мне обеспечен. Вглядываюсь в глубину заводи, смотрю – а там жёлтые песчинки, отличные от других своими размерами и блеском. Катятся не спеша по течению, а в заводи, где мальки  скучились, и песчинки эти тоже скучились. Там их где-то с горсть наберётся, а те, что не уместились, дальше по течению направились. Любопытно! Загрёб я их ладонью и - о чудо! Ведь это золотой песок! Хотя я до этого и не знал, как выглядит золотой песок, но почему-то сразу на него подумал. А среди них и самородочек покрупнее, такой бесформенный, как смятый кусочек сосновой смолы. Он-то точно золотой, значит и остальные песчинки тоже золотые.
Это вторая такая удачная находка за два дня. Вчера, значит, на соль наткнулся, а сегодня вот золотишко подвернулось. Хотя какой толк от этого золота в каменный-то век? Древних людей этим блеском не восхитишь, наверное, им бы удачную охоту и протопленный чум-гаух. Хотя как сказать! Вождь Гаур-Раж вон как доволен был, когда я ему нож вручил, да и перья в волосы они не зря вплетают, и женщины ихние волосы не зря в косы заплетают, и узоры, что Журро-Гаур выделывает на своих изделиях, всем АзУрам нравятся. Так что я не прав, понравятся им безделушки блестящие.
Что-ж, нам с Полосатым торопиться некуда, поищем-ка мы ту жилу золотую, откуда эти песчинки приносит. Выше по течению нашлись ещё пара-тройка заводей с золотым наполнением.
Ого, так здесь золотоносные места! Мне это начинает нравиться, я вхожу во вкус.
Идти пришлось долго, и лишь к середине следующего дня мы вышли к небольшому ущелью, скалы которого, как сало мясными прослойками, буквально испещрены золотыми жилами. Ну а ручеёк этот, пробивая себе путь сквозь скалы, и уносил с собой жёлтые песчинки. 
М-да! Теперь я обладаю, можно сказать, несметными сокровищами. И что с того? С собой в ХХ век их не унесёшь, здесь же ими не обогатиться, потому как здесь я и так самый богатый и влиятельный гурр. Ого, куда меня понесло!!! Но ведь это так! Будь я тщеславен, то с моими техническими возможностями мог бы обладать властью над всем этим миром. Хорошо, что не страдаю этим недугом, оттого и ушёл от АзУров, оттого и скитаюсь подальше от гурров.  И всё же  соблазн изготовить из золота пару-тройку безделушек есть.
Насколько помнится из школьного курса химии, а может быть, и физики, температура плавления золота в полтора–два раза выше, чем у свинца, так что известный пацанам способ плавки свинца в обыкновенном костре для золота не подойдёт. Значит надо строить доменную печь. А как она устроена? Мало того, надо ведь ещё и уголь заготовить. А где его взять? А как его заготавливали древние углежоги? М-да! Знаний мне не хватает, однако, надо было больше книжек читать в своё время.
Стоп, у меня же есть волшебная пушка-гиперболоид, она ведь способна работать как газовая горелка! Почему бы с её помощью не расплавить пару пригоршней песка?
Выдолбив в камне круглую выемку-форму с  вроде бы  плоским днищем, я высыпал туда золотой песок и навел пушку. Фокус удался! Песок расплавился в сплошную массу и даже начал закипать, разбрызгивая в стороны капли раскалённого металла. Для защиты лица даже пришлось надеть шлем. В результате проб и ошибок у меня получился достаточно увесистый слиток-бляха. Конечно же, из-за неровностей стенок и днища каменной формы обратная сторона и боковые края получились неровными и пористыми, зато лицевая сторона гладкая и блестящая. Дело осталось за малым - убрать неровности, благо, камня в качестве абразивного инструмента здесь предостаточно, так что с обработкой проблем не было, понадобилось лишь упорство.
И вот я держу первое, хоть и примитивное, но всё же ювелирное изделие, изготовленное своими руками. Теперь я не только гончар, теперь я становлюсь ещё и ювелиром.
Лучом проделав в бляхе отверстие, я продёрнул сквозь него кожаный шнурок и с удовольствием повесил бляху себе на шею.
 
24 октября II года
Я вошёл во вкус. Изготовив ещё три формы -  квадрат, треугольник и прямоугольная полоса для изготовления браслета,   я расплавил в них песок и получил новые бляхи.
Самым сложным в изготовлении оказался браслет. Во-первых, не так-то просто в каменной глыбе выдолбить правильную прямоугольную форму достаточной длины. Во-вторых, надо разогреть металл равномерно по всей длине. Ну и в-третьих, полученную полосу не так-то просто обработать, чтобы убрать все неровности и шероховатости, сохранив при этом форму заготовки. Браслет получился довольно уродливым, отдам его Журро-Гаур, пусть поупражняется, может и сотворит что-нибудь.
Эх! Жаль, рядом нет моего помощника Журро-Гаур с его творческой фантазией и упорством. Он бы точно придумал ещё что-нибудь, да с ним и процесс пошёл бы  быстрее.
 
25 октября II года.
Ночи становятся холодными. Хватит скитаться, пора возвращаться к стойбищу АзУров на зимовку.
 
К вечеру набрёл на следы чужого стойбища. Это были не АзУры, и не другие родственные им гурры, так как, кроме костей животных, по площадке были разбросаны человеческие кости и два человеческих черепа. От такой находки по телу пошла холодная дрожь. По-видимому, стоянка оставлена этим летом, и племя каннибалов направилось через лес в южном направлении, об этом свидетельствовали поломанные в том же направлении ветки кустарника. Идти следом я не решился, зачем испытывать судьбу.
 
Зима вступала в свои права и, гонимый холодом, я наконец-то добрался до своего дома на скале возле стойбища АзУров. 
Завидев клубы дыма над крышей Гаух-Ра, дикари повыползали из чумов и устроили привычный ритуал, сопровождаемый пляской шамана Гран-Бра. Дождавшись окончания представления, я отправился отдыхать в теперь уже ставший мне родным дом.
 
27 октября II года
В честь возвращения решил устроить своим друзьям АзУрам пир.
С утра с Полосатым сходили на охоту,  Журро-Сар наловили рыбы и достали из запасников всякой вкусной снеди, что они заготовили в моё отсутствие (всё-таки не зря я приучал их готовить запасы на зиму).
В приготовлении пищи впервые была использована соль, придавшая блюдам особую пикантность и новизну. АзУры приняли новшество за чудо, что в очередной раз подтвердило моё непростое в их глазах происхождение.
В знак уважения я одарил вождя, шамана и их жен золотыми украшениями, чем вызвал умиление и восторг в сердцах этих суровых гурров.
Вождь Гаур-Раж, услышав рассказ о каннибалах, подтвердил существование в тайге племён Дертов, тех самых, что произошли от медведя, заклятых врагов АзУров.
За время пиршества Ир-Рух, жена вождя, дважды выходила из главного чума, подавая на «стол» клюквенный морс, отвар иван-чая и другие напитки. Она лишь равнодушно поприветствовала меня, словно между нами ничего и не было. За её меховым балахоном не было видно результатов нашей любви, но вождь Гаур-Раж  с удовольствием поделился новостью о беременности своей жены. У меня даже сердце ёкнуло от романтических воспоминаний. Правда, я не очень-то   расстроился, она не моя жена, да и большой любви у нас не случилось, хотя как сказать…  секс был великолепным…
Праздник удался. Лица гурров сияли счастливыми улыбками и, чёрт возьми, я тоже был счастлив, словно встретился с очень близкими мне людьми.
Под влиянием доброй ауры этих простых и милых мне людей я как-то смирился с утратой последней надежды вернуться в XX век и даже решил оставшуюся жизнь связать с племенем АзУров.
Как и в прошлый раз, мне повторно предоставили привилегию «выбрать» себе в жёны одну из свободных гуррок (обычно всё происходит наоборот, обычно гуррка выбирает гурра). На этот раз я уже не колебался и, внимательно приглядевшись к девушкам, пригласил себе в жёны юную Дир-Ран.
В знак серьёзности намерений я надел на шею своей невесте золотую треугольную пластину. Испытывая ко мне явную симпатию и оценив подарок, она не стала колебаться и по окончании пиршества поднялась со мной в Гаух-Ра.
Дир-Ран (цветущее дерево) внешне  отличалась от своих соплеменников. Было в ней, по меркам ХХ века, что-то азиатское, и индианка, и турчанка, и татарка, а может, всё вместе взятое. В отличие от родных сестёр и братьев, почти не отличавшихся от остальных АзУров, Дир-Ран обладала чертами своих, возможно, южных  предков. Её отец был рождён от чужака, как-то осенью забредшего к АзУрам и прожившим с племенем до весны.
В отличие от Ир-Рух, моя Дир-Ран почти никогда не улыбалась, но её смуглое лицо, чёрные как смоль волосы, карие глаза и полные губы излучали особое очарование, что окончательно пленило моё сердце, и я посчитал себя самым счастливым гурром  на земле.  (Ого, я уже думаю на их языке, называя себя гурром, что ж,  с кем поведёшься, от того и наберёшься, или же -  с волками жить, по-волчьи выть!)
          
25 ноября II года
Наконец-то мы с Журро-Сар соорудили пристрой к Гаух-Ра, в котором оборудовали печь-каменку и деревянный полок, в результате получилась неплохая банька, давнишняя моя мечта. Конечно, жаль, что веники не были заготовлены заранее, так что пришлось «хлестаться» хвоёй и осиной с чудом уцелевшей листвой на ветках.
Вождь с шаманом тоже отведали банный парок, но, видимо, не прочувствовали пользу этих процедур и баньку больше не посещали.
А вот моя Дир-Ран стала настоящей фанаткой горячего пара и каждую неделю посещала баньку вместе со мной.   
 
15 мая III года
Сегодня Новый год, первый день третьего года по моему летоисчислению.
Прошедшая зима оказалась самым счастливым периодом в моей жизни. Обуянные взаимными чувствами, мы с Дир-Ран не расставались ни на минуту, вместе ходили на охоту, катались с горок, парились в бане и наблюдали за звёздами. Мы могли  просто молча находиться рядом и быть счастливыми от ощущения близости друг друга.
Ревнуя к гуррке или просто не принимая чужака, Полосатый долго не появлялся в Гаух-Ра, но как-то  в морозный вечер он тихо зашёл в дом и спокойно улёгся на своё место у порога. С этого дня мы ходили на охоту втроём, а у моей Дир-Ран появилась надёжная охрана.
 
Весеннее благоухание природы вызывает эйфорию и возбуждающую тревогу. Я всё чаще засматриваюсь на северо-запад, всё чаще манит к себе пещера, нагнетая в сердце невыносимую тоску.
К концу весны у Дир-Ран округлился животик, и она вдруг охладела ко мне, видимо, моя миссия по зачатию потомства выполнена и в «самце» более не было нужды. Дир-Ран ушла в стойбище под присмотр своих соплеменников с их традициями приёма родов и ухода за роженицами. Не зря шаман Гран-Бра говорил мне, что гуррки привязаны больше к своему роду, чем к мужу, даже если он отец её детей.
 
Блин, скоро уже 22 июня, день, когда инопланетяне в прошлый раз появились над пещерой. Надо срочно собираться, ведь в прошлое лето мне потребовался почти месяц, прежде чем я оказался у входа в пещеру.
Раз в племени меня держит  лишь тоска по несостоявшейся любви, я, в сопровождении троих Журро-Сар (сам Журро-Гаур остался в стойбище), вновь отправился к своей скале-матери.
 
Глава восьмая
ЛУННЫЙ ПАТРУЛЬ
    
3 июня III года
Ровно год назад я заметил в небе светящуюся точку, но нынче  еженощные наблюдения за Луной  ничего не давали.
Неужели в этом году Они не появятся, неужели улетели надолго или навсегда??? Блин, надо надеяться на лучшее, вдруг 22 июня всё же произойдёт некое важное событие.
 
6 июня III года
Полосатый весь путь держится в стороне и присоединяется ко мне лишь на охоте, когда Журро-Сар остаются в лагере.
Мы у подножия скалы, на путь потратили 22 дня, как и в прошлом году. Интересная магия чисел получается, инопланетяне прилетали 22-го числа, и на путь от стойбища АзУров до скалы требуется 22 дня. Надо в будущем обратить внимание на это число.
Я поведал Журро-Сар историю скалы, пещеры, что располагалась высоко на выступе и то, что выйдя именно из этой пещеры, я и оказался в мире Гурров. 
Связав мою историю с легендой происхождения гурров, когда юноша по имени Гурр вышел из горы, где его ждала девушка по имени Ирр, АзУры тут же устроили ритуал поклонения мне и горе с плясками вокруг костра и вокруг меня.
Блин, им нельзя ничего рассказывать, как они надоели мне с этим культом, но приходится играть в их игры. Да и где она, та самая девушка по имени Ирр, или не Ирр, которая ждёт меня в этом мире, и ждёт ли вообще…
 
10 июня III года
До контрольной даты осталось 12 дней. Мы уже на вершине, спуск на выступ открытий не добавил, вход в пещеру так и остался заваленным булыжниками, результатом моих прошлогодних попыток проникнуть вовнутрь (если, конечно, этот вход имеется).
Оставшиеся дни решили посвятить обустройству лагеря на вершине горы, построили два чума, один для Журро-Сар, другой для меня, запаслись дровами и продовольствием.
Небо по-прежнему чистое, где Они, черт бы их побрал!
 
21, 22, 23 июня III года
Три ночи подряд по орбите Луны курсировали светящиеся точки. Один раз в зону видимости выплыла светлая «чёрточка» (по-видимому, «сигара»), значит,  дата 22 июня всё же имеет некое значение, и Они посещают Луну по расписанию.
Когда я через шлем продемонстрировал Журро-Сар небесные представления, их вновь обуяла суеверная эйфория. А ведь эти Журро-Сар теперь не только служители своего божества Ра-Зан Сарга, они ещё оказались посвящёнными в тайны горы и Луны.
Блин, почему же я не увидел инопланетян в тот первый год? Может, просто не заметил? Конечно же, я не знал об этой дате и поэтому не изучал небо столь пристально. Ну а если б и заметил, всё равно встрече не суждено было состояться, ведь я в то время находился больше месяца пути вниз по течению реки Терф, и обследовал окрестности стойбища АзУров.
Блин, а ведь Они наблюдают за мной на протяжении всего времени, с первого дня, с 15 мая I года, а может даже с 30 июня 1976 года. Ведь в прошлом году Они поняли, что я возвращаюсь к пещере и тут же её закрыли. А нынче опасность миновала, и Они спокойно наблюдают за мной с лунной базы.
Почему же Они не хотят со мной встречаться? Почему не возвращают в 76-й год? Ведь они прекрасно понимают, что мне о них немало известно, и я пытаюсь идти на контакт. Неужели объект в скале настолько запретен для землян, что меня пришлось вывести в далёкое прошлое и оставить там навсегда?
Итак, подведём итог:
- Инопланетяне контролируют вход в пещеру, корабль в скале и меня в скафандре (вернее, скафандр на мне).
- Контролируют не сами, а с помощью автоматической станции на Лунной базе, а в скафандре установлено что-то наподобие радиомаяка.
- В случае опасности станция может подать сигнал на разрушение входа в пещеру (Именно так произошло 30 июня 1976 года).
- Каждый год (а может, и не каждый) на лунную базу прибывает лунный патруль с инспекцией объекта.
А может быть, всё было по-другому, может вход в пещеру ни кто и не замуровывал? Допустим, Они перенесли скалу или участок скалы из другого времени, когда пещеры ещё не существовало, потому-то в прошлом году понадобилась целая эскадра, возможно, оснащённая специальным оборудованием. А вдруг наряду с  перемещением во времени существует переход в другое измерение, и Они перенесли участок скалы из другого измерения?  
Что за бред я несу!..
И всё равно, чтобы закрыть пещеру, им пришлось поднапрячься. Н-да-а, я доставляю им  немало хлопот, пора уже знакомиться, в конце-то концов.
 
29 июля III года
Сходили на соленую Пещеру и Золотое ущелье.
Почему-то Журро-Сар наотрез отказались заходить в пещеру, ссылались на злого и опасного Духа. Как они определили, что здесь обитает Дух, я так и не понял. Вроде бы пещера как пещера, ничего особенного, никаких там черепов,  символов и примет, никаких непонятных звуков и свечений.
Эти доисторические гурры живут в полой гармонии с природой и, видимо, ещё способны видеть и ощущать то многое, что уже не дано видеть и ощущать человеку историческому, так что для меня так и осталось загадкой, что же так могло напугать моих друзей-товарищей.
Раз уж до пещеры добрались, не возвращаться же без запасов соли, так что поработал я и рудокопом, надолбил соленых глыб для племени АзУров. И ведь суеверные АзУры не отказались принять соль из моих рук, несмотря на присутствие там мнимого Духа. А объяснили они это очень просто: Ра-Зан Сарга, прикоснувшись к предмету, духов из него изгоняет. Вот хитрецы!
 
Вот и пришла пора прощаться с верными товарищами Журро-Сар. Нагрузив самородками, солью и другими запасами, я отправил их на плоту вниз по течению в родное стойбище, а сам на пару с Полосатым направился на восток. 
 
 
ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ
РЕГРИ ГУРР
 
Глава первая
 
Ноябрь III года
Нынче мы углубились далеко на восток,  в бескрайние просторы первозданной тайги, оставив далеко за спиной горные массивы. Над зелёным океаном возвышались лишь отдельные скалы, одна из которых и приютила нас в своём чреве - удобной для зимовки пещере. Я соорудил очаг, обустроил дымоход, обложил помещение шкурами, в итоге получилось довольно удобное жилище. Полосатый, как обычно, не отходил от меня ни на шаг, и когда уже всё было готово, без уговоров расположился у входа.
 
22 декабря III года
Оказывается, мы с Полосатым не одиноки в этой тайге. Двое мужчин и три женщины, волоча за собой на волокушах скудную поклажу, подошли к подножию горы и остановились у незамёрзшего ручья. Немного посовещавшись, они приступили к обустройству лагеря. К вечеру женщины соорудили чум-гаух, а мужчины-гурры принесли из леса добычу, тетерева и пару зайцев.
Они явно гурры, так как внешне похожи на АзУров и общаются между собой  на гуррском наречии. Двое средних лет, явно семейная пара, а старик, старуха и высокая стройная девушка, видимо, сами по себе. Их каштановые волосы, слегка вытянутые лица и смугловатый цвет кожи свидетельствовали о принадлежности всех пятерых к одному роду.  
Что ж, завтра навестим новых соседей.
 
23 декабря III года
Я подобрался к стойбищу с наветренной стороны и вышел прямо к чуму. Увидев незнакомца, гурры замерли от неожиданности.
- Ррохх! – произнёс я, подняв руку ладонью вперёд.
Первой вышла из оцепенения старая седовласая женщина, видимо, главная в их компании. Она сделала шаг навстречу и, кивнув головой, произнесла ответное:
- Ррохх, Регри Гурр! (Регри Гурр – лесной человек).
Так как поверх скафандра на мне была обычная одежда из шкур, я не казался кем-то необычным, и был похож на гурра.  
Обед в тесноватом для шестерых чуме проходил в тёплой обстановке.
Моё угощение из зажаренной на углях и политой подсоленным соусом ноги оленя пришлось по вкусу хозяевам жилища. Видимо, давненько они не питались сытно и тем более так вкусно.
Скрывая своё якобы «божественное» происхождение, я представился именем Сарга, рассказал новым друзьям о жилище в пещере и о своей дружбе с тигром Тарро. Так же  вкратце поведал историю о происхождении уральских гор и о племени вождя Гаур-Раж, которых я называю АзУрами.
Как оказалось, мои соседи слышали от странников о кочующем вдоль русла реки Терф роде Гаур-Раж, прямых потомках первых Гурр и Ирр.
Сами же они, мои соседи,  кочевали в составе большого племени в долине реки Ирр-Терф,  год назад отделились от своих, что-то там не поделив. Путь они держат на запад и надеются примкнуть к одному из племён в верховьях реки Терф или же жить своим родом-племенем. 
Из трех семей, что направились на запад, до ручья добрались только эти пятеро гурров. Во время перехода двое замёрзли, один утонул в болоте, трое умерли от болезней, а когда их осталось совсем мало, на них ещё напали Дерты. Старую гуррку по имени Тир-Раз выбрали вожаком после гибели их вождя-женщины в стычке с Дертами. 
Я назвал их ИрТеры (от Ирр-Терф), с чем они охотно согласились, так как, не имея постоянного вождя, не имели и имени. 
Мои новые друзья обещали обдумать моё предложение перезимовать у ручья и уже по весне отправиться дальше своим маршрутом. После всего пережитого ИрТеры не очень-то доверяли странному жителю пещеры, которого они назвали Регри-Гурр-Сарга – кстати, неплохо звучит, Регри-Гурр, мне нравится!
Полосатый, возлегая на валуне, ожидал меня у подножия скалы. Гурры видели, как Регри-Гурр и Тарро направились вдвоём к себе в пещеру, что, кстати, подтвердило мой рассказ о дружбе с тигром. 
 
25 декабря III года
Сегодня я помог ИрТерам выследить кабана,  укрепив в их сознании уверенность, что они не умрут с голоду в этих глухих местах. Ощутив с моей стороны некую помощь и  покровительство, они, наконец, решили остаться до весны, для чего построили второй чум-гаух.
 
01 января III года
Полосатый своим рычанием оторвал от сладкого сна, носившего меня в 76-й год. Рычание было не столько злобным, сколько предупредительно-недовольным. Обычно он так преграждал путь моим друзьям, будь то вождь Гаур-Раж, шаман  Гран-Бра или  Журро-Сар. 
Выглянув наружу, я увидел молодую гуррку по имени Гир-Рен, ту самую высокую очаровашку, которая держалась особняком при первой встречес ИрТерами.  Естественно, встреча с рычащим тигром вселяла ужас в её сердце, но, видимо, цель появления у пещеры была сильнее страха.
Итак, Гир-Рен осмотрела сравнительно просторное жилище, подержала озябшие руки над тлеющими углями очага и изложила цель своего визита.
Вот ведь матриархат, однако. Гуррка, святая простота, без всяких формальностей предложила мне пойти ей в мужья и по весне двинуться вместе с ИрТерами на запад.
Я даже не ожидал такого поворота событий. Если в случае с Ир-Рух и Дир-Ран выбор жены оставался за мной (хотя я, конечно, был уже выбран, но из-за моего статуса выглядело, будто  выбор остался за мной), то нынче было твёрдо заявлено о первенстве женщины в принятии таких решений. Конечно, в социальном плане гуррка стоит на ступеньку выше гурра, но я-то не гурр и воспитан в других традициях, в другое время, когда преимущество патриархата было уже закреплено веками.
А как быть с тем, что где-то там, на западе, есть Дир-Ран и у нас уже появился сын, а может, и дочь. А ведь есть ещё и Ир-Рен, и она родила моего сына. И хотя она жена вождя Гаур-Раж, и мальчик считается его ребёнком, и принадлежит всему племени АзУров,  меня ведь всё равно терзают отцовские чувства, меня ведь всё равно гложет собственническое отношение к своим вообще-то детям. И вот уже в третий раз меня берут в мужья, вернее, пытаются взять в мужья, а потом, когда будет зачато очередное потомство, выпроводят за ненадобностью. Так получается, что в этом мире меня используют, как хотят, используют как коня-производителя. Может, от того я и покинул ставших мне уже родными, родными и в прямом и в переносном смысле, гурров, гурров из племени АзУры.
А может, я всё усложняю? Ведь в этом мире отношения между гуррами гораздо проще, чем отношения между людьми в ХХ веке.
Короче, моя вольнолюбивая натура, моё самолюбие объявили протест и, сославшись на то, что мой путь лежит не на запад, а дальше на восток, я отказался связать свою судьбу с ИрТерами, даже в лице столь прекрасной Гир-Рен.
 
2 января III года
Спал плохо. Всю ночь не покидали мысли о вчерашнем визите гуррки. Девушка в моём вкусе, высокая стройная шатенка с длинными ногами и большими глазами.
А я ведь уже более семи месяцев без женской ласки. Зачем же предложил ИрТерам остаться до весны? Шли бы своей дорогой и не нарушали моего душевного спокойствия.
Наутро вновь пришла Гир-Рен, и не одна, а в сопровождении старухи-вожака (блин, этого мне только не хватало, теперь будут вдвоём меня сватать).
На этот раз разговор протекал несколько иначе.  Учитывая моё стремление двигаться на восток, старуха предложила стать мужем для Гир-Рен всего лишь до весны, объяснив важность этого брачного союза не столько взаимной симпатией между мной и очаровательной гурркой, сколько необходимостью возрождения рода ИрТеров. В то же время среди ИрТеров вызывает недоумение отказ Регри-Гурра  пойти в мужья к далеко не уродливой гуррке, в то время  как в округе гуррок вообще нет (эта Тир-Раз тонкий политик, не зря её выбрали вожаком).
А собственно, что я теряю? Зачем отказываться от близости с красивой девушкой, тем более это ни к чему не обязывает, разве что отцовский долг, на который в этом мире хотели плевать с высокой горы. Тем более есть оговорённая возможность эту связь по весне разорвать. Ближе к весне будет видно, насколько прочен наш союз. А ведь и в правду, как только наступит лето, меня вновь охватит непреодолимое желание, оставив очередную возлюбленную, двинуться в путешествие.
Ха! Становлюсь циником.      
 
8 апреля III года
Весна стремительно вступает в свои права, солнце с каждым днём греет всё теплее и ласковей, с южной стороны скалы сошёл снег,  и…. куда-то пропал Полосатый. 
Что могло с ним случиться, даже не представляю. Самое худшее, если он столкнулся с дердом-медведем, хотя вряд ли, ведь Полосатый достаточно умён, чтобы не подпускать близко к себе медведя. Или же на охоте его ненароком пропорол своими рогами олень-тирр? А может, он провалился в трясину?
Что-то в голову лезут лишь трагические предположения. Хорошо хоть предположения. Будем надеяться, что всё обойдётся, что мой друг встретил в тайге очаровательную тигрицу и наслаждается с ней любовью где-нибудь на солнечной лужайке.
Я день за днём с вершины скалы осматривал тайгу, но так и не смог обнаружить моего верного друга. Уходя на охоту, я уже занимался не столько выслеживанием дичи, сколько искал хоть какие-то следы Полосатого, и в поисках удалялся всё дальше и дальше, возвращаясь домой через пару-тройку дней.
Гир-Рен не очень-то сочувствовала моим переживаниям по поводу исчезновения друга, напротив, она проявляла ревностное недовольство моими постоянными отлучками на поиски Полосатого. По этому поводу между нами даже случились словесные перепалки.
Вот мы и дожили до фазы семейных скандалов! Этого мне только не хватало!
 
11 апреля III года
Километрах в пяти сквозь тайгу пробирался дерд-медведь, он проснулся после зимней спячки и теперь, свирепый от голода, двигался явно в нашу сторону.
ИрТеры спешно забрали мелкие пожитки и поднялись ко мне на склон скалы. Совсем не хочется убивать хозяина тайги, будем надеяться, что зверь сам уйдёт восвояси.
Исхудавший за зиму великан порылся в мусорных остатках и, оставив стойбище, направился к пещере. Попытка отпугнуть медведя сброшенными на него булыжниками успеха не принесла. Зверь, не обращая внимания на валившиеся камни, уверенно шёл к своей цели. Получив удар попавшим в него булыжником, Дерд ещё больше рассвирепел. Раскрыв огромную пасть, он оглушил округу душераздирающим рёвом. Охваченные ужасом гурры, нацелив копья навстречу зверю и понимая, что им не справиться со свирепым Дердом, уже готовы были попрыгать с отвесной скалы вниз. Мне ничего не оставалось, как, выдавая свои возможности, достать пушку и направить её на непрошеного гостя. Дерд на секунду замер и  в панике бросился наутёк.
Опасность миновала, но ИрТеры невольно стали свидетелями моих необычных для них способностей, и вождь, старуха Тир-Раз, тут же присвоила мне титул шамана Гран-Бра. Теперь я стал Регри-Гурр Гран-Бра (этого только не хватало, осталось взять бубен и бегать кругами вокруг костра).
 
Только Гир-Рен отнеслась к происшествию холодно, ни тебе восторга, ни восхищения, ни простой похвалы.
- Ну всё, прогнал Дерда? Теперь сходи на охоту, в стойбище еда закончилась, – произнесла она сухо, как бы между прочим.
И это всё? Это всё, что я заслужил? Я только что, можно сказать, спас от неминуемой гибели и так уже вымирающий род ИрТеров. Старуха Тир-Раз чуть ли не пала ниц и бегала кругами вокруг меня, приговаривая: «Регри-Гурр, Регри-Гурр, Гран-Бра Регри-Гурр». А эта высокомерная Гир-Рен, даже не столько высокомерная, сколько безразличная ко всем и ко всему, холодная как льдина гуррка, восприняла событие, как если бы я убил комара. Специально, что ли, она это делает, чтобы не возомнил о себе, чтобы знал, что здесь женское царство, и мужчина в этом мире на последнем месте.
А ведь только я, владея невероятным  для этого времени оружием, мог считать свою победу рядовым поступком,  для первобытных-то гурров это – яркое, небывалое событие. Короче, её равнодушие к происшедшему повергло меня в глубокое уныние.
Как же так получается? Мы вроде бы семья, и у нас, вернее, у неё, даже есть некие планы на совместное будущее (несмотря на договорённости, Гир-Рен так и не оставляла надежды иметь меня в мужьях надолго и совместно двигаться дальше на запад), а она со мной совсем не считается, принимает меня как само собой разумеющееся. Типа, ведь взяли в мужья, вот и радуйся, тем более,  назначение гурра в этом мире - это только зачать потомство и принести зверя на обед. Что ещё надо-то???
Да уж! Мои представления о семье, об отношениях между мужчиной и женщиной взращены, можно сказать, цивилизованным ХХ веком  и вступают в глубокое противоречие с матёрым матриархатом первобытного общества.  
И правда, эту зиму мы с ней так и прожили - разными темпераментами, в разных измерениях. Все мои достижения, будь то удачная охота, умение приготовить необычное для гурров блюдо, да ту же  дружбу с тигром-тарро, Гир-Рен не воспринимала как достижения и достоинства, либо считая их некими недочётами,  либо вовсе  оставаясь к ним холодной и безучастной. Какую бы историю я ей не рассказывал, чем бы сокровенным не делился с ней (как-никак я пытался воспринимать Гир-Рен близким себе человеком), все мои душевные порывы, мои откровения пролетали мимо её сердца, словно в пустоту.
Гимном наших отношений могла служить старая песня 60-х годов: «А я говорю, луна говорю, и звездочки, словно крошки!!! Она говорит, то лампа горит, и вьются над нею мошки»
Гир-Рен была типичной представительницей эпохи матриархата, она совершенно не считалась с мнением мужчины и приходила в бешенство от всего, что шло вразрез с её мнением и решениями. А как на её месте в бешенство не придёшь, если я вёл себя не как гурр, вёл себя совершенно самостоятельно, и на её попытки верховодить вообще не обращал внимания.
Да-а! Отношения с Гир-Рен не шли ни в какое сравнение с отношениями с той же Дир-Ран. Ведь с Дир-Ран было всё наоборот, она, наоборот, выдвигала меня на первое место.   Она каждый раз поощряла меня за удачу на охоте, каждый раз благодарила за знаки внимания, что я ей оказывал, будь то букетик полевых цветов (представляете, первобытная гуррка, а приходит в восторг от цветов), или  приготовленное мной блюдо (в мире гурров вообще-то женщина распоряжалась у очага). Да мало ли всяческих вещей хочется сделать женщине в благодарность за взаимность. Может, от того и была между нами полная идиллия, пусть и продолжалась идиллия эта недолго, пусть не было той большой любви, которую веками воспевают писатели и поэты, но с ней я чувствовал себя счастливым.
Да и с Ир-Рух всё было не так. И хотя наши с ней отношения и отношениями-то не назовёшь, чисто пикантный эпизод,  всё же от Ир-Рух исходила некая искренность, можно сказать, любовь, хотя и скоротечная.
 
15 мая IV года
Сегодня очередной День моего рождения, ведь прошло ровно три года, как я скитаюсь по этой глухой тайге, не имея никакой перспективы на возвращение в ХХ век.
Полосатый появился накануне. Порванное ухо, расцарапанный лоб и довольная морда свидетельствовали о его любовных приключениях. Я был неслыханно рад возвращению верного друга и особенно рад его амурным удачам.
А отношения с Гир-Рен так и не сложились, всё-таки мы не подходим друг другу. А жаль, ведь она уже забеременела и это будет третий ребёнок, оставленный мной на воспитание матери (никак не могу привыкнуть к местному матриархату, к тому, что отец к детям имеет только биологическое отношение).
Ну что ж, нет -  так нет, придётся ИрТерам продолжать путь без меня, а завтра я пойду своей дорогой.
 
Что-то я слишком много места уделил отношениям с Гир-Рен. Видимо, от того, что надоело в одиночку по тайге болтаться, пора уже было осесть, завести семью, детишек и спокойно доживать свой век. Но фокус не удался…
 
Уже традиционно в честь Дня рождения и перед отправлением в поход я устроил пир. Гурры с удовольствием поедали блюда, приготовленные в глиняной посуде, и восхваляли мои кулинарные способности (видимо, понимали, что им теперь долго не придётся так вкусно и сытно пообедать)
Напоследок я оставил своим друзьям накопившуюся утварь и рассказал, как удобней и безопасней добраться до реки Терф.
      
16 мая IV года
Наутро, перекусив перед дорогой и уложив в рюкзак походную поклажу, я поцеловал Гир-Рен на прощание. Хотя на лице гуррки не было даже намёка на эмоции, её глаза всё же выражали досаду от несбывшихся надежд.
Обменявшись объятиями с остальными ИрТерами, я отправился своей дорогой в сопровождении самого верного друга в этом мире, тигра-тарро по имени Полосатый.
Так, с тяжестью на сердце от несложившихся отношений и нелепого расставания с близкой мне гуркой, я побрёл сквозь заросли бескрайней тайги.
 
Глава вторая
 
22 июня IV года
В этом году патруль не появился. Видимо, убедившись, что я ушёл далеко от скалы, Они не стали предпринимать каких-либо действий. Луна пустынна и холодна, только пирамиды и блестящий купол свидетельствуют о причастности некоего разума к естественному спутнику Земли.
 
Короче, парень я свободный, никуда не спешу, и в этом мире особых забот у меня нет, вот и размышляю обо всём подряд. Так становятся философами.
 
Лето V года
Полосатый первым почуял приближение чужаков. По угрожающей позе и по тому, как вздыбилась шерсть на его спине, я понял, что поблизости находится дерд-медведь. Мы обычно избегали стычек с лесным великаном и обходили медведя стороной. Но нынче тигр-тарро вёл себя несколько иначе, и я решил посмотреть, кто же в этот раз встретился нам на пути.
Сквозь густые заросли пробиралась группа из пяти «существ». Их тела прикрывали примитивные накидки из шкур. Из-под растрёпанных, бурого цвета волос были видны низкие лбы и  выдающиеся вперёд челюсти безобразных лиц.
Даже стало как-то жутко от такого зрелища.
Так вот как они выглядят, эти пресловутые Дерты, их, действительно, можно соотнести с медведем (хотя они больше похожи на обезьян, а так как гурры обезьян не видели, вот и сравнили их с медведем). Только вот,  дерд как медведь и гурр как человек выглядят просто красавцами, а среднее между ними - дерт, очень неприятное на вид создание (хотя всё познаётся в сравнении, ведь наверняка гурры в их глазах тоже уроды).
Вооружение чужаков состояло из палок-дубин и деревянных жердей-копий без наконечников. Другой ноши, кроме туши косули и ещё какого-то животного, у них не было.
Ого! Только когда они подошли довольно близко, я смог разглядеть на плече сутулого дерта связанное по рукам и ногам тело … гурра.
В другой ситуации я бы понаблюдал за дикарями и пошёл дальше, но от одной только  мысли, что свирепые дерты будут обедать моим «соплеменником», меня бросило в дрожь.    (А ведь дерты вовсе не каннибалы, как мне казалось раньше, гурры им далеко не подобны и являются всего лишь охотничьим трофеем, хотя этот факт дела не меняет).
Увидев перед собой преградившего путь гурра, дикари в недоумении остановись.  Кого им бояться в этих лесах – сами огромных размеров, на полтуловища выше меня и раза в 1,5 шире, а тут какой то «щуплый» гурр.
После короткого совета от группы отделились трое дертов и, озираясь по сторонам, стали медленно надвигаться на меня.
Последнее, что я увидел - это вращающуюся в полёте дубину….
 
                                                                       *   *   *
…. В уютном кафе местная рок-группа исполняла блюз известного музыканта. Публика собралась самая разнообразная. Пожилые люди, ещё в молодости полюбившие это музыкальное направление, компания весёлых девчат-хохотушек, празднующих день рождения, трое молодых мужчин, явно желающих познакомиться с кем-нибудь в этом клубе, две сексапильные подружки-любовницы, снимающие всё вокруг на камеру мобильного телефона, ну и группа бородатых байкеров-мотоциклистов, завсегдатаев этого специфичного клуба.
Мужчина и женщина, занявшие столик перед эстрадой, так же, как и все,  беззаботно наслаждались всем происходящим, но прежде всего они наслаждались друг другом, видимо, именно это и выделяло их среди остальных. Их лучезарные улыбки обнажали нежность любовных отношений, глаза светились страстью трепетных сердец. Посетители кафе, кто с восхищением, кто с завистью, а кто просто с интересом наблюдали за необычной парой…..
                                                           
                                                                        *   *   *
 
Глава третья
 
… Очнулся от горячих прикосновений шершавого языка. Огромная полосатая морда осторожно вылизывала пылающее одной общей болью лицо. В голову словно был вонзён клин, и от боли она готова была расколоться на части.
Что со мной??? Где я??? Зачем этот тигр делает мне больно???
Сознание стало медленно проясняться, вспомнились дерты, дубина, мой друг Полосатый, пленённый дикарями гурр.
Оглядевшись по сторонам, я с трудом поднялся и встал на четвереньки. Пушка-гиперболоид осталась в руке, злосчастная дубина валялась неподалёку, дертов не видать, только брошенные в спешке туша косули и тело гурра. Значит, несмотря на бо́льшую расторопность противника,  я всё же успел воспользоваться своим оружием.
Как я мог положиться на свою мнимую несокрушимость??? Как я мог перед стычкой не надеть шлём и понадеяться всего лишь на пушку??? Это ведь не охота на дикого несмышлёного зверя, это стычка с вообще-то разумными созданиями. Только случай помог остаться в живых, теперь будет урок на будущее.
Очень сильно болит голова!
Гурр пошевелился. Я на четвереньках подполз к телу и развернул его на спину. Передо мной лежала женщина с лицом, представляющим собой сплошную гематому.
 
Удивительно, но у меня действительно волшебные шлем и комбинезон. Уже на третий день от встречи с дубиной не осталось и следа, рассосалась гематома на лбу, прекратились головные боли, я стал ясно и адекватно соображать.
С гуркой же дело обстояло гораздо хуже. Переломанные ноги, сквозная рана в области груди и раздробленный череп. - со всем этим набором героическая женщина осталась жива и даже пыталась передвигаться. После двух недель врачевания  моим комбинезоном тяжёлая больная преобразилась в довольно миловидную женщину по имени Мирр-Эль. Несмотря на целебные возможности моего снаряжения, гуррке так и не удалось окончательно избавиться от последствий тяжёлого ранения. Временами из её груди доносилось хрипящее дыхание, на мгновение пропадала память, при ходьбе она осторожно вставала на пятки и передвигалась в основном на носочках, что, кстати, выглядело довольно привлекательно.
Впрочем, не только походка! Лёгкая в общении и с богатой фантазией, она буквально будоражила моё мужское воображение, от чего мы с ней беспрерывно погружались в море сладострастий и утех.
   
Конец лета IV года
С высокого холма был виден дым, поднимающийся над стойбищем рода Мирр-Эль. Обитатели лагеря приятно удивились чудесному спасению своей соплеменницы, ведь обычно дерты не выпускают из рук добычу, умертвляя её на месте.
Племя оказалось хотя и немногочисленным, но довольно крепким. Вождь племени, гуррка по имени Ирр-Гаур (Лунная Гора), действительно была прекрасна, как Луна, и тверда, как скала. Своими манерами и поступками она даже была чем-то схожа с Гаур-Раж, вождём АзУров. Так же, как Гаур-Раж имел гарем из трёх жен, Ирр-Гаур имела гарем из трёх мужей. Как и в племени АзУров, в племени Ирр-Гаур была шаманка Гран-Бра, которая отвечала за духовную сторону гурров. (А ведь, как впоследствии выяснилось, не в каждом племени гурров вождь делился властью с Гран-Бра, обычно шаман был в племени чуть ли не изгоем, оттого, видимо, Гаур-Раж с такой лёгкостью проломил голову своему Гран-Бра в день расправы над Журро-Сар)
С появлением в племени новичка вождь Ирр-Гаур, как водится среди гурров, пригласила меня на обед, разузнать, кто я такой, далеко ли держу путь, и что нынче делается в тайге.
Я представился именем Регри-Гурр Сарга, рассказал о племенах АзУров и ИрТеров, о своей дружбе с тигром Тарро, о встрече со свирепыми Дертами и о спасении Мирр-Эль. Мирр-Эль же в свою очередь подтвердила ту часть рассказа, свидетелем которой была она сама.
 
Так как до зимы ещё было время, я решил в племени долго не задерживаться и стал собираться в путь. Несмотря на приводящие меня в восторг жаркие объятия Мирр-Эль, сердце всё же не приняло сексапильную гуррку. Мирр-Эль к этому факту отнеслась совершенно спокойно, потому что уже носила в себе плод нашей короткой любви. Да и я как-то не переживал по случаю расставания, видимо, уже смирился с ролью бродячего кота и больше не позволял чувствам селиться у себя в груди.
Вождь же, Ирр-Гаур, на прощание пригласила меня к себе в чум традиционно оказать честь путнику. С некоторых пор по такому поводу я больше не раздумывал и с охотой принял уже ставшее обычным приглашение такого рода.
А почему нет? Ведь у меня уже была близость с женой вождя, можно сказать, короля, и вот теперь встреча с царствующей королевой.
Мужской гарем я попросил удалить из чума, ведь всё же, несмотря на их лёгкие нравы, для меня не совсем комфортно придаваться любовным утехам в присутствии посторонних, тем более, посторонних мужчин.
 
Может быть, я и считал себя достаточно искушённым в любви, как-никак уже столько женщин встретились на моём пути, но в мастерстве горячей Ирр-Гаур я и в подмётки не годился. С неё смело можно писать трактат об искусстве любви, и не с неё ли написана легендарная Камасутра? Не зря же у Ирр-Гаур было три мужа, да и  всяк проходящий мимо стойбища путник обязательно оказывался в её жарких объятиях. Я, конечно же, старался, как мог, сдерживал себя до последнего, чтобы растянуть удовольствие, за что и был «вознаграждён», Ирр-Гаур не выпускала меня из своего чума-гаух целых трое суток.
 
 
 

© Copyright: Иван Кочнев, 2013

Регистрационный номер №0155365

от 29 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155365 выдан для произведения:

                                                   Скала

                                      Дневник Сергея Котова

 

ЧАСТЬ III

Глава вторая

АЗУРЫ

 

29 мая I года

Сидя за ужином у костра,  я почувствовал, что за мной кто-то наблюдает, и этот кто-то совсем не тигр. Даже без колпака почувствовал. Надев колпак, окинул взглядом  окружающие заросли и вдалеке за кустами увидел… двоих «индейцев». Они, одетые в шкуры, с перьями в волосах, и впрямь чем-то были похожи на североамериканских индейцев, с одним лишь отличием: они были русоволосые, даже, можно сказать, блондины. Сидели на корточках и смотрели на меня, один держал в руке копье, а другой - лук. Не догадываясь, что мне их прекрасно видно в темноте, лесные воины вроде и не собирались предпринимать каких-либо агрессивных действий, а лишь наблюдали за мной в свете костра.  

Вот вам и цивилизация. Не думал я, что встречу древние первобытные племена. Лишь бы  людоедами не были, ведь даже если не вздумают использовать меня в пищу, всё равно это отвратительно - контактировать с каннибалами. Как известно из истории, многие дикие племена, особенно в южных широтах, прошли эту стадию своего развития, или, как минимум, приносили человека в жертву.

Н-да-а, как-то жутковато. И зачем я отправился искать этих людей?

Немного посовещавшись, дикари разделились, тот, что с копьём, остался наблюдать за мной, а лучник удалился.

Блин, он, наверное, отправился за подмогой, а это уж точно не радостные новости. Прятаться от них бесполезно, они здесь все тропки знают, надо занимать оборону. Оглядевшись по сторонам и оценив обстановку, я принял решение: в случае атаки надену шлем и, невидимым, буду уходить рекой, а пушкой воспользуюсь в исключительном случае. 

 

30 мая I года

Пополнение появилось на рассвете, и я не успел опомниться, как оказался в кольце агрессивно настроенных дикарей, даже путь к реке был отрезан. Их свирепые лица ясно говорили о намерении пустить меня на обед.

       Не успел надеть шлем, как из толпы прилетело копье и, не причинив мне вреда, отскочило в сторону. Я почувствовал лишь лёгкий толчок, сработала защитная функция скафандра.  Два последующих копья постигла та же участь, и я, наконец-то стал невидимым. Неудачная атака и моё исчезновение ввели нападающих в замешательство. Да ещё сгоряча я навёл пушку на противника. Индейцы на мгновение замерли и… с ужасом в глазах исчезли в лесной чаще.

Ха, так я теперь хозяин положения и, думаю, могу смело идти на контакт с этими индейцами, не опасаясь нападения с их стороны!!! Теперь они меня боятся, а значит, уважают!!! Хотя страха они тоже нагнали предостаточно, от волнения у меня дрожали руки, и сердце выпрыгивало из груди.

 

Лишь к вечеру, взобравшись на высокую скалу, я обнаружил внизу, на берегу реки, стойбище дикарей, состоящее из полутора десятка чумов.

Да! Именно ЧУМОВ, тех самых, в которых живут северные народы нашей станы. Только, в отличие от местных индейцев, наши северные племена не очень-то  воинственные.

На закате солнце светило прямо в глаза, затеняя обзор, но благодаря шлему удалось разглядеть подробности. В центре выделялся сравнительно большой чум с рогатым черепом оленя на верхотуре, по-видимому, это главный чум, ставка  вождя. По периметру территории уже расставили часовых с копьями для охраны и поддержания огня в кострах, остальные люди разбрелись по своим жилищам готовиться ко сну. 

Один из часовых трепал за загривок облезлого пса непонятной породы. Две другие собаки бродили по территории в поисках остатков пищи. При первом рассмотрении я не обнаружил человеческих костей и черепов, от сердца немного отлегло.

Интересно, зачем им часовые? Может быть, тайга не настолько глухая, и индейцы находятся в состоянии войны с другими племенами? Или это после встречи со мной они приняли дополнительные меры предосторожности?

 

31 мая I года Утро

Насколько помню, в мае 31 день. Хотя утренний воздух всё ещё освежает прохладой, лето уже твёрдой поступью шагает по тайге.

Лагерь индейцев утонул в утреннем тумане, видны только верхушки чумов. 

А почему же я называю их Индейцами? Ведь они, белокурые и светлолицые, хотя и носят перья в подвязанных хвостом или заплетённых в косы волосах, совсем не похожи на краснокожих жителей американского континента. В конце концов, это Урал, или даже Азия, уткнувшаяся в Уральские горы. Вот и буду называть их – АзУры!

Вооружившись шлемом, я сквозь туман наблюдал за пробуждением АзУров.

Первыми из чумов выбрались мужчины и, обменявшись приветствиями с часовыми, направились к отмели добывать рыбу острогами, сделанными из обычных прутьев.

С первыми лучами солнца, взошедшего из-за скалы, на которой я стоял, туман над лагерем стал рассеиваться и из своих жилищ повыползали остальные обитатели стойбища.  Женщины занялись хозяйством, кто подбрасывал хворост в тлеющие угли костра, кто вытаскивал из чума шкуры для просушки под солнечными лучами, кто отправился к реке за водой. Мужчины занялись уходом за оружием и снастями. Ребятня наравне со взрослыми активно участвовала во всех житейских процессах.

В хозяйстве АзУры применяли берестяную посуду и плетёные из прутьев корзины. Наконечники копий и стрел изготовлены из сколов камней или костей животных и рыб. Что-либо металлическое отсутствовало напрочь, похоже, они ещё в каменном веке.

Один из мужчин, обвешанный ожерельями из клыков хищников, и с посохом в руке, согнувшись пополам, бегал кругами по площадке. Он то и дело всматривался в мою сторону на вершину горы, хотя, ослеплённый восходящим солнцем, с трудом смог бы что-либо разглядеть. Но вдруг, всё-таки меня обнаружив, он закричал и, замахав руками, заскочил в чум. Остальные дикари в панике разбежались по своим жилищам.

Н-да-а! видимо здо́рово я вчера напугал их своей пушкой.

Немного погодя паникёр выполз из своего укрытия, в руках он держал короткую палку и обтянутый кожей бубен. Так это же шаман, именно поэтому он не занимался общественным трудом, а наблюдал, и  совсем не за мной, а за восходящим над горой Солнцем.

Шаман встал на колени и, возведя руки сначала в сторону уже поднявшегося выше Солнца, а затем в мою, пал ниц. Его примеру последовали выползшие следом остальные АзУры.

Да уж, совсем не так представлялась мне встреча с местным населением. Думал, пожмём друг другу руки, выкурим трубку мира и будем дружно сосуществовать. Я буду учить их земледелию и ремёслам, они поделятся опытом выживания в дикой природе, это программа минимум. Программа максимум предусматривает возвращение домой, в 1976 год.

А вышло совсем по-другому. Они приняли меня за божество, этого мне только не хватало. Вот привяжут к столбу и будут поклоняться моему трупу как истукану, что-то слишком мрачная картина рисуется в моём сознании. Да ладно, думаю, всё будет в порядке, в драку я уже ввязался, а дальше  - война план покажет. Ха! Так вроде Наполеон говорил. Во куда меня понесло!

Между тем АзУры, что-то выкрикивая, продолжали кланяться в мою сторон, а  шаман бегал с бубном по кругу. Интересно, что они там изрекают?

Подумав об этом, я вдруг стал отчётливо различать все произносимые дикарями звуки.

Блин! как это я раньше не догадался об этой замечательной функции моего шлема? Да просто не было необходимости её активировать. Н-да-а! У меня в руках шпионская техника наивысшего разряда.

- Ра, Бран, Ра-Зан, Гаур, Гор…,   – эти и другие урчащие звуки исходили из уст суеверных АзУров.

Как удачно я их окрестил, «АзУры», у них даже речь созвучна с именем.

В конце концов, мне это надоело, и я скрылся за огромным камнем, продолжая оттуда наблюдать за происходящим.

Потеряв меня из виду, дикари через некоторое время прекратили ритуал поклонения и, возбуждённые происшедшим событием, продолжили свои обыденные занятия.

    

1 июня I года

Чтобы не встречаться с дикарями, второй день наблюдаю за ними из укрытия на вершине скалы. Место удобное -  просторная, заросшая травой  и кустарником площадка с разбросанными по всей территории валунами, которые не позволяют  разгуляться ветру. Попасть на вершину можно только с восточной стороны по единственному проходу, скрытому среди кустов. Среди глыб я соорудил невидимый со стойбища шалаш с удобным обзором всей площадки, а у входа разбросал сухой хворост в надежде быть предупреждённым в случае появлению незваных гостей. Питаюсь консервами.

На рассвете АзУры повторили вчерашний ритуал поклонения восходящему над горой Солнцу. По-видимому, причиной коллективного следования этому ритуалу послужило моё вчерашнее появление на скале в лучах Солнца (до этого только шаман воздавал дань поклонения светилу). Что ж, Солнце как источник всего живого на земле достойно поклонения.

Из главного чума вышел вождь, АзУр с гордой осанкой, твёрдой поступью и строгим взглядом. Дикари его явно боятся и уважают, наверное, есть за что. Окинув взглядом вершину горы, он проурчал соплеменникам несколько фраз и возглавил отряд охотников для очередного похода, возможно, они отправились добывать зверя на обед.

Что же предпринять, что бы без эксцессов наладить с ними контакт? Как убедить этих людей, что я пришел как друг? Несмотря на то, что удалось напугать их пушкой, утренняя атака достаточно убедила меня, что АзУры могут быть весьма агрессивными.

Кажется, большое влияние на умы дикарей оказывает шаман, а вождь выполняет руководящие и административные функции, как в Красной Армии периода гражданской войны, командир и комиссар. Но это только первое впечатление, может быть у них всё по-другому.

К вечеру охотники вернулись с добычей, два крупных кабана явились свидетельством удачной охоты. Пиршество, сопровождаемое плясками вокруг костра, длилось до поздней ночи.

      

2 июня I года

Моё утреннее появление в лагере вызвало переполох. АзУры разбежались кто куда, кто-то заскочил в чум, кто-то убежал в лес, а кто-то спрятался за камнями.  Только вождь прямо и гордо стоял у входа в своё жилище, держа в руках длинное копьё. Как и прежде, ситуацию под контроль взял шаман, прокричав вслед соплеменникам урчащее послание. Дикари повыползали из укрытий и, заполнив пространство перед главным чумом, пали передо мной ниц. Шаман, гремя своим бубном, забегал кругами, согнувшись пополам.  Только вождь остался непреклонным, похоже, он самый отчаянный  и трезвомыслящий из всего племени.

- Приветствую тебя, Великий Вождь! Приветствую тебя, почтенный Шаман! Приветствую вас, жители стойбища! – произнёс я, максимально выбирая интонации и жесты.

Кажется, моя попытка наладить контакт принесла результат, вождь проурчал несколько фраз и АзУры расступились, оставив широкий проход между ним и мной, шаман свалился плашмя у ног вождя. Я сделал шаг вперёд и остановился. Толпа издала легкий гул. Вождь, держа вертикально копьё и перешагнув через тело шамана, тоже сделал один шаг в мою сторону. Не выдавая волнения, я повторил своё действие, гул вновь повторился, вождь последовал моему примеру. Когда между нами осталось шагов пять, я, положив руку на грудь, поклонился вождю, выказывая своё почтение. Вождь передал копьё рядом стоящему воину, поднял правую руку и произнёс урчащее:

- Ррохх!

Я поклонился повторно, выражая своё согласие с его репликой (ещё бы я не был согласен). Сердце бешено билось, на лбу проступил холодный пот, я, как мог, не выдавал своего волнения. В знак уважения я преподнёс вождю большой нож из корабельного набора, держа его на протянутых ладонях. Хотя внешне он не выказал восторга, по глазам было видно, что подарок произвёл впечатление, вождь, как и подобает главному воину и главному охотнику в племени,  разбирался в значимости оружия.

 

«Стоп! - остановил я себя на мысли. – А откуда этот дикарь может разбираться в столь совершенном для их цивилизации оружии? Ведь они пребывают, можно сказать, в каменном веке. И как он принял оружие из моих рук? Он сразу взял его за рукоятку и не стал восторгаться сверканием лезвия, а аккуратно провёл остриём по ладони, проверив качество заточки, и привычным жестом вложил его в ножны. А может, зря я заморачиваюсь, может, всё это естественно, и его поведение обусловлено его социальным положением? А может, ему уже преподносили такие подарки, или преподносили его предкам, а те из поколения в поколение передавали свой опыт?

 

Вождь жестом пригласил меня сесть на покрытое шкурой бревно, а сам уселся напротив. Образовав круг, к нам присоединились шаман и ещё трое пожилых АзУров, в том числе две женщины, вот вам и совет Старейшин. Остальные дикари разошлись, наблюдая за нами издалека.

Я жестами и интонациями как смог рассказал о своих мирных намерениях, о том, что не имею к Солнцу никакого отношения и о том, что спустился с горы, расположенной в 15 днях выше по течению реки и хотел бы стать добрым соседом, а может быть, и пожить в стойбище. Естественно, они меня понимали с трудом, но всё же кое-как сумели объяснить, что вроде бы и не собираются причинять мне вреда и в то же время не принимают меня за простого смертного из-за необычной одежды, из-за событий с той утренней атакой и появлением меня на горе в лучах восходящего солнца.

В ходе беседы стали понятны некоторые урчащие фразы: Ра– это Солнце (можно было сразу догадаться), Ра-Зан – так они обращались ко мне, означает Сын Солнца (тоже мне, Самсон нашёлся); мою фамилию -  Котов -   их язык вообще не смог выговорить, имя Сергей трансформировалось в Сарга, так я стал - Ра-Зан Сарга. (Кстати, в их мире имя Сарга, вернее Сар-Га, не является редким и означает Льющаяся Вода). Вождь носит имя Гаур-Раж, что означает брат горы, шамана называют Гран-Бра– живущий между небом и землёй.Ррохх – это такое приветствие.  Себя они называют Гурры – значит люди, племя носит имя вождя (племя Гаур-Раж). Жилище (чум) -  это Гаух, река – Терф, рыба – Бран, птица – Марр, звезда - Рик. Их главными божествами являлись Ра - Солнце,Ирр – Луна, и Гаур - Гора (вот почему моё появление на горе в лучах восходящего солнца вызвало такой переполох)

В этой местности они стоят первое лето. В поисках лучшей жизни прибыли с северо-запада, сплавляясь по реке. Там живут другие племена гурров и между ними регулярно случаются конфликты из-за охотничьих угодий.

Ко мне обращался в основном вождь, и лишь некоторые реплики исходили из уст шамана. Остальные члены совета излагали своё мнение, обращаясь к вождю. По-видимому, я изначально ошибался в главенстве, всё же вождь имеет бо́льшую власть, чем шаман, хотя кто их знает, потому как  шаман излагал свои мысли независимо, ну а вождь на них как будто  не реагировал, только иногда его глаза сверкали недовольством.

Беседа продлилась до вечера. Тем временем на костре зажарили свежую добычу и к импровизированному столу подали сочные куски зажаренного мяса, берестяную корзинку лесных ягод, пучки каких-то трав и корений. Еда оказалась  вкусной, я был счастлив.

Как бы дружелюбно не проходил контакт, я решил не рисковать и отказался проводить ночь в лагере, пообещав посетить стойбище в следующий раз. Вождь был не очень доволен, но, всё же, проявив сдержанность и понимание, снарядил мне в дорогу продуктовую корзинку, состоящую из куска мяса и различных даров леса.

С горы было хорошо видно, как АзУры возбуждённо обсуждали у костров сегодняшние события и, поглядывая на вершину, постепенно разошлись по своим  жилищам.

Вроде всё прошло неплохо, меня не съели, контакт налажен, могу никого не опасаясь, смело разводить костры и передвигаться.  

 

Глава третья

ПОЛОСАТЫЙ

 

24 июня I года

Все эти дни изучал окрестности, сплавился вниз по течению, поднялся на высоченную гору, что на юге возвышается над всей окрестностью. Кругом уже знакомый мне горный ландшафт вперемежку с непроходимой тайгой. Присутствие человека, за исключением уже знакомых АзУров, я так больше и не обнаружил.

Зато наткнулся на пчелиное дупло и отведал сладкого мёда. Приметил заросли иван-чая,  дикой черемши, калган-корня и других известных мне с деревенских каникул растений.

Полосатый, держась чуть в стороне, сопровождал меня повсюду. Может,  он свободен и одинок,  как и я, может он видел во мне родственную душу?

А почему нет? Ведь моя фамилия Котов, и он из породы кошачьих, вот и родственники, хи-хи!

Кстати, тигр почему-то отсутствовал, когда я находился поблизости от стойбища АзУров, видимо, у него с дикарями сложные отношения.

Однажды мы столкнулись с Полосатым нос к носу. Он вышел на меня из-за огромной коряги, когда я наблюдал через шлем за игрой уже взрослых волчат, оспаривающих первенство в своём выводке.

- Привет, Полосатый! Как дела? – оторопев, обратился я к тигру и сам поразился своей непринуждённости в обращении к хищнику.

В ответ прозвучало негромкое урчание, будем считать, что он ответил на приветствие положительно.

Мы вновь мирно разошлись и впредь передвигались на более близком расстоянии друг от друга.

Пытаясь задобрить зверя, я подстрелил небольшого кабана, перерезал ему горло и, обосновавшись в стороне, стал наблюдать за действиями тигра. Полосатый, став свидетелем моей охоты, не кинулся к приманке, а подошёл к туше  не торопясь, с безразличным видом. Затем тигр пристально посмотрел на меня, видимо оценивая искренность моего поступка и, обнюхав кабана, приступил к трапезе.

После этого случая я стал регулярно делиться обедом со своим другом, он же, в свою очередь, тоже стал приносить мне добычу. Так как дичи в лесу хватало, и каждый из нас не нуждался  в продуктовой подпитке, всё это напоминало банальный обмен любезностями. Так же любезно мы обменивались приветствиями и даже проводили непродолжительные «беседы»

Как бы мы ни дружили, всё равно держались друг от друга на расстоянии, впрочем, такое положение дел устраивало обоих.

Окончательно расслабившись, я стал без опаски спать в любом удобном для меня месте, находясь уже под надёжной охраной дикого зверя.

Как-то я проснулся от злобного рычания. Через шлем было видно, как далеко в зарослях Полосатый преградил путь громадному медведю, пытавшемуся пробраться к лагерю (видимо, его привлёк запах пищи, оставшейся после ужина). Хотя из-за больших размеров противника у тигра не было шансов на победу, он не думал отступать. Ситуация чем-то напоминала противостояние кошки и большой собаки. Медведь даже не обращал внимания на Полосатого и уверенно шёл в мою сторону. Внезапно тигр вцепился в морду противника, но тут же мощным ударом лапы был отброшен в сторону. Спасая товарища, я кинулся сквозь бурелом и попросту убил медведя из пушки.

Замешкайся я на секунду, остался бы без друга, а так, немного похромав на левую лапу, тигр, как ни в чём не бывало, продолжил путь. После этого инцидента мы ещё больше привязались друг к другу.

Почему он себя так ведёт? Почему защищает, а не нападает на меня или не уходит восвояси??? Может быть, на его сознание подействовал импульс из пушки при первой нашей встрече, в результате чего он признал во мне лидера, хозяина, вожака??? Верится с трудом, как известно, тигры - звери одинокие и независимые, хотя в каждом правиле имеются исключения. Что-то же его, словно домашнюю кошку, заставляет быть рядом со мной? Вот нескончаемая тема для изучения зоопсихологами (наверное, есть такая профессия).

 

25 июня I года

Жестами и добрым словом удалось уговорить Полосатого приблизиться к стойбищу АзУров и подняться ко мне на скалу. Мы оказались на месте в сумерки, когда лагерь уже спал, только костры свидетельствовали о бдительности его обитателей. Зверь стоял на краю и негромким рычанием выражал своё недружеское отношение к жителям стойбища.

- Успокойся, Полосатый, они мои друзья, и тебя они не обидят.

 

26 июня I года

На рассвете мы стояли на вершине скалы и наблюдали за пробуждением стойбища. АзУры во главе с шаманом Гран-Бра приступали к утреннему ритуалу. Увидев стоящего рядом со мной тигра, дикари начали что-то возбужденно выкрикивать, но шаман Гран-Бра, оценив ситуацию, прикрикнул на соплеменников, и волнения прекратились.

Я появился в лагере во второй половине дня и принёс в дар АзУрам тушу косули. Они оценили мой жест и пригласили к вечернему пиршеству уже как старого знакомого и в то же время высоко почитаемого гостя.

Дружба с дикой кошкой произвела на дикарей впечатление, и они отнесли этот факт к моему, по их мнению, полубожественному происхождению. Мне надоело убеждать их в обратном, и я согласился быть для них Самсоном, то есть Ра-Заном по-ихнему. В конце концов, это некая страховка моей безопасности. Раз уж я дружу с Тарро, так они называют тигра, мне добавили ещё одно имя Тарро-Раж – брат тигра, и Сергея Котова стали именовать Ра-Зан Тарро-Раж Сарга. Офигеть!

Любезностью за любезность, в свою очередь я рассказал АзУрам о происхождении Уральских гор и, раз уж они живут в этой местности, то они не просто гурры-люди из племени Гаур-Раж, а гурры-народ по имени АзУры. Немного посовещавшись, дикари согласились с моими доводами и приняли с удовольствием второе имя (не знаю, приживётся ли в будущем это имя).

Полосатый ждал меня на скале и любезно принял от меня гостинец с вечернего стола, зажаренную ногу дикого кабана.

 

Глав четвёртая

ЗИМА

 

25 октября I года

Уже четыре с половиной месяца живу по соседству со стойбищем, иногда хожу в гости, учу (вернее, учусь вместе с ними, опираясь на свои книжные познания) новым жизненным премудростям, пытаюсь примитивно разъяснить устройство мира. Эти, дикие, на первый взгляд, люди на лету схватывали новые для них премудрости, словно всё это было для них уже известно, но по какой-то причине забыто. Видимо, что-то произошло с их цивилизацией, и народ, имея в своих генах фундамент высокой культуры и интеллекта, начал своё развитие с самого начала.

Это так же подтверждала неплохая осведомлённость дикарей об устройстве Солнечной системы и даже всей Вселенной. Свои познания они представляли в виде легенд, былей и сказок, как это делали древние Греки, только имена героев и сами легенды несколько отличались (интересно, какую же сказку расскажут про меня, когда я с ними расстанусь?) Они знали, что Земля круглая, что она с другими планетами вертится вокруг центра всех планет, вокруг Солнца. Из их легенд становилось ясно, что их предки попали на Землю с далёкой звезды, и что на Луне у них был дом…

 

Людей они делят на два типа:

- Дерты, это такие «гурры», произошедшие от дерда-медведя. Они в полтора раза выше, очень сильные и свирепые. В отличие от гурров, их тело в большей степени покрыто  растительностью, они имеют низкий лоб и выделяющуюся вперёд челюсть (по словесному описанию АзУров, происхождение Дертов действительно можно отнести к медведям). Живут они небольшими группами по две-три семьи, летом устраивают шалаши, а на зиму перебираются в пещеры.

- И собственно гурры, они и есть люди (блин, с трудом разобрался в их классификации).

Сами же племя Гаур-Раж, а теперь ещё и народ АзУры, являются прямыми потомками первых гурров на Земле, тех,  кто прибыл с Луны.

 

                                                                    *   *   *

 

Это было давным-давно, когда люди были Богами. Тогда на Земле в горе́-гаур жил юноша по имени Гурр, а далеко на Луне в чуме-гаух жила девушка по имени Ирр - Луна.

Девушка полюбила юношу, но не решалась сказать ему о своей любви.

Однажды Ирр увидела, что из горы-гаур прекратил идти дым очага, у которого обычно грелся  Гурр. Увиденное обеспокоило девушку, и она решила спуститься на землю, чтобы разжечь огонь и согреть своего возлюбленного. 

На земле Ирр не пошла к Гурру в гору-гаур, а построила возле горы чум-гаух и развела огонь в очаге. Юноша вышел из своего остывшего жилища и попросился согреться у очага в чуме.

С тех пор гуррки являются владелицами очага и сами выбирают себе мужа.

И, видимо, неспроста вождя племени АзУров именуют Гаур-Раж – брат горы, а в именах женщин встречается слог – ИР, так же  Гурр созвучен с… «гаур-гора и гаух-чум»

 

                                                                   *   *   *

 

28 октября I года

Осень даёт о себе знать, перелётные птицы стаями отправляются в теплые края, лес облачился в желтые одежды, и уже наступили серьёзные заморозки. Волшебный скафандр не очень-то греет в стужу, что заставило пользоваться традиционной гуррской одеждой -  это просторный меховой кафтан, малахай на голове и мягкие унты. Всё это я надел поверх своей амуниции и стал вполне похож на гурра.

Что-то не похоже, что бы АзУры основательно готовились к предстоящей зиме, ни тебе запасов дров, ни вяленого мяса и рыбы, ни ягод и грибов на зиму. Беззаботный народ, однако, живут одним днём. Питаясь плодами и кореньями летом, зимой полагаются только на удачную охоту.

Не зная, какие в этих местах зимы, я не стал полагаться на жизненный опыт дикарей и ещё с лета предпринял усилия по заготовке провианта на зиму для себя и для всего племени, убедив жителей стойбища приносить мне дары природы как дань поклонения Солнцу. Из числа наиболее активных и талантливых АзУров ко мне в помощь вызвались пятеро помощников, благодаря которым удалось накоптить мяса и рыбы, заготовить орехов, клюквы и мёда, насушить грибов и ягод, различных трав и корений.

Среди них был гурр по имени Журро-Гаур, что значит, рисующий на скале (на горе, на стене). В отличие от других гурров, он был довольно талантливым. Если плёл корзинку, то обязательно вставлял туда какой-нибудь узор, если делал ожерелье, то обязательно придавал ему образ какого-нибудь животного, либо это змея, либо ящерка, либо пасть рычащего медведя. Он, действительно, неплохо рисовал на стене. За тот период, что племя стояло возле скалы, каменная стена обрела настоящую галерею из наскальных рисунков. Там были и олень, и кабан, и сидящие у костра гурры, и гурры на охоте. Короче говоря, настоящий археологический музей. Рисовал он обычно древесным углём, иногда применял сок растений, иногда даже высекал камнем.

За свои многочисленные способности  Журро-Гаур был признан старшим в группе моих помощников, от чего всех их называть общим именем, Журро-Сар. Журро-Сар, это означает что-то типа Журровцы (по-видимому, Сар – производная от имени Сарга, Сергей). В результате регулярного общения с Журро-Сар мы научились понимать речь друг друга, что намного облегчило мои контакты с АзУрами.

Вдвоём с Журро-Гаур мы отыскали залежи чистой глины, которая легко поддавалась лепке (вспомнились занятия умелых ручек ещё с детского садика). Для него это оказалось открытием и очередным чудом, что преподнёс их племени Ра-Зан Тарро-Раж Сарга. Обнаружив необычайные свойства этого древнего материала, Журро-Гаур тут же с энтузиазмом приступил к изготовлению различных фигурок людей и зверей. Готовые фигурки мы сушили под солнечными лучами, затем самые удачные из них обжигали в раскалённых углях.

Мне-то глина нужна была чисто из практических соображений, я пытался изготовить из неё маломальскую посуду, пригодную для приготовления горячей пищи. Если маленькие фигурки ещё поддавались обжигу в углях, то горшки и чаши почему-то всегда раскалывалась на части, сводя все мои усилия на нет.

Журро-Гаур и остальные Журро-Сар не понимали, что я от них добиваюсь, но из уважения к моему статусу выполняли все мои указания, и в итоге мы построили подобие гончарной печи. Теперь при равномерном прогреве в печи посуда перестала трескаться, и я получил долгожданный экземпляр замечательного глиняного горшка.

Горшок, конечно же, не идеально круглый, какие обычно получаются на гончарном круге, а кривослепленный моими кривыми руками, но всё же это первое гончарное изделие! Теперь осталось изготовить гончарный круг, и можно открывать гончарное производство.

 

Вождь Гаур-Раж на первых порах со снисхождением наблюдал за бесполезной в понимании его и многих других АзУров работой по заготовке провианта и дров на зиму, по строительству той же печи для обжига глины, по строительству чума-гаух из камней, которое я затеял аж на самой вершине скалы. Главное, чтобы эта деятельность, в которую были вовлечены Журро-Сар и другие гурры племени, не мешала охоте и местным ритуалам.

И всё же моя активность начала вредить сложившемуся социальному устройству племени, ведь народ стал всё чаще самостоятельно, без участия шамана и вождя, обращать свой взор на вершину Гаух-Ра, а Журро-Сар вообще стали пропадать там целыми днями. Вождь с шаманом, проявляя ревность и боясь потерять авторитет, начали выражать недовольство, граничащее с всплесками ярости.

Так я оказался свидетелем расправы, которую учинил вождь Гаур-Раж с одним из Журро-Сар. Конечно, он и раньше, поддерживая и укрепляя власть, устраивал трёпки своим соплеменникам, но в данном конкретном случае дело касалось одного из моих добровольных помощников, от того я и отнёс его нынешний поступок на свой счёт. Слабо понимая язык гурров, я, конечно же, не берусь судить о причине конфликта, но думаю, что своим поступком Гаур-Раж напомнил всем гуррам племени, а особенно Журро-Сар, кто же всё-таки здесь вождь, и за одним проверил реакцию на эти события меня, Ра-Зан Сарга.

 

Всё-таки мудрый политик, этот вождь Гаур-Раж! Кроме того, как я заметил, он не настолько фанатично верит в божества и в чудеса, словно был ранее кем-то просвещён во всех этих вопросах. От того он и меня  воспринимает не так фанатично, как остальные АзУры, хотя и признаёт за мной необычные возможности и неизвестные гуррам знания. (Никак не забуду первую нашу встречу, когда он так непринуждённо и в то же время с удовольствием принял в подарок нож из моих рук). Но всё же он активно участвует в тех играх, что по любому поводу устраивает шаман Гран-Бра, тем самым поддерживая религиозные чувства своего народа и, что естественно, укрепляя свою власть над АзУрами.

 

Всё произошло ранним утром. Первым из своего жилища выбрался шаман Гран-Бра. Сотрясая бубном, он призвал соплеменников выйти из чумов, и когда народ собрался на площадке посередине стойбища, образовав при этом круг, к народу, как и подобает вождю, наконец, вышел сам Гаур-Раж. Шаман продолжил кружить внутри круга и вдруг выдернул из толпы гурра, в котором я узнал одного из Журро-Сар.   

Несчастный стоял посередине стойбища с широко раскрытыми глазами, а шаман уже валялся у его ног и бился в конвульсиях. Затем Гран-Бра резко вскочил на ноги и, указав руками на вершину скалы, где стоял я, Ра-Зан Сарга, упал ниц. Его примеру последовали остальные АзУры, в том числе и вождь Гаур-Раж, лишь несчастный Журро-Сар так и остался стоять посередине круга. Отвесив поклоны Скале, Солнцу и божеству Ра-Зан Сарга, гурры следом за шаманом поднялись с земли и Гран-Бра, указав посохом на несчастного, выкрикнул страшное слово – Гарра!

- Гарра! – выкрикивали гурры. – Гарра! – всё дружней и настойчивей взывала толпа. – Гарра! – отвечала эхом священная Скала.

Вдруг вождь Гаур-Раж поднял своё копьё и выкрикнув: «Рроб!»,наотмашь ударил им по голове шамана.

Сражённый ударом, Шаман Гран-Бра свалился плашмя у ног вождя, и тут же наступила тишина. Вождь, указав копьём в сторону несчастного Журро-Сар, и вновь выкрикнув страшное «Гарра!», сломал копьё у себя над головой. Это послужило сигналом для исполнителей его воли, и из толпы выскочили трое АзУров, которые тотчас насквозь пронзили несчастного Журро-Сар своими острыми копьями.

Два бездыханных тела, одно с проломленной головой, а другое с торчащими из него копьями, пролежали посреди стойбища до самого заката. АзУры, продолжая заниматься своими обыденными делами, не обращали на них никакого внимания, лишь мальчишки приходили поглазеть на жертв ярости вождя, и собаки попытались растерзать тела себе на обед, но тут же были отогнаны бдительными гуррами.

К вечеру шаман Гран-Бра всё же очухался и, не поднимаясь на ноги, попросту уполз к себе в чум. Уже в сумерках тело несчастного Журро-Сар, освободив от копий, сбросили в воду, отдав его во власть течению реки.

 

То, что вождь Гаур-Раж казнил несчастного Журро-Сар, как-то объяснимо. Ну, допустим, тот ослушался или совершил другой опасный проступок, тогда, чтобы другим неповадно было, власть и надо бы проявить. А вот за что он шаману Гран-Бра голову проломил, ведь шаман его же, вождя, власть и поддерживает? Или всё же противостояние между ними имеется, от того он и ударил шамана, потому что не хотел убивать Журро-Сар, но надо было, и это НАДО исходило от шамана?

 

После этой истории Журро-Гаур и оставшиеся Журро-Сар три дня не появлялись у меня на скале. Я по первости даже подумал, что их миссия на этом завершилась, и я остался без помощников, но как-то утром Полосатый разбудил меня рычанием, не столько злобным, сколько предупредительно-недовольным, так он обычно и реагирует на визит моих друзей. Ранее задуманные работы продолжились, да и жизнь в стойбище вернулась в привычное русло.

Вскорости выбрался из чума и шаман Гран-Бра. Он с неделю не притрагивался к своему бубну, а попросту бродил по стойбищу и целыми днями дрых где-нибудь на завалинке.

 

Осмыслив происшедшее, я стал реже появляться в стойбище и ещё глубже проводил политику невмешательства. Все новые достижения дикарей относил к мудрому руководству вождя и духовному влиянию шамана, а себя выставлял лишь ненавязчивым проводником воли их главного божества, Солнца. (Блин! Приходится быть изощрённым политиком, чтобы из-за моего присутствия в этом мире не происходили трагедии подобного рода)

 

15 ноября I года

Наконец удалось достроить жилище. Получился круглый, как чум, и большой по местным меркам, пять шагов в диаметре, дом, сложенный из камней, с печью-камином по центру и даже с трубой-дымоходом. На строительство пошли валуны и булыжники, разбросанные по площадке, а также плоские камни, залежи которых образовались на рядом расположенном массиве в результате горообразования. 

Работы по добыче камня, песка, глины, извести и вулканической золы  выполняли гурры из стойбища, а Журро-Сар занимались строительством и подъёмом материалов на вершину горы (простым смертным гуррам путь на скалу был заказан). Даже удалось соорудить каменный свод, укрепив камни цементным раствором на опалубке из жердей. Для верности поверх свода конусом уложили жерди и накрыли их еловыми ветками, тем самым обеспечив хороший сток воды и сход снега в предстоящую зиму.

Особо повезло с цементом. Вулканическая зола, достаточно толстый слой которой я обнаружил на откосе оврага, в смеси с известью и глиной дала хорошие цементирующие свойства. По мере строительства я не раз проверял на прочность слои кладки и с удовлетворением отмечал их возрастающую крепость и стойкость к атмосферным осадкам.

По большому счёту, стройка удалась благодаря опыту строительства дома на даче, когда в своё время мы с отцом изощрялись в использовании любых подручных материалов при их дефиците в продаже. Потом я ещё не раз воздавал хвалу своему родителю, с детства привившему мне житейские навыки ведения натурального хозяйства.

Вождь Гаур-Раж, терпеливо дожидаясь результата, с любопытством наблюдал за суетой вокруг непонятного строительства. Чтобы не обмануть ожиданий Гаур-Раж и вновь не вызвать его гнев, я старался изо всех сил, как можно рациональней используя труд АзУров, а так же поощряя племя охотничьими трофеями, которые мы с Полосатым регулярно приносили из леса, тем самым компенсируя неучастие моих работников в повседневной охоте.

 

Сегодня выпал обильный снег, покрыв белым покрывалом всю округу, и я впервые растопил камин.

Как только из трубы повалил густой дым, дикари под руководством шамана Гран-Бра тут же разыграли очередной ритуал, дав моему творению имя Гаух-Ра, что означает – Дом (Чум) Солнца.

Блин, этот шаман тоже ещё тот политикан! По любому повода устраивает показуху, лишь бы оставаться в центре внимания АзУров.

 

23 ноября I года

Вождь Гаур-Раж в сопровождении шамана и двух старух, впечатлённые рассказами Журро-Сар, откликнулись на моё приглашение и всё же посетили жилище на вершине священной для них скалы. До этого они не бывали у меня и запрещали другим гуррам  подниматься наверх. Исключение составляли мои помощники Журро-Сар, и то те постоянно рисковали быть наказанными в результате резких перемен настроения своих лидеров.

Освещённое факелами и хорошо протопленное помещение без следов задымления (в отличие от дымных чумов гурров с открытым очагом), укрытые шкурами стены и пол, приготовленные в глиняной посуде блюда -  всё это было с помпой представлено уважаемым гостям.

Журро-Сар поочерёдно подавали блюда и не давали опустошаться чашам с напитками и разнообразными яствами, которые удалось приготовить из даров местной природы. Подбрасывая в камин поленья, они поддерживали постоянное тепло в доме. Гости даже скинули с себя тяжёлые шкуры, чего они обычно не делали зимой в своих чумах, и наслаждались застольем с голыми торсами, как летом.

Гостям понравились подслащённый мёдом компот из сушеных ягод, мясной бульон, грибная похлёбка и другие вкусные блюда (раньше гурры не знали варёной пищи).

Прощаясь, я снарядил гостям в дорогу по горшочку густого мёда и по корзинке мороженой клюквы.

Думаю, приём удался. Вождь, оценив оказанное уважение со стороны самого Ра-Зан Сарга, изысканность пищи, значимость этикета и преимущества быта в Гаух-Ра, воспринял Ра-Зан Сарга хорошим богом и сменил в отношении своих соплеменников гнев на милость. Он разрешил-таки  Журро-Сар, без риска для них быть наказанными, посещать мой дом в качестве учеников и помощников Ра-Зан. Учитывая тот факт, что Журро-Сар своей деятельностью несут пользу всему племени и в то же время служат божествам, он выделил их, так сказать, в отдельную касту без права участвовать в управлении племенем (ещё бы он позволили кому-либо управлять его племенем).

 

Ночь с 31 декабря I года на 01 января I года

А вот и Новый Год, если считать по календарю из прошлой жизни. Даты удалось подкорректировать в самый короткий день зимы, зафиксировав его как 22 декабря. По нынешнему исчислению, наверное, прошли семь с половиной месяцев, как я выбрался из пещеры или половина года, как я забрался в пещеру.

Зачем я упираюсь в точность дат? Что это даст кроме путаницы? Время течёт само собой, размеренно и однообразно, без особых событий, гурры коптят свои чумы, рожают детей,  ходят на охоту.

Лишь благодаря Полосатому я не ощущал одиночества. Мы развлекались охотой, где он играл основную роль, а я лишь помогал загонять зверя и даже не применял пушку, оставив её качества для исключительных случаев. Тигр же уже начал брать пищу из рук, позволил трепать себя за загривок и даже стал захаживать в моё жилище. Несмотря на тёплое помещение и наше давнишнее знакомство, он не мог находиться в доме долго, видимо, не переносил закрытого пространства. И всё же  как-то в лютый мороз Полосатый  изменил своему правилу и остался у меня на ночь.

Долгими зимними вечерами мы с Журро-Сар плели корзины из ивовых прутьев, изготавливали лыжи-снегоходы для охотников, вырезали из дерева посуду и различную утварь для жителей стойбища.

Вдвоём с Журро-Гаур мы, наконец, изготовили гончарный круг, подобие того, что я в своё время видел в телевизионной программе «Вокруг света», даже удалось изготовить один маленький горшочек из той глины, которой немного оставалось с осени. По весне глина в овраге оттает, и тогда гончарный круг заработает в полную силу.

К середине зимы дичи в лесу стало маловато, и в стойбище стал ощущаться голод. Чтобы поддержать гурров в голодную годину, при помощи шлема я помогал выслеживать зверя для охотников и совместно с Журро-Сар подкармливал АзУров продуктами из запасников, чем ещё сильнее укрепил уважение дикарей ко мне и моим помощникам.

Как-то, наблюдая, как АзУры тщетно пытаются острогами добыть рыбу из полыньи, мне пришла в голову идея изготовить «морду» (это орудие лова ещё называют ЖОХ или НЕРОТ), которой мы обычно ловили пескарей в речушке, что протекает через деревню моего детства. Ивовые прутья послужили отличным материалом, так что, недолго думая, я дополнил конструкцию корзины горловиной в форме воронки. Журро-Сар внимательно следили за моей работой, начиная с изготовления снасти вплоть до погружения устройства в полынью. На следующее утро совместными усилиями мы с трудом вытянули на лёд эту рыболовную снасть. «Морда» была наполнена рыбой по самую макушку, восторгу гурров не было конца, теперь у них была чудесная корзина, можно сказать, корзина-самобранка. Да и я был несказанно рад такой удаче, ведь при таком обилии рыбы в местной реке добрый улов всегда гарантирован.

Запасы дров и каменная печь позволили  мне коротать зимние дни и ночи в тепле и уюте. В то же время дикари, спасаясь от холода, спали в чумах одетыми и ночи  напролёт жгли хворост в открытых очагах. Не позаботившись о топливе с осени, они ходили за дровами ежедневно и с огромным трудом добывали из под глубокого снега прошлогодний валежник.

Надеюсь, нынешние лишения и знания, переданные мною Журро-Сар, позволят АзУрам подготовиться к следующей зиме более основательно.

 

23 марта I года

Весна всё сильнее даёт о себе знать! Сегодня Солнце особенно пригрело и на открытых площадках начал таять снег. 

Попытался предупредить дикарей о возможном затоплении стойбища паводковыми водами. Оказалось, АзУры знакомы с весенней стихией и  чуть позже собираются перенести лагерь на соседний пригорок.

 

Глава пятая

ИР-РУХ

 

15 мая II года

Вот уже ровно год как я нахожусь в другом месте в другое время. Ничего особенного не происходит. После половодья АзУры вернули стойбище на прежнее место и продолжают жить своей жизнью.

Почему они не оставили лагерь на взгорке? Может, от того, что на берегу реки у подножия горы гурры чувствуют себя более комфортно и безопасно? Хотя их поведение можно как-то объяснить:

- Во-первых, дикому зверю сложнее подобраться к лагерю со стороны реки, поэтому удобней держать под охраной оставшийся сектор со стороны леса, в случае же опасности АзУры могут уйти водой, на что не каждый зверь отважится.

- Во-вторых, именно с места стоянки видно, как на рассвете Солнце восходит прямо над вершиной скалы, придавая особую святость божественному значению Горы-Гаур.

 - И в-третьих, весеннее половодье смывает весь мусор, накопившийся за зиму на месте стойбища, и они возвращаются уже на чистую площадку.

 

 

А не назначить ли мне День Рождения, ведь я, выбравшись из пещеры, как из утробы матери, попал в этот мир 15 мая I года. Выходит, что Скала приходится мне матерью.

Офигеть, что за бред я несу? И всё же данный факт ввёл меня в эйфорию, и я решил устроить пир в стойбище АзУров с песнями и плясками вокруг костра.

С утречка мы вдвоём с Полосатым добыли пару кабанчиков и косулю, Журро-Сар наловили рыбы,  наварили различных бульонов и компотов, так что праздник удался!

В честь этой даты благодарные гурры вздумали меня одарить, и предложили стать мужем одной из гуррок. И хотя обычно гуррка сама выбирает себе мужа, нынче было предложено обратное, было предложено мне выбрать себе гуррку.

В мои планы не входило жениться, тем более, этим навсегда связать судьбу с местным населением, и я, как мог, отбивался от столь необычного подарка, тем самым вселив недоумение в умы АзУров.

Тогда вождь Гаур-Раж нашел другой выход из сложившегося конфуза. Он предложил в подарок самую молодую из своих жён, которая затем вернётся обратно к вождю, когда мы в полной мере насытимся любовными утехами. 

Блин, меня загнали в угол! Отказ от подарка самого вождя обидит АзУров и, возможно, осложнит наши отношения, даже несмотря на моё, непростое в их глазах, происхождение. И больше всего отказ обидит вождя. А как при этом он поведёт себя, я даже не берусь загадывать, ведь уже было показано на примере одного Журро-Сар, как вождь Гаур-Раж поступает, будучи в гневе.

- А как быть с тем, что женщины сами выбирают себе мужчин, а здесь её вдруг дарят гостю? – попытался я схватиться за последнюю соломинку.

В ответ шаман Гран-Бра и Журро-Гаур разъяснили причину такой щедрости вождя. Оказывается, подарок такого рода принято считать знаком большого уважения к гостю и высокой честью для женщины, а так же для её мужа. Вызвано это, по-видимому, жизненной необходимостью, требующей полезного вливания свежего семени в застоявшееся русло внутриродового кровосмешения. И тем более, в данном случае у женщины родится гурр от самого Ра-Зан Сарга! И принадлежать он будет не биологическому отцу, в данном случае мне, ни даже её мужу, вождю Гаур-Раж, а принадлежать будет матери, и то только до его совершеннолетия, которое наступит в двенадцать-четырнадцать лет, а дальше ребёнок будет принадлежать уже всему роду.

Мне ничего не оставалось, как любезно принять столь ценный дар, и я привёл к себе в Гаух-Ра прекрасную Ир-Рух (Сестра Луны), стройную блондинку с лучезарной улыбкой и длинной косой.

Конечно же, в душе я обрадовался такому необычному подарку. В конце концов, я вполне созревший молодой человек, и пора уже становиться мужчиной, тем более в объятиях такой Афродиты.

 

Н-да-а-а, не плохой у вождя вкус, однако! В XX веке Ир-Рух, при её-то внешних данных, вполне смогла бы сойти за фотомодель для какого-нибудь модного журнала.

К вождю Гаур-Раж она пришла в жены в прошлом году. Не будь он вождём, жил бы тогда в чуме у жены, но статус у него самый высокий, и теперь жене, нарушив традиции, приходится селиться у мужа и даже признавать его превосходство. 

 

Я сильно волновался. И хотя для меня это был первый сексуальный опыт, всё же держался достойно, словно в этих делах я человек бывалый.

Ир-Рух же отнеслась к случившемуся событию с интересом, и только похихикивала над теми шалостями, что мы вытворяли с ней трое суток напролёт. Только тогда я познал, что значит сладострастие, что значит гармония двух тел, что значит для мужчины близость женщины. Однако, несмотря на необычность ощущений, несмотря на великолепный секс, между нами отсутствовала некая нить, которая обычно связывает два сердца, две души. Так что  на утро четвёртых суток Ир-Рух заявила, что уже насытилась, что дань уважения исчерпана, что я больше не могу оставаться её мужем, и она возвращается обратно к своему мужу, вождю Гаур-Раж.

Я был глубоко огорчён и поначалу даже переживал по этому поводу, ведь всё же Ир-Рух была моей первой женщиной, и мне ооочень понравилось всё то, что произошло у нас за те три дня и от чего я даже в неё слегка влюбился, хотя глубоких чувств и не испытывал.

 

Переживай, не переживай, а в те древние времена женщины были вольны выбирать себе мужей, может, как раз в этом и заключался пресловутый матриархат. (И всё же, учитывая главенствующую роль мужчины в данном племени АзУров, можно сделать вывод, что племя находилось уже в переходном периоде между матриархатом и патриархатом).

Впоследствии, являясь не только женой вождя Гаур-Раж, но и первой гурркой, родившей гурра от Ра-Зан Сарга, Ир-Рух стала наиболее уважаемой женщиной в стойбище, а вождь ещё больше возвысился в глазах соплеменников (они были как король и королева). Сына назвали  Сар-Ирган.

Н-да-а-а, вот оказывается, какие внутриродовые нравы были в первобытных племенах.

 

Глава шестая

ДЕМОНЫ

 

3 июня II года

Регулярные наблюдения за ночным небом дали результат, на орбите Луны появился неизвестный объект. Светящаяся точка дважды обогнула ночное светило и исчезла из поля зрения. Дальнейшие попытки что-либо разглядеть на орбите и лунной базе, результатов не принесли. Всё же, для наблюдений с Земли до объекта слишком большое расстояние.

Значит, база не заброшена и её посещают. Кто же Они? Почему меня не замечают? Ведь у Них наверняка телескопы мощнее, чем мой шлем. А может на Земле есть более населённые места и Их взоры обращены именно туда???

Блин! Надо вернуться к пещере и ждать именно там, другой связующей точки мне даже не представляется.

   

22 июня II года

Я уже 18 дней в пути к своей пещере. Путь вверх против течения реки приходится преодолевать пешком, что занимает больше времени, чем «прогулочный» сплав по течению. Полосатый неизменно следует за мной, обеспечивая мне компанию и охрану. Журро-Сар остались в стойбище для ухода за моим жилищем и для заготовок на зиму.

Солнце зашло за горизонт, ненадолго оставив над тайгой бесконечный звёздный космос. Сегодня самая короткая ночь, почти  «белая» ночь. Выше по течению реки в небе появилась целая эскадра космических кораблей, еле видимых невооружённым глазом на фоне июньского неба белой ночи. Я насчитал три огромные «сигары» и несколько небольших по размерам «катеров-шлюпок», снующих между «сигарами». Все они выглядели именно такими, какими я видел их на мониторах в кабине корабля, замурованного в скале. 

Блин, не успеваю, ещё пару деньков и был бы на месте. Дождутся ли Они меня или, закончив свои дела, тут же улетят?

 

23 июня II года

Похоже, Они сворачивают свою деятельность и собираются покинуть орбиту Земли, на небе осталась всего одна «сигара» в сопровождении «шлюпок».

Ещё одна загадка. Как же Им удаётся оставаться на орбите в одной точке, не вращаясь вокруг Земли? Ведь это противоречит известным законам всемирного тяготения Ньютона, обязывающим двигаться по орбите с приличной скоростью, чтобы благодаря центробежной силе преодолевать притяжение Земли.

Я не очень расстраиваюсь, что не успеваю застать Их на месте, ведь неизвестно, как Они меня встретят. Это вам не первобытные АзУры с примитивными копьями, а высокоразвитые «гуманоиды», для которых земной человек может рассматриваться  как букашка для ботаника.

Ну что ж, чему быть, того не миновать.

 

24 июня II года

Небо чистое, ни одного кораблика, на горизонте виднеется только одинокая вершина скалы. Значит, точно не успел.

А может, это всё галлюцинации, и ни каких кораблей не было? О чём я говорю? Всё, что со мной происходит, и так сплошная галлюцинация, так что в воображении моего воображения корабли были! Во как сказал!

Ладно, доберёмся до пещеры, а там будет видно. Должны же Они оставить хоть какие-нибудь следы своего пребывания.

 

25 июня II года

Только к вечеру добрался до подножия скалы. Что ж, отдохнём с дороги и завтра предпримем подъём на выступ, к своей пещере.

 

26 июня II года

Н-да-а, а скала-то кажется неприступной. Когда в пошлый раз я с неё спустился, она не произвела такого впечатления, видимо, потому, что была уже позади, а сегодня она впереди.

Нагнув подходящую берёзу в виде катапульты, я только с пятой попытки забросил «кошку» с канатом на небольшую площадку, расположенную чуть ниже выступа.

И вот я уже на этой площадке. Казалось, до намеченной цели остался всего один шаг, но не тут-то было. «Кошка» никак не хотела цепляться за какую-либо опору на выступе, а по отвесной стене с площадки на него не пробраться.

Несколько раз я чуть не свалился с этой стены, пытаясь пробираться по ней без страховки, и уже к вечеру оставил попытки добраться до пещеры с первого наскока.

 

29 июня II года

На третий день, пробираясь сквозь густой кустарник и карабкаясь по скалам я взобрался на вершину с обратной стороны, по северному склону, которым воспользовался горный баран, убегая от меня в прошлом году.

Осматривая выступ сверху, я вообще не обнаружил следов пребывания кого-либо на нём. Ни разбросанного мусора, ни примятой травы, ни поломанных ветвей на кустарниках. Вот сволочи, аккуратно работают, не придерёшься! А может, никого и не было вовсе, может,  понаблюдали и улетели восвояси? Нет уж, для простого наблюдения не подгоняют целую эскадру, достаточно было бы и лёгкой шлюпки. Всё же это место имеет для Них важное значение, вот и на выступ так просто не взобраться, не имея особой цели, как моя.

Всё равно торопиться было уже некуда, и я устроил привал до следующего утра.

 

30 июня II года

После всех усилий по покорению вершины спуститься на уступ по надёжно закреплённому канату труда уже не составило. Ощутив под ногами твёрдую опору, я повернулся лицом к пещере и….. пещеры не обнаружил. Меня охватило недоумение, граничащее с паникой.

Как так, что за розыгрыш, куда она подевалась? Пещера не то, что была завалена булыжниками, она попросту отсутствовала. На меня смотрела отвесная стена, местами заросшая пучками травы, и никаких следов пребывания кого-либо  или чего-либо.

«Замуровали, Демоны!» - кажется, так говорилось в комедии Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», когда на месте прохода во времени чудесным образом образовалась обыкновенная стена. Как глубоко, оказывается, смотрел автор фильма, создавая свой шедевр. А может, с ним произошли похожие события, и он представил пережитое на широкий экран оригинальным образом, иначе всё равно бы не поверили. Вот и мне никто не поверит, если, конечно, сумею вернуться.

Убедившись, что не ошибся скалой и что округа та же самая, и навигатор привёл меня в ту же самую точку, я в отчаянии открыл по стене стрельбу из пушки. «Сезам» не открывался,  гранит с трудом поддавался действию оружия, а образовавшийся проход тут же заваливало крупными булыжниками следом рушившегося потолка. Перспектива разгрести проход от булыжников была такой же безнадёжной, как в 76-м году, когда я в эту пещеру вошёл. Подумал об аналогии: после рождения путь обратно в утробу матери закрыт, как и закрыт путь обратно в пещеру.

Осознав, что потеряна последняя надежда вернуться домой, я просто-напросто разрыдался от безысходности.

Зачем Они сделали это именно сейчас? Наверное, обнаружив следы моего пребывания на корабле, предприняли дополнительные меры предосторожности? Не Они ли устроили завал, когда я вошёл в пещеру в далёком 76-м году? А ведь точно, увидев из космоса нашу с ребятами возню у входа в пещеру, Они обрушили её, а может, обрушили всю скалу, не задумываясь о моей участи и участи моих друзей. Ведь неизвестно, что дальше произошло с ребятами, живы ли они???

От страшных догадок меня бросало в холодный пот.

Эти гуманоиды-инопланетяне и впрямь Демоны, их совершенно не интересует судьба Землян. Они выглядят, как Земляне, но в действительности воспринимают нас, как ботаники букашек. Значит, встреча с ними опасна и, наверное, хорошо, что не суждено было этой встрече состояться.

 

Глава седьмая

ДИР-РАН

 

18 октября II года

Вот уже четыре месяца как мы с Полосатым скитаемся по тайге.

Не перестаю восхищаться красотами окружающей природы. Тайга поражает своими бескрайними просторами, разнообразием растений и животных, красотой рек и озёр, и особенно величием скал!

Каких только зверей, птиц и рыб я не встретил на своём пути, всех не перечислить. Благодаря замечательному шлему я мог разглядеть даже мышку под сухой травой, и зайца где-нибудь за кустом, и рысь высоко на дереве, и даже огромного сома в речной заводи.

 

Неужели в далёком 76-м зверей так же много, и их просто не видишь невооружённым глазом? Или всё-таки к концу ХХ века экологию нарушили настолько, что зверя в лесу редко встретишь?  А ведь действительно, в те годы я зайца в лесу всего раза три встречал, а волка вообще ни разу (конечно, хорошо, что не встречал). Белки там всякие, лисы, лоси постоянно на глаза попадались, а вот, допустим, медведь, кабан или рысь только в зоопарках на показ выставлены. Про тигров вообще молчу. Государства целые программы запускают по спасению какого-нибудь бенгальского тигра. А здесь - вот вам чудо! Тигр собственной персоной, да ещё в качестве близкого друга! Нет, шлем здесь не при чём, здесь что-то другое. Либо я попал в какой-то параллельный мир, либо в те, вернее, в эти древние времена зверьё в лесах действительно изобилует.

А что произошло дальше? А дальше людей стало больше, добывать зверя потребовалось больше, вот и поистребили братьев наших меньших. Да ещё начали земледелием заниматься, леса-то и повырубили. Затем индустриализация, и всякие там вредные выбросы. В результате  растений в лесу стало меньше, а зверьё ушло подальше в леса. Куда «подальше»-то, если этих лесов почти не осталось?

Взять, к примеру, нашу электростанцию, что в тайге построена. Молодцы, угольную электростанцию подальше от городов построили, чтобы городскую экологию не портить. А с окрестными лесами как быть? Ведь, помню, в самом начале, когда только стройка шла, а электростанция ещё не работала, в лесу черники, земляники, грибов полно было, с мальчишками за один день по ведру этого богатства набирали. Сосед-охотник всегда с трофеями приходил, то зайца, то тетерева презентовал по-соседски. А теперь… Всё золой покрыто, ягод лишь со стакан набрать можно, и то на удачу, грибы вообще редкость. Сосед как-то зайца принёс, так у него зубы до самых дёсен истёрты, потому как древесная кора с золой наждачной бумагой становится, а зайцу чем зимой питаться? только корой…

 

Сегодня от дождя заскочил в пещеру, а там… молодой олень, красивый такой, осанка гордая, мех плотный, ровный, рога развесистые, крепкие, смотрит на меня дерзко. Стоим напротив друг друга и молчим. Он вроде бы и выйти из пещеры готов, да я проход ему перекрыл. Я сам был бы рад выйти, да там ливень. Хорошо, Полосатого рядом не оказалось, по тайге носился где-то, он бы этого красавца на раз разорвал. Жалко! Я спиной к стене прижался, пушку наизготовку и медленно обхожу его сбоку. Когда проход, наконец, освободился, олень пулей из пещеры выскочил и в заросли…

Что, думаю, ему в пещере этой понадобилось? Ведь ловушка стопроцентная, для любого крупного хищника лёгкая добыча. Ха! Так здесь залежи каменной соли, вот и рискует красавец ради редкого лакомства.

Теперь у меня появилась соль. На первом же ужине я добавил соль в свой рацион и  почувствовал себя в Раю! Это  полезное открытие придало пище более яркий вкус и менее грустные перспективы - дальнейшему существованию. Теперь на зиму можно и соленья заготавливать, грибы там всякие солить, рыбу и мясо уже с солью коптить, дольше храниться будут.

 

18 октября II года

Проснулся от журчания ручья, возле которого и устроил с вечера привал. Полосатый уже на посту, сидит на камне и вглядывается в даль. В небольшой заводи стайкой скучились мальки, значит, где-то рядом их родитель водится, более крупная рыбина. Удастся выследить рыбину - завтрак мне обеспечен. Вглядываюсь в глубину заводи, смотрю – а там жёлтые песчинки, отличные от других своими размерами и блеском. Катятся не спеша по течению, а в заводи, где мальки  скучились, и песчинки эти тоже скучились. Там их где-то с горсть наберётся, а те, что не уместились, дальше по течению направились. Любопытно! Загрёб я их ладонью и - о чудо! Ведь это золотой песок! Хотя я до этого и не знал, как выглядит золотой песок, но почему-то сразу на него подумал. А среди них и самородочек покрупнее, такой бесформенный, как смятый кусочек сосновой смолы. Он-то точно золотой, значит и остальные песчинки тоже золотые.

Это вторая такая удачная находка за два дня. Вчера, значит, на соль наткнулся, а сегодня вот золотишко подвернулось. Хотя какой толк от этого золота в каменный-то век? Древних людей этим блеском не восхитишь, наверное, им бы удачную охоту и протопленный чум-гаух. Хотя как сказать! Вождь Гаур-Раж вон как доволен был, когда я ему нож вручил, да и перья в волосы они не зря вплетают, и женщины ихние волосы не зря в косы заплетают, и узоры, что Журро-Гаур выделывает на своих изделиях, всем АзУрам нравятся. Так что я не прав, понравятся им безделушки блестящие.

Что ж, нам с Полосатым торопиться некуда, поищем-ка мы ту жилу золотую, откуда эти песчинки приносит. Выше по течению нашлись ещё пара-тройка заводей с золотым наполнением.

Ого, так здесь золотоносные места! Мне это начинает нравиться, я вхожу во вкус.

Идти пришлось долго, и лишь к середине следующего дня мы вышли к небольшому ущелью, скалы которого, как сало мясными прослойками, буквально испещрены золотыми жилами. Ну а ручеёк этот, пробивая себе путь сквозь скалы, и уносил с собой жёлтые песчинки. 

М-да! Теперь я обладаю, можно сказать, несметными сокровищами. И что с того? С собой в ХХ век их не унесёшь, здесь же ими не обогатиться, потому как здесь я и так самый богатый и влиятельный гурр. Ого, куда меня понесло!!! Но ведь это так! Будь я тщеславен, то с моими техническими возможностями мог бы обладать властью над всем этим миром. Хорошо, что не страдаю этим недугом, оттого и ушёл от АзУров, оттого и скитаюсь подальше от гурров.  И всё же  соблазн изготовить из золота пару-тройку безделушек есть.

Насколько помнится из школьного курса химии, а может быть, и физики, температура плавления золота в полтора–два раза выше, чем у свинца, так что известный пацанам способ плавки свинца в обыкновенном костре для золота не подойдёт. Значит надо строить доменную печь. А как она устроена? Мало того, надо ведь ещё и уголь заготовить. А где его взять? А как его заготавливали древние углежоги? М-да! Знаний мне не хватает, однако, надо было больше книжек читать в своё время.

Стоп, у меня же есть волшебная пушка, она ведь способна работать как газовая горелка! Почему бы с её помощью не расплавить пару пригоршней песка?

Выдолбив в камне круглую выемку-форму с  вроде бы  плоским днищем, я высыпал туда золотой песок и навел пушку. Фокус удался! Песок расплавился в сплошную массу и даже начал закипать, разбрызгивая в стороны капли раскалённого металла. Для защиты лица даже пришлось надеть шлем. В результате проб и ошибок у меня получился достаточно увесистый слиток-бляха. Конечно же, из-за неровностей стенок и днища каменной формы обратная сторона и боковые края получились неровными и пористыми, зато лицевая сторона гладкая и блестящая. Дело осталось за малым - убрать неровности, благо, камня в качестве абразивного инструмента здесь предостаточно, так что с обработкой проблем не было, понадобилось лишь упорство.

И вот я держу первое, хоть и примитивное, но всё же ювелирное изделие, изготовленное своими руками. Теперь я не только гончар, теперь я становлюсь ещё и ювелиром.

Лучом проделав в бляхе отверстие, я продёрнул сквозь него кожаный шнурок и с удовольствием повесил бляху себе на шею.

 

24 октября II года

Я вошёл во вкус. Изготовив ещё три формы -  квадрат, треугольник и прямоугольная полоса для изготовления браслета,   я расплавил в них песок и получил новые бляхи.

Самым сложным в изготовлении оказался браслет. Во-первых, не так-то просто в каменной глыбе выдолбить правильную прямоугольную форму достаточной длины. Во-вторых, надо разогреть металл равномерно по всей длине. Ну и в-третьих, полученную полосу не так-то просто обработать, чтобы убрать все неровности и шероховатости, сохранив при этом форму заготовки. Браслет получился довольно уродливым, отдам его Журро-Гаур, пусть поупражняется, может и сотворит что-нибудь.

Эх! Жаль, рядом нет моего помощника Журро-Гаур с его творческой фантазией и упорством. Он бы точно придумал ещё что-нибудь, да с ним и процесс пошёл бы  быстрее.

 

25 октября II года.

Ночи становятся холодными. Хватит скитаться, пора возвращаться к стойбищу АзУров на зимовку.

 

К вечеру набрёл на следы чужого стойбища. Это были не АзУры, и не другие родственные им гурры, так как, кроме костей животных, по площадке были разбросаны человеческие кости и два человеческих черепа. От такой находки по телу пошла холодная дрожь. По-видимому, стоянка оставлена этим летом, и племя каннибалов направилось через лес в южном направлении, об этом свидетельствовали поломанные в том же направлении ветки кустарника. Идти следом я не решился, зачем испытывать судьбу.

 

Зима вступала в свои права и, гонимый холодом, я наконец-то добрался до своего дома на скале возле стойбища АзУров. 

Завидев клубы дыма над крышей Гаух-Ра, дикари повыползали из чумов и устроили привычный ритуал, сопровождаемый пляской шамана Гран-Бра. Дождавшись окончания представления, я отправился отдыхать в теперь уже ставший мне родным дом.

 

27 октября II года

В честь возвращения решил устроить своим друзьям АзУрам пир.

С утра с Полосатым сходили на охоту,  Журро-Сар наловили рыбы и достали из запасников всякой вкусной снеди, что они заготовили в моё отсутствие (всё-таки не зря я приучал их готовить запасы на зиму).

В приготовлении пищи впервые была использована соль, придавшая блюдам особую пикантность и новизну. АзУры приняли новшество за чудо, что в очередной раз подтвердило моё непростое в их глазах происхождение.

В знак уважения я одарил вождя, шамана и их жен золотыми украшениями, чем вызвал умиление и восторг в сердцах этих суровых гурров.

Вождь Гаур-Раж, услышав рассказ о каннибалах, подтвердил существование в тайге племён Дертов, тех самых, что произошли от медведя, заклятых врагов АзУров.

За время пиршества Ир-Рух, жена вождя, дважды выходила из главного чума, подавая на «стол» клюквенный морс, отвар иван-чая и другие напитки. Она лишь равнодушно поприветствовала меня, словно между нами ничего и не было. За её меховым балахоном не было видно результатов нашей любви, но вождь Гаур-Раж  с удовольствием поделился новостью о беременности своей жены. У меня даже сердце ёкнуло от романтических воспоминаний. Правда, я не очень-то   расстроился, она не моя жена, да и большой любви у нас не случилось, хотя как сказать…  секс был великолепным…

Праздник удался. Лица гурров сияли счастливыми улыбками и, чёрт возьми, я тоже был счастлив, словно встретился с очень близкими мне людьми.

Под влиянием доброй ауры этих простых и милых мне людей я как-то смирился с утратой последней надежды вернуться в XX век и даже решил оставшуюся жизнь связать с племенем АзУров.

Как и в прошлый раз, мне повторно предоставили привилегию «выбрать» себе в жёны одну из свободных гуррок (обычно всё происходит наоборот, обычно гуррка выбирает гурра). На этот раз я уже не колебался и, внимательно приглядевшись к девушкам, пригласил себе в жёны юную Дир-Ран.

В знак серьёзности намерений я надел на шею своей невесте золотую треугольную пластину. Испытывая ко мне явную симпатию и оценив подарок, она не стала колебаться и по окончании пиршества поднялась со мной в Гаух-Ра.

Дир-Ран (цветущее дерево) внешне  отличалась от своих соплеменников. Было в ней, по меркам ХХ века, что-то азиатское, и индианка, и турчанка, и татарка, а может, всё вместе взятое. В отличие от родных сестёр и братьев, почти не отличавшихся от остальных АзУров, Дир-Ран обладала чертами своих, возможно, южных  предков. Её отец был рождён от чужака, как-то осенью забредшего к АзУрам и прожившим с племенем до весны.

В отличие от Ир-Рух, моя Дир-Ран почти никогда не улыбалась, но её смуглое лицо, чёрные как смоль волосы, карие глаза и полные губы излучали особое очарование, что окончательно пленило моё сердце, и я посчитал себя самым счастливым гурром  на земле. (Ого, я уже думаю на их языке, называя себя гурром, что ж,  с кем поведёшься, от того и наберёшься, или же -  с волками жить, по-волчьи выть!)

          

25 ноября II года

Наконец-то мы с Журро-Сар соорудили пристрой к Гаух-Ра, в котором оборудовали печь-каменку и деревянный полок, в результате получилась неплохая банька, давнишняя моя мечта. Конечно, жаль, что веники не были заготовлены заранее, так что пришлось «хлестаться» хвоёй и осиной с чудом уцелевшей листвой на ветках.

Вождь с шаманом тоже отведали банный парок, но, видимо, не прочувствовали пользу этих процедур и баньку больше не посещали.

А вот моя Дир-Ран стала настоящей фанаткой горячего пара и каждую неделю посещала баньку вместе со мной.   

 

15 мая III года

Сегодня Новый год, первый день третьего года по моему летоисчислению.

Прошедшая зима оказалась самым счастливым периодом в моей жизни. Обуянные взаимными чувствами, мы с Дир-Ран не расставались ни на минуту, вместе ходили на охоту, катались с горы, парились в бане и наблюдали за звёздами. Мы могли  просто молча находиться рядом и быть счастливыми от ощущения близости друг друга.

Ревнуя к гуррке или просто не принимая чужака, Полосатый долго не появлялся в Гаух-Ра, но как-то в морозный вечер он тихо зашёл в дом и спокойно улёгся на своё место у порога. С этого дня мы ходили на охоту втроём, а у моей Дир-Ран появилась надёжная охрана.

 

Весеннее благоухание природы вызывает эйфорию и возбуждающую тревогу. Я всё чаще засматриваюсь на северо-запад, всё чаще манит к себе пещера, нагнетая в сердце невыносимую тоску.

К концу весны у Дир-Ран округлился животик, и она вдруг охладела ко мне, видимо, моя миссия по зачатию потомства выполнена и в «самце» более не было нужды. Дир-Ран ушла в стойбище под присмотр своих соплеменников с их традициями приёма родов и ухода за роженицами. Не зря шаман Гран-Бра говорил мне, что гуррки привязаны больше к своему роду, чем к мужу, даже если он отец её детей.

 

Блин, скоро уже 22 июня, день, когда инопланетяне в прошлый раз появились над пещерой. Надо срочно собираться, ведь в прошлое лето мне потребовался почти месяц, прежде чем я оказался у входа в пещеру.

Раз в племени меня держит  лишь тоска по несостоявшейся любви, я, в сопровождении троих Журро-Сар (сам Журро-Гаур остался в стойбище), вновь отправился к своей скале-матери.

 

Глава восьмая

ЛУННЫЙ ПАТРУЛЬ

    

3 июня III года

Ровно год назад я заметил в небе светящуюся точку, но нынче еженощные наблюдения за Луной ничего не давали.

Неужели в этом году Они не появятся, неужели улетели надолго или навсегда??? Блин, надо надеяться на лучшее, вдруг 22 июня всё же произойдёт некое важное событие.

 

6 июня III года

Полосатый весь путь держится в стороне и присоединяется ко мне лишь на охоте, когда Журро-Сар остаются в лагере.

Мы у подножия скалы, на путь потратили 22 дня, как и в прошлом году. Интересная магия чисел получается, инопланетяне прилетали 22-го числа, и на путь от стойбища АзУров до скалы требуется 22 дня. Надо в будущем обратить внимание на это число.

Я поведал Журро-Сар историю скалы, пещеры, что располагалась высоко на выступе и то, что выйдя именно из этой пещеры, я и оказался в мире Гурров. 

Связав мою историю с легендой происхождения гурров, когда юноша по имени Гурр вышел из горы, где его ждала девушка по имени Ирр, АзУры тут же устроили ритуал поклонения мне и горе с плясками вокруг костра и вокруг меня.

Блин, им нельзя ничего рассказывать, как они надоели мне с этим культом, но приходится играть в их игры. Да и где она, та самая девушка по имени Ирр, или не Ирр, которая ждёт меня в этом мире, и ждёт ли вообще…

 

10 июня III года

До контрольной даты осталось 12 дней. Мы уже на вершине, спуск на выступ открытий не добавил, вход в пещеру так и остался заваленным булыжниками, результатом моих прошлогодних попыток проникнуть вовнутрь (если, конечно, этот вход имеется).

Оставшиеся дни решили посвятить обустройству лагеря на вершине горы, построили два чума, один для Журро-Сар, другой для меня, запаслись дровами и продовольствием.

Небо по-прежнему чистое, где Они, черт бы их побрал!

 

21, 22, 23 июня III года

Три ночи подряд по орбите Луны курсировали светящиеся точки. Один раз в зону видимости выплыла светлая «чёрточка» (по-видимому, «сигара»), значит,  дата 22 июня всё же имеет некое значение, и Они посещают Луну по расписанию.

Когда я через шлем продемонстрировал Журро-Сар небесные представления, их вновь обуяла суеверная эйфория. А ведь эти Журро-Сар теперь не только служители своего божества Ра-Зан Сарга, они ещё оказались посвящёнными в тайны горы и Луны.

Блин, почему же я не увидел инопланетян в тот первый год? Может, просто не заметил? Конечно же, я не знал об этой дате и поэтому не изучал небо столь пристально. Ну а если б заметил, всё равно встрече не суждено было состояться, ведь я в то время находился больше месяца пути вниз по течению реки Терф, и обследовал окрестности стойбища АзУров.

Блин, а ведь Они наблюдают за мной на протяжении всего времени, с первого дня, с 15 мая I года, а может даже с 30 июня 1976 года. Ведь в прошлом году Они поняли, что я возвращаюсь к пещере и тут же её закрыли. А нынче опасность миновала, и Они спокойно наблюдают за мной с лунной базы.

Почему же Они не хотят со мной встречаться? Почему не возвращают в 76-й год? Ведь они прекрасно понимают, что мне о них немало известно, и я пытаюсь идти на контакт. Неужели объект в скале настолько запретен для землян, что меня пришлось вывести в далёкое прошлое и оставить там навсегда?

Итак, подведём итог:

- Инопланетяне контролируют вход в пещеру, корабль в скале и меня в скафандре (вернее, скафандр на мне).

- Контролируют не сами, а с помощью автоматической станции на Лунной базе, а в скафандре установлено что-то наподобие радиомаяка.

- В случае опасности станция может подать сигнал на разрушение входа в пещеру (Именно так произошло 30 июня 1976 года).

- Каждый год (а может, и не каждый) на лунную базу прибывает лунный патруль с инспекцией объекта.

А может быть, всё было по-другому, может вход в пещеру ни кто и не замуровывал? Допустим, Они перенесли скалу или участок скалы из другого времени, когда пещеры ещё не существовало, потому-то в прошлом году понадобилась целая эскадра, возможно, оснащённая специальным оборудованием. А вдруг наряду с перемещением во времени существует переход в другое измерение, и Они перенесли участок скалы из другого измерения?  

Что за бред я несу!..

И всё равно, чтобы закрыть пещеру, им пришлось поднапрячься. Н-да-а, я доставляю им  немало хлопот, пора уже знакомиться, в конце-то концов.

 

29 июля III года

Сходили на соленую Пещеру и Золотое ущелье.

Почему-то Журро-Сар наотрез отказались заходить в пещеру, ссылались на злого и опасного Духа. Как они определили, что здесь обитает Дух, я так и не понял. Вроде бы пещера как пещера, ничего особенного, никаких там черепов,  символов и примет, никаких непонятных звуков и свечений.

Эти доисторические гурры живут в полой гармонии с природой и, видимо, ещё способны видеть и ощущать то многое, что уже не дано видеть и ощущать человеку историческому, так что для меня так и осталось загадкой, что же так могло напугать моих друзей-товарищей.

Раз уж до пещеры добрались, не возвращаться же без запасов соли, так что поработал я и рудокопом, надолбил соленых глыб для племени АзУров. И ведь суеверные АзУры не отказались принять соль из моих рук, несмотря на присутствие там мнимого Духа. А объяснили они это очень просто: Ра-Зан Сарга, прикоснувшись к предмету, духов из него изгоняет. Вот хитрецы!

 

Вот и пришла пора прощаться с верными товарищами Журро-Сар. Нагрузив самородками, солью и другими запасами, я отправил их на плоту вниз по течению в родное стойбище, а сам на пару с Полосатым направился на восток. 

 

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ

РЕГРИ ГУРР

 

Глава первая

ГИР-РЕН

 

Ноябрь III года

Нынче мы углубились далеко на восток,  в бескрайние просторы первозданной тайги, оставив далеко за спиной горные массивы. Над зелёным океаном возвышались лишь отдельные скалы, одна из которых и приютила нас в своём чреве - удобной для зимовки пещере. Я соорудил очаг, обустроил дымоход, обложил помещение шкурами, в итоге получилось довольно удобное жилище. Полосатый, как обычно, не отходил от меня ни на шаг, и когда уже всё было готово, без уговоров расположился у входа.

 

22 декабря III года

Оказывается, мы с Полосатым не одиноки в этой тайге. Двое мужчин и три женщины, волоча за собой на волокушах скудную поклажу, подошли к подножию горы и остановились у незамёрзшего ручья. Немного посовещавшись, они приступили к обустройству лагеря. К вечеру женщины соорудили чум-гаух, а мужчины-гурры принесли из леса добычу, тетерева и пару зайцев.

Они явно гурры, так как внешне похожи на АзУров и общаются между собой  на гуррском наречии. Двое средних лет, явно семейная пара, а старик, старуха и высокая стройная девушка, видимо, сами по себе. Их каштановые волосы, слегка вытянутые лица и смугловатый цвет кожи свидетельствовали о принадлежности всех пятерых к одному роду.  

Что ж, завтра навестим новых соседей.

 

23 декабря III года

Я подобрался к стойбищу с наветренной стороны и вышел прямо к чуму. Увидев незнакомца, гурры замерли от неожиданности.

- Ррохх! – произнёс я, подняв руку ладонью вперёд.

Первой вышла из оцепенения старая седовласая женщина, видимо, главная в их компании. Она сделала шаг навстречу и, кивнув головой, произнесла ответное:

- Ррохх, Регри Гурр! (Регри Гурр – лесной человек).

Обед в тесноватом для шестерых чуме проходил в тёплой обстановке.

Моё угощение из зажаренной на углях и политой подсоленным соусом ноги оленя пришлось по вкусу хозяевам жилища. Видимо, давненько они не питались сытно и тем более так вкусно.

Скрывая своё якобы «божественное» происхождение, я представился именем Сарга, рассказал новым друзьям о жилище в пещере и о своей дружбе с тигром Тарро. Так же  вкратце поведал историю о происхождении уральских гор и о племени вождя Гаур-Раж, которых я называю АзУрами.

Как оказалось, мои соседи слышали от странников о кочующем вдоль русла реки Терф роде Гаур-Раж, прямых потомках первых Гурр и Ирр.

Сами же они, мои соседи,  кочевали в составе большого племени в долине реки Ирр-Терф,  год назад отделились от своих, что-то там не поделив. Путь они держат на запад и надеются примкнуть к одному из племён в верховьях реки Терф или же жить своим родом-племенем. 

Из трех семей, что направились на запад, до ручья добрались только эти пятеро гурров. Во время перехода двое замёрзли, один утонул в болоте, трое умерли от болезней, а когда их осталось совсем мало, на них ещё напали Дерты. Старую гуррку по имени Тир-Раз выбрали вожаком после гибели их вождя-женщины в стычке с Дертами. 

Я назвал их ИрТеры (от Ирр-Терф), с чем они охотно согласились, так как, не имея постоянного вождя, не имели и имени. 

Мои новые друзья обещали обдумать предложение перезимовать у ручья и уже по весне отправиться дальше своим маршрутом. После всего пережитого ИрТеры не очень-то доверяли странному жителю пещеры, которого они назвали Регри-Гурр-Сарга – кстати, неплохо звучит, Регри-Гурр, мне нравится!

Полосатый, возлегая на валуне, ожидал меня у подножия скалы. Гурры видели, как Регри-Гурр и Тарро направились вдвоём к себе в пещеру, что, кстати, подтвердило мой рассказ о дружбе с тигром. 

 

25 декабря III года

Сегодня я помог ИрТерам выследить кабана,  укрепив в их сознании уверенность, что они не умрут от голода в этих глухих местах. Ощутив с моей стороны некое покровительство, они, наконец, решили остаться до весны, для чего построили второй чум-гаух.

 

01 января III года

Полосатый своим рычанием оторвал от сладкого сна, носившего меня в 76-й год. Рычание было не столько злобным, сколько предупредительно-недовольным. Обычно он так преграждал путь моим друзьям, будь то вождь Гаур-Раж, шаман  Гран-Бра или Журро-Сар. 

Выглянув наружу, я увидел молодую гуррку по имени Гир-Рен, ту самую высокую очаровашку, которая держалась особняком при первой встрече с ИрТерами.  Естественно, встреча с рычащим тигром вселяла ужас в её сердце, но, видимо, цель появления у пещеры была сильнее страха.

Итак, Гир-Рен осмотрела сравнительно просторное жилище, подержала озябшие руки над тлеющими углями очага и изложила цель своего визита.

Вот ведь матриархат, однако. Гуррка, святая простота, без всяких формальностей предложила мне пойти ей в мужья и по весне двинуться вместе с ИрТерами на запад.

Я даже не ожидал такого поворота событий. Если в случае с Ир-Рух и Дир-Ран выбор жены оставался за мной (хотя я, конечно, был уже выбран, но из-за моего статуса выглядело, будто  выбор остался за мной), то нынче было твёрдо заявлено о первенстве женщины в принятии таких решений. Конечно, в социальном плане гуррка стоит на ступеньку выше гурра, но я-то не гурр и воспитан в других традициях, в другое время, когда преимущество патриархата было уже закреплено веками.

А как быть с тем, что где-то там, на западе, есть Дир-Ран и у нас уже появился сын, а может, и дочь. А ведь есть ещё и Ир-Рен, и она родила моего сына. И хотя она жена вождя Гаур-Раж, и мальчик считается его ребёнком, и принадлежит всему племени АзУров,  меня ведь всё равно терзают отцовские чувства, меня ведь всё равно гложет собственническое отношение к своим вообще-то детям. И вот уже в третий раз меня берут в мужья, вернее, пытаются взять в мужья, а потом, когда будет зачато очередное потомство, выпроводят за ненадобностью. Так получается, что в этом мире меня используют, как хотят, используют как коня-производителя. Может, от того я и покинул ставших мне уже родными, родными и в прямом и в переносном смысле, гурров, гурров из племени АзУры.

А может, я всё усложняю? Ведь в этом мире отношения между гуррами гораздо проще, чем отношения между людьми в ХХ веке.

Короче, моя вольнолюбивая натура, моё самолюбие объявили протест и, сославшись на то, что мой путь лежит не на запад, а дальше на восток, я отказался связать свою судьбу с ИрТерами, даже в лице столь прекрасной Гир-Рен.

 

2 января III года

Спал плохо. Всю ночь не покидали мысли о вчерашнем визите гуррки. Девушка в моём вкусе, высокая стройная шатенка с длинными ногами и большими глазами.

А я ведь уже более семи месяцев без женской ласки. Зачем же предложил ИрТерам остаться до весны? Шли бы своей дорогой и не нарушали моего душевного спокойствия.

Наутро вновь пришла Гир-Рен, и не одна, а в сопровождении старухи-вожака (блин, этого мне только не хватало, теперь будут вдвоём меня сватать).

На этот раз разговор протекал несколько иначе. Учитывая моё стремление двигаться на восток, старуха предложила стать мужем для Гир-Рен всего лишь до весны, объяснив важность этого брачного союза не столько взаимной симпатией между мной и очаровательной гурркой, сколько необходимостью возрождения рода ИрТеров. В то же время среди ИрТеров вызывает недоумение отказ Регри-Гурра  пойти в мужья к далеко не уродливой гуррке, в то время  как в округе гуррок вообще нет (эта Тир-Раз тонкий политик, не зря её выбрали вожаком).

А собственно, что я теряю? Зачем отказываться от близости с красивой девушкой, тем более это ни к чему не обязывает, разве что отцовский долг, на который в этом мире хотели плевать с высокой горы. Тем более есть оговорённая возможность эту связь по весне разорвать. Ближе к весне будет видно, насколько прочен наш союз. А ведь и в правду, как только наступит лето, меня вновь охватит непреодолимое желание, оставив очередную возлюбленную, двинуться в путешествие.

Ха! Становлюсь циником.      

 

8 апреля III года

Весна стремительно вступает в свои права, солнце с каждым днём греет всё теплее и ласковей, с южной стороны скалы сошёл снег,  и…. куда-то пропал Полосатый. 

Что могло с ним случиться, даже не представляю. Самое худшее, если он столкнулся с дердом-медведем, хотя вряд ли, ведь Полосатый достаточно умён, чтобы не подпускать близко к себе медведя. Или же на охоте его ненароком пропорол своими рогами олень-тирр? А может, он провалился в трясину?

Что-то в голову лезут лишь трагические предположения. Хорошо хоть предположения. Будем надеяться, что всё обойдётся, что мой друг встретил в тайге очаровательную тигрицу и наслаждается с ней любовью где-нибудь на солнечной лужайке.

Я день за днём с вершины скалы осматривал тайгу, но так и не смог обнаружить моего верного друга. Уходя на охоту, я уже занимался не столько выслеживанием дичи, сколько искал хоть какие-то следы Полосатого, и в поисках удалялся всё дальше и дальше, возвращаясь домой через пару-тройку дней.

Гир-Рен не очень-то сочувствовала моим переживаниям по поводу исчезновения друга, напротив, она проявляла ревностное недовольство моими постоянными отлучками на поиски Полосатого. По этому поводу между нами даже случились словесные перепалки.

Вот мы и дожили до фазы семейных скандалов! Этого мне только не хватало!

 

11 апреля III года

Километрах в пяти сквозь тайгу пробирался дерд-медведь, он проснулся после зимней спячки и теперь, свирепый от голода, двигался явно в нашу сторону.

ИрТеры спешно забрали мелкие пожитки и поднялись ко мне на склон скалы. Совсем не хочется убивать хозяина тайги, будем надеяться, что зверь сам уйдёт восвояси.

Исхудавший за зиму великан порылся в мусорных остатках и, оставив стойбище, направился к пещере. Попытка отпугнуть медведя сброшенными на него булыжниками успеха не принесла. Зверь, не обращая внимания на валившиеся камни, уверенно шёл к своей цели. Получив удар попавшим в него булыжником, Дерд ещё больше рассвирепел. Раскрыв огромную пасть, он оглушил округу душераздирающим рёвом. Охваченные ужасом гурры, нацелив копья навстречу зверю и понимая, что им не справиться со свирепым Дердом, уже готовы были попрыгать с отвесной скалы вниз. Мне ничего не оставалось, как, выдавая свои возможности, достать пушку и направить её на непрошеного гостя. Дерд на секунду замер и  в панике бросился наутёк.

Опасность миновала, но ИрТеры невольно стали свидетелями моих необычных для них способностей, и вождь, старуха Тир-Раз, тут же присвоила мне титул шамана Гран-Бра. Теперь я стал Регри-Гурр Гран-Бра (этого только не хватало, осталось взять бубен и бегать кругами вокруг костра).

 

Только Гир-Рен отнеслась к происшествию холодно, ни тебе восторга, ни восхищения, ни простой похвалы.

- Ну всё, прогнал Дерда? Теперь сходи на охоту, в стойбище еда закончилась, – произнесла она сухо, как бы между прочим.

И это всё? Это всё, что я заслужил? Я только что, можно сказать, спас от неминуемой гибели и так уже вымирающий род ИрТеров. Старуха Тир-Раз чуть ли не пала ниц и бегала кругами вокруг меня, приговаривая: «Регри-Гурр, Регри-Гурр, Гран-Бра Регри-Гурр». А эта высокомерная Гир-Рен, даже не столько высокомерная, сколько безразличная ко всем и ко всему, холодная как льдина гуррка, восприняла событие, как если бы я убил комара. Специально, что ли, она это делает, чтобы не возомнил о себе, чтобы знал, что здесь женское царство, и мужчина в этом мире на последнем месте.

А ведь только я, владея невероятным  для этого времени оружием, мог считать свою победу рядовым поступком,  для первобытных-то гурров это – яркое, небывалое событие. Короче, её равнодушие к происшедшему повергло меня в глубокое уныние.

Как же так получается? Мы вроде бы семья, и у нас, вернее, у неё, даже есть некие планы на совместное будущее (несмотря на договорённости, Гир-Рен так и не оставляла надежды иметь меня в мужьях надолго и совместно двигаться дальше на запад), а она со мной совсем не считается, принимает меня как само собой разумеющееся. Типа, ведь взяли в мужья, вот и радуйся, тем более, назначение гурра в этом мире - это только зачать потомство и принести зверя на обед. Что ещё надо-то???

Да уж! Мои представления о семье, об отношениях между мужчиной и женщиной взращены, можно сказать, цивилизованным ХХ веком  и вступают в глубокое противоречие с матёрым матриархатом первобытного общества.  

И правда, эту зиму мы с ней так и прожили - разными темпераментами, в разных измерениях. Все мои достижения, будь то удачная охота, умение приготовить необычное для гурров блюдо, да ту же  дружбу с тигром-тарро, Гир-Рен не воспринимала как достижения и достоинства, либо считая их некими недочётами, либо вовсе  оставаясь к ним холодной и безучастной. Какую бы историю я ей не рассказывал, чем бы сокровенным не делился с ней (как-никак я пытался воспринимать Гир-Рен близким себе человеком), все мои душевные порывы, мои откровения пролетали мимо её сердца, словно в пустоту.

Гимном наших отношений могла служить старая песня 60-х годов: «А я говорю, луна говорю, и звездочки, словно крошки!!! Она говорит, то лампа горит, и вьются над нею мошки»

Гир-Рен была типичной представительницей эпохи матриархата, она совершенно не считалась с мнением мужчины и приходила в бешенство от всего, что шло вразрез с её мнением и решениями. А как на её месте в бешенство не придёшь, если я вёл себя не как гурр, вёл себя совершенно самостоятельно, и на её попытки верховодить вообще не обращал внимания.

Да-а! Отношения с Гир-Рен не шли ни в какое сравнение с отношениями с той же Дир-Ран. Ведь с Дир-Ран было всё наоборот, она, наоборот, выдвигала меня на первое место.   Она каждый раз поощряла меня за удачу на охоте, каждый раз благодарила за знаки внимания, что я ей оказывал, будь то букетик полевых цветов (представляете, первобытная гуррка, а приходит в восторг от цветов), или  приготовленное мной блюдо (в мире гурров вообще-то женщина распоряжалась у очага), да мало ли всяческих вещей хочется сделать женщине в благодарность за взаимность. Может, от того и была между нами полная идиллия, пусть и продолжалась идиллия эта недолго, пусть не было той большой любви, которую веками воспевают писатели и поэты, но с ней я чувствовал себя счастливым.

Да и с Ир-Рух всё было не так. И хотя наши с ней отношения и отношениями-то не назовёшь, чисто пикантный эпизод,  всё же от Ир-Рух исходила некая искренность, можно сказать, любовь, хотя и скоротечная.

 

15 мая IV года

Сегодня очередной День моего рождения, ведь прошло ровно три года, как я скитаюсь по этой глухой тайге, не имея никакой перспективы на возвращение в ХХ век.

Полосатый появился накануне. Порванное ухо, расцарапанный лоб и довольная морда свидетельствовали о его любовных приключениях. Я был неслыханно рад возвращению верного друга и особенно рад его амурным удачам.

А отношения с Гир-Рен так и не сложились, всё-таки мы не подходим друг другу. А жаль, ведь она уже забеременела и это будет третий ребёнок, оставленный мной на воспитание матери (никак не могу привыкнуть к местному матриархату, к тому, что отец к детям имеет только биологическое отношение).

Ну что ж, нет -  так нет, придётся ИрТерам продолжать путь без меня, а завтра я пойду своей дорогой.

 

Что-то я слишком много места уделил отношениям с Гир-Рен. Видимо, от того, что надоело в одиночку по тайге болтаться, пора уже было осесть, завести семью, детишек и спокойно доживать свой век. Но фокус не удался…

 

Уже традиционно в честь Дня рождения и перед отправлением в поход я устроил пир. Гурры с удовольствием поедали блюда, приготовленные в глиняной посуде, и восхваляли мои кулинарные способности (видимо, понимали, что им теперь долго не придётся так вкусно и сытно пообедать)

Напоследок я оставил своим друзьям накопившуюся утварь и рассказал, как удобней и безопасней добраться до реки Терф.

      

16 мая IV года

Наутро, перекусив перед дорогой и уложив в рюкзак походную поклажу, я поцеловал Гир-Рен на прощание. Хотя на лице гуррки не было даже намёка на эмоции, её глаза всё же выражали досаду от несбывшихся надежд.

Обменявшись объятиями с остальными ИрТерами, я отправился своей дорогой в сопровождении самого верного друга в этом мире, тигра-тарро по имени Полосатый.

Так, с тяжестью на сердце от несложившихся отношений и нелепого расставания с близкой мне гуркой, я побрёл сквозь заросли бескрайней тайги.

 

Глава вторая

ДЕРТЫ

 

22 июня IV года

В этом году патруль не появился. Видимо, убедившись, что я ушёл далеко от скалы, Они не стали предпринимать каких-либо действий. Луна пустынна и холодна, только пирамиды и блестящий купол свидетельствуют о причастности некоего разума к естественному спутнику Земли.

 

Короче, парень я свободный, никуда не спешу, и в этом мире особых забот у меня нет, вот и размышляю обо всём подряд. Так становятся философами.

 

Лето V года

Полосатый первым почуял приближение чужаков. По угрожающей позе и по тому, как вздыбилась шерсть на его спине, я понял, что поблизости находится дерд-медведь. Мы обычно избегали стычек с лесным великаном и обходили медведя стороной. Но нынче тигр-тарро вёл себя несколько иначе, и я решил посмотреть, кто же в этот раз встретился нам на пути.

Сквозь густые заросли пробиралась группа из пяти «существ». Их тела прикрывали примитивные накидки из шкур. Из-под растрёпанных, бурого цвета волос были видны низкие лбы и  выдающиеся вперёд челюсти безобразных лиц.

Даже стало как-то жутко от такого зрелища.

Так вот как они выглядят, эти пресловутые Дерты, их, действительно, можно соотнести с медведем (хотя они больше похожи на обезьян, а так как гурры обезьян не видели, вот и сравнили их с медведем). Только вот,  дерд как медведь и гурркак человек выглядят просто красавцами, а среднее между ними - дерт, очень неприятное на вид создание (хотя всё познаётся в сравнении, ведь наверняка гурры в их глазах тоже уроды).

Вооружение чужаков состояло из палок-дубин и деревянных жердей-копий без наконечников. Другой ноши, кроме туши косули и ещё какого-то животного, у них не было.

Ого! Только когда они подошли довольно близко, я смог разглядеть на плече сутулого дерта связанное по рукам и ногам тело … гурра.

В другой ситуации я бы понаблюдал за дикарями и пошёл дальше, но от одной только  мысли, что свирепые дерты будут обедать моим «соплеменником», меня бросило в дрожь.   (А ведь дерты вовсе не каннибалы, как мне казалось раньше, гурры им далеко не подобны и являются всего лишь охотничьим трофеем, хотя этот факт дела не меняет).

Увидев перед собой преградившего путь гурра, дикари в недоумении остановись.  Кого им бояться в этих лесах – сами огромных размеров, на полтуловища выше меня и раза в 1,5 шире, а тут какой то «щуплый» гурр.

После короткого совета от группы отделились трое дертов и, озираясь по сторонам, стали медленно надвигаться на меня.

Последнее, что я увидел - это вращающуюся в полёте дубину….

 

                                                                      *   *   *

…. В уютном кафе местная рок-группа исполняла блюз известного музыканта. Публика собралась самая разнообразная, пожилые люди, ещё в молодости полюбившие это музыкальное направление, компания весёлых девчат-хохотушек, празднующих день рождения, трое молодых мужчин, явно желающих познакомиться с кем-нибудь в этом клубе, две сексапильные подружки-любовницы, снимающие всё вокруг на камеру мобильного телефона, ну и группа бородатых байкеров-мотоциклистов, завсегдатаев этого специфичного клуба.

Мужчина и женщина, занявшие столик перед эстрадой, так же, как и все,  беззаботно наслаждались всем происходящим, но прежде всего они наслаждались друг другом, видимо, именно это и выделяло их среди остальных. Их лучезарные улыбки обнажали нежность любовных отношений, глаза светились страстью трепетных сердец. Посетители кафе, кто с восхищением, кто с завистью, а кто просто с интересом наблюдали за необычной парой…..

                                                           

                                                                        *   *   *

 

Глава третья

МИРР-ЭЛЬ

 

… Очнулся от горячих прикосновений шершавого языка. Огромная полосатая морда осторожно вылизывала пылающее одной общей болью лицо. В голову словно был вонзён клин, и от боли она готова была расколоться на части.

Что со мной??? Где я??? Зачем этот тарро-тигр делает мне больно???

Сознание стало медленно проясняться, вспомнились дерты, дубина, мой друг Полосатый, пленённый дикарями гурр.

Оглядевшись по сторонам, я с трудом поднялся на ноги. Пушка осталась в руке, злосчастная дубина валялась неподалёку, дертов не видать, только брошенные в спешке туша косули и тело гурра, Значит, несмотря на бо́льшую расторопность противника,  я всё же успел воспользоваться своим оружием.

Как я мог положиться на свою мнимую несокрушимость??? Как я мог перед стычкой не надеть колпак и понадеяться всего лишь на пушку??? Это ведь не охота на дикого несмышлёного зверя, это стычка с вообще-то разумными созданиями. Только случай помог остаться в живых, теперь будет урок на будущее.

Очень сильно болит голова!

Гурр пошевелился. Я на четвереньках подполз к телу и развернул его на спину. Передо мной лежала женщина с лицом, представляющим собой сплошную гематому.

 

Удивительно, но у меня действительно волшебные шлем и комбинезон. Уже на третий день от встречи с дубиной дерта не осталось и следа, рассосалась гематома на лбу, прекратились головные боли, я стал ясно и адекватно соображать.

С гуркой же дело обстояло гораздо хуже. Переломанные ноги, сквозная рана в области груди и раздробленный череп. - со всем этим набором героическая женщина осталась жива и даже пыталась передвигаться. После двух недель врачевания  моим комбинезоном тяжёлая больная преобразилась в довольно миловидную женщину по имени Мирр-Эль. Несмотря на целебные возможности моего снаряжения, гуррке так и не удалось окончательно избавиться от последствий тяжёлого ранения, временами из груди доносилось хрипящее дыхание, на мгновение пропадала память, при ходьбе она осторожно вставала на пятки и передвигалась в основном на носочках, что, кстати, выглядело довольно привлекательно.

Впрочем, не только походка! Лёгкая в общении и с богатой фантазией, она буквально будоражила моё мужское воображение, от чего мы с ней беспрерывно погружались в море сладострастий и утех.

   

Конец лета IV года

С высокого холма был виден дым, поднимающийся над стойбищем рода Мирр-Эль. Обитатели лагеря приятно удивились чудесному спасению своей соплеменницы, ведь обычно дерты не выпускают из рук добычу, умертвляя её на месте.

Племя оказалось хотя и немногочисленным, но довольно крепким. Вождь племени, гуррка по имени Ирр-Гаур (Лунная Гора), действительно была прекрасна, как Луна, и тверда, как скала. Своими манерами и поступками она даже была чем-то схожа с Гаур-Раж, вождём АзУров. Так же, как Гаур-Раж имел гарем из трёх жен, Ирр-Гаур имела гарем из трёх мужей. Как и в племени АзУров, в племени Ирр-Гаур была шаманка Гран-Бра, которая отвечала за духовную сторону гурров. (А ведь, как впоследствии выяснилось, не в каждом племени гурров вождь делился властью с Гран-Бра, обычно шаман был в племени чуть ли не изгоем, оттого, видимо, Гаур-Раж с такой лёгкостью проломил голову своему Гран-Бра в день расправы над Журро-Сар)

С появлением в племени новичка вождь Ирр-Гаур, как водится среди гурров, пригласила меня на обед, разузнать, кто я такой, далеко ли держу путь, и что нынче делается в тайге.

Я представился именем Регри-Гурр Сарга, рассказал о племенах АзУров и ИрТеров, о своей дружбе с тигром Тарро, о встрече со свирепыми Дертами и о спасении Мирр-Эль. Мирр-Эль же в свою очередь подтвердила ту часть рассказа, свидетелем которой была она сама.

 

Так как до зимы ещё было время, я решил в племени долго не задерживаться и стал собираться в путь. Несмотря на приводящие меня в восторг жаркие объятия Мирр-Эль, сердце всё же не приняло сексапильную гуррку. Мирр-Эль к этому факту отнеслась совершенно спокойно, потому что уже носила в себе плод нашей короткой любви. Да и я как-то не переживал по случаю расставания, видимо, уже смирился с ролью бродячего кота и больше не позволял чувствам селиться у себя в груди.

Вождь же, Ирр-Гаур, на прощание пригласила меня к себе в чум традиционно оказать честь путнику. С некоторых пор по такому поводу я больше не раздумывал и с охотой принял уже ставшее обычным приглашение такого рода.

А почему нет? Ведь у меня уже была близость с женой вождя, можно сказать, короля, и вот теперь встреча с царствующей королевой.

Гарем я попросил удалить из чума, ведь всё же, несмотря на их лёгкие нравы, для меня не совсем комфортно придаваться любовным утехам в присутствии посторонних, тем более, посторонних мужчин.

 

Может быть, я и считал себя достаточно искушённым в любви, как-никак уже столько женщин встретились на моём пути, но в мастерстве горячей Ирр-Гаур я и в подмётки не годился. С неё смело можно писать трактат об искусстве любви, и не с неё ли написана легендарная Камасутра? Не зря же у Ирр-Гаур было три мужа, да и  всяк проходящий мимо стойбища путник обязательно оказывался в её жарких объятиях. Я, конечно же, старался, как мог, сдерживал себя до последнего, чтобы растянуть удовольствие, за что и был «вознаграждён», Ирр-Гаур не выпускала меня из своего чума-гаух целых трое суток.

 

 

 

Рейтинг: +11 473 просмотра
Комментарии (20)
Наина Альт # 1 ноября 2013 в 19:45 +4
live1
Иван Кочнев # 1 ноября 2013 в 20:09 +4
c0137
Рита Ич # 5 апреля 2015 в 12:15 +4
Дружба с тигром очень трогательно описана! girl
Иван Кочнев # 5 апреля 2015 в 12:18 +4
Спасибо Рита за оценку! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
L.i.n.d.a. la tigresse # 10 мая 2015 в 21:48 +5
Хорошо написано, Ваня! supersmile
Иван Кочнев # 10 мая 2015 в 21:55 +4
Спасибо Линда за комплимент! flower
Елена Ложкина # 11 мая 2015 в 10:08 +5
Здорово написано.. Очень понравилось.. Спасибо за приглашение.. 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Иван Кочнев # 11 мая 2015 в 10:44 +4
Спасибо Лена, рад что Вам понравилось! 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057
Елена Билюк # 18 июня 2015 в 13:59 +4
Класс! Интересно и захватывающе.
Иван Кочнев # 19 июня 2015 в 04:20 +3
5min
Рената Юрьева # 3 июля 2015 в 21:28 +4
ну, Иван, не заметила, как пролетело время) а ведь у нас уже за полночь.... как же мне нравится, и все больше и больше... Вы обладаете замечательным умением держать читателя в напряжении и интересе, хотя, казалось бы, диалогов фактически, нет, а сплошные описания ,как правило, читаются трудновато. но Вы сумели сделать это красиво и качественно: с помощью необычного сюжета, удивительной фантазии с именами и историями племен, чувствуется знание многих побочных тем, без которых так не написать; внесли легкий флер эротики и,конечно же, беспроигрышный юмор, который сквозит в репликах и мысля героя...
спасибо за удовольствие) до встречи
Иван Кочнев # 4 июля 2015 в 05:23 +4
Спасибо Рената, рад что вызвал такой интерес к повести! big_smiles_138 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Sibirica # 30 августа 2015 в 10:48 +2
И снова не зря провела время за чтением.
Спасибо, Иван.
До встречи в следующих частях.
Жаль, что нужно выбирать время, так как объем(повторюсь) большой.
Удачи!
Иван Кочнев # 30 августа 2015 в 13:55 +1
Сибирика, рад что не оставил равнодушной! Постараюсь не разочаровать и в следующих частях smayliki-prazdniki-269
Ольга Боровикова # 21 сентября 2015 в 12:29 +2
Иван Кочнев # 21 сентября 2015 в 16:08 +1
Ольга спасибо, что не оставляете без внимания... 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Тая Кузмина # 2 апреля 2016 в 10:41 +1
Читаю вновь вашу повесть, продолжение впечатляет.
Накал сюжета, сила действия, всё это притягивает
и читаешь с огромным интересом.
Спасибо, Иван, за ваш талант прозаика!!!!!!!!

Иван Кочнев # 2 апреля 2016 в 11:19 +1
Тая, рад что моя проза не оставляет вас равнодушной! Очень приятно! Читайте и дальше) soln
Елена Бурханова # 8 ноября 2016 в 03:57 +1
Спасибо!
У вас "живой" герой, с этими словечками - Блин! Офигеть.))))
Как про соседа читаю.)))
Тем более, я же с Урала.)))
Иван Кочнев # 8 ноября 2016 в 19:56 0
Выходит, мы земляки Лена dance
Всегда рад вашему визиту, читайте и другие мои вещи, надеюсь не разочаруетесь big_smiles_138