ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Госпиталь "Добрая надежда" 58. Эпилог Эпилогович.

 

Госпиталь "Добрая надежда" 58. Эпилог Эпилогович.

 Тем временем всклокоченная кертянка Калья сидела на диванчике в ожидании, когда зав изучит ее документы. Временами дежурная – вернка Лула бросала на медсестру заинтересованные взгляды. Откуда ни возьмись, нарисовались два санитара – пфенниец Крель и марсианин Пруст. Подмигнув друг другу, они принялись демонстративно рассматривать сокатку, очевидно приняв ее за плановую больную, ожидающую палатного доктора.  Святое дело приколоться над смешной тетенькой!

 

 

-Так, коллега, здесь налицо признаки врожденной желтухи! – заявил Крель.

-И на лице тоже – у нее желтые круги вокруг глаз! – озабоченно сморщился Пруст.

-Дебилы, это боевая раскраска! – злобно хмыкнула Калья.

-О, явная агрессия инфекционного характера!

-Распространенный симптом сумеречного состояния, обусловленного токсической лихорадкой! Кажется, вы искали подобного пациента! – задумчиво проговорил марсианин.

-Спасибо, напомнили! У меня давненько отложены теплые носочки для покойной бабушки – вот подходящая оказия на тот свет! – по-деловому произнес Крель.

-Че мелешь, дубина? Я сюда не сдыхать приехала! – сообщила женщина.

 

 

-Все так говорят! У вас просто жуткие мешки под глазами, идите и свалите их в конце коридора! – глумливо распорядился пфенниец.

-Наверное, она алкоголичка, - Пруст отступил на шаг, разглядывая объект.

-Я – кертянка, уроды, - проворчала Калья.

-В смысле, спиртное употребляете?

-Разумеется, а вы – нет? – откликнулась медсестра.

-Речь не о нас, а о вашей печенке. Как часто выпиваете?

-Да уж почаще, чем сношаюсь с мужиками!

-Хм, вы молодец, хорошо держитесь! Не всякий так может! Наверное, уже свет в глазах меркнет? – Крель сочувственно наклонился над кертянкой.

 

 

-Счас у тебя померкнет, козел! – потеряв терпение, воскликнула Калья и, недолго думая, сунула пфеннийцу хорошего тычка в нос.

Тот отшатнулся, не устоял на ногах и плюхнулся задницей на пол прямо под ноги товарищу. Не удержавшись, марсианин упал на него, временно придавив своей массой дезориентированного коллегу. За стойкой ресепшен Лула захлопала в ладоши, воскликнула:

-Пять баллов! Давно пора! Шутники хреновы, нет бы, занялись своими прямыми обязанностями: утки выносить да клизмы ставить!

-Так вы санитары?! – воскликнула Калья. - А я-то думаю, неужто здесь такие доктора-засранцы? Вроде зав и его невеста – нормальные кадры! Ну, держитесь, вот поставит Коваль метку на мои документы, и вам кранты! Зачмурю!

- Попали, друг! Ты – новая медсестра? – кряхтя, Крель поднялся на ноги.

-Да, вместо старой - серийной убийцы! – сообщила кертянка.

-Свят, свят, свят! – суеверно замахал руками Пруст, и оба санитара спешно сделали ноги.

 

 

-Ваши документы – в папке личных дел персонала, - сообщила Лула. – Пока Изпопу не уедет, поживете в гостевом номере гостиницы пятого уровня! Держите впускную карточку! Потом заселитесь в его комнату!

-Спасибо, красавица! – поблагодарила сокатка вполне вежливо.

-Я – на вашей стороне, но у нас в отделении рукоприкладство не принято! Лучше над ними в обратную приколоться! – стараясь говорить мягче, посоветовала вернка.

-Жвачку жевать не принято, в морду дать не принято, скукотища! Ладно, в главном госпитале Курдюжира было еще хлеще! Переживем! – проворчала Калья, поднимаясь.

 

 

Проводив новую сотрудницу глазами, Лула вполголоса проговорила:

-Кажется, сработаемся!

 

 

Для наших героев все сложилось самым замечательным образом. Забегая вперед, скажу: свадьба Павла и Натальи удалась на славу. На торжество прилетело семейство Зайкиных в полном составе. Гости впали в полный восторг, сраженные наповал величием станции и зрелищностью космического пейзажа.

Познакомившись с Павлом, родители дружно решили: их дочь выбрала подходящую пару.

 

 

-Я все боялась, Наташенька, вдруг ты выскочишь за молодого разгильдяя типа Владика Тронина! – удовлетворенно заметила Василина Зайкина.

-А я вообще опасався, как бы ты девках на засидевась! – признался Леонид Владиленович.

-Чувак потрясный, правда, староват! – щелкнула жвачкой Олечка.

-А по мне, так он кгасивый и опытный! – заявила Танечка.

-Чтоб ты понимава, кнопка! – Зайкин отечески потрепал девочку за щечку.

 

 

Неподдельный восторг у всех, разумеется, вызвал Базя. И взрослые, и дети с удовольствием ласкали и тискали идюшонка, кормили сладеньким и вкусненьким. Кроха просто-таки купался в лучах всеобщей любви, а Наталья не успевала отнимать у воспитанника конфеты, печенье и пастилу земного производства.

-Как же вы не поймете, ему нельзя столько сладкого! Его раса склонна к полноте! – объясняла докторша родным. – Да и зубки заболят!

 

 

Больше всего времени кроха, конечно, проводил с Танечкой. Они с удовольствием играли, хоть временами не понимали друг друга: он еще не вполне хорошо знал английский, а она отчаянно картавила. Идю учил девочку плести амулеты, а она его – строить пирамидки из кубиков, которые привезла в подарок.

Улетая на старушку-Землю, родные решили: Наталья в надежных руках.

-Счастливая ты, дочка! – грустно улыбалась Василина.

-Тьфу-тьфу, не сгвазь! – махал руками Леонид Владиленович.

-Мама Натавью вюбит, потому не сгвазит!–важно возгажала… то есть, возражала Танечка.

 

 

-Клево здесь, сеструха! И я бы тут пожила, вот только, в доктора не пойду даже под дулом бластера! Крови боюсь, а кишков – еще больше! – скривилась Олечка.

-Здесь не бойня, дорогая, а больница! – Наталья обняла сестру. – Приезжайте почаще, мы будем скучать! Да, Базенька?

-Апчхи! – отвечал идюшонок, он уже с утра грустил, не желая расставаться с  Зайкиными, особенно с младшенькой.

 

 

Павел, держа на одной руке Базю, другой обнимал за плечи новоиспеченную жену и чувствовал себя воодушевленным и счастливым. Он предвкушал выходной с семейством, страстную ночь с любимой женщиной и переезд в новые апартаменты. Конечно же, все свободные от дежурства коллеги помогут молодоженам перенести вещи, а завершится мероприятие веселой пивной вечеринкой в  стиле межгалактического рока. И побежит себе жизнь дальше, дни замелькают, словно бусины в молельных четках, насаженные на бесконечную нитку Вечности.

 

 

Станция ДН продолжит и дальше дрейфовать в бесконечности Космоса, даря надежду. Всем тем, кто ждет чуда в любой ситуации, и посвящается наше повествование. Как бы тяжело и погано ни пришлось, каждый не перестает верить: все будет хорошо! Да свершится сие!

 

 

Однажды десяти безнадежным больным задали один и тот же вопрос: "Профессор медицины, осмотревший всех вас накануне, считает, что выживет только один индивидуум, кто это, по-вашему?" Каждый ничтоже сумняшеся назвал себя. Надежда, как известно, умирает последней, она, так сказать, заложена в генах. Значит, наш грандиозный госпиталь стоит на службе Вселенского добра. Разве нет?

 

 

В угоду крайнему пессимизму можно сказать: "надежда умирает". Как и все на свете, конечно. Так пусть она умрет вместе с нашим последним выдохом! Или вдохом? Безразлично, лишь бы не прижизненно. Когда всем известный понаслышке и никому в подробностях древний врач Гиппократ создавал свою бессмертную клятву, он не думал ни о презренном металле, ни о признании и славе, а лишь о благе ближнего.

 

 

Медицина – лучшее поприще для жаждущих спасти мир. Да будет так! И да будет наша станция ДН вечно жить и работать на Межгалактическое благо! И пусть на ней живут и трудятся столь же самоотверженные личности, как наши герои, работающие не за страх, а за совесть, мудрые и понимающие, врачующие словом не хуже, чем лекарством! И сердцем – не хуже, чем словом!

 

2010г.  

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2013

Регистрационный номер №0145206

от 3 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0145206 выдан для произведения:

 Тем временем всклокоченная кертянка Калья сидела на диванчике в ожидании, когда зав изучит ее документы. Временами дежурная – вернка Лула бросала на медсестру заинтересованные взгляды. Откуда ни возьмись, нарисовались два санитара – пфенниец Крель и марсианин Пруст. Подмигнув друг другу, они принялись демонстративно рассматривать сокатку, очевидно приняв ее за плановую больную, ожидающую палатного доктора.  Святое дело приколоться над смешной тетенькой!

 

 

-Так, коллега, здесь налицо признаки врожденной желтухи! – заявил Крель.

-И на лице тоже – у нее желтые круги вокруг глаз! – озабоченно сморщился Пруст.

-Дебилы, это боевая раскраска! – злобно хмыкнула Калья.

-О, явная агрессия инфекционного характера!

-Распространенный симптом сумеречного состояния, обусловленного токсической лихорадкой! Кажется, вы искали подобного пациента! – задумчиво проговорил марсианин.

-Спасибо, напомнили! У меня давненько отложены теплые носочки для покойной бабушки – вот подходящая оказия на тот свет! – по-деловому произнес Крель.

-Че мелешь, дубина? Я сюда не сдыхать приехала! – сообщила женщина.

 

 

-Все так говорят! У вас просто жуткие мешки под глазами, идите и свалите их в конце коридора! – глумливо распорядился пфенниец.

-Наверное, она алкоголичка, - Пруст отступил на шаг, разглядывая объект.

-Я – кертянка, уроды, - проворчала Калья.

-В смысле, спиртное употребляете?

-Разумеется, а вы – нет? – откликнулась медсестра.

-Речь не о нас, а о вашей печенке. Как часто выпиваете?

-Да уж почаще, чем сношаюсь с мужиками!

-Хм, вы молодец, хорошо держитесь! Не всякий так может! Наверное, уже свет в глазах меркнет? – Крель сочувственно наклонился над кертянкой.

 

 

-Счас у тебя померкнет, козел! – потеряв терпение, воскликнула Калья и, недолго думая, сунула пфеннийцу хорошего тычка в нос.

Тот отшатнулся, не устоял на ногах и плюхнулся задницей на пол прямо под ноги товарищу. Не удержавшись, марсианин упал на него, временно придавив своей массой дезориентированного коллегу. За стойкой ресепшен Лула захлопала в ладоши, воскликнула:

-Пять баллов! Давно пора! Шутники хреновы, нет бы, занялись своими прямыми обязанностями: утки выносить да клизмы ставить!

-Так вы санитары?! – воскликнула Калья. - А я-то думаю, неужто здесь такие доктора-засранцы? Вроде зав и его невеста – нормальные кадры! Ну, держитесь, вот поставит Коваль метку на мои документы, и вам кранты! Зачмурю!

- Попали, друг! Ты – новая медсестра? – кряхтя, Крель поднялся на ноги.

-Да, вместо старой - серийной убийцы! – сообщила кертянка.

-Свят, свят, свят! – суеверно замахал руками Пруст, и оба санитара спешно сделали ноги.

 

 

-Ваши документы – в папке личных дел персонала, - сообщила Лула. – Пока Изпопу не уедет, поживете в гостевом номере гостиницы пятого уровня! Держите впускную карточку! Потом заселитесь в его комнату!

-Спасибо, красавица! – поблагодарила сокатка вполне вежливо.

-Я – на вашей стороне, но у нас в отделении рукоприкладство не принято! Лучше над ними в обратную приколоться! – стараясь говорить мягче, посоветовала вернка.

-Жвачку жевать не принято, в морду дать не принято, скукотища! Ладно, в главном госпитале Курдюжира было еще хлеще! Переживем! – проворчала Калья, поднимаясь.

 

 

Проводив новую сотрудницу глазами, Лула вполголоса проговорила:

-Кажется, сработаемся!

 

 

Для наших героев все сложилось самым замечательным образом. Забегая вперед, скажу: свадьба Павла и Натальи удалась на славу. На торжество прилетело семейство Зайкиных в полном составе. Гости впали в полный восторг, сраженные наповал величием станции и зрелищностью космического пейзажа.

Познакомившись с Павлом, родители дружно решили: их дочь выбрала подходящую пару.

 

 

-Я все боялась, Наташенька, вдруг ты выскочишь за молодого разгильдяя типа Владика Тронина! – удовлетворенно заметила Василина Зайкина.

-А я вообще опасався, как бы ты девках на засидевась! – признался Леонид Владиленович.

-Чувак потрясный, правда, староват! – щелкнула жвачкой Олечка.

-А по мне, так он кгасивый и опытный! – заявила Танечка.

-Чтоб ты понимава, кнопка! – Зайкин отечески потрепал девочку за щечку.

 

 

Неподдельный восторг у всех, разумеется, вызвал Базя. И взрослые, и дети с удовольствием ласкали и тискали идюшонка, кормили сладеньким и вкусненьким. Кроха просто-таки купался в лучах всеобщей любви, а Наталья не успевала отнимать у воспитанника конфеты, печенье и пастилу земного производства.

-Как же вы не поймете, ему нельзя столько сладкого! Его раса склонна к полноте! – объясняла докторша родным. – Да и зубки заболят!

 

 

Больше всего времени кроха, конечно, проводил с Танечкой. Они с удовольствием играли, хоть временами не понимали друг друга: он еще не вполне хорошо знал английский, а она отчаянно картавила. Идю учил девочку плести амулеты, а она его – строить пирамидки из кубиков, которые привезла в подарок.

Улетая на старушку-Землю, родные решили: Наталья в надежных руках.

-Счастливая ты, дочка! – грустно улыбалась Василина.

-Тьфу-тьфу, не сгвазь! – махал руками Леонид Владиленович.

-Мама Натавью вюбит, потому не сгвазит!–важно возгажала… то есть, возражала Танечка.

 

 

-Клево здесь, сеструха! И я бы тут пожила, вот только, в доктора не пойду даже под дулом бластера! Крови боюсь, а кишков – еще больше! – скривилась Олечка.

-Здесь не бойня, дорогая, а больница! – Наталья обняла сестру. – Приезжайте почаще, мы будем скучать! Да, Базенька?

-Апчхи! – отвечал идюшонок, он уже с утра грустил, не желая расставаться с  Зайкиными, особенно с младшенькой.

 

 

Павел, держа на одной руке Базю, другой обнимал за плечи новоиспеченную жену и чувствовал себя воодушевленным и счастливым. Он предвкушал выходной с семейством, страстную ночь с любимой женщиной и переезд в новые апартаменты. Конечно же, все свободные от дежурства коллеги помогут молодоженам перенести вещи, а завершится мероприятие веселой пивной вечеринкой в  стиле межгалактического рока. И побежит себе жизнь дальше, дни замелькают, словно бусины в молельных четках, насаженные на бесконечную нитку Вечности.

 

 

Станция ДН продолжит и дальше дрейфовать в бесконечности Космоса, даря надежду. Всем тем, кто ждет чуда в любой ситуации, и посвящается наше повествование. Как бы тяжело и погано ни пришлось, каждый не перестает верить: все будет хорошо! Да свершится сие!

 

 

Однажды десяти безнадежным больным задали один и тот же вопрос: "Профессор медицины, осмотревший всех вас накануне, считает, что выживет только один индивидуум, кто это, по-вашему?" Каждый ничтоже сумняшеся назвал себя. Надежда, как известно, умирает последней, она, так сказать, заложена в генах. Значит, наш грандиозный госпиталь стоит на службе Вселенского добра. Разве нет?

 

 

В угоду крайнему пессимизму можно сказать: "надежда умирает". Как и все на свете, конечно. Так пусть она умрет вместе с нашим последним выдохом! Или вдохом? Безразлично, лишь бы не прижизненно. Когда всем известный понаслышке и никому в подробностях древний врач Гиппократ создавал свою бессмертную клятву, он не думал ни о презренном металле, ни о признании и славе, а лишь о благе ближнего.

 

 

Медицина – лучшее поприще для жаждущих спасти мир. Да будет так! И да будет наша станция ДН вечно жить и работать на Межгалактическое благо! И пусть на ней живут и трудятся столь же самоотверженные личности, как наши герои, работающие не за страх, а за совесть, мудрые и понимающие, врачующие словом не хуже, чем лекарством! И сердцем – не хуже, чем словом!

 

2010г.  

Рейтинг: +3 256 просмотров
Комментарии (19)
Елена Нацаренус # 3 июля 2013 в 14:05 +2
БРАВО! Изумительное заключительное слово! очень благодарна автору за счастье и возможность прочесть это великолепное творение!
Новых творческих побед!
Татьяна Стафеева # 3 июля 2013 в 19:43 +2
Спасибо большое, Леночка, за тепло душевное,
за добрый прекрасный отзыв о романе, за Ваше великодушие!
Успехов и хорошего настроения!

Александр Юргель # 3 июля 2013 в 19:25 0
А почему автор делает упор на восклицательный знак.
Что не предложение, то восклицание.
У вас герои глухие, кричат друг другу?
Ничего личного, удачи!!!!!
Татьяна Стафеева # 3 июля 2013 в 19:35 +2
Простите, но это дело не ваше, а моих героев. Ничего личного!
Александр Юргель # 3 июля 2013 в 19:51 0
Жаль, что вы так реагируете. Я могу и написать, что это гениально.
Ведь вы и другие приходят на этот сайт.
Татьяна Стафеева # 3 июля 2013 в 19:53 +2
Хотите, сказать, восклицательные знаки оскверняют сайт?
Никому не возбраняется писать, что он хочет!
Ольга Постникова # 18 августа 2013 в 11:45 +1
Александр! Позвольте совет - запатентуйте способ упрощённого чтения. Зачем и в самом деле напрягаться, погружаться в события, постигать характеры героев, сопереживать, сочувствовать? Не проще ли, как Вы и делаете, подсчитать количество знаков препинания и выдать недоумение по количеству точек, запятых, восклицательных и вопросительных знаков?! Как говорится - и я там был.
Татьяна Стафеева # 18 августа 2013 в 21:16 +2
Олечка, спасибо за такое глубокое замечание! Тоже всегда недоумеваю
по этому поводу, стоит ли заставлять себя читать то, что не нравится
только ради того, чтобы написать негативное, испортить настроенеи... Может, Александр и не
читал, просто посчитал знаки. Хотя, поглядев на текст, не могла не
признать, что их правда много. Раньше не обращала внимания... Но существенным
это не сочла, исправлять не стала...
С большой душевной признательностью!!!
Ольга Постникова # 18 августа 2013 в 11:48 +1
Да, чуть не забыла... когда обращаются к незнакомому человеку, Вы пишется с большой буквы. Элементарно, Александр.
Татьяна Стафеева # 18 августа 2013 в 21:18 +2
Олечка, тоже это заметила, но ответила подобным же
образом - как аукнется, так и откликнется...

040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Ольга Постникова # 18 августа 2013 в 11:40 +1
"Станция ДН продолжит и дальше дрейфовать в бесконечности Космоса, даря надежду. Всем тем, кто ждет чуда в любой ситуации, и посвящается наше повествование". Значит, и мне! Спасибо, Танечка! Чудо - это Ваш чудесный роман! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
А на комменты Александра не обращайте внимания. Бывают люди, которые всегда ищут "соринки"(хотя в Вашем романе "сора" нет - всё безупречно, но так хочется иным людям найти), не замечая собственных "брёвен".
Татьяна Стафеева # 18 августа 2013 в 21:23 +2
Олечка, Вам в большой степени посвящается
все, что написала или еще напишу, как человеку,
чья высокая Душа и светлая энергетика дарит
поддержку и желание продолжать свою работу!



Что до Александра, зашла к нему, хотела написать что-то хорошее,
хотя бы для контраста
стала читать и не нашла слов - ну о-о-о-очень своеобразно!!!
Ольга Постникова # 19 августа 2013 в 09:06 0
Наверное, потому что - свОеОбразно и комменты такие -подстать. Не Вам одной, Таня. Я тоже заходила и честно пыталась осилить 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Татьяна Стафеева # 19 августа 2013 в 11:02 +1
Значит, я не одинока, а то подумала, может, чего не понимаю! Спасибо, Олечка!
big_smiles_138 c0137 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Татьяна Стафеева # 19 августа 2013 в 11:02 +1
Значит, я не одинока, а то подумала, может, чего не понимаю! Спасибо, Олечка!
big_smiles_138 c0137 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Владимир Проскуров # 18 августа 2013 в 21:46 +1
Любовь глубокой нежности полна,
В соблазнах, горестях закалена.
Крепка в разлуке, вдалеке горда,
Все то же чудо, долгие года …

ТАНЯ ВЫ МОЛОДЕЦ!!!
Татьяна Стафеева # 19 августа 2013 в 07:40 +1
Спасибо, Владимир, очень признательна,
что прочли такой объем, сопереживали героям,
писали добрые хорошие стихи, Ваши экспромты
не могут не восхищать своей точностью, емкостью!
С поклоном и душевной привязанностью!
5min 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 buket2
Владимир Проскуров # 18 августа 2013 в 21:50 +1
Кто умеет делает,
Кто не умеет – учит …


ЭТО ДЛЯ ЛЖЕКРИТИКОВ ...
Татьяна Стафеева # 19 августа 2013 в 07:43 +1
Владимир, спасибо за поддержку,
еще ведь важен тон высказываний,
даже верные вещи, написанные в
не очень хороших интонациях, могут вызвать
негативную реакцию!
С теплыми и добрыми пожеланиями,
удачи в жизни и творчестве!
ura tort3