ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Доверие контролёра. Главы 8 -10

 

Доверие контролёра. Главы 8 -10

article129045.jpg

                                               Глава восьмая.

 

 

         С утра разбудил Пётр.

- На примерь!

И на кровать рядом со мной упал здоровенный пакет. Встал, скинул с себя спорт-костюм, и залез в вовнутрь, извлёк комплект белья, пару неплохих светлых брюк и рубашек. В двух коробках лёгкие туфли, всё по последней здешней моде, насколько я понял.

- Ходим тут как белые вороны с спортивках, надо сливаться с пейзажем, Саня уже переоделся, сидит, смотрит телек, здешние обороты речи усваивает, - объяснил происходящее Пётр.

Оделся, оглядел себя в большое зеркало – довольно неплохо.

- Позже сострижёте свои кудри под ноль! – бубнил контролёр, окидывая меня критическим взглядом. – И модельера того пошли лесом, ещё не хватало, чтобы Саймон заинтересовался, откуда у того такие идеи, не будем исключать, что он побывал в нашем мире.

- Ну точно! – я уставился на него. – Здравая идея!

- Я полночи просидел в интернете, и нашёл след тёти Маши. В Светлогории живёт её брат и сестра, отец умер давно, не пережив раскулачивания. Сразу туда не поедем, не исключаю, что за нами могут следить, а следить может кто угодно – от военной разведки до повстанцев. Всё делаем плавно. А сейчас пошли засветимся в городе.

 

     В баре у моря заказали завтрак, молча перекусили, посматривая на ленивые волны. Чайки летают над пляжем, орут, дерутся за лежащую на песке булку. Пары вальяжно прохаживаются по променаду, изредка фотографируя окрестности и друг друга.

- А, вот вы где! – услышал я голос Кленовского, обернулся, увидел не спеша подходившего к нам жандарма. Присел за наш столик, и щёлкнул пальцами официантке:

 - Пива с орешками!

- Здравствуйте господа! – произнёс он, снимая свою форменную кепку, и кладя её на стол. – Есть к вам вопрос!

- Да офицер? – спросил у него.

- Какого хрена вы устроили вчера в Бризе? – прорычал он, впившись глазами мне в лицо. – Думали, я не узнаю? А про систему навигации вы забыли, да? Я еле отбрехал вас от этого дерьма, хвала небесам, что у меня друг в комитете безопасности империи, а то вы ещё ночью грели бы камеру в кандалах.

- И чего ради вы вступились за нас? – спросил его Пётр.

- В память о брате, друг тащил его раненого за двадцать километров к своим, но не бросил, даже когда тот умер! – долбанул кулаком по столу коп. – Вы друг за друга горой стоите, ребята, а вашему агентству наплевать на вас. Даже и слышать не хотят ни о чём, просил их о помощи, а меня послали, мол, не лезь в чужое дерьмо, мол, вы, Алексей, давно уже числитесь мёртвым.

- Я к этому привык! – ответил я ему, стараясь улыбаться как можно печальней. -  Эти бюрократы не слышали о слове долг и честь.

- Что вы искали в Бризе?

- Следы Дианы, и мы их нашли. – ответил Пётр, и достав прозрачный пакетик с Дашкиными волосами из кармана, положил их на стол, затем достал «Айфон», и протянул его офицеру.

- Они остригли её? – воскликнул Кленовский, его лицо побагровело, и он так сжал в руках смартфон, что я был уверен, что он вот – вот лопнет. – Бог ты мой…

- В том подвале мы нашли ещё одну девушку, она уже была зомбирована, совершенно голая, и привязана к гинекологическому креслу. – произнёс я глухо. – Я не уверен, что мою жену ждёт что –то менее печальное… Поэтому мы убили всех повстанцев и взорвали их гнездо. Они отдали Диану каким –то людям, и следы теряются, толком ничего не знали. Просто выполняли заказ.

- А как вышли на них?

- Подсказал один хороший человек!

- Эван Шорт?

- Нет, не он, у нас и без него хватает связей.

- Я попытаюсь вас прикрыть! – сказал жандарм. – Но в следующий раз без моего разрешения ничего не предпринимайте. Журналисты уже интересовались вами, я им сказал, что вы уже покинули город. Так что без глупостей.

- Да мы решили вернуться в столицу! – сказал я, а Кленовский кивнул:

- Оставите номер телефона, я вам позвоню, если что. А идея вернуться правильная, не хватало, чтобы газетчики подкараулили вас, и растрезвонили обо всём на весь свет. Излишняя огласка свяжет руки при возникновении экстремальных ситуаций.

 

       Распрощались с копом, и вернулись в дом.

- Давай соберём вещи! – сказал мужикам, и поднялся наверх, в свою спальню. Собрал оставшиеся Дашкины вещи в ранец, сверху положил её «Берилл», и отнёс всё это в багажник «Рыси». Услышал за спиной шелест покрышек, обернулся, увидел жёлтый лимузин Марии Лампасс. Машина остановилась, и из неё вылезла сама актриса, подошла ко мне. В лёгком платьице, подчёркивающем великолепную фигуру, волосы распущены по плечам, в глазах печаль и радость одновременно.

- Здравствуй Маша! – сказал я ей, любуясь её красотой, и одновременно пытаясь заглушить в душе надвигающийся звон тоски.

- Привет! – ответила она, улыбаясь. – Вы, никак, собрались уезжать?

- Да, поедем скоро, жандармерия обещала держать нас в курсе событий! – я печально развёл руками.

- А я приехала пригласить вас на ужин, - расстроенно произнесла девушка. – Что ж, я сама собираюсь через пару дней возвращаться в столицу. А вы откуда, Алексей?

-  Тоже со Светлорория.

- Дайте мне ваш телефон, - попросила Мария, и я протянул ей его. Поколдовав над ним, возвратила назад. – Там мой номер и метка навигатора. Настоятельно приглашая в гости, я позвоню.

- А где ваш молодой человек? – невольно вырвалось у меня.

- Да послала его куда подальше! – махнула рукой актриса. – Этого прохвоста ничего не интересовало, кроме моих денег!

Она подошла совсем близко, и неожиданно поцеловала меня в губы. Поцелуй был очень быстрым, но у меня успели подкоситься ноги. Улыбнулась, и пошла к своему лимузину, а я стоял, как столб и смотрел в след. Села за руль, развернула машину, но внезапно остановившись, открыла окно и сказала:

- Мне сегодня приснился очень реалистичный сон. Как будто мы с тобой приехали на шикарной, но почему-то чёрной, гудящей машине к морю, и гуляли. И мне так было легко и хорошо, ты держал меня за руку. И я чувствую это прикосновение до сих пор… - она грустно улыбнулась. – А небо там было синее!

Я раскрыл в удивлении пасть, а она поехала дальше, лимузин завернул за угол и скрылся из глаз.

Дверь открылась, и во двор вышел Пётр, с вещами в руках, и «калашом» на плече.

- Поверь, к её сновидениям я не причастен! – сообщил он, закидывая ношу в багажник. – Понимаю, что девка на тебя запала! Так значит, в Светлогорье?

- Да, навестим тёщу! – ответил ему. – Что вот с Машкой этой делать? Неспроста ей такие сны снятся…

- Потом решишь! – нахмурился контролёр. – Поехали уже, чего время тянуть.

 

 

      Через полчаса сели в машину, и покинули этот город.  Хотя я и не был особо сентиментальным, и сменил массу мест жительства, но уезжая из Саймонуса, испытывал тоску и чувство, что оставил там что –то важное и дорогое. Поехали дорогой через Лучегорск, я то и дело обгонял медленно плетущиеся автомобили, похоже, что быстро ездить тут не в моде.

 Пётр лазил в интернете с бортового компьютера, Саня листал какой –то гламурный журнал, найденный в доме. Показал на постер на развороте, блин, Машка в бикини, стоит с доской для серфинга, и улыбается. Эх, Машка с Дашкой… Хреновый я вам жених, выходит, очень хреновый.

 

    Лучегорск поразил мужиков своей монументальностью и статью. Те чуть шеи себе не свернули, рассматривая всё вокруг. По сравнению с курортным городишком это был мегаполис, по улице сновали прилично одетые люди, ни одного бомжа или алкаша, как мы ни всматривались, так и не увидели. Видимо, за этим тут следили. Часа за три проехали город насквозь, так и не заметив ни одной пробки, весьма похвально.

Оказались на широченном автобане, по пять полос в одну сторону, и знак конца всех ограничений, прозрачные пластиковые ограждения по бокам. Мимо проносились поля, леса, деревни и города, в которые с трассы вели специальные развязки. По карте, эта автострада должна была вывести нас прямиком до столицы.  Прижал педаль газа к полу, разогнал машину до двухсот километров в час, и это был для неё предел, быстрее уже не ехала. Но так, или иначе, автомобиль оставлял и генерировал только положительные эмоции, «Рысь» мне понравилась.

     Бип! Нас обогнал, сигналя, шикарный жёлтый кабриолет, с тремя молодыми девчонками, смеются, и машут нам руками, показывают, мол, давай, догоняй. Одна показалась мне знакомой, я присмотрелся, да это же Майя, что продала мне машину. Послал им воздушный поцелуй, в ответ получил по дюжине от каждой, веселятся девки, только мы постоянно в полной жопе, какие –то проблемы вечно неотложные у нас. Короче, в тот момент остро завидовал этим тёлкам.

 

      Под вечер за рулили поискать ночлег в небольшой городок, под названием Красноторск, проехали по главной улице, и остановились у двухэтажного здания, с вывеской «Отель Красноторск». Припарковали машину на просторной стоянке, и вошли вовнутрь. Весьма посредственно, видно, видно, что недавним ремонтом и не пахнет. В холле тишина, только слышно, как храпит администратор за стойкой, развалившись в огромном кресле.

Подкрался к нему а носках и наклонившись, крикнул в ухо:

- Рота подъём!

Тот вытаращил глаза, и зашкрёб ногами по полу, пытаясь подняться, в совершенном замешательстве. Лет двадцать, морда прыщавая, маленький и тощий, одет в какую-то жуткого вида ливрею, словно сошедшую прямиком из фильмов с Чарли Чаплином.

- Уважаемый! – сказал ему Пётр. – Нам три номера, или один, но с тремя спальнями.

Служащий отеля наконец смог сфокусировать свой взгляд, взглянул на того неприязненно:

- У нас есть люкс, там две спальни и тахта в гостиной! Но дорогой – пятьсот долларов за сутки, со времени заселения. В плату входит трёхразовое питание в нашем ресторане, но там как успеете. Кстати, у нас ужин через двадцать минут.

- Сойдёт! – махнул я рукой, и достав деньги, отсчитал требуемую сумму, и протянул юнцу.

Тот нажал на какую-то кнопку, открылась дверь, и в холл вышел заспанный паренёк, тоже в ливрее, но не с такими пышными погонами, как у администратора. По видимому, тоже не терял время – на морде чётко отпечатался узор от рукава, сонное царство прямо-таки.

- Марк, отведи господ в люкс, пусть располагаются, а затем покажи им ресторан!

Тот кивнул, и повёл на с по коридору, жутко благоухало жаренной картошкой с луком, аж слюна потекла, как у павловской псины, пожрать явно не мешало. Понялись по скрипучей лестнице на второй этаж, и оказались в очередном длинном коридоре, в конце которого упёрлись в здоровенную деревянную дверь. Слуга открыл её ключом, и отдал его мне.

- Прошу, господа!

Да, похоже, что этот номер пережил на своём веку много буйных постояльцев и их пьянок с оргиями. Вроде и чисто, но как-то не то, латаная мебель, прожжённая обивка кресел, и пятна на ковре.

- И за это пятьсот? – Пётр вопросительно взглянул на нашего провожатого.

Тот пожал плечами, и протянул руку, намереваясь получить от нас чаевые.

- Вот мля… - я протянул ему пару баксов. – Ни в чём себе не отказывай!

Парень критически взглянул на купюры, и недовольно произнёс:

- Господа, извольте пройти в ресторан!

Кинули на диван свои сумки, и вышли из номера, спустились вниз, и вскоре оказались в зале местного ресторана. Унылое место больше смахивающее на деревенскую столовую – старенькая мебель, застиранные скатерти, репродукции с овощными натюрмортами на стенах. В углу под потолком бормочет телевизор, я взглянул на экран и вздрогнул – говорили о нас. Пузатый диктор важно баритонил с экрана:

«Наглость мятежников переходит все границы – вчера утром, в курортном городе Саймонус, была похищена жена одного из ветеранов анти-повстанческой группировки войск на Грязных Территориях, самого его, и его друга тяжело ранили, но местные медики успели их спасти. Я задаю себе вопрос, господа – как такое вообще могло произойти? В одном из спокойнейших мест Империи звучат выстрелы и похищаются люди. Надо отдать должное местным служителям закона, они сумели ликвидировать одного бандита, это небезызвестный всем Иван Булка. Но силы были не равны, и негодяям удалось скрыться вместе с Дианой Воропаевой. (Во весь экран Дашкино фото) Мы задавали вопрос Военному министерству, с просьбой прокомментировать происшедшее, но получили отказ, а из достоверного источника получили сведения, что господин Воропаев долгое время числился пропавшим без вести, и министерство ничего не знало о его судьбе до данного инцидента. Также общественная группа «Инициативные граждане» собираются идти на поклон к императору, с просьбой защитить своих героев от подобных диверсий, но и так думается, что наш великий Саймон Вирус этого просто так не оставит. А лично моё мнение таково – видимо, Алексей Воропаев сумел в своё время так прижать этих засранцев, раз они решились на такие подлые действия. Ну, а теперь видеозапись камер наружного наблюдения города Саймонус. (На экране появляются кадры нашего расстрела и похищения Дашки. Хорошо, хоть морд толком не видно наших, всё расплывчато и в помехах.)

- Вот мля! – произнёс Пётр с досадой. – Не хватало ещё стать национальными героями. Чую, стоит опасаться местных чекистов, у них запросто может появиться к тебе масса вопросов.

- Приятного аппетита! – нас окружили три официантки с подносами, и начали выкладывать яства на стол. Жареная картошка с сардельками, какие –то салатики, селёдка в масле, и графин с коньяком. Что ж, недурно.

- О, кого я вижу! – услышал я знакомый голос, повернулся – в зал вошла Майя со своими двумя подружками, улыбается, обнажив белоснежные зубы, карие глаза искрятся, похоже она и в правду рада меня видеть. – Вы нас преследуете?

- Так я и рассказал! – улыбнулся я ей. – Рад встрече, присаживайтесь!

Встал, и придвинул соседний столик к нашему, помог девушкам усесться на стулья.

- Это мои друзья Пётр и Александр! – представил я мужиков.

- А это Оля и Олеся! – девушки кивнули, улыбаясь, и тут же их окружили официантки с подносами.

- Так какими судьбами в забытом всеми городишке? – спросил их Пётр, и разлил по бокалам коньяк. – За знакомство!

Выпили, я побежал взглядом по девицам. Девки просто огонь, конфетки, лет по двадцать пять, Оля шатенка с зелёными глазами. Фигуристая, сидит, открыто рассматривает Разудалова, в глазах огонёк, а тот изучает её, в свою очередь. Если я скажу, что между ними сейчас не пробежала искра – буду в корне не прав. Олеся по - крупнее, сисястая, кровь с молоком, каштановые волосы, серые глаза, сидит, как будто бы и стесняется.

- У нас Олеся замуж выходит, а мы, как лучшие подруги, уговорили её на девичник. Долго думали где, ну и решили, что здесь, так как раньше, ещё школьницами, жили в этом городе. А вы куда направляетесь?

- В столицу, домой!

- А к нам за машиной? – засмеялась Майя, не сводя с меня своих глаз.

  Весь вечер мы просидели в ресторане в компании этих девчат, Саня так вообще разошёлся, излапал Ольгу, она потом пересела на его коленки. А затем вообще взял у меня ключ от номера, и они направились, как сказали, «покурить». Пётр с Олесей вели задушевные, кисейные разговоры о подводных камня супружеской жизни.

      Я же предложил Майе прогуляться по городу, через пять минут прогулки на меня что-то нашло, затащил её в ближайший парк. Повалил на землю, сорвал платье, и буквально изнасиловал её. Она совершенно не сопротивлялась, наоборот, проявляла инициативу, двигая подо мной бёдрами, и теснее прижимаясь. Девушка разрядилась нереально быстро, закатила глаза и закричала, её любовные мышцы сокращались, как под током, глядя на это я и сам недолго продержался. Слез с неё, и лёг рядом, заглянул в большие карие глаза.

- Прости! – произнёс глухо и виновато.

Она перевернулась набок, и поцеловала меня.

- Лёш, я об этом только и мечтала, с того момента, как ты зашёл в наш салон.

Я хмыкнул, а она продолжала:

- Ты очень необычный, не как все знакомые мне мужчины, от тебя веет какой-то опасностью, я не могу объяснить, но я так и хотела это сделать с тобой.

Она поднялась, одела платье, и пока поправлялась, оделся сам. Вернулись к отелю, она поцеловала меня и сказала:

- Я пойду, прилягу, устала сегодня. Ты не пропадай, звони мне, Лёша!

И ушла в свой номер. Поднялся в наш, кругом разбросанная одежда, а из дальней спальни стоны и рычание. Ну Саня, тоже бобёр ещё тот…

Нашёл ближайшую кровать, и через минуту провалился в липкое забытиё.

 

С утра выглянул в окно, но не увидел машину девчат. Достал из кармана бумажку с номером телефона Майи, и набрал на своей трубке.

- Слушаю! – услышал я её звонкий голосок.

- Ты куда пропала, красота?

- Ой, Лёш, тут Иосиф Олеськин позвонил, ругается, короче, мы домой поехали! – защебетала девушка. – Ты приезжай ко мне, ладно? Как можешь… 

- Заеду, конечно! – ответил ей, а сам грустно улыбнулся. – Счастливо погулять на свадьбе, красотка!  Пока!

Вышел из своей спальни. В гостиной сидели Пётр с Саней и смотрели телевизор, отхлёбывая пиво из бутылок.

- Смотрю, ведём поиски Даши по всем направлениям! – саркастически сказал мне контролёр. – Под каждую юбку не забываем заглядывать!

- Ну и что теперь? – спросил я его, действительно, вчера как-то больно всё весело пошло. – Собирайтесь, выезжаем!

 

 

                                                       Глава девятая.

 

- Вот мы дурни, что поехали на машине! – сказал Разудалов, вертя баранку «Рыси». – Надо было лететь самолётом!

- Да не плачь ты! – усмехнулся я с заднего сидения. - Я вот думаю, чего же мы в столице делать будем? Завалимся к тёщиной родне? Да ясно, что её там нет сейчас!

- Сейчас-то точно нет! – ответил Пётр. – Но она обязательно появится.

 

     Мы подъезжали к Светлогорию, отмотав примерно две тысячи километров. Город поражал своим масштабом – уже издалека были видны нескончаемые верхушки небоскрёбов, и не было видно краёв этому великолепию. Нескончаемый поток машин, наша пыльная «рысь» буквально потерялась в могучем транспортном потоке, широченные улицы и проспекты, кругом здания из стекла и стали, чистота и образцовый порядок.

- Куда ехать? – Саня несколько растерялся в этом гигантском муравейнике, и крутил головой по сторонам.

- Найдём стоянку и припаркуемся! Надо одеться по - приличней.

Через пару кварталов нашли подходящую площадку, и остановились. Оставили Разудалова с машиной, а сами решили прогуляться по округе, и осмотреться, в поисках магазина одежды. Поставил на навигаторе телефона метку, и мы с Петром двинули по тротуару вверх по улице.

Остановились около первого магазина одежды, посмотрели на витрины и зашли вовнутрь.

- Чего изволят уважаемые господа? – к нам тут же подскочил толстый продавец, с каплями пота на лысине, и это не смотря на то, что кондиционер наяривал вовсю.

- Прилично одеться!

Через полчаса мы вышли из бутика разодетые по всей местной моде, за три комплекта одежды я отдал десять тысяч долларов по курсу золотом. На мне красовалась тонкая шёлковая рубашка, тёмные строгие брюки, туфли из лакированной кожи и кожаный плащ до колен, с электронной системой вентиляции, на носу большие тёмные очки. Как сказал торговец, большинство мужчин в этом городе о таких только мечтают. Пётр обошёлся классической «тройкой» стального цвета и туфлями в тон костюма. Сане купили такой –же плащ как у меня и штаны типа джинсов, тёмную рубаху и туфли. Свою прежнюю одежду сложили по пакетам, и вернулись к Разудалову.

Пётр не обманулся с размерами, и обновки пришлись Сане впору. Полез в навигатор, и выставив меткой ближайшую риэлтерскую контору, поехали к ней, располагалась, как написано в описании, на тридцать втором этаже небоскрёба. Оставив Саню на дежурстве, я насыпал в подаренную Нежем барсетку золотых украшений из сумки, и мы вошли в холл. Охранник безразлично скользнул по нам взглядом, сидя за столом, подошли к лифту, и вошли в кабинку вместе с двумя пожилыми тётками, которые вышли на пятнадцатом этаже.

 

     Офис риэлторов кипел работой – вокруг носился народ с папками и кипами бумаг, кто-то клацал кнопками клавиатуры, а к нам тут же подскочила маленькая и худенькая девушка, с огромными чёрными глазами, в красном деловом костюме.

- Вам чем-ни будь помочь, господа?

- Я хочу купить себе жильё в Светлогорье! – важно ответил Пётр.

- Прошу господ пройти со мной!

Мы вошли в шикарный кабинет, и нас усадили на большой кожаный диван. Девица подтолкнула к нам стол на колёсиках, на котором были разложены большие красочные журналы. Уселась в кресло напротив:

- Меня зовут Ирина, я продавец-консультант в нашей компании. Что бы вы хотели для себя конкретно?

- Я ознакомился с вашими каталогами в интернете, - начал Пётр, закинув ногу на ногу, и развалившись в кресле. – И меня интересует дом по улице Набережной 28.

- Хорошее место! – кивнула девушка. –Рядом река, школа и больница, бродяг и отребья там не водится. Дом в два этажа, три спальни, два санузла, кухня и просторная гостиная. В подвале бар с бильярдом, сауна, и гараж на две машины. Придомовая территория с бассейном, беседкой и стоянкой для машин. Хотите осмотреть?

- Его цена?

- Сто пятьдесят тысяч долларов! – Удивлённо подняла брови девушка.

 - Золотом берёте? – Пётр вёл себя, как потомственный богатей, напустил на себя капризный и чопорный вид, артист, мля, демонстративно открыл барсетку, и у консультанта в момент расширились зрачки.

- Разумеется! – улыбнулась Ирина, подошла к шкафу, и достав оттуда весы с гирьками, поставила всё это на стол.

   Через полчаса мы вышли из офиса с ключами, и подписанной грамотой о владении домом, а сумочка изрядно похудела, но по моим примерным подсчётам, нашего золота ещё оставалось на десяток таких домов. Заехали в здоровенный супермаркет, заказали мебель и технику, затарились продуктами и с чистой совестью двинули к дому.

   А дом был и в самом деле великолепен – большой и просторный, выбрал себе спальню на втором этаже, окна выходят на лицевую сторону. Синие обои с узорами, Дашке бы понравилось.

Вышел к мужикам, они как раз перетаскивали снаряжение в подвал. Да, бар и в правду как настоящий ресторанчик – стойка и столы со стульями, светомузыка и стробоскоп по центру потолка, большие музыкальные колонки, хоть свадьбу играй.

- Ну, чё, Лех? – загорелись глаза у Разудалова, он с детским восторгом осматривал бар. – Зажжём сегодня? Девок позовём, Ольгу с твоей кареглазой…

- Хорош, а то разошёлся! – отмахнулся Пётр, ухмыляясь. – А то Таньке расскажу!

- Ну а чё? – не сдавался бывший советский военный. – И что соседи скажут? Заехали, дескать, подозрительные типы и затихарились. Неспроста…

- Саша! – со с снисходительной улыбкой ответил контролёр. – Это элитный райончик, а не дыра какая. И соседи у нас не кочегары и трактористы, а прокуроры и артисты. Приличная публика, так что надо соответствовать.

- И что, спать ляжем?

- Я те лягу! – хохотнул Пётр. – А кто мой дом обмывать будет? Я то до недавнего времени бездомным числился, после того, как Иваныч разнёс мою берлогу. Не, конечно, эту хибару не сравнить с моим бывшим бунгало на Болотах, и я и этому рад. Беги за пакетами в машину, сейчас погудим.

Быстренько соорудили «поляну», и расселись вокруг. Налили по бокалам коньяку.

-  Я хочу выпить за соседей! – поднял свою «тару» Пётр. – Что живут в километре от нас. За Наталью Дмитриевну и Олега Дмитриевича Юсуповых, родственничков твоей непутёвой тёщи!

- Вот оно что! – улыбнулся я. – Будем поджидать её здесь?

- Совершенно верно! – ответил Пётр, и выпил содержимое бокала. – Как попадётся на горизонте, я её взломаю. А так, больше не вижу вариантов. В Грязную Зону просто так не попасть, там периметр охраняют так, что мышь не проскочит. Боевые роботы и установки следят за незаконным проникновением, местные вояки, чтобы проехать, проводят ряд манипуляций, очень всё серьёзно. Подозреваю, что люди Петра пользуются порталами, их местонахождение для нас приоритетная цель, но, боюсь, это трудновыполнимая задача. Во всяком случае, попробовать стоит. А так, залегаем на дно, и выжидаем появление хоть малейшей зацепки.  

- И не стоит забывать, что за нами может наблюдать разведка! – добавил я, а мужики согласно кивнули. Разлил по новой, молча выпили, каждый думал о своём.

- Шустро! – удивлённо произнёс Пётр. – грузовики с нашими покупками приехали, значит, не придётся сегодня на полу спать. Пойду, проконтролирую разгрузку.

 

  Мужики ушли наверх, а я через другой выход вышел к бассейну, и улёгся на шезлонге. Уже вечерело, солнце в закате, красное и большое, значит завтра опять будет жарко. Через невысокий забор увидел на правой соседской территории солидного вида мужика лет пятидесяти, тоже сидел у бассейна и читал газету, в халате нараспашку. В бассейне плескалась довольно привлекательная женщина моих лет, увидела меня, помахала рукой, улыбаясь. Ответил ей самой шикарной своей улыбкой, наблюдая, как она вылезает из воды, формы фантастические у дамочки, наверняка, не без вмешательства пластической хирургии. В кармане завибрировал телефон, и я посмотрел на экран, неопознанный вызов, странно. Поднёс к уху:

- Слушаю!

- Господин Воропаев? - голос могучий и властный.

- Он самый, а с кем имею честь разговаривать?

- Я Дашин отец, я думаю, ты не ожидал звонка?

- Ну да…

- Алексей, советую тебе с друзьями успокоиться, Даша в безопасности, и ей ничего не угрожает. Более того, она вернулась ко мне очень своевременно, с вами у неё бы не было шанса избежать саймоновского плена.  И она тебя видеть не хочет, поверь. Возвращайся в свой мир, и забудь о ней, а если не уймёшься, я вас уничтожу. И твой манипулятор не поможет, он вообще дальше носа не видит. Ты меня понял? Я…

- Дай Дашку к телефону. – перебил его я.

- Да, дорогой! – услышал я через минуту её голос. – Вижу, неплохо без меня развлекаетесь?

- Ты о чём?

- О тебе, с какой –то блядью в парке, я смотрела видео-сьёмку, можешь мне не врать! – заорала Дашка, затем разревелась. – Как ты мог…

- Да я сам не понял! – воскликнул я, покрываясь липким потом. – Похоже, на меня воздействовал контролёр, сам бы я никогда, ты что…

- Не ищи меня, сволочь! – глухо произнесла девушка. – Такое я не смогу простить, а тем более забыть.

- Дашка, да что ты такое говоришь! – крикнул я, и соседи недоумённо взглянули на меня, а потом на друг друга. Она кинула трубку, а я так и застыл, вскочив на ноги, с трубкой у уха. Вот я баран! И как они нас вокруг пальца сделали, как детей деревенских… Так я ещё не лажал, этот был полный, жирный писец.

- Это что получается? – услышал я сзади голос Петра. – Мы были под их колпаком всё это время?

Я обернулся, тот стоял с выражением полной растерянности на лице, таким раздавленным я его ещё не видел.

-  Вот мля… - я присел обратно на шезлонг, и схватился за голову. Контролёр уселся на соседний лежак, вытянул ноги, и застыл, играя желваками.

- Зная её характер… - наконец, вымолвил он. – Это полный провал, Алёша!

- Петь, что делать то?

- А ничего! – горько произнёс тот. – Уже ничего! Нас обыграли по всем статьям, и даже если ты отодрал Майю под воздействием стороннего манипулятора, это ничего не меняет. А их контролёр недурственен – блестяще сработал, высший пилотаж.

- Вот тебе и пилотаж! – обречённо вздохнул я, глядя на носки своих туфель. –Заметил, что когда я за что либо берусь, то превращаю это в дерьмо, всю свою жизнь.

- Они могли нас раздавить, как котят, но не стали, а просто позвонили, и вежливо попросили закрыть дверь с той стороны! По мне, как мордой в говно. Пошли напьёмся, что ли…

По большому счёту, нам только и оставалось, как посвятить пьянству остаток дня. Поэтому дождавшись, пока грузчики растащат наши покупки по комнатам, спустились в бар, объяснили обалдевшему от весёлых новостей, Разудалову что по чём, и надрались до поросячьего визга.

 

   С утра решил пройтись по городу, и попить пивка. На предложение составить мне компанию, мужики отказались, по их опухшим рожам было видно, что вчера мы перестарались со спиртным, и для них оторвать мутные головы от подушки было практически невозможно.
Вышел во двор, и пошёл вверх по улице, ветерок приятно остужал мой трясущийся организм, глазами выискивал какую ни будь кафешку, но вокруг одни жилые дома. Народ разъезжается по работам, тут и там выползают из гаражей авто. Жизнь кипит, один я только праздно вышагиваю с перекошенной мордой в поисках опохмелки, да по незнакомой улице.
Свернул за угол, во, магазинчик, и уже открыт. Вошёл в двери, оказался в пахнущем специями помещении, вроде как продуктовая лавка, и пива целая полка.
- Большую «Липового». – я протянул пять баксов продавцу, а в замен получил двухлитровую пластиковую бутыль отличного пивка, распробовал ещё в Саймонусе.
Вышел на улицу, и припал к живительной влаге, как же хорошо… Две массивные тётки прошли мимо, бросив на меня осуждающие взгляды, ну да, тут солидный райончик, не соответствую.
Двинул дальше, уже неторопливо, наблюдая за местной утренней жизнью. Шикарные дома, исключительно жёлтые, дорогие тачки рядом с ними, мы со свое серебристой «рысью», как чепушилы, уж больно красиво тут жили люди. Мимо по улице пролетел огромный кабриолет с сексапильной дамочкой за рулём, на ходу подкрашивает губки, а из колонок льётся что-то типа джаза, со вставками, напоминающими даб-степ.
- Пришли по нашу душу, это имперская безопасность! – внезапно услышал я в голове голос Петра, что –то он взволнован. – Дом вот –вот окружат, мы берём золото, и отходим к реке. Попытаемся отойти, сбор у того магазина, где брали одежду. И выкинь мобильник.
Откинул баклаху с пивом, и резко двинулся по тротуару, навстречу едет такси, очень кстати. Поднимаю руку, но тут понимаю, что кто –то блокирует улицу со всех сторон, а квартал берут в кольцо. Сунул руку в карман, достав карточку телефона, сломал её пополам.
- Пётр, выручай! – ментально ору ему.
- Не могу, Лёха! – голосом, полным отчаяния отвечает тот. - Что –то блокирует меня, я не могу ничего сделать. Мы отходим… Прости, брат, но если тебя возьмут, мне придётся стереть тебе память, они не должны узнать, кто мы и где портал.
 - Делай, как посчитаешь нужным! - ответил ему, уже понимая, что мне не уйти. Со всех сторон меня окружали люди в красно- чёрной форме, с штурмовыми винтовками в руках, осторожно и медленно приближались ко мне, держа на прицеле, а по краям улицы остановились два шестиколёсных лобастых бронетранспортёра. Пипец!
- Алексей Воропаев! Медленно поднимите руки в верх и опуститесь на колени! – услышал я властный голос, усиленный «матюгальником». – Не то мы открываем огонь на поражение. Считаю до трёх!
Взглянул на говорившего – невысокий пузатый офицер, поднял одну руку вверх:
- Раз!
Поднял руки, и опустился на колени, асфальт ещё холодный, солнце не успело нагреть его. Тут же меня обступили автоматчики, а кто –то резкими движениями завёл мои руки за спину, и я почувствовал сталь наручников на запястьях. Вот и всё, подумалось мне, конец.
-Господин Воропаев, вы арестованы по подозрению в дезертирстве, а так же ведении повстанческой деятельности!
- Прости! – услышал я Пётра, и в этот момент нечто чужеродное вошло в мой мозг, но я не позволил защите блокировать вторжение, и невыносимая боль взорвала мой разум, казалось ещё чуть – чуть, и голова разлетится как взорвавшийся арбуз. Но тут же боль ушла, и я вырубился. На пару мгновений, меня тут же подхватили за воротник, и поставили обратно на колени.
А я сидел, изумлённо рассматривая непонятных людей, обступивших меня, и ничего не понимал. Что за чертовщина? Меня трясло, как Тузика на помойке, как же так, я только что стоял у бара с Иванычем и Дубярой, рассматривая наши документы, и тут в момент оказался непонятно где, какой- то город, невысокие дома. Киев что ли? Подёргал руками, неужели я связан? Осмотрел себя – в какой –то нелепой одежде, где мой «Булат»? От возбуждения я уже стучал зубами.
- Братва, что за приколы? – спросил я у таинственных людей. – Где я?
- Скоро узнаешь! – ответили мне из –за спины.
Попытался обернуться, и получил болезненный удар по почкам. Завалился набок, взглянул на небо и остолбенел, забыв о боли – небо было зелёное. Ужас полностью захватил разум, я заорал во всё горло. Мелькнул приклад, и мир потух, рассыпавшись в миллиарды искр.

 

 

                                              Глава десятая.

 

 

    Очнулся от дикой головной боли, осмотрелся – я в камере. Лежу на деревянных нарах, потрогал голову, и в глазах потемнело, как же больно, да и башка распухла, на затылке здоровенный шишак. Попытался вспомнить что со мной стряслось – был у Бара на Кордоне. Стоял с Дубярой и Иванычем, а через мгновение меня скрутил хрен пойми кто, в каком –то городе, да ещё небо зелёное, какой - то бред.

 Встал, и шатаясь, подошёл к небольшому решётчатому окну под потолком – так и есть, видно совсем краем, но то, что зелёное, это сто пудово. Кинуло в пот, я облокотился о шершавую стену, борясь с головокружением.

Так, рассуждал я, люди в неизвестной мне красно-чёрной форме, оружие у них непонятное, как из дешёвого фантастического кинобоевика, вспомнились броневики, о таких даже не слышал.

Неужели попали в какую аномалию? Или нас взял какой контролёр за яйца, и нагоняет миражи, а сам я лежу у него в берлоге, он отрезает от меня на жарёху куски мяса, и не даёт окочуриться раньше времени? Я о таких приколах слышал, в баре рассказывали, и не раз, да и в Мощевской банде о таких вещах поговаривали. Ну, тогда я не жилец, вот Сидорович, петушара лагерный, подогнал мне смертушку, что ни на есть эксклюзивного плана, и ничего уже не поделать. Я и не сомневался в выдвинутой версии, ну как же ещё объяснить происходящее?

     В баре недавно слышал, как долговцы ушатали одного контролёра, и нашли у него в подземелье сталкера без ноги, оттяпана по колено, но культя прижжённая. И этот бродяга в последствии рассказывал, что просто шёл по Зоне, и тут на тебе, попал к себе в деревню, в Тверской области, да ещё в прошлое, зашёл домой, а там его покойная жена, молодая ещё. Ну и остался он у неё жить, всё как по-настоящему, трахал бабу эту, и огород копал… А как контролёра завалили, так наваждение и растаяло, сижу, говорит, блины со сметаной наворачиваю в избе, жена конец мне поглаживает, а тут раз… В какой –то пещере вдруг оказался, вонища несусветная, а вокруг долговцы стоят и странными глазами на меня смотрят, и ни блинов, ни жены, а только нога болит так, что впору застрелиться.

От печальных раздумий меня оторвал лязг замка, дверь отворилась, и я увидел двух мужиков, во всё той же красной форме.

- Воропаев на выход! – сказал один из них, я поднялся с пола, и стараясь идти ровно, вышел в коридор.

- Лицом к стене, руки за спину!

А запястьях щёлкнули браслеты наручников, меня повернули за плечо и толкнули в спину:

- Вперёд!

Мы направились по коридору, жуткое местечко, стены из массивных камней, идеально подогнанных к друг другу, тусклое освещение, каменный пол, отполированный до блеска.

Зашли в лифт, и он помчал нас куда-то вниз, вышли в просторном помещении, всё уже цивильно, как в небедном офисе. Завели меня в кабинет, и усадили на стул, а передо мной за столом сидел парень лет тридцати в штатском костюме, белобрысый, с ледяными глазами хладнокровного убийцы. Взгляд как у дохлой рыбы.

- Вот ты и отбегался! – довольно низким голосом пронёс мужик. – Господин Воропаев! Или как там тебя?

- Воропаев! – кивнул я, не сводя с него глаз, и хрен скажешь, что это мираж, всё так необычайно реально. – А с кем имею честь?

 - Я старший следователь имперского комитета безопасности Зеленцов. И мне выпала сомнительная честь вести твоё дело, – мужик по - щёлкал пальцами, глядя мне в глаза, и этот взгляд не предвещал ничего хорошего. – Так что давай сразу всё мне рассказывай, и возможно, нам не придётся доставлять тебе страдания.

 - Чего рассказывать?

- Где ваш портал?

- Кто?

- Как ты попал в наш мир? Где это место, куда ты прибыл?

- Я стоял у бара на Кордоне, и как –то непонятным образом оказался на улице в каком –то городе, и какие –то люди произвели мой захват.

- Значит, говорить не хочешь? – нахмурился старший следователь. – Очень глупо!

Он подмигнул мне и нажал кнопку на столе. Дверь открылась, и в кабинет вошёл здоровенный амбал, рукава его формы подвёрнуты, вопросительно уставился на Зеленцова.

Тот кивнул, и я получив мощный удар в нос, улетел вместе со стулом в угол помещения.

- Встал и сел, живо! – рявкнул этот урод, а я поднялся с пола, яростно заливаемого кровью из собственного носа. Амбал поставил стул на место, я уселся на него, в ушах тонко зазвенело.

 - Где портал? – совершенно спокойным тоном, повторил вопрос следователь.

- Послушай, контролёр! Чего ты хочешь от меня? Хочешь сожрать меня, жри, я вашему племени ничего плохого не делал, убей меня, или хоть глюки поставь нормальные, а не эту жуть! – воскликнул я, и тут же получил удар в лоб. Опять полёт со стулом наперегонки, удар о стену, и я вырубился.

Очнулся от того, что меня поливали водой с ведра, дёрнулся, и понял, что подняться я не смогу. В этом мне помог здоровяк, рывком схватил меня, и усадил на стул.

- Почему ты назвал меня контролёром? – спросил Зеленцов.

- Потому, что мы сейчас в твоей берлоге, ты заживо освежёвываешь меня, - пробормотал, заплетаясь, я, размазывая кровь по лицу, и сглатывая солёную слюну. – А чтобы я не дёргался, создаёшь в моём разуме иллюзии. Зелёного неба не бывает!

Следователь как –то странно взглянул на меня, жестом указал громиле на дверь, и тот вышел, грозно косясь на меня.

- Кто ты и чем занимаешься?

- Я Алексей Воропаев, попал в Зону отчуждения ЧАЭС, скрываясь от своих бывших компаньонов. На данный момент нахожусь в рабстве у торговца с Кордона, он отправил меня на задание с Иванычем и Дубярой. А как я здесь оказался – тебе лучше знать!

- Что за задание?

- Иваныч ещё не озвучивал его.

- Кто такой Иваныч?

- Я толком не знаю, думаю, что он из СБУ, во всяком случае, дал нам с Дубярой документы на лейтенантов безопасности.

- Кто такой Дубяра?

- Такой –же раб Сидоровича, как и я.

- Сегодняшняя дата?

- Третье августа 2013 года.

Следователь нажал на кнопку, и кабинет влетел мой мучитель.

- Отведи в камеру!

 

  Здоровяк закрыл за мной дверь темницы, и я улёгся на нары, совершенно опустошённый. Голова буквально разваливалась на части, в ней что-то обжигающе пульсировало, меня била крупная дрожь. Свесил голову в сторону, и забрызгал пол желчью, вперемешку с кровавыми сгустками.

«Обломал контролёру весь кайф», мелькнула мысль, похоже, что, ему уже не интересно играть со мной, вот он и отстал, понял, что я раскусил его. Теперь осталось только дождаться смерти, и всё.

 

 Но спокойно отлежаться мне не дали, дверь камеры открылась, и в помещение вошли Зеленцов и какой –то жуткого вида мужик. Он посмотрел мне в глаза, и я окаменел – настолько страшный, продирающий до самых кишок, пронзительный взгляд.

Тут же мозг словно опоясали раскалённым обручем, а незнакомец произнёс:

- У него мощная блокировка.

- Не сопротивляйся, только хуже будет! – услышал я в голове его голос. – Просто не сопротивляйся!

Попытался расслабиться, и в самом деле, боль заметно утихла.

- Он не отсюда, и у него стёрта память за прошедший год, кто –то успел это сделать, хоть я и блокировал их манипулятора.

- Мне стёрли память? – подскочил я на нарах. – Но кому я нужен?

Но они ничего не ответили, молча вышли, закрыв за собой дверь.

Это что же получается? Мне просто стёрли память? Или это контролёр решил продолжить игру, пытаясь отыграться, и внушить, что его вовсе нет и это реальность? Скорее всего, так и есть.

В мозгу что –то щёлкнуло, и я осознал к ужасу, что я откуда –то знаю, сколько людей находится вокруг меня.  На этом этаже сорок, и под нами масса народа, их столько, что не сосчитать.

- Ой, да ладно! – с сарказмом, вслух произнёс я. – Хорош уже туман нагонять, раскусил я тебя, морда контролёрская! Хорош дурковать, просто убей меня и всё.

Свернулся калачиком на досках нар, и лежал, трясясь как в лихорадке. Вспоминалась жизнь до Зоны, погибшая жена Татьяна, старался вспомнить её лицо, но никак не получалось, лишь очертания. В мозгу постоянно раздавались какие -то голоса, обрывки фраз, детский смех, как из сломанного радио, а я лязгал зубами, обливаясь холодным потом. Жутко хотелось пить, но подойти к крану водой так и не нашёл в себе сил…

 

   Под утро меня разбудил лязг замка. Вошёл Зелинский, в сопровождении двух солдат, критически осмотрел мою распухшую морду и сказал:

- Тебе невероятно везёт! Я то уж рассчитывал отправить тебя на ферму «огней», на корм аномалиям. Вставай, и пошли!

Меня отвели в душ, где я смыл с себя кровь и пот, затем выдали комплект чистого белья и одежды – серые брюки и жёлтая рубашка с короткими рукавами. Пока переодевался, вошёл вчерашний гестаповец- здоровяк и поставил на стол рядом две коробки, и исчез за дверью. В первой коробке я нашёл лёгкие серые сандалии, надел их на босые ноги. Подошёл к зеркалу на стене и вздрогнул: нос сломан и распух, а под глазами две чёрные сиськи. Ну, это не впервой, переживу как ни будь.

    Открыл вторую коробку, в ней пачка баксов, пригляделся внимательнее – на них по-русски написано «казначейство Саймоновской Империи. 100 долларов», дорогая бабушка… Пересчитал деньги, ровно десять тысяч баксов, сунул их в карман, поймав себя на мысли, что всё это напоминает Верховенский «Вспомнить всё», только Шварц знал, что ему надо на Марс, а я вообще ничего не знаю, даже где нахожусь.

 Вытащил из коробки золотую цепочку с палец толщиной, что ж, это по мне. Когда –то была у меня подобная, но пришлось отдать военным на периметре, чтобы пропустили в Зону. Надел украшение на шею, и перевернул содержимое коробки на стол. Какой –то ключ и паспорт в зелёной обложке и львом вместо герба.

«Гражданин Саймоновской Империи, Воропаев Алексей Петрович, проживающий в Светлогории. Право доступа к наземным транспортным средствам»

Ни хрена себе! И давно ли это я стал жителем Империи? Так, в восемь тысяч восемьдесят пятом году, август месяц. Я что, в будущем? Стоял посреди большого душевого помещения, в углу у кривого стола, и пытался собрать разбегающиеся мысли в кучу.

- Подпиши здесь! – я проморгал появление следователя Зеленцова. Он положил на стол предо мной какие –то бумаги и протянул авторучку. -Это акт неразглашения, ты не должен никому говорить, что не из этого мира, и подробности наших бесед. Нарушение подписки карается смертной казнью.

Он подошёл совсем в плотную и заглянул мне прямо в глаза.

- Я не знаю, о чём думает руководство, но будь моя воля, я бы уничтожил тебя ещё вчера! – глухо произнёс он. – Надеюсь, что недолго тебе гулять. Следуй за мной!

Мы вышли из душевой, и по длинному коридору попали к железным дверям. Следователь приложил к ней палец, и она распахнулась.

- Иди! – толкнул он меня в спину. 

      Яркий свет заставил меня зажмуриться и прикрыть глаза рукой.

- Господин Воропаев, как с вами обращались?

 - Судя по вашему лицу, вас пытали?

- Собираетесь ли вы подавать в суд на Имперскую безопасность?

- Как вы считаете - происшедшее с вами, не подорвёт ли моральный дух наших героических воинов, сражающихся в секторах?

Со всех сторон на меня обрушилась лавина вопросов, открыл глаза и увидел вокруг себя толпу репортёров, без конца щёлкали вспышки, на меня были наставлены несколько дюжин фото и видеокамер. Кто –то схватил мою руку, обернулся – меня тащила за собой прелестная белокурая девушка в лёгком платье. Мы подошли к большой жёлтой машине, и она буквально запихнула меня в нее. Залезла следом в салон, и машина тронулась сквозь толпу журналистов, они буквально висли на капоте, словно я был голливудской звездой. Водитель – пожилой дядька в строгом костюме, попытался длинными гудками клаксона привести народ в чувство, они несколько расступились, и автомобиль увеличив скорость, выбрался в городской поток.

Я с интересом уставился на прелестницу, очень красивая девка, как раз в моём вкусе, и я чувствовал, что нас что-то связывает, была какая –то уверенность.

- Как ты, Лёш? -  спросила у меня девушка, ощупывая моё лицо глазами. – Они тебя били?

- Извините, но мы знакомы? – спросил я её.

- Вот звери! – воскликнула в сердцах красотка, и её глаза заблестели. – Что они с тобой сделали? Ты не помнишь меня?

- Нет! – виновато пожал плечами, мне стало неловко за её слёзы, словно я обидел чем эту девушку.

- Я Мария Лампасс, звезда имперского кинематографа. Мы недавно познакомились в Саймонусе, но я уверена, что мы знали друг друга и раньше, я видела нашу фотографию на вашей камере, вот только не помню, когда и где ее сделали.

- Почему вы мне помогаете?

- Ты не выходишь из моей головы!  - тихо ответила Мария, и вытерла слёзы. – Постоянно снишься мне, мыс тобой гуляем под синим небом. К чему это? А бросить тебя в беде я не могла. Когда узнала, что тебя взяли, подняла всех своих влиятельных знакомых на уши, да плюс ко всему помогли «Инициативные граждане», и имперская безопасность была вынуждена отпустить тебя.

- Я ничего не помню, Мария! Что со мной стряслось? Кто же я?

- Ты воевал на секторах, затем пропал без вести, говорят, тебя убили, но ты выжил. Не знаю, чем ты занимался, но вовремя вашего отдыха повстанцы похитили твою жену, а тебя и твоих друзей ранили.

- Мою жену? Я женат?

- Жандармерия говорит, что её казнили, повстанцы взяли на себя её смерть, они выпустили видеообращение в интернете.

- А кто мои друзья?

- Они представлялись Петром и Сашей. – Мария вытащила какую-то пластиковую карточку, и показала мне на ней двоих мужиков, один страшный постарше, другой молодой. Обычный парень.

- Я их не помню… - взял из её рук фотографию, и долго всматривался в лица, но в душе так ничего и не шевельнулось, просто незнакомые люди, изображение сменилось, и теперь на меня смотрела красивая зеленоглазая девушка, практически не уступавшая Марии в привлекательности.

- А это твоя жена! – посмотрела на меня Лампасс.

- Я не… - я замотал головой, всё это было настолько нереальным, каким –то потусторонним… Какая жена, моя жена сгорела в машине, в результате подрыва СВУ, какого чёрта! Но всё-таки это было явью, похоже, что я и в самом деле лишился памяти. И угораздило ж меня жениться, этот факт просто не укладывался в голове. И чем это я так насолил повстанцам?

 

     - Приехали! – сказал водитель, и пошёл открывать нам дверцы, мы вылезли наружу перед двухэтажным домом. Рядом стояла серебристый «паркетник».

- Твой дом! – сказала Мария. – Безопасность разрешила забрать личные вещи, а само здание арестовано, и отошло государству. Машину забрать можешь.

Подошёл к машине, и распахнув дверцу, забрался в салон. Всё сделано на уровне, сразу было видно, что использовались новейшие технологии.

- А ключи? – спросил я у себя.

- Не надо ключей! – сказала Мария, и взяв мой указательный палец, провела им по гладкому углублению на рулевой колонке. Панель загорелась, красивые голубые шкалы мерцали в колодцах приборов, чем – то напоминая мне панели «Лексусов», но звука мотора я так и не услышал. Осмотрелся, коробка автомат, разобраться можно. Полез в бардачок, и достал из него пластиковую карточку, повертел в руках.

- Это ключ активации. Вылезь!

Я покинул салон, отдал девушке карту, и после некоторых манипуляций, машина заглохла, и тут же завелась, услышал еле слышное тональное гудение из под капота.

- Пойдём, заберём вещи. – произнесла Мария, и мы поднялись на крыльцо. Подёргал за дверную ручку – заперто. Похлопал себя по карманам, и достал ключ. Замок щёлкнул, и дверь отворилась, мы вошли вовнутрь.

 Всё заставлено не распакованной мебелью, лёгких вещей, годных для переноски, толком и не было, за исключением кухонных приборов. Спустился в подвал, ба, да тут целый бар, следы грандиозной пьянки, пустые бутылки вокруг. В углу сумки с разбросанными вещами, какие –то лёгкие одеяния, пара платьев, женские туфли. Больше ничего интересного я не нашёл, вышел на улицу, где меня дожидалась Мария.

- Будешь жить у меня! – сказала она твёрдым, и не терпящим возражений тоном. – Поедем на твоей Рыси, Ярослав отгонит мою машину.

А я с тоской уставился на носки своих сандалий, прикидывая, что помойные коты, которых пригревают у себя сердобольные люди, чувствуют нечто похожее. Я же находился в полном душевном смятении, молча залез на переднее пассажирское сидение своего автомобиля, а Мария села за рель, завела двигатель, и машина мягко выехала на проезжую часть. Своим новым чувством я видел, как тут же тронулись две машины, они следовали за нами на большом расстоянии с самого места моего освобождения. Вероятно, они не знали о моих способностях, что ж, буду делать вид, что не замечаю слежки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

               

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0129045

от 8 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129045 выдан для произведения:

                                               Глава восьмая.

 

 

         С утра разбудил Пётр.

- На примерь!

И на кровать рядом со мной упал здоровенный пакет. Встал, скинул с себя спорт-костюм, и залез в вовнутрь, извлёк комплект белья, пару неплохих светлых брюк и рубашек. В двух коробках лёгкие туфли, всё по последней здешней моде, насколько я понял.

- Ходим тут как белые вороны с спортивках, надо сливаться с пейзажем, Саня уже переоделся, сидит, смотрит телек, здешние обороты речи усваивает, - объяснил происходящее Пётр.

Оделся, оглядел себя в большое зеркало – довольно неплохо.

- Позже сострижёте свои кудри под ноль! – бубнил контролёр, окидывая меня критическим взглядом. – И модельера того пошли лесом, ещё не хватало, чтобы Саймон заинтересовался, откуда у того такие идеи, не будем исключать, что он побывал в нашем мире.

- Ну точно! – я уставился на него. – Здравая идея!

- Я полночи просидел в интернете, и нашёл след тёти Маши. В Светлогории живёт её брат и сестра, отец умер давно, не пережив раскулачивания. Сразу туда не поедем, не исключаю, что за нами могут следить, а следить может кто угодно – от военной разведки до повстанцев. Всё делаем плавно. А сейчас пошли засветимся в городе.

 

     В баре у моря заказали завтрак, молча перекусили, посматривая на ленивые волны. Чайки летают над пляжем, орут, дерутся за лежащую на песке булку. Пары вальяжно прохаживаются по променаду, изредка фотографируя окрестности и друг друга.

- А, вот вы где! – услышал я голос Кленовского, обернулся, увидел не спеша подходившего к нам жандарма. Присел за наш столик, и щёлкнул пальцами официантке:

 - Пива с орешками!

- Здравствуйте господа! – произнёс он, снимая свою форменную кепку, и кладя её на стол. – Есть к вам вопрос!

- Да офицер? – спросил у него.

- Какого хрена вы устроили вчера в Бризе? – прорычал он, впившись глазами мне в лицо. – Думали, я не узнаю? А про систему навигации вы забыли, да? Я еле отбрехал вас от этого дерьма, хвала небесам, что у меня друг в комитете безопасности империи, а то вы ещё ночью грели бы камеру в кандалах.

- И чего ради вы вступились за нас? – спросил его Пётр.

- В память о брате, друг тащил его раненого за двадцать километров к своим, но не бросил, даже когда тот умер! – долбанул кулаком по столу коп. – Вы друг за друга горой стоите, ребята, а вашему агентству наплевать на вас. Даже и слышать не хотят ни о чём, просил их о помощи, а меня послали, мол, не лезь в чужое дерьмо, мол, вы, Алексей, давно уже числитесь мёртвым.

- Я к этому привык! – ответил я ему, стараясь улыбаться как можно печальней. -  Эти бюрократы не слышали о слове долг и честь.

- Что вы искали в Бризе?

- Следы Дианы, и мы их нашли. – ответил Пётр, и достав прозрачный пакетик с Дашкиными волосами из кармана, положил их на стол, затем достал «Айфон», и протянул его офицеру.

- Они остригли её? – воскликнул Кленовский, его лицо побагровело, и он так сжал в руках смартфон, что я был уверен, что он вот – вот лопнет. – Бог ты мой…

- В том подвале мы нашли ещё одну девушку, она уже была зомбирована, совершенно голая, и привязана к гинекологическому креслу. – произнёс я глухо. – Я не уверен, что мою жену ждёт что –то менее печальное… Поэтому мы убили всех повстанцев и взорвали их гнездо. Они отдали Диану каким –то людям, и следы теряются, толком ничего не знали. Просто выполняли заказ.

- А как вышли на них?

- Подсказал один хороший человек!

- Эван Шорт?

- Нет, не он, у нас и без него хватает связей.

- Я попытаюсь вас прикрыть! – сказал жандарм. – Но в следующий раз без моего разрешения ничего не предпринимайте. Журналисты уже интересовались вами, я им сказал, что вы уже покинули город. Так что без глупостей.

- Да мы решили вернуться в столицу! – сказал я, а Кленовский кивнул:

- Оставите номер телефона, я вам позвоню, если что. А идея вернуться правильная, не хватало, чтобы газетчики подкараулили вас, и растрезвонили обо всём на весь свет. Излишняя огласка свяжет руки при возникновении экстремальных ситуаций.

 

       Распрощались с копом, и вернулись в дом.

- Давай соберём вещи! – сказал мужикам, и поднялся наверх, в свою спальню. Собрал оставшиеся Дашкины вещи в ранец, сверху положил её «Берилл», и отнёс всё это в багажник «Рыси». Услышал за спиной шелест покрышек, обернулся, увидел жёлтый лимузин Марии Лампасс. Машина остановилась, и из неё вылезла сама актриса, подошла ко мне. В лёгком платьице, подчёркивающем великолепную фигуру, волосы распущены по плечам, в глазах печаль и радость одновременно.

- Здравствуй Маша! – сказал я ей, любуясь её красотой, и одновременно пытаясь заглушить в душе надвигающийся звон тоски.

- Привет! – ответила она, улыбаясь. – Вы, никак, собрались уезжать?

- Да, поедем скоро, жандармерия обещала держать нас в курсе событий! – я печально развёл руками.

- А я приехала пригласить вас на ужин, - расстроенно произнесла девушка. – Что ж, я сама собираюсь через пару дней возвращаться в столицу. А вы откуда, Алексей?

-  Тоже со Светлорория.

- Дайте мне ваш телефон, - попросила Мария, и я протянул ей его. Поколдовав над ним, возвратила назад. – Там мой номер и метка навигатора. Настоятельно приглашая в гости, я позвоню.

- А где ваш молодой человек? – невольно вырвалось у меня.

- Да послала его куда подальше! – махнула рукой актриса. – Этого прохвоста ничего не интересовало, кроме моих денег!

Она подошла совсем близко, и неожиданно поцеловала меня в губы. Поцелуй был очень быстрым, но у меня успели подкоситься ноги. Улыбнулась, и пошла к своему лимузину, а я стоял, как столб и смотрел в след. Села за руль, развернула машину, но внезапно остановившись, открыла окно и сказала:

- Мне сегодня приснился очень реалистичный сон. Как будто мы с тобой приехали на шикарной, но почему-то чёрной, гудящей машине к морю, и гуляли. И мне так было легко и хорошо, ты держал меня за руку. И я чувствую это прикосновение до сих пор… - она грустно улыбнулась. – А небо там было синее!

Я раскрыл в удивлении пасть, а она поехала дальше, лимузин завернул за угол и скрылся из глаз.

Дверь открылась, и во двор вышел Пётр, с вещами в руках, и «калашом» на плече.

- Поверь, к её сновидениям я не причастен! – сообщил он, закидывая ношу в багажник. – Понимаю, что девка на тебя запала! Так значит, в Светлогорье?

- Да, навестим тёщу! – ответил ему. – Что вот с Машкой этой делать? Неспроста ей такие сны снятся…

- Потом решишь! – нахмурился контролёр. – Поехали уже, чего время тянуть.

 

 

      Через полчаса сели в машину, и покинули этот город.  Хотя я и не был особо сентиментальным, и сменил массу мест жительства, но уезжая из Саймонуса, испытывал тоску и чувство, что оставил там что –то важное и дорогое. Поехали дорогой через Лучегорск, я то и дело обгонял медленно плетущиеся автомобили, похоже, что быстро ездить тут не в моде.

 Пётр лазил в интернете с бортового компьютера, Саня листал какой –то гламурный журнал, найденный в доме. Показал на постер на развороте, блин, Машка в бикини, стоит с доской для серфинга, и улыбается. Эх, Машка с Дашкой… Хреновый я вам жених, выходит, очень хреновый.

 

    Лучегорск поразил мужиков своей монументальностью и статью. Те чуть шеи себе не свернули, рассматривая всё вокруг. По сравнению с курортным городишком это был мегаполис, по улице сновали прилично одетые люди, ни одного бомжа или алкаша, как мы ни всматривались, так и не увидели. Видимо, за этим тут следили. Часа за три проехали город насквозь, так и не заметив ни одной пробки, весьма похвально.

Оказались на широченном автобане, по пять полос в одну сторону, и знак конца всех ограничений, прозрачные пластиковые ограждения по бокам. Мимо проносились поля, леса, деревни и города, в которые с трассы вели специальные развязки. По карте, эта автострада должна была вывести нас прямиком до столицы.  Прижал педаль газа к полу, разогнал машину до двухсот километров в час, и это был для неё предел, быстрее уже не ехала. Но так, или иначе, автомобиль оставлял и генерировал только положительные эмоции, «Рысь» мне понравилась.

     Бип! Нас обогнал, сигналя, шикарный жёлтый кабриолет, с тремя молодыми девчонками, смеются, и машут нам руками, показывают, мол, давай, догоняй. Одна показалась мне знакомой, я присмотрелся, да это же Майя, что продала мне машину. Послал им воздушный поцелуй, в ответ получил по дюжине от каждой, веселятся девки, только мы постоянно в полной жопе, какие –то проблемы вечно неотложные у нас. Короче, в тот момент остро завидовал этим тёлкам.

 

      Под вечер за рулили поискать ночлег в небольшой городок, под названием Красноторск, проехали по главной улице, и остановились у двухэтажного здания, с вывеской «Отель Красноторск». Припарковали машину на просторной стоянке, и вошли вовнутрь. Весьма посредственно, видно, видно, что недавним ремонтом и не пахнет. В холле тишина, только слышно, как храпит администратор за стойкой, развалившись в огромном кресле.

Подкрался к нему а носках и наклонившись, крикнул в ухо:

- Рота подъём!

Тот вытаращил глаза, и зашкрёб ногами по полу, пытаясь подняться, в совершенном замешательстве. Лет двадцать, морда прыщавая, маленький и тощий, одет в какую-то жуткого вида ливрею, словно сошедшую прямиком из фильмов с Чарли Чаплином.

- Уважаемый! – сказал ему Пётр. – Нам три номера, или один, но с тремя спальнями.

Служащий отеля наконец смог сфокусировать свой взгляд, взглянул на того неприязненно:

- У нас есть люкс, там две спальни и тахта в гостиной! Но дорогой – пятьсот долларов за сутки, со времени заселения. В плату входит трёхразовое питание в нашем ресторане, но там как успеете. Кстати, у нас ужин через двадцать минут.

- Сойдёт! – махнул я рукой, и достав деньги, отсчитал требуемую сумму, и протянул юнцу.

Тот нажал на какую-то кнопку, открылась дверь, и в холл вышел заспанный паренёк, тоже в ливрее, но не с такими пышными погонами, как у администратора. По видимому, тоже не терял время – на морде чётко отпечатался узор от рукава, сонное царство прямо-таки.

- Марк, отведи господ в люкс, пусть располагаются, а затем покажи им ресторан!

Тот кивнул, и повёл на с по коридору, жутко благоухало жаренной картошкой с луком, аж слюна потекла, как у павловской псины, пожрать явно не мешало. Понялись по скрипучей лестнице на второй этаж, и оказались в очередном длинном коридоре, в конце которого упёрлись в здоровенную деревянную дверь. Слуга открыл её ключом, и отдал его мне.

- Прошу, господа!

Да, похоже, что этот номер пережил на своём веку много буйных постояльцев и их пьянок с оргиями. Вроде и чисто, но как-то не то, латаная мебель, прожжённая обивка кресел, и пятна на ковре.

- И за это пятьсот? – Пётр вопросительно взглянул на нашего провожатого.

Тот пожал плечами, и протянул руку, намереваясь получить от нас чаевые.

- Вот мля… - я протянул ему пару баксов. – Ни в чём себе не отказывай!

Парень критически взглянул на купюры, и недовольно произнёс:

- Господа, извольте пройти в ресторан!

Кинули на диван свои сумки, и вышли из номера, спустились вниз, и вскоре оказались в зале местного ресторана. Унылое место больше смахивающее на деревенскую столовую – старенькая мебель, застиранные скатерти, репродукции с овощными натюрмортами на стенах. В углу под потолком бормочет телевизор, я взглянул на экран и вздрогнул – говорили о нас. Пузатый диктор важно баритонил с экрана:

«Наглость мятежников переходит все границы – вчера утром, в курортном городе Саймонус, была похищена жена одного из ветеранов анти-повстанческой группировки войск на Грязных Территориях, самого его, и его друга тяжело ранили, но местные медики успели их спасти. Я задаю себе вопрос, господа – как такое вообще могло произойти? В одном из спокойнейших мест Империи звучат выстрелы и похищаются люди. Надо отдать должное местным служителям закона, они сумели ликвидировать одного бандита, это небезызвестный всем Иван Булка. Но силы были не равны, и негодяям удалось скрыться вместе с Дианой Воропаевой. (Во весь экран Дашкино фото) Мы задавали вопрос Военному министерству, с просьбой прокомментировать происшедшее, но получили отказ, а из достоверного источника получили сведения, что господин Воропаев долгое время числился пропавшим без вести, и министерство ничего не знало о его судьбе до данного инцидента. Также общественная группа «Инициативные граждане» собираются идти на поклон к императору, с просьбой защитить своих героев от подобных диверсий, но и так думается, что наш великий Саймон Вирус этого просто так не оставит. А лично моё мнение таково – видимо, Алексей Воропаев сумел в своё время так прижать этих засранцев, раз они решились на такие подлые действия. Ну, а теперь видеозапись камер наружного наблюдения города Саймонус. (На экране появляются кадры нашего расстрела и похищения Дашки. Хорошо, хоть морд толком не видно наших, всё расплывчато и в помехах.)

- Вот мля! – произнёс Пётр с досадой. – Не хватало ещё стать национальными героями. Чую, стоит опасаться местных чекистов, у них запросто может появиться к тебе масса вопросов.

- Приятного аппетита! – нас окружили три официантки с подносами, и начали выкладывать яства на стол. Жареная картошка с сардельками, какие –то салатики, селёдка в масле, и графин с коньяком. Что ж, недурно.

- О, кого я вижу! – услышал я знакомый голос, повернулся – в зал вошла Майя со своими двумя подружками, улыбается, обнажив белоснежные зубы, карие глаза искрятся, похоже она и в правду рада меня видеть. – Вы нас преследуете?

- Так я и рассказал! – улыбнулся я ей. – Рад встрече, присаживайтесь!

Встал, и придвинул соседний столик к нашему, помог девушкам усесться на стулья.

- Это мои друзья Пётр и Александр! – представил я мужиков.

- А это Оля и Олеся! – девушки кивнули, улыбаясь, и тут же их окружили официантки с подносами.

- Так какими судьбами в забытом всеми городишке? – спросил их Пётр, и разлил по бокалам коньяк. – За знакомство!

Выпили, я побежал взглядом по девицам. Девки просто огонь, конфетки, лет по двадцать пять, Оля шатенка с зелёными глазами. Фигуристая, сидит, открыто рассматривает Разудалова, в глазах огонёк, а тот изучает её, в свою очередь. Если я скажу, что между ними сейчас не пробежала искра – буду в корне не прав. Олеся по - крупнее, сисястая, кровь с молоком, каштановые волосы, серые глаза, сидит, как будто бы и стесняется.

- У нас Олеся замуж выходит, а мы, как лучшие подруги, уговорили её на девичник. Долго думали где, ну и решили, что здесь, так как раньше, ещё школьницами, жили в этом городе. А вы куда направляетесь?

- В столицу, домой!

- А к нам за машиной? – засмеялась Майя, не сводя с меня своих глаз.

  Весь вечер мы просидели в ресторане в компании этих девчат, Саня так вообще разошёлся, излапал Ольгу, она потом пересела на его коленки. А затем вообще взял у меня ключ от номера, и они направились, как сказали, «покурить». Пётр с Олесей вели задушевные, кисейные разговоры о подводных камня супружеской жизни.

      Я же предложил Майе прогуляться по городу, через пять минут прогулки на меня что-то нашло, затащил её в ближайший парк. Повалил на землю, сорвал платье, и буквально изнасиловал её. Она совершенно не сопротивлялась, наоборот, проявляла инициативу, двигая подо мной бёдрами, и теснее прижимаясь. Девушка разрядилась нереально быстро, закатила глаза и закричала, её любовные мышцы сокращались, как под током, глядя на это я и сам недолго продержался. Слез с неё, и лёг рядом, заглянул в большие карие глаза.

- Прости! – произнёс глухо и виновато.

Она перевернулась набок, и поцеловала меня.

- Лёш, я об этом только и мечтала, с того момента, как ты зашёл в наш салон.

Я хмыкнул, а она продолжала:

- Ты очень необычный, не как все знакомые мне мужчины, от тебя веет какой-то опасностью, я не могу объяснить, но я так и хотела это сделать с тобой.

Она поднялась, одела платье, и пока поправлялась, оделся сам. Вернулись к отелю, она поцеловала меня и сказала:

- Я пойду, прилягу, устала сегодня. Ты не пропадай, звони мне, Лёша!

И ушла в свой номер. Поднялся в наш, кругом разбросанная одежда, а из дальней спальни стоны и рычание. Ну Саня, тоже бобёр ещё тот…

Нашёл ближайшую кровать, и через минуту провалился в липкое забытиё.

 

С утра выглянул в окно, но не увидел машину девчат. Достал из кармана бумажку с номером телефона Майи, и набрал на своей трубке.

- Слушаю! – услышал я её звонкий голосок.

- Ты куда пропала, красота?

- Ой, Лёш, тут Иосиф Олеськин позвонил, ругается, короче, мы домой поехали! – защебетала девушка. – Ты приезжай ко мне, ладно? Как можешь… 

- Заеду, конечно! – ответил ей, а сам грустно улыбнулся. – Счастливо погулять на свадьбе, красотка!  Пока!

Вышел из своей спальни. В гостиной сидели Пётр с Саней и смотрели телевизор, отхлёбывая пиво из бутылок.

- Смотрю, ведём поиски Даши по всем направлениям! – саркастически сказал мне контролёр. – Под каждую юбку не забываем заглядывать!

- Ну и что теперь? – спросил я его, действительно, вчера как-то больно всё весело пошло. – Собирайтесь, выезжаем!

 

 

                                                       Глава девятая.

 

- Вот мы дурни, что поехали на машине! – сказал Разудалов, вертя баранку «Рыси». – Надо было лететь самолётом!

- Да не плачь ты! – усмехнулся я с заднего сидения. - Я вот думаю, чего же мы в столице делать будем? Завалимся к тёщиной родне? Да ясно, что её там нет сейчас!

- Сейчас-то точно нет! – ответил Пётр. – Но она обязательно появится.

 

     Мы подъезжали к Светлогорию, отмотав примерно две тысячи километров. Город поражал своим масштабом – уже издалека были видны нескончаемые верхушки небоскрёбов, и не было видно краёв этому великолепию. Нескончаемый поток машин, наша пыльная «рысь» буквально потерялась в могучем транспортном потоке, широченные улицы и проспекты, кругом здания из стекла и стали, чистота и образцовый порядок.

- Куда ехать? – Саня несколько растерялся в этом гигантском муравейнике, и крутил головой по сторонам.

- Найдём стоянку и припаркуемся! Надо одеться по - приличней.

Через пару кварталов нашли подходящую площадку, и остановились. Оставили Разудалова с машиной, а сами решили прогуляться по округе, и осмотреться, в поисках магазина одежды. Поставил на навигаторе телефона метку, и мы с Петром двинули по тротуару вверх по улице.

Остановились около первого магазина одежды, посмотрели на витрины и зашли вовнутрь.

- Чего изволят уважаемые господа? – к нам тут же подскочил толстый продавец, с каплями пота на лысине, и это не смотря на то, что кондиционер наяривал вовсю.

- Прилично одеться!

Через полчаса мы вышли из бутика разодетые по всей местной моде, за три комплекта одежды я отдал десять тысяч долларов по курсу золотом. На мне красовалась тонкая шёлковая рубашка, тёмные строгие брюки, туфли из лакированной кожи и кожаный плащ до колен, с электронной системой вентиляции, на носу большие тёмные очки. Как сказал торговец, большинство мужчин в этом городе о таких только мечтают. Пётр обошёлся классической «тройкой» стального цвета и туфлями в тон костюма. Сане купили такой –же плащ как у меня и штаны типа джинсов, тёмную рубаху и туфли. Свою прежнюю одежду сложили по пакетам, и вернулись к Разудалову.

Пётр не обманулся с размерами, и обновки пришлись Сане впору. Полез в навигатор, и выставив меткой ближайшую риэлтерскую контору, поехали к ней, располагалась, как написано в описании, на тридцать втором этаже небоскрёба. Оставив Саню на дежурстве, я насыпал в подаренную Нежем барсетку золотых украшений из сумки, и мы вошли в холл. Охранник безразлично скользнул по нам взглядом, сидя за столом, подошли к лифту, и вошли в кабинку вместе с двумя пожилыми тётками, которые вышли на пятнадцатом этаже.

 

     Офис риэлторов кипел работой – вокруг носился народ с папками и кипами бумаг, кто-то клацал кнопками клавиатуры, а к нам тут же подскочила маленькая и худенькая девушка, с огромными чёрными глазами, в красном деловом костюме.

- Вам чем-ни будь помочь, господа?

- Я хочу купить себе жильё в Светлогорье! – важно ответил Пётр.

- Прошу господ пройти со мной!

Мы вошли в шикарный кабинет, и нас усадили на большой кожаный диван. Девица подтолкнула к нам стол на колёсиках, на котором были разложены большие красочные журналы. Уселась в кресло напротив:

- Меня зовут Ирина, я продавец-консультант в нашей компании. Что бы вы хотели для себя конкретно?

- Я ознакомился с вашими каталогами в интернете, - начал Пётр, закинув ногу на ногу, и развалившись в кресле. – И меня интересует дом по улице Набережной 28.

- Хорошее место! – кивнула девушка. –Рядом река, школа и больница, бродяг и отребья там не водится. Дом в два этажа, три спальни, два санузла, кухня и просторная гостиная. В подвале бар с бильярдом, сауна, и гараж на две машины. Придомовая территория с бассейном, беседкой и стоянкой для машин. Хотите осмотреть?

- Его цена?

- Сто пятьдесят тысяч долларов! – Удивлённо подняла брови девушка.

 - Золотом берёте? – Пётр вёл себя, как потомственный богатей, напустил на себя капризный и чопорный вид, артист, мля, демонстративно открыл барсетку, и у консультанта в момент расширились зрачки.

- Разумеется! – улыбнулась Ирина, подошла к шкафу, и достав оттуда весы с гирьками, поставила всё это на стол.

   Через полчаса мы вышли из офиса с ключами, и подписанной грамотой о владении домом, а сумочка изрядно похудела, но по моим примерным подсчётам, нашего золота ещё оставалось на десяток таких домов. Заехали в здоровенный супермаркет, заказали мебель и технику, затарились продуктами и с чистой совестью двинули к дому.

   А дом был и в самом деле великолепен – большой и просторный, выбрал себе спальню на втором этаже, окна выходят на лицевую сторону. Синие обои с узорами, Дашке бы понравилось.

Вышел к мужикам, они как раз перетаскивали снаряжение в подвал. Да, бар и в правду как настоящий ресторанчик – стойка и столы со стульями, светомузыка и стробоскоп по центру потолка, большие музыкальные колонки, хоть свадьбу играй.

- Ну, чё, Лех? – загорелись глаза у Разудалова, он с детским восторгом осматривал бар. – Зажжём сегодня? Девок позовём, Ольгу с твоей кареглазой…

- Хорош, а то разошёлся! – отмахнулся Пётр, ухмыляясь. – А то Таньке расскажу!

- Ну а чё? – не сдавался бывший советский военный. – И что соседи скажут? Заехали, дескать, подозрительные типы и затихарились. Неспроста…

- Саша! – со с снисходительной улыбкой ответил контролёр. – Это элитный райончик, а не дыра какая. И соседи у нас не кочегары и трактористы, а прокуроры и артисты. Приличная публика, так что надо соответствовать.

- И что, спать ляжем?

- Я те лягу! – хохотнул Пётр. – А кто мой дом обмывать будет? Я то до недавнего времени бездомным числился, после того, как Иваныч разнёс мою берлогу. Не, конечно, эту хибару не сравнить с моим бывшим бунгало на Болотах, и я и этому рад. Беги за пакетами в машину, сейчас погудим.

Быстренько соорудили «поляну», и расселись вокруг. Налили по бокалам коньяку.

-  Я хочу выпить за соседей! – поднял свою «тару» Пётр. – Что живут в километре от нас. За Наталью Дмитриевну и Олега Дмитриевича Юсуповых, родственничков твоей непутёвой тёщи!

- Вот оно что! – улыбнулся я. – Будем поджидать её здесь?

- Совершенно верно! – ответил Пётр, и выпил содержимое бокала. – Как попадётся на горизонте, я её взломаю. А так, больше не вижу вариантов. В Грязную Зону просто так не попасть, там периметр охраняют так, что мышь не проскочит. Боевые роботы и установки следят за незаконным проникновением, местные вояки, чтобы проехать, проводят ряд манипуляций, очень всё серьёзно. Подозреваю, что люди Петра пользуются порталами, их местонахождение для нас приоритетная цель, но, боюсь, это трудновыполнимая задача. Во всяком случае, попробовать стоит. А так, залегаем на дно, и выжидаем появление хоть малейшей зацепки.  

- И не стоит забывать, что за нами может наблюдать разведка! – добавил я, а мужики согласно кивнули. Разлил по новой, молча выпили, каждый думал о своём.

- Шустро! – удивлённо произнёс Пётр. – грузовики с нашими покупками приехали, значит, не придётся сегодня на полу спать. Пойду, проконтролирую разгрузку.

 

  Мужики ушли наверх, а я через другой выход вышел к бассейну, и улёгся на шезлонге. Уже вечерело, солнце в закате, красное и большое, значит завтра опять будет жарко. Через невысокий забор увидел на правой соседской территории солидного вида мужика лет пятидесяти, тоже сидел у бассейна и читал газету, в халате нараспашку. В бассейне плескалась довольно привлекательная женщина моих лет, увидела меня, помахала рукой, улыбаясь. Ответил ей самой шикарной своей улыбкой, наблюдая, как она вылезает из воды, формы фантастические у дамочки, наверняка, не без вмешательства пластической хирургии. В кармане завибрировал телефон, и я посмотрел на экран, неопознанный вызов, странно. Поднёс к уху:

- Слушаю!

- Господин Воропаев? - голос могучий и властный.

- Он самый, а с кем имею честь разговаривать?

- Я Дашин отец, я думаю, ты не ожидал звонка?

- Ну да…

- Алексей, советую тебе с друзьями успокоиться, Даша в безопасности, и ей ничего не угрожает. Более того, она вернулась ко мне очень своевременно, с вами у неё бы не было шанса избежать саймоновского плена.  И она тебя видеть не хочет, поверь. Возвращайся в свой мир, и забудь о ней, а если не уймёшься, я вас уничтожу. И твой манипулятор не поможет, он вообще дальше носа не видит. Ты меня понял? Я…

- Дай Дашку к телефону. – перебил его я.

- Да, дорогой! – услышал я через минуту её голос. – Вижу, неплохо без меня развлекаетесь?

- Ты о чём?

- О тебе, с какой –то блядью в парке, я смотрела видео-сьёмку, можешь мне не врать! – заорала Дашка, затем разревелась. – Как ты мог…

- Да я сам не понял! – воскликнул я, покрываясь липким потом. – Похоже, на меня воздействовал контролёр, сам бы я никогда, ты что…

- Не ищи меня, сволочь! – глухо произнесла девушка. – Такое я не смогу простить, а тем более забыть.

- Дашка, да что ты такое говоришь! – крикнул я, и соседи недоумённо взглянули на меня, а потом на друг друга. Она кинула трубку, а я так и застыл, вскочив на ноги, с трубкой у уха. Вот я баран! И как они нас вокруг пальца сделали, как детей деревенских… Так я ещё не лажал, этот был полный, жирный писец.

- Это что получается? – услышал я сзади голос Петра. – Мы были под их колпаком всё это время?

Я обернулся, тот стоял с выражением полной растерянности на лице, таким раздавленным я его ещё не видел.

-  Вот мля… - я присел обратно на шезлонг, и схватился за голову. Контролёр уселся на соседний лежак, вытянул ноги, и застыл, играя желваками.

- Зная её характер… - наконец, вымолвил он. – Это полный провал, Алёша!

- Петь, что делать то?

- А ничего! – горько произнёс тот. – Уже ничего! Нас обыграли по всем статьям, и даже если ты отодрал Майю под воздействием стороннего манипулятора, это ничего не меняет. А их контролёр недурственен – блестяще сработал, высший пилотаж.

- Вот тебе и пилотаж! – обречённо вздохнул я, глядя на носки своих туфель. –Заметил, что когда я за что либо берусь, то превращаю это в дерьмо, всю свою жизнь.

- Они могли нас раздавить, как котят, но не стали, а просто позвонили, и вежливо попросили закрыть дверь с той стороны! По мне, как мордой в говно. Пошли напьёмся, что ли…

По большому счёту, нам только и оставалось, как посвятить пьянству остаток дня. Поэтому дождавшись, пока грузчики растащат наши покупки по комнатам, спустились в бар, объяснили обалдевшему от весёлых новостей, Разудалову что по чём, и надрались до поросячьего визга.

 

   С утра решил пройтись по городу, и попить пивка. На предложение составить мне компанию, мужики отказались, по их опухшим рожам было видно, что вчера мы перестарались со спиртным, и для них оторвать мутные головы от подушки было практически невозможно.
Вышел во двор, и пошёл вверх по улице, ветерок приятно остужал мой трясущийся организм, глазами выискивал какую ни будь кафешку, но вокруг одни жилые дома. Народ разъезжается по работам, тут и там выползают из гаражей авто. Жизнь кипит, один я только праздно вышагиваю с перекошенной мордой в поисках опохмелки, да по незнакомой улице.
Свернул за угол, во, магазинчик, и уже открыт. Вошёл в двери, оказался в пахнущем специями помещении, вроде как продуктовая лавка, и пива целая полка.
- Большую «Липового». – я протянул пять баксов продавцу, а в замен получил двухлитровую пластиковую бутыль отличного пивка, распробовал ещё в Саймонусе.
Вышел на улицу, и припал к живительной влаге, как же хорошо… Две массивные тётки прошли мимо, бросив на меня осуждающие взгляды, ну да, тут солидный райончик, не соответствую.
Двинул дальше, уже неторопливо, наблюдая за местной утренней жизнью. Шикарные дома, исключительно жёлтые, дорогие тачки рядом с ними, мы со свое серебристой «рысью», как чепушилы, уж больно красиво тут жили люди. Мимо по улице пролетел огромный кабриолет с сексапильной дамочкой за рулём, на ходу подкрашивает губки, а из колонок льётся что-то типа джаза, со вставками, напоминающими даб-степ.
- Пришли по нашу душу, это имперская безопасность! – внезапно услышал я в голове голос Петра, что –то он взволнован. – Дом вот –вот окружат, мы берём золото, и отходим к реке. Попытаемся отойти, сбор у того магазина, где брали одежду. И выкинь мобильник.
Откинул баклаху с пивом, и резко двинулся по тротуару, навстречу едет такси, очень кстати. Поднимаю руку, но тут понимаю, что кто –то блокирует улицу со всех сторон, а квартал берут в кольцо. Сунул руку в карман, достав карточку телефона, сломал её пополам.
- Пётр, выручай! – ментально ору ему.
- Не могу, Лёха! – голосом, полным отчаяния отвечает тот. - Что –то блокирует меня, я не могу ничего сделать. Мы отходим… Прости, брат, но если тебя возьмут, мне придётся стереть тебе память, они не должны узнать, кто мы и где портал.
 - Делай, как посчитаешь нужным! - ответил ему, уже понимая, что мне не уйти. Со всех сторон меня окружали люди в красно- чёрной форме, с штурмовыми винтовками в руках, осторожно и медленно приближались ко мне, держа на прицеле, а по краям улицы остановились два шестиколёсных лобастых бронетранспортёра. Пипец!
- Алексей Воропаев! Медленно поднимите руки в верх и опуститесь на колени! – услышал я властный голос, усиленный «матюгальником». – Не то мы открываем огонь на поражение. Считаю до трёх!
Взглянул на говорившего – невысокий пузатый офицер, поднял одну руку вверх:
- Раз!
Поднял руки, и опустился на колени, асфальт ещё холодный, солнце не успело нагреть его. Тут же меня обступили автоматчики, а кто –то резкими движениями завёл мои руки за спину, и я почувствовал сталь наручников на запястьях. Вот и всё, подумалось мне, конец.
-Господин Воропаев, вы арестованы по подозрению в дезертирстве, а так же ведении повстанческой деятельности!
- Прости! – услышал я Пётра, и в этот момент нечто чужеродное вошло в мой мозг, но я не позволил защите блокировать вторжение, и невыносимая боль взорвала мой разум, казалось ещё чуть – чуть, и голова разлетится как взорвавшийся арбуз. Но тут же боль ушла, и я вырубился. На пару мгновений, меня тут же подхватили за воротник, и поставили обратно на колени.
А я сидел, изумлённо рассматривая непонятных людей, обступивших меня, и ничего не понимал. Что за чертовщина? Меня трясло, как Тузика на помойке, как же так, я только что стоял у бара с Иванычем и Дубярой, рассматривая наши документы, и тут в момент оказался непонятно где, какой- то город, невысокие дома. Киев что ли? Подёргал руками, неужели я связан? Осмотрел себя – в какой –то нелепой одежде, где мой «Булат»? От возбуждения я уже стучал зубами.
- Братва, что за приколы? – спросил я у таинственных людей. – Где я?
- Скоро узнаешь! – ответили мне из –за спины.
Попытался обернуться, и получил болезненный удар по почкам. Завалился набок, взглянул на небо и остолбенел, забыв о боли – небо было зелёное. Ужас полностью захватил разум, я заорал во всё горло. Мелькнул приклад, и мир потух, рассыпавшись в миллиарды искр.

 

 

                                              Глава десятая.

 

 

    Очнулся от дикой головной боли, осмотрелся – я в камере. Лежу на деревянных нарах, потрогал голову, и в глазах потемнело, как же больно, да и башка распухла, на затылке здоровенный шишак. Попытался вспомнить что со мной стряслось – был у Бара на Кордоне. Стоял с Дубярой и Иванычем, а через мгновение меня скрутил хрен пойми кто, в каком –то городе, да ещё небо зелёное, какой - то бред.

 Встал, и шатаясь, подошёл к небольшому решётчатому окну под потолком – так и есть, видно совсем краем, но то, что зелёное, это сто пудово. Кинуло в пот, я облокотился о шершавую стену, борясь с головокружением.

Так, рассуждал я, люди в неизвестной мне красно-чёрной форме, оружие у них непонятное, как из дешёвого фантастического кинобоевика, вспомнились броневики, о таких даже не слышал.

Неужели попали в какую аномалию? Или нас взял какой контролёр за яйца, и нагоняет миражи, а сам я лежу у него в берлоге, он отрезает от меня на жарёху куски мяса, и не даёт окочуриться раньше времени? Я о таких приколах слышал, в баре рассказывали, и не раз, да и в Мощевской банде о таких вещах поговаривали. Ну, тогда я не жилец, вот Сидорович, петушара лагерный, подогнал мне смертушку, что ни на есть эксклюзивного плана, и ничего уже не поделать. Я и не сомневался в выдвинутой версии, ну как же ещё объяснить происходящее?

     В баре недавно слышал, как долговцы ушатали одного контролёра, и нашли у него в подземелье сталкера без ноги, оттяпана по колено, но культя прижжённая. И этот бродяга в последствии рассказывал, что просто шёл по Зоне, и тут на тебе, попал к себе в деревню, в Тверской области, да ещё в прошлое, зашёл домой, а там его покойная жена, молодая ещё. Ну и остался он у неё жить, всё как по-настоящему, трахал бабу эту, и огород копал… А как контролёра завалили, так наваждение и растаяло, сижу, говорит, блины со сметаной наворачиваю в избе, жена конец мне поглаживает, а тут раз… В какой –то пещере вдруг оказался, вонища несусветная, а вокруг долговцы стоят и странными глазами на меня смотрят, и ни блинов, ни жены, а только нога болит так, что впору застрелиться.

От печальных раздумий меня оторвал лязг замка, дверь отворилась, и я увидел двух мужиков, во всё той же красной форме.

- Воропаев на выход! – сказал один из них, я поднялся с пола, и стараясь идти ровно, вышел в коридор.

- Лицом к стене, руки за спину!

А запястьях щёлкнули браслеты наручников, меня повернули за плечо и толкнули в спину:

- Вперёд!

Мы направились по коридору, жуткое местечко, стены из массивных камней, идеально подогнанных к друг другу, тусклое освещение, каменный пол, отполированный до блеска.

Зашли в лифт, и он помчал нас куда-то вниз, вышли в просторном помещении, всё уже цивильно, как в небедном офисе. Завели меня в кабинет, и усадили на стул, а передо мной за столом сидел парень лет тридцати в штатском костюме, белобрысый, с ледяными глазами хладнокровного убийцы. Взгляд как у дохлой рыбы.

- Вот ты и отбегался! – довольно низким голосом пронёс мужик. – Господин Воропаев! Или как там тебя?

- Воропаев! – кивнул я, не сводя с него глаз, и хрен скажешь, что это мираж, всё так необычайно реально. – А с кем имею честь?

 - Я старший следователь имперского комитета безопасности Зеленцов. И мне выпала сомнительная честь вести твоё дело, – мужик по - щёлкал пальцами, глядя мне в глаза, и этот взгляд не предвещал ничего хорошего. – Так что давай сразу всё мне рассказывай, и возможно, нам не придётся доставлять тебе страдания.

 - Чего рассказывать?

- Где ваш портал?

- Кто?

- Как ты попал в наш мир? Где это место, куда ты прибыл?

- Я стоял у бара на Кордоне, и как –то непонятным образом оказался на улице в каком –то городе, и какие –то люди произвели мой захват.

- Значит, говорить не хочешь? – нахмурился старший следователь. – Очень глупо!

Он подмигнул мне и нажал кнопку на столе. Дверь открылась, и в кабинет вошёл здоровенный амбал, рукава его формы подвёрнуты, вопросительно уставился на Зеленцова.

Тот кивнул, и я получив мощный удар в нос, улетел вместе со стулом в угол помещения.

- Встал и сел, живо! – рявкнул этот урод, а я поднялся с пола, яростно заливаемого кровью из собственного носа. Амбал поставил стул на место, я уселся на него, в ушах тонко зазвенело.

 - Где портал? – совершенно спокойным тоном, повторил вопрос следователь.

- Послушай, контролёр! Чего ты хочешь от меня? Хочешь сожрать меня, жри, я вашему племени ничего плохого не делал, убей меня, или хоть глюки поставь нормальные, а не эту жуть! – воскликнул я, и тут же получил удар в лоб. Опять полёт со стулом наперегонки, удар о стену, и я вырубился.

Очнулся от того, что меня поливали водой с ведра, дёрнулся, и понял, что подняться я не смогу. В этом мне помог здоровяк, рывком схватил меня, и усадил на стул.

- Почему ты назвал меня контролёром? – спросил Зеленцов.

- Потому, что мы сейчас в твоей берлоге, ты заживо освежёвываешь меня, - пробормотал, заплетаясь, я, размазывая кровь по лицу, и сглатывая солёную слюну. – А чтобы я не дёргался, создаёшь в моём разуме иллюзии. Зелёного неба не бывает!

Следователь как –то странно взглянул на меня, жестом указал громиле на дверь, и тот вышел, грозно косясь на меня.

- Кто ты и чем занимаешься?

- Я Алексей Воропаев, попал в Зону отчуждения ЧАЭС, скрываясь от своих бывших компаньонов. На данный момент нахожусь в рабстве у торговца с Кордона, он отправил меня на задание с Иванычем и Дубярой. А как я здесь оказался – тебе лучше знать!

- Что за задание?

- Иваныч ещё не озвучивал его.

- Кто такой Иваныч?

- Я толком не знаю, думаю, что он из СБУ, во всяком случае, дал нам с Дубярой документы на лейтенантов безопасности.

- Кто такой Дубяра?

- Такой –же раб Сидоровича, как и я.

- Сегодняшняя дата?

- Третье августа 2013 года.

Следователь нажал на кнопку, и кабинет влетел мой мучитель.

- Отведи в камеру!

 

  Здоровяк закрыл за мной дверь темницы, и я улёгся на нары, совершенно опустошённый. Голова буквально разваливалась на части, в ней что-то обжигающе пульсировало, меня била крупная дрожь. Свесил голову в сторону, и забрызгал пол желчью, вперемешку с кровавыми сгустками.

«Обломал контролёру весь кайф», мелькнула мысль, похоже, что, ему уже не интересно играть со мной, вот он и отстал, понял, что я раскусил его. Теперь осталось только дождаться смерти, и всё.

 

 Но спокойно отлежаться мне не дали, дверь камеры открылась, и в помещение вошли Зеленцов и какой –то жуткого вида мужик. Он посмотрел мне в глаза, и я окаменел – настолько страшный, продирающий до самых кишок, пронзительный взгляд.

Тут же мозг словно опоясали раскалённым обручем, а незнакомец произнёс:

- У него мощная блокировка.

- Не сопротивляйся, только хуже будет! – услышал я в голове его голос. – Просто не сопротивляйся!

Попытался расслабиться, и в самом деле, боль заметно утихла.

- Он не отсюда, и у него стёрта память за прошедший год, кто –то успел это сделать, хоть я и блокировал их манипулятора.

- Мне стёрли память? – подскочил я на нарах. – Но кому я нужен?

Но они ничего не ответили, молча вышли, закрыв за собой дверь.

Это что же получается? Мне просто стёрли память? Или это контролёр решил продолжить игру, пытаясь отыграться, и внушить, что его вовсе нет и это реальность? Скорее всего, так и есть.

В мозгу что –то щёлкнуло, и я осознал к ужасу, что я откуда –то знаю, сколько людей находится вокруг меня.  На этом этаже сорок, и под нами масса народа, их столько, что не сосчитать.

- Ой, да ладно! – с сарказмом, вслух произнёс я. – Хорош уже туман нагонять, раскусил я тебя, морда контролёрская! Хорош дурковать, просто убей меня и всё.

Свернулся калачиком на досках нар, и лежал, трясясь как в лихорадке. Вспоминалась жизнь до Зоны, погибшая жена Татьяна, старался вспомнить её лицо, но никак не получалось, лишь очертания. В мозгу постоянно раздавались какие -то голоса, обрывки фраз, детский смех, как из сломанного радио, а я лязгал зубами, обливаясь холодным потом. Жутко хотелось пить, но подойти к крану водой так и не нашёл в себе сил…

 

   Под утро меня разбудил лязг замка. Вошёл Зелинский, в сопровождении двух солдат, критически осмотрел мою распухшую морду и сказал:

- Тебе невероятно везёт! Я то уж рассчитывал отправить тебя на ферму «огней», на корм аномалиям. Вставай, и пошли!

Меня отвели в душ, где я смыл с себя кровь и пот, затем выдали комплект чистого белья и одежды – серые брюки и жёлтая рубашка с короткими рукавами. Пока переодевался, вошёл вчерашний гестаповец- здоровяк и поставил на стол рядом две коробки, и исчез за дверью. В первой коробке я нашёл лёгкие серые сандалии, надел их на босые ноги. Подошёл к зеркалу на стене и вздрогнул: нос сломан и распух, а под глазами две чёрные сиськи. Ну, это не впервой, переживу как ни будь.

    Открыл вторую коробку, в ней пачка баксов, пригляделся внимательнее – на них по-русски написано «казначейство Саймоновской Империи. 100 долларов», дорогая бабушка… Пересчитал деньги, ровно десять тысяч баксов, сунул их в карман, поймав себя на мысли, что всё это напоминает Верховенский «Вспомнить всё», только Шварц знал, что ему надо на Марс, а я вообще ничего не знаю, даже где нахожусь.

 Вытащил из коробки золотую цепочку с палец толщиной, что ж, это по мне. Когда –то была у меня подобная, но пришлось отдать военным на периметре, чтобы пропустили в Зону. Надел украшение на шею, и перевернул содержимое коробки на стол. Какой –то ключ и паспорт в зелёной обложке и львом вместо герба.

«Гражданин Саймоновской Империи, Воропаев Алексей Петрович, проживающий в Светлогории. Право доступа к наземным транспортным средствам»

Ни хрена себе! И давно ли это я стал жителем Империи? Так, в восемь тысяч восемьдесят пятом году, август месяц. Я что, в будущем? Стоял посреди большого душевого помещения, в углу у кривого стола, и пытался собрать разбегающиеся мысли в кучу.

- Подпиши здесь! – я проморгал появление следователя Зеленцова. Он положил на стол предо мной какие –то бумаги и протянул авторучку. -Это акт неразглашения, ты не должен никому говорить, что не из этого мира, и подробности наших бесед. Нарушение подписки карается смертной казнью.

Он подошёл совсем в плотную и заглянул мне прямо в глаза.

- Я не знаю, о чём думает руководство, но будь моя воля, я бы уничтожил тебя ещё вчера! – глухо произнёс он. – Надеюсь, что недолго тебе гулять. Следуй за мной!

Мы вышли из душевой, и по длинному коридору попали к железным дверям. Следователь приложил к ней палец, и она распахнулась.

- Иди! – толкнул он меня в спину. 

      Яркий свет заставил меня зажмуриться и прикрыть глаза рукой.

- Господин Воропаев, как с вами обращались?

 - Судя по вашему лицу, вас пытали?

- Собираетесь ли вы подавать в суд на Имперскую безопасность?

- Как вы считаете - происшедшее с вами, не подорвёт ли моральный дух наших героических воинов, сражающихся в секторах?

Со всех сторон на меня обрушилась лавина вопросов, открыл глаза и увидел вокруг себя толпу репортёров, без конца щёлкали вспышки, на меня были наставлены несколько дюжин фото и видеокамер. Кто –то схватил мою руку, обернулся – меня тащила за собой прелестная белокурая девушка в лёгком платье. Мы подошли к большой жёлтой машине, и она буквально запихнула меня в нее. Залезла следом в салон, и машина тронулась сквозь толпу журналистов, они буквально висли на капоте, словно я был голливудской звездой. Водитель – пожилой дядька в строгом костюме, попытался длинными гудками клаксона привести народ в чувство, они несколько расступились, и автомобиль увеличив скорость, выбрался в городской поток.

Я с интересом уставился на прелестницу, очень красивая девка, как раз в моём вкусе, и я чувствовал, что нас что-то связывает, была какая –то уверенность.

- Как ты, Лёш? -  спросила у меня девушка, ощупывая моё лицо глазами. – Они тебя били?

- Извините, но мы знакомы? – спросил я её.

- Вот звери! – воскликнула в сердцах красотка, и её глаза заблестели. – Что они с тобой сделали? Ты не помнишь меня?

- Нет! – виновато пожал плечами, мне стало неловко за её слёзы, словно я обидел чем эту девушку.

- Я Мария Лампасс, звезда имперского кинематографа. Мы недавно познакомились в Саймонусе, но я уверена, что мы знали друг друга и раньше, я видела нашу фотографию на вашей камере, вот только не помню, когда и где ее сделали.

- Почему вы мне помогаете?

- Ты не выходишь из моей головы!  - тихо ответила Мария, и вытерла слёзы. – Постоянно снишься мне, мыс тобой гуляем под синим небом. К чему это? А бросить тебя в беде я не могла. Когда узнала, что тебя взяли, подняла всех своих влиятельных знакомых на уши, да плюс ко всему помогли «Инициативные граждане», и имперская безопасность была вынуждена отпустить тебя.

- Я ничего не помню, Мария! Что со мной стряслось? Кто же я?

- Ты воевал на секторах, затем пропал без вести, говорят, тебя убили, но ты выжил. Не знаю, чем ты занимался, но вовремя вашего отдыха повстанцы похитили твою жену, а тебя и твоих друзей ранили.

- Мою жену? Я женат?

- Жандармерия говорит, что её казнили, повстанцы взяли на себя её смерть, они выпустили видеообращение в интернете.

- А кто мои друзья?

- Они представлялись Петром и Сашей. – Мария вытащила какую-то пластиковую карточку, и показала мне на ней двоих мужиков, один страшный постарше, другой молодой. Обычный парень.

- Я их не помню… - взял из её рук фотографию, и долго всматривался в лица, но в душе так ничего и не шевельнулось, просто незнакомые люди, изображение сменилось, и теперь на меня смотрела красивая зеленоглазая девушка, практически не уступавшая Марии в привлекательности.

- А это твоя жена! – посмотрела на меня Лампасс.

- Я не… - я замотал головой, всё это было настолько нереальным, каким –то потусторонним… Какая жена, моя жена сгорела в машине, в результате подрыва СВУ, какого чёрта! Но всё-таки это было явью, похоже, что я и в самом деле лишился памяти. И угораздило ж меня жениться, этот факт просто не укладывался в голове. И чем это я так насолил повстанцам?

 

     - Приехали! – сказал водитель, и пошёл открывать нам дверцы, мы вылезли наружу перед двухэтажным домом. Рядом стояла серебристый «паркетник».

- Твой дом! – сказала Мария. – Безопасность разрешила забрать личные вещи, а само здание арестовано, и отошло государству. Машину забрать можешь.

Подошёл к машине, и распахнув дверцу, забрался в салон. Всё сделано на уровне, сразу было видно, что использовались новейшие технологии.

- А ключи? – спросил я у себя.

- Не надо ключей! – сказала Мария, и взяв мой указательный палец, провела им по гладкому углублению на рулевой колонке. Панель загорелась, красивые голубые шкалы мерцали в колодцах приборов, чем – то напоминая мне панели «Лексусов», но звука мотора я так и не услышал. Осмотрелся, коробка автомат, разобраться можно. Полез в бардачок, и достал из него пластиковую карточку, повертел в руках.

- Это ключ активации. Вылезь!

Я покинул салон, отдал девушке карту, и после некоторых манипуляций, машина заглохла, и тут же завелась, услышал еле слышное тональное гудение из под капота.

- Пойдём, заберём вещи. – произнесла Мария, и мы поднялись на крыльцо. Подёргал за дверную ручку – заперто. Похлопал себя по карманам, и достал ключ. Замок щёлкнул, и дверь отворилась, мы вошли вовнутрь.

 Всё заставлено не распакованной мебелью, лёгких вещей, годных для переноски, толком и не было, за исключением кухонных приборов. Спустился в подвал, ба, да тут целый бар, следы грандиозной пьянки, пустые бутылки вокруг. В углу сумки с разбросанными вещами, какие –то лёгкие одеяния, пара платьев, женские туфли. Больше ничего интересного я не нашёл, вышел на улицу, где меня дожидалась Мария.

- Будешь жить у меня! – сказала она твёрдым, и не терпящим возражений тоном. – Поедем на твоей Рыси, Ярослав отгонит мою машину.

А я с тоской уставился на носки своих сандалий, прикидывая, что помойные коты, которых пригревают у себя сердобольные люди, чувствуют нечто похожее. Я же находился в полном душевном смятении, молча залез на переднее пассажирское сидение своего автомобиля, а Мария села за рель, завела двигатель, и машина мягко выехала на проезжую часть. Своим новым чувством я видел, как тут же тронулись две машины, они следовали за нами на большом расстоянии с самого места моего освобождения. Вероятно, они не знали о моих способностях, что ж, буду делать вид, что не замечаю слежки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

               

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +2 198 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 8 апреля 2013 в 22:54 0
Да, события разворачиваются круто! smayliki-prazdniki-269
Александр Короленко # 8 апреля 2013 в 23:05 0
Стараюсь))))