ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Доверие контролёра. Главы 4-5.

 

Доверие контролёра. Главы 4-5.

article129042.jpg

                                                    Глава четвёртая.

 

 

     С утра на даче суета, все собирают вещи и подгоняют снаряжение – не только нам нужны броне-костюмы, а Болотах без них было бы тяжко. Так же и оружие, выдал его всем. Пётр ночью аккуратно стёр у остающихся с Тёмными, участок памяти, и они толком теперь не знают, куда мы и зачем срываемся. Это чтобы Кондак не срисовал информацию, в любом случае, тех заинтересует, что за возня у нас. Проверил свою броню, уже чистая, сушится на дровах у бани, одел её. Распихал по карманам «Берилла» часть золотых украшений, остальные уже раздал членам группы, ещё раз проверил свой Вал. В ранец положил пару фляжек со спиртом, аптечки, свой спортивный костюм с кроссовками, три смены нижнего белья, запасные портянки и ПДА, что ночью снял со снайпера. Аккуратно замотал в полотенце трофейный цифровой «ФЭД». Напихал по разгрузке магазины с патронами, кинул несколько в рюкзак, лишними не будут. Собравшись, вышел во двор.

   Саня копошился с «Наядой», подгонял ремень. При всей своей громадности, винтовка не так уж и много весила, плюс, ко всему её приклад откидывался, так что смысл брать её с собой определённо был. Рядом сидел Пётр, тоже в броне-костюме, занимался чисткой моего старого доброго «калаша» под 7,62 патрон.  

За воротами раздался гул моторов, но я уже знал, что это Тёмные. Дверь открылась, и на территорию зашли несколько сталкеров, среди них был и Болт, надо же, пожаловал собственной персоной.

- Строй людей, прощайтесь, и мы поехали! – громким голосом объявил тот, уставившись на Петра с удивлением. – А что это ты вырядился в жестянки? Пугаешь ты меня сегодня, дружище…

- Да, холодней становится, вот я и …

- Ну –ну! А не горячей? Раз такой тёртый контер, как ты, наряжается в броню! – покачал головой Болт, с тревогой оглядывая нас. – Ох, уж не нравится мне всё это, от вас одни неприятности!

- Да всё нормально будет! – ответил Пётр, заканчивая возиться с автоматом. – Ты же меня знаешь, не всё так просто! И во благих целях!

- Во благих? – переспросил Тёмный,- Может вам бойцов дать? А то бабы одни, я вообще ваши движения не понимаю!

- Да сами справимся! – махнул рукой я. – Не в первой!

- Да что ты? – косо взглянул на меня сталкер, скрипя зубами. – Ты радуйся, что у тебя есть такой дружбан, благодаря ему ты ещё дышишь! У вас пять минут!

И развернувшись, пошёл к воротам, со всей своей свитой. Да, расслабился мужик, в рубашечке, светлых штанах, туфельки белые. Как солидный «папик», вальяжный весь. Бойцы хоть в броне, и то, хорошо.

- Это кто? – спросил Мишка.

- Друг один! – ответил ему контролёр. – Поживёте у него некоторое время. Всё, давайте, пора уже!

Мы все обнялись, Ксюша смотрела на нас со слезами, а Разудалов всё никак не мог выпустить Таньку из объятий.

- Доберётесь, позвоните! – сказал я им.

Наконец, они вышли в ворота, и гул моторов вскоре стих, удаляясь.

- Ну а теперь, сидим как мыши! – сказал Пётр. -  Пусть думают, что мы уехали. Сань, давай на чердак, посмотри за округой.

Разудалов подхватил винтовку, и пошёл в дом. Через пять минут послышался доклад:

- Пока чисто!

- Вот, сиди и смотри!

  

   После обеда Саня ещё раз окинул округу своим орлиным взглядом, и, убедившись, что всё чисто, слез вниз.

- Ну что? – спросил я у новообразованной группы, когда все собрались у машины. – Все готовы? Тогда по коням!

Сам сел за руль Ауди, благо, что салон большой, вместились все, не смотря, что в броне.

     До шоссе постоянно косился в зеркала, пытаясь нащупать хвост, но, пока всё было чисто. Вырулили на городскую окружную дорогу, и тут же попали в пробку. Пришлось включить телевизор, и пялиться на экран одним глазом. Минут через двадцать движение ускорилось, в итоге так и не понял, чего вообще плелись.

      

   Портал в Дашин мир находился в одном из полузаброшенных старинных немецких фортов, к которому подъехали минут за сорок до Выброса. Вокруг праздно шастает целыми семьями народ, гуляет какая –то припозднившаяся свадьба, разложили «поляну» на капоте «кабана», уже все кривые, включая и молодожёнов. Делать было нечего, пришлось вылезать при всём честном народе, при всех своих «эполетах». Тут же защёлкали фотоаппараты, и мы быстрым шагом проследовали к центральной потерне. Дорогу я уже знал, приезжал не раз сюда, по - смотреть что да как, поэтому моментом оказались на нужном месте. Расселись по ранцам и принялись ждать.

- Ещё раз напоминаю всем! – сказал я. – Держаться всем вместе, лишний раз рот не открывать.

Все закивали, видно было, волнуются. Обнял Дашу, прижал к себе.

- Не бойся, всё будет нормально! – прошептал ей, а она лишь крепче вцепилась в мою руку….

 

 

     Пришёл в себя в темноте. Врубил «ночник» и увидел, что мы находимся в какой- то здоровенной трубе. Что –то типа канализационного коллектора, но заброшенного очень давно. Бетонные стены, поросшие каким – то необычным мхом, где –то рядом капает вода. Осмотрелся – группа начала приходить в себя, Дашка уже включила ПНВ, и с любопытством осматривается вокруг.

- Где мы? – спросила она.

- Это коллектор заброшенного города! – раздался сдавленный голос Марии Дмитриевны. – Именно отсюда мы и попали в тот мир.

- Дорогу помните? – спросил я её, а сам вдруг понял, что… Я чую людей наверху!

- Тут несколько каналов! – сказал мне Пётр, улыбаясь. – Я вообще чую, что километров за шесть смогу достать! Необычайное ощущение!

-Дорога во все стороны! – ответила «тёща». – куда ни пойди, выйдешь наружу. И колодцы ещё есть, можно вылезти.

- Заброшенный город, говорите? – переспросил её. – Да над нами толпы людей! Наверняка застроили местность.

- Всё возможно! – пожала плечами тётка. – Идём?

 Через пятнадцати минут блужданий по трубе, за поворотом мы увидели далёкий свет. Чуть ли не бегом добрались до пролома в стене, я выключил ночник, и остолбенел.

- Твою ж дивизию! – пробормотал Разудалов. – Где мы?

Небо над нами было нежно-зеленоватого цвета, почти как Дашкины глаза.

- Тёть Маш! – мягко сказал Пётр, но голос его был серьёзен, как никогда. – Что –то вы не упоминали, что тут небо не того цвета! Какие ещё сюрпризы? Вы уж заранее сообщайте.

- А что, есть разница?  - устало спросила женщина. – Я сама уже об этом забыла. А так, всё примерно, одинаково.

Выбрались наружу, и оказались неподалёку от какого –то небольшого, очень красивого городка. Он выглядел достаточно цивильно, уютные двухэтажные дома, отделанные чем – то белым, были дома и больше, похоже, что магазины, всё это напоминало коттеджный посёлок элитного типа.

- Пойдём туда! – сказала «тёща». – Посмотрим, есть ли немцы в деревне. Может найдём отель, или как тут говорят, постоялый двор.

Вокруг нас огромное поле, пасутся коровы, вполне обычные, как у нас, чёрно – белой породы, так же щипают траву и серут, задрав хвост.

- Вон дорога! – показал Саня, и махнул в ту сторону стволом винтовки. – Может по ней лучше?

 

       Вышли на дорогу, вроде асфальт, но гораздо плотнее, как пластик, и на жаре не тает, а солнце жарило как угорелое, несмотря на вечер, система кондиционирования броне-костюма едва справлялась с работой. Мимо нас несколько раз проехали странного вида автомобили, я не слышал шума двигателей, так, лишь шелест покрышек, и не смог разглядеть выхлопные трубы. Неужели электромобили?

Вошли в город, навстречу попались редкие прохожие, смотрят на нас с удивлением, одеты кто в шорты, кто в лёгкие светлые брюки, лёгкие рубашки, панамки. Молодая мамаша с трёхлетним малышом, попавшаяся нам навстречу, испуганно косясь, перешла дорогу, и пошла дальше, изредка оглядываясь на нас.

- Продукты и химия! – вслух прочитала Даша надпись на вывеске. – Зайдём?

Вошли в помещение магазина, всё как обычно, витрины, товар, в принципе, не особо – то отличающийся от того, к которому мы привыкли, те же макароны, чай, пиво и бутылки, явно какого –то местного пойла. Мужик на кассе, увидев нас, напрягся.

- Чем могу быть полезен господам? – спросил он нас заискивающе, со странным певучим акцентом, бегая глазами по нашим броне-костюмам. Казалось он пропел эту фразу. Сам высокий, тощий, лет сорока, в очень коротких шортах и сиреневой рубашке.

- Мы из далёкой страны! – ответила тётя Маша, и показала ему золотую цепочку. – Не знаем местных обычаев, так что, господин, помогите нам в решении ряда вопросов.

Страх торгаша сменился любопытством, глаза загорелись при виде драгоценности.

- Что вас интересует, госпожа?

- Какие тут деньги? Золото ходит в обороте?

- Вот уже двадцать лет мы пользуемся бумажными деньгами, называются они долларами! – мужик достал из кассового аппарата зелёную бумажку, и показал её нам.

- Пипец! – пробормотал Саня, уставившись на неё. Это был второй шок за полчаса – банкнота очень напоминала одноимённую денежную единицу США, та же стилизация, только морда другая на портрете, жирная, щёки как у хомяка, унылое зрелище. И надпись доллар исполнена на русском языке.

- Что, простите? – переспросил торгаш, с интересом изучая его глазами.

- Да вот, говорю, что красивая деньга у тебя! – глухо ответил Саня. Я его понимаю, парень вырос в коммунистическом раю, всю жизнь его пичкали идеологией и в итоге совсем за-зомбировали. Он и в том мире с ненавистью смотрел на баксы, это вообще, отдельная история.

- Это да! – сладостно улыбнулся хозяин лавки и чмокнул банкноту губами. – И мне очень нравится! Золото тоже ходит, но, после того, как великий государь Саймон ввёл доллары, стало легче в расчётах и торговле. И не надо таскать с собой гору металла, бумага – то она всяк легче, не правда ли?

- Поменяешь нам на бумажки? – спросил его, и понял, что сейчас нас разведут, как лохов. Мельком взглянул на ценники, пиво стоит бакс, за пол литра, хлеб вдвое меньше.

- За эту цепочку я дам вам шесть тысяч, дороже никто не возьмёт, поверьте! – а глаза горят алчным огнём, вот барыга-то попался…

 

- Добро! – сказал я, и украшение перекочевало в дрожащие от возбуждения руки торговца. Тот быстро убрал его в карман, полез в ящик, и через несколько мгновений в мою ладонь легла толстая пачка денег.

- Хотите что-то ещё? – если бы где –то проводили конкурс на самую доброжелательную улыбку, то этот хмырь бы сразу стал чемпионом, на десять лет вперёд, других не стали бы и смотреть.

- В броне можно ходить?

- Ну, как бы наш город объявлен чистой зоной, богатые люди здесь живут, зачем им неприятности? – ответил барыга. – Поэтому не приветствуется, лучше снять! И оружие, кроме пистолетов, разрешено носить только при угрозе нападения повстанцев. Ну или как с жандармами договоритесь!

Я сунул руку в карман, и достал небольшое золотое кольцо. Поднёс его к вновь загоревшимся глазам торговца:

- Я дам его тебе, если ты устроишь нас в этом городе по высшему разряду, только договорись, платить будем мы. Нам нужно арендовать дом на пару месяцев, мы сюда приехали отдыхать и расслабляться. Ты же хочешь стать нашим другом?

- Конечно, господин! – мля, этот его дурацкий педерастический акцент вымораживал, не хватало его здесь подцепить, а потом кошмарить народ в своём мире.

- Ну так давай, организуй движуху! Тебя как звать?

- Нежным!

- Чего?!! – Саня хмыкнул в кулак, косясь на меня.

- Имя такое у меня! – брови Торговца поднялись вверх. – А вас как?

- Алексей Петрович! Ты давай, не стой, Нежный!

- Розарий! -  позвал кого –то в открытую дверь Нежный. – Иди сюда!

Из подсобки вышел невысокий лысый толстячок, в сетчатой майке и коротких шортах.

- Да господин! – нараспев спросил тот, косясь на нас. – Чего звали?

Нежный взял его за ухо, и принялся что – то шептать, одновременно подмигивая мне, мол, моменто море, сейчас всё будет.

Розарий покивал и быстро слинял из магазина, а хозяин вытащил из подсобки раскладной столик и пять стульев, установил их в углу, у кондиционера.

- Не угодно ли господам будет присесть?

    Два раза повторять не понадобилось, моя группа с удовольствием приняла предложение, и уселась за стол, на котором моментально появились запотевшие бутылки пива и чесночные сухарики. Но, едва я выпил глоток живительной влаги, в помещение вошли два мужика, в странной красной форме, с кобурами на бёдрах, один повернулся к двери, чтобы закрыть её, и я успел прочесть на его спине «жандармерия».

Увидев нас, стражи порядка несколько растерялись, но сразу взяли себя в руки, и тот, кто был по - старше, с лихими чапаевскими усами на хитрющей морде произнёс:

- Господа, известно ли вам, что вы, находясь со своим снаряжение в Чистой зоне, нарушаете постановление его сиятельства, главного Жандармериуса о правилах Зон?

- Мы издалека, так что… - начал я, но коп меня перебил.

- Извольте показать нам документы!

Вот мля, сразу и вляпались, ну, пан, или пропал… Я встал, и улыбаясь на манер Нежного, подошёл к полицаю.

- Господин, позвольте с глазу на глаз переговорить!

Тот кивнул, и я завёл его в дальний угол магазина, и высокие витрины спрятали нас от остальных глаз.

- Слушай, командир, мы отдыхать приехали, погулять, а вот с документами проблема.  Украли их! Есть только такие!

Я высунул из кармана небольшой золотой браслет, и протянул его усатому.

Тот внимательно посмотрел на меня, принял кончиками пальцев украшение, и засунул его себе за пазуху.

- Извольте прослушать правила поведения в нашем городе! – жандарм вышел из –за витрины и подошёл к столику, взяв со стола моё пиво, в два глотка выхлебал его. Затем подмигнул мне, и продолжил:

- Этот город называется Саймонусом, в честь нашего великого государя, Саймона Вируса. Основан в 8565 году, как видите, совсем недавно, двадцать лет назад. Город позиционируется как курортный, в нём есть масса развлекательных заведений. На все вкусы. И для мальчиков, и для девочек, были бы доллары. У вас они, я вижу, водятся, не бродяги, и это хорошо. Документы мы вам справим, договоримся. Далее. Город находится в Чистой зоне, поэтому все передвижения с автоматическим и специальным оружием (полицай кивнул на «Наяду»), строго запрещены, тоже касается и доспехов. В следующий раз, заметив вас с подобными предметами, мне придётся их конфисковать, оприходовать, исписать тонну бумаги, а вас отправить на каторгу, а я заодно получу нагоняй за плохую работу. Кому это надо? Так что, я уверен, вы меня поняли. Если я понадоблюсь, спросите меня в участке, офицера Кленовского.

И тут же, потеряв к нам интерес, жандармы подошли к кассе, принявшись что –то доказывать Нежному. По –отцовски потрепав его за щёку, вышли, прихватив совершенно бесплатно упаковку пива.

Да уж, весёлое местечко! И полицаи эти, совсем как наши, эти вообще не стесняются, что как –то совершенно не вязалось с россказнями «тёщи» о местных неподкупных копах. И правитель местный, Саймон Вирус… Всё – таки подвинул Дашкиного папашу, вот тебе и мощный бородатый тестюшка, схватили тебя, за яйца, значит… Да и дочка твоя, зачем, и кому она понадобилась?

- Нежный, я всё исполнил! – в магазин влетел, тряся щеками, Розарий.

- Вот и отведи дорогих гостей, устрой как знатных вельмож! – напутствовал его Нежный, тревожно посматривая на меня. Ах, да, кольцо! Кинул его торговцу, тот поймал, и отвесил поклон. Пипец, вот у них тут обычаи. Подошёл, и вручил мне визитку:

- Если я вам понадоблюсь, звоните, не пожалеете!

 

 

        Розарий и вправду неплохо подсуетился. Он привёл нас к большому двухэтажному дому, и представил какому –то очередному местному хмырю, сдававшему за баксы жильё приезжим, было видно, что схема давно обкатана, и люди живут этим.

- Позвольте представить вас Антонию! – толстяк вытер пот, многозначительно взглянул на меня. Вынул из пачки денег бумажку, и протянул ему, тот раскланялся и ушёл, совершенно счастливый. Антоний, мужик лет шестидесяти, но крепкий и широкоплечий, начал без прелюдий:

- Дом хороший, телевизор, телефон, ЭВМ, всё есть, там отдельная кнопка, связь со мной, если что –то сломается, или что –то нужно, вызывайте. Бельё в шкафах, продукты сами, готовка тоже на вас. Мыло, шампуни, всё входит, пользуйтесь. За месяц проживания с вас две тысячи долларов. Желательно сразу.

- Держи!

 Я отсчитал деньги, протянул ему, хозяин неторопливо убрал их в карман и сказал:

- За снаряжение не бойтесь, в этом доме ничего не пропадёт. Если надо удовольствия по – крепче, звоните, у меня лучший в городе «сипулин». Удачи вам!

 Он вышел, сел в свою большую жёлтую машину и уехал, махнув рукой нам на прощание.

 

         Дом был и в правду шикарный. Изысканная мебель, словно только с магазина, здоровенный телевизор во всю стену, только вот правда, квадратный, врубил его, нажав кнопку на пульте:

«Общественность нашей империи обеспокоена слишком лёгкой степенью наказания, присуждённого Лаки Би за его повстанческую деятельность. Об этом тема нашей передачи (два высоколобых мужа на экране грызут орешки, и с обеспокоенными мордами обсуждают какого –то бедолагу, со странный именем,) тоска зелёная, потом посмотрим, что за политическая обстановка в этой дыре.

   Поднялись на второй этаж, три спальни, большие кровати, телевизоры в каждой из них. Заняли с Дашкой одну из них, свой душ с туалетом, красота.

- Всем сбор у меня! – поставил группе приказ по ПДА.

- Сейчас переодеваемся! – я обвёл их взглядом. – Броню снять, одеть гражданскую одежду. Саня, ты на охране дома, сидишь и пасёшь за вещами. Что –то не верится мне в честность местных, больно на бабки жадные. Да и золото тут в цене, смотрю, в разы дороже, чем у нас. Поэтому глаз да глаз. Пётр с Марией, будете изображать пару, ходить исключительно под ручку, чем –то отличаться от местных туристов не стоит.

- Где будем хранить золото? – спросила «тёща».

- Разделим его между собой, небольшую часть постоянно с собой, оставшуюся заныкать в броне. – я достал из кармана похудевшую пачку денег, и отсчитал каждому по пятьсот долларов. – Это на карманные расходы, все должны считать, что мы респектабельные люди. Ни с кем в разговоры не вступать, держаться вместе. И по – больше слушать.

Высыпали на кровать всё золото, да, немало, целая гора. Да тут можно жить королями до пенсии, надо будет ещё разменять немного на местные баксы. Рассортировали украшения по пяти контейнерам, из них немного рассовали по карманам.

- Через час сбор внизу! Пойдём, пройдёмся по территории! Тут кафешку я за углом приметил, посидим, просмотрим, чем тут дышат.

- Как ты, Даш?

- Да нормально, Лёш, устала только! – Дашка начала снимать с себя броню, помог ей, затем разделся сам. Приняли вместе душ, вышли, моя егоза с разбегу прыгнула голышом на здоровенную кровать, и замерла в блаженстве.

- Я ж косметику не взяла! – вспомнила она, улыбаясь. – Не думала, что по кафешкам рассиживать будем.

- Да ладно, ты и без косметики у мёртвого хрен поднимешь!

- Вот дурак! – и принцесса запустила в пеня подушкой, притворно надув губы, стараясь не улыбаться. 

А я радовался, что у неё такое отличное настроение, я то уже готовился, что замкнётся в себе. Оделся в свой спортивный костюм, да уж, нужно будет купить здешнюю одежду, ну а Дашка как всегда просто ослепительна, в лёгком светлом платье, стройные ноги, высокая грудь…

- Ты чего опять раздеваешься? – с удивлением спросила у меня.

- Живо в койку! – скомандовал я. – У нас ещё есть время…

                                                           Глава пятая.

 

 

    Двери ресторана перед нами распахнул пожилой швейцар, отвесив почтительный поклон. Вошли во внутрь, да, очень достойно, всё в современном стиле, чистота и порядок. В зале за одним столиком уже сидели две пары, за бутылкой какого- то вина и закусками. При нашем появлении повернули головы, дамы с интересом рассматривали платья Даши и тёти Маши, которая, переодевшись в шикарное вечернее платье, (и потащила же его с собой…) имела весьма аппетитный вид. Мужики тоже окинули взглядом наши с Петром спорт-костюмы, и я понял, что над нашим видом никто не станет смеяться. Уселись за столик у окна, в самый угол. Один из посетителей поднялся, и подошёл к нам:

- Прошу прощения, господа и дамы, но профессиональный интерес выше меня! Я сам производитель модной одежды, Законодатель мод в этом направлении. Но ваши одеяния совершенно сбили меня с толку, я вижу, что есть кто – то, кто превзошёл меня. И кто же этот портной? Я не узнаю ни одну столичную руку, поверьте!

- Сами носим, сами шьём! – пожал я плечами. – Можем продать идею! Посидим, подумаем, и выслушаем предложения.  

- Что ж! – брови модельера полезли вверх, и он протянул мне визитку. – Я рассмотрю любые ваши предложения, позвоните мне. И прошу прощение за беспокойство, господа, всех вам благ!

И вернулся за свой столик.

-Лихо! – хмыкнул Пётр, улыбаясь в кулак. – Смотри, не продешеви!

Подошёл официант, раздал меню, и певучим, как и у всех местных, голосом сказал:

- Сегодня я позволю по - рекомендовать господам отличнейший суп из горной форели и говяжьи жульены с Мантигорийским соусом.

- Тащи свои жульены и суп! – распорядился я, щёлкнув пальцами. – А также бутылочку водки!

- Мы не подаём водку! – разочарованно ответил официант, выпятив нижнюю губу. – У нас приличное заведение, а не повстанческая харчевня. Могу предложить вами коньяк.

- Тащи коньяк! – я с интересом уставился на этого работника местного общепита.

- С вас двести долларов, господа!

- Чё, сразу, что ли?

- Простите господин? – с удивлением вылупился тот на меня. – О, да вы я посмотрю, приехали к нам издалека? Я работаю в этом деле с детства, и ещё ни разу не видел, чтобы расплачивались после того, как отобедают!

Я протянул ему две стодолларовые банкноты, но он так и остался стоять, с приподнятыми бровями.

«Не рано ли для чаевых?» подумал я. И отслюнявил из пачки «двадцатник».

- Покорно благодарю! – поклонился официант, аккуратно убрал деньги, и ушёл выполнять заказ.

- Что то у них всё через жопу! – заметил Пётр, вертя в руках менюшку.

Я отвернулся к окну и, ну надо же, по улице шёл, пьяный в хлам, офицер Кленовский, форменная красная кепка набок, мотыляется по всей дороге, тут его кидает на витрину ресторана. Тот увидел меня, сморщился, и погрозив мне пальцем, постучал им об стекло. А потом побрёл дальше по своим делам.

- Я его тихонько взломал! – ментально сказал Пётр. – Он завтра ничего и не вспомнит. Короче, он думает, что мы наёмники. Тут у них в мире повстанцы прячутся в Грязных зонах, и на их истребление привлекают частные компании, в общем это довольно серьёзные и обеспеченные люди, ибо правитель платит конкретные деньги. Вот нас за них и приняли. Увидели нашу броню, и так решили.

- Это даже нам на руку! – ответил ему, а вслух воскликнул:

- А ничего так ресторанчик! А я думал, что будем ужинать сух паем в каком – ни будь лесу!

- Ну да! – с горечью произнесла тётя Маша. – Я вообще не узнаю, во что превратили эту страну, все алчные, в глазах деньги, жандарм этот, вообще, как животное! Раньше бы его свои же шлёпнули, такой позор для всей службы в лице одного негодяя. А тут это в порядке вещей.

- Ваш заказ, господа! – и на стол с подноса перекочевали блюда и посуда. Отдельным рейсом работник притащил литровую запотевшую бутыль с коньяком.

- Хорошего аппетита!

Местная кухня и в правду, оказалась на высоте, этот жульен и впрямь стоил своих денег. Да и коньяк был довольно неплох, мягко ударил в голову, вызвав веселье, совсем, как хорошее домашнее вино.

 

    Вышли на улицу и прогулялись до парка, где расположились в небольшой деревянной беседке. Парк довольно красивый, какие –то деревья, фонтаны, народ чинно прохаживается.

- Ну, и каковы мнения? – спросил я у всех.

- Место тут элитное, сюда приезжают разные «тузы», - начал Пётр, поправив свои неизменные зеркальные очки на носу. – Недовольных морд я не заметил. Надо тут пожить, осмотреться, на рожон не лезть, пустить корни, в атаку тут бежать не надо, надо притереться, легализоваться.  Везёт нам на курорты! И сходи к этому менту, он готов к диалогу, документы нам не помешают. Если будет спрашивать, скажи, что мы из Светлогория, это их столица, работаем на наёмную военизированную артель «Гром над тьмой».

- Понял, завтра схожу! – кивнул я в знак согласия.

- Моё мнение вы знаете! – поджала губы Мария Дмитриевна.

- А мне тут нравится, как за границей, всё чистенько, вон, горы даже видать! – сказала Даша.

Я присмотрелся между деревьев, и, точно, далеко, за горизонтом, были видны очертания гор.

- Думаю, что этот Саймон не так и прост! – произнёс контролёр. – Их баксы очень смахивают на американские, видимо, он бывал в нашем мире. Завтра попытаюсь выяснить, что же тут творится.

 - О, какая встреча! – раздался голос Нежного, он направлялся к нам с какой-то плоскогрудой носастой девкой в платье в горошек, под ручку. – И как вам наш городок?

- Всё шикарно, дружище! – улыбнулся я ему. – Присаживайтесь!

- Благодарю! – и они уселись за столик.

- Побывали в вашем ресторане, что тут неподалёку, очень положительные впечатления! – сообщил им Пётр. – И вполне недорого!

- Да что вы, сударь? – осклабился торговец, уставившись на контролёра. – Недорого? Да они дерут в три шеи, только очень обеспеченные граждане империи могут себе позволить отобедать в таком заведении. Совсем совесть потеряли, как будто наш великий государь Саймон Вирус не отменил налоги для малого и среднего предпринимательства.

- И с чего идут налоги? – спросил я, а сам несколько удивился такому повороту.

- О, уважаемый Алексей Петрович, видимо вы и впрямь издалека! И акцент у вас какой –то странный, старинный, как в фильмах про былые времена. Откуда же вы?

- С девятого сектора! – ответил важно Пётр. – Безвылазно семь лет.

- Хм… - с уважением взглянул на нас Нежный. – Не удивительно, что пропустили такие важные нововведения! А налоги платит крупный бизнес, так же наша империя продаёт продовольствие, военную технику, «огни» и полезные ископаемые другим странам. А средние и малые артели и дела не облагаются налогом, наоборот, при рассмотрении государственной заёмной службой прошения о помощи в открытии собственного бизнеса, даёт безвозмездную ссуду. За исключением мастерских, производящих вооружение и снаряжение. Там есть небольшой налог, и ежегодная проверка оборудования и документации, чтобы не делали некачественный продукт. За этим следят серьёзно.

- А своё дело всем разрешается открыть? – спросил я, и поймал неприязненный взгляд Марии Дмитриевны.

- Да, но только гражданам Саймоновской Империи!

- Где тут можно золото на доллары поменять?

- С утра приходите, Алексей Петрович, к нам в лавку, решим этот вопрос взаимовыгодно! – ответил Нежный. – А сейчас разрешите откланяться, нас ждёт вечерний сеанс в синематографе. Сегодня крутят «Магию Кинжала» с обворожительной Марией Лампасс в главной роли.

При этих словах торговец получил гневный взгляд своей носатой спутницы и, спохватившись, «врубил заднюю»:

- Но с вами, моя дорогая Магнолия, ей не сравниться!

- А давайте тоже пойдём? – предложила Даша, задорно взглянув на меня.

- А что, присоединяйтесь! – воскликнул Нежный. – Вместе веселее. Кстати, эта актриса сейчас в нашем городе, и придёт на премьеру фильма. Не забывайте, что вы в особенном, элитном месте. Попробуем взять у неё автограф.

 

   Прошли пешком пару кварталов, и оказались у высокого, этажей в пять, кинотеатра, вокруг шла активная торговля семечками, пивом и орешками, тут же приобрели билеты у какого- то парнишки с сумкой.  Я кинул взгляд на афиши и мои ноги подкосились…

      С нескольких на меня смотрела, обаятельно улыбаясь, моя Машка. Меня аж в дрожь кинуло, присел на ближайшую лавку.

- Машка! – удивлённо выдохнула Даша, и подошла к афишам. – Как же так? Это ж Машка…

- Мария Лампасс! -  в слух прочитала Мария Дмитриевна, глаза подозрительно заблестели. – Как у твоей Маши была фамилия?

- Я не знаю, да и какая разница…

- Будько её фамилия была, - ответил Пётр и посмотрел на меня. – Всё ещё хочешь сходить в кино?

- Хочу! – мрачно ответил я, привлёк к себе Дашу, посадил на коленки, и, глядя ей в глаза продолжил. – Это Мария Лампасс, местная звезда. А моя Маша сейчас в земле, хрен знает где, вообще. Так что давайте закончим этот разговор, моя женщина со мной, и хватит болтовни.

Дашка ответила на мой взгляд, тоже взглянула своими удивительными глазами так, словно хотела заглянуть в саму душу, и кивнула:

- Лёш, я понимаю всё, не переживай. Я с тобой, всё будет хорошо!

И крепко обняла меня, задышала в ухо.

      Между тем толпа загалдела, и неподалёку от нас остановились два здоровенных жёлтых лимузина, из одного вышел какой –то смазливый мужик, помог вылезти из салона Марии Лампасс. Она с улыбкой взглянула на в момент притихшую собравшуюся толпу, и послала воздушный поцелуй. Народ восторженно взревел, раздался грохот аплодисментов. Тем временем, из второго лимузина выбрались пара фотографов, и две симпатичные девушки, с какими – то сумками. К звезде подскочили двое пожилых импозантных мужчин, в странного покроя костюмах, как у наших сутенёров, с меховыми воротниками, и, раскланиваясь на каждом шагу, увели её в здание кинотеатра. Как же она похожа… У меня аж сердце заныло, когда её увидел на-живую.

Из входа вышел мужик в костюме с бабочкой и провозгласил громовым голосом:

- Покорнейше прошу пройти в наш уютный зал всех господ, приобрётших билеты!

Вот он какой, местный первый звонок! Прошли в зал, всё как в нашем мире, те же ряды кресел, нашли свои места где –то посредине, уселись. Заметил, как в третьем ряду те старпёры помогли усесться Марии Лампасс, исцеловали её руку вдоль и поперёк. Рядом с ней присел её спутник, вальяжно развалившись в кресле.

На сцену вышел конферансье, и зал тут же затих.

- Сегодня в нашем зале присутствует ослепительная и несравненная Мария Лампасс. Прошу, мадам!

Мария поднялась с места и прошла на сцену, где отвесила с дюжину воздушных поцелуев, посылая во все стороны зала, при этом обворожительно улыбаясь. Публика словно с катушек слетела, вопила так, что у меня чуть уши не заложило, Нежный, сидевший неподалёку, так вообще орал во всё горло. Звезда несколько раз поклонилась, и вернулась на своё место. Погас свет, и экран загорелся.

     Фильм представлял собой типичную сопливую мелодраму, где героиня металась меж двух мужиков. Всё выбирала, кто из них милее сердцу, вроде определилась, а тут взял, и появился третий, и всё перепутал, с ним и осталась. Я же сидел, оцепеневший, смотрел на экран с чувством, что я сплю, и вижу сон. Довольно бредовый сон. Я уж и не думал, что есть ещё что –то, что способно выбить меня из колеи. И на тебе…

 

После сеанса работники кинотеатра вытащили стол, за него уселась Лампасс, и принялась раздавать автографы.  Я хотел просто выйти на улицу, но Дашка сказала мне:

- Иди, возьми, на память!

Встал в очередь, и через минут десять оказался лицом к лицу с актрисой. Протянул ей программку. Она подняла на меня глаза, и спросила:

- Для кого?

- Лёхе Воропаеву!

Быстрый росчерк золотистой авторучкой, и она отдала мне бумажку. «Алексею Воропаеву от Марии Лампасс с уважением».

- Спасибо, Маш! – сказал ей, и пошёл к выходу, на полпути обернулся, и встретился с ней взглядом, она всё ещё смотрела на меня. И этот взгляд был очень странным, она как будто пыталась что – то вспомнить, но не могла. Кивнул ей и вышел на ватных ногах на улицу.

     Моя рейдовая группа уже пила пиво на скамейке, тут же сидел Нежный со своей пассией, уже стемнело, и включились фонари.

- Успели получить автограф? – спросил меня Нежный.

- Успел! – ответил я ему. – И вот что, хорош называть нас на вы, давай попроще, на ты!

- Как скажешь, Алексей! – улыбнулся тот. – У нас тут на ты позволяют обращаться только друзьям!

- Вот и будем друзьями! – хлопнул я его по плечу. – Какие у вас дальнейшие планы?

- Хотели сходить поплясать на танцевальный вечер в «АРТ- Плазу», сегодня там должно быть весело…

Он замолчал, глядя мне за спину, я обернулся, и увидел, как мимо нас проследовала Лампасс со своей к свитой, и направилась к лимузинам, припаркованным к тому времени на здоровенной стоянке неподалёку.

- Госпожа, как же вы нас радуете своими фильмами! – воскликнул торговец. – Мы все ваши поклонники!

Та улыбнулась, и послала ему воздушный поцелуй, а её спутник пробежался по нам величественным взглядом.

- Вы видели? – радости и восторгу не было предела, как школьник. – Она послала мне поцелуй!

Заметил, как косо взглянула на него его девка, секса ему этой ночью точно не обломится...

- Лёш, пошли до дома! – произнёс Пётр. – Надо всем отдохнуть!

- Да, и я тоже так считаю, не до танцев сейчас! – язвительно добавила «тёща». Мне она начинала не нравиться всё больше и больше, портилась прямо на глазах. Становилась какой – то чопорной и вечно недовольной. Местная атмосфера изменила её, подумалось.

- А до чего сейчас? – спросил её. – Листовки революционные по городу клеить?

Та фыркнула и, гордо задрав нос, направилась в сторону нашего дома.

Дашка удивлённо взглянула на меня, пожала плечами, мол, чего это она, и побежала догонять.

- Что с ней? – спросил я у Петра, но тот не ответил.

- Разрешите откланяться, нам уже пора! – сказал Нежный, беря свою подругу под-руку. – Жду завтра с утра!

И они неторопливо зашагали прочь по тротуару.

- Я думаю, это из –за её близких! – наконец нарушил молчание контролёр. – Её род был богатейшим в стране, особо приближённые к Дашкиному отцу. Но после смены власти, у них отобрали большую часть состояния и крепостных!

- Кого? – пиво аж через нос полезло. – Крепостных? Что за хрень?

 - Пока вы там души принимали и занимались непотребством, я залез в местный интернет, и малость просветился. Тут при Дашкином отце также была империя, довольно крепкая, но образца царской России начала девятнадцатого века. С крепостными и всеми атрибутами, правда, у этих полу-рабов были весьма неплохие права, право на обучение, на бесплатную медицину, да и жили они неплохо, на каждого необходимо было выделять немалую квадратуру жилплощади, семьи не разбивались, только по согласию. Ну и также трудились на помещиков, имея достойную плату, короче, как у нас, но их никто кнутами не порол и не пользовался правом первой ночи. Ты вспомни, мы при СССР такие же были, только барин один… Но вот в богатеи им вылезти было невозможно. Этим и воспользовался Саймон Вирус, и подвинул твоего будущего тестя, дал якобы всем равные права и возможности, причём, социальная обеспеченность населения на высоте, безработные тут имеют пятьсот долларов помощи в месяц. Да и образование и медицина бесплатные, только коррупция высокая, все гребут под себя, при царе всё было полу – государственное и присматривалось органами типа нашего ФСБ. Косяки карались нещадно. На данный момент гайки ослаблены, Саймон опирается на чиновников и крупный бизнес, но они им не манипулируют. Но самое главное – он остановил рост Зоны и спад промышленности. Борется с Установкой, истребляя мутантов, но правда, вовсю пользуется её дарами.

  - Знаешь, Петь, что – то этот Саймон Вирус мне больше нравится, чем тесть, по себе знаю, как быть крепостным. Когда я жил на Кордоне у Сидоровича, да, и лечил он меня, и кормил, и жильё выделил. Но только раб есть раб. Да и Разудалов точно не в восторге будет, узнав, что выступил на стороне крепостничества, он скорее с местным капитализмом смирится.

- Я с ним поговорю! – пообещал Пётр. – Да и с тобой смог поговорить нормально только сейчас, наедине. Лишь потому, что мы сейчас без гарнитуры ПДА. Так что, Алёша, давай-ка не будем торопить события, и присмотримся к обстановке по - внимательнее.

- Насчёт Дашки есть что?

- Нет, я не знаю ничего, кому и зачем она нужна. Оформишь на неё документы на другое имя, дашь свою фамилию, как будто вы супруги.

- Я так и планировал! – ответил я, вставая со скамейки. – А что там с повстанцами?

- Это сторонники Петра Великого, Дашкиного отца. Прячутся в местной Зоне, и ведут партизанскую войну с империей. Контролируют где-то половину территории, поражённой Установкой. На них идёт охота, короче, там такой сыр-бор… Ладно, пойдём домой, а то отдохнуть не помешает.

Я кивнул знак согласия, и мы направились в сторону нашего коттеджа. Да и впрямь, отдых сейчас будет своевременным, уж больно насыщен событиями этот день, начал его с ползания на брюхе по полю, а закончил просмотром кинофильма, в котором снялась моя покойная подруга…

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0129042

от 8 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129042 выдан для произведения:

                                                    Глава четвёртая.

 

 

     С утра на даче суета, все собирают вещи и подгоняют снаряжение – не только нам нужны броне-костюмы, а Болотах без них было бы тяжко. Так же и оружие, выдал его всем. Пётр ночью аккуратно стёр у остающихся с Тёмными, участок памяти, и они толком теперь не знают, куда мы и зачем срываемся. Это чтобы Кондак не срисовал информацию, в любом случае, тех заинтересует, что за возня у нас. Проверил свою броню, уже чистая, сушится на дровах у бани, одел её. Распихал по карманам «Берилла» часть золотых украшений, остальные уже раздал членам группы, ещё раз проверил свой Вал. В ранец положил пару фляжек со спиртом, аптечки, свой спортивный костюм с кроссовками, три смены нижнего белья, запасные портянки и ПДА, что ночью снял со снайпера. Аккуратно замотал в полотенце трофейный цифровой «ФЭД». Напихал по разгрузке магазины с патронами, кинул несколько в рюкзак, лишними не будут. Собравшись, вышел во двор.

   Саня копошился с «Наядой», подгонял ремень. При всей своей громадности, винтовка не так уж и много весила, плюс, ко всему её приклад откидывался, так что смысл брать её с собой определённо был. Рядом сидел Пётр, тоже в броне-костюме, занимался чисткой моего старого доброго «калаша» под 7,62 патрон.  

За воротами раздался гул моторов, но я уже знал, что это Тёмные. Дверь открылась, и на территорию зашли несколько сталкеров, среди них был и Болт, надо же, пожаловал собственной персоной.

- Строй людей, прощайтесь, и мы поехали! – громким голосом объявил тот, уставившись на Петра с удивлением. – А что это ты вырядился в жестянки? Пугаешь ты меня сегодня, дружище…

- Да, холодней становится, вот я и …

- Ну –ну! А не горячей? Раз такой тёртый контер, как ты, наряжается в броню! – покачал головой Болт, с тревогой оглядывая нас. – Ох, уж не нравится мне всё это, от вас одни неприятности!

- Да всё нормально будет! – ответил Пётр, заканчивая возиться с автоматом. – Ты же меня знаешь, не всё так просто! И во благих целях!

- Во благих? – переспросил Тёмный,- Может вам бойцов дать? А то бабы одни, я вообще ваши движения не понимаю!

- Да сами справимся! – махнул рукой я. – Не в первой!

- Да что ты? – косо взглянул на меня сталкер, скрипя зубами. – Ты радуйся, что у тебя есть такой дружбан, благодаря ему ты ещё дышишь! У вас пять минут!

И развернувшись, пошёл к воротам, со всей своей свитой. Да, расслабился мужик, в рубашечке, светлых штанах, туфельки белые. Как солидный «папик», вальяжный весь. Бойцы хоть в броне, и то, хорошо.

- Это кто? – спросил Мишка.

- Друг один! – ответил ему контролёр. – Поживёте у него некоторое время. Всё, давайте, пора уже!

Мы все обнялись, Ксюша смотрела на нас со слезами, а Разудалов всё никак не мог выпустить Таньку из объятий.

- Доберётесь, позвоните! – сказал я им.

Наконец, они вышли в ворота, и гул моторов вскоре стих, удаляясь.

- Ну а теперь, сидим как мыши! – сказал Пётр. -  Пусть думают, что мы уехали. Сань, давай на чердак, посмотри за округой.

Разудалов подхватил винтовку, и пошёл в дом. Через пять минут послышался доклад:

- Пока чисто!

- Вот, сиди и смотри!

  

   После обеда Саня ещё раз окинул округу своим орлиным взглядом, и, убедившись, что всё чисто, слез вниз.

- Ну что? – спросил я у новообразованной группы, когда все собрались у машины. – Все готовы? Тогда по коням!

Сам сел за руль Ауди, благо, что салон большой, вместились все, не смотря, что в броне.

     До шоссе постоянно косился в зеркала, пытаясь нащупать хвост, но, пока всё было чисто. Вырулили на городскую окружную дорогу, и тут же попали в пробку. Пришлось включить телевизор, и пялиться на экран одним глазом. Минут через двадцать движение ускорилось, в итоге так и не понял, чего вообще плелись.

      

   Портал в Дашин мир находился в одном из полузаброшенных старинных немецких фортов, к которому подъехали минут за сорок до Выброса. Вокруг праздно шастает целыми семьями народ, гуляет какая –то припозднившаяся свадьба, разложили «поляну» на капоте «кабана», уже все кривые, включая и молодожёнов. Делать было нечего, пришлось вылезать при всём честном народе, при всех своих «эполетах». Тут же защёлкали фотоаппараты, и мы быстрым шагом проследовали к центральной потерне. Дорогу я уже знал, приезжал не раз сюда, по - смотреть что да как, поэтому моментом оказались на нужном месте. Расселись по ранцам и принялись ждать.

- Ещё раз напоминаю всем! – сказал я. – Держаться всем вместе, лишний раз рот не открывать.

Все закивали, видно было, волнуются. Обнял Дашу, прижал к себе.

- Не бойся, всё будет нормально! – прошептал ей, а она лишь крепче вцепилась в мою руку….

 

 

     Пришёл в себя в темноте. Врубил «ночник» и увидел, что мы находимся в какой- то здоровенной трубе. Что –то типа канализационного коллектора, но заброшенного очень давно. Бетонные стены, поросшие каким – то необычным мхом, где –то рядом капает вода. Осмотрелся – группа начала приходить в себя, Дашка уже включила ПНВ, и с любопытством осматривается вокруг.

- Где мы? – спросила она.

- Это коллектор заброшенного города! – раздался сдавленный голос Марии Дмитриевны. – Именно отсюда мы и попали в тот мир.

- Дорогу помните? – спросил я её, а сам вдруг понял, что… Я чую людей наверху!

- Тут несколько каналов! – сказал мне Пётр, улыбаясь. – Я вообще чую, что километров за шесть смогу достать! Необычайное ощущение!

-Дорога во все стороны! – ответила «тёща». – куда ни пойди, выйдешь наружу. И колодцы ещё есть, можно вылезти.

- Заброшенный город, говорите? – переспросил её. – Да над нами толпы людей! Наверняка застроили местность.

- Всё возможно! – пожала плечами тётка. – Идём?

 Через пятнадцати минут блужданий по трубе, за поворотом мы увидели далёкий свет. Чуть ли не бегом добрались до пролома в стене, я выключил ночник, и остолбенел.

- Твою ж дивизию! – пробормотал Разудалов. – Где мы?

Небо над нами было нежно-зеленоватого цвета, почти как Дашкины глаза.

- Тёть Маш! – мягко сказал Пётр, но голос его был серьёзен, как никогда. – Что –то вы не упоминали, что тут небо не того цвета! Какие ещё сюрпризы? Вы уж заранее сообщайте.

- А что, есть разница?  - устало спросила женщина. – Я сама уже об этом забыла. А так, всё примерно, одинаково.

Выбрались наружу, и оказались неподалёку от какого –то небольшого, очень красивого городка. Он выглядел достаточно цивильно, уютные двухэтажные дома, отделанные чем – то белым, были дома и больше, похоже, что магазины, всё это напоминало коттеджный посёлок элитного типа.

- Пойдём туда! – сказала «тёща». – Посмотрим, есть ли немцы в деревне. Может найдём отель, или как тут говорят, постоялый двор.

Вокруг нас огромное поле, пасутся коровы, вполне обычные, как у нас, чёрно – белой породы, так же щипают траву и серут, задрав хвост.

- Вон дорога! – показал Саня, и махнул в ту сторону стволом винтовки. – Может по ней лучше?

 

       Вышли на дорогу, вроде асфальт, но гораздо плотнее, как пластик, и на жаре не тает, а солнце жарило как угорелое, несмотря на вечер, система кондиционирования броне-костюма едва справлялась с работой. Мимо нас несколько раз проехали странного вида автомобили, я не слышал шума двигателей, так, лишь шелест покрышек, и не смог разглядеть выхлопные трубы. Неужели электромобили?

Вошли в город, навстречу попались редкие прохожие, смотрят на нас с удивлением, одеты кто в шорты, кто в лёгкие светлые брюки, лёгкие рубашки, панамки. Молодая мамаша с трёхлетним малышом, попавшаяся нам навстречу, испуганно косясь, перешла дорогу, и пошла дальше, изредка оглядываясь на нас.

- Продукты и химия! – вслух прочитала Даша надпись на вывеске. – Зайдём?

Вошли в помещение магазина, всё как обычно, витрины, товар, в принципе, не особо – то отличающийся от того, к которому мы привыкли, те же макароны, чай, пиво и бутылки, явно какого –то местного пойла. Мужик на кассе, увидев нас, напрягся.

- Чем могу быть полезен господам? – спросил он нас заискивающе, со странным певучим акцентом, бегая глазами по нашим броне-костюмам. Казалось он пропел эту фразу. Сам высокий, тощий, лет сорока, в очень коротких шортах и сиреневой рубашке.

- Мы из далёкой страны! – ответила тётя Маша, и показала ему золотую цепочку. – Не знаем местных обычаев, так что, господин, помогите нам в решении ряда вопросов.

Страх торгаша сменился любопытством, глаза загорелись при виде драгоценности.

- Что вас интересует, госпожа?

- Какие тут деньги? Золото ходит в обороте?

- Вот уже двадцать лет мы пользуемся бумажными деньгами, называются они долларами! – мужик достал из кассового аппарата зелёную бумажку, и показал её нам.

- Пипец! – пробормотал Саня, уставившись на неё. Это был второй шок за полчаса – банкнота очень напоминала одноимённую денежную единицу США, та же стилизация, только морда другая на портрете, жирная, щёки как у хомяка, унылое зрелище. И надпись доллар исполнена на русском языке.

- Что, простите? – переспросил торгаш, с интересом изучая его глазами.

- Да вот, говорю, что красивая деньга у тебя! – глухо ответил Саня. Я его понимаю, парень вырос в коммунистическом раю, всю жизнь его пичкали идеологией и в итоге совсем за-зомбировали. Он и в том мире с ненавистью смотрел на баксы, это вообще, отдельная история.

- Это да! – сладостно улыбнулся хозяин лавки и чмокнул банкноту губами. – И мне очень нравится! Золото тоже ходит, но, после того, как великий государь Саймон ввёл доллары, стало легче в расчётах и торговле. И не надо таскать с собой гору металла, бумага – то она всяк легче, не правда ли?

- Поменяешь нам на бумажки? – спросил его, и понял, что сейчас нас разведут, как лохов. Мельком взглянул на ценники, пиво стоит бакс, за пол литра, хлеб вдвое меньше.

- За эту цепочку я дам вам шесть тысяч, дороже никто не возьмёт, поверьте! – а глаза горят алчным огнём, вот барыга-то попался…

 

- Добро! – сказал я, и украшение перекочевало в дрожащие от возбуждения руки торговца. Тот быстро убрал его в карман, полез в ящик, и через несколько мгновений в мою ладонь легла толстая пачка денег.

- Хотите что-то ещё? – если бы где –то проводили конкурс на самую доброжелательную улыбку, то этот хмырь бы сразу стал чемпионом, на десять лет вперёд, других не стали бы и смотреть.

- В броне можно ходить?

- Ну, как бы наш город объявлен чистой зоной, богатые люди здесь живут, зачем им неприятности? – ответил барыга. – Поэтому не приветствуется, лучше снять! И оружие, кроме пистолетов, разрешено носить только при угрозе нападения повстанцев. Ну или как с жандармами договоритесь!

Я сунул руку в карман, и достал небольшое золотое кольцо. Поднёс его к вновь загоревшимся глазам торговца:

- Я дам его тебе, если ты устроишь нас в этом городе по высшему разряду, только договорись, платить будем мы. Нам нужно арендовать дом на пару месяцев, мы сюда приехали отдыхать и расслабляться. Ты же хочешь стать нашим другом?

- Конечно, господин! – мля, этот его дурацкий педерастический акцент вымораживал, не хватало его здесь подцепить, а потом кошмарить народ в своём мире.

- Ну так давай, организуй движуху! Тебя как звать?

- Нежным!

- Чего?!! – Саня хмыкнул в кулак, косясь на меня.

- Имя такое у меня! – брови Торговца поднялись вверх. – А вас как?

- Алексей Петрович! Ты давай, не стой, Нежный!

- Розарий! -  позвал кого –то в открытую дверь Нежный. – Иди сюда!

Из подсобки вышел невысокий лысый толстячок, в сетчатой майке и коротких шортах.

- Да господин! – нараспев спросил тот, косясь на нас. – Чего звали?

Нежный взял его за ухо, и принялся что – то шептать, одновременно подмигивая мне, мол, моменто море, сейчас всё будет.

Розарий покивал и быстро слинял из магазина, а хозяин вытащил из подсобки раскладной столик и пять стульев, установил их в углу, у кондиционера.

- Не угодно ли господам будет присесть?

    Два раза повторять не понадобилось, моя группа с удовольствием приняла предложение, и уселась за стол, на котором моментально появились запотевшие бутылки пива и чесночные сухарики. Но, едва я выпил глоток живительной влаги, в помещение вошли два мужика, в странной красной форме, с кобурами на бёдрах, один повернулся к двери, чтобы закрыть её, и я успел прочесть на его спине «жандармерия».

Увидев нас, стражи порядка несколько растерялись, но сразу взяли себя в руки, и тот, кто был по - старше, с лихими чапаевскими усами на хитрющей морде произнёс:

- Господа, известно ли вам, что вы, находясь со своим снаряжение в Чистой зоне, нарушаете постановление его сиятельства, главного Жандармериуса о правилах Зон?

- Мы издалека, так что… - начал я, но коп меня перебил.

- Извольте показать нам документы!

Вот мля, сразу и вляпались, ну, пан, или пропал… Я встал, и улыбаясь на манер Нежного, подошёл к полицаю.

- Господин, позвольте с глазу на глаз переговорить!

Тот кивнул, и я завёл его в дальний угол магазина, и высокие витрины спрятали нас от остальных глаз.

- Слушай, командир, мы отдыхать приехали, погулять, а вот с документами проблема.  Украли их! Есть только такие!

Я высунул из кармана небольшой золотой браслет, и протянул его усатому.

Тот внимательно посмотрел на меня, принял кончиками пальцев украшение, и засунул его себе за пазуху.

- Извольте прослушать правила поведения в нашем городе! – жандарм вышел из –за витрины и подошёл к столику, взяв со стола моё пиво, в два глотка выхлебал его. Затем подмигнул мне, и продолжил:

- Этот город называется Саймонусом, в честь нашего великого государя, Саймона Вируса. Основан в 8565 году, как видите, совсем недавно, двадцать лет назад. Город позиционируется как курортный, в нём есть масса развлекательных заведений. На все вкусы. И для мальчиков, и для девочек, были бы доллары. У вас они, я вижу, водятся, не бродяги, и это хорошо. Документы мы вам справим, договоримся. Далее. Город находится в Чистой зоне, поэтому все передвижения с автоматическим и специальным оружием (полицай кивнул на «Наяду»), строго запрещены, тоже касается и доспехов. В следующий раз, заметив вас с подобными предметами, мне придётся их конфисковать, оприходовать, исписать тонну бумаги, а вас отправить на каторгу, а я заодно получу нагоняй за плохую работу. Кому это надо? Так что, я уверен, вы меня поняли. Если я понадоблюсь, спросите меня в участке, офицера Кленовского.

И тут же, потеряв к нам интерес, жандармы подошли к кассе, принявшись что –то доказывать Нежному. По –отцовски потрепав его за щёку, вышли, прихватив совершенно бесплатно упаковку пива.

Да уж, весёлое местечко! И полицаи эти, совсем как наши, эти вообще не стесняются, что как –то совершенно не вязалось с россказнями «тёщи» о местных неподкупных копах. И правитель местный, Саймон Вирус… Всё – таки подвинул Дашкиного папашу, вот тебе и мощный бородатый тестюшка, схватили тебя, за яйца, значит… Да и дочка твоя, зачем, и кому она понадобилась?

- Нежный, я всё исполнил! – в магазин влетел, тряся щеками, Розарий.

- Вот и отведи дорогих гостей, устрой как знатных вельмож! – напутствовал его Нежный, тревожно посматривая на меня. Ах, да, кольцо! Кинул его торговцу, тот поймал, и отвесил поклон. Пипец, вот у них тут обычаи. Подошёл, и вручил мне визитку:

- Если я вам понадоблюсь, звоните, не пожалеете!

 

 

        Розарий и вправду неплохо подсуетился. Он привёл нас к большому двухэтажному дому, и представил какому –то очередному местному хмырю, сдававшему за баксы жильё приезжим, было видно, что схема давно обкатана, и люди живут этим.

- Позвольте представить вас Антонию! – толстяк вытер пот, многозначительно взглянул на меня. Вынул из пачки денег бумажку, и протянул ему, тот раскланялся и ушёл, совершенно счастливый. Антоний, мужик лет шестидесяти, но крепкий и широкоплечий, начал без прелюдий:

- Дом хороший, телевизор, телефон, ЭВМ, всё есть, там отдельная кнопка, связь со мной, если что –то сломается, или что –то нужно, вызывайте. Бельё в шкафах, продукты сами, готовка тоже на вас. Мыло, шампуни, всё входит, пользуйтесь. За месяц проживания с вас две тысячи долларов. Желательно сразу.

- Держи!

 Я отсчитал деньги, протянул ему, хозяин неторопливо убрал их в карман и сказал:

- За снаряжение не бойтесь, в этом доме ничего не пропадёт. Если надо удовольствия по – крепче, звоните, у меня лучший в городе «сипулин». Удачи вам!

 Он вышел, сел в свою большую жёлтую машину и уехал, махнув рукой нам на прощание.

 

         Дом был и в правду шикарный. Изысканная мебель, словно только с магазина, здоровенный телевизор во всю стену, только вот правда, квадратный, врубил его, нажав кнопку на пульте:

«Общественность нашей империи обеспокоена слишком лёгкой степенью наказания, присуждённого Лаки Би за его повстанческую деятельность. Об этом тема нашей передачи (два высоколобых мужа на экране грызут орешки, и с обеспокоенными мордами обсуждают какого –то бедолагу, со странный именем,) тоска зелёная, потом посмотрим, что за политическая обстановка в этой дыре.

   Поднялись на второй этаж, три спальни, большие кровати, телевизоры в каждой из них. Заняли с Дашкой одну из них, свой душ с туалетом, красота.

- Всем сбор у меня! – поставил группе приказ по ПДА.

- Сейчас переодеваемся! – я обвёл их взглядом. – Броню снять, одеть гражданскую одежду. Саня, ты на охране дома, сидишь и пасёшь за вещами. Что –то не верится мне в честность местных, больно на бабки жадные. Да и золото тут в цене, смотрю, в разы дороже, чем у нас. Поэтому глаз да глаз. Пётр с Марией, будете изображать пару, ходить исключительно под ручку, чем –то отличаться от местных туристов не стоит.

- Где будем хранить золото? – спросила «тёща».

- Разделим его между собой, небольшую часть постоянно с собой, оставшуюся заныкать в броне. – я достал из кармана похудевшую пачку денег, и отсчитал каждому по пятьсот долларов. – Это на карманные расходы, все должны считать, что мы респектабельные люди. Ни с кем в разговоры не вступать, держаться вместе. И по – больше слушать.

Высыпали на кровать всё золото, да, немало, целая гора. Да тут можно жить королями до пенсии, надо будет ещё разменять немного на местные баксы. Рассортировали украшения по пяти контейнерам, из них немного рассовали по карманам.

- Через час сбор внизу! Пойдём, пройдёмся по территории! Тут кафешку я за углом приметил, посидим, просмотрим, чем тут дышат.

- Как ты, Даш?

- Да нормально, Лёш, устала только! – Дашка начала снимать с себя броню, помог ей, затем разделся сам. Приняли вместе душ, вышли, моя егоза с разбегу прыгнула голышом на здоровенную кровать, и замерла в блаженстве.

- Я ж косметику не взяла! – вспомнила она, улыбаясь. – Не думала, что по кафешкам рассиживать будем.

- Да ладно, ты и без косметики у мёртвого хрен поднимешь!

- Вот дурак! – и принцесса запустила в пеня подушкой, притворно надув губы, стараясь не улыбаться. 

А я радовался, что у неё такое отличное настроение, я то уже готовился, что замкнётся в себе. Оделся в свой спортивный костюм, да уж, нужно будет купить здешнюю одежду, ну а Дашка как всегда просто ослепительна, в лёгком светлом платье, стройные ноги, высокая грудь…

- Ты чего опять раздеваешься? – с удивлением спросила у меня.

- Живо в койку! – скомандовал я. – У нас ещё есть время…

                                                           Глава пятая.

 

 

    Двери ресторана перед нами распахнул пожилой швейцар, отвесив почтительный поклон. Вошли во внутрь, да, очень достойно, всё в современном стиле, чистота и порядок. В зале за одним столиком уже сидели две пары, за бутылкой какого- то вина и закусками. При нашем появлении повернули головы, дамы с интересом рассматривали платья Даши и тёти Маши, которая, переодевшись в шикарное вечернее платье, (и потащила же его с собой…) имела весьма аппетитный вид. Мужики тоже окинули взглядом наши с Петром спорт-костюмы, и я понял, что над нашим видом никто не станет смеяться. Уселись за столик у окна, в самый угол. Один из посетителей поднялся, и подошёл к нам:

- Прошу прощения, господа и дамы, но профессиональный интерес выше меня! Я сам производитель модной одежды, Законодатель мод в этом направлении. Но ваши одеяния совершенно сбили меня с толку, я вижу, что есть кто – то, кто превзошёл меня. И кто же этот портной? Я не узнаю ни одну столичную руку, поверьте!

- Сами носим, сами шьём! – пожал я плечами. – Можем продать идею! Посидим, подумаем, и выслушаем предложения.  

- Что ж! – брови модельера полезли вверх, и он протянул мне визитку. – Я рассмотрю любые ваши предложения, позвоните мне. И прошу прощение за беспокойство, господа, всех вам благ!

И вернулся за свой столик.

-Лихо! – хмыкнул Пётр, улыбаясь в кулак. – Смотри, не продешеви!

Подошёл официант, раздал меню, и певучим, как и у всех местных, голосом сказал:

- Сегодня я позволю по - рекомендовать господам отличнейший суп из горной форели и говяжьи жульены с Мантигорийским соусом.

- Тащи свои жульены и суп! – распорядился я, щёлкнув пальцами. – А также бутылочку водки!

- Мы не подаём водку! – разочарованно ответил официант, выпятив нижнюю губу. – У нас приличное заведение, а не повстанческая харчевня. Могу предложить вами коньяк.

- Тащи коньяк! – я с интересом уставился на этого работника местного общепита.

- С вас двести долларов, господа!

- Чё, сразу, что ли?

- Простите господин? – с удивлением вылупился тот на меня. – О, да вы я посмотрю, приехали к нам издалека? Я работаю в этом деле с детства, и ещё ни разу не видел, чтобы расплачивались после того, как отобедают!

Я протянул ему две стодолларовые банкноты, но он так и остался стоять, с приподнятыми бровями.

«Не рано ли для чаевых?» подумал я. И отслюнявил из пачки «двадцатник».

- Покорно благодарю! – поклонился официант, аккуратно убрал деньги, и ушёл выполнять заказ.

- Что то у них всё через жопу! – заметил Пётр, вертя в руках менюшку.

Я отвернулся к окну и, ну надо же, по улице шёл, пьяный в хлам, офицер Кленовский, форменная красная кепка набок, мотыляется по всей дороге, тут его кидает на витрину ресторана. Тот увидел меня, сморщился, и погрозив мне пальцем, постучал им об стекло. А потом побрёл дальше по своим делам.

- Я его тихонько взломал! – ментально сказал Пётр. – Он завтра ничего и не вспомнит. Короче, он думает, что мы наёмники. Тут у них в мире повстанцы прячутся в Грязных зонах, и на их истребление привлекают частные компании, в общем это довольно серьёзные и обеспеченные люди, ибо правитель платит конкретные деньги. Вот нас за них и приняли. Увидели нашу броню, и так решили.

- Это даже нам на руку! – ответил ему, а вслух воскликнул:

- А ничего так ресторанчик! А я думал, что будем ужинать сух паем в каком – ни будь лесу!

- Ну да! – с горечью произнесла тётя Маша. – Я вообще не узнаю, во что превратили эту страну, все алчные, в глазах деньги, жандарм этот, вообще, как животное! Раньше бы его свои же шлёпнули, такой позор для всей службы в лице одного негодяя. А тут это в порядке вещей.

- Ваш заказ, господа! – и на стол с подноса перекочевали блюда и посуда. Отдельным рейсом работник притащил литровую запотевшую бутыль с коньяком.

- Хорошего аппетита!

Местная кухня и в правду, оказалась на высоте, этот жульен и впрямь стоил своих денег. Да и коньяк был довольно неплох, мягко ударил в голову, вызвав веселье, совсем, как хорошее домашнее вино.

 

    Вышли на улицу и прогулялись до парка, где расположились в небольшой деревянной беседке. Парк довольно красивый, какие –то деревья, фонтаны, народ чинно прохаживается.

- Ну, и каковы мнения? – спросил я у всех.

- Место тут элитное, сюда приезжают разные «тузы», - начал Пётр, поправив свои неизменные зеркальные очки на носу. – Недовольных морд я не заметил. Надо тут пожить, осмотреться, на рожон не лезть, пустить корни, в атаку тут бежать не надо, надо притереться, легализоваться.  Везёт нам на курорты! И сходи к этому менту, он готов к диалогу, документы нам не помешают. Если будет спрашивать, скажи, что мы из Светлогория, это их столица, работаем на наёмную военизированную артель «Гром над тьмой».

- Понял, завтра схожу! – кивнул я в знак согласия.

- Моё мнение вы знаете! – поджала губы Мария Дмитриевна.

- А мне тут нравится, как за границей, всё чистенько, вон, горы даже видать! – сказала Даша.

Я присмотрелся между деревьев, и, точно, далеко, за горизонтом, были видны очертания гор.

- Думаю, что этот Саймон не так и прост! – произнёс контролёр. – Их баксы очень смахивают на американские, видимо, он бывал в нашем мире. Завтра попытаюсь выяснить, что же тут творится.

 - О, какая встреча! – раздался голос Нежного, он направлялся к нам с какой-то плоскогрудой носастой девкой в платье в горошек, под ручку. – И как вам наш городок?

- Всё шикарно, дружище! – улыбнулся я ему. – Присаживайтесь!

- Благодарю! – и они уселись за столик.

- Побывали в вашем ресторане, что тут неподалёку, очень положительные впечатления! – сообщил им Пётр. – И вполне недорого!

- Да что вы, сударь? – осклабился торговец, уставившись на контролёра. – Недорого? Да они дерут в три шеи, только очень обеспеченные граждане империи могут себе позволить отобедать в таком заведении. Совсем совесть потеряли, как будто наш великий государь Саймон Вирус не отменил налоги для малого и среднего предпринимательства.

- И с чего идут налоги? – спросил я, а сам несколько удивился такому повороту.

- О, уважаемый Алексей Петрович, видимо вы и впрямь издалека! И акцент у вас какой –то странный, старинный, как в фильмах про былые времена. Откуда же вы?

- С девятого сектора! – ответил важно Пётр. – Безвылазно семь лет.

- Хм… - с уважением взглянул на нас Нежный. – Не удивительно, что пропустили такие важные нововведения! А налоги платит крупный бизнес, так же наша империя продаёт продовольствие, военную технику, «огни» и полезные ископаемые другим странам. А средние и малые артели и дела не облагаются налогом, наоборот, при рассмотрении государственной заёмной службой прошения о помощи в открытии собственного бизнеса, даёт безвозмездную ссуду. За исключением мастерских, производящих вооружение и снаряжение. Там есть небольшой налог, и ежегодная проверка оборудования и документации, чтобы не делали некачественный продукт. За этим следят серьёзно.

- А своё дело всем разрешается открыть? – спросил я, и поймал неприязненный взгляд Марии Дмитриевны.

- Да, но только гражданам Саймоновской Империи!

- Где тут можно золото на доллары поменять?

- С утра приходите, Алексей Петрович, к нам в лавку, решим этот вопрос взаимовыгодно! – ответил Нежный. – А сейчас разрешите откланяться, нас ждёт вечерний сеанс в синематографе. Сегодня крутят «Магию Кинжала» с обворожительной Марией Лампасс в главной роли.

При этих словах торговец получил гневный взгляд своей носатой спутницы и, спохватившись, «врубил заднюю»:

- Но с вами, моя дорогая Магнолия, ей не сравниться!

- А давайте тоже пойдём? – предложила Даша, задорно взглянув на меня.

- А что, присоединяйтесь! – воскликнул Нежный. – Вместе веселее. Кстати, эта актриса сейчас в нашем городе, и придёт на премьеру фильма. Не забывайте, что вы в особенном, элитном месте. Попробуем взять у неё автограф.

 

   Прошли пешком пару кварталов, и оказались у высокого, этажей в пять, кинотеатра, вокруг шла активная торговля семечками, пивом и орешками, тут же приобрели билеты у какого- то парнишки с сумкой.  Я кинул взгляд на афиши и мои ноги подкосились…

      С нескольких на меня смотрела, обаятельно улыбаясь, моя Машка. Меня аж в дрожь кинуло, присел на ближайшую лавку.

- Машка! – удивлённо выдохнула Даша, и подошла к афишам. – Как же так? Это ж Машка…

- Мария Лампасс! -  в слух прочитала Мария Дмитриевна, глаза подозрительно заблестели. – Как у твоей Маши была фамилия?

- Я не знаю, да и какая разница…

- Будько её фамилия была, - ответил Пётр и посмотрел на меня. – Всё ещё хочешь сходить в кино?

- Хочу! – мрачно ответил я, привлёк к себе Дашу, посадил на коленки, и, глядя ей в глаза продолжил. – Это Мария Лампасс, местная звезда. А моя Маша сейчас в земле, хрен знает где, вообще. Так что давайте закончим этот разговор, моя женщина со мной, и хватит болтовни.

Дашка ответила на мой взгляд, тоже взглянула своими удивительными глазами так, словно хотела заглянуть в саму душу, и кивнула:

- Лёш, я понимаю всё, не переживай. Я с тобой, всё будет хорошо!

И крепко обняла меня, задышала в ухо.

      Между тем толпа загалдела, и неподалёку от нас остановились два здоровенных жёлтых лимузина, из одного вышел какой –то смазливый мужик, помог вылезти из салона Марии Лампасс. Она с улыбкой взглянула на в момент притихшую собравшуюся толпу, и послала воздушный поцелуй. Народ восторженно взревел, раздался грохот аплодисментов. Тем временем, из второго лимузина выбрались пара фотографов, и две симпатичные девушки, с какими – то сумками. К звезде подскочили двое пожилых импозантных мужчин, в странного покроя костюмах, как у наших сутенёров, с меховыми воротниками, и, раскланиваясь на каждом шагу, увели её в здание кинотеатра. Как же она похожа… У меня аж сердце заныло, когда её увидел на-живую.

Из входа вышел мужик в костюме с бабочкой и провозгласил громовым голосом:

- Покорнейше прошу пройти в наш уютный зал всех господ, приобрётших билеты!

Вот он какой, местный первый звонок! Прошли в зал, всё как в нашем мире, те же ряды кресел, нашли свои места где –то посредине, уселись. Заметил, как в третьем ряду те старпёры помогли усесться Марии Лампасс, исцеловали её руку вдоль и поперёк. Рядом с ней присел её спутник, вальяжно развалившись в кресле.

На сцену вышел конферансье, и зал тут же затих.

- Сегодня в нашем зале присутствует ослепительная и несравненная Мария Лампасс. Прошу, мадам!

Мария поднялась с места и прошла на сцену, где отвесила с дюжину воздушных поцелуев, посылая во все стороны зала, при этом обворожительно улыбаясь. Публика словно с катушек слетела, вопила так, что у меня чуть уши не заложило, Нежный, сидевший неподалёку, так вообще орал во всё горло. Звезда несколько раз поклонилась, и вернулась на своё место. Погас свет, и экран загорелся.

     Фильм представлял собой типичную сопливую мелодраму, где героиня металась меж двух мужиков. Всё выбирала, кто из них милее сердцу, вроде определилась, а тут взял, и появился третий, и всё перепутал, с ним и осталась. Я же сидел, оцепеневший, смотрел на экран с чувством, что я сплю, и вижу сон. Довольно бредовый сон. Я уж и не думал, что есть ещё что –то, что способно выбить меня из колеи. И на тебе…

 

После сеанса работники кинотеатра вытащили стол, за него уселась Лампасс, и принялась раздавать автографы.  Я хотел просто выйти на улицу, но Дашка сказала мне:

- Иди, возьми, на память!

Встал в очередь, и через минут десять оказался лицом к лицу с актрисой. Протянул ей программку. Она подняла на меня глаза, и спросила:

- Для кого?

- Лёхе Воропаеву!

Быстрый росчерк золотистой авторучкой, и она отдала мне бумажку. «Алексею Воропаеву от Марии Лампасс с уважением».

- Спасибо, Маш! – сказал ей, и пошёл к выходу, на полпути обернулся, и встретился с ней взглядом, она всё ещё смотрела на меня. И этот взгляд был очень странным, она как будто пыталась что – то вспомнить, но не могла. Кивнул ей и вышел на ватных ногах на улицу.

     Моя рейдовая группа уже пила пиво на скамейке, тут же сидел Нежный со своей пассией, уже стемнело, и включились фонари.

- Успели получить автограф? – спросил меня Нежный.

- Успел! – ответил я ему. – И вот что, хорош называть нас на вы, давай попроще, на ты!

- Как скажешь, Алексей! – улыбнулся тот. – У нас тут на ты позволяют обращаться только друзьям!

- Вот и будем друзьями! – хлопнул я его по плечу. – Какие у вас дальнейшие планы?

- Хотели сходить поплясать на танцевальный вечер в «АРТ- Плазу», сегодня там должно быть весело…

Он замолчал, глядя мне за спину, я обернулся, и увидел, как мимо нас проследовала Лампасс со своей к свитой, и направилась к лимузинам, припаркованным к тому времени на здоровенной стоянке неподалёку.

- Госпожа, как же вы нас радуете своими фильмами! – воскликнул торговец. – Мы все ваши поклонники!

Та улыбнулась, и послала ему воздушный поцелуй, а её спутник пробежался по нам величественным взглядом.

- Вы видели? – радости и восторгу не было предела, как школьник. – Она послала мне поцелуй!

Заметил, как косо взглянула на него его девка, секса ему этой ночью точно не обломится...

- Лёш, пошли до дома! – произнёс Пётр. – Надо всем отдохнуть!

- Да, и я тоже так считаю, не до танцев сейчас! – язвительно добавила «тёща». Мне она начинала не нравиться всё больше и больше, портилась прямо на глазах. Становилась какой – то чопорной и вечно недовольной. Местная атмосфера изменила её, подумалось.

- А до чего сейчас? – спросил её. – Листовки революционные по городу клеить?

Та фыркнула и, гордо задрав нос, направилась в сторону нашего дома.

Дашка удивлённо взглянула на меня, пожала плечами, мол, чего это она, и побежала догонять.

- Что с ней? – спросил я у Петра, но тот не ответил.

- Разрешите откланяться, нам уже пора! – сказал Нежный, беря свою подругу под-руку. – Жду завтра с утра!

И они неторопливо зашагали прочь по тротуару.

- Я думаю, это из –за её близких! – наконец нарушил молчание контролёр. – Её род был богатейшим в стране, особо приближённые к Дашкиному отцу. Но после смены власти, у них отобрали большую часть состояния и крепостных!

- Кого? – пиво аж через нос полезло. – Крепостных? Что за хрень?

 - Пока вы там души принимали и занимались непотребством, я залез в местный интернет, и малость просветился. Тут при Дашкином отце также была империя, довольно крепкая, но образца царской России начала девятнадцатого века. С крепостными и всеми атрибутами, правда, у этих полу-рабов были весьма неплохие права, право на обучение, на бесплатную медицину, да и жили они неплохо, на каждого необходимо было выделять немалую квадратуру жилплощади, семьи не разбивались, только по согласию. Ну и также трудились на помещиков, имея достойную плату, короче, как у нас, но их никто кнутами не порол и не пользовался правом первой ночи. Ты вспомни, мы при СССР такие же были, только барин один… Но вот в богатеи им вылезти было невозможно. Этим и воспользовался Саймон Вирус, и подвинул твоего будущего тестя, дал якобы всем равные права и возможности, причём, социальная обеспеченность населения на высоте, безработные тут имеют пятьсот долларов помощи в месяц. Да и образование и медицина бесплатные, только коррупция высокая, все гребут под себя, при царе всё было полу – государственное и присматривалось органами типа нашего ФСБ. Косяки карались нещадно. На данный момент гайки ослаблены, Саймон опирается на чиновников и крупный бизнес, но они им не манипулируют. Но самое главное – он остановил рост Зоны и спад промышленности. Борется с Установкой, истребляя мутантов, но правда, вовсю пользуется её дарами.

  - Знаешь, Петь, что – то этот Саймон Вирус мне больше нравится, чем тесть, по себе знаю, как быть крепостным. Когда я жил на Кордоне у Сидоровича, да, и лечил он меня, и кормил, и жильё выделил. Но только раб есть раб. Да и Разудалов точно не в восторге будет, узнав, что выступил на стороне крепостничества, он скорее с местным капитализмом смирится.

- Я с ним поговорю! – пообещал Пётр. – Да и с тобой смог поговорить нормально только сейчас, наедине. Лишь потому, что мы сейчас без гарнитуры ПДА. Так что, Алёша, давай-ка не будем торопить события, и присмотримся к обстановке по - внимательнее.

- Насчёт Дашки есть что?

- Нет, я не знаю ничего, кому и зачем она нужна. Оформишь на неё документы на другое имя, дашь свою фамилию, как будто вы супруги.

- Я так и планировал! – ответил я, вставая со скамейки. – А что там с повстанцами?

- Это сторонники Петра Великого, Дашкиного отца. Прячутся в местной Зоне, и ведут партизанскую войну с империей. Контролируют где-то половину территории, поражённой Установкой. На них идёт охота, короче, там такой сыр-бор… Ладно, пойдём домой, а то отдохнуть не помешает.

Я кивнул знак согласия, и мы направились в сторону нашего коттеджа. Да и впрямь, отдых сейчас будет своевременным, уж больно насыщен событиями этот день, начал его с ползания на брюхе по полю, а закончил просмотром кинофильма, в котором снялась моя покойная подруга…

 

 

Рейтинг: +2 182 просмотра
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 8 апреля 2013 в 22:27 0
Интересный мир...