БАЙКОНУР ч.III гл.1...8

8 декабря 2013 - Иван Кочнев
                                               Байконур
 
 
 
 
ЧАСТЬ III
МАРС
 
ГЛАВА 1
 
Антон с Иваном обедали в столовой. На этот раз в зале было пусто, видимо, время выбрано не совсем обеденное, и обитатели базы были заняты своими повседневными заботами. Визит в столовую в неурочное время был вызван предстоящим полётом на летающей тарелке, намеченным на сегодня по программе подготовки Антона.
- Слышь, Иван, ты мне так и не показал, где мои товарищи. Забыл, наверное?
- Нет, не забыл. На мой запрос поступил категорический запрет до прибытия эмиссара.
- Удобная позиция, валить всё на эмиссара. Водите меня за нос. Зачем я вам нужен, не говорите, судьба моих товарищей не известна. С какой истинной целью сюда летит ваш пресловутый эмиссар, тоже не ясно. И есть ли он, тот таинственный эмиссар? Да и сегодняшний полёт… Что это вдруг так неожиданно вы решили меня на тарелке прокатить?
- Не просто прокатить, мы слетаем на Марс.
- На Марс, говоришь, – глаза Антона аж засветились от предвкушения предстоящего полёта. -  Давай, слетаем!
Мало того, что он оказался на Луне, так у него теперь будет возможность не просто полетать на космической тарелке, у него появилась возможность слетать аж на Марс! Вот это удача!
 
- Зови меня Валерием, – представился пилот корабля, ожидавший их в гараже.
- Ну да, всё символично. Валерий Чкалов, легендарный советский лётчик, – не без иронии прокомментировал Антон имя пилота. – А я Антон.
В знак приветствия они по земному обменялись рукопожатием.
В центре корабля располагалась кабина  пилотов. Три удобных кресла, заполненный клавишами пульт управления, такие же, как на луноходе, три штурвала, утопленные в пульт. Над пультом располагался огромный сфераобразный монитор, охватывающий своей формой и размерами всё пространство кабины, и напоминающий прозрачную крышу лунохода. Монитор уже был включен, открывая панораму звёздного неба, отчего создавалось впечатление, что кабина находится над кораблём, как марс на мачте парусного судна.
Чкалов провёл манипуляции с нажатием клавиш и затем нажал на ярко-жёлтую. В нижней части монитора побежали строчки с непонятными  символами, и по еле слышному гулу и лёгкой инерции стало ясно: корабль тронулся с места.
Наверное, это гул тех самых квантовых ускорителей, а может быть, шум обычной вентиляционной системы,  – не без иронии подумал про себя Антон.
 Когда корабль выбрался наружу, изображение на сфера-мониторе поплыло, и, наконец, стало совершенно очевидно, что они находятся в движении, они оторвались от поверхности Луны.
 
Эти инопланетяне решили-таки проблему с гравитацией. Совсем не наблюдалось ощущение дискомфорта ни от перегрузки при наборе скорости, ни от невесомости, потому как эти явления попросту отсутствовали. Удобно, однако, в космических полётах.
Корабль вышел на окололунную орбиту и, сделав пару витков, направился в открытый Космос.
- А где Земля, почему я не увидел Землю? – запаниковал Антон.
- Без проблем! Вот она! – и на мониторе выделился участок с панорамой голубой планеты, медленно удаляющейся в звёздном пространстве. Удаляясь, голубой шарик превратился в маленькую точку и затем совсем пропал из вида, затерявшись в светящейся мириаде таких же точек космического пространства.
- Куда мы летим? – словно не зная цели полёта, переспросил Антон у пилота.
- Это плановый полёт. Мы направляемся к Марсу, доставить груз и пассажиров.
- Потрясающе!!! – услышав подтверждение, не удержался от восторга Антон. – Мало того, что я оказался на Луне, я ещё побываю на Марсе!
В интонациях его голоса, кроме восторга, вдруг отчётливо проявились и сарказм, и ирония, и глубочайшая печаль. Сарказм и ирония относительно происходящего полёта на Марс, события, несомненно, интересного, но почему-то интересовавшего его на сегодняшний день в самой малой мере. Печаль же была навеяна долгой разлукой с родным домом, навеяна этим полётом, удаляющим его ещё дальше от Земли, и ещё, как ни странно, полётом, удаляющим его от той девушки, от Марики, к которой он уже успел привязаться. Банальный туристический полёт на орбиту Земли занёс Антона аж на саму Луну, и вот несёт его ещё дальше, к Марсу. Что за этим последует, Антон даже предположить не мог…
- Ну, на Марс мы садиться не будем, наша цель – орбитальная база, так что полюбуешься на красную планету с орбиты, – пояснил Иван.
 
- А дашь порулить? – хитро прищуривщись, обратился Антон к Чкалову.
Пилот сначала взглянул на Антона и, не увидев его глаз из-за плотного прищура, перевёл взгляд на Куратора. Тот, что-то буркнув на их языке, одобрительно кивнул.
- Ну что ж, порули! Здесь, так же, как на луноходе, три режима. Ручное управление, автопилот и управление мыслью. Смотри дальше, перед нами карта маршрута, –  и Чкалов прикоснулся к клавише с символом в виде раскрученной из цетра спирали.
На лобовой части монитора развернулась  подробная  планетарная карта Солнечной системы с контуром маршрута от голубой точки к красной. В это время голубая Земля и красный Марс находились не в положении противостояния (на самом близком расстоянии друг от друга), а под углом в 90 градусов относительно Солнца. Маршрут же между планетами был обозначен не прямой линией, что казалось бы логичным, а уходил по дуге от Земли в сторону Венеры. причём далеко за пределы плоскости планетных орбит, и уже с того места, развернувшись по спирали, так же по дуге направлялся на Марс.
- Зачем такой длинный путь, не проще лететь напрямую? – Антон был в недоумении.
- Напрямую дольше, – вставил Иван, – механически мы перемещаемся совсем на малое расстояние. Вот, смотри, видишь голубой отрезок пути от Земли и красный отрезок на подлёте к Марсу?  Остальной путь - это перемещение во времени.
- Я правильно понимаю, мы сейчас на голубом отрезке?
- Совершенно верно! Когда отрезок будет преодолён, для нас скачок до красного отрезка покажется мгоновением, а на самом деле мы преодолеем именно тот путь, что ты видишь на карте.
- Офигеть!
 
- Зачем здесь штурвалы и все эти клавиши? – продолжил Антон после некоторой паузы. – Вы ведь всем управляете посредством мысли?
- Ручное управление является дублирующим, – Чкалов на правах хозяина продолжил рассказ об управлении кораблём – и предназначено на экстренный случай, когда мы  можем попасть в зону действия квази-полей. Иван, не знаю как они называются у Землян.
- Земляне с этими полями ещё не сталкивались, так как дальше Луны не бывали, по этому так и назовём их – «квази»! – внёс свой комментарий наставник.
- Так вот! – продолжил пилот, – эти поля вносят искажения в управление мыслью, отчего приходится переходить на ручное.
- Потрясающе! - Окончательно всё смешалось. И зачем он задавал все эти вопросы?!
- Валерий, я так и не понял! А порулить-то дашь? – не унимался Антон со свойственной ему настойчивостью.
- А что здесь рулить-то? Всё так же, как на луноходе. Насколько я понял, ты на луноходе уже покатался! Так вот, здесь как на луноходе всё происходит автоматически по заданному маршруту.
Чкалов давал понять, что управление кораблём он никому не передаст, тем более -  чужаку Землянину. И правильно! Здесь он самый главный, и он же несёт ответственность за безопасность полёта.
- А я вот так же запросто смогу самостоятельно слетать куда-нибудь? – не унимался Антон с невозмутимым видом, словно ему только что так прозрачно не отказали.
- Нет, конечно! Доступ на корабль есть только у пилота, и то под контролем диспетчера полётов. Лишь когда мы уходим за дальнюю орбиту, управление полностью отдаётся экипажу.
 
Полёт показался Антону недолгим, не более полутора-двух часов, более точно он, потерявший ориентацию во времени, сказать не смог бы. За время полёта Чкалов к штурвалу так и не притронулся, до того всё было автоматизировано. На пульте зелёным свечением мерцали различные символы, видимо, подтверждающие, что полёт проходит нормально.
Был лишь один непонятный момент. Примерно в середине пути случилось странное. Панорама на сфера-мониторе вдруг резко закружилась, образовав собой плотный звёздный вихрь, и тут же всё прекратилось. Вихрь рассыпался на мелкие сверкающие кусочки, словно калёное стекло старинного автомобиля, и звёзды, заполнив пространство, вновь встали на свои места. А может, и не на свои, Антон всё равно в астрономии не разбирался. В то же самое мгновение он ощутил  провал в теле, тело будто исчезло, и в мозгу, вызвав невыносимую боль, произошёл мощный взрыв. Отчаянно забилось сердце, пытаясь с тяжёлой болью вырваться из груди, и от этого вмиг перехватило дыхание…
- Что это было? – испугавшись, вскрикнул от непривычных ощущений Антон.
- Скачок во времени, – прокомментировал Чкалов сквозь добродушную ухмылку на лице.
- Ого! А это не опасно? Мозг словно взорвался, и сердце чуть не разорвалось. Ведь так можно инфаркт или инсульт заполучить.
- Всё в порядке – кабина находится под воздействием специальных полей, которые нормализуют физиологические и химические процессы в организме, заодно и лечение происходит. Кстати, без их воздействия редко кто может перенести такие скачки.
 
По мере приближения к пункту назначения, корабль постепенно, как показалось Антону, снизил скорость,  вдалеке отчётливо выделилась и стала увеличиваться в размерах красная точка.
- Я правильно понимаю? Мы на красном отрезке и перед нами Марс!
- Он самый, – подтвердил Валерий Чкалов.
- Как далеко мы улетели от Земли?
- Сейчас прямое расстояние между Землёй и Марсом 274 милиона километров – тут же поделился своими познаниями Иван.
- А ты как узнал? На карте же ничего не написано.
- Просто запросил информацию в архиве корабля. Можем проверить посредством вашей математики.
- И как это? – Антону даже стало любопытно, какой такой математический расчёт хочет применить Инопланетянин.
- Способ простейший! Обрати внимание, в данный момент линии от Земли до Солнца и от Марса до Солнца находятся под прямым углом.
- Ну и что?
- Расстояние между Землёй и Солнцем равно 150 млн.км., а между Марсом и Солнцем 230 млн.км. Теперь мысленно нарисуй прямоугольный треугольник в котором линии от Земли до Солнца и от Марса до Солнца, это катеты, а гипотенуза, это линия между Землёй и Марсом.
- А-а! Теперь понял! – ему, конечно же, известна эта формула с квадратами гипотенузы и катетов, а вот расстояния до Солнца он, естетственно, не помнил, вернее,  не знал.
 
ГЛАВА 2
 
Марс поражал своей необычностью. Необычностью для глаз человека, человека Земного, привыкшего видеть вблизи и на изображениях свою планету, планету голубую, окутанную мягким одеялом облаков, с материками и океами, с лесами и горами. А здесь не Земля, здесь Марс. Он выглядел неуютным, словно раздетым и брошенным в холодной пустыне бесконечного Космоса.
Лишённая магнитного поля и части атмосферы планета превратилась в испещрённую кратерами пустыню. Горный ладшафт преобладал на всей поверхности планеты. Скалы были истёрты бесконечными метиоритными дождями, песчаными бурями и не могли похвастаться снежными шапками на вершинах. Лишь ближе к полюсам прослеживались белые всполохи льда и снега, случайно скопившегося на дне кратеров и на отдельных вершинах. Трещины, пронизывающие равнины, и вправду можно было принять за каналы, но при более близком рассмотрении иллюзия каналов пропадала. Может быть, когда-то давно, когда планета ещё обладала магнитным полем и атмосферой, здесь были моря и океаны, зелёные леса и долины, здесь было тепло и уютно.
Как ни пытался Антон включить своё воображение, но суровый и в то же время унылый вид планеты нисколько не впечатляли, не вызывали эмоций восхищения и восторга. Обычно он находил прекрасное во всём окружающем. Он восхищался пейзажами казавшейся безжизненной  и в то же время  живой пустыни Сахара. Он был влюблён  в бескрайние нагромождения покрытых вечным снегом скал северного Урала. Но сейчас  его нисколько не трогало, не цепляло это зрелище  - брошенная жизнью и, возможно, человеческой цивилизацией планета Марс..
 
- Что, не впечатляет? – словно почувствовав его состояние, спросил Чкалов.
- Да, как-то уныло.
- Ничего, мне первое время тоже так казалось. За полгода тебе здесь понравится, и ты будешь влюблён в эту планету.
- Не понял? Что значит – «за полгода»? Вы что, хотите меня здесь оставить? – почуяв неладное в его словах, запаниковал Антон.
- Никто не собирается тебя оставлять. Просто в обратную сторону попутных рейсов раньше чем через полгода не предвидится, – вставил Иван.
- Как это «не предвидится»? Увезли меня за 270 миллионов километров от родного дома, и обратных рейсов «не предвидится»!! А ведь не говорили, что летим надолго, на 6 месяцев! Да, Иван!?
Иван молчал.
- Что молчишь? Не мог мне заранее сказать? Обманом заманил на корабль, чтобы на Марс транспортировать! – уже не только мысленно, а в голос орал Антон от отчаяния.
- Ого! Так пассажир-то у нас не простой, пассажир-то не стажёр, пассажир-то пленник. А ты, Иван, почему меня не предупредил?! Я гражданский лётчик и полицейские функции исполнять не нанимался! – теперь уже Чкалов орал на Ивана на своём витиеватом языке. – Я подам на тебя рапорт, на тебя и на твою начальницу Математичку!
- Мы делаем одно дело, – ответил подавленно Иван.
- Какое такое «одно дело»?! – продолжал негодовать Чкалов. – Ладно, всё, проехали. В следующий раз ищи другого пилота.
 
Не зря Антон ещё тогда затосковал, когда они от Луны отлетали. Он как чувствовал, что его ещё дальше увезут, что его ещё дальше занесёт. Да и у этих инопланетян между собой согласия не наблюдается. Н-да-а… путешествие затягивается, и похоже, затягивается надолго.
 
ГЛАВА 3
 
Сделав виток по орбите, корабль приблизился к огромному объекту сигарообразной формы. Объект был настолько велик, что тарелка, на которой они прилетели, казалась мелкой букашкой на фоне туши большого бегемота.  Из-за туши вылетела другая букашка-тарелка и помчалась мимо по своим делам. Вдалеке на соседней орбите висела ещё одна туша-бегемот, вокруг которой сновали маленькие точки-букашки. Как оказалось, в отличие от Луны, орбитальная жизнь на Марсе просто кипела. На сигаре раскрылась створка и корабль, проникнув в приёмный шлюз объекта, оказался в гараже точь такой же формы как на Лунной базе, только бо́льших размеров.
- Пошли, Антон, – пригласил к выходу Иван.
- А у меня есть выбор? – спросил Антон с вызовом.
- Выбора нет, пошли.
- Пока, Валерий Чкалов! – махнул на прощание пилоту Антон.
- Пока, приятель!
 
Они молча шли по длинному коридору. Окончательно раздосадованный Антон не хотел разговаривать с Иваном, не хотел его слушать Доверие между ними было окончательно разрушено.
 
Эти инопланетяне не такие простые, как казалось на первый взгляд. Они лицемерны и коварны. Если бы не проговорился Валерий Чкалов, то Иван продолжал бы и дальше водить Антона за нос, рассказывать сказки про то, какие они белые и пушистые, как они дружески расположены по отношению к Землянам.
Что ждёт Антона на этой планете?
- Мы находимся на межзвёздном корабле, – нарушил молчание Иван. – Эти корабли способны нести многотонные грузы и большое количество пассажиров, поэтому удобны для освоения новых планет.
- И для заточения пленников, – тут же съязвил Антон.
- Для заточения достаточно базы на Луне. Кстати, там ты пользовался достаточной свободой.
- Ну да. Куда я нафиг денусь с подводной лодки.
- Не понял? При чём здесь подводная лодка?
- Тебе не понять.
- Антон, прекращай нагнетать обстановку. Я выполняю свою работу. Мне поступил приказ -  доставить тебя на марсианскую базу. Сюда и прибудет эмиссар.
- Опять этот эмиссар. Зачем здесь ждать полгода?
- Какая тебе разница, сидеть в бункере на Луне или здесь на базе. А так, глядишь, на космическом корабле прокатился, узнал, что значит прыжок между витками, на Марсе побываешь. Кто из Землян мог бы этим похвастать? Даже наши агенты-земляне дальше Луны не бывали, а тебе такая честь.
- Я уже не знаю, чего от вас ожидать. Где гарантия, что вы меня на этом межзвёзднике на свой Орион не увезёте? Меня эта космическая романтика совсем не радует. Я домой хочу, на Землю!
- Никуда тебя не увезут, твоя миссия как раз и заключается в возвращении назад на Землю.
- Не нравится мне всё это. Ведь Чкалов тоже не был доволен, узнав, кто я на самом деле. Почему?
- Валерий не простой пилот. Раньше он был военным лётчиком, попал в какую-то  передрягу в звёздной системе Y-22-Z. Там случилось нечто, о чем он никому не рассказывает, но психика его нарушена, и он заводится по пустякам с пол-оборота. К нам он попал два года назад по дороге домой. Пока ожидает попутный корабль, его и используют в качестве гражданского пилота.
- Зачем ты мне всё это рассказываешь?
- Чтобы внести ясность. Да ты и сам только что просил рассказать о Валерии.
- Ясность он хочет внести, – уже не столько злился, сколько ворчал Антон.
 
Преодолев пару лестничных маршей, они добрались до жилой зоны с уже знакомыми по устройству коридорами, переходами и фойе.
- Здесь твоя каюта, – Иван указал на раскрывшийся проём в стене. – И ещё, так как мы на военном объекте, все перемещения - только вместе со мной или в сопровождении другого ответственного лица.
- Так бы и сказал -  под конвоем.
 
Интерьер ничем не отличался от каюты на Луне. Тот же столик с двумя креслами, кровать посередине, за стеной санузел и расписанные египетскими символами стены.
-  Здесь по телику идут земные программы?
- Да, без проблем.
- Так вроде бы далековато, – Антон снова принялся за расспросы
- Ерунда. Радиосигнал прямой видимости преодолевает расстояние от Земли до Марса от 3х до 20ти минут.
- А вы так же по радио держите связь между планетами?
- Нет. Ты же в курсе, мы общаемся посредством мысли.
- И что, мысль способна преодолеть эти расстояния?
- Именно так. Причём, без задержки по времени, мгновенно. На всех наших объектах установлены так называемые маршрутизаторы, которые усиливают и отправляют информацию в нужные направления. Правда это удаётся в пределах одной – двух звёздных систем.
- Всё, хватит, Иван. У меня уже мозги кипят от твоей информации. Покажи лучше, где здесь столовка.
 
Столовая не отличалась от той, что они посещали на Луне. Разве что помещение в отличие от лунного было не прямоугольным, а овальным. А так - тот же интерьер, столы и даже меню.
- Вы что, продукты с Луны возите? – не удержался от вопроса Антон.
- Да нет. Так же выращиваем в глубинных залах, здесь на Марсе.
- Вы, смотрю, неплохо наши планеты освоили. А что ж атмосферу на Марсе не восстановите. Глядишь и заселили бы его.
- С Марсом не получится. В отличие от Земли, на Марсе нет глобального магнитного поля, которое защитило бы планету от солнечного ветра, так что нет смысла.
 
В столовую зашёл Валерий Чкалов и, выбрав блюда на свой вкус, уселся за отдельный столик в глубине зала.  Не спеша поедая пищу и уставившись   в одну точку, он думал о чём-то своём.
- Пойду, пообщаюсь с Чкаловым, – сказал Антон и, взяв с собой бокал с соком, направился в его сторону.
- Бесполезно, Антон. С ним никто ещё не смог найти общий язык, – успел сказать вдогонку Иван.
 
- Привет! – Антон протянул Валерию руку. – Приятного аппетита!
- Привет! – буркнул Чкалов и как-то нейтрально шлёпнул ладошкой по ладони Антона.
- Не помешаю?
- Что хотел? – ответил Валерий вопросом на вопрос.
- Я думаю, мы сможем найти общий язык.
- С чего ты взял? И зачем мне это надо?
- Ты как-то по-дружески отнёсся ко мне там, на корабле.
- И что?
- Вот я и подумал… Я здесь вроде как в плену и у меня совершенно нет друзей. И ещё я слышал, ты тоже в переделках побывал. Поэтому, возможно, мы сможем подружиться.
- Мне это надо?
- Тебе виднее, Чкалов. Но ты ведь тоже одинок.
- Почему ты меня именуешь Чкаловым?
- Был такой легендарный лётчик на заре развития земной авиации, Валерий Чкалов. Он испытывал новые самолёты, разработал новые фигуры высшего пилотажа, ставил рекорды в полётах. Первым совершил полёт между двумя континентами через северный полюс.
- Я здесь при чём? – продолжал выказывать недовольство Валерий, разжёвывая волокна куриного мяса, приготовленного в белом соусе.
- Ну-у, так ты представился земным псевдонимом «Валерий». Валерий, к тому же лётчик, значит -  Чкалов. Да потом ещё оказалось, что ты здесь легенда.
- У вас, местных Землян, у  всех такая логика?
- Да нет. Каждый по-своему прикалывается.
- Что значит «прикалывается»?
- Ну-у, каждый по своему смотрит на жизнь и по-своему в жизни поступает.
Валерий изучающе посмотрел на Антона. По его взгляду было видно: он стоит перед выбором и раздумывает, как поступить.
- Насколько я понял, прозвище «Чкалов» - это шутка! – Валерий улыбнулся и протянул Антону руку.
 На этот раз рукопожатие было настоящим и по-мужски крепким. Они пристально смотрели друг другу в глаза, пытаясь проникнуть взглядами до глубины души, до самого сердца, выискивая у другого ту частицу, которой не хватает у себя, и предлагая от себя то, чего не хватает другому.
 
Раньше с Антоном такого не случалось. Может, для инопланетян это нормальный способ налаживания контакта? А может, таково свойство души у этого «Валерия Чкалова»? Возможно, умение проникать в души людей присуще всем открытым и дружелюбным людям? Хотя как сказать… Валерий-инопланетянин слыл замкнутым, и, если верить куратору Ивану,  с ним ещё никто не находил общий язык. А может Иван как обычно врёт!
 
- Сильно тебя достаёт твой конвоир?
- Так он вроде и не конвоир вовсе. Куратором его ко мне приставили.
- Это для земных агентов он куратор, а для тебя конвоир, пока тебя в разряд агентов не перевели. Он ведь всегда с тобой рядом, даже когда ты далеко от него. И наверняка, он в курсе всех твоих мыслей.
- Ха! Насколько я понял, можно мыслить так, что мысли останутся при себе.
- Оно так. Особенно если ты мыслишь на своём земном языке. Наши ещё не научились читать мысли местных, если нет прямого контакта. Они ваши мысли просто складируют в накопители до лучших времён.
- Он и в курсе нашей беседы?
- Не совсем. По крайней мере, без санкции ему запрещено слушать разговоры, кроме своего подопечного, то есть тебя. А раз ты общаешься со мной, а мои мысли закрыты первой степенью секретности, в данный момент ему перекрыт доступ и к тебе. И вообще, здесь, на Марсе, у твоего конвоира меньше возможностей, чем на Луне.
- Ты, Валерий, молодец! Не опасно так открыто общаться со мной? Ведь ты меня не знаешь, может, я вовсе не друг вашей цивилизации?
- Ха-ха-ха! – расхохотался Чкалов. – Во-первых, куда ты с этой базы денешься, да ты и с Луны в одиночку не выбрался бы, а во-вторых, с тех пор как я побывал в той экспедиции, мне больше уже ничего не страшно.
- Понимаешь, Антон, – продолжил Валерий теперь уже как бы шёпотом, - я и раньше-то этих кадровиков терпеть не мог, и никогда с ними не церемонился, а теперь, когда меня домой отправляют, мне вообще плевать на их указания и инструкции.
- Тебе хорошо, ты скоро будешь дома! – мечтательно произнёс Антон.
- А что мне дома делать? У меня там никого нет, потому и напросился в экспедицию. А теперь всё кончено! Списали, сволочи! – в его словах слышались глубочайшее отчаяние и безграничная печаль. – Теперь вот только по гражданке смогу летать, а это внутренние рейсы на Орионе.
- Ладно, мне пора, – собрался вдруг Чкалов, – дела, сам понимаешь. А знаешь, Антон, мы с тобой ещё увидимся, и я покажу тебе много чего интересно, не то, что этот твой конвоир.
 
ГЛАВА 4
 
Телевизор, как всегда показывал всякую ерунду. Бесцельно полистав каналы, Антон оставил выбор на одном из них, чисто для фона, и погрузился в свои мысли.
Брошенное напоследок Чкаловым обещание показать много чего интересного заинтриговало и растревожило Антона, заставляя всё время возвращаться к размышлениям об этом таинственном лётчике - Этот Чкалов! Почему он вдруг разоткровенничался, при том, что, со слов Ивана, он обычно ни с кем не идёт на контакт? А ведь он оказался вполне открытым парнем! Скорее уж с этими, как он их назвал, «кадровиками» трудно найти общий язык, большинство из них зачерствели на своей работе и действуют строго по инструкции. Иван наверняка  специально так сказал про Чкалова, чтобы Антон с ним не общался, чтобы не узнал чего лишнего. Вот еще одно подтверждение того, что доверять наставнику-конвоиру не следует, вот и Валерий, простой трудяга, терпеть не может этих «кадровиков».
 
По телевизору шёл репортаж с выставки IT-технологий, вычислительной техники и робототехники. По площадке катались, шагали и даже летали различные устройства, закамуфлированные под домашних животных, птиц и людей. Все эти  так называемые роботы демонстрировали способности, заложенные в них инженерами-разработчиками. Здесь и умение ориентироваться в пространстве, и умение различать предметы, звуки, опознавать хозяина среди толпы посетителей, определять эмоции по мимике и интонации в голосе, делать сложные вычисления и даже размышлять.
В одном из павильонов был представлен персональный компьютер с необычными функциями. Встроенный проектор изображения на вертикальные поверхности позволял обходиться вовсе без монитора, клавиатура и мышь также проецировались на любое удобное место.  
Кроме проекций мыши и клавиатуры, компьютером можно было управлять мысленно, через надетый на голову шлем. С виду компьютер был неотличим от обычного системного блока, и, установленный в центре помещения, мог создавать «рабочие места» в любом удобном пользователю месте. Очень удобно!
Посетителей возле компьютера было немного, так как большинство публики привлекали новинки-роботы и прочие модные устройства, которыми были в изобилии напичканы другие павильоны выставки
На месте посетителей Антон, наверное, тоже  не обратил бы внимания на этот рядовой на первый взгляд павильончик. Подумаешь, управление компьютером через шлем, подумаешь, проекция изображения на стене. Да такие опыты учёные ставят уже давно!
Но сейчас эта экспозиция очень заинтересовала Антона. Земляне уже давно делают попытки общаться между собой и управлять техникой посредством мысли, и вот, наконец, перед ним истоки того, с чем Антон соприкоснулся при общении с Инопланетянами.  И дело было не только в шлеме. Люди ходили вокруг компьютера, но это никак не влияло на изображение, а значит, оно не было результатом  световой проекции! У Антона даже дыхание перехватило, когда он это понял. Может здесь какой-нибудь фокус-обман? Нет, не может быть, на подобных выставках фокусы не допустимы. Здесь явное ноу-хау этих молодых ребят-разработчиков.
 
Ха! А как обстоит дело с проекцией изображения здесь, у Инопланетян? Почему надо искать экран именно на том участке противоположной стены?
Антон перевёл свой взгляд на боковую стену каюты и, о-чудо!, перед ним развернулся уже второй экран телевизора. Вот и на другой стене появилось изображение, вот и на столешнице журнального столика, вот и на потолке. В какое-то мгновение вся каюта осветилась свечением множества различных по размерам, цветам и программам экранов. Затем изображения стали появляться помимо стен, объёмные, как реальные предметы, так же реально, как это было в кинотеатре там, на Луне.
Ха, так здесь неограниченные возможности! И как это он раньше до этого не додумался? Хотя зачем эти возможности здесь в заточении, с ними на Землю не вернёшься, и даже на Луну не вернёшься, Марику не повидаешь.  
 
Кстати! Иван толковал о возможности мысленно общаться внутри звёздной системы. Значит, можно попытаться поговорить с Марикой и даже повидаться, если, конечно, на это нет запрета.
А отчего запрет-то вдруг появится? Ведь если там, на Луне, общение было разрешено, то сейчас-то что изменилось?
 
- Марика, привет! Это я, Антон!
- Приветик! – засияла улыбкой девушка на другом конце канала связи. – Куда пропал?
- Ты будто не знаешь?
- В смысле?
- Я на Марсе, вернее, на марсианской орбите.
- Так я только на смену заступила, потому и не в курсе. Ты как там очутился?
- С утра пораньше улетел, вернее, увезли меня. Иван сказал, что встреча с эмиссаром на Марсе состоится.
- Странно! Обычно никого к нему не возили, и он прибывал прямо на объект.
- А, вот вижу! – продолжила она после небольшой паузы – Борт № 17Z241, куратор Иван и сопровождаемый им пассажир, то есть Ты. Жаль!
- Что жаль?
- Жаль, что обратный рейс только через 6 месяцев. А вот в вашу сторону ещё парочка рейсов намечается.
- Так может, прилетишь на выходные? В кино сходим! – Антон в своей манере вновь понёс приятную чушь.
Марика мило улыбалась.
- Не получится на выходные, обратный рейс только через полгода.
- Тогда бери отпуск, на полгода. Я тебе красо́ты Марса покажу!
Марика хохотала от всей души. Ох уж этот Землянин, отъявленный романтик! Сидит там, на орбите, и уже готов показать то, что ещё сам не видывал.
- Марика, а почему мы общаемся вслепую? Почему не можем подключить изображение?
- Технически это возможно, но запрещено.
- Почему?
Антон даже расстроился от мысли, что не сможет увидеть свою девушку целых шесть месяцев не то что наяву, а даже на экране. Ведь у него даже нет её фотографии. У него, у фотографа - и нет фотографии. Воистину, сапожник без сапог!
- К сожалению, мы ещё не научились передавать изображение посредством мысли, а традиционный радиосигнал будет тут же запеленгован на Земле, что недопустимо.
- В таком случае обязательно возьми отпуск и прилетай, я без тебя скучаю – ухватился Антон за последнюю соломинку.
 
А почему нет? – Размышляла про себя Марика – В отпуске давненько не была, вот и отдохну. Прокачусь по туристическому маршруту «Малое Млечное Кольцо», как раз вернусь к обратному рейсу на Луну. Но сначала на Марс, хоть с Антоном повидаюсь! – И перед глазами поплыли одна за другой волнующие картины их прошедших и предстоящих встреч.
 
- Я подумаю! – улыбаясь, ответила она, – а пока отключаюсь, на связь выйду, как освобожусь.
 
Антон долго не мог заснуть, мозг был взбудоражен впечатлениями. Мало того, что он побывал на Луне и запросто общается с Инопланетянами, что для него явление вроде-бы уже обыденное, так теперь ещё и межпланетный перелёт, теперь ещё марсианская орбита. От одних этих фактов можно уже свихнуться!
Но самое главное, ему не давал покоя разговор с Марикой, с этой Инопланетянкой, с Аэлитой, можно сказать. Ей явно нравится общение с Антоном, ведь не зря она так ласково откликнулась: «Приветики!». И она даже обещала подумать на счёт попроведать его здесь, на Марсе. Ведь не отказала, потому что это невозможно, а так мило ответила: «Я подумаю!».
«Приветики!», «Я подумаю!» - ещё долго звучало в мозгу Антона, не давая сосредоточиться ни на чём, кроме этих волнующих: «Я подумаю!», «Приветики!».
 
ГЛАВА 5
 
Пусковые операции длились уже третьи сутки. Удавалось отдыхать по четыре-пять часов и снова на работу. Плотный график работ стёр грань между реальностью и чем-то другим, закравшимся в сознание непонятным и совершенно необъяснимым явлением, туманной аурой, окутавшей основную и главную цель -  ввести в эксплуатацию энергоблок в намеченные сроки в соответствии с утверждённым графиком.
 
Очередным утром Антон на кухне готовил завтрак. Он понимал, что накануне был на работе, что вроде бы немного поспал и что ему надо снова выдвигаться на пусковой объект. От накопившейся за несколько суток усталости происходящее было словно в тумане. Манипуляции с посудой и с продуктами, со скворчащей на сковороде глазуньей и закипающим в турке кофе, он проделывал машинально, на автомате. В том же тумане  были и  кухня, и шум водопровода из соседней квартиры, и грохот металлической двери лифта, доносящийся с лестничной клетки. Казалось, если вдруг перед ним приземлится космический корабль инопланетян, Антон не придаст этому событию никакого значения. Подумаешь, инопланетный корабль!
В зоне бокового зрения, в проеме открытой кухонной двери появился силуэт. Силуэт совершенно обнаженной девушки-русалки, стройной шатенки с короткой прической и очаровательной улыбкой. Осторожно ступая ножками по линолеумному полу, русалка проскользнула в ванную комнату.
Привидится же такое, – подумал про себя Антон. – Вот что значит заработался!
Из ванной комнаты донесся шум воды.
С чего это вдруг зашумела вода? - и тут до Антона стало доходить… Ведь это его Светлана, ведь она приехала к нему накануне!
 
Сразу после работы, бросив свой автомобиль во дворе дома рядом с автовокзалом, она села в автобус и последним рейсом примчалась к нему в соседний город, где он находился в очередной командировке. Примчалась в прямом смысле этого слова. Водитель междугороднего автобуса оказался настоящим Шумахером, и доставил пассажиров за рекордное время, за 3,5 часа, против 4,5 по расписанию.  Он словно знал, что Светлане дорога каждая минута, которую она проведет с любимым ею человеком, что назавтра ей надо возвращаться обратно, и успеть выйти на работу с обеда.
Если обычно Света приезжала на полные выходные, и влюбленным удавалось хоть немного побыть вместе, то на этот раз выходные у нее были заняты, а у Антона вообще не было свободного времени, чтобы вырваться к ней.
А почему нет, – подумала тогда она, – ведь всего-то четыре с половиной часа в пути, по меркам большого мегаполиса это вообще не расстояние, вернее сказать, не время, и тогда ночь будет наша.
Воистину, любовь толкает на безумные поступки! Хотя что здесь безумного? Каких-то 240 км, и ты засветло в объятиях любимого! И вот они вместе, вот они идут по улице, на их лицах счастливые улыбки, они держатся за руки, словно подростки, они останавливаются на каждом шагу и обмениваются нежными поглаживаниями и страстными поцелуями. Они не могут наговориться, рассказывают, рассказывают и рассказывают друг другу. Рассказывают, как скучали поодиночке, как просыпались и засыпали с мыслью о любимом, как мечтали наконец встретиться в свободный выходной, и как этому мешали различные обстоятельства.
И тогда Свету осенила безумная на первый взгляд и совершенно простая идея -  приехать на одну ночь.  Антон умудрился вырваться с работы, чтобы успеть к приходу автобуса, и он даже чуть было не опоздал к этому автобусу по вине, вернее по заслуге водителя Шумахера.
А потом была страстная ночь и не менее страстное утро!
Светлана, благоухая утренней свежестью омытого душем тела, вышла из ванной  и погрузилась в объятия Антона…
- Вот такое необычное утро в квартире Антона, – произнёс он,  слегка посмеиваясь над собой, забывшим на несколько минут о своей прекрасной «русалке», и еще более от этого обрадованным её появлением на кухне
- Обыкновенное такое утро в квартире Антона, – нежно прошептала Светлана прямо в ухо любимому…
 
ГЛАВА 6
 
Наутро зашёл Иван.
Что его опять некстати принесло? Таким сном не дал понаслаждаться.
 
А сон-то этот пришёл сразу же после разговора с Марикой, и засыпал с мыслями о Марике, а приснилась почему-то Светлана. Ведь и в прошлый раз было так же. Было свидание в подлунном парке с одной девушкой, а приснилась другая. Странно!
И в обоих случаях воспоминания волнующие оказались, приятные.
Светлана такая милая и нежная, родная и желанная!
А Марика? Марика необыкновенная и таинственная! Ещё бы ей быть обыкновенной, инопланетянка  как-никак. Неужели от того она и интересна? Да нет, не только от того. Она хорошенькая такая, милая! Всё ещё звучит её «Я подумаю!», «Приветики!», и в груди приятная истома.  
Почему так? Что происходит?
 
- Как спалось на новом месте?
- Ты к чему спрашиваешь? Тебе-то какая разница? - Антон явно выражал неудовольствие не вовремя явившемуся конвоиру, как охарактеризовал его Чкалов.
- Из вежливости. Нам пора идти на завтрак.
- Я мог бы без тебя позавтракать.
- Без меня нельзя, здесь военный объект и все передвижения только в моём сопровождении. Я, кажется, об этом уже говорил.
- Говорил, говорил! – проворчал Антон недовольно.
 
За завтраком Антон принялся выпытывать у Ивана интересующую его информацию.
 – Почему попутный корабль будет только через шесть месяцев, не раньше? Для вас же это не расстояние!
- Потому что благоприятные условия для скачка в сторону Земли появятся только через шесть месяцев. Нынче Марс и Земля относительно Солнца находились под прямым углом, это самые удачное расположение для скачка. Через полгода они будут далеко друг от друга, но относительно их удачно встанет Венера. Тоже удачный момент.
- ???
- Вижу, не совсем понимаешь – добавил Иван, увидев туманный взгляд в глазах Антона. – Представь  карусель с разными там зверюшками, на которых детишки катаются.
- Ну, представил.
- А ты стоишь рядом и тебе надо запрыгнуть на определённую зверюшку, допустим, на носорога.
- Почему именно на носорога? Не хочу на носорога, хочу на жирафа, – уже открыто издевался Антон над наставником. Его совершенно не интересовало, есть условия для какого-то там скачка или таких условий нет. Его беспокоила всего лишь одна мысль - когда наконец он вернётся на Луну к Марике и домой на Землю. А тут этот наставник сказки рассказывает про карусель, про скачки́.  - Знаешь, есть такая старая детская песенка: «До чего ж мне хочется, братцы, на живом жирафе покататься»
- Хорошо, пусть будет жираф! Так вот, тебе надо запрыгнуть на жирафа, а жираф в это время находится на противоположной стороне карусели. Потребуется определённое время, чтобы он, пройдя по кругу, наконец поравнялся с тобой. И только тогда у тебя есть возможность оседлать его. Но этого мало. Тебе надо заранее достичь синхронизма, то есть, разогнаться до такой же скорости, с которой вертится карусель, чтобы во время прыжка не слететь с неё.
- Ну и что? При чём здесь карусель?
- А при том, что нужная точка пространства и времени, на которую нам предстоит перепрыгнуть, движется по спирали, так же, как твой жираф по кругу. А чтобы  попасть на неё, требуется дождаться момента, когда она поравняется с нами, образно поравняется, и заранее синхронизироваться, то есть набрать необходимую скорость, иначе нас выбросит неизвестно куда и неизвестно в какое время.
- Блин! – Антон уже не сдерживал эмоции. – Зачем ждать три месяца и тем более полгода, чтобы одним скачком добраться до Марса? Может, просто долететь, догнать этого жирафа или слетать ему на встречу и – прыг!..
- Всё верно, Антон! Так не потребуется ждать, но и не будет быстрее. А бывает такая возможность один раз в 15 лет, в период великого противостояния, когда Марс и Земля находятся на минимальном расстоянии друг против друга, это 56 млн. километров. И всё равно полёт будет длиться не два часа, а месяц-полтора, это если лететь на нашем корабле, а на вашем корабле все полгода потребуются.  Что ты будешь делать в замкнутом пространстве столько времени? Да и энергии потребуется довольно много. Этим способом мы пользуемся в экстренных случаях, а для рядовых плановых полётов дешевле дождаться и выполнить скачок. Если перефразировать ваш закон из области физики, проигрываем во времени ожидания, выигрываем в скорости.
- С каруселью всё ясно, а вот при чём здесь Венера или Солнце, не понятно. Скажи лучше, почему в ближайшее время с Луны ещё пара рейсов предстоит, а обратно только через полгода?
- С внутренней орбиты на наружную легче перескочить, потому и рейсов от Земли до Марса больше. Ты же видел по траектории мы сначала внутрь двинулись, к Венере, и лишь потом скачок к Марсу. Как бы сделали разгон.
- Вообще всё запутано. Ведь Солнце наоборот должно вовнутрь тянуть, а ты говоришь наружу легче.
- Всё верно, Солнце притягивает за счёт своей массы. А мы перемещаемся во времени, там другие законы.
- Смотрю, ты неплохо осведомлён о межпланетном расписании – Спросил вдруг Иван после некоторой паузы - Валерий, что ли, тебе рассказал?
- При чём здесь Валерий? Расписание висит на стене в пассажирском терминале, там и прочитал, – вновь сюморил Антон. Не будет же он рассказывать о вчерашнем общении со своей девушкой, тем более, рассказывать этому «наставнику».
- Ты лжёшь, Антон! – не понял юмора Иван, – мы не вывешиваем расписание, как это принято у вас на Земле.
 
«Выходит, наставник не знает о вчерашнем сеансе связи с Марикой, – завертелись мысли в голове у Антона. - Если это так, то не всё гладко в их системе тотального контроля, выходит, что кадровику с Луны на Марсе не всё доступно, потому он и не отпускает меня одного, боится потерять. Выходит, вчера в столовке правду говорил Чкалов насчёт возможностей Ивана здесь на Марсе».
 
- Ты не ответил на мой вопрос, Иван. Почему с Луны ещё рейсы предстоят? - продолжил настаивать Антон.
- Как же тебе объяснить? Скажу попроще. Спираль пространства и времени закручена в одну сторону, оттого и для полётов в одну сторону возможностей больше. А чтобы улететь обратно, порой  приходится годами ждать благоприятных условий. 
- Про спирали хватит, а то уже мозг кипит! Скажи ещё, какое земное наименование имеет эта звёздная система Y-22-Z, на которой Чкалов побывал?
- Звёздная система Y-22-Z расположена на краю нашей галактики и в ваших астрономических каталогах её ещё нет. Там нашли планету, пригодную для жизни. Там даже обнаружили разумных обитателей, но это не люди. Это вообще не понятно кто, это другая форма жизни. В первой же экспедиции, в которой участвовал Валерий, погибли наши люди. Как это произошло, знает узкий круг, а членам экспедиции запретили об этом распространяться. Чкалов даже побывал в плену у местных обитателей
- А нельзя было послать туда роботов? Кстати! – вдруг оживился Антон, вспомнив телевизионный репортаж с выставки IT-технологий – А почему я не разглядел среди вас роботов? Ведь они же есть, только их не отличишь от людей. Так, Иван? Ха! Так вы, наверное, все роботы и есть!
- У нас нет роботов в привычном для Землян понимании этого слова. Нет роботов, внешне и внутренне копирующих людей или животных, нет роботов, снабжённых интеллектом, близким к человеческому.
- А что ж вы так подотстали вдруг?
- Не подотстали, а, напротив, перешли за крайнюю точку роботизации и вышли на другой уровень. Как оказалось, нет смысла в этом копировании. В своё время в создании совершенных роботов наши учёные зашли довольно далеко. Можно сказать, дошли до вершины, как сказано в ваших Земных Книгах, достигли венца творения. В итоге, были сделаны довольно любопытные и, как оказалось, очень опасные для человечества открытия. Поняв, что зашли слишком далеко, все программы тут же свернули и издали специальные законы, меняющие подход к роботизации и регламентирующие сферы деятельности человека и робота. Теперь устройство робота должно иметь упор на кибернетику и только на кибернетику, без излишнего интеллекта. Как ты заметил, мы достаточно максимально автоматизировали всё, с чем бы ты не столкнулся, все жизненные процессы, все услуги, всю нашу деятельность.
- Ну да, стоит только подумать и чашка кофе на столе, и луноход сам летит, и телевизор включает нужную программу.
- Вот именно, стоит только подумать. Мы научили наших роботов, вернее сказать, машины, выполнять всевозможные функции, а принятие решений оставили за человеком. И никаких,  так называемых, «интеллектуальных биороботов».
- Иван, блин! Сказал ты много, но ничего конкретного. Я который раз поражаюсь твоим способностям. Порой излагаешь ясно и понятно, а порой -  вообще не понять. Что значит «достигли венца творения»? Вы что, человека создали?
- Именно так! Создали биоробота с человеческим уровнем интеллекта. Но реальный человек - это не только интеллект, это ещё и душа. А как трактуют и ваши и наши религии, душу в тело может вселить только Всевышний. Короче, без души из этих биороботов получились неуправляемые монстры, которые стали быстро размножаться и устроили на планете хаос. Пришлось их всех уничтожить и тему закрыть.
- Как биоробот размножаться может? Не понимаю!
- Всё очень просто Антон. Всякие там механические игрушки, которые вы называете роботами, это ерунда. Это всё существует и функционирует там где это эффективно и достаточно. Там где требуется, работу выполняли живые роботы.
- Ты же сказал, что программу свернули.
- Вот именно, свернули программу «Интеллектуальный  робот», и запретили копировать человеческую внешность.
- И на кого живые роботы теперь похожи?
- На обыкновенных животных. Вернее, животные и выполняют свойственную им работу.
- ???
- Понимаю твоё недоумение – Заулыбался Иван – Попытаюсь тебе разъяснить.
Ещё с древних времён человек начал приручать животных для облегчения своего существования. Проще говоря, уже тогда он делал их роботами. Лошадь, это робот-транспорт, собака, это робот-охотник, корова, это робот-молокозавод и так далее. Когда произошла промышленная и научно-техническая революция, человек начал делать роботов механических а затем, роботов биологических. Стремясь к совершенству в биороботизации, учёные обнаружили, что всё что они пытаются создать, уже создано природой. Совершенный молокозавод, это всё-таки корова, совершенный транспорт, это всё-таки лошадь и так далее. Причём, у природы роботы получились более совершенные. Они сами себя заряжают энергией, сами себя обслуживают, сами себя сохраняют. Учёным осталось научиться управлять ими при помощи мысли. Вот и всё!
- Офигеть! И куда смотрит общество защиты животных!? – Сыронизировал Антон.
- У нас на Орионе есть подобное общество. В своё время они даже начали брать под защиту биороботов, созданных человеком. Этой болезнью наше общество уже переболело, и теперь к эксплуатации животных мы относимся трезво, без оголтелой истерии. Там, где эффективней использовать животное, там его и используем, где эффективней использовать машину, там используем машину.
- Офигеть!
 
ГЛАВА 7
 
Выходя из столовой, они чуть было не столкнулись с группой явно куда-то спешащих «матросов», обитателей орбитального корабля в жёлтых комбинезонах. А когда собрались войти в кабину лифта, их опередил пилот в синем комбинезоне и, что-то буркнув Ивану на их языке, «захлопнул» дверь лифта прямо перед их носом. Пилот явно тоже куда-то спешил. Пришлось идти лестничными маршами.
- А теперь куда мы направляемся?
- Теперь мы возвращаемся в каюту, сегодня у нас, вернее, у тебя важная встреча.
- Что за встреча вдруг? Ваш эмиссар вроде не скоро прилетит.
- Да прилетел уже, сегодня под утро, так что сиди в каюте и жди, когда нужно будет, я зайду за тобой.
- А я сморю, что за суета вокруг, боитесь эмиссара своего, – заулыбался Антон, – не даёт он вам расслабиться!
- Да уж! – только и смог промолвить Иван.
 
На этом суета не закончилась. Переходя к следующему лестничному маршу, они пересекли открытый зал-балкон. Внизу за перилами на огромной площадке в пять ровных шеренг выстроились обитатели базы. Это были и матросы в жёлтых, и пилоты в синих комбинезонах. Причём синие составляли примерно пятую часть от жёлтых. Перед строем озабоченно прохаживались четверо офицеров командного состава, среди которых один был в синем.
Как на современных авианосцах, - промелькнула мысль у Антона, – на каждого лётчика пятеро матросов обслуги. И главный у них, видимо тот, кто в синем, из лётчиков.
Антон было направился ближе к перилам, чтобы поподробней разглядеть стройные ряды военных, но Иван тут же схватил его за плечо и увлёк к следующему лестничному маршу.
- Ты что это? Отпусти! – пытался вырваться Антон, но из цепких рук натренированного Ивана вырваться не удавалось.
- Нам нельзя здесь задерживаться, пошли быстрей в каюту, – шипел сквозь зубы наставник, заталкивая Антона на лестничную клетку.
И лишь  когда они начали спускаться по ступенькам, Антону удалось сделать подсечку своему конвоиру, и они вдвоём покатились по ступенькам вниз. Вырвавшись таким образом из рук Ивана, он вскочил и, перепрыгивая через две-три ступеньки, кинулся обратно вверх по лестнице. Уже оказавшись на межэтажной площадке, Антон на мгновение оглянулся в сторону лежащего на полу наставника, и тут же был ослеплён вспышкой яркого света…
 
ГЛАВА 8
 
Снилась всякая ерунда. Причём было отчётливо ясно, что это сон.
Антон получил задание от шефа: срочно подготовить отчёт о техническом состоянии оборудования на электростанциях региона. Отчёт -  дело не шуточное. Для этого необходимо собрать информацию с электростанций, а там, ни много ни мало, 15 турбин и 15 генераторов, да вдобавок, на каждой электростанции мощные распредустройства на 110, 220 и 500 киловольт. Такую информацию в справочниках не откопаешь, такую информацию только начальники цехов могут предоставить. А люди они, начальники цехов, сильно заняты́е, вроде и помочь рады, и понимают важность отчёта, и свою персональную ответственность, да вот за рутиной производственной затягивают с ответом. А ведь ещё надо их отчёты проанализировать, систематизировать и преобразовать в форму, понятную вышестоящим руководителям.
Короче говоря, не дожидаясь, когда ему отчёты пришлют по почте, Антон садится на автомобиль и едет по станциям добывать информацию из первых, так сказать, рук. Так быстрее!  
На первой же электростанции он почему-то попадает в заполненное водой и пропахшее сыростью погружённое в полумрак подвальное помещение. Пробираясь сквозь подвальную жижу, Антон вдруг понимает, что это не то место, куда он шёл, и надо идти обратно. Но обратно идти он не может. Некая непреодолимая сила ведёт его вперёд, в тот дальний угол подвала, откуда доносятся звуки песни про первого космонавта Юрия Гагарина: «Он сказал - Поехали! - И взмахнул рукой…»
С трудом добравшись до угла, Антон увидел установленный на громоздком облезлом  комоде старинный патефон с мятым рупором и «заикающейся» пластинкой. «Он сказал – Поехали… Знаете, каким он парнем был.. Он сказал… Знаете каким он парнем был… Он сказал…»
Антон протянул руку к звукоснимателю патефона,  и комод вдруг отъехал в сторону, открыв путь в другое помещение. Это был чердак с деревянными балками и дырявой шиферной крышей. На верёвках висели свежевыстиранные простыни, в раскрытом окне ворковали голуби, а из дальнего угла раздавалась уже знакомая мелодия из патефона. Под воздействием той же непреодолимой силы Антон, словно околдованный, вновь направился на звуки музыки.
Но, не сделав и пары шагов, он вдруг провалился в открытый люк и оказался лежащим на склоне песчаного бархана под палящими лучами солнца.
Далеко в пустыне словно на ладони расположился космический стартовый комплекс.
Через мгновение сверкающая в лучах солнца стройная ракета, извергая раскаленные струи пламени и густые клубы дыма, с грохотом, проникающим в каждую клетку организма и охватывающим всю округу, начала медленно и величаво подниматься над стартовой площадкой. Уже в зените своего полёта пламя двигателей ракеты осветило округу настолько ярким светом, что этот свет затмил даже солнце и ослепив лежащего на склоне Антона…
 
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…
 
 


 

© Copyright: Иван Кочнев, 2013

Регистрационный номер №0173903

от 8 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0173903 выдан для произведения:


ЧАСТЬ III

МАРС

 

ГЛАВА 1

 

Антон с Иваном обедали в столовой. На этот раз в зале было пусто, видимо, время выбрано не совсем обеденное, и обитатели базы были заняты своими повседневными заботами. Визит в столовую в неурочное время был вызван предстоящим полётом на летающей тарелке, намеченным на сегодня по программе подготовки Антона.

- Слышь, Иван, ты мне так и не показал, где мои товарищи. Забыл, наверное?

- Нет, не забыл. На мой запрос поступил категорический запрет до прибытия эмиссара.

- Удобная позиция, валить всё на эмиссара. Водите меня за нос. Зачем я вам нужен, не говорите, судьба моих товарищей не известна. С какой истинной целью сюда летит ваш пресловутый эмиссар, тоже не ясно. И есть ли он, тот таинственный эмиссар? Да и сегодняшний полёт… Что это вдруг так неожиданно вы решили меня на тарелке прокатить?

- Не просто прокатить, мы слетаем на Марс.

- На Марс, говоришь, – глаза Антона аж засветились от предвкушения предстоящего полёта. -  Давай, слетаем!

Мало того, что он оказался на Луне, так у него теперь будет возможность не просто полетать на космической тарелке, у него появилась возможность слетать аж на Марс! Вот это удача!

 

- Зови меня Валерием, – представился пилот корабля, ожидавший их в гараже.

- Ну да, всё символично. Валерий Чкалов, легендарный советский лётчик, – не без иронии прокомментировал Антон имя пилота. – А я Антон.

В знак приветствия они поземному обменялись рукопожатием.

В центре корабля располагалась кабина  пилотов. Три удобных кресла, заполненный клавишами пульт управления, такие же, как на луноходе, три штурвала, утопленные в пульт . Над пультом располагался огромный сфераобразный монитор, охватывающий своей формой и размерами всё пространство кабины, и напоминающий прозрачную крышу  лунохода. Монитор уже был включен, открывая панораму звёздного неба, отчего создавалось впечатление, что кабина находится над кораблём, как марс на мачте парусного судна.

Чкалов провёл манипуляции с нажатием клавиш и затем нажал на ярко-жёлтую. В нижней части монитора побежали строчки с непонятными  символами, и по еле слышному гулу и лёгкой инерции стало ясно: корабль тронулся с места.

«Наверное, это гул тех самых квантовых ускорителей, а может быть, шум обычной вентиляционной системы»,  – не без иронии подумал про себя Антон.

 Когда корабль выбрался наружу, изображение на сфера-мониторе поплыло, и, наконец, стало совершенно очевидно, что они находятся в движении, они оторвались от поверхности Луны.

 

Эти инопланетяне решили-таки проблему с гравитацией. Совсем не наблюдалось ощущение дискомфорта ни от перегрузки при наборе скорости, ни от невесомости, потому как эти явления попросту отсутствовали. Удобно, однако, в космических полётах.

Корабль вышел на окололунную орбиту и, сделав пару витков, направился в открытый Космос.

- А где Земля, почему я не увидел Землю? – запаниковал Антон.

- Без проблем! Вот она! – и на мониторе выделился участок с панорамой голубой планеты, медленно удаляющейся в звёздном пространстве. Удаляясь, голубой шарик превратился в маленькую точку и затем совсем пропал из вида, затерявшись в светящейся мириаде таких же точек космического пространства.

- Куда мы летим? – словно не зная цели полёта, переспросил Антон у пилота.

- Это плановый полёт. Мы направляемся к Марсу, доставить груз и пассажиров.

- Потрясающе!!! – услышав подтверждение, не удержался от восторга Антон. – Мало того, что я оказался на Луне, я ещё побываю на Марсе!

В интонациях его голоса, кроме восторга, вдруг отчётливо проявились и сарказм, и ирония, и глубочайшая печаль. Сарказм и ирония относительно происходящего полёта на Марс, события, несомненно, интересного, но почему-то интересовавшего его на сегодняшний день в самой малой мере. Печаль же была навеяна долгой разлукой с родным домом, этим полётом, удаляющим его ещё дальше от Земли, и ещё, как ни странно, полётом, удаляющим его от той девушки, от Марики, к которой он уже успел привязаться. Банальный туристический полёт на орбиту Земли занёс Антона аж на саму Луну, и вот несёт его ещё дальше, к Марсу. Что за этим последует, Антон даже предположить не мог…

- Ну, на Марс мы садиться не будем, наша цель – орбитальная база, так что полюбуешься на красную планету с орбиты, – пояснил Иван.

 

- А дашь порулить? – хитро прищуривщись, обратился Антон к Чкалову.

Пилот сначала взглянул на Антона и, не увидев его глаз из-за плотного прищура, перевёл взгляд на Куратора. Тот, что-то буркнув на их языке, одобрительно кивнул.

- Ну что ж, порули! Здесь, так же, как на луноходе, три режима. Ручное управление, автопилот и управление мыслью. Смотри дальше, перед нами карта маршрута, – и Чкалов прикоснулся к клавише с символом в виде раскрученной из цетра спирали.

На лобовой части монитора развернулась  подробная  планетарная карта Солнечной системы с контуром маршрута от голубой точки к красной. В это время голубая Земля и красный Марс находились не в положении противостояния (на самом близком расстоянии друг от друга), а под углом в 90 градусов относительно Солнца. Маршрут же между планетами был обозначен не прямой линией, что казалось бы логичным, а уходил по дуге от Земли в сторону Венеры. причём далеко за пределы плоскости планетных орбит, и уже с того места, развернувшись по спирали, так же по дуге направлялся на Марс.

- Зачем такой длинный путь, не проще лететь напрямую? – Антон был в недоумении.

- Напрямую дольше, – вставил Иван, – механически мы перемещаемся совсем на малое расстояние. Вот, смотри, видишь голубой отрезок пути от Земли и красный отрезок на подлёте к Марсу?  Остальной путь - это перемещение во времени.

- Я правильно понимаю, мы сейчас на голубом отрезке?

- Совершенно верно! Когда отрезок будет преодолён, для нас скачок до красного отрезка покажется мгоновением, а на самом деле мы преодолеем именно тот путь, что ты видишь на карте.

- Офигеть!

 

- Зачем здесь штурвалы и все эти клавиши? – продолжил Антон после некоторой паузы. – Вы ведь всем управляете посредством мысли?

- Ручное управление является дублирующим, – Чкалов на правах хозяина продолжил рассказ об управлении кораблём – и предназначено на экстренный случай, когда мы  можем попасть в зону действия квази-полей. Иван, не знаю как они называются у Землян.

- Земляне с этими полями ещё не сталкивались, так как дальше Луны не бывали, по этому так и назовём их – «квази»! – внёс свой комментарий наставник.

- Так вот! – продолжил пилот, – эти поля вносят искажения в управление мыслью, отчего приходится переходить на ручное.

- Потрясающе! - Окончательно всё смешалось. И зачем он задавал все эти вопросы?!

- Валерий, я так и не понял! А порулить-то дашь? – не унимался Антон со свойственной ему настойчивостью.

- А что здесь рулить-то? Всё так же, как на луноходе. Насколько я понял, ты на луноходе уже покатался!

Чкалов давал понять, что управление кораблём он никому не передаст, тем более -  чужаку Землянину. И правильно! Здесь он самый главный, и он же несёт ответственность за безопасность полёта.

- А я вот так же запросто смогу самостоятельно слетать куда-нибудь? – не унимался Антон с невозмутимым видом, словно ему только что так прозрачно не отказали.

- Нет, конечно! Доступ на корабль есть только у пилота, и то под контролем диспетчера полётов. Лишь когда мы уходим за дальнюю орбиту, управление полностью отдаётся экипажу.

 

Полёт показался Антону недолгим, не более полутора-двух часов, более точно он, потерявший ориентацию во времени, сказать не смог бы.. За время полёта Чкалов к штурвалу так и не притронулся, до того всё было автоматизировано. На пульте зелёным свечением мерцали различные символы, видимо, подтверждающие, что полёт проходит нормально.

Был лишь один непонятный момент. Примерно в середине пути случилось странное, панорама на сфера-мониторе вдруг резко закружилась, образовав собой плотный звёздный вихрь, и тут же всё прекратилось. Вихрь рассыпался на мелкие сверкающие кусочки, словно калёное стекло старинного автомобиля, и звёзды, заполнив пространство, вновь встали на свои места. А может, и не на свои, Антон всё равно в астрономии не разбирался. В то же самое мгновение он ощутил  провал в теле, тело будто исчезло,, и в мозгу, вызвав невыносимую боль, произошёл мощный взрыв. Отчаянно забилось сердце, пытясь с тяжёлой болью вырваться из груди, и от этого вмиг перехватило дыхание…

- Что это было? – испугавшись, вскрикнул от непривычных ощущений Антон.

- Скачок во времени, – прокомментировал Чкалов сквозь добродушную ухмылку на лице.

- Ого! А это не опасно? Мозг словно взорвался, и сердце чуть не разорвалось. Ведь так можно инфаркт или инсульт заполучить.

- Всё в порядке – кабина находится под воздействием специальных полей, которые нормализуют физиологические и химические процессы в организме, заодно и лечение происходит. Кстати, без их воздействия редко кто может перенести такие скачки.

 

По мере приближения к пункту назначения, корабль постепенно, как показалось Антону, снизил скорость,  вдалеке отчётливо выделилась и стала увеличиваться в размерах красная точка.

- Я правильно понимаю? Мы на красном отрезке и перед нами Марс!

- Он самый, – подтвердил Валерий Чкалов.

- Как далеко мы улетели от Земли?

- Сейчас прямое расстояние между Землёй и Марсом 274 милиона километров – тут же поделился своими познаниями Иван.

- А ты как узнал? На карте же ничего не написано.

- Просто запросил информацию в архиве корабля. Можем проверить посредством вашей математики.

- И как это? – Антону даже стало любопытно, какой такой математический расчёт хочет применить Инопланетянин.

- Способ простейший! Обрати внимание, в данный момент линии от Земли до Солнца и от Марса до Солнца находятся под прямым углом.

- Ну и что?

- Расстояние между Землёй и Солнцем равно 150 млн.км., а между Марсом и Солнцем 230 млн.км. Теперь мысленно нарисуй прямоугольный треугольник в котором линии от Земли до Солнца и от Марса до Солнца, это катеты, а гипотенуза, это линия между Землёй и Марсом.

- А-а! Теперь понял! – ему, конечно же, известна эта формула с квадратами гипотенузы и катетов, а вот расстояния до Солнца он, естетственно, не помнил, вернее,  не знал.

 

ГЛАВА 2

 

Марс поражал своей необычностью. Необычностью для глаз человека, человека Земного, привыкшего видеть вблизи и на изображениях свою планету, планету голубую, окутанную мягким одеялом облаков, с материками и океами, с лесами и горами. А здесь не Земля, здесь Марс. Он выглядел неуютным, словно раздетым и брошенным в холодной пустыне бесконечного Космоса.

Лишённая магнитного поля и атмосферы планета превратилась в испещрённую кратерами пустыню. Горный ладшафт преобладал на всей поверхности планеты. Скалы были истёрты бесконечными метиоритными дождями и не могли похвастаться снежными шапками на вершинах. Лишь ближе к полюсам прослеживались белые всполохи льда и снега, случайно скопившегося на дне кратеров и на отдельных вершинах. Трещины, пронизывающие равнины, и вправду можно было принять за каналы, но при более близком рассмотрении иллюзия каналов пропадала. Может быть, когда-то давно, когда планета ещё обладала магнитным полем и атмосферой, здесь были моря и океаны, зелёные леса и долины, здесь было тепло и уютно.

Как ни пытался Антон включить своё воображение, но суровый и в то же время унылый вид планеты нисколько не впечатляли, не вызывали эмоций восхищения и восторга. Обычно он находил прекрасное во всём окружающем. Он восхищался пейзажами казавшейся безжизненной  и в то же время  живой пустыни Сахара. Он был влюблён  в бескрайние нагромождения покрытых вечным снегом скал северного Урала. Но сейчас  его нисколько не трогало, не цепляло это зрелище  - брошенная жизнью и, возможно, человеческой цивилизацией планета Марс..

 

- Что, не впечатляет? – словно почувствовав его состояние, спросил Чкалов.

- Да, как-то уныло.

- Ничего, мне первое время тоже так казалось. За полгода тебе здесь понравится, и ты будешь влюблён в эту планету.

- Не понял? Что значит – «за полгода»? Вы что, хотите меня здесь оставить? – почуяв неладное в его словах, запаниковал Антон.

- Никто не собирается тебя оставлять. Просто в обратную сторону попутных рейсов раньше чем через полгода не предвидится, – вставил Иван.

- Как это «не предвидится»? Увезли меня за 270 миллионов километров от родного дома, и обратных рейсов «не предвидится»!! А ведь не говорили, что летим надолго, на 6 месяцев! Да, Иван!?

Иван молчал.

- Что молчишь? Не мог мне заранее сказать? Обманом заманил на корабль, чтобы на Марс транспортировать! – уже не только мысленно, а в голос орал Антон от отчаяния.

- Ого! Так пассажир-то у нас не простой, пассажир-то не стажёр, пассажир-то пленник. А ты, Иван, почему меня не предупредил?! Я гражданский лётчик и полицейские функции исполнять не нанимался! – теперь уже Чкалов орал на Ивана на своём витиеватом языке. – Я подам на тебя рапорт, на тебя и на твою начальницу Математичку!

- Мы делаем одно дело, – ответил подавленно Иван.

- Какое такое «одно дело»?! – продолжал негодовать Чкалов. – Ладно, всё, проехали. В следующий раз ищи другого пилота.

 

Не зря Антон ещё тогда затосковал, когда они от Луны отлетали. Он как чувствовал, что его ещё дальше увезут, что его ещё дальше занесёт. Да и у этих инопланетян между собой согласия не наблюдается. Н-да-а… путешествие затягивается, и похоже, затягивается надолго.

 

ГЛАВА 3

 

Сделав виток по орбите, корабль приблизился к огромному объекту сигарообразной формы. Объект был настолько велик, что тарелка, на которой они прилетели, казалась мелкой букашкой на фоне туши большого бегемота.  Из-за туши вылетела другая букашка-тарелка и помчалась мимо по своим делам. Вдалеке на соседней орбите висела ещё одна туша-бегемот, вокруг которой сновали маленькие точки-букашки. Как оказалось, в отличие от Луны, орбитальная жизнь на Марсе просто кипела. На сигаре раскрылась створка и корабль, проникнув в приёмный шлюз объекта, оказался в гараже точь такой же формы как на Лунной базе, только бо́льших размеров.

- Пошли, Антон, – пригласил к выходу Иван.

- А у меня есть выбор? – спросил Антон с вызовом.

- Выбора нет, пошли.

- Пока, Валерий Чкалов! – махнул на прощание пилоту Антон.

- Пока, приятель!

 

Они молча шли по длинному коридору. Окончательно раздосадованный Антон не хотел разговаривать с Иваном, не хотел его слушать Доверие между ними было окончательно разрушено.

 

Эти инопланетяне не такие простые, как казалось на первый взгляд. Они лицемерны и коварны. Если бы не проговорился Валерий Чкалов, то Иван продолжал бы и дальше водить Антона за нос, рассказывать сказки про то, какие они белые и пушистые, как они дружески расположены по отношению к Землянам.

Что ждёт Антона на этой планете?

- Мы находимся на межзвёздном корабле, – нарушил молчание Иван. – Эти корабли способны нести многотонные грузы и большое количество пассажиров, поэтому удобны для освоения новых планет.

- И для заточения пленников, – тут же съязвил Антон.

- Для заточения достаточно базы на Луне. Кстати, там ты пользовался достаточной свободой.

- Ну да. Куда я нафиг денусь с подводной лодки.

- Не понял? При чём здесь подводная лодка?

- Тебе не понять.

- Антон, прекращай нагнетать обстановку. Я выполняю свою работу. Мне поступил приказ -  доставить тебя на марсианскую базу. Сюда и прибудет эмиссар.

- Опять этот эмиссар. Зачем здесь ждать полгода?

- Какая тебе разница, сидеть в бункере на Луне или здесь на базе. А так, глядишь, на космическом корабле прокатился, узнал, что значит прыжок между витками, на Марсе побываешь. Кто из Землян мог бы этим похвастать? Даже наши агенты-земляне дальше Луны не бывали, а тебе такая честь.

- Я уже не знаю, чего от вас ожидать. Где гарантия, что вы меня на этом межзвёзднике на свой Орион не увезёте? Меня эта космическая романтика совсем не радует. Я домой хочу, на Землю!

- Никуда тебя не увезут, твоя миссия как раз и заключается в возвращении назад на Землю.

- Не нравится мне всё это. Ведь Чкалов тоже не был доволен, узнав, кто я на самом деле. Почему?

- Валерий не простой пилот. Раньше он был военным лётчиком, попал в какую-то  передрягу в звёздной системе Y-22-Z. Там случилось нечто, о чем он никому не рассказывает, но психика его нарушена, и он заводится по пустякам с пол-оборота.. К нам он попал два года назад по дороге домой. Пока ожидает попутный корабль, его и используют в качестве гражданского пилота.

- Зачем ты мне всё это рассказываешь?

- Чтобы внести ясность. Да ты и сам только что просил рассказать о Валерии.

- Ясность он хочет внести, – уже не столько злился, сколько ворчал Антон.

 

Преодолев пару лестничных маршей, они добрались до жилой зоны с уже знакомыми по устройству коридорами, переходами и фойе.

- Здесь твоя каюта, – Иван указал на раскрывшийся проём в стене. – И ещё, так как мы на военном объекте, все перемещения - только вместе со мной или в сопровождении другого ответственного лица.

- Так бы и сказал -  под конвоем.

 

Интерьер ничем не отличался от каюты на Луне. Тот же столик с двумя креслами, кровать посередине, за стеной санузел и расписанные египетскими символами стены.

-  Здесь по телику идут земные программы?

- Да, без проблем.

- Так вроде бы далековато, – Антон снова принялся за расспросы

- Ерунда. Радиосигнал прямой видимости преодолевает расстояние от Земли до Марса от 3х до 20ти минут.

- А вы так же по радио держите связь между планетами?

- Нет. Ты же в курсе, мы общаемся посредством мысли.

- И что, мысль способна преодолеть эти расстояния?

- Именно так. Причём, без задержки по времени, мгновенно. На всех наших объектах установлены так называемые маршрутизаторы, которые усиливают и отправляют информацию в нужные направления. Правда это удаётся в пределах одной – двух звёздных систем.

- Всё, хватит, Иван. У меня уже мозги кипят от твоей информации. Покажи лучше, где здесь столовка.

 

Столовая не отличалась от той, что они посещали на Луне. Разве что помещение в отличие от лунного было не прямоугольным, а овальным. А так - тот же интерьер, столы и даже меню.

- Вы что, продукты с Луны возите? – не удержался от вопроса Антон.

- Да нет. Так же выращиваем в глубинных залах, здесь на Марсе.

- Вы, смотрю, неплохо наши планеты освоили. А что ж атмосферу на Марсе не восстановите. Глядишь и заселили бы его.

- С Марсом не получится. В отличие от Земли, на Марсе нет глобального магнитного поля, которое защитило бы планету от солнечного ветра, так что нет смысла.

 

В столовую зашёл Валерий Чкалов и, выбрав блюда на свой вкус, уселся за отдельный столик в глубине зала.  Не спеша поедая пищу и уставившись   в одну точку, он думал о чём-то своём.

- Пойду, пообщаюсь с Чкаловым, – сказал Антон и, взяв с собой бокал с соком, направился в его сторону.

- Бесполезно, Антон. С ним никто ещё не смог найти общий язык, – успел сказать вдогонку Иван.

 

- Привет! – Антон протянул Валерию руку. – Приятного аппетита!

- Привет! – буркнул Чкалов и как-то нейтрально шлёпнул ладошкой по ладони Антона.

- Не помешаю?

- Что хотел? – ответил Валерий вопросом на вопрос.

- Я думаю, мы сможем найти общий язык.

- С чего ты взял? И зачем мне это надо?

- Ты как-то по-дружески отнёсся ко мне там, на корабле.

- И что?

- Вот я и подумал… Я здесь вроде как в плену и у меня совершенно нет друзей. И ещё я слышал, ты тоже в переделках побывал. Поэтому, возможно, мы сможем подружиться.

- Мне это надо?

- Тебе виднее, Чкалов. Но ты ведь тоже одинок.

- Почему ты меня именуешь Чкаловым?

- Был такой легендарный лётчик на заре развития земной авиации, Валерий Чкалов. Он испытывал новые самолёты, разработал новые фигуры высшего пилотажа, ставил рекорды в полётах. Первым совершил полёт между двумя континентами через северный полюс.

- Я здесь при чём? – продолжал выказывать недовольство Валерий, разжёвывая волокна куриного мяса, приготовленного в белом соусе.

- Ну-у, так ты представился земным псевдонимом «Валерий». Валерий, к тому же лётчик, значит -  Чкалов. Да потом ещё оказалось, что ты здесь легенда.

- У вас, местных Землян, у  всех такая логика?

- Да нет. Каждый по-своему прикалывается.

- Что значит «прикалывается»?

- Ну-у, каждый по своему смотрит на жизнь и по-своему в жизни поступает.

Валерий изучающе посмотрел на Антона. По его взгляду было видно: он стоит перед выбором и раздумывает, как поступить.

- Насколько я понял, прозвище «Чкалов» - это шутка! – Валерий улыбнулся и протянул Антону руку.

 На этот раз рукопожатие было настоящим и по-мужски крепким. Они пристально смотрели друг другу в глаза, пытаясь проникнуть взглядами до глубины души, до самого сердца, выискивая у другого ту частицу, которой не хватает у себя, и предлагая от себя то, чего не хватает другому.

 

Раньше с Антоном такого не случалось. Может, для инопланетян это нормальный способ налаживания контакта? А может, таково свойство души у этого «Валерия Чкалова»? Возможно, умение проникать в души людей присуще всем открытым и дружелюбным людям?. Хотя как сказать… Валерий-инопланетянин слыл замкнутым, и, если верить куратору Ивану,  с ним ещё никто не находил общий язык.

 

- Сильно тебя достаёт твой конвоир?

- Так он вроде и не конвоир вовсе. Куратором его ко мне приставили.

- Это для земных агентов он куратор, а для тебя конвоир, пока тебя в разряд агентов не перевели. Он ведь всегда с тобой рядом, даже когда ты далеко от него. И наверняка, он в курсе всех твоих мыслей.

- Ха! Насколько я понял, можно мыслить так, что мысли останутся при себе.

- Оно так. Особенно если ты мыслишь на своём земном языке. Наши ещё не научились читать мысли местных, если нет прямого контакта. Они ваши мысли просто складируют в накопители до лучших времён.

- Он и в курсе нашей беседы?

- Не совсем. По крайней мере, без санкции запрещено слушать разговоры, кроме своего подопечного, то есть тебя. А раз ты общаешься со мной, а мои мысли закрыты первой степенью секретности, в данный момент ему перекрыт доступ и к тебе. И вообще, здесь, на Марсе, у твоего конвоира меньше возможностей, чем на Луне.

- Ты, Валерий, молодец! Не опасно так открыто общаться со мной? Ведь ты меня не знаешь, может, я вовсе не друг вашей цивилизации?

- Ха-ха-ха! – расхохотался Чкалов. – Во-первых, куда ты с этой базы денешься, да ты и с Луны в одиночку не выбрался бы, а во-вторых, с тех пор как я побывал в той экспедиции, мне больше уже ничего не страшно.

- Понимаешь, Антон, – продолжил Валерий теперь уже как бы шёпотом, - я и раньше-то этих кадровиков терпеть не мог, и никогда с ними не церемонился, а теперь, когда меня домой отправляют, мне вообще плевать на их указания и инструкции.

- Тебе хорошо, ты скоро будешь дома! – мечтательно произнёс Антон.

- А что мне дома делать? У меня там никого нет, потому и напросился в экспедицию. А теперь всё кончено, списали! Сволочи! – в его словах слышались глубочайшее отчаяние и безграничная печаль. – Теперь вот только по гражданке смогу летать, а это внутренние рейсы на Орионе.

- Ладно, мне пора, – собрался вдруг Чкалов, – дела, сам понимаешь. А знаешь, Антон, мы с тобой ещё увидимся, и я покажу тебе много чего интересно, не то, что этот твой конвоир.

 

ГЛАВА 4

 

Телевизор, как всегда показывал всякую ерунду. Бесцельно полистав каналы, Антон оставил выбор на одном из них, чисто для фона, и погрузился в свои мысли.

Брошенное напоследок Чкаловым обещание показать много чего интересного заинтриговало и растревожило Антона, заставляя всё время возвращаться к размышлениям об этом таинственном лётчике - Этот Чкалов! Почему он вдруг разоткровенничался, при том, что, со слов Ивана, он обычно ни с кем не идёт на контакт? А ведь он оказался вполне открытым парнем! Скорее уж с этими, как он их назвал, «кадровиками» трудно найти общий язык, большинство из них зачерствели на своей работе и действуют строго по инструкции. Иван наверняка  специально так сказал про Чкалова, чтобы Антон с ним не общался, чтобы не узнал чего лишнего. Вот еще одно подтверждение того, что доверять наставнику-конвоиру не следует, вот и Валерий, простой трудяга, терпеть не может этих «кадровиков».

 

По телевизору шёл репортаж с выставки IT-технологий, вычислительной техники и робототехники. По площадке катались, шагали и даже летали различные устройства, закамуфлированные под домашних животных, птиц и людей. Все эти  так называемые роботы демонстрировали способности, заложенные в них инженерами-разработчиками. Здесь и умение ориентироваться в пространстве, и умение различать предметы, звуки, опознавать хозяина среди толпы посетителей, определять эмоции по мимике и интонации в голосе, делать сложные вычисления и даже размышлять.

В одном из павильонов был представлен персональный компьютер с необычными функциями. Встроенный проектор изображения на вертикальные поверхности позволял обходиться вовсе без монитора, клавиатура и мышь также проецировались на любое удобное место..  

Кроме проекций мыши и клавиатуры, компьютером можно было управлять мысленно, через надетый на голову шлем. С виду компьютер был неотличим от обычного системного блока, и, установленный в центре помещения, мог создавать «рабочие места» в любом удобном пользователю месте. Очень удобно!

Посетителей возле компьютера было немного, так как большинство публики привлекали новинки-роботы и прочие модные устройства, которыми были в изобилии напичканы другие павильоны выставки

На месте посетителей Антон, наверное, тоже  не обратил бы внимания на этот рядовой на первый взгляд павильончик. Подумаешь, управление компьютером через шлем, подумаешь, проекция изображения на стене. Да такие опыты учёные ставят уже давно!

Но сейчас эта экспозиция очень заинтересовала Антона. Земляне уже давно делают попытки общаться между собой и управлять техникой посредством мысли, и вот, наконец, перед ним истоки того, с чем Антон соприкоснулся при общении с Инопланетянами.  И дело было не только в шлеме. Люди ходили вокруг компьютера, но это никак не влияло на изображение, а значит, оно не было результатом  световой проекции! У Антона даже дыхание перехватило, когда он это понял. Может здесь какой-нибудь фокус-обман? Нет, не может быть, на подобных выставках фокусы не допустимы. Здесь явное ноу-хау этих молодых ребят-разработчиков.

 

Ха! А как обстоит дело с проекцией изображения здесь, у Инопланетян? Почему надо искать экран именно на том участке противоположной стены?

Антон перевёл свой взгляд на боковую стену каюты и, о-чудо!, перед ним развернулся уже второй экран телевизора. Вот и на другой стене появилось изображение, вот и на столешнице журнального столика, вот и на потолке. В какое-то мгновение вся каюта осветилась свечением множества различных по размерам, цветам и программам экранов. Затем изображения стали появляться помимо стен, объёмные, как реальные предметы, так же реально, как это было в кинотеатре там, на Луне.

Ха, так здесь неограниченные возможности! И как это он раньше до этого не додумался? Хотя зачем эти возможности здесь в заточении, с ними на Землю не вернёшься, и даже на Луну не вернёшься, Марику не повидаешь.  

 

Кстати! Иван толковал о возможности мысленно общаться внутри звёздной системы. Значит, можно попытаться поговорить с Марикой и даже повидаться, если, конечно, на это нет запрета.

А отчего запрет-то вдруг появится? Ведь если там, на Луне, общение было разрешено, то сейчас-то что изменилось?

 

- Марика, привет! Это я, Антон!

- Приветик! – засияла улыбкой девушка на другом конце канала связи. – Куда пропал?

- Ты будто не знаешь?

- В смысле?

- Я на Марсе, вернее, на марсианской орбите.

- Так я только на смену заступила, потому и не в курсе. Ты как там очутился?

- С утра пораньше улетел, вернее, увезли меня. Иван сказал, что встреча с эмиссаром на Марсе состоится.

- Странно! Обычно никого к нему не возили, и он прибывал прямо на объект.

- А, вот вижу! – продолжила она после небольшой паузы – Борт № 17Z241, куратор Иван и сопровождаемый им пассажир, то есть Ты. Жаль!

- Что жаль?

- Жаль, что обратный рейс только через 6 месяцев. А вот в вашу сторону ещё парочка рейсов намечается.

- Так может, прилетишь на выходные? В кино сходим! – Антон в своей манере вновь понёс приятную чушь.

Марика мило улыбалась.

- Не получится на выходные, обратный рейс только через полгода.

- Тогда бери отпуск, на полгода. Я тебе красо́ты Марса покажу!

Марика хохотала от всей души. Ох уж этот Землянин, отъявленный романтик! Сидит там, на орбите, и уже готов показать то, что ещё сам не видывал.

- Марика, а почему мы общаемся вслепую? Почему не можем подключить изображение?

- Технически это возможно, но запрещено.

- Почему?

Антон даже расстроился от мысли, что не сможет увидеть свою девушку целых шесть месяцев не то что наяву, а даже на экране. Ведь у него даже нет её фотографии. У него, у фотографа - и нет фотографии. Воистину, сапожник без сапог!

- К сожалению, мы ещё не научились передавать изображение посредством мысли, а традиционный радиосигнал будет тут же запеленгован на Земле, что недопустимо.

- В таком случае обязательно возьми отпуск и прилетай, я без тебя скучаю – ухватился Антон за последнюю соломинку.

 

А почему нет? – Размышляла про себя Марика – В отпуске давненько не была, вот и отдохну. Прокачусь по туристическому маршруту «Малое Млечное Кольцо», как раз вернусь к обратному рейсу на Луну. Но сначала на Марс, хоть с Антоном повидаюсь! – И перед глазами поплыли одна за другой волнующие картины их встреч.

 

- Я подумаю! – улыбаясь, ответила она, – а пока отключаюсь, на связь выйду, как освобожусь.

 

Антон долго не мог заснуть, мозг был взбудоражен впечатлениями.Мало того, что он побывал на Луне и запросто общается с Инопланетянами, что для него явление вроде-бы уже обыденное, так теперь ещё и межпланетный перелёт, теперь ещё марсианская орбита. От одних этих фактов можно уже свихнуться!

Но самое главное, ему не давал покоя разговор с Марикой, с этой Инопланетянкой, с Аэлитой, можно сказать. Ей явно нравится общение с Антоном, ведь не зря она так ласково откликнулась: «Приветики!». И она даже обещала подумать на счёт попроведать его здесь, на Марсе. Ведь не отказала, потому что это невозможно, а так мило ответила: «Я подумаю!».

«Приветики!», «Я подумаю!» - ещё долго звучало в мозгу Антона, не давая сосредоточиться ни на чём, кроме этих волнующих: «Я подумаю!», «Приветики!».

 

ГЛАВА 5

 

Пусковые операции длились уже третьи сутки. Удавалось отдыхать по четыре-пять часов и снова на работу. Плотный график работ стёр грань между реальностью и чем-то другим, закравшимся в сознание непонятным и совершенно необъяснимым явлением, туманной аурой, окутавшей основную и главную цель -  ввести в эксплуатацию энергоблок в намеченные сроки в соответствии с утверждённым графиком.

 

Очередным утром Антон на кухне готовил завтрак. Он понимал, что накануне был на работе, что вроде бы немного поспал и что ему надо снова выдвигаться на пусковой объект. От накопившейся за несколько суток усталости происходящее было словно в тумане. Манипуляции с посудой и с продуктами, со скворчащей на сковороде глазуньей и закипающим в турке кофе, он проделывал машинально, на автомате. В том же  тумане  были и  кухня, и шум водопровода из соседней квартиры, и грохот металлической двери лифта, доносящийся с лестничной клетки. Казалось, если вдруг перед ним приземлится космический корабль инопланетян, Антон не придаст этому событию никакого значения. Подумаешь, инопланетный корабль!

В зоне бокового зрения, в проеме открытой кухонной двери появился силуэт. Силуэт совершенно обнаженной девушки-русалки, стройной шатенки с короткой прической и очаровательной улыбкой. Осторожно ступая ножками по линолеумному полу, русалка проскользнула в ванную комнату.

«Привидится же такое, – подумал про себя Антон. – Вот что значит заработался!»

Из ванной комнаты донесся шум воды.

«С чего это вдруг зашумела вода?» - и тут до Антона стало доходить…Ведь это его Светлана, ведь она приехала к нему накануне!

 

Сразу после работы, бросив свой автомобиль во дворе дома рядом с автовокзалом, она села в автобус и последним рейсом примчалась к нему в соседний город, где он находился в очередной командировке. Примчалась в прямом смысле этого слова. Водитель междугороднего автобуса оказался настоящим Шумахером, и доставил пассажиров за рекордное время, за 3,5 часа, против 4,5 по расписанию.  Он словно знал, что Светлане дорога каждая минута, которую она проведет с любимым ею человеком, что назавтра ей надо возвращаться обратно, и успеть выйти на работу с обеда.

Если обычно Света приезжала на полные выходные, и влюбленным удавалось хоть немного побыть вместе, то на этот раз выходные у нее были заняты, а у Антона вообще не было свободного времени, чтобы вырваться к ней.

«А почему нет, – подумала тогда она, – ведь всего-то четыре с половиной часа в пути, по меркам большого мегаполиса это вообще не расстояние, вернее сказать, не время, и тогда ночь будет наша».

Воистину, любовь толкает на безумные поступки! Хотя что здесь безумного? Каких-то 240 км, и ты засветло в объятиях любимого! И вот они вместе, вот они идут по улице, на их лицах счастливые улыбки, они держатся за руки, словно подростки, они останавливаются на каждом шагу и обмениваются нежными поглаживаниями и страстными поцелуями. Они не могут наговориться, рассказывают, рассказывают и рассказывают друг другу. Рассказывают, как скучали поодиночке, как просыпались и засыпали с мыслью о любимом, как мечтали наконец встретиться в свободный выходной, и как этому мешали различные обстоятельства.

И тогда Свету осенила безумная на первый взгляд и совершенно простая идея -  приехать на одну ночь.  Антон умудрился вырваться с работы, чтобы успеть к приходу автобуса, и он даже чуть было не опоздал к этому автобусу по вине, вернее по заслуге водителя Шумахера.

А потом была страстная ночь и не менее страстное утро!

Светлана, благоухая утренней свежестью омытого душем тела, вышла из ванной  и погрузилась в объятия Антона…

- Вот такое необычное утро в квартире Антона, – произнёс он,  слегка посмеиваясь над собой, забывшим на несколько минут о своей прекрасной «русалке», и еще более от этого обрадованным её появлением на кухне

- Обыкновенное такое утро в квартире Антона, – нежно прошептала Светлана прямо в ухо любимому…

 

ГЛАВА 6

 

Наутро зашёл Иван.

Что его опять некстати принесло? Таким сном не дал понаслаждаться.

 

А сон-то этот пришёл сразу же после разговора с Марикой, и засыпал с мыслями о Марике, а приснилась почему-то Светлана. Ведь и в прошлый раз было так же. Было свидание в подлунном парке с одной девушкой, а приснилась другая. Странно!

И в обоих случаях воспоминания волнующие оказались, приятные.

Светлана такая милая и нежная, родная и желанная!

А Марика? Марика необыкновенная и таинственная! Ещё бы ей быть обыкновенной, инопланетянка  как-никак. Неужели из-за этого она и интересна? Да нет. Она хорошенькая такая, милая! Всё ещё звучит её «Я подумаю!», «Приветики!», и в груди приятная истома.  

Почему так? Что происходит?

 

- Как спалось на новом месте?

- Ты к чему спрашиваешь? Тебе-то какая разница? - Антон явно выражал неудовольствие не вовремя явившемуся конвоиру, как охарактеризовал его Чкалов.

- Из вежливости. Нам пора идти на завтрак.

- Я мог бы без тебя позавтракать.

- Без меня нельзя, здесь военный объект и все передвижения только в моём сопровождении. Я, кажется, об этом уже говорил.

- Говорил, говорил! – проворчал Антон недовольно.

 

За завтраком Антон принялся выпытывать у Ивана интересующую его информацию.

 – Почему попутный корабль будет только через шесть месяцев, не раньше? Для вас же это не расстояние!

- Потому что благоприятные условия для скачка в сторону Земли появятся только через шесть месяцев.

- ???

- Вижу, не совсем понимаешь – добавил Иван, увидев туманный взгляд в глазах Антона. – Представь  карусель с разными там зверюшками, на которых детишки катаются.

- Ну, представил.

- А ты стоишь рядом и тебе надо запрыгнуть на определённую зверюшку, допустим, на носорога.

- Почему именно на носорога? Не хочу на носорога, хочу на жирафа, – уже открыто издевался Антон над наставником. Его совершенно не интересовало, есть условия для какого-то там скачка или таких условий нет. Его беспокоила всего лишь одна мысль: когда наконец он вернётся домой на Землю. А тут этот наставник сказки рассказывает про карусель, про скачки́.  - Знаешь, есть такая старая детская песенка: «До чего ж мне хочется, братцы, на живом жирафе покататься»

- Хорошо, пусть будет жираф! Так вот, тебе надо запрыгнуть на жирафа, а жираф в это время находится на противоположной стороне карусели. Потребуется определённое время, чтобы он, пройдя по кругу, наконец поравнялся с тобой. И только тогда у тебя есть возможность оседлать его. Но этого мало. Тебе надо заранее достичь синхронизма, то есть, разогнаться до такой же скорости, с которой вертится карусель, чтобы во время прыжка не слететь с неё.

- Ну и что? При чём здесь карусель?

- А при том, что нужная точка пространства и времени, на которую нам предстоит перепрыгнуть, движется по спирали, так же, как твой жираф по кругу. А чтобы  попасть на неё, требуется дождаться момента, когда она поравняется с нами, и заранее синхронизироваться, то есть набрать необходимую скорость, иначе нас выбросит неизвестно куда и неизвестно в какое время.

- Блин! – Антон уже не сдерживал эмоции. – Зачем ждать три месяца и тем более полгода, чтобы одним скачком добраться до Марса? Может, просто долететь, догнать этого жирафа или слетать ему на встречу и – прыг!..

- Всё верно, Антон, так не потребуется ждать, но и не будет быстрее. Полёт будет длиться не два часа, а месяц-полтора, это если лететь на нашем корабле, а на вашем корабле все полгода потребуются. Что ты будешь делать в замкнутом пространстве столько времени? Да и энергии потребуется довольно много. Этим способом мы пользуемся в экстренных случаях, а для рядовых плановых полётов дешевле дождаться и выполнить скачок. Если перефразировать ваш закон из области физики, проигрываем во времени ожидания, выигрываем в скорости.

- Не грузи меня своими скачка́ми-прыжка́ми, я в этом всё равно ничего не понимаю, скажи лучше, почему в ближайшее время с Луны ещё пара рейсов предстоит, а обратно только через полгода?

- Смотрю, ты неплохо осведомлён о межпланетном расписании. Валерий, что ли, тебе рассказал?

- При чём здесь Валерий? Расписание висит на стене в пассажирском терминале, там и прочитал, – вновь сюморил Антон. Не будет же он рассказывать о вчерашнем общении со своей девушкой, тем более, рассказывать этому «наставнику».

- Ты лжёшь, Антон! – не понял юмора Иван, – мы не вывешиваем расписание, как это принято у вас на Земле.

 

«Выходит, наставник не знает о вчерашнем сеансе связи с Марикой, – завертелись мысли в голове у Антона. - Если это так, то не всё гладко в их системе тотального контроля, выходит, что кадровику с Луны на Марсе не всё доступно, потому он и не отпускает меня одного, боится потерять. Выходит, вчера в столовке правду говорил Чкалов насчёт возможностей Ивана здесь на Марсе».

 

- Ты не ответил на мой вопрос, Иван. Почему с Луны ещё рейсы предстоят? - продолжил настаивать Антон.

- Как же тебе объяснить? Скажу попроще. Спираль пространства и времени закручена в одну сторону, оттого и для полётов в одну сторону возможностей больше. А чтобы улететь обратно, порой  приходится годами ждать благоприятных условий.  

- Про спирали хватит, а то уже мозг кипит! Скажи ещё, какое земное наименование имеет эта звёздная система Y-22-Z, на которой Чкалов побывал?

- Звёздная система Y-22-Z расположена на краю нашей галактики и в ваших астрономических каталогах её ещё нет. Там нашли планету, пригодную для жизни. Там даже обнаружили разумных обитателей, но это не люди, это другая форма В первой же экспедиции, в которой участвовал Валерий, погибли наши люди. Как это произошло, знает узкий круг, а членам экспедиции запретили об этом распространяться. Чкалов даже побывал в плену у местных обитателей

- А нельзя было послать туда роботов? Кстати! – вдруг оживился Антон, вспомнив телевизионный репортаж с выставки IT-технологий – А почему я не разглядел среди вас роботов? Ведь они же есть, только их не отличишь от людей. Так, Иван? Ха! Так вы, наверное, все роботы и есть!

- У нас нет роботов в привычном для Землян понимании этого слова. Нет роботов, внешне и внутренне копирующих людей или животных, нет роботов, снабжённых интеллектом, близким к человеческому.

- А что ж вы так подотстали вдруг?

- Не подотстали, а, напротив, перешли за крайнюю точку роботизации и вышли на другой уровень. Как оказалось, нет смысла в этом копировании. В своё время в создании совершенных роботов наши учёные зашли довольно далеко. Можно сказать, дошли до вершины, как сказано в ваших Земных Книгах, достигли венца творения. В итоге, были сделаны довольно любопытные и, как оказалось, очень опасные для человечества открытия. Поняв, что зашли слишком далеко, все программы тут же свернули и издали специальные законы, меняющие подход к роботизации и регламентирующие сферы деятельности человека и робота. Теперь устройство робота должно иметь упор на кибернетику и только на кибернетику, без излишнего интеллекта. Как ты заметил, мы достаточно максимально автоматизировали всё, с чем бы ты не столкнулся, все жизненные процессы, все услуги, всю нашу деятельность.

- Ну да, стоит только подумать и чашка кофе на столе, и луноход сам летит, и телевизор включает нужную программу.

- Вот именно, стоит только подумать. Мы научили наших роботов, вернее сказать, машины, выполнять всевозможные функции, а принятие решений оставили за человеком. И никаких,  так называемых, «интеллектуальных биороботов».

- Иван, блин! Сказал ты много, но ничего конкретного. Я который раз поражаюсь твоим способностям. Порой излагаешь ясно и понятно, а порой -  вообще не понять. Что значит «достигли венца творения»? Вы что, человека создали?

- Именно так! Создали биоробота с человеческим уровнем интеллекта. Но реальный человек - это не только интеллект, это ещё и душа. А как трактуют и ваши и наши религии, душу в тело может вселить только Всевышний. Короче, без души из этих биороботов получились неуправляемые монстры, которые стали быстро размножаться и устроили на планете хаос. Пришлось их всех уничтожить и тему закрыть.

 

ГЛАВА 7

 

Выходя из столовой, они чуть было не столкнулись с группой явно куда-то спешащих «матросов», обитателей орбитального корабля в жёлтых комбинезонах. А когда собрались войти в кабину лифта, их опередил пилот в синем комбинезоне и, что-то буркнув Ивану на их языке, «захлопнул» дверь лифта прямо перед их носом. Пилот явно тоже куда-то спешил. Пришлось идти лестничными маршами.

- А теперь куда мы направляемся?

- Теперь мы возвращаемся в каюту, сегодня у нас, вернее, у тебя важная встреча.

- Что за встреча вдруг? Ваш эмиссар вроде не скоро прилетит.

- Да прилетел уже, сегодня под утро, так что сиди в каюте и жди, когда нужно будет, я зайду за тобой.

- А я сморю, что за суета вокруг, боитесь эмиссара своего, – заулыбался Антон, – не даёт он вам расслабиться!

- Да уж! – только и смог промолвить Иван.

 

На этом суета не закончилась. Переходя к следующему лестничному маршу, они пересекли открытый зал-балкон. Внизу за перилами на огромной площадке в пять ровных шеренг выстроились обитатели базы. Это были и матросы в жёлтых, и пилоты в синих комбинезонах. Причём синие составляли примерно пятую часть от жёлтых. Перед строем озабоченно прохаживались четверо офицеров командного состава, среди которых один был в синем.

Как на современных авианосцах, -   промелькнула мысль у Антона,– на каждого лётчика пятеро матросов обслуги. И главный у них видимо тот, кто в синем, из лётчиков.

Антон было направился ближе к перилам, чтобы поподробней разглядеть стройные ряды военных, но Иван тут же схватил его за плечо и увлёк к следующему лестничному маршу.

- Ты что это? Отпусти! – пытался вырваться Антон, но из цепких рук натренированного Ивана вырваться не удавалось.

- Нам нельзя здесь задерживаться, пошли быстрей в каюту, – шипел сквозь зубы наставник, заталкивая Антона на лестничную клетку.

И лишь  когда они начали спускаться по ступенькам, Антону удалось сделать подсечку своему конвоиру. и они вдвоём покатились по ступенькам вниз. Вырвавшись таким образом из рук Ивана, он вскочил и, перепрыгивая через две-три ступеньки, кинулся обратно вверх по лестнице. Уже оказавшись на межэтажной площадке, Антон на мгновение оглянулся в сторону лежащего на полу наставника, и тут же был ослеплён вспышкой яркого света…


ГЛАВА 8

 

Снилась всякая ерунда. Причём было отчётливо ясно, что это сон.

Антон получил задание от шефа: срочно подготовить отчёт о техническом состоянии оборудования на электростанциях региона. Отчёт -  дело не шуточное. Для этого необходимо собрать информацию с электростанций, а там, ни много ни мало, 15 турбин и 15 генераторов, да вдобавок, на каждой электростанции мощные распредустройства на 110, 220 и 500 киловольт. Такую информацию в справочниках не откопаешь, такую информацию только начальники цехов могут предоставить. А люди они, начальники цехов, сильно заняты́е, вроде и помочь рады, и понимают важность отчёта, и свою персональную ответственность, да вот за рутиной производственной затягивают с ответом. А ведь ещё надо их отчёты проанализировать, систематизировать и преобразовать в форму, понятную вышестоящим руководителям.

Короче говоря, не дожидаясь, когда ему отчёты пришлют по почте, Антон садится на автомобиль и едет по станциям добывать информацию из первых, так сказать, рук. Так быстрее!  

На первой же электростанции он почему-то попадает в заполненное водой и пропахшее сыростью погружённое в полумрак подвальное помещение. Пробираясь сквозь подвальную жижу, Антон вдруг понимает, что это не то место, куда он шёл, и надо идти обратно. Но обратно идти он не может. Некая непреодолимая сила ведёт его вперёд, в тот дальний угол подвала, откуда доносятся звуки песни про первого космонавта Юрия Гагарина: «Он сказал - Поехали! - И взмахнул рукой…»

С трудом добравшись до угла, Антон увидел установленный на громоздком облезлом  комоде старинный патефон с мятым рупором и «заикающейся» пластинкой. «Он сказал – Поехали… Знаете, каким он парнем был.. Он сказал… Знаете каким он парнем был… Он сказал…»

Антон протянул руку к звукоснимателю,  и комод вдруг отъехал в сторону, открыв путь в другое помещение. Это был чердак с деревянными балками и дырявой шиферной крышей. На верёвках висели свежевыстиранные простыни, в раскрытом окне ворковали голуби, а из дальнего угла раздавалась уже знакомая мелодия из патефона. Под воздействием той же непреодолимой силы Антон, словно околдованный, вновь направился на звуки музыки.

Но, не сделав и пары шагов, он вдруг провалился в открытый люк и оказался лежащим на склоне песчаного бархана под палящими лучами солнца.

Далеко в пустыне словно на ладони расположился космический стартовый комплекс.

Через мгновение сверкающая в лучах солнца стройная ракета, извергая раскаленные струи пламени и густые клубы дыма, с грохотом, проникающим в каждую клетку организма и охватывающим всю округу, начала медленно и величаво подниматься над стартовой площадкой. Уже в зените своего полёта пламя двигателей ракеты осветило округу настолько ярким светом, что этот свет затмил даже солнце и ослепив лежащего на склоне Антона…

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

 

 

Рейтинг: +5 236 просмотров
Комментарии (12)
Рита Ич # 15 декабря 2013 в 09:15 +3
Молодец герой, когда подножку сделал своему куратору!
Иван Кочнев # 15 декабря 2013 в 09:23 +3
voentank
Наина Альт # 15 декабря 2013 в 11:53 +3
А во сне на чердаке было реально жутковато big_smiles_138
Иван Кочнев # 15 декабря 2013 в 12:00 +3
А герою-то как жутко было ))) nogt
Елена Билюк # 16 июня 2015 в 12:16 +2
Любопытный землянин, похоже начинаются другие приключения))) supersmile 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Иван Кочнев # 17 июня 2015 в 12:51 +1
Н-да, благодаря любопытству и делаются открытия))) kapusta
Сергей Дзюба2 # 5 июля 2015 в 15:28 +1
Читаю по выходным и каждый раз получаю громадное удовольствие.Настоящия фантастика.Классический вариант.С Большим Уважением Сергей.
Иван Кочнев # 5 июля 2015 в 15:37 0
Сергей, весьма признателен за интерес! 39
Иван Кочнев # 3 сентября 2015 в 17:09 +1
Лена, рад что не оставляете затею дочитать повесть до конца! 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057
Елена Донская-Новгородская (ЕДН) # 3 сентября 2015 в 20:28 +2
Ваня, я стараюсь ничего не бросать на полпути...и конечно буду читать (по мере возникновения свободного времени)...это увлекательно.... 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e smayliki-prazdniki-34
Иван Кочнев # 3 сентября 2015 в 21:08 +1
Спасибо Лена, рад что сумел заинтересовать flower 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9