Записки нимфоманки 3

article148968.jpg

 

(продолжение)

4

Хотя мы с Лолкой и ласкались, но по натуре не были лесбиянками. Мы обе жаждали натурального секса с мужчинами. Но наши приятели-одноклассники ещё не доросли, а мужчины смотрели на нас, шестнадцатилетних, как на детей, и не воспринимали всерьёз. Не на панели же нам было их ловить. Но нам нужны были не деньги, а любовь мужчины и кайф.

Лёшка Зимин раньше учился с нами, но в пятом классе остался на второй год, а потом и вовсе исчез. Нам не было интересно куда и почему. Он не был героем нашего романа. Мы не думали о нём и не вспоминали. А тут, возвращаясь из школы, мы встетили его. Он с независимым видом шёл с сигаретой во рту. В руках он держал банку "Клинского".

Он явно обрадовался нам и крикнул:
- Привет, тёлки. Откуда канаете, из школы?
Мы тоже поздоровались.
- Нашу встречу нужно отметить, - сказал Лёшка. - Айда, в кафешку. Я при башлях, плачу.
Нет, он нам был не пара: тощий, прыщеватый, с давно нестриженными вихрами, разве что серые его глаза смотрели на нас с наглецой, будто под подол заглядывали.

Лолка хотела было отшить его, но я сдержала её и ответила:
- Раз угощаешь, зайдём.

Время у нас имелось: учебный год только начинался, уроков ещё много нам не задавали.

Кафе было уютное, тихое, с приятной музыкой. К нам подошла официантка. Лёшка заказал нам сухого вина и пирожные "эклер", себе - кружку пива и сушёного кальмара.

Мы выпили, закусили пирожными. Разговор наш клеился плохо. Лёшку не интересовали наши школьные дела, о своих говорил смутно, с похвальбой, мол, как бросил школу, зажил по человечески. Строил он из себя крутого, а на самом была ношенная-переношенная куртка с протёртыми рукавами. Правда, за угощение он расплатился и даже дал ей "на чай".

Пока мы сидели, я подумала: а почему бы нам с ним не пофакаться? Чай, парень, и агрегат его при нём. Я отозвала Лолку в туалет "на минутку" и сообщила ей о моей идее: заманить Лёшку к себе.

- Мне он не смотрится, - сказала Лолка. - Придурок наглый.
- А ты не обращай внимания на его прыщавое лицо. Нам нужно не оно, а то, что у него в штанах.
- Что, я должна попросить, чтобы он снял штаны и показал? - съехидничала Лолка. - Или ты его сквозь свои очки насквозь видишь?
- Насквозь не вижу, - ответила я. - И козе понятно, что у него в штанах.
Не очень охотно, но Лолка согласилась продолжить беседу с Лёшкой у меня дома. А Лёшка сказал:
- Только давай забежим в магазин, затаримся пивом.

 

 

5

- Какая у тебя квартира шикарная, - сказал Лёшка, оглядев наши семейные апартаменты, которые я, отнюдь, не считала роскошными - обычная трёхкомнатная "сталинка". - А у нас одна комната - теснотища: батя, мамка, бабка, сестрёнка, я да братан ещё тёлку привёл. За шкафом трахаются, всё ходуном ходит. Но тёлка красивая. Сиськи - во!

- А ты их видел в натуре? - спросила я.
- А то! Дашка даже щупать мне давала.
- Трахаешься с ней? - продолжала я.
- Не, ты что! - ответил Лёшка. - Братан сказал, кто дотронется до неё, того убьёт. И убьёт. Он такой...
- А ты, вообще-то, трахался?.. - подводила я парня к интересующей меня теме.

Но он в это время увидел лежащие на столе карты. Мать любит на них гадать и раскладывать пасьянсы.

- Ого, листики! - воскликнул Лёшка. Глаза его загорелись. - Играете?
- Нет, это матери. Она гадает, пасьянсы раскладывает, - ответила я.
Лёшка взял карты, ловко их перетасовал. Они прямо летали в его руках.

Я поразилась его ловкости:
- Ну, ты, даёшь!
- Братан научил, - ответил Лёшка и предложил: - Сыграем?
- Мы не умеем, - подала голос Лолка, не слишком довольная моим мероприятием.

- А что тут уметь? - сказал Лёшка. - В "очко", например. В одну минуту научишься. Вот, смотрите, я даю карту противнику: туз крестовый, семёрка. Восемнадцать. Можно взять ещё карту, но, скорее всего, будет перебор. Больше двадцати одного нельзя брать. Я сдаю себе: девятка, шестёрка. Пятнадцать. Рискну, возьму ещё. Нет, промахнулся: туз. Не повезло. Ну, поняли?

- Я не хочу играть, - фыркнула Лолка.
- А я сыграю, - в пику ей ответила я.
- На что будем играть? - спросил Лёшка.
- В "очко" играют на деньги, а у нас денег нет, - отрезала Лолка.
- Ну, давайте тогда на щелканы, - предложил Лёшка. - Или на шлепки по голой заднице... Вот хотя бы этим.

Лёшка взял со столика зеркальце в металлической оправе на длинной ручке. Отец два года назад привёз его мне из Франции.

Я предпочла бы играть на раздевание. Я постаралась бы проиграть, чтоб потравить его моим прекрасным телом и упругими титьками. А уж он не устоял бы и сам разделся... Или я выиграла бы и заставила бы его снять джинсы... Это было бы лучше, чем битьё по голому седалищу. 

- Хорошо, согласна, - ответила я в надежде, что мне повезёт. 

Мы договорились сыграть десять партий. За каждый проигрыш - один удар зеркальцем. 

Конечно, я проиграла. Восемь проигрышей, восемь ударов. Лёшка торжествовал, а я демонстративно стянула джинсы вместе с трусиками, чтоб он полюбовался моим бритым лобком. Но Лёшка только мельком скользул по нему глазами и приказал:
- Ложись ко мне на коленки.

Я послушно легла, подставив ему голую попу, розовенькую, с бархатистой кожей. Лолка, насмешливо скривив губы, взялась подсчитывать удары.

Лёшка нанёс первый удар. Я взвизгнула:
- Больно!..
- Терпи, - ответил Лёшка. - Или не играй в карты...
- Один... - бесстрастным голосом произнесла Лолка.
Лёшка шлёпнул второй раз. Я снова вскрикнула:
- Ой! Потише, Лёшь...
- Два... - продолжала счёт Лолка.

Лёшка лупил меня, не щадя моих нежных булочек, а Лолка считала:
- Три... четыре... пять...

Когда Лёшка закончил экзекуцию, я со слезами поднялась с его колен и от всего сердца врезала ему пощёчину, от души. Мне расхотелось трахаться с ним.

- За что? - удивился Лёшка.

Он, бессердечный сукин сын, ещё спрашивает.

- Я не думала, что ты такой гадкий, - ответила я, натягивая на многострадальную попу трусики и джинсы. - Выметайся!

Лёшка обиделся: сама пригласила в гости, а сейчас ругается, подумаешь отхлестал по заднице...

- Ну, что, получила? - насмешливо спросила меня Лолка, когда Лёшка ушёл. - Разве этот мозгляк мужчина? Не с кем трахаться, но и такого не надо мне, не возбуждает... 
Она была права.


(продолжение следует)
 

 

 

 

© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0148968

от 24 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0148968 выдан для произведения:

 

 
(продолжение)

4

Хотя мы с Лолкой и ласкались, но по натуре не были лесбиянками. Мы обе жаждали натурального секса с мужчинами. Но наши приятели-одноклассники ещё не доросли, а мужчины смотрели на нас, шестнадцатилетних, как на детей, и не воспринимали всерьёз. Не на панели же нам было их ловить. Но нам нужны были не деньги, а любовь мужчины и кайф.

Лёшка Зимин раньше учился с нами, но в пятом классе остался на второй год, а потом и вовсе исчез. Нам не было интересно куда и почему. Он не был героем нашего романа. Мы не думали о нём и не вспоминали. А тут, возвращаясь из школы, мы встетили его. Он с независимым видом шёл с сигаретой во рту. В руках он держал банку "Клинского".

Он явно обрадовался нам и крикнул:
- Привет, тёлки. Откуда канаете, из школы?
Мы тоже поздоровались.
- Нашу встречу нужно отметить, - сказал Лёшка. - Айда, в кафешку. Я при башлях, плачу.
Нет, он нам был не пара: тощий, прыщеватый, с давно нестриженными вихрами, разве что серые его глаза смотрели на нас с наглецой, будто под подол заглядывали.

Лолка хотела было отшить его, но я сдержала её и ответила:
- Раз угощаешь, зайдём.

Время у нас имелось: учебный год только начинался, уроков ещё много нам не задавали.

Кафе было уютное, тихое, с приятной музыкой. К нам подошла официантка. Лёшка заказал нам сухого вина и пирожные "эклер", себе - кружку пива и сушёного кальмара.

Мы выпили, закусили пирожными. Разговор наш клеился плохо. Лёшку не интересовали наши школьные дела, о своих говорил смутно, с похвальбой, мол, как бросил школу, зажил по человечески. Строил он из себя крутого, а на самом была ношенная-переношенная куртка с протёртыми рукавами. Правда, за угощение он расплатился и даже дал ей "на чай".

Пока мы сидели, я подумала: а почему бы нам с ним не пофакаться? Чай, парень, и агрегат его при нём. Я отозвала Лолку в туалет "на минутку" и сообщила ей о моей идее: заманить Лёшку к себе.

- Мне он не смотрится, - сказала Лолка. - Придурок наглый.
- А ты не обращай внимания на его прыщавое лицо. Нам нужно не оно, а то, что у него в штанах.
- Что, я должна попросить, чтобы он снял штаны и показал? - съехидничала Лолка. - Или ты его сквозь свои очки насквозь видишь?
- Насквозь не вижу, - ответила я. - И козе понятно, что у него в штанах.
Не очень охотно, но Лолка согласилась продолжить беседу с Лёшкой у меня дома. А Лёшка сказал:
- Только давай забежим в магазин, затаримся пивом.


(продолжение следует)

 

Рейтинг: +5 667 просмотров
Комментарии (6)
юрий елистратов # 26 июля 2013 в 18:06 0
Мозахист что ли?
Лев Казанцев-Куртен # 26 июля 2013 в 18:07 0
Нет, не мазохист... глуповат, туповат...
Тая Кузмина # 30 июля 2013 в 23:47 0
Парень ещё не дорос, как говорится!!
Лев Казанцев-Куртен # 31 июля 2013 в 18:05 0
Да, недопетрил, чего от него хотят подружки...
Глеб Сердешн # 2 августа 2013 в 21:29 0
Зачетно, вполне зачетно! Легкое чтиво. Правда вот, таких слов, как "мозгляк" нонешняя молодежь вряд ли знает... Да и сленга маловато, им такое вообще "западло"...
Лев Казанцев-Куртен # 2 августа 2013 в 21:40 0
Ну, уж тут молодёжь подстраивается под русский язык, Глеб.
Спасибо.