Записки нимфоманки 21

20 августа 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article153805.jpg
 
 
(продолжение)

8

Постель мне Алексей Петрович застелил на диване в комнате, сам ушёл в спальню. Я легла. В комнату вливался свет уличных фонарей, оттого было довольно светло.

Я немного подивилась сдержанности Алексея Петровича. Другой бы непременно воспользовался моментом. Тем более, я не жеманная девица, сжимающая коленки при мысли о том, что мужчина может посягнуть на её сокровенное. Я была даже готова побарахтаться в его объятиях, кое-чему поучить, доставить приятное. Он заслужил это.

Поразмышляв немного, я вскоре уснула. Усталость и перипетии сегодняшнего дня дали о себе знать.

…Откуда ни возьмись вдруг появилась Лолка в прозрачном голубоватом пеньюаре на голом теле. «Давно мы с то-бой, подруга, не ласкались», – проговорила она, приближая лицо к моим глазам. Её чувственные губы сложились для страстного поцелуя, а руки легли мне на плечи, и одна скользнула к груди, к напрягшемуся соску. От Лолкиных прикосновений у меня внизу живота начало теплеть. «Тебе хорошо?», – прошептала Лолка. Нет, это была уже не Лолка, а Миша. Он гладил ей шею, груди, живот… «Милая моя, как я соскучился по тебе», – шептал он. Я удивилась про себя: куда девалась Лолка? Хотела спросить Мишу, но на меня уже смотрели повлажневшие от желания глаза Рэма. Он прижался губами к моим губам. Я раздвинула ноги: скорей, милый, я вся горю… Рэм отстранил лицо и я опешила: на мне лежал Рашид. Он широко улыбался и, оглаживая её голову, говорил: «Девочка… девочка… Ты такой красывый…».

…Я открыла глаза и в призрачном свете уличных фонарей увидела Алексея Петровича. Его руки гладили мою голову и плечи. Покрывало с меня сползло, и я лежала голая.

– Девочка, ты такая красивая… – бормотал он. – Ты взбудоражила мою душу…

Я подвинулась, уступая ему место с краю и сказала:
– Ложись. 

Алексей Петрович лёг рядом и начал торопливо раздвигать мои ноги. 

– Погоди, – прошептала я. – Ты забыл снять трусы. Не дёргайся, я сама.

Я стащила с него «семейки» и взяла в руки восставшую мужскую плоть. Она была достойных размеров и твёрдости. Склонив голову, я взяла член в рот, сжав его губами и лизнув головку языком. Алексей Петрович, не ожидавший такого, дёрнулся и воскликнул:
– Ты что, девочка!


– Хочу доставить тебе высшее наслаждение, милый, – освободив рот, ответила я и продолжила.

Алексей Петрович затих. Его дыхание сделалось неровным. Почувствовав приближение апогея, я выпустила член изо рта. Мужчина выдохнул:
– Хорошо…

Я перекинула ногу и, стоя на коленях, принялась медленно насаживать себя на его древко, торчащее ниже живота, толстое и длинное.

– Ты замечательная девочка, – проговорил Алексей Петрович. – Я так никогда не пробовал… Да Катерина не позволила бы... такое...

Я покачивалась из стороны в сторону, чувствуя, как головка члена шаркается о шейку матки, и волна наслаждения накатывала на меня. 

Алексей Петрович положил мне руки на груди, нежно прихватил пальцами соски.

– Да, так… так… – пробормотала я, ускоряя движения. – Так… так… сладко…

Блаженство окутало всё моё существо, и чем энергичней я двигалась, тем сладостнее становилось мне. Алексей Петрович задрожал и слегка, как позволяла ему тяжесть моего тела, выгнулся и прохрипел:
– А-а-а… 

В глубине меня ударила тугая струя, и из меня вырвалось ликующее…
– А-а-а!..

– Хорошо… – проговорил Алексей Петрович, когда я скатилась с него на своё место на диване. – У меня давно так не было… Нет, никогда так не было...

9

Гарик вернулся в пятницу около полудня и сразу заехал за мной. 

Алексей Петрович был на работе. Я оставила ему записку, поблагодарила за всё и покинула гостеприимные стены с уютным диваном, свидетелем нашей страстной любви.

– Я отвезу тебя домой и отгоню машину хозяину, – сказал Гарик, когда мы сели в новенькую «ладу». – Я быстро обернусь.

Гарик снимал квартиру на Солянке. Мы взбежали на третий этаж. Гарик вставил ключ в замочную скважину и в то же мгновение дверь распахнулась сама. На пороге стоял майор Грустин в мундире, за его плечами красовался мордоворот в чёрной майке.

– Прибыли, гаврики? – зловеще оскалился Грустин. – А мы вас ждём…

Он оперся рукой о дверной косяк, впуская нас в квартиру.

Гаврик остолбенел. На секунду опешила и я. Встреча с майором ничего доброго мне не сулила. Я отшвырнула Гарика в сторону и резко захлопнула дверь. Раздался дикий вопль. Кисть Грустина, лежавшая на косяке, хрустнула. 



(продолжение следует)


© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0153805

от 20 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0153805 выдан для произведения:
 
 
(продолжение)

8

Постель мне Алексей Петрович застелил на диване в комнате, сам ушёл в спальню. Я легла. В комнату вливался свет уличных фонарей, оттого было довольно светло.

Я немного подивилась сдержанности Алексея Петровича. Другой бы непременно воспользовался моментом. Тем более, я не жеманная девица, сжимающая коленки при мысли о том, что мужчина может посягнуть на её сокровенное. Я была даже готова побарахтаться в его объятиях, кое-чему поучить, доставить приятное. Он заслужил это.

Поразмышляв немного, я вскоре уснула. Усталость и перипетии сегодняшнего дня дали о себе знать.

…Откуда ни возьмись вдруг появилась Лолка в прозрачном голубоватом пеньюаре на голом теле. «Давно мы с то-бой, подруга, не ласкались», – проговорила она, приближая лицо к моим глазам. Её чувственные губы сложились для страстного поцелуя, а руки легли мне на плечи, и одна скользнула к груди, к напрягшемуся соску. От Лолкиных прикосновений у меня внизу живота начало теплеть. «Тебе хорошо?», – прошептала Лолка. Нет, это была уже не Лолка, а Миша. Он гладил ей шею, груди, живот… «Милая моя, как я соскучился по тебе», – шептал он. Я удивилась про себя: куда девалась Лолка? Хотела спросить Мишу, но на меня уже смотрели повлажневшие от желания глаза Рэма. Он прижался губами к моим губам. Я раздвинула ноги: скорей, милый, я вся горю… Рэм отстранил лицо и я опешила: на мне лежал Рашид. Он широко улыбался и, оглаживая её голову, говорил: «Девочка… девочка… Ты такой красывый…».

…Я открыла глаза и в призрачном свете уличных фонарей увидела Алексея Петровича. Его руки гладили мою голову и плечи. Покрывало с меня сползло, и я лежала голая.

– Девочка, ты такая красивая… – бормотал он. – Ты взбудоражила мою душу…

Я подвинулась, уступая ему место с краю и сказала:
– Ложись. 

Алексей Петрович лёг рядом и начал торопливо раздвигать мои ноги. 

– Погоди, – прошептала я. – Ты забыл снять трусы. Не дёргайся, я сама.

Я стащила с него «семейки» и взяла в руки восставшую мужскую плоть. Она была достойных размеров и твёрдости. Склонив голову, я взяла член в рот, сжав его губами и лизнув головку языком. Алексей Петрович, не ожидавший такого, дёрнулся и воскликнул:
– Ты что, девочка!


– Хочу доставить тебе высшее наслаждение, милый, – освободив рот, ответила я и продолжила.

Алексей Петрович затих. Его дыхание сделалось неровным. Почувствовав приближение апогея, я выпустила член изо рта. Мужчина выдохнул:
– Хорошо…

Я перекинула ногу и, стоя на коленях, принялась медленно насаживать себя на его древко, торчащее ниже живота, толстое и длинное.

– Ты замечательная девочка, – проговорил Алексей Петрович. – Я так никогда не пробовал… Да Катерина не позволила бы... такое...

Я покачивалась из стороны в сторону, чувствуя, как головка члена шаркается о шейку матки, и волна наслаждения накатывала на меня. 

Алексей Петрович положил мне руки на груди, нежно прихватил пальцами соски.

– Да, так… так… – пробормотала я, ускоряя движения. – Так… так… сладко…

Блаженство окутало всё моё существо, и чем энергичней я двигалась, тем сладостнее становилось мне. Алексей Петрович задрожал и слегка, как позволяла ему тяжесть моего тела, выгнулся и прохрипел:
– А-а-а… 

В глубине меня ударила тугая струя, и из меня вырвалось ликующее…
– А-а-а!..

– Хорошо… – проговорил Алексей Петрович, когда я скатилась с него на своё место на диване. – У меня давно так не было… Нет, никогда так не было...

9

Гарик вернулся в пятницу около полудня и сразу заехал за мной. 

Алексей Петрович был на работе. Я оставила ему записку, поблагодарила за всё и покинула гостеприимные стены с уютным диваном, свидетелем нашей страстной любви.

– Я отвезу тебя домой и отгоню машину хозяину, – сказал Гарик, когда мы сели в новенькую «ладу». – Я быстро обернусь.

Гарик снимал квартиру на Солянке. Мы взбежали на третий этаж. Гарик вставил ключ в замочную скважину и в то же мгновение дверь распахнулась сама. На пороге стоял майор Грустин в мундире, за его плечами красовался мордоворот в чёрной майке.

– Прибыли, гаврики? – зловеще оскалился Грустин. – А мы вас ждём…

Он оперся рукой о дверной косяк, впуская нас в квартиру.

Гаврик остолбенел. На секунду опешила и я. Встреча с майором ничего доброго мне не сулила. Я отшвырнула Гарика в сторону и резко захлопнула дверь. Раздался дикий вопль. Кисть Грустина, лежавшая на косяке, хрустнула. 



(продолжение следует)


Рейтинг: +2 612 просмотров
Комментарии (2)
ВАНЯ ГРОЗНЫЙ # 6 февраля 2014 в 13:52 +1
Кавказский парень Рашид!))
Лев Казанцев-Куртен # 6 февраля 2014 в 14:06 0
Моя героиня и ему даст фору...