Записки нимфоманки 20

19 августа 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article153665.jpg

 
(продолжение)

7

Топик дочери Алексея Петровича был мне тесноват в груди, в шорты я влезла, старенькие разношенные кроссовки тоже подошли. Право, дарёному коню в зубы не смотрят.

Алексей Петрович переоделся. Он надел спортивные штаны, сверху оставшись в одной майке. Я залюбовалась его мускулистым торсом. Выглядел он не таким уж старым, как вначале показалось мне, и был очень даже сексапилен.

Покопавшись в недрах «Индезита», Алексей Петрович сказал:
– Разносолов у меня нет. Будешь сосиски с макаронами?

– Буду, – ответила я, опустившись на стул возле кухонного стола.

– Я сейчас холостякую, – проговорил Алексей Петрович, – так что не обессудь. Что есть, то есть.

– Сосиски – это неплохо. Я люблю их, – ответила я.

Ужинали мы молча. После чая с вареньем из крыжовника Алексей Петрович включил телевизор. Шёл какой-то фильм про войну. Я села в кресло. Фильм меня не интересовал. Я задумалась о том, что мне делать дальше, как жить, как укрыться от Грустина, который, наверняка, пустит по моему следу милицию. 

Я за мыслями не заметила, как закончилось кино.

– Душ будешь принимать? – спросил меня Алексей Петрович. 

– Да, если можно? – отозвалась я, отвлекаясь от невесёлых дум.

– Иди. Я после тебя. Возьми полотенце и этот халат.

Я разделась, включила душ и с наслаждением встала под его оживляющие струи. От удовольствия я даже запела. 

Проведя ладонью по промежности, я почувствовала лёгкое покалывание проклюнувшихся волос. Пора было побрить киску. У Алексея Петровича на полочке над раковиной стоял в стаканчике бритвенный прибор «Жиллет», но взять его без спроса я не решилась. Я вылезла из ванны и, выглянув в дверь, позвала Алексея Петровича.

Он вышел из комнаты и, увидев меня, высунувшуюся по пояс, смущённо отвёл глаза в сторону и сказал:
– Ты… это… не заводи меня… Я не каменный…

– Ой, простите, – воскликнула я. – Можно я воспользуюсь вашим «Жиллетом»?

– Чего тебе брить-то? – удивился Алексей Петрович. 

– Как чего? Волосы. Я через день брею волосы на лобке.

– Бреешь на лобке?! – Алексей Петрович уставился на меня, хотя я по-прежнему маячила перед ним голыми сиськами. – Ну, ты даёшь! Зачем?

– Так гигиеничней, и мочой не пахнет, и волосы в рот не попадают.

– Как они могут попасть тебе в рот? – поразился Алексей Петрович.

Он, кажется, ни бельмеса не смыслил в сексе. Наверно, и в рот никто у него не брал, и сам он не лизал ничьих кисок. И вообще, трахал ли он кого-либо, кроме своей супруги?

– Не мне, а мужчине, – пояснила я. 

Алексей Петрович, и впрямь, обалдел.

– Это же… это же… противоестественно, – проговорил он. 

– Что вы! – воскликнула я. – Без этого и секс не в секс. Никакого кайфа. Вы ни разу не пробовали? И вам не сосали девушки?

Алексей Петрович покраснел и ответил:
– Никогда. Я слышал об этом, но не представлял, как нормальные люди могут… это делать. 

– А не хотели ни разу, чтобы чей-то прелестный ротик поласкал ваш агрегат?

– Ну, тебя, – Алексей Петрович махнул рукой. – С тобой тут согрешишь. Бери станок, разрешаю. Только не затупи. Он ещё совсем новый.

– Спасибо, – ответила я и хихикнула: – Не затуплю. У нас же там волосики нежнее вашей бороды.


(продолжение следует)


© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0153665

от 19 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0153665 выдан для произведения:

 
(продолжение)

7

Топик дочери Алексея Петровича был мне тесноват в груди, в шорты я влезла, старенькие разношенные кроссовки тоже подошли. Право, дарёному коню в зубы не смотрят.

Алексей Петрович переоделся. Он надел спортивные штаны, сверху оставшись в одной майке. Я залюбовалась его мускулистым торсом. Выглядел он не таким уж старым, как вначале показалось мне, и был очень даже сексапилен.

Покопавшись в недрах «Индезита», Алексей Петрович сказал:
– Разносолов у меня нет. Будешь сосиски с макаронами?

– Буду, – ответила я, опустившись на стул возле кухонного стола.

– Я сейчас холостякую, – проговорил Алексей Петрович, – так что не обессудь. Что есть, то есть.

– Сосиски – это неплохо. Я люблю их, – ответила я.

Ужинали мы молча. После чая с вареньем из крыжовника Алексей Петрович включил телевизор. Шёл какой-то фильм про войну. Я села в кресло. Фильм меня не интересовал. Я задумалась о том, что мне делать дальше, как жить, как укрыться от Грустина, который, наверняка, пустит по моему следу милицию. 

Я за мыслями не заметила, как закончилось кино.

– Душ будешь принимать? – спросил меня Алексей Петрович. 

– Да, если можно? – отозвалась я, отвлекаясь от невесёлых дум.

– Иди. Я после тебя. Возьми полотенце и этот халат.

Я разделась, включила душ и с наслаждением встала под его оживляющие струи. От удовольствия я даже запела. 

Проведя ладонью по промежности, я почувствовала лёгкое покалывание проклюнувшихся волос. Пора было побрить киску. У Алексея Петровича на полочке над раковиной стоял в стаканчике бритвенный прибор «Жиллет», но взять его без спроса я не решилась. Я вылезла из ванны и, выглянув в дверь, позвала Алексея Петровича.

Он вышел из комнаты и, увидев меня, высунувшуюся по пояс, смущённо отвёл глаза в сторону и сказал:
– Ты… это… не заводи меня… Я не каменный…

– Ой, простите, – воскликнула я. – Можно я воспользуюсь вашим «Жиллетом»?

– Чего тебе брить-то? – удивился Алексей Петрович. 

– Как чего? Волосы. Я через день брею волосы на лобке.

– Бреешь на лобке?! – Алексей Петрович уставился на меня, хотя я по-прежнему маячила перед ним голыми сиськами. – Ну, ты даёшь! Зачем?

– Так гигиеничней, и мочой не пахнет, и волосы в рот не попадают.

– Как они могут попасть тебе в рот? – поразился Алексей Петрович.

Он, кажется, ни бельмеса не смыслил в сексе. Наверно, и в рот никто у него не брал, и сам он не лизал ничьих кисок. И вообще, трахал ли он кого-либо, кроме своей супруги?

– Не мне, а мужчине, – пояснила я. 

Алексей Петрович, и впрямь, обалдел.

– Это же… это же… противоестественно, – проговорил он. 

– Что вы! – воскликнула я. – Без этого и секс не в секс. Никакого кайфа. Вы ни разу не пробовали? И вам не сосали девушки?

Алексей Петрович покраснел и ответил:
– Никогда. Я слышал об этом, но не представлял, как нормальные люди могут… это делать. 

– А не хотели ни разу, чтобы чей-то прелестный ротик поласкал ваш агрегат?

– Ну, тебя, – Алексей Петрович махнул рукой. – С тобой тут согрешишь. Бери станок, разрешаю. Только не затупи. Он ещё совсем новый.

– Спасибо, – ответила я и хихикнула: – Не затуплю. У нас же там волосики нежнее вашей бороды.


(продолжение следует)


Рейтинг: +2 575 просмотров
Комментарии (2)
ВАНЯ ГРОЗНЫЙ # 7 февраля 2014 в 08:23 +1
Эротика! Однако Ване понравилось!)0
Лев Казанцев-Куртен # 7 февраля 2014 в 11:15 0
Очень рад, Ваня...